Карта-23

И вот все снова вместе (девятый день)

Когда Чезанно с Агатой вернулись, мы уже несколько раз пытались выбрать тему для разговора, и вроде бы он даже начинался, но потом неожиданно словно спотыкался… Например, один из лежащих парнишек начал рассказывать смешной случай на занятиях, но на середине истории, после слов: «И тут Рулли как…», замолчал и уставился в потолок. И как-то всем неожиданно сразу стало ясно, что Рулли мы уже больше никогда не увидим. Потом Борхэль попытался рассказать, как он старательно учил одну руну, но она у него никак не получалась правильно, а тут вдруг именно она и понадобилась, он даже ее нарисовал, но чуть-чуть опоздал и… Даже знать не хочу, что там произошло! Что-то не очень хорошее.
И так было со всеми нашими попытками поговорить о чем-то отстраненном, сделать вид, что этих командных сборов не было, и вспомнить что-то, произошедшее до них. Но и это не получалось, как мы ни старались. Даже попытка рассказать смешной случай в прошлом году на приеме у какого-то барона не удалась, потому что на этом же приеме был брат одного из погибших, и как только рассказчик начал фразу и осознал, о ком он говорит, все снова застопорилось.
Поэтому возвращению Агаты мы все очень обрадовались, словно она сейчас подскажет, о чем нам можно пообщаться. Только, судя по лицам вернувшихся, у них самих были такие же проблемы, тем более, как я поняла, раньше эти двое не часто пересекались.

Кстати, здесь, в лазарете, я практически второй раз за все время своего пребывания увидела представительниц «женского отряда». После той самой выходки в столовой, в первый день нашего с Тимой прибывания, мы не пересекались. Я так поняла, что их даже кормить стали в каком-то отдельном помещении.

Забавно, но вернувшийся с Агатой Чезанно, не успев зайти, снова резко куда-то засобирался, наткнувшись взглядом на тихо молчащих в уголочке девушек. Они забились туда сразу, как только в лазарет завалили мы все, дружной мужской толпой, и не отсвечивали, несмотря на то, что все были иномирными, как и я. Неужели их за неделю умудрились так воспитать и запугать?
Заплетенные в косы волосы или затянутые в тугой хвостик, пусть и совсем куцый. Полное отсутствие косметики. Одинаковые черные юбки до пола, и это притом, что Агата ходила в брюках! Нет, рубашки и безрукавки были такие же, как у нас, но с их молчаливым поведением и этими прилизанными волосами, строительный мешок на всю голову смотрелся бы более гармонично.

Самое интересное, что я, наверное, привыкла чувствовать себя парнем. Потому что внутреннее возмущенное жужжание от увиденного было каким-то слабеньким, едва слышным. Я смотрела на этих девушек не то чтобы свысока, нет… с сочувствием, конечно. Особенно на ту, в которой, приглядевшись, узнала яркую бабочку. Ту, которую в кабинет декана привел Чезанно…
И, по-моему, именно при виде нее, его как ветром выносило из лазарета. Сначала чтобы проводить Агату, а потом… он просто объявил, что у него есть дела, и вышел. А сидящая в уголочке молчаливая девушка с эмблемой целительницы на жилетке, проводила его грустным взглядом. Да уж, в первую нашу встречу она выглядела более довольной жизнью. И хорошо, что мне есть на кого опереться в этом мире, в отличие от нее.
Вообще, я поймала себя на том, что глядя на этих девушек, противопоставляю себя им, разделяю, как два разных мира. Но насчет того, что «экскурсия» в женский отряд пойдет мне на пользу, Тим оказался прав. Я прониклась.

К сожалению, даже с появлением пополнения, разговор не клеился, правда, и расходиться не хотелось. И молчать, как стайка в уголочке, немного оживившаяся с появлением Агаты – тоже. Решив, что при ней мы уж точно никого обижать не будем, они осмелели настолько, что одна даже рискнула попросить меня пересесть, потому что Борхэлю надо было сделать небольшое вливание жизненных сил.

Переглянувшись, мы решили, что пора уже и честь знать, и нехотя выползли из лазарета.
Как ни странно, но фланирующих по коридору толп бездельничающих студентов не было.
- Мухобой всех забрал, – пояснил вновь присоединившийся к нам Чезанно. Я уже второй раз слышала это прозвище. У меня даже были подозрения, к кому именно оно относится, но, на всякий случай, решила уточнить:
- Лэр Фальтмос?
- Он самый. Проректор по боевой и физической подготовке. Устроил в одном дворе магические спариннги, в другом – малый турнир по фехтованию.
- А просто подраться где-то можно? – хмыкнула я и наткнулась на несколько пар ехидных взглядов. – Чего? Магический спарринг – точно не ко мне, и шпагу я в руках никогда не держал. Так что мне бы простой мордобой…
Парни заржали и потащили меня в свободный двор, объявив, что простой мордобой – это тоже весело. Тем более тренировки сегодня не было, а размяться – надо.
М-да… Им-то, наверное, было весело. А меня они загоняли спустя их час до полного изнеможения. Одно радовало – Тимоха сдался раньше и куда-то ушел.
Как только я уже приготовилась объявить, что все, хватит, котенок уигрался, вернулся мой домовой, и, зараза такая, не один, а с пятью бабами! В смысле, с природницами. При виде которых у остальных парней настроение слегка испортилось, но тут Роджер вспомнил, что у Каджисо неоплаченный должок. А Ксирономо, в смысле Мистер Х, довольно вежливо пригласил помериться силами Уорнеш. Обе русоволосых красавицы снисходительно приняли вызовы, а я с облегчением плюхнулась на землю и вытянула натруженные ноги.

Исходя из того, что их местный час – примерно полтора в моем мире, то смело можно утверждать, что такого длинного боя у меня еще не было. Причем, противники вначале дрались совсем откровенно вполсилы. И хотя позже они чуть больше напряглись, признав, что я не совсем безнадежна, но все равно было очень заметно – парни меня жалеют.
Зато эти изверги сменяли друг друга, а пару раз даже выступили против меня вдвоем. И измотали так, что хотелось просто тихо лечь и сдохнуть.
Усевшийся рядом Тимоха, между делом, нарисовал надо мной незнакомую мне руну, и я вновь стала выглядеть и пахнуть, как приличная девуш… боевой маг, а не загнанная лошадь.
На мой вопросительный взгляд хитрый домовенок сначала пожал плечами, а потом кивнул в сторону Чезанно:
- Я видел, как он прихорашивается. Спросил. Руна чистоты называется. При зарядке воздухом все сдувает – круть просто. Огнем – спалит, наверное. К едрене фене, – Тимошка хихикнул. Я тоже улыбнулась. – Землей еще надо попробовать, интересно, что выйдет.
Тут к нам подошла Бахати и кивнула Тимке в сторону двух сражающихся пар:
- Вставай, ты уже давно не тренировался.
Взгляд Тимохи на эту наглую девицу, влезшую в наш разговор, мне не понравился. Хотя… Мне, вообще, не нравится, что еще кто-то предъявляет права на моего домового. Поэтому я зыркнула на нее очень недобро. Но Бахати хватило ума сделать вид, что она этого моего взгляда не заметила. А я сама минут через пять остыла и успокоилась. Тим – взрослый парень, я же не могу постоянно держать его подле себя, тем более учитывая мою собственную бурную и запутанную личную жизнь? Так что, к сожалению, с наличием возле него существа женского пола придется смириться.
Обидно, досадно… Но Бахати – очень неплохой вариант. Красивая, с характером, и… Да, меня задел ее командный тон, вот!
- Наши возвращаются!!!! – радостно завопил замок на разные голоса и как будто весь побежал по направлению к воротам. Из окон двора было видно, как по коридорам первого этажа довольно быстро двигается единая разноцветная и разномастная толпа. И на втором этаже тоже было движение, пусть и не такое активное.
- Подождем? – спросил Роджер, отвлекшись на секунду от своей соперницы и едва успевший отпрыгнуть от лианы, попытавшейся ухватить его за ногу. – Знаешь что? Получи! – вдруг рыкнул он, обернувшись, когда очередная лиана попыталась проскользнуть ему под рубашку.
Быстро нарисовав узор в воздухе, парень с ехидством уставился на Каджисо, пытающуюся без потерь для лица, волос и одежды пролезть между тремя окружившими ее огромными кактусами.
- Довольна? У меня тоже есть дар травку выращивать!
- А что это за вид? – спокойно поинтересовалась старшая из природниц, Адвара.
Роджер, с усмешкой наблюдающий за попытками Каджисо договориться с его колючей травкой, даже не оборачиваясь, уточнил:
- Фигня большая колючая. Я ее так назвал, и она выросла.
Мы все немного нервно рассмеялись.

Мне уже было ни до чего, просто я понимала, что если сейчас попробую добраться до выхода из замка, то только по головам. Поэтому стояла, напряженная и готовая к мгновенному старту. И внимательно следила за протекающей за окнами толпой, которая, к слову, заметно уменьшилась.
- Рванули! – выдал Роджер и, действительно, рванул к дверям в корпус. Едва он скрылся, кактусы тоже пропали, и освободившаяся Каджисо быстро подбежала к своей компании. Судя по смешкам, девушки принялись незлобно подкалывать подругу. Но я к ним почти не прислушивалась, крутя головой в разные стороны и обдумывая, как будет быстрее добежать до ворот.
- Если через восьмой, мимо центральной, на шестой?
- В первом застрянем.
- Да мы и так, и так в нем застрянем.
- А если…

Не слушая больше никого, я рванула, как и было предложено, через восьмой корпус. Там, действительно, было довольно мало народу, и в центральной башне толпа уже рассосалась, так что я быстро перебежала в шестой и буквально пролетела до общаги магов воздуха. Вот в ней все еще была пробка, пусть и медленно продвигающаяся вперед. Пришлось сжать зубы и терпеть, но, попав в башню, я не стала ползти дальше, по первому корпусу до выхода из замка, а вбежала, буквально взлетела ласточкой, на восьмой этаж. В прошлое мое появление здесь было множество народу, пытающегося разглядеть ангелов. В этот раз на крыше – абсолютно пусто. Все были внизу, разглядывая большую цепь возвращающихся первокурсников.
Я оперлась на высокое каменное ограждение и замерла, из последних сил вглядываясь в приближающихся к замку людей.

Решение залезть наверх было чисто инстинктивное, не объяснимое, но сейчас, глядя как толпа встречающих кидается к толпе выживших, я была рада, что стою здесь. Одна. Почему-то у меня не получалось проникнуться массовым всеобщим ликованием. Я была рада, что большинство вернулось, очень. И вначале хотела скорее добежать до ворот, протиснуться, выползти и…
Но вдруг поняла, что мне нужна пауза. Мне надо где-то в одиночестве постоять, выдохнуть, понять, как правильнее вести себя дальше. Мне не хочется хлопать всех по плечам, жать всем руки…
Глупо? Не вовремя? Не знаю…
Судя по происходящему внизу, протолкаться и вычленить среди сотни человек трех-четырех, которых мне действительно захочется обнять, я бы все равно не смогла. Поэтому или пришлось бы обнимать всех… Или бегать и искать своих. А сверху их и искать не надо – вон они!
Так что, может, я как раз все очень по-умному и вовремя провернула…

Первым меня заметил Ниммей. Поднял вверх голову, помахал рукой. Я помахала ему в ответ.
Фредо, рядом с которым крутился Эззелин, тут же тоже посмотрел в мою сторону. Я и ему помахала. И Робби, обнимающему Агату. И Фонзи. А еще Роджеру, Чезанно, Ксирономо и даже парню, с которым меня так и не познакомили. И даже повинтившему у виска Тимошке.
А потом быстро побежала к выходу с крыши, довольная, что раз они все вместе, мне не придется разбегаться одновременно в разные стороны и выбирать, кого обнимать первым. Вот не готова я оказалась к такому выбору. Не готова! Зато теперь могу слететь вниз по лестнице, и…
Я тут же остановилась, услышав в голове голос Ниммея:
- Стоять! Ща я тебе устрою экстренный спуск!
И почти тут же небо скрыла огромная тень – дракон. Вцепившись лапами мне в плечи, он взмыл вверх и потом сразу спикировал, осторожно поставил меня на землю, а затем опустился рядом сам.
- Жуть! – констатировала я, пока Тимка восстановительной руной латал дырки от когтей на моей безрукавке.
- Зато быстро, – хмыкнул у меня за спиной довольный и уже обернувшийся в человека Ниммей.

Лица вернувшихся ребят были уставшие и какие-то растерянные, что ли. Радость и гордость в глазах тоже были, но усталости – больше. Первокурсников тоже разрывало от разных эмоций – кто-то честно плакал, кто-то с нездоровым воодушевлением пересказывал свои приключения всем желающим слушать, кто-то просто растерянно стоял и пытался свыкнуться с мыслью, что выжил и вернулся… Под присмотром целителей их всех, группами, потихоньку заводили в замок.
- Им сейчас всем поспать бы нормально, потом поесть и снова поспать, – на губах у Робби промелькнула его привычная улыбка, наверное, потому что он в этот момент смотрел на буквально приклеившуюся к нему Агату.
- Нам всем это не помешает, – Фредо тоже мельком улыбнулся, только уже глядя на меня. С грустью и, одновременно, с каким-то затаенным упрямством.
Фонзи лишь одобрительно хмыкнул.

Остальные парни из поискового отряда тоже были окружены встречающими ровесниками, и я с интересом отметила, что почти каждая такая группка состоит из десяти-одиннадцати человек. Похоже, как на первом курсе разбились на команды, так и дружат. Повернувшись, я оглядела стоящих со мной. Фредо и Роджер – маги воды, Чезанно и парень, чье имя я не знаю – маги воздуха. Фонзи и Ксирономо – маги огня. Некромантов целых три – Фредо, Фонзи и Робби.
- А где еще один целитель и два мага земли?
Судя по переглянувшимся друг с другом ребятам, вопрос этот я задала вслух.
- Простите, я просто решил, что вы – одна команда, с первых сборов…
- Правильно решил, – кивнул Робби. – Но со вторым целителем у меня как-то отношения не сложились, а парни предпочли меня, – и он кривовато улыбнулся. – А маги земли…
- А мы Тимку переманим, – хмыкнул Фонзи и хлопнул Тимоху по плечу так, что тот крякнул. – Вы, короче, как хотите, а мне надо поспать, потом выпить. Много. Нет, лучше сначала выпить, а потом упасть и уснуть. Потому что иначе буду кричать во сне и всем мешать.
Эта, произнесенная с шутливой интонацией речь, судя по выражению глаз говорившего, была более чем серьезна.
- Как целитель, идею с выпивкой поддерживаю, Робби снова криво улыбнулся, прижимая к себе Агату. – Уверен, в столовой это дело уже организовали. Если нет – засядем у кого-нибудь в блоке, без проблем.
- Точно, хотя я хотел бы сегодня упасть на свою кровать, но готов и на чужую! Я бы еще и от теплой бабы под боком не отказался, ну и все такое… Очень успокаивает.
- А ты в женский отряд загляни, возьми кого-нибудь на ночь, под свою ответственность, – фыркнул Чезанно. – Они там всем дают…
- Девушки или те, кто за них отвечает? – у меня мгновенно пламя от пяток до макушки вспыхнуло. Сразу этих затюканных девчонок вспомнила. Их, выходит, еще и на ночь раздают?
- Рин, спокойнее! – Агата, оторвавшись от Робби, посмотрела на меня предупреждающе-успокаивающим взглядом. – Чезанно имел в виду именно девушек, причем, если не ошибаюсь, одну, конкретную.
Судя по тому, как парень презрительно фыркнул, Агата угадала.
- Ну да, не кипиши, это ж – магички, а не шлюхи, – добрый Фонзи и меня по плечу припечатал. – Да и мы – не насильники. Думаешь, я не смогу бабу словами уговорить? Тем более мне сейчас просто теплое и живое бы потискать. С сиськами… Чтобы сны снились про трах, а не про...
- Короче, надо выпить, – быстро влез Фредо. – Очень. Ниммей, ты же с нами?
Молчаливо стоящий у меня за спиной дракон лишь угукнул.
- Шкетов спаивать не хорошо, – буркнул Роджер, поглядывая на меня, тоже на удивление молчащего Эззи и Тимку. – Твои напьются и опять в драку полезут.
- Не полезут, – уверенно ответил Ниммей, и, хмыкнув, притянул меня к себе за талию. А когда я попыталась вырваться, лишь рыкнул на ухо или в голову, я не разобрала:
- Значит, пока меня не было, ты тут драки устраивала?
Качать права резко расхотелось, но от объятий сильных рук я осторожно освободилась.
- У нас с Эззелином нейтралитет, – пояснила я парням, с каким-то нездоровым любопытством поглядывающим то на меня, то на дракона, то на Фредо.
- У нас с Ниммеем тоже, – как-то странно усмехнулся черноволосый некромант, смотря при этом на меня, а не на Нима.
- Вот и отлично, пошли в столовку, пацаны, – разрядил возникшее напряжение Роджер.

На двери столовой висел большой плакат – перекрещенные бутылки и надпись: «Лэры! Бухаем у Мухобоя».
- Хорошая идея, но мелочь Фальтмос точно прогонит.
- Хотел бы я посмотреть, как он будет гонять дракона, – хмыкнул Фредо. И потом обернулся к Эззелину: – Тебя точно не пустят, так что иди к себе.
Эззи поиграл желваками, посмотрел на меня убийственно-уничтожающе, но вновь промолчал. Просто удивительное рядом.

Вечеринка по случаю возвращения проходила в том самом зале-сарае. Мне показалось, что он стал еще больше, потому что в нем легко вместились: весь шестой курс Академии – порядка двух сотен человек, небольшая группа пятикурсников – лишь те, что участвовали в поисках, как я понимаю, и, за отдельным столом – человек пятьдесят взрослых. Среди которых я с облегчением разглядела и Демо, и Медо.
Конечно, назвать происходящее «вечеринкой» было неправильно, скорее, это были поминки. Молчаливые. С гнетуще-тяжелой атмосферой. На которых народ, действительно, планомерно напивался, чтобы потом уснуть без сновидений.
Потери были почти в каждой команде, даже в спасательно-поисковом отряде. Где-то один человек, где-то половина. Одна команда полегла целиком, вместе с куратором, причем от рук своих же… Ее помянули отдельно.
Да, после нескольких бутылок народ, наконец-то, стал говорить. Вернее – выговариваться. Кураторов, которые, по сути, были ненамного старше шестикурсников, тоже потихоньку растормошили более опытные коллеги.
Они же ходили от стола к столу, присаживались и, как по мне, так откровенно специально доводили парней до эмоционального выброса. За наш столик подсел сам лэр Фальтмос. Сначала он выразил признательность Ниммею – его команда единственной вернулась в полном составе, и Демо сразу объявил, что это – целиком заслуга дракона. Да и, вообще, то, что большая часть первокурсников вернулась – заслуга дракона. И то, что спасательный отряд пережил свое первое боевое крещение и потерял всего троих – заслуга дракона. Потому что он прилетел почти сразу, как только случился разрыв сдерживающего вампиров кольца из некромантов и их рун.
А потом тихо и незаметно для уже достаточно много выпивших ребят принялся искать и нажимать на нужные кнопки, заставляя выплескивать накопившиеся переживания, а не копить в себе. Интересно, зачем им Тарелка, когда тут почти каждый из преподов – психолог?
Боевых магов готовят к битвам, но не к таким, когда на одного мальчишку-шестикурсника приходится сразу порядка тридцати противников. Разумных, опытных, озлобленных. Обычно первые стычки некромантов с действительно опасной нечистью случаются с подстраховкой, продуманно, курсе на четвертом-пятом. К шестому они уже готовы в одиночку дать отпор паре-тройке нежитей. Но то, что произошло, больше всего напоминало запланированное уничтожение. Скорее всего, должны были полечь все первокурсники и весь спасательный отряд. И без дракона так бы оно и вышло. Возможно, спаслись бы единицы… ладно, пара десятков. А тут, по сути, потери исчисляются именно этой парой десятков, а остальные – выжили.
Примерно такие мысли плавно вливались в наши головы, стакан за стаканом. Ребята – молодцы, они не облажались, вели себя как герои, просто у них не было шансов. И первокурсники все – молодцы. Все выжили – поэтому все герои и молодцы.
Академии очень повезло, что среди ее студентов неожиданно оказался оборотень. И он, Викензо Фальтмос, всю свою жизнь считающий, что оборотни – это зло, которое надо уничтожать, если оно вдруг встречается на его пути, сейчас безмерно счастлив. И давайте еще раз помянем всех ребят и будем уже расходиться спать.
Последние две мысли были высказаны за всеми столами практически одновременно, поэтому мы в последний раз выпили… Вернее, я-то лишь очередной раз немного отглотнула крепкого напитка, очень напоминающего коньяк моего мира. А остальные залпом влили в себя все полностью и затем, поддерживая друг друга, двинулись по своим блокам. Ну и мы тоже направились к себе…

Опубликовано: 28.10.2016

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 66 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 4 человека:

  1. Вспомнилось » В бой идут одни старики» и фронтовые 100 гр

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. На войне как на войне. Даже при победе есть горечь утраты.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Восхищена тем, как тонко перекликается смешное и трагичное… Ниммей молодчинка! :)

    Оцени комментарий: Thumb up 0