Сувенир 14

Покупка дома заняла всего два часа, намного меньше, чем я думала, поэтому, вернувшись в свою, без пяти минут бывшую, флэтку, нашла Маугли вовсе не соскучившимся, а наоборот, полностью поглощённым голлограмматором, по которому заморыш изучал каких-то зверей.
Ворвавшись, я любовалась на его отрешённую мордочку не больше секунды, после чего громогласно заявила:
- Мы переезжаем! Прямо сейчас!
Лягушонок подпрыгнул и уставился на меня, как на привидение:
- Сагите?.. Вы уже вернулись?..
- Да, и с прекрасными новостями, - ответила я, мечась по квартире и собирая чемоданы в одну большую груду около входа. – Маугли, одевайся! Деона, проверь сеть и отключайся, мы едем в новый дом!
Заморыш, наконец-то, осознал причину переполоха и радостно засуетился. Буквально через двадцать минут багаж был вытащен за дверь, лягушонок засунут в комбинезон, я пробежалась по всем помещениям, проверяя, не забыли ли мы что-нибудь, и потом весь караван-сарай потянулся к причалу, где нас уже дожидался вызванный флайер. Я решила не брать сразу же всё, потому что возвращаться надо было в любом случае: предстояли переговоры с управляющим дома, и я заранее ёжилась, представляя, что мне скажут по поводу испорченного колорайтера…
Только перед самой посадкой я вспомнила, что Маугли боится открытых пространств и высоты. Выругавшись про себя на свою забывчивость, велела ему зажмуриться и не открывать глаза. Доставила его к флайеру тем же манером, что и в прошлый раз, порывшись, нашла в чемодане какой-то шарфик и использовала его, как повязку на глаза, после чего мы с заморышем с облегчением вздохнули.
Перелёт занял около сорока минут, и я почувствовала, что моё сердце снова начинает биться чаще, как только впереди показалась знакомая островерхая крыша над зелёным морем сплошной растительности. Когда машина села, я вернула лягушонку возможность видеть и выпустила его наружу. Пока он испуганно разглядывал окрестности, прижавшись спиной к флайеру, я вывела багаж и оплатила перелёт. Затем мне пришлось отдирать кикиморыша от борта машины, которая не могла улететь, пока он стоял, вцепившись в дверцу мёртвой хваткой.
Добившись того, чтобы заморыш держался за мою руку, я заставила его сделать несколько шагов по дорожке, и тут воздух позади нас задрожал, земля завибрировала, и кикиморыш в панике оглянулся как раз в тот момент, когда летательный аппарат плавно набирал высоту. Потом машина развернулась в воздухе и исчезла за кронами деревьев.
- С-сагите… мы что, тоже так делали? – дрожащим голосом осведомился Маугли, тыча пальцем в небо.
- Не волнуйся, - успокоила я его. – Мы не так, мы совсем низко…
Лягушонок шмыгнул носом, но слегка успокоился.
Надо будет как-то начать развивать его вестибулярный аппарат и готовить к перелётам, - отстранённо подумала я, не сводя глаз с дома, который высился прямо перед нами. Периодически подтаскивая заморыша за руку, я упорно шла по дорожке, прямо-таки физически ощущая, как он притягивает меня: мой дом. Наш дом.
В прихожей было всё так же сумрачно, но я, не задерживаясь и не выпуская лапки кикиморыша, прошла дальше, не давая ему возможности застрять на пороге и начать задаваться вопросом, может ли он входить сразу за мной или должен выждать некоторое время (чтобы вы не подумали, что у меня такие шутки, могу сказать, что у нас с ним на самом деле состоялся такой разговор, только на тему может ли Вайятху пользоваться ванной сразу после меня, или это нанесёт мне несмываемое оскорбление. Помнится, лягушонок тогда довёл меня до трясучки, отстаивая постулат о необходимости пятнадцатиминутного перерыва между нами…). Наученная горьким опытом, я остановилась только посередине комнаты, обозначенной на плане, как гостиная, но, по факту, имевшей ещё несколько функций: например, библиотеки и столовой.
Отпущенный, наконец, на свободу Вайятху тут же принял свою излюбленную позу, опустившись на пол и прижавшись к моей ноге. Я машинально погладила его по голове, чувствуя, как моё лицо расплывается в совершенно неконтролируемой счастливой улыбке. Всё, что было вокруг, мне ужасно нравилось. И отделанные деревом стены, и старая мебель, такая простая и красивая, одновременно: круглый стол, непрактично стоящий посредине комнаты, четыре стула вокруг, всё тоже деревянное, никакого пластика! Непонятный музыкальный инструмент, задвинутый в угол и накрытый чехлом, круглый крутящийся стул, на трёх ножках, перед ним. Какой-то высокий шкаф, наполненный посудой вместо одежды, с прозрачными, чуть мутноватыми стеклянными дверцами. Ещё один шкаф, с книгами – настоящими, пластиковыми, но с имитацией даже ещё бумажных… Я только ахнула, увидев всё это богатство. Лягушонок обеспокоенно взглянул на меня снизу.
- Сагите? Что-то случилось?..
Я кивнула, не в состоянии говорить. Потом, откашлявшись, объяснила:
- Не бойся, это что-то - очень хорошее… Я как будто попала в сказку. Придуманную специально для меня. Понимаешь? - Повела рукой вокруг себя. - Всё это – моя сказка…
Лягушонок внимательно осмотрелся, потом опять взглянул на меня и спросил тихонько:
- Сагите, а мне туда можно?
- Куда, Маугли? – удивилась я.
- В вашу сказку… - шепнул заморыш. – Вы возьмёте меня?..
Я невольно почувствовала, как в груди опять что-то затрепетало. Ах, ты ж, земноводное… Стиснула зубы, прогоняя наваждение, и ответила:
- Конечно. Если будешь себя хорошо вести!
Кикиморыш торопливо закивал, а мне почему-то стало как-то не по себе, как будто я обманула ребёнка… Что ещё за напасть такая?! Мне только сюсюкать сейчас начать не хватало. Отогнав все лишние мысли, спросила:
- Ну, что? Пойдём смотреть наш дом?
Лягушонок кивнул, и физиономия у него стала такая предвкушающая, словно я ему пообещала подарок на начало очередного года. Он уцепился за мою руку, и мы пошли.
Дом оказался точно таким, как мы видели на снимках, даже ещё лучше. Самым современным помещением была кухня, на которой были и холодильная установка, и другая требуемая аппаратура, но. Ещё там была плита! Настоящая, работающая на топливных пакетах! Я такие раньше только на картинках видела… То-есть, она, конечно, давным-давно не работала, но стояла там, как памятник древней кулинарии! Я слегка впала в ступор, пытаясь понять, как мог сохраниться такой антиквариат, и что прежние хозяева с нею делали, но потом подумала, что, видимо, то-же самое, что буду делать с нею я: просто любовались. Позанимавшись этим какое-то время, мы пошли дальше.
На первом этаже, кроме гостиной, прихожей и кухни, располагалась ещё одна комната – кабинет. Тоже обставленная старинной мебелью, нетрансформируемой, само собой, с большим деревянным столом и неудобным, но красивым стулом. А по стенам располагалось несколько экранов, трогательно декорированных под старинные картины. Я знала, что на них выводилась информация с систем безопасности дома и территории. Ну, видимо, именно здесь и будет моя берлога… Надо только поменять оборудование на более современное, и стул тоже. Красота красотой, но удобство мне дороже…
Спальни располагались на втором этаже, куда можно было попасть по винтовой лестнице, встроенной в одну из двух небольших полукруглых «башенок», пристроенных к дому со стороны главного входа. Вторую занимал старинный подъёмник, работавший с таким скрипом и шумом, что я закаялась использовать его. Во всяком случае, до тех пор, пока не приглашу мастера, который сможет убедить меня в безопасности этого раритета…
Двери всех помещений второго этажа выходили в «центральный холл», - так он был обозначен на плане. Меня эти слова завораживали одной своей несовременностью. Мало было сейчас квартир, которые могли похвастаться хоть каким-то «холлом», не то, что центральным. Пожалуй, они оставались только в музеях, дворцах и таких вот загородных домах… Отчего я чувствовала себя ещё больше персонажем сказки.
Предыдущим хозяевам эта комната, по-видимому, служила детской. В ней был настоящий склад из старых, подержанных игрушек, аккуратно сложенных в яркие большие коробки, в которых дети обычно хранят свои сокровища. Их наличие в доме почему-то рассматривалось агентством, как большой минус, и даже послужило поводом для небольшой скидки, но для меня оно было огромным дополнительным плюсом: используя эти игрушки, Вайятху мог восполнить многие пробелы в своём жизненном опыте. Если я правильно оценивала его развитие, он как раз подошёл к возрасту, когда мальчики начинают интересоваться конструкторами, машинками, роботами, действующими моделями техники и прочими вещами. И теперь у меня был прекрасный шанс предоставить ему игровую площадку, не потратив при этом ни крода.

Спальни располагались симметрично по бокам, занимая большие «полубашенки» и ещё часть центрального строения. Получалась какая-то варварски неэкономная архитектура, от которой у меня внутри всё пело: непонятные закуточки, неправильные контуры, странная форма комнат… Плюс, в правой спальне (если смотреть от лестницы) был ещё тот самый маленький балкончик, о котором я упоминала, а в левой, почему-то, не было.
Лягушонок пискнул, угадав моё намерение выйти, и я отпустила его руку. Ладно, посмотрит потом, когда привыкнет, что здесь не нужно ничего бояться. С балкончика открывался отличный вид: стена леса невдалеке, прямо за оградой участка земли, относящегося к дому. Внизу - довольно большой бассейн, облицованный мозаикой, с чистой, бирюзовой водой и парой кресел рядом. Вокруг – кусты, деревья, заросли цветов. Воздух над бассейном слегка подрагивал, выдавая наличие работающего защитного поля. Очень удобно, на самом деле: ни перепады температуры, ни ветер, ни дождь, в конце концов, не помешают мне плавать в любое время.
Налюбовавшись, я вернулась в комнату и, глянув в перепуганные глаза заморыша, решила взять эту спальню себе, о чём тут же ему и сказала. Возражений, естественно, не последовало.
Мы заглянули в левую спальню, которая была полностью идентична правой. Разница состояла в отсутствии балкона и цветовой гамме отделки: у меня преобладали серо-голубые тона, а у Маугли – песочно-золотистые. Всё остальное – кровати, шкафы для одежды, зеркала, стулья - были похожи, как две капли воды. Разве что покрывала тоже были в цвет стен.
Дополнительным бонусом было наличие в каждой спальне собственного санузла, включающего не только банальные удобства, как можно догадаться, но и настоящую ванну. Лягушонок только захлопал глазами, увидев воочию эдакое бело-золотое чудо, а я ахнула от восторга. Она показалась мне даже большей, чем на снимках! Расточительность, похоже, была главной особенностью этого дома. Ну, с другой стороны, учитывая, что водоснабжение-то здесь своё, собственное, можно и побаловать себя. Пусть не каждый день, но всё-таки. Вот сегодня, например… Вдруг поймала себя на мысли, что очень хочется посмотреть на Маугли в этой посудине. Встряхнула головой, но мысль так и застряла…
Для повседневного мытья имелся ещё небольшой душевой модуль, скромно задвинутый в угол. Вполне современный, но немного неуместный в такой ванной комнате. Я подумала, что надо будет сделать кое-какие перестройки. Потом, когда обживёмся и привыкнем, тогда… может быть.
Когда мы снова вернулись в спальню, я спросила:
- Ну, что? Нравится тебе твоя комната?
Заморыш замер, оглядываясь.
- Я буду тут жить, сагите? – спросил он несмело.
- Угу.
- Один?..
- Угу.
- А вы – в той комнате?
- Угу.
От вопроса к вопросу тон у него становился всё более унылым. Последний и вовсе прозвучал похоронно:
- И спать я буду… один?
Сдержав смешок, осведомилась:
- А что? Тебе не нравится? Неуютная комната?
- Хорошая комната.
- Плохая кровать?
В ответ взгляд, полный ужаса:
- Мне не надо кровати!
Ну вот, начинается.
- Маугли, ты ведь спал уже на кровати? Со мной?
- Да, но…
- И тебе нравилось?
- Да, но…
- И я разрешила тебе спать на кровати?
- Да, сагите, но…
- Вот и привыкай спать, как все люди! А все люди спят на кроватях!
- Да, но хороший Вайятху не спит на кровати, даже с господином или госпожой! Хороший Вайятху спит рядом, на полу! Я хочу быть очень хорошим Вайятху для вас!
Подавив в очередной раз желание сообщить, что мне не нужен Вайятху, даже самый лучший, я смирилась с тем, что надо начинать с малого. Ну, хорошо хоть то, что постели здесь широкие, так что есть шанс выспаться, даже при наличии в этой самой постели одного несносного земноводного…
- Ладно, пока мы отложим этот вопрос. Сегодня ты будешь спать со мной. Но в будущем тебе нужно будет привыкать ночевать одному!
На сияющей мордочке лягушонка отчётливо читалось, что это самое «будущее» когда ещё наступит, а вот в мою кровать уже сегодня он пробрался. И, судя по всему, без боя завоёванных позиций не сдаст. М-да, может, я слишком быстро сдалась?..
Закончив осмотр второго этажа, мы спустились в кухню, и тут обнаружилась первая накладка, о которой я не подумала: холодильная установка оказалась совершенно пустой! Срочно подключённая к местной сети Деона информировала меня, что ближайшее место, где мы могли бы заказать ужин, находилось от нас в пятнадцати минутах лёта. А заказ на продукты можно было разместить только в порядке очереди, и ждать надо было не менее трёх часов. Однако… Настоящее захолустье!
Пожав плечами, я приняла это, как данность, и заказала ужин в предложенном ресторанчике «Сап и Саппора», выбрав из нехитрого списка блюд всё, что сочла съедобным. Нам ведь ещё и завтракать надо будет… А потом «встала» в очередь на заказ продуктов в ближайшем пункте доставки, наказав Деоне сообщить мне, как только подойдёт мой номер.
Разобрав сумку с самыми необходимыми вещами, я начала готовиться к первому ночлегу на новом месте: проверила, не сломаны ли кровати, нашла постельное бельё (из натуральной ткани!), убедилась, что водопровод в порядке, и начала набирать ванну.
Лягушонок таскался за мной хвостиком, пытаясь помогать, когда я его просила. Когда мы дошли до заполнения бело-золотой ёмкости для купания горячей водой, он просто прилип к бортику и даже не отреагировал на мой уход. Я добавила специальное моющее средство, а заморыш сидел и смотрел, как под струёй воды взбивается пена, распространяя запах лесных цветов.
Я спустилась вниз, улыбаясь: кикиморыш, прилипший к ванне и заворожено созерцающий воду, производил неизгладимое впечатление! Это он ещё не знал, что ванна готовится для него… Как раз, когда я вошла в кухню, перед входной дверью опустился диск-разносчик и запиликал, вызывая меня. Забрав заказ и отпустив робота, я взяла поднос с едой и пошла к круглой беседке, стоявшей во дворе, рядом с дорожкой. Там, как и ожидалось, обнаружился небольшой столик, а вокруг него – деревянные сидения. Улыбнувшись, я крикнула:
- Маугли! Эй, Маугли! Иди есть!
Тут же в голове у меня отозвалась Део:
- Он не слышит. Позвать его?
- Ага, - согласилась я. – Скажи ему, пусть идёт ко мне сюда. Хочу поужинать на воздухе. Вечер-то какой! Просто великолепный!
Через некоторое время в дверях возник силуэт заморыша, осторожно выглядывающего наружу. Я помахала ему рукой, подзывая. Поколебавшись, он робко сделал первый шаг, второй, третий… Видимо, уверившись, что кара небесная его не настигнет, Вайятху добрался до беседки, ошарашенный, судя по всему, своей смелостью.
- Молодец, Маугли, - похвалила я его. – Ты хорошо всё сделал: я позвала, и ты пришёл! Очень хорошо!
Несмело улыбнувшись, кикиморыш, сделал попытку сесть на пол, но места для этого было явно маловато, и он замер, не зная, как поступить.
- На стул, только на стул, помнишь? – предостерегающим тоном сказала я, и приверженец традиций не рискнул со мной спорить.
Тяжко вздохнув, он пристроил свой тощий зад на скамеечку и тоскливо посмотрел на еду. Я открыла поднос, вынула тарелки и спросила:
- Будешь вместе со мной?
Заморыш отчаянно замотал головой, и рот зажал для верности ладонью, как будто его намеревались кормить силком. Вот упрямое земноводное!.. Я, пожав плечами, принялась за еду, делая вид, что не замечаю его взглядов, бросаемых на меня исподтишка.
- Маугли, что ты смотрел сегодня, пока я летала покупать дом?
Он, нехотя, но покорно, принялся рассказывать что-то про животных, а я, слушая его вполуха, думала, что самое время искать программы начального обучения, причём, на дому. Пора всерьёз планировать образование кикиморыша и позаботиться о том, чтобы он смог кем-то стать в будущем. Пока я не представляла, в какой области он может найти себя, но собиралась выяснить это, как только он более-менее освоится. Если будет понятно направление, в котором надо двигаться, тогда станет ясно, чему его следует учить.
А ещё нужно напомнить папаше Линн, что мне, по-прежнему, срочно нужны лаборатория и генетик. И ещё, наверное, консультация у хирурга, чтобы понять, как вытащить из желудка лягушонка ту дрянь, что ему поставили. И ещё комплекс упражнений, чтобы компенсировать его неравномерное физическое развитие. И ещё…
Закончив ужин, я пододвинула тарелку Маугли и велела:
- Ешь, а потом пойдём в ванную.
Он явно собирался спросить, зачем, но, спохватившись, плотно сжал губы и принялся уминать за обе щеки индюшатину с картофелем по-деревенски. Вполне в духе окружающей обстановки!
Деона сообщила мне, что ванна готова, вода набралась в нужном количестве, и кран закрылся. Когда мы поднялись на второй этаж, я велела заморышу раздеться и залезть в воду. Глаза у него тут же стали в два раза больше, но спорить он не решился и принялся сноровисто избавляться от одежды. Я, в который раз, отметила, что он стал намного энергичнее, чем в самом начале, когда обнаружился в контейнере. И движения стали увереннее, и координация лучше, хотя его, по-прежнему, иногда качало, и спотыкался он всё так же часто.
Голый лягушонок осторожно влез в воду, и глаза у него стали ещё больше. Похоже, ванну он не принимал никогда. Даже странно, почему? Такие знатоки сексуальных игр, как озабоченные скробосы с Мирассы, не знали, как вода способствует раскрепощению? Что-то не верится мне…
Ну, для начала я просто дала ему возможность привыкнуть, расслабиться и насмотреться на летающие вокруг него мыльные пузырьки. Потом немножко поиграла с ним, поплескав в лицо водой, потом пощекотала его, а потом принялась мыть, наслаждаясь уже вполне предсказуемыми побочными эффектами. Только в этот раз он реагировал как-то медленно, словно что-то постоянно отвлекало его. Возможно, всё дело было в ванне…
Натирая заморыша очищающим маслом, я, одновременно, изучала его тело, замечая, что он определённо поправился. Рёбра больше не выпирали, и, выгибаясь под моими ласками, он демонстрировал игру мышц, а не подробности строения своего скелета. Даже щёки не казались больше такими впалыми.
Я осторожно опускалась всё ниже и ниже, любуясь игрой цветов, вспыхивающих прямо под моими ладонями, разбегающихся от прикосновений пальцев, пульсирующих в такт его хриплому дыханию… Никогда и никто не отзывался так на мои ласки: безоглядно, до полного беспамятства, так что мне приходилось сдерживать себя, чтобы он не потерял сознание, в буквальном смысле!
Доведя заморыша до полуобморока, я, наконец, сжалилась и позволила ему достичь пика, в результате чего пришлось его ловить, иначе бедняга просто захлебнулся бы, уйдя с головой под воду…
Дождавшись, пока он отдышался и вернул себе природный цвет, я помогла ему встать, завернула в полотенце, довела до кровати и уложила. Ничего не попишешь, - пока недоразумение не привыкнет, придётся мне смириться с тем, что он будет спать рядом…
Мимолётно коснувшись его лба губами, я прошептала ему на ухо:
- Спи, я скоро приду.
В ответ получила удовлетворённо-сонный вздох и вышла. Мне надо было ещё заказ на продукты сделать, и самой помыться. Как раз, когда я спускалась по лестнице, Деона сообщила, что моя очередь на подходе. Старенький вифон в кабинете уже работал, так что мне нужно было только быстро ввести список, что я и сделала. Закончив, посидела в задумчивости и велела кибер-консультанту проверить тутошнюю сеть на предмет вредоносных устройств. Всё-таки, господин Скросс знал о подробностях сделки, и глупо было предполагать, что он постеснялся бы нашпиговать весь домик аппаратурой… Уф, похоже превращение в законченного параноика – это только вопрос времени!
Дождавшись доклада от Деоны, что ничего лишнего не обнаружено, я, зевая, поплелась наверх, мечтая упасть и уснуть. Даже ванна уже не казалась такой привлекательной, как ещё два часа назад. Да Вограны с ней, обойдусь душем, по-походному…
Так оно и вышло: быстро ополоснувшись, вытерлась, надела пижаму и собралась лечь. Лягушонок уже посапывал на своей половине кровати. Подумав, что надо прикрыть дверь, я подошла к ней и прислушалась: наше новое жилище жило какой-то своей, таинственной жизнью. Где-то что-то потрескивало, шуршало, даже как будто вздыхало… Улыбнувшись, я потянула за ручку и, с уютным скрипом, отгородилась от всего остального дома, оставшись в четырёх… нет, пардон, в шести стенах своей спальни.
Нырнув под одеяло, с удовольствием вытянулась, предвкушая сон и ощущая, как приятно касается кожи ткань наволочки. Ничего общего с одноразовым бельём! Конечно, так гораздо больше расходов, но оно того стоит… Словно почувствовав мой присутствие, заморыш перекатился ближе ко мне и прижался, уткнувшись лбом в плечо. Эх, надо заканчивать с этой его практикой спанья голышом, завтра же закажу ему полный комплект одежды, - подумала я, ощущая, как горячее тело недвусмысленно трётся об меня. И это, не просыпаясь даже! Вот маленький паршивец… Я-то надеялась, что ему на пару дней хватит, а тут даже часа не прошло! И как это понимать?
Тем временем, заморыш, явно недовольный моей пассивностью, что-то забормотал во сне и попытался взгромоздиться на меня. Я поморщилась. Ну, уж нет! Ладно, раз опять приспичило, - помогу, куда я денусь, но карабкаться на меня – уволь…
Осторожно выползла из-под нетяжёлого тела, откинула одеяло и провела, чуть касаясь, по его напряжённому органу. Маугли застонал. Странно, мне показалось, что во сне его реакция ещё больше обострилась. Проверяя догадку, ещё раз погладила, потом ещё… Возбуждение, и вправду, нарастало просто-таки в геометрической прогрессии. В какой-то момент лягушонок проснулся, содрогнувшись всем телом от очередного прикосновения. Я не сразу заметила это, увлёкшись игрой с его телом, только когда он вдруг прошептал: «С-сагите…», до меня дошло, что кикиморыш уже не спит. Но, если его фокусы во сне были странными, то, что он сделал потом, было ещё более неожиданным для меня.
Приподнявшись на локтях, он секунду смотрел мне в глаза, а потом резко качнулся вперёд и приник ко мне. Я не сразу даже поверила в то, что всё происходит на самом деле! Его губы, сухие и горячие, оказались неожиданно нежными, настойчивыми, трепетными… В голове мгновенно воцарился настоящий хаос. Да, целовался он просто волшебно! Не успев вовремя отстраниться, я оказалась в плену его прикосновений, и поняла, что в этом аспекте Вайятху совсем не ребёнок! Ничего невинного в его поцелуях не было, - наоборот, всего за несколько секунд ему удалось разжечь во мне огонь, которого я не ощутила ни разу за всё время, сколько ни ласкала его сама. Это было сродни тому, как если бы ребёнок, которого вы держали за руку, внезапно, прямо на ваших глазах, превратился во взрослого мужчину и принялся настаивать на близости с вами…
Его поведение было настолько неожиданным и даже шокирующим, что в какой-то момент меня охватила паника, такая же сильная, как и желание. Дёрнувшись, я отскочила назад и чуть не упала с кровати. Сердце билось, как обезумевший зверь в клетке. Лягушонок смотрел на меня, не отводя глаз, и с его лица постепенно уходило незнакомое мне выражение страсти и отрешённости одновременно, а, ему на смену, проступали испуг и недоумение. Пара мгновений - и вот, необыкновенный любовник исчез, а на его месте сидел перепуганный до икоты заморыш, с отпавшей челюстью.
Я глубоко вздохнула, прогоняя наваждение, и сказала, стараясь, чтобы голос не дрожал:
- Маугли, знаешь, лучше будет, если ты прямо сегодня начнёшь учиться спать один.
Он шевельнул серыми губами, но не произнёс ни звука.
- Пойдём, - решительно сказала я, вставая. – Заправим твою постель, и ты ляжешь там. Договорились?
Он опустил голову и как-то затравленно кивнул, всё ещё молча. Не в состоянии даже смотреть на него после того, что случилось, я, не оглядываясь, вышла, пересекла холл и ворвалась во вторую спальню. Внутри всё бушевало, причём, я даже не могла понять, почему? Сердце никак не хотело успокаиваться, всё бухало и бухало, недоумение и злость нарастали, так что я с трудом сдерживалась. Какого Вограна с ним произошло?! Что опять, к диосам, тронулось в его голове, что он полез ко мне целоваться?!.
Застилая кровать, я дёргала и швыряла одеяло, неудивительно, что, в конце концов, оно свалилось на пол. Я рывком подняла его и бросила на постель. В этот момент в дверях появился Вайятху, какого-то грязно-белого цвета, вдобавок, дрожащий с головы до ног.
- Ложись, - велела я ему и ушла.
Всё так же, не оглядываясь, прошла к себе, захлопнула дверь и прислонилась к ней спиной. На душе было как-то исключительно гадко, хотя почему – я никак не могла понять. Ведь должна, должна была понимать, что постельная игрушка – это тебе не плюшевый мишка, которого просто обнимают и засыпают. Что он должен уметь и знать многие вещи, которые мне даже не снились, о которых я слыхом не слыхивала… Почему же, когда обнаружилась всего-то малюсенькая часть его умений, мне стало так плохо?!.
Не находя ответа, я обхватила плечи руками и принялась ходить по комнате туда и сюда, пытаясь успокоиться.
Маугли не виноват, что он – то, что он есть, что из него сделали. Бессмысленно винить его в том, что попытался сделать то, что умеет лучше всего. Как там он сказал?.. «Хочу стать для вас самым лучшим Вайятху»? Вот, видимо, это он и пытался воплотить… Беда в том, что мне не нужен Вайятху. Ни лучший, ни хороший, ни средний, никакой. И если я не смогу объяснить это ему так, чтобы не напугать, не обидеть, не расстроить, то… лучше бы мне было не браться за это вообще. Лучше было бы оставить Маугли на Мирассе, где он умер бы, но, возможно, так и не понял, что его предали. А сейчас выходило, что я говорила ему одно, а делала совсем другое. О, Всевидящий! Помоги мне, пожалуйста, помоги! Потому что сама я дров наломаю, как пить дать! Уже чувствую, что наломала… Так, ну, хотя бы это надо срочно исправить…
Я вышла из своей спальни и решительно пошла к двери напротив.

Опубликовано: 05.01.2014

Автор: Марлона Брандеска

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 53 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 19 человек:

  1. А сейчас выходило, что я говорила ему одно, а делала совсем другое.

    А на самом деле Тэш думает делать одно, а поступки совершает — совсем другие! Спасибо.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Здравствуйте, автор!
    Я пока дочитала только до этой главы (запоем, ага), и уже сейчас хочу выразить вам свое восхищение.

    Прежде всего — спасибо за целостное онисание мира. Отсутствие очевидных ляпов, которые увы так часто встречаются в женской фантастике и просто не дают воспринимать ее всерьез (типа мир будущего с гиперпространственными переходами и лошадями на улицах, хихи).

    Спасибо за главную героиню! Вот честно душа радуется видеть настоящую женщину, а не плод больной фемдомной фантазии с типичными пороть-бить-унижать.

    Главный герой уже сейчас просто чудо что такое! Не знаю как там дальше дело пойдет и во что наш лягушонок вырастет, но уже сейчас мозг разрывает где-то между суперменом, Дартом Вэйдером, Эру Илуватаром и тем мужиком из Икс-мэнов в инвалидной коляске.

    Статус «незакончено» откровенно пугает, ибо не хочу чтобы книга оборвалась на самом интересном месте!

    Все, кормление музы закончено, зарылась читать дальше! Успехов и вдохновения!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Да-да, «читатель автор восхищаться»! Спасибо за историю!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Тяк, читала все главы эти залпом, так и дальше буду читать) Но как-то сильно увлеклась и не оставляла отзывы, теперь же трудно мозги в кучу собрать.
    Одно скажу — детская психика + взрослые сексуальные желания = проблемы… Притом не только в сей чудной повести.
    Кхем, а теперь ответим на старый манер их общения….
    -> Главы читать. Много читать. Много думать, герой и героиня любить. Атаки на Део — бояться. Дом красиво. Папашка — холодно, страшно. Будущие страшно. Читать будущие.
    За глав много спасибо.

    Оцени комментарий: Thumb up +1

    • Ох, ну вы просто прелесть!
      Отвечу в вашем духе: я хохотать, в ладоши хлопать, подпрыгивать на стул! Теперь знать, как выглядеть авторское счастье: когда читатель говорить как книга!
      Благодарить много! ;))

      Оцени комментарий: Thumb up +1

      • Читатель радоваться. Читатель с интернетом бороться. Новая глава грузиться. Читатель автор ловить, на стул садить, чтобы не покалечился — переживать.
        Читатель историю любить. Героев любить. Читатель автор восхищаться!

        Оцени комментарий: Thumb up +1

  5. Наши герои на пороге перемен…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Интересно, как она его успокаивать будет?)))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  7. Вот это поворот! Тэш уже привязалась к Маугли. Хорошо, что она пошла его успокоить). Спасибо и поскорее бы проду.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Хорошо, что она пошла его успокоить).

      Безусловно! Одного его бросать после такого нельзя, да и ей не надо затягивать момент непонимания… Ну, она это поняла, значит, не всё потеряно!))
      Спасибо за комментарий!)))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  8. Отличная глава.очень понравилось.я теперь переживаю за героев.бедный заиорыш,бедная Тэш…а я только облизываться на красивую эротическую сцену начала…ничего,я подожду.только бы у героев все наладилось и они наусились понимать друг друга.спасило огромное автору.я получила массу удовольствия и ярких эмоций.спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • только бы у героев все наладилось и они наусились понимать друг друга

      Я думаю, они оба стремятся к этому. Значит, в конце концов, что-нибудь получится.)))
      Спасибо за яркие, эмоциональные отклики!)))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  9. Спасибо! Здорово!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  10. Что то я переживают за состояние лягушонка,если он стал серого цвета, это ,наверное не есть хорошо:-( . Спасибо за продолжение.

    Оцени комментарий: Thumb up 0