Кот — 2

Айриш:
Леди Грезия, моя первая гувернантка, уже отхлестала бы меня линейкой по пальцам раза три. За несдержанность, неумение контролировать себя и глупость.
Ну, в самом деле! Кто просил меня ехидничать в ответ на насмешки мужа?! Могла бы и промолчать. Я ведь не забыла, как краснела и терялась, заикалась и не находила слов в его присутствии… Но почему-то теперь все это кажется мне таким смешным и глупым.
Лев хорош роскошной, львиной красотой, но с некоторых пор она больше не застилает мне остальной мир. Особенно одного черного котенка.
Слава Древним Богам, эту ночь дорогой муж проведет, снимая пробу с новенькой. А я как раз успею объяснить Винсенту, что послезавтра ему придется поскучать в одиночестве.
Он такой, он поймет, он всегда меня понимает… И время с ним течет очень быстро, как в тот первый вечер.
Тогда между нами ничего не было и… было очень много чего. Мы сбежали в парк и гуляли там почти до рассвета. Просто гуляли, даже не держась за руки, и болтали о какой-то чепухе. Я уже забыла, что умею так смеяться, а еще мне безумно нравилось, что мои шутки тоже кажутся ему смешными.
Оказывается, я так устала быть достойной, быть… королевой. Странно. Ведь я же так хотела, так старалась! Училась, причем не только наукам и этикету, тренировалась перед зеркалом до изнеможения и так мечтала побыстрее повзрослеть, чтобы… чтобы ОН меня заметил.
А теперь вдруг мне стало очень легко, и выяснилось, что не нужно напрягаться для того, чтобы было хорошо и весело. Можно просто быть собой, ну, и самую капельку все же королевой. Чьей-то королевой…
Тот разговор я помню от первого до последнего слова.
- Уже рассвет, смотри! Как незаметно время прошло.

Винсент:
- Уже рассвет, смотри! Как незаметно время прошло, - произнесла юная королева.
Что ж, всё оказалось намного легче, чем я думал. Мне, привыкшему работать с расчетливыми, эгоистичными, знающими себе цену и давно разочаровавшимися в мужчинах женщинами, было на удивление легко и в то же время безумно сложно подобрать ключик к сердцу этой девочки. Легко - оттого, что в отличие от остальных клиенток, она верила моим словам. Она просто хотела в них верить, в её глазах горели желание перемен и приключений, а обида на Его величество еще больше подталкивала к авантюрам. Сложно - оттого, что юная королева была, как весенний ветер, такая же непредсказуемая и непостоянная.
- Действительно, рассвет, - я ненадолго оторвал взгляд от моей собеседницы и посмотрел на горизонт. Мы слишком заговорились. Придворные вскоре могут хватиться. - Когда ведешь разговор с тем, кто тебе не безразличен, время летит быстрее королевского скакуна на скачках.
Уж что-что, а нести высокопарную чушь, глядя честным взглядом глаза в глаза, я научился уже давно.
- Скажите, леди, вы уже встречали когда-нибудь рассвет?
Королева улыбнулась одними уголками губ:
- Вдвоем с кем-то - ни разу. Спасибо за этот новый опыт, Винсент. Я запомню этот рассвет. - Бинго.
Сейчас я готов расцеловать короля за то, что он так пренебрегал женой. Я- то думал, что как минимум в брачную ночь у малышки было всё в клубнике и сливках, но, похоже, она знает о романтике лишь из книжек.
- Вам не за что благодарить меня. - Вот уж точно, я выигрываю намного больше, чем ты думаешь. - Буду честен, я не смел даже надеяться, что вы изволите потратить на меня столько времени, иначе этот рассвет мы встречали бы не здесь, на этом обшарпанном балконе, где можно насладиться лишь малой толикой этого великолепного зрелища.
И опять ни слова лжи, о том, что рыбка клюнет на еще толком не закинутую удочку, даже мечтать нельзя было.
- Если бы я только знал… моя королева, что таково ваше желание, то непременно повел бы вас на восточную сторону. Там, за нишей, есть небольшая лестница - выход в одну из дозорных башен, ветер там сильный, и довольно прохладно, но поверьте - нельзя не насладиться видом розового зарева, в котором медленно, но верно исчезают сияющие звезды.
И тут же я мысленно залепил себе подзатыльник! Увлекся, заговорился. Надеюсь, она не заметит, ведь придворным вроде как не желательно бродить в одиночестве по замку.
- А ты, оказывается, знаешь дворец лучше меня! - с веселым изумлением ответила королева. Тьфу, пронесло. Все-таки какая она еще девочка. Если бы не знал о первой брачной ночи, то решил бы, что еще и невинная.
- Надо же, как интересно. Что ж… В следующий раз, быть может… - и снова засмеялась. Легко и весело, без капли жеманства. И смех такой теплый, словно беличьей кисточкой по коже провели. Траш-ш, что за дурные мысли в голову лезут. Она - мой билет на свободу, ничего более.
- Ну, закоулки - возможно. Миледи не пристало бродить по пыльным старым коридорам, а вот для мелкого кота они в самый раз. Что ж, значит, завтра? - наглость второе счастье. А первое - это когда знаешь, что за неё не огребёшь.
- А вашей напористости позавидует лев, ваша кошачья светлость! - королева чуть откинула голову, так, что уложенные локоны разметались по плечам золотистыми струйками. Такие резкие изменения от наивности до властности напрягали неимоверно. - Впрочем, мне нравится. Возможно, сударь кот, в этом мире возможно все… А теперь пора прощаться. Вы слышите, подданные уже вспомнили, что где-то тут у них была королева.
Вот это она правильно заметила, ведь эти курицы в разноцветных платьях настолько обнаглели, что целую ночь не вспоминали про свои прямые обязанности. Иногда мне кажется, что при нашем дворе фрейлин заводят не для королевы, а для короля. Но опять же, мне это на руку, мне ВСЁ это на руку.
- До встречи, Винсент, - и она легко развернулась, плеснув мне по ногам розовой пеной кружев. Всё же характер у неё вполне правильный, кошачий. Еще секунда и вдали замолкли пронзительные завывания фрейлин, к утру потерявших свою королеву.

Ривриен:
Как я и ожидал, леди Мариша в постели была прилежной, тихой и покладистой. Как положишь - так и лежит, старается, тихо и преданно мне в глаза смотрит. Короче, толку никакого, кроме приятных глазу округлостей, на которые я могу и через платье любоваться, например, на светских приемах. Так что с утра я поцеловал бывшую невинность, обещав принять активное участие в устройстве ее дальнейшей личной жизни. Не знаю, что она там себе напридумывала, а я лишь перебирал в голове молодых и неженатых, достойных вручения невесты прямо из-под короля. С золотой королевской пробой, пока что - единственной. Правда, через месяц-другой, с таким вот покладисто-старательным характером на малышке пробу ставить будет негде, ведь дольше чем на одну ночь она, как любовница, никого не заинтересует. Так что замуж, детка, срочно замуж.

Сегодня был черный понедельник, как я называл в шутку день сбора Малого Королевского Собрания. Шестнадцать герцогов должны были собраться в зале Совета сразу после обеда и, вплоть до ужина, делать вид, что их деятельность приносит пользу Объединенному Королевству. Самое главное, я просто обязан был находиться на каждом таком Собрании, потому что в мое отсутствие они могли напринимать гору тупейших законов. Чтобы понять это, мне хватило одного раза, восемь лет назад, когда я вдруг свалился в кровать с фивской лихорадкой. Люди от нее сгорают за два-три дня, даже одноликие могут не оправиться сразу. Мне же понадобился для выздоровления всего один день, но этим днем, по странному стечению обстоятельств, оказался именно понедельник. И во вторник секретарь герцога Баннимедойского положил мне на стол сразу двадцать новых законов. Двадцать, ляжку восточного скакуна им в зубы! Как будто специально готовились, как будто знали, что меня в этот день не будет… И напринимали такого… такого… что у меня вся грива дыбом встала! И в голове задымилось, потому что разум начал искать выход, ведь большинство законов почти полностью противоречили намеченному мною плану развития Королевства.
Да я потом три года выход искал из той задницы, куда меня один день лихорадки загнал, но выводов зато сделал целый торговый караван. И больше никогда, ни за что, как бы мне ни хотелось увильнуть и провести этот день иначе… Единственное, что я себе позволял, это входить в зал Совета последним, строго за минуту до начала Собрания, и уходить первым, сразу после объявления об его завершении. Пусть наши с женой родственники рвут шерсть на голове, сколько им влезет, и обдумывают, как хитро провести мимо меня очередную законодательную глупость.
Да, у меня есть только право королевского Вето, равный со всеми шанс предложить на обсуждение свои законы и возможность участвовать в голосовании, опять же наравне со всеми. Юнцом я пользовался этими тремя дарами не очень умело, но за десять лет даже глупец наловчится, а я никогда дураком не был. «Опыт - сын ошибок трудных…»

Винсент:
Тонкие кружева белого тюля колыхались от пока еще теплых, но уже достаточно сильных порывов ветра. В воздухе разливался терпкий запах озона и влажности, хотелось свернуться клубком где-нибудь в отдаленном и уютном уголке, прикрыв нос пушистым хвостом - начиналась гроза. Но окна, ведущие в заветную комнату, увы, до сих пор были закрыты - бархатные шторы за стеклом казались коваными воротами и внушали трепет своей неприступностью. Время встречи уже давно прошло, и это, так же, как и будущая гроза, не добавляло спокойствия. Конечно, женщинам свойственно опаздывать, но королева отличалась удивительной пунктуальностью, и такая задержка невольно заставляла волноваться… почему-то именно за королеву.
Уже несколько раз я порывался уйти, это желание стало особенно невыносимым, когда тяжелая капля упала на ухо, заставляя неприязненно отряхиваться. Холодная. Нежелание вымочить шкурку боролось с долгом. Не хотелось бы, чтобы из-за одного недочета столько свиданий попали… хм… коту под хвост. Да и, возможно, вид бедного и мокрого, но очень преданного котенка всколыхнет в душе молодой женщины больше чувств.
Наконец синие шторы колыхнулись, и обеспокоенное лицо королевы показалось в окне, с тревогой вглядываясь в начавшийся дождь. В душе завертелось самодовольство - переживает, значит, точно не безразличен. Как только створки разошлись в стороны, я, стараясь как можно меньше намокнуть, молнией вскарабкался по плющу и запрыгнул в королевские покои. Совсем сухим остаться не получилось, но это было мне даже на руку. Миледи охнула и стащила с кресла какую-то шаль, закутывая меня в неё и причитая. По привычке заурчал и потерся головой об её подбородок. Да ладно, не так уж всё и страшно, я даже лап не замочил.
Хоть и был простым котом, тисканья я не очень жаловал. Поэтому, как только хватка девушки ослабла, спрыгнул с её рук и обернулся.
- Миледи, вы не представляете, как я рад снова видеть вас, - и поцеловал аккуратную ручку, чуть задерживаясь губами на её поверхности. - Ожидая вас, я так извелся от тревоги. Вы не представляете, какие жуткие картины всплывали в моём сознании, когда я пытался понять причину вашей задержки.
Ага, насквозь промокший и обмерзший, я действительно выглядел бы жутко.
- Причина моей задержки - неожиданная заинтересованность моего мужа, - королева вздохнула и чуть отодвинула с глаз мою мокрую челку. О боги, только этого не хватало. Конечно, я уже прочно обосновался в её сердечке, но король - её первая влюблённость, такую каленым железом не вытравишь. Эх, надо было всё же хорошенечко промокнуть - чувство вины стимулирует.
- Прости, что тебе пришлось так долго меня ждать…
- Что вы, моя королева, я был готов ждать хоть до вечера. И лишь тревога за вас чуть не заставила меня покинуть место встречи и приступить к поискам, - я одним движением руки закинул влажные пряди челки наверх и посмотрел в её глаза. Это совпало со вспышкой молнии и последующим, пока еще далеким раскатом грома.
- Его Величество сильно вас расстроил?
- Он изъявил желание завтра посетить мою спальню… не прошло и года!
Траш, траш, траш! Да что ж это за невезение такое. Король - опытный любовник, под ним даже бревно будет млеть. Лишь искреннее негодование королевы льётся бальзамом на мою душу. Что ж, похоже, сегодня ночью придется постараться намного больше.
Я сел перед девушкой на колени, преданно заглядывая ей в глаза. Одной рукой как бы нечаянно задел стройную ножку и голосом, полным всемирной скорби, спросил:
- Вы всё еще любите, - трагическая пауза, - его? - глядя на постепенно округляющиеся глаза Её Величества, постарался дожать: - Не беспокойтесь, миледи, я ни на что не претендую. Позвольте мне лишь в последний раз доставить вам удовольствие.
- Я примерная жена и королева, - невесело усмехнулась Айриш, снова непроизвольно протягивая руку к моим мокрым локонам. - Я должна родить наследника. Больше Его Величеству ничего не требуется, и мои чувства ему не нужны.
Если честно, я выдохнул с облегчением. Возможно, это даже мне на руку, ведь беременные женщины намного чувствительнее.
- Мне жаль, миледи, что вам приходится идти на такие жертвы. Еще больше жаль оттого, что я ничем не могу вам помочь. Не в моих силах спорить с Его Величеством, - как бы невзначай рука начала поглаживать тоненькую лодыжку, и я с удовольствием заметил в глазах королевы легкую поволоку желания.
- Ах, ты маленький негодник, - засмеялась она и, словно бы случайно, чуть колыхнула подолом, отчего голубое кружево соскользнуло и открыло еще пару дюймов стройной ножки. - Мне кажется, или я сейчас вижу в твоих глазах далеко не жалость?
- Грешен, моя королева, - я уже не скрываясь приподнял кринолин, нежно целуя открывшуюся коленку. - Ваше присутствие порой лишает меня здравого смысла.
Мои руки плавно перекочевали на бедра, поглаживая медленно, но настойчиво. Я немного опустил голову, ныряя под кринолин и скрываясь от глаз Её Величества под ворохом кружевных юбок.
- Испорченный котенок, - шепнула королева, откидываясь на спинку кресла. - Я уже говорила… - Её дыхание вдруг сбилось, она облизнула пересохшие губы. - Что никто до тебя не смел покушаться на королевские юбки? - по телу девушки прошла волна дрожи.
Я ненадолго приподнял своё укрытие, отстраняясь. Сверху послышался недовольный стон. Неспешно, изводя своей неторопливостью, взглянул на королеву снизу вверх.
- Моя леди действительно хочет, чтоб мой рот, - тут я нагло провел языком по губам, слизывая её сок, - был занят именно разговором?
Королева низко и чувственно засмеялась.
- Действительно, лучше займи его … делом! - мягко, с придыханием ответила она, а её вторая нога, с которой девушка уже скинула парчовую туфельку, легонько погладила меня по бедру.
Вновь ныряя под юбки, я довольно усмехнулся: девочка учится очень быстро. Непонятно, как король мог быть настолько слеп, что не заметил её темперамента. Всё-таки кошка - она кошка и есть.
Мои размышления не мешали заниматься достаточно привычным и, что греха таить, приятным занятием. Очень скоро королева была практически опрокинута на кресло, а её ножки то и дело вздрагивали у меня на плечах. Кринолин жалобно потрескивал, напоминая о том, что для таких ситуаций не предназначен. Айриш наконец расстегнула несколько крючков и сбросила неудобную конструкцию, которая мешала нам обоим.
И теперь сладко постанывала, запустив пальцы мне в волосы, тонула в облаке кружев и вожделения, извивалась и закусывала губы, горячо шепча моё имя.
Я с усилием подавил желание скинуть её руку - нельзя. Но как же бесит эта привычка большинства дам. До сих пор с ужасом вспоминаю, как у некоторых под конец в руках оставался клок моих волос.
Привстав, задрал ножки королевы чуть выше, потерся щекой о гладкую кожу бедра, пощекотал носом ямку на сгибе. Фух, отпустила! Так-то лучше, можно не бояться головной боли впоследствии.
Поцеловав напоследок стройные лодыжки, я снова опустился на колени и целиком отдался ланьету. Прошелся языком сначала по большим, затем по малым и более чувствительным губам. Язык на пределе влажности, мягкий, чувствительный, человеческий. Невольно вспомнил, как однажды нечаянно применил частичную трансформацию и лизнул кошачьим. Ой, крику-то было. И спина потом болела долго.
Ещё несколько быстрых, настойчивых круговых движений, и тело девушки содрогается в оргазме. Её руки при этом не привычно впиваются в волосы, а остаются нежными, и все её тело тянется навстречу… Словно она даже на пике удовольствия помнит обо мне, но как ответить, ещё не понимает. Всё-таки Айриш действительно еще неопытна, но в ней уже горит огонь истинной кошачьей страсти.
Финальный крик утонул в раскате грома, словно расколовшем небо, и за окном торжествующе рухнул на землю мощный ливень.

Айриш:
Почти весь понедельник я металась по комнате из угла в угол, и мои чувства точно так же метались внутри меня от ненависти к странному предвкушению.
Котенок настолько изменил меня всего за несколько дней, столькому научил, что я теперь была зла на мужа в тысячи, нет, в миллионы раз больше, чем прежде!
Ну не верю я, что он не знал, как доставить мне удовольствие. Знал и вполне мог научить меня, неопытную девчонку. Но… не захотел.
А теперь не хотела я. И уже решила: буду изо всех сил изображать себя прежнюю. Раз мне супружеская постель не приносит наслаждения, так пусть и ему достанется как можно меньше!

Ривриен:
Сразу после ужина я направился в спальню жены и, передвигаясь по коридорам дворца, с удивлением обнаружил, что впервые не то чтобы спешу, но думаю о предстоящей ночи даже с каким-то предвкушением, что ли.
При этом, как бы мне ни хотелось срезать путь через потайные ходы, пришлось подниматься на последний этаж по парадной лестнице, чтобы все придворные видели и догадывались, куда именно я направляюсь. Два из ликов короля Гиерена достались ему от предков герцогства Эльриба, вошедшего в состав Объединенного королевства всего лишь семь сотен лет назад, в тысяча триста восемьдесят шестом году. Белка и заяц. Младший сын герцога Эльрибейского не пожелал удовлетвориться титулом графа Садужегу и аккуратно захватил герцогство Баннимед. Точнее, используя свое «заячье» родство, был признан вполне законным наследником неожиданно почившего от яда в бокале с вином старого герцога Баннимедойского. Милый, наверное, был старик, жаль, что бездетный. Но у него родства с будущими королями не было, так что узреть, как он выглядел, можно лишь во дворце герцогов Баннимедойских. А вот как выглядел герцог Эльрибейский, взошедший на престол в тысяча пятьсот сорок восьмом, я мог любоваться каждый раз, когда поднимался по лестнице. Ну и, понятное дело, я знал, как выглядел его внук, его правнук, его праправнук… Вся стена парадной лестницы на четвертый этаж была увешена портретами предков моей жены. Наверное, подразумевалось, что это внушает поднимающемуся уважение к величию этих самых предков. Нет, красивы они были, ничего не скажешь. Огненно-рыжие волосы, карие или черные глаза, узкий овал лица и чуть выдвинутая вперед верхняя челюсть, которая совсем их не портила. Яркие, бесшабашные, храбрые и очень популярные в народе.
А вот королева Айриш внешне пошла в мать, снежную красавицу-пуму. Тетушка скончалась в родах пятнадцать лет назад, пытаясь произвести на свет очередного наследника престола, всегда забываю, какого по счету. Надо заметить, очень удачно скончалась, вместе с сыном, то ли так и не родившимся, то ли умершим сразу после рождения. А ведь плодовита тетушка была, как кошка, но все ее дети умирали, не дожив и до десяти лет. И правильно, зачем стране законные наследники, когда в герцогстве Лионском подрастал будущий претендент на престол?
Говорят, тетушка и страстная была, как кошка, красивая, золотоволосая, темпераментная… Ну да, волосы у Айриш тоже отливают золотом, и глаза голубые, только темперамента в них не светится. Не светилось… А ведь хищница, как и я. Трехликая хищница. Пума, рысь и тигр.
Если наши попытки продолжить королевский род увенчаются успехом, то придется менять королевский герб. Потому что королевским зверем станет не белка, а тигр, который есть и у меня в ликах. И искать невесту сыну среди графинь и маркиз герцогства Нейнра, где эти самые тигры преобладают.
Тут я остановился, как вкопанный, хотя до дверей в покои королевы оставалось еще несколько метров. Это же получается, я не просто уверен в успехе с продолжением рода, а уже размышляю о том, где буду искать невесту сыну?!

Жена ждала меня в своей спальне, лежа в кровати. Раздетая, вернее, наверняка, одетая в одну из своих ночных рубашек, сшитых по последней моде какого-нибудь особо набожного монастыря. Длинный подол, чтобы, когда стоишь, ткань волной спадала на пол. Рукава до запястий, причем потом ткань плавно переходит в кружево, чтобы скрывать даже пальцы. Воротник стоечкой, закрывающий почти всю шею… И выражение лица монашки, приносящей свою невинность в жертву тирану во имя какой-нибудь великой идеи.
Откатилась на правую сторону, к тумбочке, на которой лежит раскрытая книга, и при этом канделябр-то слева, и камин тоже. А я знаю, что жена хоть и имеет, благодаря предкам по материнской линии, целых два северных лика, но холод ужасно не любит. И сейчас, в сезон дождей, должна тянуться к теплу, то есть к камину. Но и дверь в спальню тоже находится слева, поэтому- то королеву привычно и вполне объяснимо смело направо. Бедняжка. Мое присутствие ей настолько отвратительно, что она готова пожертвовать собственным комфортом, только бы оказаться подальше от меня.
- Дорогая, не ведите себя так, как будто не рады меня видеть.
Я так же привычно загоняю свое раздражение вглубь, чтобы не сорваться и не наговорить совсем уж лишнего. На что я надеялся, идя сюда? Почему рассчитывал, что что-то изменилось?
- Ну что вы, дорогой муж, я вам всегда рада, - доносится из-под полога кровати приглушенный голос.
- Надеюсь, миледи, вы готовы выразить свою радость не только словами, - скептически хмыкнув, я зачем-то оглядываю комнату. Что-то меня беспокоит, что-то неясное, неопределенное, не оформившееся…
- Как и всегда, Ваше Величество, как и всегда, - Айриш вытягивается под одеялом, как солдат-новобранец на плацу, по стойке смирно.
Действительно, все происходит точно так же, как всегда, только вот голос ее несколько более напряжен, чем обычно. Голос и взгляд, они изменились. Да и фразы звучат несколько иначе, как будто королева готова вступить в пикировку, как будто она научилась выдерживать мой сарказм не только в обществе, но и наедине. Как будто у нее выработался иммунитет от меня.
Я медленно раздеваюсь, делая вид, что весь поглощен процессом, хотя сам краем глаза слежу за женой. Расстегивание заколки и скидывание плаща не производят никакого эффекта, пуговицы на камзоле - и закушенная губа королевы, стягивание нательной рубахи - и вроде бы заинтересованность в светящихся в полутьме глазах. Сапоги в сторону - вздрагивает, когда они стукаются об пол, и все, а вот снятие штанов… Да, теперь я абсолютно точно заметил промелькнувший интерес.
Девственницей королева перестала быть в шестнадцать лет, в день совершеннолетия. С тех пор в ее поведении ничего существенно не поменялось, а на меня без штанов она всегда смотрела с плохо скрываемым ужасом. Вернее, обычно старалась не смотреть, а лежать, глядя в потолок и вытянув руки по швам. Точно так же она лежала все то время, пока я старательно исполнял супружеский долг, и потом с облегчением вздыхала, когда, кончив, оставлял ее в покое и засыпал.
Сейчас же в поведении королевы было что-то новое, от чего в паху приятно потяжелело. Приподняв теплое одеяло, я откинул его в сторону и устроился сверху на Айриш. Наши взгляды на секунду пересеклись и, вместо ожидаемого обреченного взгляда овечки на заклание, я заметил взгляд разозленной хищницы. Давно пора было вспомнить, что от отца ей достался только королевский титул, а не беличий лик.

Поцеловав жену сначала возле ушка, затем, зубами отогнув воротничок - в шею, я не забывал при этом следить за ее поведением. Но королева снова вела себя до досадного привычно - лежала и не шевелилась.
Неужели мне почудился интерес в ее глазах, когда блики от свеч пробежали по моей груди? И потом, когда она скользнула взглядом еще ниже, я уверен, что в глубине ее зрачков промелькнула серебристая молния.
Хотя нет, отличие в поведении все же было. Айриш не напряглась, как обычно, а лежала спокойно и расслабленно. Но потом, будто резко вспомнив, сжалась, и, готов поклясться, сделано это было специально, а не от испытываемых на самом деле эмоций.
- Миледи, позволите? - разозлившись, я приподнял ее ночную рубашку несколько выше обычного. Намного выше. Оголил все тело жены и залюбовался на ее грудь, так незаметно округлившуюся за время моего отсутствия в этой кровати. Два холмика гордо стояли, задрав соски вверх, и притягивали к себе все мое внимание.
- Разве я могу вам возражать, муж мой? - преувеличенно спокойно ответила Айриш.
Я даже не сразу отреагировал на ее реплику, только отметил, что искусству словесной пикировки жена наконец-то действительно обучилась.
Накрыв правую грудь ладонью, с плохо скрываемым удовольствием ощутил под рукой приятную теплую мягкость и еще легкое постукивание. Сжал чуть посильнее, и толчки под рукой усилились. Закусив губу, я несколько раз погладил нежную светлую кожу большим пальцем, потом провел по груди всей ладонью и, оторвавшись наконец от завораживающего зрелища, с легким ехидством констатировал:
- Со времени нашей последней встречи в вас кое-что изменилось.
Королева тоже закусила губу, но не от страсти, а от обиды, которую ей не удалось скрыть, как она ни старалась. Даже ее голос звучал несколько обиженно, не говоря уж о самом смысле фразы:
- Еще бы, Ваше Величество, последний раз был… довольно давно!
Хмыкнув, я снова вернулся к более приятному занятию, поцеловав сначала правую грудь, потом левую, потом между ключицами… Я так увлекся, что даже на время позабыл, что подо мной моя собственная жена.
Но, когда я оторвался, чтобы посмотреть на реакцию женщины, то сразу вспомнил, потому что королева, отвернувшись к тумбочке, лежала с выражением лица оскорбленной невинности. Не удержавшись, я несколько раз лизнул языком кончик правого соска, потом обрисовал круг вокруг него и перешел к левому, которому моего внимания досталось несколько больше. Просто я заметил, как королева сминает простынь пальцами, пусть и скрытыми кружевными манжетами, а ее тело чуть-чуть выгибается мне навстречу. Правда, тут же расслабляется и снова выгибается… Особенно, если водить языком с легким нажимом.
«Не такое уж вы бесчувственное бревно, Ваше Величество», - эта мысль возбуждает меня, и я увлеченно продолжаю целовать свою собственную жену, спускаясь все ниже и ниже… Едва прикасаюсь губами к едва намеченной округлости животика, и появившиеся от моего дыхания легкие мурашки на коже тоже почему-то возбуждают. Хотя то, как Айриш борется сама с собой, заводит гораздо сильнее. Не понимаю, почему просто не показать мне, что ей приятны мои старания?
Спускаюсь с поцелуями все ниже, к светлым с позолотой завиткам волос в паху. Да, материнская кровь, истинная снежная пума. Прокладываю поцелуями дорожку вверх, до пупка, чтобы прикоснуться к нему сначала губами, потом языком и потом, подняв голову, посмотреть на лежащую подо мной женщину и снова вспомнить, что это - моя жена. Потому что на лице Айриш застыло выражение мировой скорби, а взглядом она явно пытается прожечь дырку в потолке.
- Миледи, вам так неприятно на меня смотреть? - с ехидством уточняю я и тут же показательно-демонстративно вдыхаю исходящий от жены аромат возбужденной женщины.
- Я выполняю свой долг, муж мой, и жду от вас того же, - прохладный тон королевы не в состоянии остудить моего игривого настроения. И даже то, что она упорно не отрывает взгляда от парчовых переливов балдахина, не сбивает мой настрой не просто завершить поскорее начатое, а еще и развлечься при этом.
- То есть все же неприятно, но вы стоически готовы перенести это ради продолжения рода? Поражаюсь вашему героизму, миледи!
Приподнявшись, я провел ладонями по округлым бедрам, потом погладил низ живота, едва задевая пальцами золотистые вьющиеся волоски. Вновь медленно провел ладонями по животу и потом от паховых складок и внутренней стороне бедер нежно-нежно, едва касаясь пальцами, проскользил до коленей, замер, выжидая и большими пальцами поглаживая впадинки под коленями. И вот мои пальцы начали подниматься вверх, снова внутренняя сторона бедер, паховые складки, покрытый золотыми кудряшками лобок… Вот его я погладил сначала нежно, а потом чуть надавил, еле успев скрыть довольную улыбку, когда Айриш едва заметно выгнулась.
- Вам хочется светской беседы, муж мой? Мне казалось, что вы пришли по другому поводу.
Все же не понимаю я ее упрямства, тело вздрагивает у меня под руками, но жена как-то умудряется его контролировать.
Запустив большие пальцы в щель и приоткрыв розовую нежную кожицу, я наклонился и провел языком по клитору. Задел самым кончиком, потом надавил сильнее, слизывая ароматную влагу.
- Делайте свое дело и проваливайте? Как мило, миледи. Простите, что пришлось вас побеспокоить.
Я еще несколько раз провел языком по розовым складочкам, следя за внутренней дрожью лежащего подо мной тела.
Наконец заставил себя оторваться и подтянулся вперед, нависнув над женою на локтях так, чтобы мое лицо оказалось ровно над ее. Демонстративно облизнулся и почти промурлыкал:
- Вы даже не хотите поцеловать своего мужа?
При этом я начал медленно двигать бедрами, смотря на Айриш и гладя возбужденным членом между ее ног, задевая, надавливая, но не проникая.
У королевы опять на секунду закушенная губа, но потом взгляд в упор, причем взгляд неожиданно злой:
- Через десять лет брака странно требовать в постели поцелуев, Ваше Величество. Раньше вы как-то, помнится, обходились без них, и даже раздражались необходимостью целовать меня.
Хмыкнув, я наклонился и поцеловал жену, сминая ее губы своими и чувствуя, как она отвечает, тоже с какой-то злой агрессией. Но, несмотря на то, что я неожиданно вхожу в нее, с размаха, во всю длину, она старается лежать и не двигаться.
- Вы всегда всем своим видом демонстрировали, как вам неприятен весь процесс в целом, - прервав поцелуй, я продолжаю спокойно, медленно, с наслаждением трахать Айриш. - В тот раз, когда я рискнул вас поцеловать, вы вообще закаменели. А мне, для совершения акта, предназначенного для продолжения рода, необходимо, чтобы в вас, миледи, была хоть капелька жизни. Иначе специально предназначенный для этой цели орган отказывается функционировать.
- Ах, это моя вина… - на лице у жены появилась саркастическая улыбка, хотя глаза она закрыла.
Она всегда их закрывала, чтобы не видеть меня, но в этот раз, я уверен, она еще и не хочет, чтобы я увидел кое-что… Например, то, что ей нравится происходящее.
- Почему-то я не удивлена тем, что муж, который… - тут Айриш прерывается на короткий стон, и от одного этого я уже готов кончить! - должен был меня этому научить… предпочел учить других девственниц! Аа-ах!
- Может быть, потому что другие выражали больше интереса к учебе? - я снова поцеловал жену и, не отрывая взгляда от ее лица, приподнял вверх и закинул себе на плечи ее ноги, так, чтобы они оказались задраны практически непристойно, особенно для таких целомудренных особ.
Королева зашипела на меня сквозь стиснутые зубы, точно кошка, но сопротивляться не стала, а лишь яростно сверкнула глазами:
- Может быть, другим вы предлагали именно учебу, а не падали на соседнюю подушку в невменяемом состоянии и не дышали им перегаром в лицо!
От уже не скрываемой ради приличия злости ее ноги напряглись, словно стараясь обхватить меня за шею и задушить.
От столь яркого проявления эмоций я не выдержал и, кончив, упал на соседнюю подушку, довольно улыбаясь:
- Вы сегодня до неприличия горячи, Ваше Величество. Я поражен. В вас столько страсти, что просто загадка, где она до этого столько времени скрывалась? По-моему, во всем этом замешена овсянка… Пожалуй, я навещу вас еще раз… послезавтра. Все же продление королевского рода действительно очень важно, тем более мы и так непростительно долго его откладывали.
Глубоко вдохнув, я заставил себя оторваться от кровати, потянулся и вытащил из свалки одежды штаны. Влезая в них, я с наслаждением нанес последние удары:
- Утром, миледи, я бы хотел, чтобы вы вновь почтили меня своим присутствием во время завтрака. И, кстати… - тут я почти на минуту изобразил на лице глубокую задумчивость, выдерживая паузу и наслаждаясь напряженно-выжидающим взглядом жены, - во время обеда - тоже. Возможно, вам будет приятно побеседовать со своим троюродным братом. Он приехал к нам сегодня вечером, и я пригласил его на завтрашний обед. Ведь ваши родственники для меня почти как свои.
Судя по выражению лица королевы, она поняла намек, ведь этот троюродный брат был одним из претендентов на трон, но быстро вычеркнул свою кандидатуру. Буквально сразу после гибели первых двух желающих пристроить свой зад на облюбованное мною и моей родней кресло. И теперь, я уверен, очередной раз приехал предлагать в мою свиту своего сына. Два года назад это был прыщавый глуповатый недоросль, не думаю, чтобы что-то изменилось, но если моему родственнику нравится путешествовать в сезон дождей…
- Конечно, Ваше Величество, - голос королевы прозвучал устало и как-то неудовлетворенно. Что ж, моя леди, раньше вы не интересовались такими мелочами.
- Спокойной ночи.
- Спокойной ночи, Ваше Величество, - кивнув ей в ответ, я накинул на голое тело плащ, взял рубашку и камзол и вышел.
Но удалялся я медленно, да и слух у многоликих очень чуткий, поэтому я очень четко расслышал, как в комнатах королевы что-то разбилось. Надеюсь, это не ваза эпохи правления герцогов Мин.

Опубликовано: 07.08.2015

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 58 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 15 человек:

  1. Я просто тащусь от этих оборотных ругательств! Эх…моя первая книга мжм, буду надеяться на хэппи-энд
    Кстати, непривычно другой Вы выбрали стиль поведения для королевы, тут больше цинизма, в котором замаскирована грубая романтика. Спасибо!)
    Опять до рассвета читать буду ?

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Мы очень стараемся, чтобы наши книги были не похожи одна на другую, хотя все равно сходство при желание найти можно. Все же когда много и долго пишешь, запас разнообразия когда-нибудь заканчивается.
      А так да, «Королева» циничнее, ну так и тема такая… )
      Надеюсь вам понравилось )

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. «Семейная жизнь — самый короткий путь к воздержанию, если не изменять» (с) Не помню откуда, но в тему))
    Король-то прост. Просто любит любить интересных и красивых дам, просто с 19 лет сидит на престоле и трясёт гривой, просто захотел жену, когда она перестала его хотеть… ит.д.
    Но котёнок… Вот где интрига!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  3. прошу супружеского долгу
    а ты прикинувшись что спишь
    сквозь храп бормочешь да сочтёмся
    свои ж

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Ах ты ж Боже мой! Какие эмоции! Да не может быть, чтоб черный кот оказался обычным козлом. Ну если только он не просто дворовый, а тоже трехликий=))) Надеюсь, Айриш справится со всеми его обличьями.
    Король радует все больше и больше. Ночь просто на грани фола)))) И королева молодец, мастерски поддерживает беседу в любых ситуациях=)))) С нетерпением жду продолжение….. ночь в королевской спальне — 2))) пошла писать плакат Ривриен- FOREVER! Покорил, стервец!)))) Спасибо за главу)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. А котенок как впрочем и лев не так уж и просты:) особенно котенок)))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Написано вкусно. Но да, как-то жутко не справедливо, вроде миник планировался — пора уже девочке ставить этих кошаков на место.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • А по нагнетать?)))) Да уже понятно что у нас тут миником не обойдется, если исходить из правила что миник — это до 20 страниц, у нас явно будет больше. Скорее маленький мидик. Ну вот как у вас Снежная Кэрол =))))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  7. Да, уже хочется, чтобы королева утерла нос своему королю ;)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  8. Ой-ой-ой, как вкуусно))) Молодцы, авторы! Просто слов нет, как мне нравится!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Спасибо, авторы старались)) Хотя мироздание было явно против нас и собраться втроем у нас никак не получалось) Под конец одному из соавторов даже свет вырубили, но он не сдался… =))))
      Вот теперь ждем, когда нам вернут соавтора в виртуальный мир…

      Оцени комментарий: Thumb up 0