На халяву 9

Алена:
- Доброе утро, детка. Надеюсь, ты помнишь, что я вернулась из отпуска и сегодня в четыре часа приду наводить порядок? - я быстро-быстро закивала, и только потом, спохватившись и прокашлявшись, бодренько ответила, что да, все помню и жду-не-дождусь.
- Детка, я надеюсь, потопа и пожара в мое отсутствие не случилось? - голос в трубке преисполнился нехороших подозрений. - Что-то у тебя интонация неуверенная такая… Нет? Точно? Ну, хорошо… Да, я помню, дорогая, что ты сегодня работаешь после обеда и вернешься попозже. Ключи у меня есть. Ты не забыла купить чистящее средство? Забыла, конечно. Хорошо, деньги оставь на столе, я по дороге куплю все сама, на тебя надеяться… Да, детка, я помню. Новых козлов не заводила? Что? Нет? Ты уверена? Ну ладно… До вечера, детка. Ах, поздно? Совсем поздно? Хорошо-хорошо, я поняла. Увидимся, дорогая.
Я опустила трубку и уставилась на вполне живого, на вид здорового и любопытного чертенка круглыми глазами. Это же такая катастрофа, Армагеддон и полный… пушистый! Я сразу забыла и про вчерашние невзгоды, и про то, что валяюсь в одной постели с сексуально озабоченным чертом в трусах и майке… моих любимых, тонюсеньких… да пофиг все!!!
В четыре часа придет Эмма Львовна! А у меня тут полный раздрай, лечебные последствия по всему дому, и свеженький черт в наличии! Не козел, конечно, но тоже… рога и копыта.
Чертенок, может и выживет… У него регенерация хоть и на минимуме от прежнего, но все равно живучесть повышенная. Эмма Львовна тоже выживет, тут и сомнений нет. Она за свою жизнь и не такое видала, гоняла и строила. Вот квартира… да и вообще остальной дом… Вот тут у меня есть сомнения.
Главное, уже половина двенадцатого, и если я хочу взять черта с собой на работу, то надо вставать и бежать!!! Потому что из одежды у него штаны-трусы-носки и хрен с прованским маслом. Для начала ноября - как-то сильно маловато. Блиин! Обувь!
- Вставай! - я кинула в чертенка свежей футболкой и очередными трусами из упаковки. - Поставь чайник! И погрей нам что-нибудь! А я пока… - рванула к кладовке, судорожно вспоминая, что куда-то туда закидывала старые Лешкины кеды, поселившиеся у меня после летнего братцева похода… Не малы будут точно, а если велики - ничего, до магазина дойдет!
Через пятнадцать минут я, плечом подпирая радостно вываливающихся из кладовки «жителей», которых опять накопилось до потолка, все же выдернула с самого низа этой пирамиды пакет с синими мишками - там точно кеды. Сверху на меня упал только один большой мешок, мягкий - удача! Вдвойне удача, потому что в нем оказалась старая Лешкина куртка. В смысле для него старая, он перед очередным свиданием века влетел ко мне с фирменными пакетами, и, как обычно, старые шмотки просто бросил. А мне лень было тащиться к мусорным контейнерам, так что население кладовки в очередной раз приросло.
- Владис!
Черт высунулся из кухни:
- Ты из образа королевы только выйди и определись. Я что-то грею или раскапываю тебя из-под коробок.
- Ты себя нормально чувствуешь? - спохватилась я, внимательно разглядывая вчерашнего полумертвыша. Не утилизировался, значит, шестьдесят семь процентов рулят. - Горло? Кашель? Голова не болит? Не надо меня раскапывать… лучше завтракай быстрее, мы торопимся!
- Куда это?! - Владис застыл, подозрительно поглядывая на меня. - Чувствую я себя нормально. Но в доме надо еще еды завести, кроме яиц, а то я так кукарекать начну скоро.
- Я же вчера купила! - неужели он во сне вставал и все слопал? Да быть не может… - Ааа! Там пакеты, наверное, под столом… я и забыла. В магазин мы опаздываем. И на работу. И вообще… слушай, а давай я тебе кулинарную книгу подарю?
- Зачем мне кулинарная книга? - Владис еще больше насторожился, опасливо поглядывая на меня. - А вчерашнее... то, что со мной было... оно не заразное?
- Нет, наверное, - я уже отвлеклась, вытряхивала из пакета Лешкины кеды.
Мдя… походная жизнь не сахар. Хоть бы помыл, что ли… А то горная глина на полу и стог какого-то налипшего на него сена - это перебор даже для меня.
- Иди сюда, мерить будем.
- ЭТО?! - чертенок замер, с презрительным ужасом изучая валяющуюся на полу обувь.
- РРРРРР!!! - сказала я, злобно стукая кедой об кеду. Глина радостно осыпалась вместе с сеном. - Рррраз… ррррдва… аррррртри… уф. - Помогло. Кидать в черта кедами почти расхотелось. - Да, это, потому что до магазина, где я куплю тебе нормальную обувь, надо еще дойти!
Владис посмотрел на меня с легким ехидством:
- Давай ты еще пару-тройку раз этими грязными тряпками об пол стукнешь? Только больше не рычи так страшно, а то я пугаюсь. И, кстати, а сколько яичница должна на сковородке лежать?
- Давай я лучше ими о тебя стукну! - проворчала я. - Чего? Ой! Горим!!! - из кухни явственно тянуло паленым.
Чертенок опасливо заглянул в дверь после меня, покашлял и ринулся открывать окно.
- Короче, моя организма с утра не голодная, - подытожила я, горестно разглядывая обгорелый труп яичницы на закопченной сковородке. - Кулинарную книгу в зубы и не спорь! Выпей вон кефир, - я кивнула на пакет под столом, - и бегом одеваться, глину я почти всю отколупала.
Мрачно выпив кефир прямо из бутылки, чертенок, с лицом мученика, идущего на заклание, направился к несчастным кедам. Взяв их двумя пальцами, он еще раз вопросительно посмотрел на меня, чтобы убедиться, что я не передумала.
- Надевай-надевай! - я была безжалостна и деловита, поскольку надо было успеть одеться самой, не забыть сумку с деньгами и ключами, и хоть чуть-чуть сгрести глину с пола, а то Эмма меня точно в кислоте растворит.
Кеды оказались велики на два-три размера, а то и больше. Лицо Владиса выражало максимум презрения к происходящему и обличало меня во всех смертных грехах разом.
Но мне было до лампочки, поскольку домомучительница и кислота - это вам не черт и недовольная моська. Переживет! Напялила на вяло брыкающееся тело Лешкину куртку, тоже размера на три превышающую чертячью щуплость, и выпихнула жутко недовольное пугало на лестничную клетку.
- Лифт вызови! - а сама загремела ключами.
По улице Владис плелся нога за ногу, пыхтел, сопел и покряхтывал, всеми силами транслируя мне, какая я жестокая и нехорошая. А сам тем временем так и стрелял по сторонам любопытными глазками. Пнул бумажный пакет. Обернулся вслед бабуле-велосипедистке в алых лосинах и зеленом шлеме. Скорчил надменную рожу заинтересованному бомжу.
Бомж, кстати, как любая маргинальная и загадочная личность, не иначе как обладал зачатками телепатии, потому что увязался за нами до самого дисконт-центра. На подходе к которому Владис развернулся и в упор посмотрел на маргинала, но сказать ничего не успел, потому что я резко дернула чертенка за руку и затащила в здание.
(И ведь не ошибся, телепат уличный. На выходе, где он нас преданно дожидался, я молча всучила ему пакет с кедами и курткой. Владис мою благотворительность надменно проигнорировал.)

Сжалившись над чертякой, стянувшим с себя балахонистый Лешкин прикид, сразу, едва мы вошли в магазин, первым делом поволокла его в обувной. А то он даже шел так, словно мечтал погрузиться в бетонный пол по самые щиколотки.
Оглядев имеющийся выбор, Владис горестно вздохнул и направился к высоким сапогам-внедорожникам, рядом с которыми стояла устрашающая пятизначная сумма.
Туда же, завлекательно сверкая неоновыми улыбками, рванули сразу две девчонки-консультантки. Я едва успела поймать чертенка за пояс штанов.
- Стоять! - приказала я шепотом. - Это мы не покупаем!
- Почему? - на меня уставились кристально-ясным взглядом ребенка, которому отказали в новой игрушке по неясной причине.
Я покосилась на третью продавщицу, застывшую в охотничьей стойке у полок с кроссовками, и оттащила дитятку в уголок.
- Смотри, - черту был продемонстрирован конвертик с гонораром. - Вот это все наши деньги на ближайшее время. Вот столько, - я отделила несколько купюр, - на обувь. Вот столько - на одежду, брюки, рубашку, свитер и все прочее. Вот столько - на куртку. Остальное, - я показала примерно треть пачки, - это мы будем питаться до конца месяца. Сапоги стоят… - снова наглядно сгребла две трети всех денег. - Или-или. Или сапоги и остальная одежка, или нормально питаемся. Выбирай.
Владис изучил наличность, посмотрел на ценник у ботинок, уточнил, сколько осталось до конца месяца. Задумался.
- А еда у вас дорогая, да?
- Овсянка дешевая, - предложила я. - На воде. Это каша такая. Вот столько... - отделила пару самых мелких купюр, - хватит.
На меня хмуро посмотрели исподлобья.
- А нормальное мясо?
- Нормального мяса вообще нет, - хмыкнула я. - Относительно съедобное, но такое, которое надо еще приготовить, стоит столько, сколько я с самого начала показала. Ну и кроме мяса нужно много чего.
- Ладно... - горестно вздохнув, Владис еще раз покрутил в руках полагающуюся ему на обувь наличность, скептически оглядел полки и вытащил на свет божий вполне приличные осенние кроссовки.
И тут на него из засады напали все три консультантки. Завлекательно блестя глазками и мини-юбочками, черта утащили от меня к примерочному пуфику, усадили, обозрели выданную сумму…
Через пятнадцать минут я выразительно покашляла над головами этой стайки, увлеченно таскающей откуда-то со склада все новые коробки.
Владис расселся на пуфике, как король на троне, и снисходительно позволял суетиться вокруг себя. Мерил, рассматривал и даже изредка соизволял улыбаться, провоцируя новый взрыв энтузиазма.
Я про себя ухихикалась, потом стала раздражаться. Жарко, скучно стоять, и… это мой, блин, чертенок… ндя. И вообще, вокруг меня ни одна коза так рьяно не крутится! Обидно.
Зато ему принесли отличные - действительно отличные - кроссы с офигенственной скидкой. Я таких на полках даже не видела. Специально пошла, глянула, пока курятник с кудахтаньем сновал от петуха на пуфике к кассе.
Почти то же самое повторилось и в джинсовом магазине, и там, где мы покупали ему рубашки и толстовку.
- А выгодно тебя одевать, - задумчиво резюмировала я, вытаскивая чертенка за руку из очередного цветника. - Мне таких скидок не делают!
Владис снисходительно улыбнулся, излучая вокруг себя вагон и тележку обаяния.
Я оглядела приодетого и приобутого «очаровашку» с головы до ног и хмыкнула:
- Раз такое дело, пошли-ка… - и потянула его в сторону еще одного интересного отдела.
При всем при том, что я люблю одеваться скорее удобно, чем выпендрежно, хорошее нижнее белье - моя слабость. Здесь тоже превалирует удобство и комфорт, но и выглядеть оно должно… как минимум, мило.
Я втащила чертенка в магазин, быстро подхватила с вешалок два очень давно присмотренных комплектика, всунула их Владису в руки и подтолкнула к оживившейся девушке за кассой.
- Спроси про скидку! - шепотом напутствовала в спину.
Чертенок осмотрел врученное ему белье, одобрительно хмыкнул, потом вытянул руку и уже более скептически оценил комплектики, поглядывая на меня. Налюбовавшись, озорно улыбнулся и подмигнул... мне... направляясь в сторону продавщицы.
Минут пять он ворковал и чертил крылом вокруг кассы, а потом обернулся, нашел меня глазами и призывно махнул рукой. Я оставила новую коллекцию, которую изучала с самым независимым видом, и направилась к нему.
Девушка за стойкой заметно увяла, взглянула на чертенка укоризненно, но… чек она уже пробила.
Заполучив вожделенные фирменные пакетики, я выбралась из магазина и довольно продемонстрировала Владису остаток наличности:
- Вооот... отлично сэкономили, на мои тряпочки хватило и еще на пару тортиков осталось!

Владис:
Обратно домой я возвращался вполне довольный собой и чуть ли не насвистывал от удовольствия, размахивая пакетиком с тортом. А впереди радостно прыгала мышь. У нее тоже градус счастья повысился. Солнышко светило сквозь тучи, воздух был условно свеж, серые высокие дома нависали, но не давили…
Хорошо, что я не эльф, а то через недельку склеил бы кеды в этом мирке. Кстати, интересно, а есть здесь еще Высшие? Мы ведь везде… Неплохо было бы поискать, может на своих выйти получится.
Понять бы еще, какая рогатая сволочь меня подставила, и отомстить… Так, думаем о желтых листиках, смешно осыпающихся вниз! Хаискорт! О мести думать пока еще рано, но чччертовски приятно!

У двери подъезда я нагнал мышку и предвкушающе облизнулся, представив ее в той красивой шелковой тряпочке, которую мне удалось купить почти за половину стоимости. Местные женщины даже не пытались сопротивляться моему природному очарованию. А общаясь с девочкой-кассиршей, я еще слегка использовал возможности голоса. Ведь не по своей инициативе действую - хозяйка попросила, так что можно было не опасаться вечерней кары от миадерпиана. Не важно, что и личные свои желания я тоже удовлетворил.
На лифте мы поднимались молча. Я предвкушал чаепитие с тортиком, мышь примерку нового нижнего белья. Я не был настоящим эстетом, предпочитая красивых женщин раздетыми, а не завлекательно одетыми. Все равно сорву, порву и доберусь до нужного... Но сами они просто в восторге от всех этих кружавчиков и рюшечек, причем независимо от происхождения.

Быстро скинув с себя куртку и сапоги, мышь ускакала со своими обновками в комнату, а я пошел на кухню, ставить чайник. И тут из мышиной комнаты раздался негодующий вопль, и она сама выскочила в коридор в одних только джинсах и новом бежевом бюстгальтере.
- Ты чего купил, засранец! - налетела она на меня, воинственно размахивая вторым, ярким, лично мною выбранным темно-красным лифчиком.
- Это бонус, - смотреть на нее, гневно сверкающую глазами, было забавно. - Кстати, бежевое тебе идет гораздо больше замученно-салатового.
- Слушай, ты! - темпераментно начала мышь, и вдруг сдулась. - Думаешь? И все равно. Не смей делать что-то за моей спиной! Мог просто сказать.
- Есть у меня предчувствие, что ты бы не согласилась, - хмыкнул я, и тут же заинтересованно уточнил: - А сиреневый тебе что, тоже не понравился? К нему еще сорочка смешная такая прилагалась…
- Сиреневый красивый, - признала мышь, и тут же спохватилась: - Еще раз так сделаешь, я эти трусики, лифчики и сорочку надену на тебя и в таком виде сфотографирую, понял?! И в сеть выложу, будет оглушительный успех! И вообще! - но тут она вдруг возмущенно взвизгнула: - Ой! Блин! Все ты! - и, прикрываясь руками, ускакала, выдав уже из коридора: - Довел, поросятина! Я уже полуголая бегаю! Свин ушастый!!!
- Сорочку померяй! - крикнул я ей вслед.
- Сейчас на тебя померяю! - грозно отозвалась мышь из комнаты, но не прибежала.
Насколько я знаю женщин - мерила, и ей нравилось.

Чаепитие у нас проходило в милой, уютной, дружественной атмосфере, только очень быстро.
- Скорее допивай, доедай, побежали… - у мыши как будто неожиданно активировалось шило в одном месте, воспалилось, раскалилось и прокручивалось.
Из дома меня практически вытолкали или вытащили, смотря как оценить происходящее. Но едва мы сели в какую-то небольшую машинку, битком набитую народом и ездящую по земле… Это когда почти во всех остальных мирках, где техника победила магию, используются летающие средства¬ передвижения, к тому же не так воняющие… Марбхфхаискорт!
Ладно, я уже понял, что Светлые специально выбрали для меня самый отсталый мир. Так вот, едва мы сели в эту железную банку на колесах, как мышь успокоилась.

Ехали мы минут пятнадцать, подпрыгивая и мелодично позванивая деталями металлического корыта. Водитель гнал достаточно быстро, ловко подрезая остальной разнообразный транспорт. Правда, часто останавливался, и из банки вываливалась часть народа, тут же заваливалась новая партия и радостно плюхалась на освободившиеся сидения. Те, кому плюхнуться было некуда - стояли, согнувшись, со злостью поглядывая на счастливчиков. Но не вылезали. Как будто эта банка была последним средством передвижения, которое могло еще успеть их увезти от апокалипсиса.

Наконец свершилось, и мы выдавились на улицу напротив большого десятиэтажного здания со множеством окон. Первые мои ассоциации были - муравейник, черти их тут всех сократи в количестве. Реально, такого количества высоток нигде больше не встречал! Хотя… Марбхфхаискорт! Муравьев тут… низших, в смысле, тоже, как в аду… нашем.

Сначала мы прошли мимо сурового пожилого мужчины, подозрительно оглядевшего меня с ног до головы раза четыре:
- Будешь утверждать, что этот раззвездяй тоже бирюльки из камушков ваяет? Или парней от тебя отпугивает? - спросил он, сверля взглядом мышь.
- Не, дядь Вань, - заулыбалась та. - Это я буду от него девчонок отгонять. А то оставишь одного, а потом караул, с горкой, пока разгребешь да вытряхнешь, упаришься!
- Дык и чего тогда с собой притащила такое богатство? - скептически хмыкнул дядя Ваня, поглядывая на меня очень неодобрительно.
- Так не бросишь же! - мышь сделала невинные глаза, и даже улыбаться почти перестала. - Еще встанет посреди улицы, они ка-а-ак набегут, как напрыгнут, это ж пробка, затор, авария и штраф! Оно мне надо?
И она, дернув меня за руку, быстро пропихнула мимо странного вертящегося устройства и потащила за собой налево, по низенькому, но жу-у-утко длинному коридору.
- Так, туалет - напротив почти, - объявила она, запихивая меня в условно-большую комнату, особенно если с мышиными закуточками сравнивать. - Думаю, не потеряешься.
Я застыл, изучая открывшийся передо мной… филиал мышиной мастерской - бесы бисер метали в большом количестве, хаискорт! И булыжники везде, опять же.
Дверь слева была почти вплотную прижата к стенке, заставленной вешалками. Потом шла стенка с окнами, двумя, большущими такими, огромными… Короче, стены напротив двери почти не было.
Параллельно стенке с вешалками шла стена, завешанная плоским народным творчеством. Порывшись в памяти, я нашел наиболее подходящее местное слово - панно.
Вдоль всей комнаты стоял огрооомный стол, заваленный каким-то барахлом.
Справа от двери тянулась длинная стена, вдоль которой возвышался метра на полтора стеллажик, битком забитый… гхм… ну типа тоже народным рукотворчеством различного качества. А в уголке, между стеллажом и стеной с панно, притаился столик с … самоваром?! Хаискорт! Совсем они тут… Ну да, точно, с самоваром… Еще печеньки, конфеты, пирамидки из кружек, сахарница и коробочка с чайными ложками.
От встречи с такой реликвией меня реально накрыло… я упал на ближайший стул и ушел в себя.
- Чертенок, налей в самовар водички, там в столе бутылка. И включи в сеть, а то девчонки уже скоро набегут, - попросила мышь, сосредоточенно пересчитывающая наборы каких-то инструментов.
Я подозрительно посмотрел на мышь, убедился, что она не шутит. Потом оторвал зад от стула и пошел изучать раритет. Чертячье рыло им теневым театром! И правда, у самовара был провод… Чем им чайники-то не угодили?! Ностальгирующие извращенцы!
Перелив воду из бутылки в … самовар, гы! Не, прет меня реально от такого… «пых, пых, тумба, тумба, са-мо-вар». Интересно, Светлые долго этот мирок искали, или им сразу несказанно повезло?

Тут начали «набегать девочки». Почти подряд друг за дружкой две древнейшие старушки… Хаискорт, боюсь даже представить, сколько им лет! Как раз, наверное, еще настоящие самовары застали. Правда на древнюю рухлядь бабульки похожи не были. Вполне так прилично одеты, на голове прически, в отличие от мыши! Я им поулыбался, они радостно закивали мне в ответ…
Со вздохом решив, что буду играть Высшего-конспиратора, решил уважить старость и первым представился, даже предложив налить им чаю.
За это мне перепал вкусный пирожок с яблоком, пол-упаковки хрустящего печенья, треть шоколадки… Короче, я вошел в раж и принялся угощать чаем остальных «девочек», потихоньку заваливающих в комнату и рассаживающихся вокруг большого стола.
Двадцать женщин совершенно разного возраста, от подростков до бабулек, кокетливо-невинно построили мне глазки и поблагодарили, большинство, правда, словами… но материальный приход тоже был ощутимый.
Сидя на стуле и попивая очередную кружку чая, я наблюдал, как теперь эта толпа женщин, щебеча и хихикая, роется в свалке на большом столе. А над ними гордо реет мышь, направляя, подсказывая, улыбаясь и руководя процессом трансформации горстей мусора в нечто более масштабное.
Она, кстати, как только в процесс руководства «девочками» углубилась, стала такая… глаза заблестели, движения плавные, отточенные. Нет, она и раньше впечатления проглотившей палку не производила, но теперь от нее глаз отвести нельзя было. Улыбка эта еще… Смех тихий такой, заразительный….
И тут завалился какой-то заморыш тощий патлатый, как к себе домой! Меня в упор не увидел и сразу к мыше:
- Аленка, привет, как дела? А я тут к тебе забежал чайку попить, - и шоколадку ей, гад такой, в руки сует!
И мышь, бесы ей доброту-то раза в четыре сократи, посияла ему такой же улыбкой, на которую я тут только что любовался, и мне, почти не глядя:
- Влад, налей Антону чаю!
Вот ща-а-а-аз, а рукояткой меча по яйцам ему не надо? В этом сезоне яичница популярна, судя по тому, как часто меня ею кормят…
- Не убогий, сам нальет, - фыркнул я и пересел, вместе со стулом, к дамочке неопределенного возраста, угостившей меня, сразу как пришла, горстью шоколадных конфет.
Аленка глянула на меня удивленно, потом тихо фыркнула себе под нос, забавно приподняв одну бровь над очками.
- Тош, сам справишься? И мне тогда налей... Кстати, ты обещал мне флешку с фильмом!
Этот… патлатый… принялся хозяйничать, налив чаю и себе, и мыши. Мешочек с моим честно заработанным богатством обнаружил и там покопался. Потом они уселись и принялись тихо перешептываться.
Сделав вид, что мне совершенно все равно на то, с кем там мышь секретничает, я очаровательно улыбнулся оказавшейся рядом женщине:
- Давайте я вам чем-нибудь помогу?
Пожилая дама расцвела умилением, и мне тут же вручили… еще одну шоколадку. С напутствием кушать побольше, а то такой худенький мальчик.

Правда тут же ко мне на колени залезла действительно маленькая девочка, судя по всему, внучка доброй женщины. Боюсь представить, сколько ей тут лет в их исчислении, но по нашему ей и ста пятидесяти еще не исполнилось, точно.
Неуемная, как все дети и женщины одновременно, она принялась заваливать меня абсолютно ненужной информацией: как зовут ее, ее маму, бабушку, кем работает папа, в какой садик она ходит и почему сегодня не пошла (что такое садик и почему туда должны ходить дети, я не стал уточнять), познакомила со своим плюшевым зайцем и начала настойчиво пытать меня.
- А как тебя зовут? А сколько тебе лет? А ты с Аленой дружишь? Ну как взрослые, да? А…
Пришлось быстро заткнуть ей рот шоколадкой и скормить почти всю.

За время моего допроса патлатого сменил занудный. Молодой еще мужчина, со строгим, пресным выражением лица, вместо шоколадки вручивший моей мыши коробочку с тортиком.
Опоздал, змей-искуситель, мы уже с утра подобное удовольствие поимели, до изжоги!
Спокойно приняв подношение, мышка тут же водрузила его на столик, порезала на небольшие кусочки и радостно объявила: «Девочки, угощайтесь!». Жухлость спал с морды, но, задрав виртуальный хвост, принялся раскручивать им вензеля и заливаться соловьем. Когда он третий раз назвал мою мышь «Аленушкой», я очень выразительно ссадил со своих колен девочку и двинулся в его сторону.
Мышь, заметив мой маневр, быстро выдала тарелку с тортиком, заняв мне рот и руки, а сама вежливо оттерла несчастного в сторону двери, потому что: «Мишенька, вам же надо заниматься очень важной работой. Я не буду отнимать у вас время, Мишенька, это не солидно!».

Алена:
День прошел на удивление мирно и… мило. Чертенок великолепно устроился в дамском коллективе, причем если пожилые леди спокойно изливали на него материнский инстинкт, а мелкие кокетки старшего детсадовского возраста не менее уверенно строили глазки и через одну допытывались, не хочет ли он на них жениться… то дамы «средней весовой категории» просто млели и томно вздыхали.
По всей видимости, они сочли чертенка моей частной собственностью (знали бы они, насколько буквально правы!) и на чужое рук не распускали. Только взгляды и вздохи.
Меня это и забавляло, и слегка раздражало одновременно. Но скоро я увлеклась работой, и стало не до охраны чертячьих прелестей. В конце концов, от шоколада, пирожков и маленьких девочек еще никто не умирал.
А потом ко мне забежал Тошка, и вредный демон надулся.
Здрасьте вам с кисточкой!
Лопать чужие конфеты тоннами и улыбаться, как чеширский кот на миску сметаны, это можно, значит. А чаю налить… моему приятелю - Тошка действительно приятель, очень хороший, и нас обоих это полностью устраивает - так «оне» не захотели. Ребенок, блин.
Ну, а потом был перерыв между двумя группами, Мишенька с тортиком, от которого пришлось избавляться в срочном порядке, пока Владис его не слопал, вместе с кулинарным шедевром… второе занятие, ребята-программисты, заглянувшие на огонек всей компанией…
Владис, на удивление, толпу парней принял гораздо спокойнее, чем того же Мишеньку. Оглядел их всех, потом перевел взгляд на меня, фыркнул и устроился на подоконнике, наблюдать сумерки в городе. Изредка, когда мы все (ну, то есть, я) слишком громко смеялись - поворачивался, оглядывал нас и снова возвращался к виду за окном.
Я не стала затягивать с чаепитиями. Не могу сказать, что меня пришибло чувством вины, или еще какой подобной гадостью, но мне показалось, что чертенок просто устал. От толпы, от гомона и смеха, от чужого мира. Не знаю. Но я выпроводила компанию и засобиралась домой.
- Хочешь, пройдемся пешком? - спросила я Владиса, когда мы уже сдали ключи дяде Ване и выбрались из здания. - Можно через парк.
Он кивнул, посмотрев на меня как-то странно... больше всего в его взгляде было чего-то очень похожего на благодарность.
Я не люблю холод и слякоть, и, вот парадокс, при этом очень люблю осень. Вот такую, как сейчас. Влажный, свежий воздух, нежные переливы фонарных нимбов в мелкой, почти неощутимой мороси. Мокрые дорожки в парке, льющееся на них с неба золото последних осенних листьев.
Мы просто шли, молча, как-то незаметно взявшись за руки, через это сумеречное безвременье. Редкие силуэты встречных растворялись в нашем молчании, как кусочек сахара в крепком, густо-янтарном чае.
И почему-то было так… немного грустно, спокойно и уютно.
- Устал, мой хороший? - спросила я, когда кованные ажурные ворота парка тихо всплыли из лиственной дымки. И даже не удивилась тому, как назвала чертенка. Так естественно оно вплелось в этот парк и этот вечер.
Владис взглянул на меня с легким удивлением, а потом как-то горестно вздохнул и, отвернувшись, угукнул, при этом не отпуская моей руки.
- Я тоже… длинный день был. Пойдем, до дома уже недалеко.
Мы так и молчали всю оставшуюся дорогу, рука в руке, теплые пальцы под влажной кромкой рукава. Даже на лифте поднимались в той же уютной тишине.
И только перед дверью громкое бряканье ключей как будто слегка разогнала дымку поздней осени. Мы вошли в квартиру, и…
- А я специально дожидалась, - Эмма Львовна величественно повела пепельно-седыми кудельками, уложенными в строгую прическу, и качнула элегантно-эффектными бриллиантиками в ушах. Вообще, моя "домомучительница" больше смахивала на английскую королеву, чем на приходящую поломойку. Даже рост в метр с... прической ей не мешал.
Туфли на каблуках, классический брючный костюм, старинная брошь у воротничка белой блузки и очки в тонкой золотой оправе, на цепочке. Поверх которых пожилая дама сканировала появившегося на пороге чертенка пронизывающе и безжалостно, как поисковый радар - вражескую эскадру.
- Берем, - вынесла она вердикт ровно через минуту пристального изучения. - Козел, эгоист, каких мало, бабник и засранец. Но своего не отдаст. Настоящий мужик. Значит, воспитаешь, в крайнем случае, будешь дрессировать. Научу.
Затем посмотрела на мой открытый рот и выпадающие из очков глаза и строго припечатала:
- Анжельена! В кои-то веки тебе попался нормальный экземпляр с приличным экстерьером! Будь любезна вспомнить, что ты женщина, а не шлифовальный станок, и принять меры к удержанию!

Владис:
…А дома нас поджидала эффектная бабулька, типа тех, что крутились вокруг мыши на занятиях. С лицом царствующей королевы она оглядела меня и выдала:
- Козел, эгоист, каких мало, бабник и засранец, - я прямо даже замер от такого отличного умения разбираться в людях с первого взгляда. - Анжельена! В кои-то веки тебе попался нормальный экземпляр с приличным экстерьером!
Экземпляр с экстерьером - это я. А мышь Анжельена, значит? Переводчик услужливо предложил мне варианты значения более полного мышиного имени. Хаискорт!
Старательно запрятав внутрь боль и ненависть, я уставился на изучающую меня бабульку.
- Добрый вечер. Меня зовут Владис, а вас?
- Эмма Львовна, молодой человек, - величественно кивнула бабуль… пожилая дама. - Я правильно поняла, Анжельена, он живет у тебя?
Мышь, все еще пребывающая в прострации, только кивнула.
- Очень приятно. Ко мне можно обращаться напрямую, Эмма Львовна, я хоть и козел, каких мало, но разговаривать обучен.
- С вами, господин ко… Владис, я успею побеседовать. Разувайтесь, молодой человек, не стойте в дверях, - невозмутимо ответила мне королева и снова уставилась на мышь: - Анжельена, детка, не стой в уличной одежде и обуви. Во-первых, тебе самой уже жарко, во-вторых, я помыла полы. Я так и думала, что за три недели ты зарастешь грязью по самые очки.
Вот вроде бы она и ругалась на мышь, но при этом ловко сдернула с нее куртку и заставила разуться. Наверное, если бы у меня была бабушка, то вела бы себя так же - ругаясь и заботясь одновременно.
Хмыкнул, почти сочувственно глядя на все еще пребывающую в прострации Ангелину… Ангела, черти им всем перья выщипай! Это же надо было так… вляпаться! А уж я-то поверил, что Светлые выпустили меня из своих цепких лапок. Повелся, доверился… А она… АНГЕЛ! И вся ее конспирация провалилась из-за милой старушки, неожиданно появившейся в этом доме.
Эмма Львовна… Получается, с утра мышь с ней разговаривала? И та предупредила, что приедет. И меня срочно утащили с собой, чтобы мы не встретились. И… по парку гуляли, чтобы время протянуть?
Оставив женщин разбираться, я ушел в комнату, закрыл за собой дверь и замер.
А что Светлые сделают с этой бабулькой за то, что она им всю игру испортила? Нет, мне, конечно, практически плевать, не мое это дело… Но…
Я вновь вылетел из комнаты и уставился на парочку.
Странно, но мышь мне чуть ли не обрадовалась. Вела она себя так, как будто ее стесняла эта опека и забота. Нет, совершенно естественно, что мышиному ангелу было неловко - так спалиться на ровном месте. Надеюсь, бабулька не сильно пострадает - она забавная и мне понравилась. Тут раскрасневшаяся от смущения мышь, вцепившись мне в руку, объявила, что я наверняка голоден и меня надо кормить.
На самом деле так оно и было - целый день на торте и конфетах, при моем-то метаболизме? Да у меня уже кишка кишке бьет по башке, и поглядывают они друг на друга, хищно точа ножи и вилки…
Королева оглядела нас обоих с головы до ног и с легким сарказмом вдруг поинтересовалась у меня:
- Владис, вы умеете готовить?
- Нет, - если мне сейчас вручат кулинарную книгу, я ею мышь и огрею. От души.
- Сочувствую, - сделала неожиданный вывод эта странная женщина. - Смерть от голода не самое приятное ощущение. Детка, пожалей мальчика, хотя бы яичницу ему пожарь. Или научи его, пусть сам…
- Спасибо, сам я уже с утра пробовал, не очень получилось, - хмыкнул я. Злиться, когда вокруг такой цирк происходит, было сложно, так что проще всего было сразу все выяснить и успокоиться. Поэтому я повернулся к мыши и уточнил: - А почему ты скрыла от меня, что ты - Ангел?
Мышь уронила очки. И уставилась на меня своими глазищами, полными удивленного недоумения.
- Кто я?! - переспросила она, словно сомневаясь, что расслышала меня правильно.
Хаискорт, обычно магические переводчики не барахлили, но, учитывая где я провел последнюю сотню лет…
- Анжельена - Ангелина - Ангел, так? - я в ответ тоже уставился на мышь, и даже на всякий случай уточнил: - Ангелы - Светлые.
- Да ну вас всех к… - вдруг вспылила мышь, отпустила мою руку и нацепила на нос очки. Криво. - И ты туда же! Задрали уже с этим идиотским именем! Чтобы этой маркизе ангелов… или кто она там была, на том свете икалось, заразе! Эмма Львовна! Это не смешно! - мышь облила возмущением абсолютно не величественную в этот момент королеву, с трудом сдерживавшую неуместное хихиканье. - Я не виновата, что мамуля с ума сходила по этим розовым соплям и обозвала дочь собачьим именем! А ты, - мышь резко повернулась ко мне, - если будешь дразниться, я… я… Да ну вас всех.
Совершенно по-детски надув губы, она развернулась и гордо утопала в мастерскую, хлопнув дверью напоследок.
Недоуменно проводив ее взглядом (Вот значит, как со стороны это выглядит? Забавно… Понятно теперь, почему, когда я возмущенно убегал к себе в комнату, мышь на меня не реагировала…), я вопросительно уставился на бабульку:
- Владис, не обращайте внимания, - улыбнулась она мне. - Анжельена терпеть не может свое имя, и только я, старая калоша, позволяю себе так ее называть. И то не всегда. На всех остальных она рычит и обижается, а на меня ей ругаться мой возраст не позволяет. Вот в вас может и кинуть тем, что под руку подвернется, так что уж будьте осторожнее, пожалуйста.
Я растерянно кивнул. Хорошо, что сначала спросил, а не сразу скандал устроил.
- А что за маркиза ангелов, в честь которой ее, - я кивнул в сторону мастерской, - назвали?
- Ну, вам простительно не знать, - усмехнулась старушка. - Вы еще слишком молоды… мать Анжельены в юности очень увлекалась модной на тот момент любовной историей некой французской аристократки. Было выпущено несколько книг и даже фильмов, многие сходили с ума по этой литературной героине. И звали ее Анжелика. Маркиза ангелов - это, если я не ошибаюсь, прозвище, как-то связанное с тем, что девушка стала любовницей главаря парижских карманников и бандитов. Эти милые люди называли себя ангелами. Если я, конечно, ничего не путаю… каюсь, в те годы я тоже не избежала всеобщего увлечения, но это было так давно…
Анжеликой, подобно сотням других поклонниц, мать девочку не назвала, решила соригинальничать. В результате Анжельена саботирует собственное имя примерно с момента, как научилась его выговаривать. И даже родителям иначе как на «Алену» не откликалась с младенчества.
Хаискорт! Фильм, где бандиты называют себя ангелами, а любовница их главаря носит то же имя, что и мышь… надо посмотреть обязательно. Но раз в странном мирке это просто имя, к тому же довольно распространенное, от обвинений в обмане меня, любимого, мышь оправдана… Но вместо того, чтобы кормить меня, голодного, она смылась в свою мастерскую!
- А вы знаете Алену с младенчества? - я направился в сторону кухни, и, как ожидалось, бабулька пошла следом за мной. Теперь оставалось воззвать к ее совести и соблазнить приготовить мне что-нибудь поесть.
- Нет, молодой человек. Я преподавала химию ее двоюродному брату. На тот момент Анжельена была уже совершеннолетней и вполне самостоятельной. Алексей жил с ней два года, потому что его родители работали за границей, и девочка поневоле выполняла все их функции. Справлялась, надо сказать, на удивление хорошо. За два года Алексей из балбеса, не умеющего задуматься о чем-то сложнее компьютерной игрушки или банки пива, превратился в разумного и самостоятельного молодого человека. Кстати, в данный момент он уже заканчивает аспирантуру и живет в другом городе.
Тут старушка вдруг замолчала и глянула на меня пронзительно.
- Хотите совет, Владис?
Пока она говорила, я включил плиту, поставил сковороду на конфорку, потянулся за яйцами, но пожилая леди протянула мне бутылку с маслом. Задумчиво крутя эту бутылку в руках и поглядывая на раскаляющуюся сковородку, я кивнул:
- Конечно, хочу.
- Если вам небезразлично отношение Анжельены, на десять минут забудьте о своем голоде. Поверьте, этот подвиг вам вполне по силам, несмотря на то, что мужчина и его желудок - братья по оружию и отношению к жизни. Пойдите к ней и скажите, что не хотели ее задеть или обидеть, просто очень удивились. Вот увидите, результат вам понравится, - бабуля отобрала у меня масло и яйца и подтолкнула к двери, добавив напоследок: - Справитесь с этим архисложным и архиважным делом, и добро пожаловать ужинать. А уж покормить голодного мужчину я в состоянии. Идите.

Опубликовано: 01.11.2014

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 77 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 26 человек:

  1. Какая опытная и мудрая старушка)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Короче, моя организма с утра не голодная!

    Какая-то фраза, как у строителей с Узбекистана!
    ***
    *некоторое время спустя* Всё, я обиделась на чертяку! Чем самовар не угодил?! Это ж… аааа, ну нафиг.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Но. Зря вы так про самовар. Зря! Очень колоритно и уютно с ним, между прочим)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Эмма Львовна прелесть! )) сразу все с лету схватила и вердикт вынесла)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. «Козел, эгоист, каких мало, бабник и засранец. Но своего не отдаст. Настоящий мужик.» Дык вот ведь верно! Настоящий мужчина никому ничего не должен. Так же и женщина это вам не универсальная прислуга. А дальше все дело в желании. Хотят люди жить вместе — найдут консенсус.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Как этот мелкий дьявол постепенно проникается ситуацией! Вот уже и сочувствовать начал. Все же положительные тенденции в воспитании имеют место быть! )))

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  7. о как у них все интересно закручивается…))) бедный, бедный чертенок! он еще не догадывается, что уже по самые рожки влип! он же, кажется, влюбляется. только не знает, что это такое, не понимает, вот и фантазирует, к чему привык))) а оно не складывается, не стыкуются чуства с образами! а как его дальше швырять будет от плюса к минусу…. мурр… я в предвкушении событий! вот интересно, сколько бескорыстных добрых дел он должен совершить, чтобы «ангельский градусник» совсем рассыпался?

    Оцени комментарий: Thumb up +2

    • =))))

      сколько бескорыстных добрых дел он должен совершить, чтобы «ангельский градусник» совсем рассыпался?

      Не мало ;) Учитывая то, что он их не подряд совершает)))))
      Ну и до влюбился еще жить и жить, скорее он пока подсознательно заподозрил, что сей факт возможен.

      Оцени комментарий: Thumb up +1

  8. Как бы шкала снова не увеличилась после таких то мечтаний:)))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  9. супер!обожаю эту парочку.Чертик сражает на повал) Алене медаль надо выдать за то, что не ведется на провокации соблазнителей с рожками))))момент со спасателем мой любимый,но и вся глава выше всяческих похвал)

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  10. По фикбуку скучаю, но до вторника доживу, тем более большинство авторов дублируют выкладки. Спасибо за продочку! Я, так понимаю, в последнем эпизоде чертенок слегка ошибся в ролях, и плеточку надо отдать для гармонии мышке?

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Садиста мазохизмом не совратишь, а из ванильки садюгу не сделаешь… ))) Да и маза из Алены вроде как не выйдет.
      Так что как они выкручиваться потом будут — мы сами в раздумьях.

      Оцени комментарий: Thumb up +1

      • Ну я то самая натуральная ванилька, любящая почитать красивый БДСМ, а уж на фемдом то точно у вас подсела с Венгой, благословенно проклятой. И очень этому рада.

        Оцени комментарий: Thumb up 0

  11. Что-то про белое платье чёртик размечтался. Не женить ли его в воспитательных целях?

    Оцени комментарий: Thumb up +1