Маг-8

Глава 15. Белый и пушистый

1.

-Мрр? – сонная Ро едва приподняла голову.
-Я пошёл в лес, - буркнул Амр.
-А по-моему, ты пошёл вразнос!
Сестра вскочила на ноги, словно и не дремала только что.
Амр безразлично повёл плечами.
Он перестал умываться, шерсть свалялась клочьями. Он не точил когти, с них торчали облезающие чешуйки. Не замечал, что именно ест, а то и вообще об этом забывал. Ро как-то на пробу подсунула ему ящерицу, которая плюётся вонючей жидкостью. Он проглотил и не поморщился.
Единственное, на что его хватало – он упорно искал место силы, чтобы восстановить прежние навыки. Короткие, внезапные вспышки – это не дело. То есть, он снова видел эманации, как раньше. Но этого было мало.
-Поглядел бы ты на себя со стороны! Глаза горят нездоровым блеском, сам взъерошенный, будто тебя стая котов трепала! Теперь мне понятно, чего она испугалась! Хоть бы умылся, наконец!
Амр только коротко глянул на неё и промолчал.
-Вот, даже не рычишь!
Она кинулась расталкивать братьев и Хуша.
-Не буди их. Не надо за мной ходить, сам справлюсь.
Она остановилась и сердито замахала хвостом.
-Ну да, сам, как же! Очень здраво, очень последовательно! В лесу кого-то не то ловят, не то загрызть хотят, и тебя тут же туда несёт! Вблизи тут нет особых мест, насколько я знаю. Попроси Руф, чтобы её чешуйчатый волк отнёс тебя к тому месту, самому мощному.
-Оно, пожалуй, слишком мощное. И слишком далеко. Чешуйчатого волка каждый раз у Руф не допросишься. К тому же она, мне кажется, снова на меня обижается…
-А вот не надо было рычать! Кажется? А мне вот кажется, ты просто просить ну о-очень не любишь!
-Не люблю, - с улыбкой признался Амр. – Хум как-то говорил, в лесу есть место силы, не так уж далеко. Думаю, найду.
Он прищурился на сестру.
-Так я пошёл! Не будете ходить за мной?
Ро протяжно зевнула.
-Не будем. Я спать хочу. И все хотят, давно вон дрыхнут без задних ног.
Он не удержался, поддразнил сестру.
-Что – ничего опасного для меня не предвидишь?
Она снова зевнула.
-Подробно не вижу, заразил ты меня серым туманом, - куснула она в ответ и лукаво стрельнула взглядом. – Но обратно точно вернёшься, живой, целый, невредимый.
Он довольно наклонил голову и вышел.

2.

Снаружи светила полная луна.
Чешуйчатых не видно, не слышно ни на земле, ни в воздухе.
Амр слез по горной тропе, потрусил к лесу. На полпути остановился, огляделся. Ночной мир притих, ветер уснул. Вокруг ни звука, ни шороха.
Шагалось легко, нога не сильно донимала. А ведь хорошо! Устал он от сопровождения. Бдят, как за котёнком, самолюбие царапают. Но стаи тут нет, можно и одному спокойно, на свободе прогуляться.
Амр немного развеселился. Смотреть, что он делает, некому. Смеяться некому над тем, что взрослый, солидный кот бегает вприскочку, прыгает, играет, словно котёнок. Он погонялся за своей тенью, покрутился, ловя собственный хвост.
Нашёл лесную тропинку и поскакал по ней.
Мимо проносились изломанные вождём кусты. Неохватные деревья высоко вздымали раскидистые кроны. Луна плыла наверху, заглядывала в глаза, когда Амр вскидывал голову. Ему показалось, что она улыбается, и он весело прищурился в ответ.
От земли повсюду поднимались слабо светящиеся токи. Всё как обычно, всё не совсем то. Молодому скальному было нужно особое место, где эти токи гораздо сильнее, где их обычные мелкие струйки сливаются в мощный поток. Тогда они лучше питают, исцеляют, быстрее восстанавливают силы.
Он сразу почувствовал бы такое место. Но пока что вокруг ничего подобного не ощущалось.
Пахло прелой листвой и хвоей, свежей травой и цветами. Амр вбирал эти запахи полной грудью и бежал всё дальше.
Тропинка вывела на безлесный, покрытый только травой холм посреди чащи. По склонам темнели норы, никакого присутствия не ощущалось. Эти жилища забросила стая лесных котов, когда перебралась на новое место.
Амр побродил вокруг. В пустых норах делать было нечего, он туда и не совался. Увидел лужу среди травы. Вытянул шею, нагнул голову к воде, внимательно пригляделся. Какой такой нездоровый блеск? Обычные у него глаза, такие же, как всегда.
Скальный кот нашёл более крупную нору, которая не использовалась, как жилище. Это был земляной ход, ведущий под холм.
На стенах росли светящиеся грибы и мох. В глубине холма ход расширялся и превращался в земляную пещеру. Здесь протекал неторопливый ручей, пузырилось грязевое озерцо. Углубление в неровной стене пустовало, отсюда лесные унесли свою друзу.
Амр потрогал воду лапой, попробовал вибриссом, на язык. Она была тёплой и солоноватой – пить противно, зато можно сделать кое-что другое. Хум рассказывал об обычаях лесных котов. Молодой скальный плюхнулся в грязевое озерцо, повалялся там, вылез. Подождал, пока глина, облепившая тело, подсохнет. Встряхнулся. Глина осыпалась вместе с накопленной на шкуре грязью. Затем Амр нырнул в ручей, ополоснул остатки, с удовольствием поплескался. Коты обычно не любят воду, а ему, пожалуй, понравилось.
А что, другим можно купаться в горячем источнике, а ему нельзя, что ли? Так быстрее, чем собственным языком умываться. Запустил он шерсть, ничего не скажешь, но вот отмылся разом, быстро и без особых усилий, красота.
Отличный способ почиститься. К тому же ленивый, как раз для кота.
Больше тут делать было нечего. Амр выбрался наружу. Снова обошёл заброшенное поселение. Собрал кое-какие травы, которые могут пригодиться Хуму. И на вершине холма отыскал то самое место.
Амр удовлетворённо вздохнул, осмотрелся, прилёг, глядя на яркую луну. Токи земли вливались в тело, щекотали кожу, успокаивали, дарили крепость мышцам, ясность и спокойствие разуму, остроту чувствам.
Молодой скальный поверил, что теперь всё будет хорошо. Он нашёл всё, что ему нужно. Ну, почти всё.
Луна лила на землю яркий свет, мир окутывала тишина.
Амр задремал.

3.

Лысый холм окружали деревья-великаны, кусты жались к их подножиям и казались сгорбившимися, готовыми к прыжку котами.
Молодой скальный вдруг ощутил, что он тут уже не один. Чьи-то зоркие глаза следили за ним из зарослей. Пятеро котов тщательно прикрылись, но их слабое свечение всё равно было заметно. Лесные братья? Или те самые, что напали на группу вождя? Вот он и узнает, что им было нужно. Если успеет до того, как их убьёт. Хотели загрызть Хума? Зарвались. А теперь и нарвались.
Амр поднялся, расправил тело, злобно оскалился. Он сейчас ощущал в себе силы одолеть целую стаю. Ну же, где вы там? Выходите!
А в зарослях совещались.
-Это не тот!
-Но он травник, да ещё в месте силы всю ночь сидит, значит, годится!
Они вышли из зарослей, стали окружать его. Пятеро лесных оказались кошками.
-Мы не побьём тебя, если ты спокойно пойдёшь с нами.
Амр весело округлил глаза.
-Это я вас побью, если мы не договоримся.
Всё же это были кошки, да ещё вроде как бы из дружественной стаи. Амр не хотел сходу драться.
-Так что вам нужно? Куда это я, по-вашему, должен пойти и зачем?
-Пойдёшь жить в нашу стаю, будешь помогать нашему другу. Подсказывать травы, лечить, - сказала самая крупная лесная.
-Во-первых, у меня уже есть стая, и есть, где жить. Во-вторых, у вас есть травник, насколько я знаю. Так что никуда я с вами не пойду. И только попробуйте меня задержать! – Он грозно рыкнул.
Кошки переглянулись.
-Он молодой. И большой. Мы не справимся! - сказала самая мелкая.
-Нас пятеро, а он один! Смотри, он болтает, а не дерётся, значит, трусит! А нам надо спасти нашего котика!
-Да, нам надо! А он отказывается пойти с нами! Он хочет смерти нашему котику! Загрызём его!
-Да, растерзаем!
-В клочки разорвём, по лесу разметаем!
Во время драки нельзя разговаривать. Амр отвлёкся на тех, что говорили, и пропустил прыжок третьей, молчаливой. Она метила клыками в горло, он еле увернулся. Ударил лапой, рассёк когтями плечо. Кошка отскочила, подобралась.
Прыгнул, сбил с ног вторую, грызанул за бок, отвесил два удара двум другим, отшвырнул их, чтобы удрать. Одна из раненых взвизгнула.
-Не тронь моих девочек! Ты, тупой ящер! Я приказываю! – раздался вопль из гущи ветвей.
Амр так удивился, что передумал бежать. Кто это такой смелый – громко визжит в зарослях, а носа не кажет?
Он смахнул с дороги лапой очередную кошку, вломился в кусты, с разбега сбил с ног и прижал к земле кого-то. Этот кто-то слабо пискнул.
Амр выволок его на свет луны, чтобы разглядеть. Кошки окружили их, грозно рычали, но не трогались с места. Амр держал зубами за горло важное для них существо. Одно движение клыками – и…
-Отпусти его! Он тебе ничего не сделает, ты же видишь!
Амр скосил глаза вниз. Кто это такой странный? Вроде похож на кота, но…
Вот это – кот?!
Он беспомощно барахтался, прижатый Амром к земле. Белый, пуховый, точно котёнок, и такой же слабый. Скальный даже не замечал жалких тычков и царапин от когтишек. Этот, с позволения сказать, кот был ещё и толстый. Толстый! Как он вообще выжил?
-Пожалей его, скальный! Они убьют нашего котика! – заплакала самая мелкая лесная.
-Кто убьёт? За что убьёт? – рыкнул Амр сквозь зубы. – Ну-ка, давайте все сядем и спокойно поговорим!
Кошки согласно закивали, расселись и облегчённо вздохнули, когда скальный выпустил из зубов горло пухового.
-Я расскажу! – прохрипел тот.
Амр уселся в середине круга, уставился на странного кота.
-Ну, давай, рассказывай, - рыкнул строго. – Кто ты такой?

4.

Кто такой этот белый и пушистый, Амру, в общем, было ясно.
Дальняя лесная стая жила уединённо. С посторонними связей не заводили, рожали котят только от своих. Многие дети рождались нежизнеспособными, с разными уродствами, рано умирали. Вот этот пуховый явно получился таким же, только его странность была красива, и он ухитрился дожить до взрослого возраста.
В этой стае было также много бездетных кошек.
Одна такая кошка, уже пожилая, однажды нашла котёнка. Обрадовалась, отнесла под холм, окунула в глину, отмыла в тёплом ручье, вылизала. Положила возле друзы, пусть ребёнок напитается силой, иначе не выживет, уж очень слабенький. Рассмотрела. Котёнок был такой беленький, что его шкурка сияла, точно лунный свет. И такой пушистый, нежный, что к нему было страшно прикоснуться.
От радости кошка настолько размурлыкалась, разнежилась, умилилась, что так и назвала ребёнка. Ньяш.
Стая была против. На что нужен слишком слабый котёнок? Лучше убить его сразу. Но большая старая кошка защищала своего найдёныша с такой яростью, что её, в конце концов, оставили в покое.
Вырос большой красивый кот. Сам вырос, а шерсть не выросла, так и сохранился детский пух, только ещё длиннее стал. Его приходилось тщательно расчёсывать. Зубами, когтями, шипастой веткой, шкуркой колючего зверька. Это неприятно, это больно, котёнок пищал, барахтался, отбивался слабыми лапками. Взрослый кот уже не сопротивлялся, терпел, понимал, что так надо. Только морщился.
Охотиться он так и не научился, рыть норы не мог, спать на деревьях боялся. Приёмная мать вздыхала, глядя на него. Куда он такой пойдёт, когда её не станет? Кому он будет нужен?
Кошка всё больше старела, она уже не могла защищать своего белого и пушистого с той же яростью, что и раньше. А сам себя он защитить не мог. Она подобрала ему гарем. Пять молодых, бездетных, крепких кошек, которым был нужен не столько взрослый друг, сколько ребёнок.
Потом приёмная мать умерла, охранять его было больше некому. Пять кошек охотились, заботились, но противостоять целой стае не посмели.
-Или ты делаешь что-то полезное, или убираешься прочь! – сказал вождь. – Ну, или мы тебя убьём!
Этот кот очень хотел жить. Пусть никчёмным, всеми презираемым, но жить! Всеми силами, любыми средствами!
А насчёт полезного… Его девочки ведь охотятся для него. Вот точно так же они могут захватить для него травника из соседней стаи. Это старый кот, так что труда не составит его увести. А кто окажется рядом, кто станет мешать, того можно и загрызть.
Для милого котика его девочки были готовы на всё. Они приведут травника, тот начнёт работать, вождь успокоится насчёт полезности, а их пуховый друг будет всё так же лежать под деревом и распоряжаться.
Он ведь такой ласковый, милый, смирный! Страсти не требует, много не ест, зато мурлычет. С необычной шерстью, правда, много возиться надо, она то и дело сваливается в колтуны, все репьи к ней цепляются, вся грязь. Надо постоянно вычёсывать, умывать. Да не беда, зато она красивая, приятная на ощупь, невиданного лунного цвета.
Лесные девочки приняли за травника старого Ри, потому что он тащил пучок стеблей…
Ньяш рассказывал хорошо. Так хорошо, что Амр заслушался. Ньяш был умён и обаятелен, умел вызывать сочувствие. Милого котика хотелось защитить. Во всяком случае, убивать ни его, ни лесных девочек у Амра уже точно желания не возникало.
-Я так понимаю, вы ушли из стаи, пока не можете вернуться.
Лесные дружно покивали.
-Можно приходить к нам, поучиться травам у Хума.
-Далеко-о! – недовольно мурлыкнул Ньяш.
-Ничего, зато похудеешь.
Амр насмешливо прищурился.
-Я не толстый, я большой! Такой же большой, как ты!
Амр фыркнул.
-Да уж, совсем, как я. Только это я сбил тебя с ног, а не ты меня.
Белый и пушистый не слушал, твердил своё.
-Хорошего кота должно быть много!
-Кто это тебе сказал?
-Мама.
-Так она имела в виду кости и мышцы, а не жир! Дурак ты пуховый! И откуда ты такой взялся на мою голову?
Скальный вздохнул. Посочувствовал, ага, вот возись теперь.
-С луны.
-Что-о?!
-Да, да! Не веришь? Посмотри, у меня же шерсть лунного цвета! Такой ни у кого нет, такой не бывает!
-Пух у тебя, а не шерсть! Детский пух! Ты вырос, а сам так и не повзрослел. Такой цвет шкуры бывает, я видел.
Амр вспомнил сына вождя у соседей-скальных.
Ньяш обиженно сморщил нос.
Ему иногда снился странный сон.
Звонкий голос произносит:
-Нет! Ты будешь жить!
В стене из блестящего камня возникает дыра, и котёнок летит вниз, далеко-далеко.
Ему было очень страшно, он думал, что погибнет, но вскоре полетел медленней, упал на что-то мягкое. Потом его нашла добрая кошка, и страх прошёл.
А слова эти остались в памяти, как завет, которому он следовал всегда, охотно и всеми силами.
Амр только покрутил головой, поймав картинку. Умён пуховый, нечего сказать. Вон какие интересные байки себе в оправдание сочиняет.
Ньяш снова сморщился. Он и сам не знал, правда ли то, что он видел в детстве, или действительно просто сон.

5.

Лесные девочки остались в заброшенном поселении вместе с милым котиком.
Амр вернулся в пещеры. Всю дорогу он недоумённо фыркал и крутил головой, удивляясь сам себе. Вот это вытворил так вытворил! Пригласил приходить непонятно кого и зачем. Теперь вопрос, как это понравится Кхару.
Лёгок на помине, вождь встретился Амру в коридоре. И ему уже кое-что не нравилось.
-Что предвидел опасность для Хума – молодец. А кто дал тебе право командовать племенем, будто ты уже стал вождём? Всё-таки метишь на моё место?!
-Я не командовал, я этого не умею и не собираюсь, - быстро проговорил Амр. – Я просто сказал, и все побежали.
-И что ты им сказал? – мирно мурлыкнул Кхар.
-Я сказал, что Хуму грозит смерть. Что его надо задержать. А позвал всех вовсе и не я.
-А кто?
-Кхи, - ответил Амр и тут же испугался, не подставил ли он юного кота. Кхар ведь таков, что и сына может счесть соперником да расправиться.
Но вождь довольно осклабился.
-Юнец – молодец. Точно мой сын!.. Ну ладно, коли так. А где ты был? Все твои мирно спят, а ты всю ночь где-то шатаешься.
-В лесу ходил, место силы искал.
-Нашёл?
-Нашёл.
-Хорошо. Иди спать тогда. Завтра у нас большая охота, совместно с лесной стаей.
Амр уже скрылся в пещере, когда ему вслед донеслось:
-А это и есть умение командовать. Ты просто сказал – и все побежали.

Глава 16. Большая охота

1.

Под утро пошёл дождь.
Когда рассвело, свежевымытая листва засияла под лучами солнца.
Самое то, чтобы подхватиться, выбежать наружу, порадоваться яркому миру. Выследить «тех, кого едят», догнать, завалить. Принести домой мяса для себя и для других.
Но под шелест дождя так сладко спится, что даже тогда, когда вода с неба лить перестаёт, совершенно не хочется отлипать от подстилки, куда-то бежать, чем-то заниматься. Даже сильный шум дрёме не мешает.
Пещеры гудели от рёва, Кхар носился по каменным ходам и громоподобно рычал.
Собрать всех на общую охоту куда сложнее, чем выгнать за добычей поодиночке.
-А я спать хочу!
-А мне неохота!
-А у меня котята! Подруга любви требует! Бабушку старенькую оставлять нельзя!
И так далее, и тому подобное.
Кхар устал на всех орать. Лучше бы сам вместо них поскакал, было бы проще, честное слово.
Лесные уже ждут снаружи. Бодрые, готовые хоть по кошкам, хоть в драку. Тогда как его скальные… Позорище. Р-р-р!
Старшие коты пробудились, побежали помогать вождю. Общими усилиями, пинками и рыком, подняли всех молодых, крепких, лучших добытчиков…
-Оу, - Ро украдкой выглянула наружу, тут же вернулась в пещеру.
-Что? – Амр приоткрыл один глаз.
-А сам погляди, - буркнула сестра и улеглась обратно. Вождь запретил идти всем кошкам.
Амр поднялся, вышел в коридор, высунул голову из проёма.
Лесные коты собрались перед скалами. Впереди, выпятив грудь, сидел вождь, коренастый Мьюр. Задрав голову, он пожирал вход в пещеры такими глазами, словно их жиром смазали. Точно «оу».
Щёголь. На шее когти, за ухом цветок. Потому и на безобидного Ньяша обломок скалы катил? За соперника принял? Куда хоть он этот цветок воткнул? Ухо стоячее, шерсть короткая. Амру пришлось сильно прищуриться, чтобы разглядеть. Оказалось, древесной смолой приклеил.
Бахвал. Кусок пятнистой шкуры, снятый с лапы вместе с когтями, привязал себе на грудь. Видел ли он вживую хоть одного пёстрого? Или потому лесная стая и в дебри забилась?
Степные коты тоже были здесь. Они сидели в сторонке, хмурились. Такие же коренастые, низкорослые, бурые, но их шерсть была куда светлее, чем у лесных. Мьюр забрал их под свою лапу, когда они сбежали из степи.
Амр вернулся на подстилку. Фах, Вай и Хуш уже не спали, сидели возле выхода, ждали с нетерпением.
В проёме вырос Кхар.
-Молодцы! Всем бы так – те, кто идёт, ждут наготове, а те, кто остаётся… Так, ты кошка, ты не идёшь, - вождь кивнул на Ро. – А ты тоже не идёшь, - повернулся он к Амру. – Куда тебе с такой ногой? Придётся бежать, очень быстро, очень далеко. И на большой охоте тоже надо много бегать.
«При такой жизни, какую мы ведём, для себя-то даже на сутки просмотреть не успеваешь, а этот самоуверенный котёнок для всех взялся. Но пусть лучше делает это дело, чем вместо вождя племенем распоряжается».
Амр поймал сердитую мысль, да Кхар её и не прятал.
По коридору, мимо пещеры семейства, спешили наружу коты. Фах, Вай и Хуш вышли вместе с ними.
Амр оглядел вереницу, влез в середину, остановил двоих.
-Не ходите никуда сегодня, иначе погибнете.
-Тебя послушать, так теперь и носа не высовывать из пещер вообще! – возмутился первый кот, с вислым чёрным ухом. - А на охоту кто ходить будет?
-Не вообще, а только сегодня, - терпеливо уточнил Амр.
-Беззубый – не безногий, всяко лучше сгодится! – брякнул второй. У него не хватало одного клыка, за это его беззубым и прозвали. – По твоей прихоти мне всё веселье пропустить?
Амр сжал челюсти. Вождь затолкнул двоих скальных обратно в строй, полез на горную тропу вместе со всеми.
Но в проёме чуть помедлил, глянул на Амра.

2.

Скальные коты вылезали из пещер, осматривались, спускались на землю. И тут же прятались в ущелье.
Кхар слез со скалы последним, подошёл к Мьюру.
-Удачной охоты всем нам! Что это вы не укрылись? Сели в рядочек, словно изделия на обмен! Что за выставка котиков, как по заказу чешуйчатых?
-Чешуйчатых тут не будет, - весело оскалился лесной вождь. – Вот дальше, по дороге, не знаю.
-А тут почём знаешь? Кто сказал, что их не будет?
-Да есть у меня один, белый и пушистый. Может, когда захочет. А захочет, если его хорошенько постращать… Где же скальные красотки? Я очень огорчён, что ни одной не вижу!
-Наши кошки на охоту не идут, - отрезал Кхар. – Они заняты, у них котята.
-У всех? – Мьюр лукаво прищурил один глаз и дёрнул подбородком.
-А другие им помогают.
-Ну, ла-адно! – протяжно мяукнул лесной. – Значит, на пирушке их увижу…
Каждый из вождей подал знак.
И коты побежали.
От скал, вдоль опушки леса, на север. Не толпой, а длинной вереницей, чтобы не мешать друг другу, в случае чего, нырнуть в заросли.
Неслись длинными, плавными скачками. Между пологих холмов мчался живой поток, поднимались и опадали волны из тёмных и светлых спин. Поток струился, изгибался, грохотал, словно горный обвал. До места охоты далеко, можно мчаться по сухой, твёрдой земле в своё удовольствие.
Ярко светило солнце, огромную стаю обгонял ветер, шумели древесные кроны. В этот шум иногда вплетался чей-то задорный крик. Стаи смешались, кто-то на кого-то огрызался на бегу, в шутку. Кхар присматривал строго, чтобы не случилось драк. Мьюр не обращал внимания на стычки. Скальные крупнее и сильнее, зато его стая гораздо больше.
Большая охота – это весело, и веселье началось уже в пути.
Вдоль опушки охотники проторили тропу, они часто бегали здесь.
Посреди утоптанной тропы после дождя появилась лужа. Хуш с разбегу влетел в жидкую глину, выскочил, задрал повыше заднюю лапу, потряс ею. Брызги жирной грязи полетели на всех, кто случился рядом. От Хуша тут же шарахнулись. Остановились, уселись, стали вылизываться. Уселись без предупреждения, на них налетели бегущие следом, рявкнули, замахнулись лапами, разорались друг на друга.
Кхар на них зарычал. Все успокоились, побежали дальше.
Мьюр взял на общую охоту и котов, и кошек. Кошки на бегу заигрывали со скальными, могли сорвать общее дело. Их вождь не обращал внимания.
Одна лесная упорно донимала Фаха, наскакивала, толкала плечом, теснила к зарослям. Фах долго молчал, затем не выдержал, рыкнул. Кошка не испугалась. Подоспел Кхар, отвесил ей тумака. Кошка побежала жаловаться Мьюру, получила вторую затрещину, обиделась, ускакала в лес.
-Пусть бежит, - фыркнул Мьюр. – Всё равно потом вернётся.
Лесные коты вели себя беспечно.
Скальный вождь приходил к лесным договариваться о многом.
До сих пор просто охотились, или поодиночке, или всей стаей. Амр изобрёл новый способ, гнать на засаду. Кхар подумал и решил совместить.
Скальный вождь предложил лесным этот способ. Так две стаи добудут сообща сразу много мяса.
Лесные коты, наверно, решили, что скальный вождь и о безопасности позаботится. Они чересчур отодвинулись от опушки, сгрудились.
И тут появился крылан. Пятнышко в небе внезапно возникло и быстро увеличивалось.
Степные коты заметили его первыми, но никого не предупредили. Просто выскочили из вереницы, удрали в холмы и затаились, как привыкли делать.
Тревожно крикнул какой-то скальный. Коты Кхара тут же кинулись врассыпную и в лес.
Лесные заметались, сбивая друг друга с ног. Кусты и деревья оказались далеко. Как прятаться? Но всё же сообразили, последовали за скальными. Толпой вломились в заросли. Чешуйчатый чудом никого не поймал.
Переждали опасность, побежали дальше.
Лесные огрызались друг на друга, выясняли, кто виноват. Мьюр, наконец, на них рявкнул.
Кхар наблюдал.
Степные коты догнали общую стаю. Выглядело так, будто куски глины вдруг отвалились от холмов, вскочили и побежали. Светло-бурые шкуры делали степных незаметными, когда они припадали к земле и замирали.
Вдоль скал пронеслась маленькая стая пёстрых, далеко обогнула стороной большую охоту. Лесные коты сделали стойку, засверкали глазами, весело заорали. Собрались броситься в погоню.
Кхар на них рявкнул. Мьюр довольно оскалился.
-Вот пусть пятнистые и дальше нас по большой дуге огибают – целее будут! – хвастливо подытожил лесной вождь.
Кхар хмуро поглядел на него.
Тяжкий топот коты услышали издали, снова укрылись за деревьями и смотрели, как мимо не спеша трусило небольшое стадо великанов. Эх, как бы чешуйчатые всю охоту не испортили, как бы не распугали «тех, кого едят».
Затем коты снова бежали, потому что всё ещё не добрались до места.
Во время встречи Кхар многое обсуждал с Мьюром.
Дичь уходит всё дальше на север. Что делать, если она уйдёт вся? Кочевать следом за едой? А будут ли там такие же удобные пещеры? А как же котята и старики? Погибнут ведь в пути, не выдержат долгого перехода.
Кхар слышал от пожилых котов рассказы, что передавались из поколения в поколение. О древних временах, о великом переселении с юга и о том, как было трудно тогда…
Позади кто-то рявкнул. Явно скальный, голос ниже. Кхар отбежал в сторону, пропустил мимо себя часть вереницы. Вождю вмешиваться не потребовалось, горный кот разобрался с лесным задирой сам.
Большая охота – это, конечно, весело.
Но веселились больше лесные. Скальным пришлось присматривать и за сородичами, и за соседями.

3.

Коты Мьюра знали дальний лес гораздо лучше, чем любой скальный. Поэтому искали добычу они. Коты Кхара и большая часть котов Мьюра ждали на краю редколесья. Оно было удобно и для того, чтобы прятаться от чешуйчатых, и для того, чтобы целой стаей преследовать дичь. Когда лесные найдут хорошую добычу, обе стаи сообща загонят её в громадный овраг.
Группа разведки вернулась быстро, с хорошей вестью. Они обнаружили на холмах большое стадо крупных, ветвисторогих оленей.
Мьюр уступил Кхару право полностью распоряжаться охотниками.
Коты обеих стай, пока бежали к дальнему лесу, перемешались между собой. Загонщики по указанию Кхара выстроились в огромную дугу, точно так же, все вперемешку. Дуга должна была охватить стадо с трёх сторон, чтобы не дать добыче разбежаться и оставить ей только один путь – к широкому и глубокому провалу в земле, посреди редколесья.
Вначале коты держались на расстоянии, пока подкрадывались.
Холмы и гряды невысоких кустов помогали охотникам скрываться до поры, чтобы не спугнуть добычу раньше времени.
Олени спокойно паслись в широкой низине, где трава всего гуще. Вожак стада, огромный статный красавец, стоял на вершине холма, сторожил своих. Он величественно поворачивал во все стороны горбоносую голову, увенчанную раскидистым пучком тяжёлых, острых рогов. Раздувал ноздри, поводил ушами, косил глазами.
Олений вожак ощущал опасность «шестым чувством», но никого не видел и не слышал. Вокруг не было ни великанов, ни крыланов, при виде которых надо срываться с места и нестись под защиту деревьев.
Качнулась легонько ветка куста, чуть слышно зашуршал песок.
Рогатый вожак насторожился, уставился на соседний холм. Глаза оленя налились кровью, широкое острое копыто взрыло глину. Большой рогач топнул ногой, заревел, понёсся вниз с холма. Одновременно с трёх сторон вокруг стада, из кустов, из-за холмов повыскакивали большие коты, запрыгали, устрашающе завыли.
Стадо разом сорвалось с места, помчалось к лесу.
Коты гнали оленей, пока не слишком приближаясь. Чтобы добыча думала, что может спастись и продолжала убегать в выбранном охотниками направлении.
Вождь скальных помнил предостережение Амра.
Вначале он думал послать тех двоих в середину цепи загонщиков. Эти коты большие и сильные, опытные охотники. Но середина – самое опасное место. Если стадо повернёт назад, чтобы прорваться… Вероятно, случится то, что предсказал молодой скальный.
Можно было отправить черноухого и беззубого на край дуги. Но что, если олени бросятся именно туда? Решат, что с краю прорваться легче? В конце концов, вождь поставил тех двоих в середину правого крыла.
Вожак стада неожиданно перестал убегать, развернулся назад, бешено заревел и понёсся на загонщиков.
Лесные и степные коты никогда не бросались на дичь крупнее себя. Они впервые видели загонную охоту. Они привыкли, чуть что, убегать и прятаться. Вот и тут прыснули в разные стороны, когда огромный олень с тяжёлым кустом острых рогов повернул назад.
Дуга в этом месте распалась, один её участок исчез. Перед рогачом вместо сплошной цепи загонщиков остались только двое скальных. Они не побежали, ведь олень был всего один. Большие коты запрыгали, грозно завыли. Вожак стада не испугался. Всё случилось так быстро, что никто не успел двоим скальным на помощь. Черноухому олень пробил копытом живот, а беззубого поднял на рога.
Большой рогач свободно умчался в степь, но при этом остался один. Он носился по холмам, отчаянно ревел, тщетно призывал своих бежать к нему. Стадо не осмелилось взять с него пример, прорваться через цепь охотников. Оно продолжало нестись туда, куда его гнали.
У обрыва олени заметались. Двоих лесных котов, что подбежали слишком близко, столкнули вниз. Третьему лесному песок попал в глаза, когда олень взрыл ногами землю, и этот кот сам упал в овраг.
Охотники теперь мчались за стадом по пятам, подпрыгивали на бегу, угрожающе выли. На упавших в овраг котов сверху посыпались рогачи, придавили их своими телами.

4.

-Мать моя – кошка! Что это?!
Амр ворочался на подстилке. Он всей кожей ощущал настойчивый взгляд, но окончательно проснулся от возгласа. Ро крепко спала, значит, не она на него смотрела. А кто?
Пристальное внимание ощущалось извне. Амр поднялся, вышел в коридор.
Возле выхода толпились подростки. Он подвинул их плечом, выглянул наружу.
Перед горной тропой сидел Ньяш в окружении пяти лесных девочек.
На него круглыми глазами смотрели из пещеры юные коты. Их Кхар тоже не взял на большую охоту. Подростки не только смотрели, они ещё насмехались.
-Это? Думаю, птенчик. Смотри, какой пуховый!
-Большой! Наверное, вку-у-усный!
-Смотри-смотри, девочки его охраняют! Это у них «тот, кого кормить»! Как у соседей-скальных! А когда они его съедят? Нам дадут куснуть?
-Не дадут, они жадные! Но мы очень хорошо попросим!
Юнцы резво ссыпались вниз, окружили гостей.
Амр торопливо полез следом. Сейчас тут будет драка, если подростков не разогнать. Зачем обижать белого и пушистого? Он никому не вредит.
Но пока скальный спускался, Ньяш разобрался сам, лесным девочкам даже драться не пришлось.
Когда Амр подошёл поближе, юные скальные уже прекратили сыпать издёвками, смирно расселись в кружок и слушали. Белый и пушистый что-то рассказывал им.
Да он же на них влияет, вдруг понял Амр. В воздухе беззвучно звенело знакомое: «Я приказываю!»
Шерсть встала дыбом, к горлу подступило гневное рычание. Подчинять себе детей?! Лишать их воли, заставлять незримой силой?!
Молодой скальный грозно двинулся вперёд.
«Меня бить нельзя, я хороший! Я приказываю вам – не трогать ни меня, ни моих девочек!»
Шерсть улеглась, рычание растаяло, так и не вырвавшись из горла. Белый и пушистый не подчинял чужих котят, просто внушал быть мирными именно к нему, это допустимо. Подростки вели себя недобро, насмехались, окружили, хотели подраться. Он защищался, как умел.
Юные скальные вскоре начали зевать и разбежались.
Амр подошёл.
-Хум отдыхает. Травы, какие знаю, могу и я показать. Например, такие, что растут прямо здесь, возле скал. Смотри, вот эта годится для…
Амр говорил долго.
Белый и пушистый ёрзал-ёрзал и, наконец, сказал:
-Не надо. Я не запоминаю таких вещей.
-Зачем же пришёл тогда? – рассердился скальный. Он что, зря тут столько времени болтал, когда его даже не собирались слушать?
-Да вот думал, что, может быть, переберусь в другую стаю, к вам. Ты добрый, я решил, что тут все такие. А они… Устал я. Их слишком много, моих сил не хватает. Вот если бы ты пошёл к нам и подсказывал…
-Ещё чего! – возмутился Амр. – Моя родная стая здесь, моё место здесь. Чем могу, помогу. Но уходить? Нет, нет и ещё раз нет. Даже не проси.
-Ладно, не буду.
Белый и пушистый посмотрел нечитаемым взглядом.
-А дальше уж как судьба повернётся.
У Ньяша были разные глаза, один голубой, как небо, а другой зелёный, точно молодая трава. И выражение этих странных глаз нельзя было понять.
Большой кот лунного цвета кивнул Амру, кивнул своим лесным девочкам.
И они ушли.
Амр посмотрел им вслед, покачал головой, полез обратно в пещеру.

5.

Часть добычи притащили в горные жилища – кошкам, котятам, старикам и юнцам, то есть, тем, кого Кхар не пустил на большую охоту.
Принесли черноухого и беззубого, мёртвых.
Амр выглянул из пещеры в коридор, вернулся и зло уставился в стену.
-Почему они сами не просмотрели для себя, почему глупо рисковали? Лишили племя двоих сильных охотников! Не видели, что ли?
У любого кота есть «второе зрение», но не у всех оно одинаково сильное.
-Может быть, видели, может быть, нет, - протянула Ро, задумчиво покусала собственный вибрисс, вздохнула.
-Тогда почему не послушали предупреждений?
-Думали, что обойдут. Думали, что мимо пронесёт. Короче, понадеялись на «авось».
Или вообще ни о чём не думали. Амр фыркнул со злости.
Мимо проёма прошуршала печальная группа – несколько стариков вынесли наружу двоих скальных, чтобы зарыть в каменной осыпи.
Когда кто-то из пожилых предчувствует свою смерть, то уходит, чтобы спрятаться. Это обычно, это правильно. Когда кто-то погибает неожиданно, то укрыться не успевает. Значит, надо ему помочь, спрятать тело…
Амр сел на подстилку, понуро сгорбился.
Он снова видел ленты для всех. Но что толку?
Его предупреждений не послушали.

Опубликовано: 05.02.2020

Автор: Korinel

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду 11 звёзд
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 4 человека:

  1. Спасибо большое! Так понимаю Амра… Когда предупреждаешь, а тебя не слушают…Остается только надеяться, что со временем стая привыкнет прислушиваться к нему… Очень понравился Ньяш! Как представила — какой же он лапочка! И так жаль, что он не приживется в стае у Кхара… Такой генофонд! Мао того, что пушистость=тепло в холода, так еще и такие мощные ментальные данные пропадают! А может все же Кхар вернется и…? Ньяшик ну такой лапочка! ))) А сил создать новую стаю у него наверно уже нет… И котят тоже…эх… Так не хочется, чтобы он погиб.
    Вдохновения вам огромного! Читать чистое наслаждение! ))) ❤️

    0

    • Благодарю вас!
      Стая очень консервативна((( коты к тому же жуткие индивидуалисты, с большим трудом других слушают(((
      Спасибо большое за Ньяша! Я его тоже люблю))) Ради вас маленький спойлер — Ньяш очень живучий и везучий)))
      А я наслаждаюсь вашими комментариями, такие комментарии очень вдохновляют!
      Спасибо за такое пожелание!!!

      0