Азазелло — 5

Первые минут пять наши усилия не производят никакой реакции, у меня вообще возникает ощущение, что девица всё-таки развела и спихнула стрёмного клиента от греха подальше, а мы как наивные чукотские жители штурмуем какой-то склад. Но вскоре за дверью всё же ощущается движение, и визгливо вздыхают петли. В проёме появляется заспанное одутловатое лицо, недовольно щурится щедро обведёнными глазками… и пропускает внутрь. Я понимаю, утренний сон – самый сладкий и клиентов нет, но нам приспичило.
Не разбираюсь в менеджменте борделей, но, на мой взгляд, отпугивает народ не бюджетный статус заведения, а вот эта самая «мамочка» и, так сказать, условия труда. Убогое помещение, вызывающее в памяти картины бедных китайских кварталов, представляет собой коридор, по обеим сторонам которого идут малюсенькие комнатки-закутки отгороженные разного рода тряпьём. Сквозь импровизированные ширмы видны спящие аборигены, а также особенности нечистоплотного быта: свалки грязного белья, коробки из-под пиццы, дешевой лапши, какие-то ящики… Даже при беглом осмотре возникает желание пару раз вымыть руки.
- Вам девочек? Мальчиков? – безразлично зевает дальняя родственница Годзиллы. – Помоложе, постарше?
- Мальчиков, - спохватываюсь я, заканчивая глазеть по сторонам. – Лет двадцати - тридцати.
- Двадцать семь лет. Есть такие? – безапелляционно возникает Игорь.
- Двадцать семь прям, - сухо поджимает губы тётка, расправляя оборки на цветастом домашнем халате. – А если пару годов туда-сюда, а? Тебе варить или трахать?
- Извините, вас как зовут? – снова переключаю внимании на себя.
- Марго, - гордо выдаёт «мамочка».
- Замечательно, - машинально подхватываю, стараясь добавить в голос позитива. – Маргарита, а можно всех от двадцати пяти посмотреть?
- Помоложе не хочешь? – то ли, наконец, просыпается, то ли всё же теплеет тётка. – Такие кадры… - интригующе тянет она.
- Не люблю малолеток, - отнекиваюсь. – А тематики есть?
«Мамочка» явно грузится, задумчиво сляпывая в хвост жидкую шевелюру.
- Это ты про кого? – наконец, переспрашивает она.
- Ну, мазохисты, например…
- А, - облегчённо выдыхает тётка, - пятьдесят процентов сверху и они все мазохисты. Так строить или нет? – тянет устало. Похоже, вопросы я задаю глупые и скучные.
Нам кивают на вытертый до дыр диван, и Марго отправляется по узкому проходу между выгороженными клетушками, то и дело зычно гаркая «подъём» и расталкивая спящих кандидатов. Её стараниями довольно быстро перед нами выстраивается шеренга из семи человек, позёвывая и переминаясь с ноги на ногу.

- Все хорошие, - уверенно заявляет она, не дождавшись восторга на лицах клиентов. – Со справками, вшей нет. А конкурентов слушать не надо, - доходчиво разъясняет Марго, было открывшему рот мужу.

Парни потихоньку начинают разглядывать нас, вернее меня, потому что Игорь, пользуясь случаем, уже улизнул с дивана. Кто-то просто стоит, ожидая возможности вернуться в кровать, некоторые хорохорятся и стараются правильно повернуться, улыбнуться, понравиться. Но Антона ожидаемо нет…

- Извините, мы, наверное, пойдём… - медленно произношу, ощущая внутри чёрный вакуум. Вот и всё, последняя ниточка. Шерлока Холмса из меня не вышло.
- Ну, уж, - обиженно фыркает тётка, принимая это на счёт своего заведения, - за гламуром к нам не ходят. Сразу бы говорили, что надо прилизанных да с маникюром.
- Да нет… - начинаю вяло оправдываться, - не в этом дело, просто…
- А вот этого можно? – муж, как ни в чём не бывало, выглядывает с другого конца коридора. – Зай, иди посмотри, такого хочешь? – кричит он, не особо стесняясь.
Поспешно пробираюсь в обозначенном направлении и сую нос в обжитый закуток. Под приподнятым одеялом обнаруживается наша «звезда». Живой, как будто бы целый, только вот спит богатырским сном и ни на что не реагирует.
- Нет, нет! Этого сегодня нельзя, - как-то слишком нервозно взвизгивает подоспевшая тётка. – Болеет… И вообще нечего лазить, не у себя дома! А то я охране наберу, пять минут и здесь будут!
- Без нервов, - успокаивающе поднимает руки супруг. – Я туалет искал.
- Вон там под лестницей, - раздувает ноздри «мамочка», тыкая в одну из дверей. – Вы брать кого-нибудь будете или сюда пописать зашли?
- Будем. Обязательно, - проникновенно обещает Игорь, скрываясь из виду. – Зая, ты выбирай, сейчас подойду, - кричит он уже из соседнего коридора.

Я остаюсь одна в не слишком дружелюбной обстановке. Тут хоть улыбайся, хоть нет, а тётке мы явно встали поперёк горла.

- Давай быстрей, - несчастно вздыхает она. – Не коня выбираешь. Какого тебе тёмненького, светленького? Подлиннее, потолще?

Растерянно хлопаю глазами и мычу что-то невнятное. Вот поэтому рынки не люблю. Потому что впаривают и втюхивают прямо на ходу.
- Так, - теряя терпение, сопит «мамочка», - трусы все сняли и похвалились!

Начинается массовый стриптиз, хотя некоторые и так пришли нагишом. Покашливая и составляя мне офигевшую компанию, возвращается Игорь.

- Ну, не знаю, - привередливо щурится он, - а можно посмотреть, как они двигаются? Пусть что ли потанцуют… или споют.
- А про ёлочку тебе стишок не рассказать? – обмирает от такой наглости Марго. – Чего за клоунада? Я сейчас реально охрану вызову.
Запальчивый наезд прерывается суетливым копошением в конце коридора. Неясные звуки, наконец, выливаются в пронзительный женский визг.
- Чего опять? – недовольно стонет тётка, когда к ней подлетает полуодетая женская особа.
- Марго, там у туалета коробки горят! Дым прёт! Горим!
- Да чтоб вас всех… сказано было окурки в угол не кидать!- в сердцах сопит «мамочка», широкими шагами направляясь к лестнице. – Тушите, чего орать то!? Вёдра в подсобке. А вас не касается что ли? – тётка на ходу оборачивается к «великолепной семёрке». – Не перед кем тут яйцами трясти. Это не клиенты, клоуны какие-то, - зыркает она на нас и вплотную переключается на спасение имущества и функцию командира.

- Выходи на улицу, в дверь подложи что-нибудь, чтоб не захлопнулась, и машину заводи, - скороговоркой шепчет мне в самое ухо муж. – Ты только шевелись быстрее и не залипай, сейчас всё сделаем…

Вот ведь приятно узнать, что собственный муж считает тебя тормознутой. То есть, я то про себя думаю: госпожа, незаурядный ум, выдержка, талант разруливать неприятности… а тут тебе: « клювом не щёлкай и об порог не убейся». Ладно, обидеться и пострадать я потом успею, главное, чтоб сейчас получилось, а то вместо одного мальчика придётся вытаскивать двух.
К счастью, опасения не оправдываются. Легкой трусцой из подвальной двери прошмыгивает Игорь с бессознательным телом через плечо. Вот теперь я наглядно вижу смысл походов в «качалку». Забрасывает парня на заднее сидение, юркает следом, и мы спешно покидаем эту улицу, этот район, вливаясь в безликий поток машин.

- Мать моя женщина, вот это выходной! – в пустоту от души высказывается супруг, добавляя ещё пару крепких эпитетов. – Экшен я люблю, но лучше по сценарию и дома.
- Ладно, ладно, - задабриваю я, бросая быстрый взгляд на заднее сиденье. – Антон как?
- Почём я знаю? Спит. Снотворным что ли накачали…
- У тебя на мобильнике фонарик есть? Зрачки посмотри. На свет реагируют?
- Вроде нет… - нависая над телом, сопит Игорь. – Это плохо? Слушай, и вены колотые…
- Надеюсь, за два дня подсадить его не успели, - произношу тихо, кусая губы.

На часах самое начало седьмого. Надо бы подождать, но ещё три часа «приличия» я не выдержу. Съезжаю на обочину и копаюсь в памяти мобильника. Где-то... где-то должен остаться номер… ага, вот! Геннадий Владимирович – нарколог. Работали вместе лет пять назад, не сказать, что прям друзья, но общались… когда-то. Звоню, трубку берут только со второй попытки. Сонный голос… меня долго вспоминают. Спрашиваю чисто гипотетически, без имён и обстоятельств. Меня консультируют, объясняют на пальцах, что нужно проверить и что прокапать. Благодарю, отключаюсь. Поворачиваюсь к мужу, вздыхаю:
- Ты сильно спать хочешь? – вопрос из разряда издевательских, но меня слегка потряхивает, и просто ждать я не могу.
- А что? – подперев рукой тяжелеющую голову, кисло усмехается Игорь.
- Давай на работу ко мне заедем? Кое-что взять надо… для Антона.
- Чего уж там, - бурчит муж, откидываясь на сиденье и прикрывая глаза. – Всё ему. Всё! Хоть бы мне чего-нибудь взяла, хоть гематогена…

Антон спит целый день. Положили его на диван в большой комнате, чтобы был постоянно на виду. Ставлю уже вторую капельницу: чистим кровь, надеемся на лучшее. Муж ворчит, что я накручиваю себя почём зря и перестраховываюсь. Проспится, живой же… А сам то и дело заглядывает и щупает пульс. После полуночных похождений день разбитый, голова дурная, а пара часов сна не спасает. Зато к вечеру неожиданно «отпускает», открывается второе дыхание… Хоть прям на второй заход.

Пока сидим с мужем возле телевизора и делимся впечатлениями, Антон открывает глаза. Сначала хмурится, щурится, порываясь подняться. Потом цепляется взглядом за нас и облегчённо откидывается на подушки.
- Не, ты посмотри он ещё улыбается, - для вида возмущается Игорь. – А ты говорила: плохо будет, «отходняк»…
Расслабленное выражение лица у парня вдруг меняется. Антон приподнимается на локте и рассматривает нас пристально, с недоверием, словно нечёткую картинку.
- Да нет… не глюк… - произносит он медленно, успокаиваясь и облизывая сухие губы. Смотрит на руки, на следы от уколов, на иглу в вене. Начинает неуклюже отколупывать фиксирующий пластырь.
- Подожди, давай докапаем, - удерживаю его руку и подсаживаюсь рядом. – Хорошая вещь, голова болеть не будет.
- Пусть болит, - глаза мутные, голос хрипловатый, упрямый. – Не надо мне этой дряни…
- Ширнуться сам решил, или это вы с Марго не поладили? – скрестив руки на груди, сверлит его взглядом Игорь.
- Марго только пасёт, ничего не решает, - потирая рукой глаза, вздыхает Антон, - а вот над ней… те жадные… Не успел уйти… Не выпустили.
- Да-аа-а… - выразительно тянет муж, помолчав. – Мы были о тебе лучшего мнения. Ты ж вроде как элитный, а подвалами не брезгуешь. Ни госпоже, ни мастеру – ни слова, ни полслова…
- Я исправлюсь, - сдерживая растерянную улыбку, включается парень. – Только как вы… как я здесь? Что у Марго? - переводит он взгляд то на меня, то на насупленного «мастера».

- Пожар, - ведёт плечами Игорь, не собираясь вдаваться в подробности.
- Снова? – вырывается у Антона.
- Да, - поджимает губы муж. – И не надо изощряться в остроумии, не проезжал ли я в тот раз мимо вашего «Азазелло». Некоторые уже достали издеваться! – кидает он хмурый взгляд в мою сторону.

Просыпаюсь и, не открывая глаз, блаженно потягиваюсь на пустой кровати. Сегодня могу себе позволить день лентяя. Муж на работе, Антон ходячий, сам о себе позаботится. А я буду валяться часов до десяти и закажу на обед из кафе что-нибудь вкусненькое, потом схожу к Наташке в гости, она давно зовёт. Поболтаем, посмеёмся, а мужики пусть тут сами варятся. Крутые, самодостаточные - без борща и котлет проживут.
Приятный ход мыслей рушит приоткрывающаяся дверь спальни. Щель растёт как-то медленно и с непонятным позвякиванием. Очень скоро я вижу пепельно-русую шевелюру и свой завтрак на чинно сервированной спине. Антон невозмутимо подползает к кровати и останавливается так, чтоб я могла сесть и спустить ноги.
- Я ведь просила: дома без выкрутасов, - вздыхаю и разглядываю живую мебель из своего гнезда. – Хочешь скандал с Игорем?
- Мастер одобрил, - послушно произносит парень, не поднимая головы, но с кровати видно, что моё бурчание его веселит.
- Да, неужели? – с сомнением хмыкаю я. – А если позвоню, узнаю? Вообще мне вчера показалось, что после подвала на сабмиссивность тебя больше не прёт.
- Прёт…ой, как прёт… - задушевно тянет Антон. – Не знаю, чего там в капельнице было, но я еле дождался.
- Ничего такого там не было, - буркаю я, наконец, подползая к краю и оглядывая маленькие пиалы с несколькими видами салатов и сдобную выпечку.
- Вы же мне поможете, госпожа? – парень чуть подаётся ближе от лёгкого касания и замирает.

Отличный стол, сам встанет как надо, повернётся, высоту отрегулирует. Только вот наглая до чего мебель пошла! От подобного осознания даже свеженарезанное фруктовое ассорти становится пресным крошевом. Выходит, я теперь и этому уже что-то должна. Неудовлетворённые мужики множатся с арифметической прогрессией. Ладно, муж – манипулятор хренов: секите его только вдоль, а не поперёк, и только под настроение, и подушечку подложить не забудьте. Но этот то! Такой хороший мальчик был… А тут ненавязчиво так намекает, что видал он все мои планы, раз ему сейчас припёрло.
- Кофе, госпожа, - меж тем подаёт голос «столик». – Я сам варил.
- Жжётся? – в мрачном расположении духа возвращаюсь я в действительность, переводя взгляд на чашку.
- Нет.
- Жаль.
На коже виден красный кружок от донышка, он потихоньку бледнеет и пропадает, пока я молча приканчиваю вторую булочку.
- Мне бы очень хотелось доставить вам удовольствие… языком, губами… как пожелаете, - не видя, темнеющего над ним неба аккуратно заводит парень. Свободные штаны недвусмысленно топорщатся в нужном месте.
- Тебе бы хотелось, - выделяю я коробящее словосочетание. – Хорошо устроились. Госпожа она, конечно, госпожа, но делать должна то, что вам нравится.
Парень растерянно хлопает глазами, видимо, такой поворот сюжета ему в голову не приходил.
- Простите, - как будто бы искренне осекается он, без томности и игры полутонами. – Вы доедите, и я уйду.

Тем временем дверь открывается снова, в спальню проскальзывает второй заговорщик.
- Госпожа насытилась и готова к масштабному разврату? – радостно сияет он.

Антон предупреждающе покашливает, но Игорь не обращает никакого внимания на странные звуки с пола. Ну, конечно, спелись! Как мне сразу в голову не пришло, что «стол» сам себя так сервировать не мог. Кто-то его «накрыл» и направил. И этот кто-то знает, что на голодный желудок теребить меня бесполезно.
- Ну, так что? Готова? – муж нетерпеливо потирает руки, азартно блестя глазами.
- Готова, - киваю, разглядывая слегка напрягшегося парня. Составляю с его спины на пол полупустую посуду, забираюсь с ногами на постель. Слегка подталкиваю, и Антон понятливо перетекает поближе к своему «мастеру».
Как ни банально, но сперва всё-таки хотелось бы услышать, чего это муж не на работе, но я молчу, продолжая созерцать колоритную парочку.
Игорь в предвкушении. Как гончая, готов рвануть, едва расслышав «ату». Ему нужен адреналин и крутые повороты. Антон сдержаннее и осторожней. Хотя в «охоту» впишется с радостью. Одна я тут сегодня сонная и помятая.

- Зая, ну давай, командуй уже! Экшен будет? – капризно тянет благоверный. – Я столько всякой-всячины откопал, - кивает он в сторону сумки у двери.
- Отлично, - по-доброму улыбаюсь. – Я обязательно посмотрю. А пока… поцелуйтесь.
Игорь зависает, глядя на меня широко раскрытыми глазами. Да-да, я помню его рассуждения на тему, что заняться сексом с мужиком, это ещё худо-бедно понять можно, а вот целоваться… Это крайняя степень изврата, и что-то более мерзкое вообразить себе сложно.
- Должок, - мрачно усмехаюсь я, восседая среди подушек.
- Зая, - внушительно произносит муж, сверля взглядом. – Ну, по-свински получилось прошлый раз. Ну, накажи. А это ведь ни в какие ворота…
- Ты ж не пробовал, - пожимаю плечами спокойно, без издёвок и подначиваний. Главное не передавить. Пусть подумает, пусть это будет и его решение тоже. Может госпожа из меня и так себе, но как с мужем обращаться я знаю.
- Зай, - очередной волчий не мигающий взгляд глаза в глаза.
- Что ты мне говорил? – играю я в гляделки. – Плевать на общественное мнение, чтобы понять надо попробовать, условности – для убогих… Было такое?
- Ну… - осекается Игорь, наконец, моргая.
- Мы здесь одни… И это просто Антон. Твой Антон. Не понравится – забудем. – Ну, в самом деле, сколько можно по пьяни страдать от того, что «очень хочется», а в остальное время брезгливо морщиться и делать морду кирпичом.
Кажется, меня всё-таки услышали. Муж задумчиво взъерошивает волосы на затылке и медленно поворачивается к притихшему парню. Чуть наклоняется, пристально глядя ему в лицо, легонько прикасается губами. Чувствуя ответное движение, прижимает плотней, неторопливо пробует новый вкус, прикусывает, дразнит, изучает…
Антон какой-то очень растерянный, не сказать, чтобы против, но обычной инициативы не проявляет. Может, надо было всё-таки поинтересоваться? Мало ли, вдруг для него это тоже хуже чем надругательство? Хотя, нет. Пусть соображать начнут, а то пришли как на пикник.
Поцелуй, меж тем, уже больше походит на взрослый. Без языка, конечно, но с полной отдачей и без гомофобских заморочек. С удивлением, вижу, как Игорь решает расширить зону эксперимента и спускается на шею, крепко сжимая податливое тело. Антон плавится и гнётся, не издавая ни единого звука, даже дышит в пол силы. Видимо, боится спугнуть момент откровения.
Да и сама я замираю и облизываюсь. Ещё совсем недавно планировала спокойный выходной без насилия и обнажёнки, а теперь вот завелась и совсем не против происходящего в спальне.
Идиллия длится ещё пару минут. Затем супруг отстраняется, задевает пальцем раскрасневшиеся губы партнёра и ведёт упрямую дорожку по подбородку, ключице… тормозит в районе пупка и переводит взгляд на меня. Еле заметно пожимаю плечами. Игорь задумывается, перекатывая на пальцах пирсинг – лягушонка, и убирает руку.
- Ну, а теперь можно и «игрушки» посмотреть, - произношу я, подбираясь к сумке. Открываю молнию и криво усмехаюсь. Здесь без сюрпризов: только то, что любит и в большом количестве.
- Заголяйтесь, мальчики. Выбирать буду.

Антон без раздумий спускает штаны и отбрасывает ненужный кулёк в сторону. Сейчас он просто верит, для него всё всерьёз: мастер, госпожа, приказ…
- А что выбирать? – муж любопытней и прагматичней. – Бельё тоже снимать? – нежно поглаживает он очередное приобретение.
- Стринги очень завлекательные, но не сейчас... – с улыбкой рассматриваю полоску ткани с прорезью для головы и петлёй для мошонки.
- Это тонги, - с лёгкой обидой в голосе тянет благоверный, избавляясь от эротичной тряпочки.
- Замечательно, - любуюсь на мужчин передо мной. Такие разные и такие красивые… - А теперь подошли к кровати и перегнулись через спинку.
Подтаскиваю сумку поближе. Разные мальчики – разные игрушки. Поначалу была мысль посадить их обоих на один фаллос, но нет… Я хочу их взять сама, каждого по отдельности.
- Попки у всех смазаны?
- Да! – самый первый заявляет Игорь.
– Нет… - виновато спохватывается Антон.
- Сейчас исправим, - мурлыкаю я, поглаживая упругие половинки.
- Игорь, - тяну мужа в сторону и молча указываю на шкаф.

На губах моего мужчины появляется заинтригованная усмешка. Он тянется и достаёт с вершины мебели пыльный завёрнутый в целлофан прямоугольник. Любовно распаковывает колодки. Ну, ещё бы, предмет гордости – сам делал. Легче оригинала, но держать конструкцию на весу очень обременительно. Кисти рук, шея – захлопываю и запираю миниатюрный замочек.
- Только ключ не потеряй, запасного нет, - с колен просит муж, примериваясь к тяжести дерева.
- Удобно? – издеваюсь я, массируя напряжённые плечи. – Сегодня ты наблюдатель. Хорошо видно? – киваю на торчащую кверху попку нашего мальчика. – А чтоб тебе скучно не было…

Смазываю один из его любимых вибраторов. Игорь понятливо подставляется и с короткими передышками принимает выбранный размер.
- Пожалуй, ещё вот так, - подумав, клею скотчем рот. Под его комментарии сосредоточится на парне я не смогу.

Узник тяжело вздыхает и гордо выпрямляет спину, распределяя вес колодок. Лишили права слова – жуть!
- Если устанешь, то можешь вздремнуть, - милостиво разрешаю я, ловя многообещающие взгляды.

Антон терпеливо дожидается, не сдвинулся ни на миллиметр и головы не поднял. Молодец. Ну, хоть кто-то меня слушается. Может быть, поэтому кровожадно-мстительные мысли сменяются желанием затискать, ну и, пожалуй, хорошенько отлюбить.
- Не замёрз? – участливо интересуюсь, выбирая смазку. – Сейчас тебя согреем, разведи руками ягодицы, чтоб мне было удобней.

Оглядываюсь на мужа: смотрит… И зрелище ныряющего в анус пальчика ему нравится. Накидываю на глаза расслабившейся игрушки тёмную повязку.
- На колени.

Антон аккуратно перетекает в требуемую позу. Движения по-прежнему грациозные, но чувствует он себя уже не так уверенно. Явно предпочёл бы видеть, что с ним делают. Опускаюсь рядом, пользуясь его подвластностью, бесцеремонно разглядываю и ощупываю всё, что мне интересно. Спиной ощущаю возмущение и побрякивание замка на колодках. Правильно, что рот заклеила…
Обвожу пальцами загорелую грудь, прокручиваю пирсинг. Накидываю по петельке на блестящие кусочки металла в растревоженных сосках и стягиваю – не сильно, но чувствительно. Мне нужно, чтоб он мог выдержать так довольно долго.

- На четвереньки.

Парень встаёт правильно, разведя ноги и прогнувшись. Может быть слегка поспешно, но придираться глупо. Отлично же понимает, для чего ему смазывали попку. Поворачиваюсь к Игорю. Нарочито медленно извлекаю из сумки крюк с пирамидкой на конце. Закусывая губу и издеваясь над его неразрешённой эрекцией, тщательно промазываю изделие. Встаю чуть сбоку и, продолжая невинно разглядывать слегка подрагивающее в колодках тело, приставляю крюк к ожидающей вторжения дырочке. Первый шарик чуть больше виноградины, второй заметнее растягивает мышцы, а третий на пару секунд задерживается, заполняя собой анус, прежде чем утонуть без следа. Шумный вздох мужа, сбивчивое дыхание Антона – и крюк до конца заходит в попку. Пристёгиваю снасть к ошейнику, регулирую натяжение верёвки. Вторая точка давления. Изгиб металла ровно проходит между ягодиц, внутренняя часть сидит плотно, шарики пирамидки могут поворачиваться и живут своей жизнью.
Неторопливо подхожу к благоверному. Придерживаю за край вихляющее от мышечного напряжения дерево. Сгорбленная спина ловит момент, чтоб расслабиться, большая часть веса остаётся у меня в руках. Обхожу сзади и, продолжая поддерживать колодки, извлекаю вибратор.
- Хорошенького понемножку, - заботливо поясняю я, прижимаюсь к горячему телу и, слегка постукивая пальцами по натянутой головке члена. – У тебя сегодня просмотр и целомудренное воздержание.

Чувствую, в спину мне желают много хорошего, но наверняка выяснять не буду, у меня ещё тут мальчик брошенный совсем. Такой покорный сегодня, исполнительный, но отчего-то слегка встревоженный. Неужели из-за повязки? Или крюк слишком давит?

- Как ты, малыш? – наклоняюсь к нему и шепчу в самое ухо. – Всё нормально?

Антон сперва вздрагивает от соприкосновения, а потом тоже шепчет в ответ:
- Жжётся…

Кажется, он растерян: не хочет портить игру, но переживает. Неужели никогда не пробовал разжигающие смазки? А я то ему и на соски успела капнуть и по мошонке провела, не говоря уже про крюк…

- Пик быстро проходит, - успокаивающе поглаживаю нагретый телом металл. – Ожогов не останется. Потерпи немного. Сможешь?
- Да, госпожа, - парень кивает, облизывая пересохшие губы.

Какой притягательный ротик! Пожалуй, я хочу посмотреть, как он работает. Тяну за ошейник к кровати.

- Сделай госпоже приятно, - направляю парня, откидываясь на кровати. – А когда закончишь, жечься уже не будет. И не забывай красиво стоять, - вполголоса напоминаю я. – Мастер на тебя смотрит. Старайся.

Я тоже закрываю глаза, позволяя себе расслабиться и настроиться на удовольствие. В самом деле, пусть сейчас останется только этот умелый язычок, эти нежные ласкающие губы. Буду тащиться сколько захочу, оттягивать оргазм и принимать священный трепет над моей персоной как должное. Не надо торопиться кончить в первые пять минут… Изображать блаженствующий вид… Хвалить… Это не Игорь. Просто мальчик. Хороший мальчик…

Мастерства у Антона не отнять. Вот знает же, как надо! Здесь совсем легонько, а потом с нажимом, горячо прилипнуть губами и вести, но не вжиматься до посинения, не частить, не щекотать… Интересно, это он меня так прочитал, или я настолько усреднённая, что без затей и по шаблону? Хотя чего гадать… Оргазм изумительный по простоте и качеству исполнения. Браво.
Ещё какое-то время лежу, ловя отголоски и наслаждаясь приятной слабостью. Кто сказал, что только мужчины имеют склонность засыпать сразу после секса? Я вот тоже… Кручу головой и сажусь на постели. У меня тут два саба в интересном положении, бодрее надо быть, веселее…
Парень стоит на коленях: губы блестят от проделанной работы, член истекает смазкой.
- Хочешь разрядки? – интересуюсь, неспешно вытирая ему лицо и проверяя чувствительность сосков.
- Если госпожа позволит, - учтивый тон даётся с хрипотцой, а мужской орган отзывается на прикосновения гораздо красноречивей своего хозяина.
- Как тебе крюк? – совершенно не тороплюсь я.
- Полезная вещь, особенно пирамидка… - чуть всхлипывает саб, в ответ на мои манипуляции с металлическим стержнем. – Но я считал, что это только для наказаний.
Вот это выдержка! Вижу, что держится из последних сил, даже зажиматься пытается на мои поглаживания и пошлёпывания. Лишь бы не кончить без разрешения.
- Это смотря как натянуть, - просвещаю я, - если немного ослабить и вот так подвытащить, то… Так ведь гораздо приятнее, правда?
- Да, - сокрушённо стонет Антон, вдавливая ладони в пол.

Ладно, хватит над мальчиком издеваться. Пора заканчивать. Подтаскиваю его за ошейник ко второму персонажу нашей игры.
Игорь порядком вспотел и задолбался со своим собственным гениальным творением. На лице вот именно это глобальная сосредоточенность на равновесии, а что там ещё по списку: возмущение, ревность, претензии – это мне огласят потом, когда я уже буду не госпожой, а «зайкой», так что…
- Устал, любимый? Сейчас снимем. Так, а ключ… Ты не помнишь, куда я его положила?

Вроде невинный вопрос, а глаза просто обалдевшие. Если бы не скотч, то, наверное, ещё бы и челюсть отвисла.
- А, вспомнила, - насладившись эффектом, хлопаю ресницами и достаю ключ.

Когда колодки покидают шею, и скомканная липкая полоска отлетает прочь, муж издаёт целую гамму звуков, в основном состоящую из междометий. Потом что-то бурчит про мягкую обивку каркаса и самораскрывающийся замок. А потом… переводит взгляд на коленопреклонного саба и облизывается.
- Кончить хочешь? – повторяю вопрос для него.
- Да ещё бы! – не стесняется Игорь. – Ты там нарочно измывалась, чтоб я здох от спермотоксикоза?
Усмехаюсь, отвешивая лёгкий подзатыльник. Вот почему-то опять хочется выдрать ремнём или розгами…
Вместо этого снимаю повязку с Антона. Парень моргает и удивлённо разглядывает взмыленного мастера на коленях, в метре от себя.
- Я так понимаю, у вас схожие проблемы, - киваю на болезненный стояк, что у одного, что у второго, - так и помогите друг другу. Сели поближе и ручками, ручками… - поясняю в повисшей тишине.

Муж вздыхает и привередливо поджимает губы, но двигается первым. Антон кидает на него вопросительный взгляд и, получив снисходительное разрешение, обхватывает рукой член мастера. Игорь чуть хмурится, медлит, словно боясь обжечься, и всё же сжимает ладонь на взывающей плоти оппонента.
Начало положено. Дальше только размеренные движения и короткие взгляды друг на друга, чтоб оценить усилия и подстроиться. Уже через пару минут мальчики забывают условности и перестают стесняться, стараются как для себя. Пробиваются короткие всхлипы, полу стоны. Игорь, словно бы случайно, через раз задевает пальцем крюк и усмехается, видя, как парень начинает хватать ртом воздух и подаваться навстречу. Антон что-то шепчет, не разобрать, кажется, что-то просит…или извиняется. Да, точно. Он кончает первым и вместе с конвульсивными спазмами, непослушные губы бормочут раскаяние, что больше не смог, не дождался мастера… Видимо эти губы сводят с ума не только меня. Игорь подтаскивает парня к себе за загривок и жадно впивается в полураскрытый рот, сминая, парализуя волю, а через секунду охает сам, выплёскивая сперму в заботливый кулак партнёра…

* * *

Шум перрона, нагретый асфальт. Билет до Красноярска заложен в новенький, блестящий обложкой паспорт. Антон рассеянно улыбается в ответ на наши неловкие подбадривания и «приветы» маме. За спиной одна сумка и та по большей части набита едой. Провожающих уже просят покинуть вагоны, а мы всё стоим, пытаясь сказать напоследок что-то важное, искренне… и, что характерно для торжественности момента, получается коряво. Почти родственники, а всего-то чуть больше месяца прошло. Ирония.

- Домой съездишь, а дальше? – муж как-то странно поглядывает на шипящий поезд, а на парня старается вообще не смотреть.
- Не знаю, - Антон чуть вздыхает, рассматривая тот же фрагмент забора, что и мастер, - посмотрю, как там в родной поликлинике, может, останусь. Мать говорила, зарплата хорошая… а может, приеду… на заработки, - криво усмехается он, бросая на нас короткий озорной взгляд, и снова возвращается к созерцанию ограждения.

Игорь недовольно поджимает губы и суровеет.
- Я у матери узнаю, как ты себя ведёшь. Завязывай с халтурками. Мало тебе приключений на задницу было? – чистый наезд в стиле девяностых… Вот не умеет он мягко ниточки перебирать. Всё думает, если дать как следует по башке, то сразу по его будет. Манипуляции у супруга как-то на уровне инстинктов, неосознанно получаются и только с противоположным полом.
Антон умилённо закусывает губу и еле заметно мне подмигивает.

- Если что, адрес знаешь, - в вполголоса напоминаю я, когда парень уже на ступеньке. – Всегда рады. Понял?
- Да, госпожа. Спасибо, госпожа, - хулиганисто мурлычет он под хмурыми взглядами проводниц и скрывается в чреве вагона.

* * *

- И снова мы с тобой осиротели, - притворно - печально вздыхает муж, пока неторопливо бредём до машины. – Может, ещё одного заведём?
- Разошёлся, - усмехаюсь я, - а сперва-то чуть не сожрал. Будь мальчик повпечатлительней – заикой бы остался.
- Да виданное ли дело? Замужняя женщина… проститутку… домой! – разводит руками Игорь.
- То есть в подворотне можно, а домой нельзя? – уточняю для верности.
- Ну, уж нет уж! – надувается благоверный. – У тебя есть свой законный сабик, вот и пользуй!

Прямо бальзам на душу.

- Тебе ж не надо? – уточняю ехидно.
- Кто тебе сказал? – обиженно жмёт плечами Игорь. – Надо. Просто не всегда. И я долго люблю, играть так играть – сутки, двое… А ты как мужик: по быстрому всунул – высунул, в лобик поцеловала и спать!
- Родной, ну, я не могу сутки, мне на работу. Да и просто тяжело всё время в образе, - честно объясняю, умиляясь на его надутые губы.
- Хотя бы на пол дня? – строит просительную рожицу супруг. – Только, чтоб экшен был! Чтоб не скучно!
- Ну… ну, ладно, - как обычно сдаюсь я, отлично понимая, на что подписываюсь… На жизнь без выходных… - давай попробуем выкроить время.
- Я пол помою и посуду! - героически добивает супруг, чтоб у меня уж точно не оставалось пути к отступлению. – Но только с затычкой в попе и под твоим чутким руководством…

Опубликовано: 20.02.2016

Автор: marrikka

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 87 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 28 человек:

  1. Спасибо.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Здравствуйте! Приятно , прочитала с удовольствием! Спасибо! Удачи в творчестве!!!)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Букет целый хэппи-эндов. А я уже разволновалась, что все плохо.
    Автор супер. Спасибо. И жизнь, и любовь, и подвиги…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Тяжела женская доля))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. Классно-классно-классно! Свети нам, солнышко, свети! Marrikka, спасибо за историю!
    По мне и концовка замечательная. И у пары отношения обновились (очень радует, что любовь у них и не проходила. Как-то даже необычно: любовь есть, а отношений нет, но ведь и так бывает!) И мальчику мозги слегка вправили. Ну и ситуация для него так сложилась с этим похищением, но ведь и героиня его тоже призадуматься заставила.
    Счастья героям и спасибо — автору!

    Оцени комментарий: Thumb up +2

    • Спасибо)) В семейной жизни всякое бывает: каждый день одни и те же проблемы, разговоры, бытовые мелочи… Отношения становятся преснее, формальнее, но если есть искра, то её всегда можно раздуть))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Для семейной пары маленькое приключение, освежившее отношения, а вот для «приключения» не все так радужно… Что за несправедливость в самом деле =( требую счастья и для «приключения»!!! =)))))))) спасибо и вдохновения автору ; )

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Рада, что вас зацепила судьба «приключения»)) Но ведь у Антона тоже всё неплохо складывается, он в самом начале пути, посмотрит, повыбирает, юношеский максимализм поутихнет… Ему пауза только на пользу)

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  7. Замечательная история!!! И финал такой — многообещающий))) Огромное спасибо автору за труд!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  8. Какая прелесть :)
    Вот и с мужем отношения у неё…вернулись? или задышали заново?
    Надеюсь, Антон вернётся к ним, уж слишком чудно они спелись. Финал открытый — могу мечтать)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Ну, возможно, Ольга и Игорь стали чуть лучше понимать друг друга, отсюда и второе дыхание семейной жизни. Да и маленькая ревность порой — совсем не так уж плохо) Открытый финал — моя любимая тема, есть где фантазии разгуляться))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  9. Ой, какая великолепная история… я, честно сказать, все 5 глав читала в таком напряжении :-) …
    Герои прекрасны, героиня вообще выше всяких похвал!!!!
    Хочется надеяться, что Красноярск — это не на долго и все трое опять будут вместе!!!!!
    уж больно гармонично смотрелось, когда они были втроем :-) !!!
    автору огромное спасибо

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  10. Аааахх! Просто великолепно! Жаль, что так быстро все закончилось

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  11. Мальчика главным героям будет не хватать))) зато у них самих отношения оживились:)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  12. Замечательная история! Жаль расставаться с героями, но всё рано или поздно завершается…
    Большое спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  13. Хорошая история. :)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  14. Хорошо и вкусно, но я все таки надеялась Антон останется)))).

    Оцени комментарий: Thumb up 0