Практика — 4

Любители шуток

1.

Эо с трудом разлепила веки и увидела, что уже светло, вход палатки расстёгнут, а рядом никого нет. Из оврага в молочном тумане вырастали и наклонялись в разные стороны толстые стволы сосен.
Надо бы срочно в туалет, а потом пойти поесть. Но девушка, прежде всего, пошарила возле себя вялой со сна рукой, нащупала унибук и стала фотографировать вид через проём входа – сосны в тумане и склон оврага. Нащёлкав с десяток кадров, она выбралась наружу и стала снимать разноцветные палатки между сосен, кухню под навесом, тропинки, преподавательский шатёр, мегафон и прожектор над ним, контейнеры, тележки, тумбы силового поля...
Возле кабинок биотуалета скопилась очередь, поэтому Эо навестила кустики в овраге. Умылась из канистры, принесённой девочками от ручья, надела джинсы, свободную рубашку с короткими рукавами, высокие летние кроссовки, которые прочно зашнуровала. И отправилась бессистемно бродить, продолжая делать снимки.
В преподавательской палатке громко спорили.
-Не расшатается никакая дисциплина с одного раза! Пусть поспят подольше, они до утра колобродили, знакомились друг с другом и с лагерем. Успеют наскакаться. Сегодня проводники рано не придут, а далее они будут являться ни свет ни заря. Будильников у тлоров нет, и встают они с восходом солнца.
-Хорошо, я поняла. Но меня другое больше всего беспокоит! Глеб, это дети, мы за них отвечаем! Ты уверен? Такой риск, детей в посёлок чужих без нашей охраны! Ладно, раскоп и карьер, ладно, роща для биологов, там с детьми наши люди тоже будут… Но посёлок! Ладно, Богатырёв, он крепкий и ушлый. Но Лаврушина!
-Вся жизнь – риск. Дети выбирают такие профессии, пусть заранее привыкают, совершеннолетние почти что. Да успокойся ты, Элка, не трясись так! Всё под контролем! Тлоры мирные, их не один десяток лет изучают. Проводники будут заодно охранять наших ребят, этих проводников шаман сам выбрал и специально проинструктирует. Он уже приходил утром, скоро группу тлорских подростков пришлёт. Думаю, сверстники их и наши хорошо поладят между собой.
-Вот это меня, в том числе, и беспокоит…
Эо задумалась. О чём они вообще? Спор какой-то… похож на овраг в тумане, непонятно, которое дерево откуда растёт. Чего опасается Элла Валерьевна? Тлоры в самом деле мирные, они между собой-то тысячи лет уже не воюют, а землян вообще считают колдунами-вирджанами и не то чтобы поклоняются, но уважают. Ни одного случая агрессии по отношению к небесным пришельцам не было.
Пока девушка размышляла, переминаясь с ноги на ногу, у неё под кроссовкой хрустнул сучок. В палатке сразу замолчали. Полог входа откинулся, выглянула Элла Валерьевна.
-Лаврушина! Что так рано проснулась? Иди на кухню, там завтрак готов, скоро ваши сопровождающие придут!
Эо смутилась. Нехорошо, когда тебя застают за подслушиванием, это очень стыдно. Но разговор у преподов был уж больно интересный…
-Да я тут… эмм… Лагерь фотографирую!
Вот ведь ехидная Элла Валерьевна. «Рано». Почти полдень уже, солнце высоко. Все давно поели, наверное.
Девушка прижала к себе унибук и, спотыкаясь, побежала к навесу походной кухни.
Там она присела на деревянный чурбачок, дежурный старшеклассник выдал ей пластиковую тарелку, наполненную тушёной гречкой, овощами и кусочками мяса, налил в пластиковый же стаканчик чаю.
Эо быстро всё съела, почти не ощущая вкуса, вернулась в свою палатку, нацепила на шею кулон кибер-переводчика, сунула в рюкзак унибук и бабушкину сумку с подарками, закинула его на плечо и бегом бросилась обратно в центр лагеря.

2.

Ну, и где тлоры?
Центральную площадку лагеря заполонили земные старшеклассники. Эо обошла толпу по краю, высматривая знакомые лица. Смысла приближаться к девочкам не было, они уже разошлись по своим группам. Марина в первом ряду кривила губы и без конца поправляла на себе рабочий комбинезон. Надя прислонилась к сосне и с кислой миной гипнотизировала большой рюкзак возле ног.
Вирен и Полушкин стояли позади всех. Эо обрадовалась, увидев их.
-Привет! А где Богатырёв?
Генка кивнул ей, Кирей поднял руку.
-Он уже ушёл. Отказался от проводника, заявил, что тут и ребёнок не заблудится, даже с завязанными глазами. Он сказал, что любит бродить в одиночку. Как, собственно, и начал этой ночью, только преподы не в курсе, ха-ха. Нам с роботом тоже проводник не нужен, мы будем недалеко от лагеря.
-Тогда зачем вы тут стоите, чего ждёте?
-Посмотрим, куда направятся все остальные, чтоб там уж точно не ходить.
Может, ей поступить, как Андрей? Тропинка в посёлок ясно различима, идти недалеко, перепутать невозможно. Пожалуй, гораздо лучше устанавливать контакты с местными, не оглядываясь на мнение незнакомого компаньона. Бабушка всегда без напарника работала, хоть это и не рекомендовалось.
Интересно, если так и оставаться тут, за спинами всех остальных, может, ей проводника не хватит? Эо хихикнула.
-Чему радуешься?
Она взглянула на недоумевающего Генку и слегка улыбающегося Кирея.
-Так просто… Тлоры-то где?
-Да вон, пришли уже, пока мы разговаривали.
Эо выискала просвет между спинами и с любопытством выглянула.
Они стояли в начале тропинки, ведущей до кухни. Стояли небольшой толпой, так плотно, что нельзя было даже сосчитать, сколько их. Все с короткими, до плеч, волосами, значит, сверстники. Ребят больше, чем девушек.
У тлоров три типа телосложения – высокие и стройные, среднего роста и коренастые, а также низкорослые. Во внешности присутствуют черты трёх земных рас, белой, чёрной и жёлтой.
Эти ребята все были высокие, стройные, смуглые. Большеглазые, широкоскулые лица с округлыми чертами, приятные. Волосы тёмные, волнистые или вьющиеся. Одежда из замши, кожи, плетёной шерсти или травяного волокна. На каждом из парней безрукавка и подобие килта – кусок мягкой кожи, собранный складками, обёрнутый вокруг бёдер и запахнутый слева направо. У девушек платья до колен, некоторые из ситца, ага, это уже не тлорские изделия, а земные товары.
От группы местных ребят отделился тот, кто выглядел постарше, произнёс приветствие. Глеб Петрович ответил ему по-тлорски, принял гирлянду из цветов, символизирующих дружелюбие и сочувствие, и надел себе на шею.
Неожиданно вперёд выскочила маленькая, быстроглазая девушка.
-Меня зовут Кахана, я временная жена для вашего вождя! Хорошо умею собирать и готовить любую пищу, строить жилище, делать посуду и одежду!
Она живо оглядела всех землян по очереди. Её глаза безошибочно задержались на Глебе Петровиче. Она подбежала, надела на него гирлянду и осталась стоять рядом, поскольку он никак не возразил.
Марина громко фыркнула, заработала предупреждающий взгляд от Глеба Петровича и потупилась.
-Глеб, ты что, согласишься? – Элла Валерьевна поджала губы.
-Уже согласился. Почему нет? – Глеб Петрович усмехнулся. - Я не женат, имею право, а обычаи хозяев надо уважать, мы тут в гостях.
Ой-ой-ой. Эо немедленно примерила ситуацию на себя. А если ей когда-нибудь вот такое предложат, и отказаться будет нельзя? Пожалуй, мама права, фундаментальная лингвистика безопаснее этнографии…
Началось распределение проводников.
Пятеро ребят согласились помогать геологам в карьере, три девушки и четверо парней отправились к раскопу. Больше всего помощников понадобилось биологам, поскольку у них было несколько групп с разной специализацией. Надя, улыбаясь, произвела обмен: приняла гирлянду от тлорского парня и нацепила на него свой рюкзак.
Эо порадовалась, что ей проводника не достанется. Можно было бы пойти с какой-нибудь местной девушкой, но их всех уже разобрали.
Глеб Петрович оглянулся.
-Лаврушина! Ты что здесь делаешь? Мы думали, ты с Богатырёвым ушла! Специализации у вас смежные, объект один и тот же, а фольклорной группы на сей раз нет, ты одна тут такая. И что мне с тобой делать?
Вот так сказал. Ничего себе. Смежные, ага – музыка и этнография…
Молодые тлоры разошлись по группам земных старшеклассников, и у них за спинами обнаружился ещё один. Ниже всех ростом, с коренастой фигурой и, можно сказать, «коренастым» лицом. В отличие от других, хмурый.
-Везёт тебе, Лаврушина, на твою долю тоже провожатый нашёлся! Я уж думал, сидеть тебе в лагере до завтра, - усмехнулся геолог.
Вот так сказал! Ничего себе! То есть, её одну вообще бы не отпустили?!
-Глеб! – прошипела Элла ему на ухо театральным шёпотом. - Что за дикость, блин, я не ожидала такого! Он же голый! Почему остальные одеты, а он – нет? Что это за хрень? Мини-юбка, из-под которой голые причиндалы наружу торчат!
-Ничего там наружу не торчит, не преувеличивай! С голыми причиндалами тут не побегаешь, насекомые и колючки кругом. Под юбкой набедренная повязка, а больше ничего и не требуется, жарко же. Мини-юбку, между прочим, ты сама охотно носишь.
На тлорском парне было ожерелье из лианы, звериный клык на шнурке, кожаное подобие килта, немного короче, чем у остальных, нож в ножнах на поясе, мягкая обувь. И всё.
Эо терпеливо ждала, пока преподаватели закончат спор, а оставшегося проводника заберёт ещё кто-нибудь. Он тоже явно недоволен, вон как посмотрел вслед геологической группе. Ему бы лучше с ребятами, он сильный и крепкий. А ей… Ну, что ей расскажет охотник? О том, как выслеживать зверей, и всё? Это лучше биологам послушать.
-Вот тебе, Лаврушина, самый разговорчивый тлор по твоей специальности! Познакомься. Этого молодого человека зовут Ири. Он проводит тебя в посёлок, всё покажет и расскажет, и вообще будет везде сопровождать. Он охотник и воин, сумеет защитить в случае чего, так что не бойся, иди смело. Еду с собой не бери, в посёлке накормят. Воду возьми на всякий случай.
-Глеб! Он же парень, а она девочка! Ты собираешься отпустить их вдвоём?
-Не паникуй. У тлоров с э т и м очень строго, ничего он ей не сделает!
-Оно и видно, что строго…, - Элла Валерьевна покосилась на Кахану.
-Элла! Девушку на выданье или замужнюю женщину на такую роль бы не прислали, значит, она вдова или… Короче, успокойся.
Глеб Петрович посмотрел на недовольное лицо Лаврушиной, на откровенно мрачного юного тлора, которому, наверняка, неинтересно сопровождать болтливую девчонку, и успокаивающе улыбнулся.
-Всё будет в порядке.

3.

Ступая на лесенку, ведущую к ручью, Ири подхватил с перил замшевую накидку, забросил на плечо. Эо увидела пластиковые бутылки с водой на столе в кухне и взяла одну с собой.
Тропинку от лагеря к посёлку утоптали достаточно широко для того, чтобы можно было не ступать след в след, а идти рядом, что Эо и сделала. Она не любила ходить у кого-нибудь за спиной.
Вначале шли молча. Косились, рассматривали украдкой. Поглядывали-поглядывали и, в конце концов, поймали друг друга на этом. Раз, другой, и третий.
Эо испугалась, что оскорбила, может, у тлоров не принято так. Садятся же они спиной к гостям по местным правилам вежливости. Но потом заметила, как дрогнули уголки полногубого рта, готового удлиниться в улыбке. Открыто заулыбалась в ответ. Они, наконец, посмотрели прямо, в упор, и внезапно оба расхохотались.
У него оказалась очень красивая улыбка, ею сияло всё лицо.
На скалах Тлоры растёт кустарник, корявый, низкорослый, почти безлистый. Невзрачный. Но – с восхитительной, нежно отблёскивающей, серебристой корой. Ири похож на этот кустарник – невысокий, коренастый, с грубоватыми чертами лица. Некрасивый. Но его глаза… Крупные, яркие, светло-карие, прямо-таки ореховые. И выражение этих глаз… Короче, они светятся, улыбчиво и мягко. Да, именно светятся – по-другому не скажешь…
Самый разговорчивый тлор оказался зверски молчаливым. Они всё шагали и шагали, а он и не думал начинать общение.
-Почему ты молчишь и ничего не рассказываешь?
Коробочка на цепочке повторила её слова по-тлорски механическим голосом. Ири чуть заметно дрогнул всем телом и не сразу ответил.
-Я пока не знаю, что рассказывать, вирджана Лауру.
Юный тлор посмотрел по сторонам, потом на девушку и улыбнулся.
-Вирджана Лауру-Шайна, - произнёс он снова, весело и с удовольствием пробуя на язык чужое, необычное имя. - Вот придёшь в посёлок, всё увидишь, тогда будешь задавать вопросы.
Кибер-переводчик повторил и эти слова, уже по-русски.
Ири про него не спросил, значит, ранее видел такое устройство.
-Как-как ты меня назвал? Меня зовут Эоэлла! Можно просто Эо, по-дружески. Лаврушина – это… эмм… общее имя семьи, им меня старшие называют. Зови меня Эо! И безо всяких «вирджан» пожалуйста! А то я себя чувствую, как на королевском… Как на приёме в хижине вождя! Неуютно и неловко! Так что, называй меня просто Эо! Запомнил?
Он кивнул и снова улыбнулся.
Она заулыбалась в ответ.
Тропинка взбегала на холмы, спускалась в овраги, снова поднималась и вела всё вперёд, почти не петляя. Некоторые склоны поросли деревьями и кустами, другие – только травой. Встречались и ровные участки.
Солнце припекало. От двоих подростков лениво разбегались животные. Одни походили на газелей, другие на хорьков, третьи на крыс. Крупные птицы перелетали на небольшое расстояние и снова устраивались в траве, с любопытством, безо всякого страха поглядывая на людей.
-Непуганые какие! – удивилась Эо. – Разве тлоры совсем не охотятся?
-Охотятся, - улыбнулся Ири. – Но они это делают осторожно, скрытно.
И рассказал, как обычно подкрадываются к добыче, медленно и терпеливо, надев на головы большие пучки травы или веток, чтобы стать незаметными.
Вот. Так и знала. Что же ещё он может поведать?
Подошли к ручью. Через него был перекинут шаткий мостик. Ири остановился, Эо тоже остановилась. Он внимательно посмотрел на неё, она ответила удивлённым взглядом. Что не так? Что тут опасного?
-Давай руку. Шаман говорил, ваши мужчины так делают – подают женщинам руку.
Она безмолвно послушалась. Он посмотрел, одно мгновение подумал, взял её за руки повыше локтей и перенёс через ручей. Ишь ты, сильный какой. Когда поставил на землю, пальцы соскользнули с рукава рубашки на голую кожу, проскочила искра. Эо вздрогнула и от неожиданности хихикнула. Выходит, это не образное выражение в книгах, так буквально бывает?
Ири слегка нахмурил густые брови. Что не так? Чем он недоволен?
-Ты стреляешься электрическими искрами, словно кот.
Эо снова хихикнула и рассказала о пушистых питомцах, которых принято держать в земных домах. Тлор с интересом выслушал, две складки между его бровей разгладились. Здесь тоже водятся мелкие кошки, которых в древние времена привели с севера легендарные герои. Но тлоры не приручают никаких животных.
Что такое электричество, она тоже смогла объяснить. И на Тлоре бывают грозы.
И всё. И снова оба замолчали. Так, молча, и дошли до посёлка.

4.

Миновали холмы, несколько ручьёв, ещё одну рощу, небольшое озеро. Ущелье и скалы остались слева, по правую руку где-то был спуск на материковую равнину. Эо хотела на всё это посмотреть поближе, но решила, что сегодня некогда.
Внезапно оказалось, что они уже пришли.
Кхеирипо-варада, Орлиная деревня, раскинулась на равнине, ничем не огороженная. Просторно стоящие в несколько рядов хижины из ветвей окружили площадь. С одной стороны посёлка вместо домов возвышалась группа скал, словно корявая, старческая щепоть. На Земле такие камни иногда называют «чёртовыми пальцами». Большое птичье гнездо прилепилось к тёмному боку ближайшей скалы – ещё одна хижина. Будто великан поиграл тут в волейбол и забросил на карниз плетёную корзину.
Посёлок выглядел пустым, ни звука, ни движения.
-А где все люди?
-В большинстве своём разошлись по делам. Но мы их найдём, они не далеко ушли. И здесь, в домах, кто-нибудь наверняка остался.
Словно от звука человеческих голосов из гнезда на скале вырвалось что-то и спикировало вниз. Раздался шипящий, резкий крик. Эо увидела, как прямо на неё несётся распахнутая зубастая пасть с крыльями. Девушка отскочила в сторону, споткнулась, упала на четвереньки.
Ири загородил её собой, сорвал с плеча накидку, махнул. Хищная тварь шарахнулась назад с хриплыми воплями, описала круг над головами и набросилась снова. Она налетала раз за разом, Ири отмахивался куском замши, нож из ножен почему-то не доставал. Улучил момент, оглянулся на Эо.
-Не бойся! Это орёл шамана, он так шутит, не всерьёз нападает!
Орлом перевёл кибер-лингвист. Кхеирипо ле тингвештар, прозвучало по-тлорски. Агрессивная птичка выглядела, как птеродактиль или, скорее, археоптерикс. Вместо клюва длинная, узкая пасть, полная зубов, тонких и острых, как иглы. Оперённые пёстрые крылья с размахом более метра. Сильные лапы с когтями-кинжалами. Брр.
Было стыдно прятаться за спиной у другого человека. Непонятно, почему практикантам не дают с собой оружие?
Из высотной хижины на карниз вышли двое людей, взрослый и подросток. Взрослый издал пронзительный, шипящий крик, подросток попятился. Археоптерикс полетел к скале, уселся на вытянутую руку, яркие крылья укрыли фигуру человека, словно плащом.
Мужчина погладил живое ископаемое по спине, сказал что-то, стряхнул хищную птичку в хижину и одним махом скользнул вниз по канату. За ним, громко ворча, последовал подросток.
-Почему – он?! Почему не я? Мне же тоже интересно!
-Потому что замолчи, Ашшантар. Делай, что велю.
Ири ухватил Эо за плечо, поднял с земли. И сразу отодвинулся. Классно он себя ведёт – в самом деле, защищает и помогает. Как сказал бы папа, неважно, сколько мужчине лет, он либо мужчина, либо нет… И держится на дистанции, не меньше метра. Глеб Петрович прав, а Элла Валерьевна зря беспокоится.
Шаман неторопливо подошёл. Эо быстро оглядела его, пока он приближался – чтобы потом не таращиться невежливо, стоя лицом к лицу.
Крупный, статный мужчина с костистым, суровым, даже, можно сказать, хищным лицом. Никак не заплетённые волосы спадают ниже плеч. Несмотря на жару, одежда почти полностью закрывает тело – длинные замшевые штаны, замшевая рубашка до колен, с короткими рукавами. На правой руке толстый кожаный наруч, весь в порезах от когтей. Руки с широкими запястьями, жилистые. Да уж, держать на предплечье мощную птицу – большая сила нужна. Ожерелье из амулетов – бусины, перья, птичьи тонкие косточки, выбеленные солнцем и ветром – выглядит довольно зловеще.
Парень-подросток держался у него за спиной.
-Тингвештар Кшарэф, - подсказал из-за спины Ири.
-Илэоро, великий тингвештар Кшарэф! – громко произнесла Эо.
Кланяться у тлоров не принято. Она немного нагнула голову и тут же снова подняла, чтобы посмотреть на шамана.
Тонкие губы мужчины чуть удлинились в улыбке. Крупные, яркие, светло-карие, прямо-таки ореховые глаза смотрели пронзительно, затягивали в свою глубину.
-Илэоро, маленькая вирджана, - сильный, низкий голос вызвал странную дрожь по позвоночнику. – Вирджаны собирают разные знания. Какие знания интересуют эту маленькую вирджану?
-Легенды о древних временах, рассказы об обычаях, о повседневной жизни, сказки, песни, поверья, сны…
Она торопливо покопалась в рюкзаке.
-Позвольте вручить вам дар в знак моего уважения и благодарности за разрешение приходить в деревню и разговаривать с людьми.
Эо достала из бабушкиной сумки и передала шаману коробку с красками – фиолетовой, синей и зелёной. Такие красители на Тлоре не из чего добывать.
-Я слышала, что именно вы выбрали в провожатые этого молодого человека, я очень благодарна вам и за это.
Шаман принял краски, усмехнулся то ли одобрительно, то ли с иронией.
-Подожди благодарить. Может случиться так, что ты не будешь довольна этим выбором. Что касается легенд, я велю, чтобы тебе рассказывали всё, что ты захочешь, в том числе и то, что обычно не рассказывают непосвящённым. Ашшантар! Ты всё понял? Иди, мой сын, объяви всем.
Недовольный мальчик убежал.
Шаман посмотрел на Эиного проводника, чуть заметно улыбнулся.
-Молодец, Ири. Хвалю. Охраняй и дальше маленькую вирджану, ей очень нужна твоя помощь.
Девушку эти слова почему-то задели. Я и одна бы отлично справилась, подумала она. Крупных хищников тут не водится, люди мирные и доброжелательные… Угумс, подсказала ей собственная память, а пасть с крыльями сама по себе от твоего грозного вида улепетнула бы…
Мужчина весело усмехнулся и слегка качнул головой.
-Илэоро, молодые люди. Вам пора идти дальше.
Эо тоже снова наклонила голову. Шаман развернулся и пошёл обратно к скале. Девушка оглянулась на проводника.
-Теперь к кому? – спросила отчего-то почти шёпотом.
-К вождю, - Ири махнул рукой в сторону хижины, которая ничем не отличалась от остальных.
При входе на шнурке висела маракаса, Ири кивком головы указал на погремушку, Эо взяла её и потрясла. Из хижины послышался басовитый голос, который пригласил войти.
-Номбарун Барампа, - вполголоса подсказал проводник.
-Илэоро, великий номбарун Барампа!
Посреди хижины пылал очаг. У дальней стены, напротив входа, на груде шкур сидел пожилой, грузный мужчина. Круглое, добродушное лицо, лукаво прищуренные глаза, поредевшие волосы стянуты в хиленький пучок на макушке. Вождь был одет в ситцевую рубашку с перламутровыми пуговицами и просторные штаны. Перед ним стояло большое деревянное блюдо, наполненное кусками жареного мяса и овощами.
Колыхнув объёмистым животом, мужчина похлопал ладонью по шкуре.
-Илэоро, маленькая вирджана. Присаживайся, угощайся.
Эо прошла по терпко пахнущим травам, которые устилали пол, и присела.
Ири остался стоять возле входа.
Эо достала из рюкзачка массивный нож в узорных ножнах.
-Позвольте в знак уважения преподнести вам этот скромный дар.
-О-хо-хо, скромный! Я вижу, что скромный! Повешу на почётное место, буду доставать и вспоминать о тебе! Ты ешь, ешь!
-А ему? – спросила Эо, глядя на круглощёкое, улыбающееся лицо вождя.
-А ему не положено, - пробасил номбарун. – Вот ты скажи, как тебе показался этот молодой человек? Ведёт себя достойно? Не обижает?
-Нет, что вы! Очень достойно! Хорошо защищает меня и помогает!
-Хорошо защищает тебя, говоришь? А ты будешь его защищать?
-Конечно! – Эо улыбнулась, она решила, что вождь шутит.
Номбарун добродушно прищурился на Ири.
-Молодец, юный тлор, хвалю! Веди себя и дальше так же достойно!
Ири коротко кивнул и слегка улыбнулся, не поднимая глаз.
Мясо было мягким и сочным, сладкие клубни таяли во рту, словно крем. Вождь отвернулся, вешая нож на стену. Вот удобный момент, чтобы стырить кусочек для Ири. Не-е-е, если её застукают, репутация землян пострадает. Но можно ведь и по-другому.
-Кто так потрясающе вкусно готовит для великого номбаруна? Можно, я возьму ещё кусочек? Съем позже по дороге, а то мне ходить целый день, проголодаюсь…
-Моя жена готовит лучше всех! Можно, бери, заверни в листья, - вождь лукаво посмотрел сначала на Эо, а затем на юного тлора, который хмурился, глядя в пол.
-Хорошо, маленькая вирджана, очень хорошо! Иди, собирай сказки, этот молодой человек тебя проводит, а у меня ещё есть дела. Илэоро!
-Илэоро!
Эо наклонила голову, вскочила и быстро прошла к выходу.
Илэоро – странное слово. Приветствие, оно же прощание, древнее, и никак не переводится. Тлорский язык удивительный, богатый, сложный не менее, чем русский, и в нём есть имена и названия, значение которых сами тлоры не знают. Одна из загадок, очень интересная для учёных.
На площади девушка, довольно улыбаясь, протянула свёрток Ири.
-Вот! Это тебе!
Он угрюмо посмотрел на неё.
-Зачем? Я и сам могу поймать себе еду, когда проголодаюсь. Не маленький, женщинам давно уже не нужно меня опекать!
Улыбка у Эо пропала. Она с испугом уставилась на тлора.
-Я не хотела тебя оскорбить! А просто это несправедливо! Почему он меня пригласил, а тебя – нет? Да ещё и угостить запретил! – в её голосе задрожали слёзы.
Две складки между соболиных бровей исчезли. Ири легко вздохнул.
-Я не оскорбился, не переживай. Всё справедливо – рядом с вождём сидят уважаемые старые люди и молодые, взрослые мужчины, лучшие охотники и воины, но никак не подростки, которые ещё не прошли главное испытание.
-А как же я?
-А ты вирджана, к тому же гость племени.
-Значит, не будешь есть? Но таскать мясо с собой – на жаре оно быстро испортится! Тогда я его сейчас съем!
-Ешь, - он улыбнулся.
-Вот, видишь – и больше не увидишь! – по детской привычке шутливо дразнить она повертела перед собой кусочком еды. И ужаснулась выражению, которое возникло на лице у юного тлора.
С дикой тоской в глазах он обвёл взглядом деревню.
-Да, ты права. Больше не увижу…
-О чём ты?! Что случилось?
Он посмотрел на неё так, словно с усилием очнулся от кошмарного сна. И улыбнулся.
-Ничего не случилось. Пошли искать твоих… ин-фор-маторов.
Но улыбка на сей раз в его глазах не отразилась.
Эо оглядела безлюдную деревню, вздохнула.
-А мы их найдём?
Ири улыбнулся чуть веселее.
-Поищем – найдём.

5.

В роще возле скал резвились дети.
Одни кидали друг другу тугой кожаный мяч, другие рисовали палочкой на земле следы животных, третьи играли в жмурки.
Мальчик и девочка с завязанными глазами жужжали, подражая насекомым, и ловили других детей, которые подкрадывались, чтобы осалить водящих.
Мальчик наткнулся на Эо и ущипнул за руку.
-Муха укусила! – воскликнул он. – Теперь ты будешь мухой!
Она вскрикнула и принуждённо засмеялась.
-Нет, я не буду мухой. А вот сказку про неё с удовольствием послушаю!
Он удивился, услышав двойную речь – чужой тёти и её переводного устройства, – сдвинул кожаную ленту на лоб. Шоколадные глазищи уставились на Эо с любопытством. Мальчик согласно наклонил голову, сказал важно:
-Хорошо. Но сначала я догоню остальных.
Девочка в это время поймала Ири. Сообразила, что ей попалась что-то уж очень крупная добыча, сорвала повязку с глаз. И с криком убежала. Что за странная реакция? Ладно, поищем других детей, более словоохотливых.
Эо подошла к зарослям, оттуда тоже слышались голоса. Дети загородили ей дорогу, она улыбнулась им и поверх голов заглянула сквозь ветви.
На древесном стволе висела маска, длинный шнур от неё тянулся к мальчику, постарше тех, что играли в жмурки. Мальчик танцевал. На него с краю поляны смотрела высокая, тоненькая девочка. Он внезапно споткнулся, упал и остался лежать неподвижно. Девочка подбежала, дёрнула себя за волосы и запела. Резкую, высокую ноту продолжил надрывный, ритмичный плач.
Эо с изумлением оглянулась на своего тлора.
-Во что они играют?
Ири покачал головой и нахмурился.
-Пойдём отсюда, не надо к ним приближаться. Нельзя, чтобы их увидели. Им не положено знать взрослую легенду, тем более играть в неё.
Он развернулся и быстро пошёл прочь. Дети разбежались, торопливый топот ног затих за кустами.
Бац! Комок глины врезался в накидку на спине Ири.
-Хорошо, что тебе нельзя ни с кем разговаривать! Ты никому не расскажешь о том, что видел! Ты и твоя нехорошая вирджана! Уходите! – из кустов высунулся мальчик с испуганным лицом и тут же спрятался.
-Вот и не разговаривай с ними! – шикнула невидимая за листвой девочка.
Угрюмый Ири слегка повёл плечами.
-Если бы я хотел их выдать, мог бы рассказать взрослым и жестами, и рисунком на земле, и буквами на куске коры…
Эо протянула руку – отряхнуть накидку. Ири увернулся.
-Не надо.
Она молча пожала плечами. Ну, не надо так не надо.
…Журчание воды заглушали звонкие голоса и щебет флейты. На крутом берегу полноводного ручья, в тени деревьев, сидел Андрей в окружении тлорских девушек и женщин. Они побросали снасти, корзинки, в которых что-то шевелилось, и столпились вокруг Богатырёва. Одна играла на местной флейте, другая танцевала, третья что-то объясняла, остальные чуть не буквально в рот молодому вирджану заглядывали. Он им тоже что-то рассказывал, улыбался, подмигивал, вот ведь, краснобай и донжуан.
Андрей увидел Эо, помахал рукой. Женщины оглянулись, заулыбались, но улыбки у тлорок исчезли, когда они заметили Ири за спиной гостьи.
-Ага, вот и ты, особая эла! У вас причёски похожи! Ты заметила?
Она кивнула. Ну да, часть волос, длиною до плеч, оставлена распущенной, а отрастающая чёлка собрана в маленький хвостик на темени. Только у неё хохолок русый, а у юного тлора чёрный.
-Иди к ним, я здесь тебя подожду, - Ири прислонился к стволу дерева на верху обрыва.
Эо спустилась к ручью, вынула из рюкзачка подарки, каждой тлорке досталось по блестящей прозрачной бусине. Женщины оставили Андрея, столпились вокруг гостьи, узнали, что она хочет, и тут же принялись рассказывать.
Девушка включила запись.
В незапамятные времена Великий Дух разбудил ото сна свою прекрасную дочь и повелел ей оживить землю, которая до той поры пребывала пустой, во тьме и тишине. Небесная женщина полетела, быстрее падающей звезды, и населила землю животными и растениями. А потом она полюбила мужчину-Луну и предложила ему стать её мужем. Он отказался, потому что раньше у неё было много мужчин.
-Вирджана, а у тебя муж есть? – спросила высокая, худая женщина со строгим, властным лицом.
-Нет.
-Да ничего страшного, номбарунене Ловэв! Мы же не рассказываем ей в подробностях о том, что происходит между мужчиной и женщиной!
Они поведали, как Мать-Солнце боролась с сестрой-соперницей за любовь мужчины-Луны, а также о подругах небесных героев, их приключениях, любви и соперничестве. И другие взрослые и детские сказки о духах, небесных героях, людях, животных, растениях…
У Эо голова загудела от голосов и обилия информации. Большая часть сведений была уже известна, собрана фольклористами. Девушка поймала себя на том, что клюёт носом. Женщины это тоже заметили.
-Надо покормить нашу вирджану! Мы плохие хозяйки, что забыли об этом!
Они развели костерок (ага, кремень и кресало вроде местные), пожарили моллюсков, вручили Эо несколько прутиков с нанизанными кусочками, подали кувшин с каким-то напитком. Она принюхалась.
-Там брага? Ой, предупреждать же надо! Благодарю, но я такое не пью!
Она достала из рюкзака свою бутылку, отхлебнула воды, быстро обобрала губами жаркое с одного прутика и встала.
Номбарунене Ловэв проследила её взгляд и загородила дорогу.
-Нет! Ради тебя мы терпели то, что он стоит тут так близко, а ты ещё вздумала его кормить нашей едой! В следующий раз приходи одна!..
…или не приходи вообще, мысленно продолжила эту фразу Эо.
Старшая девочка, что всё время держалась рядом с женой вождя, схватила другой кувшин, побежала и выплеснула воду на Ири.
-Уходи! – крикнула она со злостью.
Эо вздрогнула, словно облили её. Она молча отдала остаток еды Ловэв и пошла вверх по склону оврага.
-Не надо им ничего говорить, тем более – ругаться. Это просто способ очищения – водой, - сказал Ири, поглядев на её лицо.
Она промолчала, закусив обе губы разом. И подумала, что ничего не понимает.

6.

Утоптанное поле за рощей походило на земной самопальный стадион.
Полуголые, мускулистые, отлично сложенные молодые мужчины метали копья и боролись. Кое-кто отдыхал на взгорке, собравшись в кружок. Эти о чём-то беседовали и передавали друг другу бурдюк с питьём. Вот к ним она и подошла, оставив Ири на краю поля.
Ей приветливо заулыбались, пригласили присесть, подали плошку с печёными овощами. Она вручила им по крошечному бубенчику со шнурком, чтобы вплетать в волосы от сглаза. Тлоры переглянулись и засмеялись.
-По два – было бы правильнее, - сказал кто-то.
-Какой ты жадный! Двойной набор получить захотел! Хватит с тебя и этого! – ответили ему, и все снова засмеялись.
Эо не поняла, почему они смеются. Ну да ладно, благо, не над ней.
Всё ещё посмеиваясь, они начали рассказывать ей легенду о древнем герое по имени Келад. Он привёл тлоров на эти земли с севера, когда они бежали, спасаясь от людей-муравьёв. Эо записывала-записывала, потом достала бутылку с водой. Молодые мужчины, улыбаясь, предложили бурдюк.
Ири от края поля крикнул что-то предупреждающее и бросился к ней. Мужчина, что сидел на пути, схватил копьё и внезапно подставил древко под ноги бегущему подростку. Юный тлор зацепился и с размаху полетел на землю.
Эо вскочила на ноги.
-Зачем он так сделал?!
-Затем, что э т о м у сюда нельзя. Он забыл о запрете, ему напомнили.
Она задохнулась от гнева так, что не смогла больше ничего сказать.
Теперь понятно, почему практикантам не дают с собой оружие. Сейчас она могла бы всех этих… одной очередью. По крайней мере, из парализатора.
Она смерила мужчин яростным взглядом и побежала к Ири.
-Больно?!
-Ерунда. Не сердись на них, они пошутили. Я сам виноват, надо быть внимательней, - он вскочил на ноги.
-Здесь есть ещё компания, не такая буйная? Со старыми людьми можно поговорить?
-Можно. Пойдём.
-Надеюсь, хотя бы они не будут тыкать копьями под ноги.
Ири ничего не сказал…
В стороне от деревни одиноко стояла полуразрушенная хижина. Сквозь поредевшее переплетение ветвей было видно, что она пуста.
Ири бросил быстрый взгляд, отвернулся и обошёл её стороной.
Эо не стала спрашивать, следовала по пятам и молчала. Прямо как местная, подумалось ей. И груз за плечами, и мужчина налегке, с оружием – впереди.
Они подошли к другой одинокой хижине.
-Ауна! – громко окликнул Ири. Эо с удивлением увидела, что он улыбается, широко и светло. Кажется, тут к нему хорошо относятся, ну хоть где-то.
Из тёмного проёма донёсся голос пожилой женщины. Они вошли.
В очаге едва мерцали угли, пахучие травы устилали пол, возле дальней стены – две постели из меховых шкур. На одной из них сидела женщина – седые косицы перевязаны шнурами с кисточками, лицо в глубоких морщинах, глаза подслеповато прищурены, взгляд мягкий, добрый.
-Илэоро!
-Илэоро! Кто это с тобой, сынок?
Эо подошла, тоже невольно улыбаясь.
-Маленькая вирджана! Садись рядом, поговори со старой женщиной, я рада, что ты пришла! Ири, достань там, на полке, мне принесли, надо угостить!
Эо вытащила из рюкзачка вышитую головную повязку.
-Это вам!
Женщина взяла подарок, поднесла к самым глазам, провела ладонью.
-Красивая какая! Только наряжаться мне незачем. Я уже скоро уйду на небо, душа моя полетит к звёздам, а тело отправится в землю. Мне бы вот только дождаться того времени, когда Ири получит взрослое имя. Тогда я смогу сосватать ему хорошую девушку, посмотреть, как они построят себе дом, полюбоваться на их счастье, может быть, если духи позволят, и внуков побаюкать на руках… Что ты хмуришься, маленькая вирджана?
А разве она хмурилась? Девушка с усилием оторвала взгляд от Ири, который возился у очага, поправляя угли и подкладывая кусочки топлива. Он выглядел таким довольным и безмятежным, таким… Счастливым.
Она посмотрела на пожилую женщину, проворчала:
-Рано вам ещё говорить об уходе на тот свет.
Ауна заулыбалась шире.
-Какое интересное выражение! Тот свет, да… Устала я что-то… Ты приходи ещё, вместе с солнцем, я знаю много интересных историй, расскажу тебе…
Она легла и свернулась в клубочек. Ири осторожно присел рядом, поправил подушку, укрыл женщину одеялом, проговорил очень ласково:
-Спи, энью, спи…
А потом негромко запел:
-Спи, мама, спи, живи долго.
Пусть приснится то, что ты хочешь.
Пусть то, что хочешь, случится.
Пусть оно принесёт только радость.
Спи, мама, спи, живи долго…
Через какое-то время Ири пригляделся к неподвижной матери, бесшумно поднялся на ноги, посмотрел на Эо, прижал палец к губам и жестом показал на выход.
-Кажется, ты и меня убаюкал, - сказала девушка, когда они оказались снаружи. Но его Песню Сна она всё-таки записала. – Проводишь до лагеря?
Он кивнул.
На обратном пути молчали. Так и дошли до ручья возле стоянки экспедиции.
Ири остановился, Эо тоже остановилась. Посмотрели друг на друга.
-Завтра придёшь?
-А ты?
-Разумеется! С чего это ты взял, что я не приду?.. Ой! Я совсем забыла! Ты весь день ходишь в гирлянде, так и не отдал её мне! А почему? Хочешь отдать её кому-то другому?
-Ты не спрашивала о ней. Я подумал, что после всего… ты захочешь пригласить другого провожатого.
-Ещё чего! Меня этот вполне устраивает! Дай сюда!
Она сердито ухватила лиану на груди у Ири, от этого движения увядшее ожерелье расползлось. Девушка поймала зелёную плеть, связала её концы между собой и повесила гирлянду себе на шею.
-В какое время придёшь?
-На рассвете. Солнце будет у верхушки вон того куста.
Ой, точно, у тлоров же нет часов.
-Ра-а-ано… Я проснусь к этому времени? Сколько же это по часам на унибуке… А в лагерь тебя пустят, чтобы меня разбудить?
Он с улыбкой поднял руку, останавливая этот торопливый поток слов.
-Хорошо. Я приду и подожду, пока ты проснёшься.

7.

Первым, кто попался ей навстречу в лагере, оказался Руслан. За его локоть цеплялась девчонка, которая называла себя Эярой.
-Привет! Ну что, познакомилась с вождём Барампой? Клёвый старик, приёмы тлорской борьбы показывал! Сам!
-А мне ты об этом не рассказал! – капризно воскликнула девчонка и потянула его за руку прочь, прожигая Эо ревнивым взглядом.
-Успею ещё, Клара, не суетись!
Они пошли дальше, улыбаясь друг другу. Эо с облегчением вздохнула. И тут Руслан оглянулся и подмигнул…
Возле палатки разговаривали Элла Валерьевна и Марина.
-Не спеши, всё тебе будет. Я на него видов не имею. У меня диссертация на носу, муж только помешает.
-Ничего вы не понимаете! Хороший муж не помешает, а наоборот, поможет!
-Вот именно – хороший, - усмехнулась Элла Валерьевна.
Эо попятилась на цыпочках. Важный разговор по душам нельзя прерывать.
Мимо пробежала Кахана, прижимая к груди свёрток с ярким платьем и кусок ароматного мыла.
-Во, гляньте на эту! Выходит, он заранее всё знал и подарочки припас!
-Ну, разумеется! Он не первый раз на Тлору летает. Не спеши, говорю.
Элла Валерьевна похлопала Марину по плечу и ушла.
-А ты что тут стоишь? Подслушиваешь? А ну брысь в душ! Не пущу в палатку, пока не отдраишь себя, как следует! Ты из посёлка дикарей пришла, а там, сто пудов, грязи и мусора по самые крыши и паразиты кишмя кишат, блохи всякие! Бегом марш мыться, антипаразитарный шампунь я тебе сейчас выдам!
Марина полезла в палатку и принялась рыться в своих вещах.
-Ты с ума сошла? Никаких блох у тлоров нет – на полу пиретрум или вроде того, пахнут травы похоже. И мусора там нет, посёлок чистый, не чета нашим некоторым улицам!
-Ладно, ладно, я пошутила.
Марина бросила распотрошённый рюкзак и убежала. Следить за преподом и тлоркой, что ли? Делать ей нечего.
Эо повесила гирлянду на сучок дерева, отрезала ножом донышко пластиковой бутылки, налила воды и окунула туда корешки лианы, чтобы она подольше не завяла.
Затем присела возле палатки. Надо было суммировать информацию для письменного отчёта по практике. Вспомнила разное. Встречу с шаманом. Он показался девушке опасным. Подумала об Ири. Что-то странное происходило в тлорской деревне. Почему к нему так относятся?
Возле палатки мелькнула знакомая косуха с бахромой.
-Андрей, вот ты кстати! Можешь предположить, что происходит? Мне какой-то странный проводник попался! Представляешь, со мной в деревне разговаривают, а с ним – нет! Да ещё грязью кидаются, подножки подставляют… Только шаман и вождь на него внимание обращают, остальные делают вид, что такого соплеменника вовсе не существует! Он кто вообще, получается – преступник, изгой?
-Шаман и вождь с ним разговаривают? Значит, он не изгой и ничего не нарушал, это наверняка просто испытание такое, этап инициации. Вообще, конечно, везёт тебе на проблемы… А почему ты у него самого не спросила?
-Он сам ничего не объяснил, а мне неудобно такие вопросы задавать…
До позднего вечера Эо сидела возле палатки с унибуком на коленях и, возведя глаза к небу, сосредоточенно шевелила губами. Она подбирала формулировки для отчёта по практике. Формулировки никак не хотели подбираться. Слишком многое отвлекало: яркий свет тихого солнечного дня, заливистое пение птиц, ароматы цветов и ароматы еды с кухни. Отчёт по практике выстраивался с большим трудом.
Мимо проходила Элла Валерьевна.
-Что-то у тебя слишком задумчивый вид, Лаврушина. Не вздумай влюбиться в дикаря! Разговаривать с ним не о чем, на Земле он адаптироваться не сумеет. А решишь на Тлоре остаться, так не сможешь жить в примитивном обществе. И вмешиваться в это общество тебе никто не позволит, увезти несовершеннолетнего. И сама ты несовершеннолетняя. И вообще всё это временные глупости.
Последняя фраза, вероятно, относилась ко Глебу и тлорке.
Эо распахнула глаза и заподозрила, что у неё брови от удивления уползли на темя.
-Вообще-то я отчёт составляю, - недоумённо проговорила она.
Элла Валерьевна заглянула в унибук, пробежала глазами по странице текста, довольно улыбнулась.
-А-а, ну, хорошо. Работай-работай, не буду мешать.
Преподавательница удовлетворённо кивнула и ушла. Эо задумчиво посмотрела ей вслед. Интересное направление мыслей подсказала Элла Валерьевна…
Девушка пожала плечами и вернулась к отчёту по практике.

Опубликовано: 09.09.2018

Автор: Korinel

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 13 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 5 человек:

  1. Действительно у девушки в голове отчет по практике, а у преподавателя совсем другие мысли.

    0

    • Преподаватель ещё и к другим ученикам привыкла, молодым да ранним))) Именно эту девочку она ведь не учила и не знает, это дочка подруги для Эллы Валерьевны))) ну и, конечно, по себе немного померила)))

      0

  2. OK:

    Вот так педагоги и учат плохому)))
    Детки, может, сами бы и не догадались, но есть учителя, они подскажут)))

    0