На халяву 15

Алена:
Чертов градусник вдруг начал подпрыгивать, стоило мне пройти мимо, и размахивать глазом на перепонке так, что я все время боялась, что он оторвется и улетит куда-нибудь под шкаф. Вытаскивай потом эту пакость…
- Тебе чего опять не так? - недружелюбно спросила я, когда мне надоела эта демонстрация. Не орет вечерами, вообще напоминает о себе не каждый вечер, а через день. Бонус, видать, такой, за правильное спасение хозяйского туловища. Порка через день и по облегченному варианту. Значит все в порядке, чего днем активизировался?
Ну, мне и продемонстрировали… Красная шкала была полна, а вот синяя ушла в глубокий минус. Бли-и-ин.
- Чертеноооок! - заголосила я. - Иди сюда, у нас проблема!
Владис подошел и уставился на этот разброд и шатание в шкальих рядах, как баран на новые ворота. Потом уставился на меня:
- И что делать будем?!
- Понятия не имею! - сразу открестилась я. - Я в жизни никого нарочно не унижала. Это у тебя… - Я запнулась. - Опыт… есть…
На меня ооочень хмуро посмотрели, насупились и тяжело вздохнули:
- Ты и мой опыт - как земля и небо... несочетаемы.
- И что делать-то будем? - я совсем растерялась. - Ну елки…мне только дикие какие-то глупости в голову лезут… носом в угол тебя поставить? Это… без штанов? - Я смутно вспомнила какие-то картинки из инета.
Владис фыркнул... сначала тихо, потом громче... потом заржал как конь, а не какая-нибудь фурия.
Ну, естественно же, что через полминуты мы ржали дуэтом.
- Да-а-авай попроообуем, - простонал через какое-то время чертенок, давясь от смеха. Но я уже интуитивно чувствовала, что не поможет. И замотала на него головой.
- Как хочешь, - потихоньку успокаиваясь, согласился Владис, и принялся сверлить взглядом градусник. Тот на всякий случай отошел подальше. Думаю, он бы показал чертенку язык, если бы имел его. Но, слава богу, неординарная анатомия градусника ограничивалась ножками и глазом. Одним - больше так и не выросло, хотя я втайне побаивалась застать однажды в собственном холле букет из десятка глазных яблок. А там и до зубов недалеко!
- Слушай, ну я серьезно не знаю, что делать, - вздохнул горестно чертенок. - Давай ты снова ляпнешь что-нибудь... про ежиков или про фурий... может, поможет?
- Эээээ… - я задумалась. - Ежики блохастые и ужасные вонючки! Я в детстве притащила одного такого домой, а он топал всю ночь, ужасно громко скреб иголками по днищу шкафа, и нагадил где-то под ванной. А потом проковырял дырку в изнанке дивана и спал там до весны, когда мы его нашли и выпустили. Но бабушка еще лет пять крутила носом на пороге санузла и ругалась, что воняет ежиком.
Поведав эту душераздирающую историю, я с надеждой уставилась сначала на Владиса, потом на градусник.
Владис тихо старался не разоржаться опять на всю квартиру. Градусник демонстрировал синюю шкалу в минусе.
- Иди вон сказки Сутеева в инете почитай, с картинками! - рассердилась я. - А про хорьков я ничего не знаю, я их не держала. Их, по-моему, даже не кастрируют, как котов…
- Конечно, - Владис не удержался и снова загоготал... конь, блин... педальный! - На нас рука не поднимается. Мы более... няяяшные! - понабрался из инета.
- Только нога на вас поднимается, - ехидно подтвердила я. Ндя, что-то у нас унижение какое-то получается... ущербное. Не в ту строну выгнутое, или еще какое, но вместо того, чтобы заполнять шкалу, мы уже пятнадцать минут ржем прямо в градусник.
Злыбнометр делал вид, что он с психами не знаком, демонстративно пялился в потолок и красноречиво мигал недокормленной шкалой.
- Ну, я не знаю. Давай ты сделаешь вид, что опять простудился, а я тебя буду лечить? В прошлый раз у этого гада чуть шкала от удовольствия не лопнула.
- Полечи меня, я умираю, - томно отозвался Владис и практически упал... на меня, имитируя потерю сознания.
- Не смешно, - я стала отпихиваться, стараясь сохранить серьезность. - У нас действительно проблема.
Чертенок перестал дурачиться, горестно вздохнул, с надеждой посмотрел мне в глаза и попросил:
- Ну, тогда давай поговорим про что-нибудь дико неприятное. Скажи мне гадость какую-нибудь...
- Еще того не легче! - мое возмущение было искренним. - Когда я тебе гадости говорила? Я не умею!
- Ты неумело скажи гадость, у тебя экспромт очень хорошо выходил раньше.
- Да не говорила я тебе гадостей! И кстати, насчет поговорить на всякие темы, завтра придет Эмма Львовна и принесет твои документы, она звонила. Если ты еще раз забудешь убрать этот чертов стеклянный член в шкаф, и она опять найдет его под диваном, я от всего открещусь и скажу, что это твое, а я такое в первый раз вижу!
Владис старательно попытался обидеться, унижометр даже тихо, мелкими шажками, рискнул приблизиться и жадно замигал синей шкалой, но..
- Ну, мы можем сказать, что это мое, и я его использую для игр с тобой. Как тебе идея? - и Владис тут же быстро отпрыгнул в сторону и состроил зверскую гримасу.
Я посмотрела на градусник, он на меня.
- Если я его тобой стукну, это зачтется? - градусник торопливо замотал глазом, показывая, что нет, не зачтется. - Могу тебя ему в... да-да, именно туда и засуну. Чтоб вам обоим стало одинаково весело.
Теперь замотал головой чертенок, не менее торопливо. А градусник брезгливо затряс глазом, и, такое впечатление, что попытался им отплевываться. Подумаешь, какие мы нежные.
- Ну, тогда договаривайтесь между собой, как вам взаимно удовлетворяться, - сказала я обоим и гордо ушла в мастерскую, крикнув с порога: - Как придумаете, позовете!
- Эй, так нечестно! - возмутился мне вслед чертенок, но я была неумолима.
В мастерской, как обычно, было спокойно и благостно. И голова сразу заработала. Так что через полчаса я выбралась оттуда во всеоружии, имея при себе: кружевной розовый фартук с большой малиновой розой в центре (остался в наследство от кого-то из экс-защитников, наивно пытавшегося этим барби-нарядом заманить меня к плите), и косметичку. На всякий случай, если фартучка не хватит.
Владис обнаружился на кухне, где колдовал над каким-то очередным варевом. В последнее время чертенок увлекся сложными блюдами, но надо отдать ему должное, получалось каждый раз бесподобно.
- Вот, как раз подойдет! - обрадовалась я, выкладывая фартучек на обеденный стол. - Раздевайся!
- Это еще зачем? - заинтересованно обернулся чертик, наткнулся взглядом на кружевную тряпочку у меня в руках и нахмурился.
Я сделала над собой нешуточное усилие. По-моему, у меня от натуги глаза стали выпучиваться, как у рака при виде кастрюли с кипятком, но это не главное. Главное, что я с самым серьезным видом пояснила:
- Ну а зачем ты одежду пачкаешь. Вот, для работы по хозяйству вполне достаточно этого, - и заботливо расправила фартучек.
- То есть ты предлагаешь мне раздеться и надеть ВОТ ЭТО?! - голос Владиса набирал громкость от слова к слову.
- А чем тебе не нравится, смотри, какой красивый, с цветочком, с кружавчиками, - я окончательно превратилась в того самого рака, только уже кипяченого - красного и мокрого.
Владис вспыхнул, сравнявшись со мной цветом, наблюдающий из-за угла градусник счастливо-сыто хрюкнул, и у чертенка что-то в мозгах тоже щелкнуло:
- Ты нарочно издеваешься, да?
- Уф-ф-ф… получилось, - я упала на табуретку, утерлась фартучком и пожаловалась: - Чертенок, меня так надолго не хватит.
- Ну, я в тебя верю, - медленно линяющий в свой обычный цвет Владис снова повернулся к плите, - ужинать сейчас будешь?
- Вот спасибо! Верит он… конечно буду! За такие мучения мне положен как минимум королевский пир из трех блюд!
- У меня из трех нет, - хмыкнул чертенок, - только из пяти.
Хорошо, что я пошла в дедову родню - физически не могу слопать больше определенного объема. То есть попробовала я все пять блюд, но по масипусенькой порции. Чертенок уже знал масштаб моего аппетита, так что сразу накладывал без излишков.

Ну вот, и дальше все было так же вкусно, весело и… секс тоже зашибись. С чертенком я почему-то чувствовала себя совершенно раскованно, ничего не боялась и не стеснялась, и мы получали удовольствие друг от друга по полной, без оглядки. Это просто фантастически здорово…
Правда, в следующий раз фокус с фартучком не прошел. Владис хотя и пыжился, пытаясь изобразить оскорбленное достоинство, градусник ему не поверил. Пришлось чертенку признаваться, что данную «одежку» он прочно ассоциирует с сексом, и тащится заранее, хотя… короче, туда эта тряпочка тоже лишняя.

Макияж сопротивляющемуся черту я сделала всего один раз. Унижометр, конечно, наелся до отвала, едва Владис понял, к чему дело идет. Но я не укротитель мустангов, и на такие подвиги каждые два дня не способна. В смысле, если только угрожать, но не делать, работать не будет. Пришлось ловить и… красить. Ага, сначала гоняться с тушью за этим носителем ресниц, и вопить: «не смей дергаться, а то глаз нечаянно выколю!». Потом сидеть на нем верхом, прижимая к дивану и тыча помадой приме-е-ерно в район рта. Так он откусил мою дорогущую «живанши» под самый тюбик, и выплюнул, зараза!
Короче, в результате этих гонок у нас получилась настоящая устрашающая раскраска боевого черта, чем Владис остался даже доволен. А поскольку под шумок, пока я его ловила и красила, распускал наглые лапы, понятно, чем все кончилось. Потрясающим сексом и размазанным боевым макияжем - по нему, по мне и по постели.

Эмма Львовна тоже не подвела - в назначенный срок принесла документы. Кто-то из ее бывших учеников, или их родителей - я уже не в курсе, работал в этой странной организации, что пытается опаспортить население нашей страны и ее ближайших окрестностей. И не рядовыми паспортистками работали, как я поняла, а крупным начальством.
Мы с чертенком полюбовались на самый настоящий паспорт на имя Чертанова Владислава Викторовича и дружно поблагодарили несравненную Эмму Львовну. Владислав Викторович тут же уволок ее в кухню угощать чем-то вкусным, и на ходу советоваться. Слава богу, в этом они нашли друг друга и счастливо сливались в экстазе на почве кулинарии, забыв обо мне. То есть, никто не мешал мне работать, не ходил и не тошнил, какая я бесхозяйственная. Благодать!

Эта благодать длилась до самой выставки. Даже унижометр кормили регулярно. Решение нашлось случайно. Сначала я думала заставить чертенка вспоминать и рассказывать мне о его жизни у Светлюка. Да, знаю, что это жесть, самой неприятно было бы слушать, а куда деваться? Пара неприятных воспоминаний, и одноглазый шпион сыт, значит, возвращение в светлые объятья не грозит. Лучше уж вспоминать, чем снова пережить.
Владис, как и ожидалось, был не в восторге. Это еще мягко сказано. Но когда надо, я умею быть настойчивой. Единственное, в чем я пошла на уступки - согласилась начать с порки, а уж потом… ясно, чертенок, как мог, отодвигал неприятное событие.
Ну, а для наказания болью он придумал какие-то немыслимые новые условия, в надежде, что унижения хватит хотя бы на раз. Я только вздохнула, когда он устроился на диване, раскорячившись как-то совсем уж… неприлично: раком, высоко подняв попу и при этом широко разведя колени. Эм… нет, он такой красивый, что даже в этой закарюке можно найти эстетику, но смотрится все равно… да, именно унизительно.
Градусник это подтвердил, чуть-чуть сдвинув вверх синий столбик. Но и только.
В результате этот… Владислав Викторович дораздвигался, блин, коленями. До того, что я, совершенно ненамеренно, попала ему кончиком палки по… ага, по ним. Мама-а-а-а!!!! Черт буквально взвился и минут пять отчаянно матерился в белый свет, как в копеечку. А потом еще пятнадцать минут поил меня валерьянкой и успокаивал, уговаривая «взять в руки палочку и закончить начатое», но я только мотала головой и стучала зубами по стакану с валерьянкой.
В себя я пришла, лишь, когда возбужденный чертенок сунул отчаянно моргающий градусник прямо мне под нос. Красная шкала была заполнена доверху, а синяя… почти наполовину!
Точно! Мы же и раньше замечали, что сильная боль поднимает оба уровня… но лупить чертенка палкой по яйцам я отказалась категорически!
Владис поспешно заверил меня, что не настаивает. Можно и просто по заднице, это же не сложно, правда? Хаис…корт! Во, даже его проклятье вспомнилось, и очень вовремя.
В общем, порка раз в два дня стала даже чуть более жесткой, чем прежде, до уменьшения шкалы, зато про чертово унижение мы больше не вспоминали.
Если задуматься, не так все плохо, уже даже привычно… особенно по сравнению с недавним прошлым. А дальше… поживем-увидим.

Владис:
С утра Алена умчалась на выставку, успешно проспав и не успев позавтракать. Ну я узнал у нее адрес и совершенно серьезно планировал после того, как выгуляю Тилли и Вилли, нагрянуть в гости и отправить мышь есть в ближайшее кафе. Уж за полторы тысячи одну маленькую мышку можно будет накормить даже в этом странном городе.
Я уже накидывал на себя куртку, как вдруг почувствовал странное, почти забытое ощущение чужого присутствия. Неужели Светлые? А боевая трансформация у меня все еще заблокирована! Но это оказались не они…
- Ваальди, ты меня слышишь?
- Наамидес, это ты? - сначала я решил, что слух подводит меня.
Марбхфхаискорт! Так странно было услышать голос сестры спустя столько лет. Сердце бешено заколотилось и все мои подозрения встали, как ком в горле, мешая переполняющей меня радости. Только сейчас я понял, насколько сильно соскучился. Все же сестры - это единственная моя семья, не считая Алексиса.
- Да, я! Мы с Лиаанидес недавно ощутили твой зов…
Насторожившись, я пытался заглушить разгорающуюся внутри злость, смешанную с паникой. Мы - родня, и она могла почувствовать, что мне угрожает смертельная опасность. Могла услышать мой прощальный тихий крик миру, когда я бросился прикрывать своим телом мышь.
- А до этого сотню лет ты ничего не слышала? - съехидничал я, затыкая боль в сердце и унимая злость. Ругаться с голосом - это еще глупее и бессмысленнее, чем с Аленой.
- Ваальди, ты можешь мне не верить…
- Ты права! Я могу тебе не верить. И я даже больше скажу - я не собираюсь тебе верить, потому что…
- Ваальди, давай я вытащу тебя отсюда, и мы спокойно поговорим? Я знаю, что ты обвиняешь в случившемся нас, но я точно знаю, кто именно тебя предал. И у меня есть доказательства.
- А ты сможешь меня перенести из этого мирка в наш? - снова оказаться дома… внутри все сжалось от тоски.
- Да, брат. Перенестись к тебе у меня не получается, а вот забрать отсюда тебя… Но мне нужно твое согласие! Ты должен сам захотеть уйти оттуда! Слышишь? Ты согласен?
- Да…
Я едва успел ответить, как перед глазами все закрутилось, завертелось, замелькали коридор, вешалка с одеждой, звезды, яркие размытые пятна… в руки мне что-то быстро впрыгнуло, и я инстинктивно сжал это, удерживая…
- Ваальди! Ты… ты совсем не вырос! - Наамидес стояла передо мной в безвременье. Сером мире… - Извини, но больше никуда не удавалось тебя перенести, - немного виновато произнесла она, попытавшись погладить меня по волосам, как в детстве.
- Оставь свои нежности! Лучше рассказывай, что там с доказательствами? - я специально был груб, потому что очень хотелось обнять сестру, но если это по ее вине я попал к Светлым, то…
И тут я почувствовал, как меня парализует магической силой, а Наамидес быстро растворяется, исчезает…
Марбхфхаискорт! Ну конечно, значит, здесь была не она сама, а только проекция, копия. Я сам так часто бродил по мирам, оставляя истинное тело в тайном месте. Но меня-то взяли в плен по настоящему! Опять!
- Я так и знал, что ты не удержишься и поддашься соблазну, - злобно улыбнулся мне мой персональный враг. Хаааискорт! Ненавижу! Черти бы тебя… И тут последовал магический удар, и наступила тьма.

***

- Ну что ж, с возвращением! - раздался из темноты ехидно-довольный голос Светлого и вдруг, резко, везде зажегся свет.
«Светлые - это свет», как-то отстраненно подумал Владис. «Темные - это зло… Я - это зло. Я пошел за шансом отомстить, как осел за морковкой. И ведь меня даже никто не обманул! Теперь я точно знаю, кто именно меня предал…» - неожиданно стало смешно и грустно. Ничему-то его жизнь не учит. Попасться, как мальчишка, второй раз… В первый было простительно. Но во второй…!
Светлые воспользовались злом, живущим внутри него, и весь внутренний свет, которого было мало… безумно мало. Его хватало только на Аленку… А теперь внутри него снова только тьма. Потому что рядом нет того, кому этот свет нужен.
- На колени, тварь! - Светлый неожиданно оказался совсем близко. Довольная, круглая, сияющая рожа… Ненавистно-отвратительная. Предвкушающая.
- Я сказал: «на колени»! - голос оглушал, требовал…
По телу прокатился разряд боли от миадерпиана. Да, точно, надо же выполнять желание хозяина. Перевоспитателя, марбхфхаискорт!
Еще разряд… еще… удар в живот, вполне реальный удар - локтем… коленом - между ног… снова локтем - между лопаток… боль…
«Ты мазохист?» - в голове зазвучал заинтересованно-спокойный голос-воспоминание. «Ненормальный, который боль любит? Я ненавижу боль, ясно?!»
Странно, почему он ее ненавидел? Сейчас боль не вызывала никаких чувств, никаких эмоций, только физические реакции… Тело упало. Боль продолжалась. Теперь его уже избивали ногами. Тяжелые толстые подошвы с каблуком, как у тех ботинок, что он так хотел купить в торговом центре… В их первый поход по магазинам.
Боль растекалась по телу, волнами. То резкими, то медленно-плавными. От удара в челюсть ноюще-тупая боль осталась надолго. Выбитый зуб Владис выплюнул практически инстинктивно. Его сознание жило отдельно от тела.
Перед ним с довольно-урчащим смехом поставили миадерпиан, снова неживую стекляшку, с уже восстановленной шкалой делений. Такой, какой она была в день их знакомства с Аленой.
- Ты смог нас удивить, скот! Мы даже запереж… обрадовались, что ты окончательно исправишься!
А это уже другой голос. Один из пресветлых рогоносцев. Запереживали и поэтому придумали, как выманить темного лопухоида… Осел и морковка! И Наамидес…
- Но ты сбежал… сбежал от своей хозяйки туда, откуда миадерпиан не может тебя вернуть! Ты сам захотел сбежать! А значит, заслужил еще более суровое наказание, тварь! За этот побег! - Злобное торжество громыхало, отталкиваясь эхом от стен. - Того, кто примет на себя тяжелую участь по взыванию к разуму и совести этого существа, выберем жребием, как обычно? Или осуществим сей трудный процесс совместно?
Как же Владис ненавидел этих лицемеров… В голосе предвкушение, ожидание, а сам что-то про тяжелую участь несет! «Да ты мечтаешь меня трахнуть, падла!» - сознание, возмущенное услышанным, даже вернулось обратно в тело… но ему там не понравилось, да и тяжелая участь… такое лучше наблюдать, витая под потолком.
Слюнявые поцелуи, тайком, чтобы остальные не заметили. Хищные жадные касания рук. Пощипывания, покусывания… Попытки пометить. Пообладать хоть недолго… Пока член двигается внутри тугой влажной задницы. В это время можно впиться пальцами в бедра, протыкая кожу когтями… Да, хаискорт! У Светлых тоже есть когти!

Мать в детстве рассказывала сказку, укачивая его перед сном. Да, даже когда ему было почти триста, он все равно любил залезть к сидящей матери на руки, положить голову ей на плечо, обнять ее за шею и, под мерное раскачивание, слушать сказку… засыпая…
- Тварь! Не смей терять сознания, шлюха!
Странно, почему он - шлюха? Денег ему за происходящее не платят, удовольствия он тоже не получает.
Сказку… Мама рассказывала сказку… про то, что раньше все Высшие были равны, не было Светлых и Темных. Все были друг другу родня. Несли как зло, так и добро, не скрываясь и не юродствуя. А справедливость вершили Паладины. Светлые, в сияющих золотом доспехах… Только чистые душой могли стать ими.
И маленький Владис истово верил в этих загадочных паладинов. Верил до тех пор, пока родителей не убили. Ни один паладин не явился, чтобы их защитить… спасти… Ни один не явился, чтобы отомстить… покарать виновных. Ни один паладин не явился, когда на него самого, Владиса, напал десяток Светлых.
Да, может быть, их лепет на суде про то, что его грехи переполнили чашу терпения… и он должен понести кару… может, что-то в этом и было похожее на правду.
Он жил так, как живут все Высшие. Все! И Темные, и Светлые. Даже эльфы презирают низших и издеваются над своими пленными, почему же чаша терпения переполнилась только по отношению к молодому демону?
Хотя Ад Светлых не пустовал, нельзя было сказать, что это индивидуально для него изобретено. Там встречались еще Темные…

Удар по ребрам. Возмущенный оскорбительный выкрик… Боль. Боль, боль, еще боль… Мутит. Удар. Темно… Светлые - это свет. Темные - это…
- Вот и сиди здесь вместе со своей удовлетворенной стекляшкой! Завтра еще развлечемся, когда ты в норму придешь, - злорадный смех, хлопок двери и скрежет ключа в замке. Зачем, если дверь блокируется магически?

Пошарив рукой по полу, Владис нашел миадерпиан, прижал его к себе поближе… Сейчас это был не враг, не доносчик, не источник воспитательной боли… действительно честно-воспитательной... сейчас это была единственная оставшаяся вещь - снова просто вещь! - с которой они вместе были у Алены.
Низшая… Все равно она бы угасла быстрее него, а в том странном мирке люди вообще живут, как бабочки… Красивые, яркие, завлекательные… и сгорающие за несколько мгновений.
Она бы сгорела, и он оказался бы здесь в любом случае…

Нет, неправда! Они бы что-нибудь придумали. Миадерпиан стремительно сокращал шкалу, может еще несколько лет, и он бы исчез? - Владис погладил неожиданно ставший родным «градусник».

Зрение постепенно возвращалось. Голова кружилась. Мутило и хотелось пить… Ныла вывихнутая челюсть… Пересохшие, разбитые в кровь губы обжигали болезненными искорками всякий раз, когда Владис их облизывал. Больше всего боли было внутри… Болели и живот, и печень, и задница, и… душа.

«Настоящий мужик. Своего не отдаст» - вспомнилась милая старая женщина… Она ошиблась. Владис легко согласился отдать свое в обмен на призрак, фикцию… Месть. Да кому она нужна, эта месть?! Какая разница, кто из своих его подставил? - катая миадерпиан по полу и следя за медленно уползающий к нулю синей шкалой, Темный искренне пытался убедить себя, что ему и правда все равно… Но нет! Ему было не все равно. Кто-то из близких выдал Светлым его укрытие, тайное место, куда он уползал каждый год, побыть наедине, расслабиться… Место, где его легко можно было взять, потому что он не ожидал нападения. Место, известное лишь избранным.
Да, то, что он поверил Наамидес и дал себя перенести в другой мир - было глупостью. Но цель… цель глупостью не была. Просто надо было не бежать, как… как осел, гвоздей ему под копыта! Надо было посоветоваться с Аленой. С его Анжи, Ангелом. Бабочкой.
Разбитые губы растянулись в печальной улыбке…
Интересно, она догадается, что он больше не вернется? Нет, наверное. Слишком стремительно все произошло. Значит, будет ждать… Переживать. Волноваться.
Владис подполз к стенке и попытался сесть… Странное чувство душило, скручивало все внутри узлом.
Им было так хорошо вместе, весело… Он почти вжился в тот мирок. Почти… Почти был счастлив. Еще лет восемьдесят он точно потерпел бы. Легко! И кто вот этой дурехе теперь будет вправлять спину, когда она просидит полночи буквой «Г» в своей мастерской? Кто будет ее встречать, помогая допереть мешок камней до дома? Паша?! Он даже из театра ее проводить нормально не смог…
«Моя мышь», - Владис потер глаза, потому что зрение снова стало расплываться.
Так обидно не было, даже когда на него напали. Тогда была отчаянная злость, какая-то странная веселая лихость… Уничтожить как можно больше, продать свою жизнь подороже… Потом этот приговор… Пафос, сиропом выливающийся из ушей. Смешно и противно. Потом - ненависть и месть. Жажда мести. Освобожусь. Отомщу. Отыграюсь… Ну вот, теперь он даже знает, кто его предал, и никакого чувства удовлетворения.
Только очень обидно… и больно. У него отняли что-то очень важное, что-то… что-то по-настоящему его! И где опять эти сраные паладины?!

«… собак никто сегодня не вывел» - совершенно глупая мысль вдруг тоже царапнула, ощутимо и больно. У него в том мире были обязанности. Семья… Да! У него там была семья, настоящая, такая, как у отца с матерью. Он же хотел поехать покормить мышку обедом… Она там голодная. Устанет на своей выставке, вернется домой, а его нет.
Он здесь, в такой знакомой привычной холодной темноте, ждет своего «хозяина», бесы засунь ему тесак под ребро! На мгновение показалось, что никакой Алены не было, ничего не было, кроме удивительно ласкового, доброго и прекрасного сна… А теперь реальность вернулась.
Но вот как раз уснуть снова у Владиса так и не получилось, время тянулось серой вязкой тягучей массой, невозможно было понять, как давно он тут. Светлый сказал, что вернется за ним завтра. Значит, завтра еще не наступило.

Наверное, он все же впал в зыбкое полузабытье, потому что яркий свет ударил по глазам неожиданно, и Владис едва успел сгруппироваться, закрываясь от прицельного пинка по ребрам.
- Вставай, тварь, пора заняться твоим воспитанием! - еще один пинок, в бедро. - Выпрямись, раб! - и шею обхватывает такой привычный и такой ненавистный ошейник. - Ну вот, теперь ты одет прилично, как и положено каждому Темному! - этот голос, разве можно так ненавидеть даже голос? Можно!
На этот раз его проволокли вверх по знакомой лестнице и пинком забросили в большое, хорошо освещенное помещение.
- Оглядись, раб, я специально для тебя постарался, - Светлый, довольно улыбаясь, обвел рукой хорошо оборудованную пыточную. Новую, хаискорт!
- Налюбовался? - удовлетворенное ехидство победителя в голосе. Так бы и придушил голыми руками! Но магия же…
Кругом магия, скручивающая крепче любых веревок.
- Тогда пшел, скотина, на своего любимого козлика, обними его покрепче! Твоя задница скучала по мне, я знаю!
Сопротивляться приказам невозможно, когда они подкреплены магией. Да и бесполезно. Потрескавшуюся старую кожу на козлах для порки заменили новой, она неприятно холодит. Жадные руки бесцеремонно липнут к телу, щупают, сминают, царапают до крови. Когтистые пальцы втискиваются между ягодиц.
- Соскучился, мой темненький? - в ненавистном голосе липкое вожделение, от которого хочется вывернуть все содержимое желудка прямо на пол. - Раздвинь ножки. Раздвинь ноги, тварь!
Удар. Когти вспарывают нежную кожу на внутренней поверхности бедра, и по ноге течет теплая кровь. Растянутые колени жестко фиксируются ремнями.
- Непослушных рабов наказывают, ты уже забыл, чертееенок?! - голос издевательски тянет ставшее привычным прозвище, коверкая и извращая его до неузнаваемости. - Я напомню!
Свист кнута и резкая, обжигающая боль. Боль. БОЛЬ!!! Это… не Аленка… с ее палочкой…
Прокушенные губы кривит горькая усмешка. Этот целится по яйцам нарочно.
Светлый не спешит. Любуется, как извивается распятое тело, ждет, прежде чем ударить снова. Ну? Хаискорт, бей уже, сука, наслаждайся!
И он бьет. Раз за разом, чередуя цели, так, что скоро на теле не остается, кажется, ни клочка нетронутой кожи. А потом порка вдруг… заканчивается. Странно. Значит, придумал что-то новое? Или опять выжидает, когда Владис расслабится? И тогда Светлый снова ударит, в самый неожиданный момент.
Но вместо удара и злорадного смеха раздается грохот. Словно кто-то могучим пинком выносит запертую дверь. С одного раза, потому что теперь слышен треск и звук падения. Похоже, дверь действительно вынесли…

Опубликовано: 19.11.2014

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 77 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 30 человека:

  1. Бедный, бедный чертенок. Но как он мог так легко отказаться от Алёны? Глава завораживает, прям не оторваться, скорее, скорее читать что там дальше.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Поворот неожиданный, конечно… И кто это там дверь-то вынес?

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Ох… Судорожно вздыхаю

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Не знаю кого жальче: Владиса, его сестру или светлого? Сестру и светлого потому, что нет в них света…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. Ууууужас как интересно! Ужас потому что реально ужасно как с бедным поступает светлый, светлый, мать его! После фэнтези никаким ангелами доверия нет, скорее дьявола позовешь, чем светлого! А интересно просто до безумия, потому что это вторая по счету книга на Вашем сайте и её я также безостановочно читаю уже, наверное, часов 16. Спасибище огромное! Давно такого удовольствия от книг не испытывала!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • А интересно просто до безумия, потому что это вторая по счету книга на Вашем сайте и её я также безостановочно читаю уже, наверное, часов 16.

      Авторам ужасно приятно ;)))) Правда тут 2/3 авторского состава Одуванчика резвилось, а не вся троица, но зато эта 2/3 радуется и наслаждается) Да-да, наши книги надо именно так читать и получать от них удовольствие!))))))
      Спасибо за ваши комментарии;)

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Spasibo za ssilki na SI. Ne znala o saite. Teperj budu reguljarnim i blagodarnim chitatelem.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  7. Огромное спасибо авторам! Я просто умирала от смеха! И вообще, взгляд на жизнь и мировоззрение главной героини чрезвычайно импонируют. Правда, 15-ая глава взяла за горло, оччччень жаль чертика! Посему, продолжение становится архиважной задачей. Ждем-с, очень ждем-с!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • И вам спасибо!:) Не устаю повторять, наш муз, он вот на таких «батареечках» и работает:))))) Так что проду побежали писать, бегом, галопом даже.:)

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  8. Да, глава получилась знатная! Только — только боевую ипостась оценила, как — ХОРЕК! Вот о чем вы думали, половина читателей, бьюсь об заклад, чуть не скончались от смеха) И Боевой ежик. Разведчик. Ощущение, что авторы хлебнули чего-нибудь согревающего и соревновались в остроумии. Напомнило фильм «День радио» — их марафон по спасению животных, подкустового выползня) И вот опять «Светлые». И что, все о чем он подумал, что у Алены мог бы еще лет 80 прожить? И про собачек? И это все эмоции? Паразита мелкого еще воспитывать и воспитывать.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  9. Хехе улыбнуло КАК Алена рассматривала и трогала своего монстра:) И битва с градусником за хорька юморная))))
    Руки! ноги! и задница! Все слава богу у чертенка оказалось потом на месте)))))
    Любоф страстная, яркая, и обоюдно приятная (читателю в том числе:))
    Ой и вообще….лицо болит столько смеяться!!!
    Окончание этой главы не введет нас в ненужные сомнения — все будет ХОРОШО! Градусник Светлым в одно место :)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  10. Убилииии…. Ой, не могу.. ..Хорек!!!! Хорек!!!! Ёптить, хорек!!!! Чё прям реально боевой хорек?! Авторы, уморили, злыдни))))) Я, как представила себе эту картину маслом, каталась по кровати, хохотала как ненормальная, рыдала, икала, прищемила ноутбуком недавно сросшийся палец, упала на пол, всхрюкнула и затихла под журнальным столиком. Через пару минут ко мне осторожно подползла старшая собака (у меня их четверо), аккуратно потрогала меня лапой, слизала слезы, а остальные с опаской наблюдали за нами из-за угла. Я посмотрела на нее: коричневый нос и темно-рыжие усы шевелятся…… как вспомнила…..хорек!!! Боевой!! И все по новой))))) Как хорошо, что я опытный ваш фанат и книги стараюсь читать дома! Как вы понимаете, пришлось мне сделать перерыв в чтении. Приступая ко второй части я уже осталась сидеть на полу)))
    Пробуждение Алены порадовало не по- детски)))) И вообще такую красивую и вкусную эротику я, кроме ваших книг, встречала только у Лорел Гамильтон в любимой серии про Мередит Джентри. После нее и до ваших книг не зацепила больше ни одна))
    Наконец-то свершилось! Я ж говорила шок это по-нашему)) Перечитывала три раза)))
    Но ведь не зря я на полу-то сидеть осталась. Потому что ёжик в малиновой бандане с патронташем и пулеметом вновь отправил меня всхрюкивать под стол))))))))) Хорошо хоть перед ёжиком после хорька красивый секс был, а то бы всё, хана мне. Столько смеха ни одна сердечная мышца не выдержит))))
    Продолжила читать и задумалась, вот как вы так умеете? Это не глава, а русские горки какие-то! Ощущение как будто из кипятка в ледяную воду. Ну как же он мог к светлым попасть!! У меня от возмущения аж все матерные слова забылись)))) И вообще, ГДЕ КОНЕЦ, я вас спрашиваю?!))) На самом интересном месте…. Очень надеюсь, что вы не будете быка за рога откладывать в долгий ящик и Владиса уже пришли спасать же, да? Ну скорее же ж!))))))
    Девочки, спасибо вам огромное! Смех продлевает жизнь. И сижу я теперь как Ленин в мавзолее, вечно живой, плакаю и жду продолжения=))))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Блин, мне уже Соавтор праздничным флагом машет, стоит появиться вашему комменту. Дескать, беги, читай, там СТОООЛЬКО радости выдали, напополам с вдохновением:))))) Вам уже пора самой подумать о литературной деятельности, такую яркую картинку с собачками нарисовали:)))))
      А глава да… но это потому, что длинная такая, может потом, когда все закончим, чуть-чуть перегроим главы, а то первые нормального размера, а последние пухнут, как на дрожжах.:)))))
      Спасибо ВОООООТ ТАКЕННОЕ!!!

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  11. Да, что-то мальчик не продумал, а еще коварный темный. Светлюка вообще хочется придушить на этом самом козлике. Как бы теперь дождаться новой главы, ой-ёй?

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  12. Мальчишка! Весь на эмоциях, мозгов нет! А еще 600 лет…. Надо мальчика спасать срочно

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  13. Боже! Боже-боже-боже!!! Только выдохнула с облегчением — и вдруг такое! Не сиделось паршивцу дома! Как теперь следующей главы дождаться?! * нервно мечется по комнате, кусая ногти*

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  14. Ох! В напряжении держите! Как до следующей главы дожить то!?

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  15. Захватывающе! Неожиданно! Весело и грустно) И герои уже такие родные и близкие, что кажется, видишь их воочию. Спасибо за продолжение.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  16. не глава, а американские горки! Супер!!!!!!!!! а светлые — гады!
    пойду еще пару раз все перечитаю про идилию и воспитание «градусника»))))

    Оцени комментарий: Thumb up 0