Идальго 1

Дребезжит гитара сонно,
Где-то булькает мадера...
Ночь. Луна. В окошке - Донна,
Под окошком -- кабаллеро.
Ну-с, итак, в испанском стиле
Начинаю ритурнель я...
Николай Агнивцев "Невероятная история"

В поместье де Лаура травили оборотней.
Гротескный силуэт, взвившись, окунулся в чёрно-серебристое небо, серебристо-сапфировым светом блеснуло копьё. Зловещее рычание оборвалось визгом.
- Удачная нынче охота, - улыбнулся граф Августа, опуская руку. - Мой - третий. У вас, прекрасная донна?
- Был бы вторым, - пожала плечами Ирэн, поворачивая коня. - Но вы как всегда не оставили мне выбора.
- Блистательная донна, прошу вас, не обрекайте меня на немилость! - притворно взмолился граф.
Но Ирэн его уже не слушала. Лёгкий шелест, едва ощутимая аура звериной ярости...
Ирэн вскинула лук. Ледяная стрела прошила воздух, конь рванулся в сторону, и на поляну замёрзшей статуей упал ещё один оборотень.
- Ваш гнев страшен, сиятельная, - фыркнул граф, пока Ирэн успокаивала хрипящего коня.
- Гнев? - выдохнула волшебница. - Я не размениваюсь такими высокими чувствами на зверей, граф.
- Ну конечно, - улыбнулся Августа. Копьё сверкало в его руке, словно алмазное. - Продолжим охоту, прекрасная донна, или присоединимся к пиру? Наверняка тот чудесный кабанчик, которого подстрелил днём Его Высочество, уже готов.
- Я продолжу, - отозвалась Ирэн, напряжённо прислушиваясь. - Ночь длинна, и луна нынче полная. Удачное время.
- Безусловно, - усмехнулся граф, поудобнее перехватывая копьё. - Я чувствую неподалёку отличный экземпляр, донна, он мой, если не возражаете.
Ирэн надула губки, но кивнула.
- Извольте.

* * *

Формула не менялась, не "поворачивалась" и вообще была монолитна, как скала. Ирэн крутила её и так, и эдак, но результат неизменно взрывал мензурку и вырывался в открытые окна лаборатории зеленоватым дымом.
А ещё эти крики во дворе!
Ирэн в который раз выругалась и сунула голову в окно. Чего они там так орут? Однако дым, явно чтобы досадить чародейке, собрался около рам облаком. Сквозь зеленоватый туман разглядеть, что там творится внизу, было совершенно невозможно.
Ирэн взялась было снова за расчёты, но особенно громкий вопль и последовавший за ним звериный рык вывели волшебницу из себя. Помянув всех тварей Тертьихвостого, Ирэн стащила рабочую мантию и бросилась вон из лаборатории.
Во дворе Арий устраивал крестьянское собрание. Главы ближайших деревень, принадлежащих герцогине, собрались в который раз решать размер барщины.
Ну и зачем тогда кто-то приволок с собой клетку?
Чернь замолкла, послушно расступаясь перед госпожой. Арий спешил следом, попутно что-то объясняя, а Ирэн, морщась от чудовищного запаха, пыталась рассмотреть, кого эти идиоты притащили в клетке.
Нечто чёрное, лохматое, грязное, как твари Седьмого круга, билось о прутья, монотонно рыча. Ирэн отмахнулась от стражей и Ария, подошла к клетке почти впритык.
Тварь замерла, напряжённо принюхиваясь. Что он там учует - его собственная вонь любой запах перебьёт!
- Ну, и кто ты такой? - спокойно протягивая к прутьям руку и не обращая внимания на рычание, спросила Ирэн.
Тварь дождалась, когда пальцы чародейки коснулись клетки, и сделала попытку их одновременно сломать и откусить. Ирэн отшатнулась. Твари Третьихвостого!
- Кто додумался приволочь сюда оборотня?! - обернувшись, завопила хозяйка Синей Скалы. - Мозги у кого отказали?!
Кто-то из крестьян дрожащим голосом попытался объяснить, что тварь на цепи, и даже на серебряной (ага, откуда в их глуши серебро?), к тому же, ранена и точно-точно безопасна...
Оборотень - видимо в подтверждение собственной "безопасности" - так кинулся на прутья, что клетка не опрокинулась только чудом.
Арий вместе с капитаном стражи закричал на крестьян, те пытались неуверенно отгавкиваться, а Ирэн смотрела, как бьётся в бессильной ярости оборотень. А ведь она давно хотела получить кровь этих лунных тварей, только свежую найти проблематично. Но зато какой же это чудесный усилитель заклинаний! Да и ингредиент для зелий... И не придётся отваливать сотни золотых аров алхимикам, чтобы потом убедиться, что кровь поддельная...
- В лабораторию его. Вместе с клеткой, - распорядилась Ирэн.
И замершие неподалёку стражи тут же радостно схватили кого-то из крестьян и поволокли к клетке.
Ирэн, смеясь, освободила трясущегося беднягу и, не обращая внимания на жалостливое блеянье Ария, повторно приказала отправить клетку с оборотнем в лабораторию.
- И мяса сырого побольше приготовь, - бросила она Арию.
Управитель скривился и пуще прежнего напустился на крестьян.

* * *

Оборотень бросался на прутья, как заведённый. Клетка дрожала, звенела, но ледяные "усилители", поставленные Ирэн, не давали ей развалиться.
Забавно, но под яростное рычание и методичный стук отлично думалось.
Ирэн справилась с формулой, села за следующую.
Надо будет спросить завтра, как это крестьянам удалось завладеть живым оборотнем. Лунные твари попадали в руки чародеев мёртвыми. А в редких случаях - гибли в неволе, причём очень быстро.
Ирэн надеялась свою новую зверюшку сохранить. Вот успокоится лунный, будет ему щедрый ужин - Арий на мясо не поскупился.
Только подождать, когда тварь обессилеет. Чтобы был урок - а то станет потом, "вызывая еду", бросаться на прутья. Ирэн это вовсе не нужно.
В окно заглянула луна, и оборотень попытался не то взвизгнуть, не то завыть. И вдруг затих.
Ирэн недоумённо обернулась. Тварь скорчилась на полу клетки и вроде бы признаков жизни больше не подавала.
Третьехвостный его за ногу!
Ирэн медленно подошла к клетке. Очень осторожно коснулась прутьев, ожидая, что тварь вскочит и немедленно кинется на неё.
Замерла.
Оборотень дышал - хрипло, неровно, но дышал. И из пасти струйкой текла чёрная кровь.
Больше не раздумывая, Ирэн схватила со стола инструменты и зелья и распахнула клетку.

* * *

Ночь, прохлада, лёгкий запах роз и горьковатый - лилий. Дикая вонь раненого оборотня. Орут за окном кошки, орёт, бренькая на гитаре, дон Себастьяно, сосед хозяйки Синей Скалы. Сама хозяйка отплясывает у собственной кровати танец Третьеховостого, порываясь то проверить, настоялось ли зелье, то отправить котёл с кипящей в камине водой на голову вышеназванному дону.
Оборотень возлежит на хозяйской кровати, спутанный для верности цепями.
Ирэн, не понимая, что делать с полутрупом у себя но постели, поочерёдно влила в оборотня все имеющиеся лекарственные зелья. Реакция отсутствовала.
Третьехвостый его знает, какая доза нужна оборотню? Может, лошадиная?
И какой медведь потоптался по уху и остальным частям тела дона Себастьяна? Даже Ирэн - а своего медведя она знала в лицо (впрочем, кто не знает уважаемого магистра Кавиэры?) - играет лучше.
Солнце потихоньку стало выползать из-за горизонта. Сосед к вящему удовольствую Ирэн, выдохся, сама волшебница, задремала у окошка, так и не решившись скинуть на дона горшок с цветами.
Тихонько звякнула цепь. Потом - не тихонько. Ирэн сонно отмахнулась - горшок таки упал, а за окном раздались вопли раненого дона.
Яростный рык заставил волшебницу подскочить, но схватиться за лук она не успела - оружие полетело в одну сторону комнаты, Ирэн - в другую. Волшебница дёрнулась, пытаясь вскочить, и уставилась в горящие алым глаза. Ирэн прошиб холодный пот. А очень даже живой оборотень, наклонившись к её лицу, издал оглушительный победный рык, эхом отдавшийся, наверное, во всём замке.
Оглохшая Ирэн дёрнулась, столкнулась с щерящейся пастью и заорала в ответ:
- Сидеть!!!
Тварь то ли от удивления, то ли от неожиданности бухнулась на пол.
Издав нечто среднее между нервным смешком и стоном, Ирэн отползла в сторону.
- Ха...Ха-ха... Я тебя ещё выдрессирую, - выдохнула она, ошарашенная самой мыслью. Никто и никогда не приручал оборотня.
В ответ тварь, зарычав, снова бросилась на чародейку.

* * *

Оборотень, не страшный в дневном свете, стоял на четвереньках в углу лаборатории. Ирэн, сидела на коленях напротив. И волшебница, и оборотень, одинаково напряжённым взглядом гипнотизировали стоящую между ними чашку с мясом.
А ведь до этого Ирэн пробовала словами!
- Дашь до себя дотронуться, получишь обед.
В ответ оборотень рычал, скалился и пытался укусить протянутую руку.
Жесты тоже не помогали. Тварь то ли не понимала, что неё хотят, то ли очень успешно делала вид.
- Слушай, я тоже не завтракала! - не выдержала Ирэн.
Оборотень глухо зарычал.
Ирэн с тоской глянула на окно. Солнце уже в зените!
Чародейка в который раз взяла кусок мяса. Помахала им перед оборотнем. Связанная цепями тварь пощёлкала вхолостую зубами и с ненавистью уставилась на Ирэн.
- Да в конце концов! - вспылила волшебница. - Останешься без завтрака. И обеда, и ужина, ясно?
В ответ как обычно раздался рык. Ирэн вышла из лаборатории, хлопнула дверью и тут же прижалась к ней ухом. Судя по звукам, оставшись один, оборотень стал предсказуемо рваться к оставленной у него под носом - но вне досягаемости - чашки.
В животе у чародейки требовательно заурчало.
- Ну и Пресветлый с тобой! - буркнула Ирэн, пиная дверь - Посмотрим, как вечером запоёшь.

* * *

Ирэн малодушно уехала на конную прогулку в лес. Но жалобный скулёж и яростный вой преследовали чародейку даже здесь.
Впрочем, к вечеру тварь выдохлась. Когда Ирэн заглянула в лабораторию, оборотень смирно сидел в углу и таращился на мясо.
Волшебница, прикрыв нос рукавом, закашлялась.
- Ну? А сейчас мы какого мнения? - просипела она, осторожно подходя к зверю.
На протянутую руку тварь ощерилась.
Ирэн снова недвусмысленно помахала куском мяса и бросила его обратно в чашку.
Оборотень попытался подскочить - цепи напряглись, но выдержали.
Ирэн закусила губу и швырнула мясо обратно в чашку.
- Ну и сиди голодный.
В коридоре Ирэн догнал приглушённый, совершенно человеческий плач. Чародейка замерла. Посмотрела на дверь. Отвернулась.
В лаборатории всхлипнули и тоненько, уже по-волчьи завыли.
Ирэн сдавленно выругалась и поспешила обратно.
Оборотень лежал, уткнувшись носом почти в край чашки, но мог только беспомощно щёлкать зубами. Это раньше. Сейчас из алых глаз катились слёзы.
Чародейка хлопнула дверью и метнулась к ближайшему шкафчику.
Оборотень выщерился, когда Ирэн - в который уже раз? - протянула к нему руку. Клацнули зубы, волшебница поморщилась, но клыки чешую варана не одолели.
Всё ещё рыча, оборотень медленно поднял взгляд на волшебницу. Ирэн, окаменев, смотрела в ответ, не в силах шевельнуться.
И также медленно челюсти оборотня разжались.
Словно сомнамбула, волшебница потянулась за мясом.
Мигов забыв про колдунью, тварь накинулась на кусок, пожирая его так, словно голодала как минимум месяц.
А может, и голодала, подумалось Ирэн. Кто его знает, когда его крестьяне поймали. И уж точно не кормили - самим вечно мало.
Расправившись с куском, оборотень снова уставился на чашку. И снова Ирэн протянула руку. На этот раз тварь только рычала, но кусать не стала. Может, поняла, что бесполезно?
Куске на пятом Ирэн решилась снять перчатку. Оборотень мигом уловил разницу, но вместо того, чтобы броситься, зачем-то уставился чародейке в глаза. Потом обнюхал руку и, не отрывая взгляда от Ирэн, чуть склонил голову.
Волшебница несмело погладила жёсткую, грязную шерсть. В глазах твари мелькнуло нечто... Ирэн предпочла считать это удивлением. И решительно подвинула чашку так, чтобы оборотень мог достать еду сам.
Волшебница задремала, дожидаясь, пока оборотень закончит. Проснулась от тишины и пристального взгляда.
Как он может так смотреть - точно человек?
- Ну, спокойной ночи, - буркнула, вставая. Надо будет убедить как-то слуг, чтобы убрались здесь. Воняет...
Тварь дёрнулась, когда Ирэн подошла двери. Волшебница обернулась, но оборотень и не думал рваться с цепи. Зато этот взгляд...
- Ну, чего ты? - невесть зачем спросила Ирэн. Поморщилась и решительно открыла дверь.
Оставшись одна, тварь заскулила. Тихо, жалобно, но Ирэн тут же бросилась обратно.
И снова этот настороженный взгляд.
- Хочешь со мной? - удивляясь сама себе, спросила волшебница.
Тварь продолжала смотреть.
А, чтоб тебя!

* * *

- Значит так: вести себя хорошо, на луну не выть, на меня не рычать, тихо спать! - строго объявила Ирэн, дурея от комизма ситуации.
Это же оборотень! Пресветлый и его посланцы! Зачем она притащила его себе в спальню? Ну, прошлую ночь понятно - тварь концы отдавала, переложить его на мягкую постель просто требовалось. А сейчас?
А сейчас Ирэн приладила цепь у двери, в который раз встретившись с тварью взглядом. У-у-у! До костей пробирает!
- Спать! - приказала волшебница и поспешно бросилась открывать окно. Немного свежего воздуха...
Может, хоть сегодня никто серенады вопить не будет?

* * *

Утром Ирэн, привычно принялась искать на прикроватном столике кувшин с водой и чашу для умывания.
Не нашла. Чертыхаясь, свесила голову - Папетта иногда ставила умывальные принадлежности для госпожи на пол...
Ирэн не отличалась ни нервозностью, ни крикливостью. Вот и сейчас она спокойно изучила свернувшегося в клубочек юношу - грязного, как Третьехвостый, и вонючего, как всё тот же Третьехвостый.
И только потом светским тоном осведомилась:
- Кто вы?

* * *

- Я спросила, - повторила Ирэн, удивляясь про себя: мужчин в своей кровати поутру она находила. А вот на полу... Впрочем, тоже случалось. Но таких... - Сударь, - взгляд волшебницы упал на цепь, - кто... вы...
Словно подтверждая мысль чародейки, юноша вздрогнул, мигом вскочил, уставился на Ирэн знакомым взглядом и... зарычал.
- Пресветлый и посланники! - прошептала Ирэн, уставившись на юношу. - Как?!
Она знала - да все знали легенду, что, дескать, оборотни произошли от каких-то крестьян (или дворян-изгнанников - разница?), которых покусал то ли чумной, то ли взбесившийся волк. Но, во-первых, Ирэн в легенду не верила, во-вторых, оборотни никогда не превращались в людей. Хотя из-за легенды имя и получили.
Волшебница медленно протянула руку, и юноша совсем по-звериному оскалился. Но потом, словно передумав, склонил голову. "Проголодался", - мелькнула мысль.
Ирэн кинулась к двери.
- Папетта!

* * *

Бестолковая служанка жалась к стене. А Ирэн восторженно наблюдала, как юноша пожирает - именно пожирает - мясо. Теперь он пользовался руками - впрочем, вчера лапы оборотня были скованы. Может, тоже бы воспользовался. Так... И взгляд похож. К тому же, цепь... Да, Твари Круга - и запах!
Ирэн осторожно вызвала лук и подтолкнула его к юноше. Тот мгновенно забыл про еду и ощерился.
Ирэн махнула рукой и лук исчез.
Ну что ж...
- Присмотри за ним, - бросила волшебница, шагнув к двери.
- Госпожа! - взмолилась служанка.
- Ты что - мальчишку испугалась? - фыркнула Ирэн. - Так он на цепи.
Слушать причитания дурёхи дальше она не стала.
Жажда знаний, говорят, страшная сила.

* * *

Библиотека у ныне почившего супруга герцогини Синей Скалы была очень богатой. При этом Ирэн никогда не видела, чтобы Хорхе читал. Герцог, упокой Пресветлый его душу, предпочитал прикладываться к полыневой настойке. А иногда - и к можжевельной.
Библиотека ему досталась то ли от отца, то ли от деда и было там много всего интересного и редкого - сам магистр Пяти Орденов зарился. Ха! Ирэн его поросячья рожа никогда не прельщала. А библиотека ей и самой нужна. Сейчас волшебница искала труды про оборотней.
К полудню, нагрузившись знаниями по самую макушку и прочитав с сотню самых противоречивых легенд о лунных тварях, волшебница махнула рукой на манускрипты и решила экспериментировать.
Папетта валялась в обмороке у окна, оборотень вертел в руках гребень служанки, одной половинкой царапая что-то на полу, другую периодически пытаясь вставить в волосы.
Увидев - или почуяв? - Ирэн, оборотень оскалился и предупреждающе зарычал. На вчерашние яростные и оглушительные рыки эти звуки совершенно не походили.
Волшебница хмыкнула.
- Папетта!
Служанка мгновенно оклемалась.
- Госпожа, пожалуйста, не...
- Вели, чтоб баню истопили, - перебила Ирэн. - И поскорее. - И, обратившись к юноше, усмехнулась. - Будем тебя мыть.
Служанка округлила глаза и быстро выскочила за дверь.

* * *

Передвигался оборотень на четвереньках - упрямо. Правда, оказавшись во дворе, встал на ноги и принял очень знакомую Ирэн стойку - спина согнута, голова опущена, ноги врозь, руки перед собой. Именно из такой позы оборотни обычно совершали прыжок и, подмяв жертву под себя, рвали ей горло.
Ирэн предупреждающе дёрнула за цепь-поводок, и оборотень обошёлся рычанием. Зато очень грозным. Слуги разбежались - таким пустынным внутренний двор Ирэн ещё не видела.
- Ну, Третьехвостый, - усмехнулась чародейка, подталкивая юношу к бане. Бросаться на "хозяйку" тот пока даже не пробовал.
К мытью оборотень отнёсся философски. Чего нельзя сказать про Ирэн. Справляться ей пришлось самой - никто из слуг касаться оборотня не захотел. И сколько госпожа не поминала Третьехвостого, бедняги жались к стенам, а то и вовсе бежали. В конце концов, Ирэн плюнула и отпустила их. Толку!
Оборотень с равнодушно-сонным видом сидел на палатях и клевал носом. Ирэн сама то и дело порыкивала от досады и, обливаясь потом, тёрла юношу губкой с щелочью. Результат это приносило маленький - грязь явно слилась с оборотнем в одно целое. Зато Ирэн изучила каждую царапину и каждый шрам - их у юноши оказалась очень, очень много. И ожоги, доставшиеся, похоже, от гостеприимных крестьян. Волшебница брала на заметку, что можно оставить так - само заживёт, - а что надо обработать после мытья.
Волосы стали отдельным испытанием. Грива, а не волосы. Длинная причём. Ирэн, не задумываясь, взялась за ножницы. Вырастил тут рассадник вшей!
Когда посапывающий оборотень был водворён в предбанник, Ирэн быстренько окатила себя прохладной водой и поспешила вытирать прикорнувшего на полу юношу. Потом одевать...
Уставшая волшебница отвела оборотня обратно в спальню и сама бросилась на кровать. Какое блаженство... Наконец-то нормальный запах. Луговые травы - всё лучше, чем было.
Оборотень, согнувшись по-звериному, стоял перед кроватью и тоже напряжённо принюхивался.
Ирэн покосилась на него и махнула рукой.
- Ложись, чего стоишь.
Оборотень обнюхал постель и очень осторожно встал на неё коленями. Ирэн зевнула, наблюдая.
Также медленно юноша лёг и очень точно скопировал позу волшебницы.
Ирэн рассмеялась и перекатилась к оборотню поближе. Тот несмело зарычал, но, когда волшебница протянула руку и коснулась его волос, замолк.
- Хороший мой, - ласково приглаживая тёмные пряди, пробормотала Ирэн.
Юноша моргнул и несмело ткнулся головой в руки волшебницы. Ирэн хмыкнула и, пошарив рукой на тумбочке, протянула оборотню персик.
И, глядя как тот ест (пожирает лучше бы подошло), мысленно сделала заметку: на кровати его больше не кормить.

* * *

Спросонья Ирэн не сразу поняла, кто это с ней рядом. Волшебница, не шевелясь, смотрела на мирно спящего юношу, пахнущего почему-то её эфирными маслами. Да кому он нужен, этот аромат! Ирэн изо всех сил пыталась вспомнить, где она отхватила это чудо - от красоты мальчика сердце замирало и так нестерпимо хотелось коснуться губами его щеки, почувствовать, что это не мираж и не сон, вовсе нет...
Ровное дыхание юноши сбилось, ресницы дрогнули. Мгновение Ирэн сладко тонула в завораживающем взгляде...
А потом юноша зарычал. И сказка кончилась.
- С добрым вечером, - пожелала Ирэн потолку, заворачиваясь в покрывало. Может, если заснуть, в постели окажется юный красавчик без звериных повадок, а?
"Красавчик" учуял лежащие со стороны Ирэн на прикроватной тумбочке персики и попытался их достать.
- Эй! - возмутилась волшебница, скидывая с себя оборотня. - Прекрати!
Оборотень скатился на пол и угрожающе зарычал.
Ирэн покосилась на персики и махнула рукой.
- Третьехвостый с тобой. Ешь.
Пожирающий еду юноша окончательно убедил волшебницу, что действительность жестока. Вот так всегда, только случился красавец - и тот оборотень.
- Надо тебе имя, что ли, придумать, - задумчиво протянула Ирэн.
Оборотень, разобравшись с персиками, принюхался. Больше еды не нашёл и уставился на Ирэн всё тем же завораживающе красивым взглядом.
- Ну, как зваться будем? - зевнув, поинтересовалась волшебница.
Оборотень склонил голову на бок.
- А зваться мы будем... зваться... Лопе? А что, ты же оборотень, тебе положено, - усмехнулась волшебница. - Ну как?
Оборотень, равнодушно опустил голову и на четвереньках резво потрусил к двери. Встал, поскрёбся о косяк и тихонько завыл.
- Значит, Лопе, - повторила Ирэн. - Эй! Ты чего? Прекрати выть!
Юноша обернулся, снова опустился на четвереньки и выжидающе посмотрел на Ирэн.
Волшебница в ответ уставилась на него.
- Слушай, Лопе, а хочешь к королю?
Оборотень хотел наружу, о чём недвусмысленно сообщил выразительным взглядом.
- Вот было бы забавно сделать тебя пажом и привести во дворец... Братец от зависти удавится. А уж магнус... А если ещё и объявить тебя кавалером... эти дурни перестанут кошачьи концерты под окнами устраивать... А брат, наконец, оставит надежду выдать меня замуж повторно, - размечталась чародейка. - Слушай, Лопе, а это мысль. Давай я превращу тебя в лорда! Ну ка...а-а-ай, ну хватит! Всё, я поняла, идём кушать, идём! Оставь мою руку в покое. Всё-о-о!
Оборотень, осторожно прикусив ладонь волшебницы, подтащил Ирэн к двери.
Волшебница открыла дверь, привычно намотала цепи на запястье и вздохнула:
- Хотя лорд из тебя, как из меня Третьехвостый... но - будет весело!

* * *

- Стоять.
Оборотень покачнулся, отчаянно горбясь. И с недовольным рычанием опустился на четыре "лапы".
Ирэн поморщилась.
- Лопе, стоять! Ровно!
Оборотень заворчал, и волшебница решительно схватила его за плечи. Юноша вздрогнул, удивлённо уставился на Ирэн, но дал себя поднять.
Волшебница отошла, оценивая результат.
- И не горбься!
Оборотень круто повернулся к корзинке с яблоками и выразительно покосился на Ирэн.
- Не-а, - фыркнула волшебница. - Сначала прямо ходить научись. Вот так, - и показательно прошлась перед юношей.
Оборотень склонил голову на бок. Ирэн снова прошлась. И припечатала:
- Пока не выпрямишься, обеда не будет.
Оборотень наклонил голову в другую сторону.
Ирэн встала рядом с корзинкой - руки в боки.
- Ну!
Оборотень, косясь то на яблоки, то на волшебницу, старательно распрямил плечи и сделал два шага.
Ирэн удовлетворённо выдохнула.
- Моло...
И замерла, глядя на пожирающего яблоки юношу.
- Мда, так мы с тобой на приём ещё не скоро попадём...
Оборотень, покончив с последним яблоком, снова покосился на волшебницу. Ирэн встретилась с ним взглядом и вздохнула.
- Но ты всё равно забавный, - и, протянув руку, погладила юношу по голове. Оборотень прянул было, но тут же замер.
Волшебница хмыкнула и кивнула застывшей у двери служанке.
- Ещё яблок.
А, когда девушка шмыгнула за дверь, повернулась к юноше.
- Ну что, Лопе, продолжим?

* * *

Гонец Астарпы явился как всегда неожиданно. И как всегда - ночью.
Ирэн спихнула развалившегося поперёк кровати оборотня и отправилась вниз узнать, в чём дело.
Хотя и так всё понятно.
Его Величество вспомнил о своей младшей сестрёнке.

* * *

- Веди себя хорошо, - наставляла оборотня волшебница, застёгивая накидку. - Понимаешь, Лопе? Наружу не ходи, слуг не трогай. Будь хорошим мальчиком, ладно?
Юноша, забившись в угол, угрюмо смотрел на Ирэн, и как обычно молчал.
- Я скоро вернусь, - пообещала волшебница. - Через три дня. Честное слово. Будешь меня ждать?
Оборотень наклонил голову - любимый жест, похоже, - и вздохнул.
- Я тебе чего-нибудь привезу. Чего-нибудь вкусненького, - решила Ирэн, протягивая руку и поглаживая юношу по волосам. - В Астарпе такие тыквы - м-м-м-м! Тебе понравятся.
Интересно, ей показалось, или юноша действительно ткнулся головой ей в ладонь?

* * *

- Остановите карету.
Приказ исполнили, и Ирэн поспешно выбралась наружу.
- Госпожа, - капитан сопровождавших гонца гвардейцев осадил коня и наклонил голову. - Нам не следует останавливаться, Его Величество ждёт нас к вечеру завтрашнего дня.
- Не вам говорить, что мне следует, а чего не следует, - отчеканила Ирэн, глядя на темнеющий вдали замок.
Может, ей всё-таки послышалось?
Кони заволновались, кто-то из солдат пробормотал молитву-оберег.
- В ваших краях водятся оборотни? - спросил капитан, тоже напряжённо прислушиваясь.
Ирэн резко обернулась.
- Конечно, нет.
- Готов поклясться, - медленно произнёс капитан, - что только слышал вой... так лунные твари стонут, когда кто-то из их стаи гибнет.
Ирэн громко фыркнула и, нацепив невозмутимую мину, полезла обратно в карету.
- Трогайте! Рассуждают тут... Нас король ждёт!

* * *

Братец цвёл и пах, Третьехвостый его забери.
Ирэн скорчила вежливую мину и, низко наклонив голову, присела в реверансе. Теперь быстренько нос потереть, пока венценосный родственничек не видит.
- Приветствуем, сестра! - завёлся Его Величество Рене Пятый.
Ирэн выпрямилась, осторожно пошевелила носом. Сколько ж он на себя парфюма вылил? Рене всегда любил запах чайного дерева, но в последнее время любовь превратилась в одержимость - безрассудную и оглушающую.
- Долгой жизни королю! - гнусаво отрапортовала Ирэн.
Рене знакомо скривил губы и указал на кресло. Волшебница послушно села и с тоской посмотрела на закрытое окно.
И как королева терпит это чудовище? Хотя... магистр Кавиэры как-то обмолвился, что Его Величество запахом выкуривает потенциальных убийц. Глупо, конечно, но... на братца похоже. Рене всегда был очень обстоятельным.
- Сестра, вы отлично выглядите, - церемонно объявил король.
Ирэн, стараясь не дышать через нос, пробормотала положенную благодарность.
В королевском кабинете повисла тишина. Рене молчал, разглядывая сестру - пристально, изучающе. Ирэн тоскливо посматривала на окошко и дверь. Пресветлый, ещё и пяти скорок не общались, а ей уже нестерпимо хочется приехать домой и запереться в лаборатории. Ещё этот взгляд... В прошлый раз Рене так же пялился, когда сватал её старой развалине - герцогу.
- Сестра, - процедил наконец Рене, - мы хотим знать, будете ли вы на Осеннем балу?
Ирэн мысленно посчитала до десяти и печально вздохнула.
- Ах, Ваше Величество, мне что-то нездоровится. Прошу меня простить, но я не уверена, что поправлюсь до Осеннего бала...
- Жаль, - отчеканил Рене. - Мы пригласили посла Алатыи, принца Рамона. Вы, конечно, о нём слышали.
Ирэн захлебнулась воздухом. Слышала ли она про Рамона? Непобедимого, известного на всю Деторию Второго принца? Только, чтоб Ирэн провалиться к Третьехвостому, что забыл Рамона на Осеннем балу в Андоле?
- Мы хотим, чтобы вы были на балу, сестра, - с нажимом произнёс король. - Брат наш, повелитель Алатыи, просит вашей руки для своего младшего сына.
Ирэн показалось, что кресло, в котором она сидела, качается. А может, пол. Или вся комната?
Её руки? Для красавца Рамоны, самого желанного жениха на всю Деторию? Никак братец пошутить решил?
- Мы также надеемся, что на балу Вы не уроните чести Андолы, - присовокупил Рене.
Это значило, что братец с его венценосным "родственником" решили заключить очередной мир или открыть границы (давно пора!), а может ещё что - чем там эти политики занимаются? А порукой будет свадьба. Как обычно.
Ирэн медленно выдохнула.
Всё это требовалось как следует обдумать, а может - выпить, а после - обдумать. Рамона - жених завидный, а Ирэн больше всего мечтает о том, чтобы её оставили в покое. Так, глядишь, женишься, муж - на войну, она - в лабораторию. Не жизнь - сказка.
- Я постараюсь, Ваше Величество.
Рене снова скривил губы, и Ирэн поняла, что аудиенция окончена.

* * *

- Госпожа!
Ирэн в обнимку с тыквой вылезла из кареты и с тоской посмотрела на управляющего. Арий бежал. Что могло заставить спокойного, как аделасийский удав, управляющего бегать, волшебнице представлять не хотелось. А узнавать - тем более.
Ирэн попятилась, споткнулась о подножку кареты. Волшебницу поймал лакей, тыкву - управляющий. Арий затормозил, непонимающе глянул на плод и швырнул его замершим у парадной лестницы служанкам.
- Госпожа, прошу вас, скорее!
Ирэн мысленно помянула Третьехвостого со всеми его тварями и малодушно подумала, не юркнуть ли обратно в карету.
- Госпожа! - управляющему хватило выдержки остановиться в положенных пяти шагах от герцогини, поклониться... Что Арий хотел добавить, Ирэн так и не узнала.
Оглушающий рык раздался где-то со стороны кузнецы, меленько завибрировали каменные плиты двора, Ирэн по привычке выхватила лук и также по привычке прицелилась во взвившегося в затянутое тучами небо оборотня.
Звонко тренькнула тетива, стрела прошила воздух и вонзилась в каменный бок сарая. Ирэн, понимая, что создать ещё одну стрелу не успеет, уставилась в горящие глаза лунной твари...
Оборотень приземлился в десяти шагах от кареты, проехался по плитам, противно скрипя когтями, и замер перед опешившей чародейкой.
Ирэн, прижавшись к дверце кареты, изумлённо смотрела в золотистые, завораживающие, но абсолютно человечьи глаза. А ведь она даже не поняла, как именно он сменил обличье!
Юноша, не отрывая взгляда от волшебницы, осторожно встал на ноги. И широко улыбнулся по-детски наивно и радостно.
- Пресветлый! - прошептала побледневшая чародейка. И взвизгнула, когда снова опустившийся на четвереньки юноша принялся вылизывать ей руки. - Хватит! Эй! Хватит, прекрати! Да что это с тобой?!
Оборотень поднял голову и по-щенячьи застонал.
Ирэн машинально протянула руку погладить вихрастую макушку.
И вот это только что намеревалось её сожрать?!

* * *

-... разбитый витраж в капелле, выломанная дверь в вашей спальне, пробитая крыша..., - перечислял Арий, провожая герцогиню в кабинет.
Ирэн молча слушала, раздумывая, а так ли сильно ей нужна кровь оборотней. Трусящий позади Лопе деловито позвякивал обрывком серебряной цепи и рычал, постоянно меняя тональность. Тоже, наверное, что-то рассказывал.
- Вот, госпожа, посмотрите, - вздохнул управляющий, указывая на груду деревяшек, годную разве что для камина в общем зале. Всё, что осталось от прекрасного стола доверианской эпохи. А покойный герцог им так гордился.
- Лопе - плохой мальчик, - поражённо выдохнула Ирэн.
Оборотень подполз ближе, понюхал остатки стола и шмыгнул носом.
Третьехвостый!
- Арий, плащ и поскорее, - приказала Ирэн. - И приготовьте баню. Это чудовище, что, не мылось, пока меня не было? Я же приказывала...
- Госпожа! - перебил управляющий, и Ирэн ошеломлённо замолкла. Она по пальцам могла пересчитать случаи, когда Арий пренебрегал этикетом. - Пресветлым заклинаю, пристрелите вы эту тварь!
Оборотень, оскалившись, передвинулся так, что оказался перед обомлевшей Ирэн и испуганным управляющим.
- Баня и плащ, Арий, - повторила волшебница после паузы. - Лопе, идём, я покажу тебе тыквы. Я обещала, помнишь?
Оборотень тявкнул и с энтузиазмом побежал за чародейкой.
Щас - застрелить! Ирэн только на мгновение представила, что будет, если эту тварь спустить на гвардейцев... Того же Рамона, например? Вот будет потеха! Парочка заклинаний - и вот, неуязвимый оборотень, лунная тварь, гроза волшебников, подчиняющаяся только ей, Ирэн. Ведь подчиняющаяся же!
Волшебница ласково потрепала ткнувшегося ей в ладонь Лопе и улыбнулась.
- Скучал без меня, да?
Оборотень согласно тявкнул и снова принялся вылизывать руки волшебницы.

* * *

Лопе свернулся в клубочек, обившись вокруг руки Ирэн, и тихо дремал. А может, просто лежал с закрытыми глазами. Волшебница лениво гладила мокрые кудрявые волосы юноши, задумчиво слушая надрывную песнь гитары. Что-что, а дон сосед играть умел. Жаль, петь у него получалось намного хуже. А слова он и вовсе, похоже, на ходу придумывал.
- О, милая, если ты ко мне выйдешь...
...Если она проигнорирует приказ брата, Рамона безусловно найдёт другую принцессу. Сколько их - сестёр и младших дочерей венценосных интриганов? А Ирэн брат всё равно выдаст замуж. За какого-нибудь молоденького глупца-повесу, который станет гулять от жёнушки направо и налево, пить и прожигать состояние. Или за обрюзгшего старика-зануду - как в прошлый раз. Положа руку на сердце, Ирэн не знала, что лучше. Или хуже.
- А если ты не выйдешь, я, наверное, повешусь от тоски...
...А если поедет... и выйдет за Рамону? Все придворные дамы будут ей завидовать и ненавидеть. Муж, наверное, увезёт её в Алатыю. И, конечно, тоже будет гулять направо и налево. А, может, помрёт на очередной войне. Хотя, кто его знает? Говорят, Рамона заговорённый. И жизнь как по писанному, её любовники, его любовницы, может, дети, такие же, как она и Рамона, игроки замкнутого круга...
...И почему её просто не оставят в покое?...
Лопе заворчал, завозился и, приподнявшись на локтях, тихонько завыл - до боли похоже на голос соседа.
Ирэн не выдержала и рассмеялась.
- Тебе тоже не нравится, как этот тонто поёт?
Оборотень оглянулся на волшебницу и, глядя ей в глаза, склонил голову влево.
Ирэн улыбнулась. Прислушалась к виршам соседа, струнам гитары. И, дурачась, запела "Пресветлый, храни короля и Андолу".
Внизу сосед вошёл в раж, и Ирэн полностью отдалась ритму, представляя, как исполняет это перед братом... а лучше перед всем двором. Андолский гимн под музыку похабной серенады!
И, конечно, не заметила, как рука оборотня сначала несмело дотронулась до её чёлки... осторожно убрала смоляную прядку за ушко... спустилась ниже к губам...
Ирэн подавилась воздухом, отпрянув.
- Ты... ты что?!
Оборотень так и замер с протянутой рукой, глядя на волшебницу так, словно... Пресветлый, да будь Лопе человеком, Ирэн решила бы, что он восхищён.
Хотя, он, конечно, оборотень. Зверь.
Ирэн громко фыркнула и, соскочив с кровати, подбежала к окну. Всё, надоели песни, хватит! Тяжёлая ставня отсекла свет луны и заглушила разочарованный стон соседа.
Довольная Ирэн обернулась... и обнаружила стоящего рядом на коленях Лопе, протягивающего ей... дохлую... мышь!
- У-у-убери, - сама не хуже оборотня провыла волшебница. - Убери от меня эту гадость!
Взгляд юноши с восторженного сменился на растерянный. Оборотень, хмурясь, обнюхал мышь, искренне не понимая, чего эта странная волшебница так распсиховалась.
- Ты где её вообще нашёл?! - завопила Ирэн. - Третьехвостый, да она уже тухлая! Сколько ты её хранил?! И зачем... Тебя что, без меня не кормили?! А?! Арий! Арий, сюда! Да что за сумасшедший дом, в конце концов!..

* * *

- Слушай, Лопе, - задумчиво произнесла Ирэн, зевнув, - ты меня обнажённый, конечно, очень впечатляешь...
В комнату шмыгнула служанка с чашей для умывания... и замерла перед кроватью, стремительно краснея.
- ...но, кажется, не только меня, - закончила Ирэн, забирая у девушки чашу. - Всё, Жозетта, ты свободна.
Девушка дёрнулась, прикрыла рот ладошкой и, не отрывая взгляда от развалившегося на кровати оборотня, попятилась к двери.
- Так что будем мы тебя, Лопе, одевать, - заключила Ирэн. - И мыть. Ну-ка иди сюда...
Спустя полчаса мокрая до нитки чародейка старательно укутывала вздрагивающего оборотня в одеяло. С волос Лопе падали ошмётки мыльной пены и, шипя, растворялись в лужицах на полу.
- Чтоб я ещё раз, - пыхтела Ирэн, - завела себе собачку... Лучше сразу повеситься. Вот скажи, с чего ты решил, что мыть надо меня, а? Нет, меня, конечно, тоже можно, но не так! Не-е-ет, что б я ещё раз...
Спустя ещё час завёрнутого в одеяльный кокон оборотня учили пользоваться кружкой.
- И мыть руки! - восклицала волшебница, наблюдая, как Лопе тоскливым взглядом провожает тарелку с мясом. - И вообще - что за мода есть сырое? Завтра же... нет, сегодня будешь ужинать жареным. Да окуни ты руки, наконец!
Оборотень окунал. Лицо тоже, абсолютно не понимая, почему чистую и наверняка вкусную воду нельзя пить.
К полудню Ирэн решила, что с неё хватит.
- Лопе.
Оборотень, изучавший завязки рубашки у себя на груди, поднял голову.
- Пошли прогуляемся? - тоном "куда ты денешься!" объявила чародейка.

* * *

- Так, радость моя, - бормотала волшебница, оглядывая оборотня с головы до ног. - Красавец, мне всё нравится, оч-ч-чень...
Конечно - не будь растерянно-детского взгляда, юношу никто бы оборотнем и не назвал. Грумом, пажом - в самый раз. Если, конечно, забыть про...
- Цепь, - цокнула языком волшебница. - Лопе, я не намерена выгуливать тебя на поводке. В седле это очень неудобно. Слушай, Лопе, ты обещаешь себя хорошо вести? Ну, если я эту штуку с тебя сниму?
Оборотень растерянно молчал.
Ирэн ласково потрепала ещё влажные тёмные кудри, заставив юношу зажмуриться от удовольствия.
- Ну и славно. Если бы ты хотел меня съесть, уже бы сто раз мог это сделать, правда? Я прошлой ночью тебя даже привязать забыла... Ну-ка стой ровно... не дёргайся... та-а-а-ак... Ага!
Оборотень удивлённо вскинулся, когда ошейник и цепь упали на пол. Провёл рукой по голой коже, встал на четвереньки... И, побитой собакой глядя на Ирэн, попытался взять серебряную цепь в зубы.
- Фу, брось! - немедленно откликнулась Ирэн, хватая оборотня за плечи. - Вставай, без неё теперь ходить будешь!
Лопе снова посмотрел на волшебницу - так печально и грустно, что Ирэн не выдержала: сжав зубы, стала гладить послушно опустившего голову оборотня по вихрастой макушке.
- Ну? Теперь-то всё нормально? Идём гулять?

Опубликовано: 11.10.2014

Автор: Сакрытина Мария (Uvarke)

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 22 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 2 человека:

  1. Прикольное начало! Однозначно хочется читать продолжение!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Мммм, прелесть какая… все герои вызывают такое чувство… какого-то тепла в душе. Милые, до безобразия!)))))))

    Оцени комментарий: Thumb up 0