Сувенир 42

Я резко повернулась и застыла.
На краю поляны стояла девушка. Высокая, стройная и, само собой, невероятно красивая. Идеальная фигура подчёркнута платьем в псевдо-деловом стиле, обожаемом секретаршами больших боссов. По плечам рассыпался целый водопад бледно-золотых волос, напомнивших мне шевелюру Вигора. Глаза тоже были голубыми, как у предводителя морских разбойников, и вообще, блондинка походила на родную сестру эскулапа. Или на одну из суровых богинь тех же северных пиратов, подбиравших, кажется, трупы погибших воинов после сражений. Или делавших что-то, не менее героическое и суровое. Как же их там звали-то…
Додумать мне не удалось, - златовласка улыбнулась неожиданно заразительно и весело, совершенно разрушив образ неприступной ледяной девы. И тут я сообразила, что уже видела похожие лица, когда смотрела достопамятную запись, сделанную на базе ГИО-людей.
- Знакомься, Тэш, это – Лавиния, моя бывшая помощница и секретарь, - представил её отвратительный скрытный тип. – Надеюсь, она тебе понравится.
- Ээээ… Здравствуйте, - выдавила я, спешно изображая приветливое выражение лица.
Было очень неуютно от осознания того, что девушка явно слышала наши препирательства с Эдором по поводу компаньонки для меня, и могла обидеться. Хотя на её лице не было и тени досады или недовольства.
- Добрый вечер! Очень приятно наконец, встретиться с тобой, Тэш, - непринуждённо ответила неожиданная гостья. Голос у неё оказался довольно низким, успокаивающе-журчащим.
Подавив на корню желание наступить с размаху стратегу на ногу или ткнуть его локтём в бок, я послала извиняющуюся улыбку предмету наших разногласий, спросив:
- Лавиния, ты позволишь нам с Эдором сказать друг другу пару слов?
- О, конечно!
Красавица тут же перенесла своё внимание на белые мелкие цветочки, ковром устилавшие лужайку. Надо отдать ей должное - как эмпат, она не могла не почувствовать мои эмоции, но и глазом не моргнула. Просто продолжала изливать мегатонны дружелюбия.
Стратег закатил глаза к темнеющему небу, словно призывая его в свидетели своего неземного терпения, но покорно последовал за мной под сень дерев.
- Какого Вограна ты притащил её, даже не спросив меня?! – прошипела я, когда мы отошли достаточно далеко.
- Да чего спрашивать-то, и так было понятно, что ты не согласишься, - проворчал мачо. - Но зато теперь хотя бы меня выслушаешь!
- Конечно, когда ты уже не оставил выбора… Но почему она? Почему не кто-то из парней?!
- Как ты себе это представляешь? – возмутился Эдор. – Я сам привожу какого-то мужчину к своей девушке? Да ещё и улетаю после этого?!
Я скорчила гримасу. М-да, вообще-то, красавчик был прав: для всех остальных он по-прежнему был моим женихом, причём довольно ревнивым. То, что за ним приударяло эдак процентов восемьдесят трудоспособного женского населения, хоть раз имевшего несчастье увидеть стратега воочию, ничего не значило. Легенду надо было отыгрывать.
- Но всё-таки, неужели нельзя было придумать что-то ещё? Вздумай кто-то навредить нам, чем она сможет помочь?
Бывший контрабандист торжествующе сообщил:
- Она очень даже сможет. Лавиния – телохранитель.
- Кто?! – не удержавшись, я обернулась и недоверчиво уставилась на красотку. – Телохранитель?!
Новость была, как минимум, странной: кому и зачем в наше время могла понадобиться такая архаика, когда все функции охраны давным-давно взяла на себя электроника? Защитные силовые поля, кибер-системы, спутники и следящие станции - всё это сделало бессмысленным риск, на который когда-то шли люди ради защиты чужих жизней.
- Неожиданно, правда? – промурлыкал довольный стратег. – Не только тебе, никому не придет в голову, что Лавиния может быть опасной.
- Опасной?!
- Конечно. Жужелица, не смотри на меня с таким ужасом. Я вовсе не имел в виду нестабильность её психики. Всего лишь способности и навыки: меткость, скорость, выносливость, сила, и прочее. Расслабься.
Я перевела дух. Да, конечно, теперь я уже не ожидала, что Вигор или Эдор сойдут с ума в любой момент, но, где-то на подсознании, вколоченный с детства страх всё ещё жил. Мачо об этом знал и иногда подшучивал надо мной, но никогда не пугал специально, за что я ему была особенно благодарна.
- Значит, она сможет, если надо, противостоять мужчине?
- Запросто.
- С ума сойти… И от скольких человек одновременно твоя помощница сможет отбиться? – с интересом спросила я.
В голову полезли воспоминания о виденных когда-то в старых фильмах сценах драк и погонь. А ещё стрельба, летающие ножи, падения и катастрофы…
- От четырёх – гарантированно, ну, от пяти – с напрягом, - сообщил стратег.
Я снова, уже уважительно, посмотрела на красотку, любовавшуюся в отдалении окружающим лесом.
- Ничего себе… А так, по ней и не скажешь.
- Не ты одна обманывалась. Несколько раз Лавиния здорово выручала меня, когда приходилось разбираться с моими криминальными друзьями.
- Представляю себе… - пробормотала я. - И когда она эээ… приступит к своим обязанностям?
- Как только я определюсь со сроками поездки.
- Эдор, а ты совершенно уверен, что тебя позовут? А вдруг ничего не выйдет?
- Тогда мы будем действовать по плану Б.
- И что это за план?
- Не скажу. Давай будем надеяться на любопытство твоей подруги. Должна же она интересоваться, чем занимался её муж, пока она сидела дома?
Я только покачала головой. За все десять дней моего визита к ней, мы с Линн ездили везде только вдвоём, Альдор не проявлял никакого интереса к делам жены. Впрочем, она отвечала ему полной взаимностью. Если всё осталось по-прежнему, шансов у Линны увидеть снимки Эдора очень мало, если не сказать, что нет совсем. Хотя, зная стратега… Возможно, он этот шанс попросту создал сам.
Пусть и без энтузиазма, но мне пришлось согласиться на компанию бывшей помощницы бывшего контрабандиста. Подозреваю, что убедить красавчика в нашей безопасности не смог бы даже гипнолог (кстати, мачо как-то поведал, что ГИО-изменённых невозможно загипнотизировать, если они сами того не хотят), поэтому я не слишком сопротивлялась.
Обратно в домик мы вернулись уже в сопровождении Лавинии, непринуждённо болтая, как старые знакомые. Присматриваясь к ней, я невольно вспоминала человека, воспитавшего ГИО-изменённых, и восхищалась. Как сумел он сформировать такие непохожие и сложные личности? И притом, совершенно один!
Златовласка и напоминала своих собратьев, и в то же время разительно отличалась от них. Она не была сверхцелеустремлённой, как эскулап; не страдала нарциссизмом, как иногда это случалось со стратегами; не казалась молчаливой или замкнутой, как инженеры-электронщики. ГИО-девушка производила впечатление очень… милой особы. И я, почти незаметно для себя самой, расслабилась, поверив, что её первые слова о подруге были правдой.
К тому же, мне хотелось в это верить. Та тёплая и дружная компания, к которой я ещё недавно принадлежала, собиралась теперь без меня. Поначалу приглашения сыпались каждый день, но мало-помалу, поняв, что я постоянно и необратимо занята, друзья отдалились. Конечно, мы продолжали встречаться в Университете, но необходимость молчать о себе и своих делах заставляла меня всё меньше искать общения с ними. Со своей стороны постарались и Ванда с Бадрой, которые всё ещё злились из-за неудачных попыток соблазнить Эдора. Эти, правда, общаться не лезли, но упорно перемывали мне кости за спиной, что не способствовало ни хорошему настроению, ни росту моей популярности. Один только Лон, со старомодной верностью древнего рыцаря, продолжал сопровождать меня на занятиях, спокойно отпуская домой после окончания учебного дня. Лишь благодаря ему, я не чувствовала себя совершенно одинокой.
Конечно, были стратег, эскулап и другие генно-изменённые, в конце концов, был лягушонок… Но мне отчаянно хотелось нормального дружеского общения. Эдор и остальные были союзниками, соратниками, партнёрами, надёжными, как скала. Но, чтобы назвать их друзьями, чего-то всё-таки не хватало.
Мы нашли «садоводов» уже на кухне, поглощающими какую-то незатейливую снедь, найденную в недрах холодильной камеры. Деона мысленно сообщила, что без нас всё было хорошо, только вот Эдора она опять «не видит». Я хмыкнула: видимо, мачо испытывал очередную новинку от Вигора. Уже не привыкать…
К моему облегчению, Вайятху на Лавинию отреагировал куда спокойнее и радостнее, чем на тех же стратегов. Просто уставился на неё с любопытством и почти тут же улыбнулся. Ну, значит, процесс привыкания не будет долгим или тяжёлым. С Эктором заморыш теперь общался спокойно, а вот Эдор до сих пор внушал кикиморышу трепет. Причём, Маугли даже сам не мог объяснить, чем это было вызвано.
Мы присоединились к импровизированному ужину, несмотря на презрительные гримасы стратега номер один, упорно утверждавшего, что я лелею мысль в один прекрасный момент отравить его своей едой. Гости от души веселились, я механически жевала что-то, мысленно диктуя Деоне список продуктов для новой закупки. Маугли тоже ел молча, навострив ушки и исподтишка изучая собеседников. Судя по общей цветовой гамме, он чувствовал себя в компании генно-изменённых вполне комфортно. И только у меня на сердце упорно кто-то скрёбся, не давая расслабиться.

Не знаю, на какой срок рассчитывал Эдор, но по прошествии восьми дней я почти убедила себя, что его планы провалились. Или Линн оказалась не такой уж любопытной, или Альдор – куда более скрытным, чем мне казалось. Я начала думать, что всё придётся начинать сначала, когда мне утром, прямо посреди лекции, позвонил мачо. Я едва успела выскочить из аудитории, пробормотав что-то невразумительное преподавательнице.
- Тэш! Я вылетаю через неделю! – ликовал с экрана Комсо.
- О, Всевидящий! Неужели получилось?! – ахнула я. – Тебя вызывают?
- Да! Передали официальное приглашение от Альдора, уже с разрешением и всеми делами. Плюс – я доложил об этом моему будущему тестю, и он тоже одобрил поездку. У меня, кстати, встреча с ним через несколько часов, буду последние указание получать. Ждите меня дней через пять, вместе с Лавинией, и будьте умницами, а за это я вам что-нибудь привезу. Хочешь цветочек оттуда?..
Я отрицательно покачала головой. Во-первых, растительность с Мирассы вывозить запрещалось, во-вторых, и так цветочков полно, кстати, стараниями того же стратега. А в-третьих… Не хотелось травить душу лягушонку лишним напоминанием о его родине, пока она была недоступна.
- Себя привези, Комсо. Мне этого точно будет достаточно.
- Угу. Постараюсь.
Распрощавшись с брызжущим энергией стратегом, я задумалась. Удивительно, но пока всё получалось почти так, как мы задумали. Конечно, были некоторые нестыковки, но малозначащие. Похоже, операция «Вернуть лягушонка домой» близилась к завершающей стадии.
Как и обещал, мачо появился накануне отъезда, бодрый, деловитый и жутко занятой. Ограничился всего одной чашкой кофе и лекцией о правилах безопасности, но даже её сократил из-за нехватки времени. Зато приволок неразлучную парочку своих инженеров-механиков с приказом заняться возведением забора, который должен был физически останавливать желающих прогуляться по нашей территории. Я уже давно планировала сделать это, но руки никак не доходили.
Вообще-то, после негласного соглашения со Скроссом нас никто не беспокоил, но стратег был совершенно уверен, что наблюдение всё-таки ведётся. А Деона несколько раз сообщала мне о попытках взлома управления защитным контуром. Но до сих пор «Иллюзор» держался, охраняя наши тайны.
Папаша Линн не только поддержал идею поездки Эдора, но и надавал ему кучу неофициальных поручений, как по секрету сообщил сам мачо. На этом этапе интересы бизнесмена и стратега полностью совпадали, так что у них царили мир и взаимопонимание. Мне оставалось только молиться Всевидящему, чтобы такая гармония продлилась как можно дольше.
Лавиния появилась на следующий день после Эдора и вполне самостоятельно: вернувшись вечером из Университета, я застала её уже в нашем домике. Разумеется, Комсо снабдил и её ключом от контура безопасности, так что у моей новой помощницы был свободный доступ ко всем уголкам нашего жилища. Я как раз и обнаружила её и лягушонка в одном из таких тайных местечек. На вопрос, что они ищут, красавица совершенно серьёзно ответила, что просто знакомится с домом. Я сочла, что телохранителю, даже если он носит юбку, необходимо досконально знать охраняемую территорию, так что занятия парочки одобрила. Судя по репликам Маугли, он попутно рассказывал новой знакомой забавные случаи из жизни нашего жилища. Поучительную историю кухонной антикварной плиты я уже знала, поэтому решила не мешать златовласке собирать информацию о нашем сумасшедшем доме…
Через пару часов, после совместной прогулки, плавания в бассейне и ужина, когда лягушонок уже спал, мы сидели с Лавинией в шезлонгах и разговаривали, причём у меня всё больше возникало ощущение некоего дежавю, потому что настолько свободно и непринуждённо я болтала только со своей подругой Аликой. Но было это лет десять назад, ещё до появления в моей жизни Линны, занявшей всё свободное пространство, так что для других уже ничего не осталось.
Более того, через некоторое время я поймала себя на том, что рассказываю уже совсем личные вещи, о которых вообще никому не собиралась говорить! Это действительно походило на гипноз: вроде, ты хочешь промолчать, но язык всё равно развязывается.
Когда я, смущаясь, поделилась с гостьей своими ощущениями, она рассмеялась тёплым журчащим смехом:
- Не переживай, Тэш, это происходит не только с тобой. Мне все любят рассказывать о своих проблемах. Это же часть моего предназначения.
Я удивилась. Какое такое предназначение обязывало её быть всеобщей «жилеткой»?
- А кто ты? Ведь не солдат?
Несмотря на рассуждения Эдора о силе и меткости, представить златовласку с боевым лучемётом наперевес или в рубке военного корабля было невозможно. Особенно сейчас, когда она грациозно свернулась в садовом кресле, подперев голову рукой. Кроме того, помнится, мачо упоминал, что среди его собратьев военные специальности были только у мужчин. Впрочем, если судить по внешнему виду, то всех генно-изменённых создавали исключительно для любовных утех.
- Нет, у меня самая мирная работа, - ответила Лавиния. - Я детский врач.
- Кто?! – поразилась я. – Детский врач? Но как тогда ты ухитрилась стать телохранителем?
- По необходимости. Когда я прилетела с базы, мы с Эдором подумали и решили, что мне нужно временно переквалифицироваться. Лечить было некого, а брату требовалась дополнительная защита и помощь. Я идеально подходила на роль его секретаря и сопровождающей: подтверждение статуса, дополнительные глаза и уши, да ещё прекрасный повод для отказа множеству дам, мечтающих заполучить его.
Я смущённо откашлялась.
- Да, эти проблемы у него были всегда, - понимающе улыбнулась северная дева. – А среди тех, кто не слишком рьяно чтит закон, убрать конкурента через подставную девушку – один из излюбленных способов решения проблем. Я защищала его от таких поползновений, ну и несколько раз мы всерьёз отбивались от нанятых убийц.
- Вас пытались убить? – поразилась я.
- Да, три раза, - безмятежно подтвердила красотка. – Так что мои навыки борьбы очень пригодились. Тем более что базовая подготовка у меня уже была, - наш отец с детства заставлял нас заниматься чем-то ещё, кроме заложенной программы.
- Но зачем?
- Он считал, что мы вырастем более гармонично и разносторонне развитыми, если будем вкладывать силы не только в наше предназначение, но и в то, что у нас получается хуже, а то и вовсе не получается. Поэтому каждый из нас занимался чем-то, ему не свойственным. Например, девочки-фармацевты учились готовить, механики – летать, пилоты – танцевать… Отец думал, что так нам будет проще понимать людей, у которых нет сверхспособностей. Я единственная выбрала разные виды старинных единоборств, наверное, в противовес своей «тихой» специальности. Вообще мне захотелось стать кем-то, вроде старинных шпионов. Ну, знаешь - уметь растворяться в тени, ползать по стенам, бесшумно ходить, драться всякими разными штучками, которыми сейчас никто уже не умеет пользоваться… Наши инженеры помогли мне с тренажёрами и снарядами, и я начала упражняться.
- И как? – спросила я, зачарованно глядя на рафинированную красавицу, ни капли не похожую на древнего воина.
- Сначала это было просто ужасно. Правда-правда! Но постепенно я вошла во вкус, потом у меня появились единомышленники… Ни за что не угадаешь, кто! Наши мальчики-повара. Им тоже казалось, что у них слишком мирная профессия. Кстати, схватывали они всё быстрее меня. Вот так и пошло: отец заказывал для нас различные пособия, даже голографического тренера выписал… И лет через пять мы все довольно неплохо выполняли разные трюки.
- Какие?
- Ну, например, я могу отсюда, не заходя в дом, забраться на твой балкон.
Я скептически измерила глазами расстояние от плиток, которыми был вымощен двор перед бассейном, до упомянутого балкона. Даже на первый взгляд это было слишком высоко, как минимум, два с половиной человеческих роста. Но на моё явное сомнение златовласка только беспечно рассмеялась:
- Правда-правда, могу! Не буду сейчас демонстрировать, чтобы не разбудить твоего воспитанника. Но завтра, если захочешь, вечером покажу. Кстати, ты не учила его лазать по деревьям?
- Нет. Я и сама не умею. Хотя, это мысль… Его предки, судя по всему, никаких сложностей с деревьями не должны были испытывать. А ты не могла бы…
- Ну, конечно, никаких проблем! – девушка опять солнечно улыбнулась. – Обязательно займусь. Мне тоже показалось, что он прямо-таки создан для верхолазания. У тебя есть какие-то ещё пожелания?
Я пожала плечами. Пожеланий особых не было, главное, чтобы Лавиния подружилась с Маугли. Пока у неё очень неплохо получалось, лишь бы и дальше шло так же, тогда, авось, мне не придётся жалеть о том, что я согласилась на её помощь.
- Не знаю пока. Возможно, ты сама увидишь, когда поближе познакомишься с Маугли. Я сейчас почти всё время провожу вне дома, и он вообще предоставлен сам себе. Так что, любое обучение будет на пользу… К тому же, ты говоришь, что как-то по-особенному влияешь на всех?
- Не только я, - поправила меня красавица, - практически все мы можем оказывать влияние на людей, только по-разному. Стратеги, например, подавляют и внушают почтение, пилоты – чувство спокойствия и уверенности, а я вызываю инстинктивное доверие и желание просить о помощи.
- Почему?
- Потому что мои пациенты – маленькие дети, а их очень сложно расположить к себе, особенно, когда они больны и боятся лечения, - пояснила Лавиния. – В-основном, все с детства боятся врачей.
Я кивнула. Лягушонок тоже боялся лекарей, пока не познакомился с Вигором… Кстати, а не сыграло ли и тут со мной шутку заложенное в эскулапа обаяние и способность втираться в доверие? Может, я и тогда попалась на ГИО-уловки?!
- А генетики? Они тоже что-то внушают? – внутренне напрягшись, спросила я.
- Ну, как все, кто имеет отношение к медицине. Это ведь важно, чтобы пациент доверял своему доктору.
Ага, ага. Теперь понятно, что за муха меня укусила, когда я так спонтанно выбрала Вигора в союзники… Манипуляторы, Вограны их побери!
- Тэш, не переживай так, сейчас никто не пытается воздействовать на тебя специально, - мягко сказала северная богиня.
Я незаметно поморщилась. Ну, да, эмпаты, ничего-то от них не скроешь.
- Понимаешь, это уже заложено, и мы сами повлиять на впечатление, оказываемое на людей, никак не можем, - продолжила красотка.
- Понимаю, - уныло отозвалась я, – но всё равно, чувствую себя почему-то скверно…
Лавиния вздохнула.
- Ладно, теперь ты знаешь об этом и можешь всегда сделать поправку на наше обаяние, - пошутила она.
Да, всё было так, я знала - но даже сейчас сопротивляться не могла. Не получалось! Лавиния напоминала мне тёплый огонь, уютный и согревающий. Хотелось расслабиться, закрыть глаза и вручить ей себя в полное и безраздельное пользование. Бедные детишки… А вот лягушонку должно быть с ней очень комфортно. Зато теперь понятно, почему он вначале побаивался обоих стратегов. И почему я так не хотела иметь дела с Эдором. Подсознание реагировало на них так, как задумали создатели ГИО-изменённых. Оставалось возблагодарить Всевидящего, что наши предки не сделали из них каких-нибудь ходячих подавителей воли или живых излучателей страха. Могли ведь додуматься…
Спать мы легли далеко заполночь, когда уже у обеих начали слипаться глаза. Укладываясь рядом с кикиморышем, я продолжала думать о том, что узнала от Лавинии. Неудивительно, что и сны в ту ночь мне снились соответствующие: я пыталась сдать особенно сложный экзамен, но на месте преподавателя неизменно оказывался Эдор, настолько подавлявший меня своим мрачным видом, что у меня мгновенно пустело в голове.
- Ай-яй-яй, Жужелица, - укоризненно говорил стратег, покачивая пальцем у меня перед носом. – Не готова. Это провал… А, раз так, придётся Вайятху у тебя забрать и отдать более подготовленному кандидату.
Тут от стены отлеплялся незамеченный мною байон Вольп, злорадно улыбающийся и потирающий руки.
Нечего и говорить, что утром я улетела в Университет невыспавшаяся и злая, как потревоженный во время спячки крокораус.
Но вечером, найдя довольного жизнью Маугли и улыбающуюся богиню суровых пиратов, я плюнула на свои тревоги и принялась обдумывать, как извлечь наибольшую пользу от проживания златовласки вместе с нами. Причём сама Лавиния принимала в обсуждениях наиживейшее участие. Совместными усилиями мы решили, что она попытается избавить лягушонка от застарелых рабских привычек, поощряя его попытки быть самостоятельным и даже ответственным. Я, правда, таких попыток вообще не наблюдала, но златовласка в Маугли не сомневалась.
Ещё одним пунктом в списке требуемых коррекций была неспособность кикиморыша контролировать свои цветовые эффекты в моменты стресса или сильного волнения. Именно это больше всего портило нам обоим жизнь: выдать заморыша за жертву пластических хирургов можно было даже при наличии непривычного цвета кожи, но объяснить радужные переливы ошибками врачей не было никакой возможности. Лавиния пообещала подумать, что можно с этим сделать.
Ну, и оставались физические упражнения - несмотря на ежедневное плавание в бассейне, Вайятху пока больше напоминал фигурку из детского набора «Собери инопланетянина сам», чем даже себя самого, каким я его увидела в первый раз. Одни диспропорции ушли, но им на смену пришли другие. Как уже было сказано, с пузатостью заморыш, слава Всевидящему, расстался, зато теперь у него бурно росли конечности, и изменялось строение черепа. Узкое личико расширялось, глазницы же наоборот, уменьшались, что доставляло бедному кикиморышу немало мучений.
Самым невероятным для меня было то, что и глазные яблоки как будто уменьшались! Радужка стала более тёмной, напоминая теперь цветом лаковые листья растений, предпочитающих тенистые места, и зрачки уже не пугали явным чернильным отливом. До красавца, которого обещал Вигор, было пока далеко, но то, что заморыш уже двинулся в ту сторону, для меня было очевидно.
Побочным эффектом изменений стала ещё более возросшая неуклюжесть и даже некоторая хаотичность движений. Иногда казалось, что руки и ноги лягушонка живут какой-то собственной жизнью. Эскулап всячески советовал ему как можно больше двигаться, заставляя мозг привыкать к обновляющемуся телу, но мне казалось, что земноводное упорно игнорировало эти рекомендации, пользуясь моим постоянным отсутствием. С Деоной же зелёный паршивец, похоже, заключил тайный союз, и я сильно подозревала, что «железная сагите» попросту покрывает ленивого кикиморыша, уверяя меня, что он всё делает, как нужно.
Но теперь, с появлением Лавинии я начала надеяться на реальные сдвиги в физическом развитии лягушонка. Златовласка клялась, что от инструкций не отступит и не станет слушать никаких жалоб и стонов. Кроме того, в кои-то веки заморыш сам загорелся идеей лазания по деревьям, и это тоже внушало надежду. Стоило северной деве, выполняя своё обещание, продемонстрировать свои способности, буквально вспорхнув прямо с земли на балкон, как поражённый Вайятху немедленно захотел «прыгать так же», и вопрос с тренировками был решён.
Через пару дней стало понятно, что Лавиния – сущий клад для всякого, желающего воспитывать такое трепетное существо, как Вайятху. Они прекрасно поладили, и её способность внушать доверие как нельзя лучше подошла тонкому душевному механизму кикиморыша. Под её руководством он послушно учился самостоятельно делать множество вещей, которые до этого считал непосильными, как то: читать и понимать тексты в учебниках, заказывать продукты и вещи через вифон, готовить съедобную еду, включать заветную Камеру поддержания здоровья… Ещё он сам выбрал себе комплект тёплой одежды для наступающего зимнего периода и даже перестал падать на колени всякий раз, когда я входила в дом, вернувшись с занятий.
Ещё он осваивал огромное развесистое дерево, росшее у самого начала тропинки, по которой мы вместе гуляли теперь каждый вечер, и сетовал, что не может всегда жить там, как птица. Лавиния смеялась, уверяя, что если он и дальше будет делать такие успехи, то в один прекрасный момент его мечта может и осуществиться…
В-общем, всё было прекрасно, за исключением того, что мы обе беспокоились о стратеге. Согласно документам, ему разрешалось пребывание на Мирассе в течение восьми стандартных суток, но он мог улететь и раньше, если бы что-то пошло не так. И каждый день мы обе ждали и боялись одновременно известия о его возвращении. Но пока всё было тихо - Вигор подтверждал, что и у ГИО-изменённых никаких новостей об Эдоре не было. Мы надеялись, что это хороший знак.
К концу последнего дня нетерпение и тревога стали так велики, что я осмелилась связаться с секретарём господина Скросса, чтобы уточнить, точно ли речь шла о восьми днях. Мне вдруг пришло в голову, что стратег и бизнесмен могли заключить какое-то своё, тайное соглашение и продлить сроки поездки мачо. Но кибер-консультант нашего экономического флагмана сообщила, что ни о каких изменениях не знает и также ожидает возвращения господина Валлегони в течение следующего дня.
Я ничего не сказала об этом звонке Лавинии, которая была непривычно рассеянной в тот вечер и даже не заметила, что Маугли, по старой привычке, ощутив непонятное напряжение, попытался пристроиться у моих ног. Уговорив его сесть рядом на диван, я обняла кикиморыша, пытаясь перестать думать о возможном провале миссии Эдора. Конечно, стратег отличался склонностью к авантюрам и рискованным решениям, но всё-таки, в первую очередь он был необыкновенно ответственным человеком. Он знал, что за ним – все его собратья, отец, их надежды и мечты на новый дом, лягушонок, наконец. Не мог он ввязаться в какую-нибудь непродуманную афёру, которая поставила бы под угрозу провала все наши планы, не мог…Слишком многое стояло на кону!
Так я уговаривала себя, поглаживая млеющего кикиморыша по голове и пытаясь заглушить растущее беспокойство. Надо просто подождать ещё немного, ещё чуть-чуть…
Вечер закончился непривычно молчаливо, и спать мы разошлись раньше обычного.
По обыкновению, намучившись с кошмарами, я встала хмурая и подавленная. Лавиния, которая была ранней пташкой, уже убежала в лес на обязательную утреннюю тренировку, Маугли ещё спал, так что я была одна в бассейне, когда Деона сообщила мне о звонке. Я выскочила из воды и рванула в кабинет, как была, в мокром купальном костюме. На ходу отдала распоряжение кибер-консультанту сообщить о звонке златовласке и затормозила только у экрана стационарного вифона.
- Нужно подождать, - предупредила меня помощница. – Сигнал не слишком устойчивый.
Я кивнула и уставилась на тёмный прямоугольник. Прошло несколько секунд, прежде чем он начал светлеть, и на глянцевой поверхности появилось лицо Эдора.

Опубликовано: 29.04.2015

Автор: Марлона Брандеска

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 57 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 10 человек:

  1. Кажется, я что-то пропустила? Почему вдруг Эдор стал называться Комсо??? Вроде и фамилия его другая была…точно не Комсо!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Хорошая помощница появилась у Тэш. Но мне все время кажется, что мало девочки занимаются Маугли. Все о переживаниях, да сомнениях, о себе,да о себе ! Успехи лягушонка радуют больше! Спасибо.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Автор так обрывает каждую главу, что я реально представляю себе титры и «продолжение следует» на фоне воплей читателей/зрителей)
    Интрига всюду))
    Надеюсь, с Эдором всё хорошо и что звонок Тэш помощнице папаши Линн ничего не испортит. А то ощущение какое-то … *прогнала ощущение*
    Маугли сейчас как раз нужна такая…даже не нянька, но что-то близкое. Жёсткая в плане тренировок, но располагающая к себе. И главное — она рядом, а у Тэш дела.
    Очень интересно, как лягушонок изменится *-*

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  4. Урра-а-а-ааааа!!! Спасибо!!!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. спасибо за продолжение!!! Я так рада, надеюсь, что следующей главы мы будем ждать на много меньше.)))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Здравствуйте, Марлона! Как же я рада Вашему возвращению! Пока Лавиния нравится хоть часть забот о Маугли возьмёт на себя и может Тэш немного успокоится. Надеюсь новая героиня действительно станет настоящей подругой для Тэш. И как всегда глава закончилась на самом интересном). Огромное спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Здравствуйте, Марлона! Как же я рада Вашему возвращению!

      А как я рада, что вы рады! А то страаааашно… Вдруг уже все всё забыли)))).

      Пока Лавиния нравится

      Да, она приятный персонаж, и пишется о ней очень спокойно… Ровно, я бы сказала))).

      И как всегда глава закончилась на самом интересном).

      Ну, надо поддерживать интерес читателей))))).

      Оцени комментарий: Thumb up 0