Я рядом 6

Айре честно старался вспомнить, что они говорили. Проблема была в том, что ничего толком не вспоминалось. Разве что страх, скрутивший внутренности холодной рукой – но этого он рассказывать Ийе не собирался. Он встал, нашел сумку, вытащил коньяк и абсолютно не пострадавшие персики. Даже странно было – казалось, прошло столько времени, - а оказывается, всего что-то около часа. Один несчастный час – а жизнь летит ко всем чертям, и ты только стоишь и растерянно моргаешь, пытаясь осознать произошедшее. Айре открыл бутылку, плеснул в чайную чашку, протянул Ийе. Вот за нее он действительно боялся. Бледная, молчаливая, она пугала его сейчас до чертиков, он не знал, что надо делать.
Там, в зале, когда он увидел, как тело сминается, как мягкая глина, как Ийя исчезает, а тускло блестящее зеленовато-серым панцирем существо, похожее на гигантского богомола, обводит зал немигающим взглядом зеленых фасеточных глаз, то почувствовал облегчение. Теперь Ийе ничего не грозило. Он забился в угол, зачарованно глядя, как существо скользило между людьми, гибкое и стремительное, кажущееся хрупким и невесомым. Прекрасное в своей жуткой функциональности. Легкие, почти ласковые касания жестких лап, покрытых острыми неровными шипами, отрывали конечности, кровь фонтанами хлестала на ковер. Кто-то полоснул существо ножом, сталь взвизгнула, ударившись о панцирь. Существо обернулось – просто вывернуло голову за спину, ухватило нападающего и одним движением челюстей вырвало ему глотку, отбросив конвульсивно дергающееся тело прочь. Потом, когда никого не осталось, существо повернулось к Айре. Было странно, но он не боялся. Он как будто уснул, и видел сон, в котором точно знал, что с ним ничего не может произойти. Существо смотрело на него, склоняя голову то в одну сторону, то в другую, солнце отблескивало в зеленых огромных глазах. Потом по его телу прошла дрожь, панцирь покрылся рябью, начал стремительно светлеть – и Ийя осела на пол, отползла, упершись спиной в стену. Белая, как молоко, трясущаяся, она осматривала комнату широко распахнутыми глазами. Айре поднялся, запнувшись о спущенные штаны, натянул их, чертыхнувшись, и подошел к Ийе. Она была вся в крови и он не мог понять, ранена она или нет. Он снял рубашку, набросив ей на плечи – смотреть на нее сейчас казалось нечестным. Она бы не хотела этого. Он отнес ее в ванную, отмыл, проверяя, все ли цело. Лицо у нее было растерянное, как у человека, разбуженного глубокой ночью, ее морозило – а Айре не знал, что нужно делать в таких ситуациях. Он держал ее на руках, бормотал что-то глупое и ласковое, и боялся. Потом, когда Ийя заговорила – Айре чуть не уронил ее, дернувшись. От облегчения руки стали слабыми-слабыми, и он откинулся на кровати, испугавшись, что Ийя сейчас просто упадет на пол.
Потом пришла жандармерия, и Ийя врала с каменным надменным лицом. Айре не очень понял, зачем, но подыгрывал, как мог. Искусство выглядеть смазливым идиотом он отрабатывал годами. Когда жандармы ушли, Ийя заговорила. И тогда Айре испугался снова. Потому что слишком хорошо понимал то, о чем она говорит. Потому что знал, что это такое – стыдиться себя. Ийя говорила, и он не знал, как объяснить ей, что это – ерунда. Что он никогда ничего такого не будет думать. Что Ийя – это Ийя, всегда – а все остальное не важно. Он присел на корточки, глядя в бледное растерянное лицо, и просто сказал правду. Потому что ничего другого придумать не мог. А потом смотрел в сосредоточенное, хмурое лицо – и думал, что губы у нее – бледные и холодные. Думал, каково это – прижаться к ним губами, согреть, почувствовать, какие они на вкус. Он вдруг вспомнил, как выглядела Ийя в ванной. Вспомнил упругую грудь с розовыми маленькими сосками. Но Ийя отодвинулась, и Айре сухо сглотнул, мысленно пнув себя за эти фантазии, сосредоточился на деле. Он рассказал все, что помнил о нападении, рискнул даже поделиться собственными соображениями. Айре не думал, что это действительно важно – но ему хотелось быть с Ийей честным. Настоящим. Он боялся говорить, боялся показаться глупым – и именно поэтому сказал. Он думал, что она говорила с кем-то – с подругой, с мужчиной. Должны же у нее быть мужчины. Но Ийя, нахмурившись, покачала головой. Она не с кем не разговаривала.
- Хотя ты прав. С одним человеком я все-таки говорила. С генералом де Эстом. Я докладывала ему результаты. Но я не понимаю – зачем ему это?
- Может, это не он?
- Он. Смотри, помнишь тот случай перед домом? Когда мы думали, что это – грабители. Это произошло сразу после того, как я сказала, что не буду работать с версией национальной розни. И начала собирать данные по фигурантам. Потом. Когда меня отослали в эту идиотскую поездку – новое убийство. Сейчас – это. Получается, все дело в генерале.
Айре задумался. Он знал массу людей – правда, несколько однобоко, но знал.
- А как выглядит этот генерал?
- Зачем тебе?
- Может, я его знаю. Я о многих знаю вещи, которые они хотели бы скрыть. Просто ходячая коллекция маленьких грязных тайн. Может, и о нем что-то знаю.
- И что нам это даст? Хотя – шантаж как вариант очень даже не плохо. Подожди.
Ийя вывалила из чулана на пол газеты.
- Вот он. Смотри.
Айре взял пожелтевший, пахнущий затхлой пылью лист.
- Знаю. Лично, правда, не сталкивались – то есть мальчиков он не… кхм… любит. Но на паре вечеров у него был. У него квартира в Ар-Гераде, в парковой зоне. Специально для личных встреч, подальше от жены. Я там был пару раз, с хозяином, обслуживал вечеринку.
- И что? Что-нибудь интересное?
- По-моему, у него сын – игрок. Если не путаю. Но могу поспрашивать.
- Ты? Поспрашивать?
- А почему нет? У рабов, у слуг. Похожу по Ар-Гераду. – взгляд у Айре стал нежным и томным, он склонил голову к плечу, облизнул губы.- Пообщаюсь с соседками, дамы лет пятидесяти обычно довольно наблюдательны.
- Никуда ты не пойдешь. Чтобы тебя прирезали? Ты соображаешь, что говоришь?
- Кому я нужен? Раб, и все. А про генерала мы больше никак ничего не узнаем.
- А почему ты думаешь, что с тобой станут разговаривать?
Айре промолчал, но взгляд у него стал абсолютно блядским, он улыбнулся шкодливой быстрой улыбкой, прикусил губу.
- Ладно. Убедил. Будут. Но своими ногами ты от этих дам лет пятидесяти не уйдешь, это я тебе гарантирую. Приползешь через неделю, на четвереньках. В помаде и засосах.
- Я – профессионал, между прочим. Результат – гарантирую. Наговорю комплиментов, поцелую ручку, возьму адрес. И не приду.
- Сволочь ты. Не жалко дам?
- Не жалко. – Айре зло прищурился. – Какого черта я должен жалеть тех, кто во мне кроме подстилки ничего не видит? Знаете, сколько таких я уже видел?
- Ладно. Прости. Я поняла. Ты действительно хочешь пойти?
Айре чувствовал непривычный охотничий азарт. Он, наконец, перестал быть наблюдателем, он мог делать что-то, что-то важное, что-то, чего не может делать Ийя. Он – человек, делающий серьезное дело, которое, кроме него никто не сделает. Это было здорово.
- Хочу. И еще. Я подумал – может, мне снять номер в гостинице? Ты же хочешь здесь остаться?
- Да. Надо, наверное. Я об этом как-то не подумала. Сними что-нибудь не очень дорогое. А потом будем искать новую квартиру – вряд ли владелец захочет продлевать со мной контракт. Наверное, кишки, развешанные на люстре – достаточно весомы повод для его расторжения.
- Какой номер снять? И где?
- Где-нибудь недалеко, в приличном отеле. Гранд, или Золотой Дворец. Там служба охраны приличная, посторонних не пропускают. Только не бери люкс, денег не много.
- Могу взять тебе одноместный, а сам жить в комнатах для слуг. Будет дешевле.
Ийя посмотрела на него удивленно.
- Что за ерунда? Бери двойной, или просто двухместный. Нам вроде бы не привыкать рядом спать, так что уж на двух кроватях в одной комнате точно устроимся.
- Хорошо. Я все сделаю.
Айре переоделся, накинул куртку и вышел на улицу. До Ар-Герада он добрался на извозчике, ехать самому, без хозяина, было непривычно. Он волновался, словно проходил какую-то проверку. Сегодня он занимается расследованием, а Ийя ждет его дома. Айре одернул нервно рубашку, расстегнул верхнюю пуговицу. Квартиру генерала он нашел быстро. Здание в лучшей части района, граничившей и Императорскими Золотыми Прудами. Зелено, чисто тихо.
У крыльца соседнего дома служанка протирала стекла в двери. Айре подошел, улыбнулся. Женщина, увидев отражение в стекле, быстро обернулась, поправила чепчик.
- Здравствуйте, госпожа.
Женщина хихикнула и спрятала покрасневшие от холодной воды руки за спину.
- Здравствуйте.
- Я ищу одного человека. Вы мне не поможете?
Дальше было легко. Вообще, все оказалось намного проще, чем Айре ожидал. Он умел расспрашивать и умел слушать. Смуглые, пугливые женщины Ар-Герада, не привычные к мужскому вниманию, млели и таяли, забрасывали галантного брюнета охапками разнообразных сведений. Айре просто поражался ,какое количество разнообразно ерунды можно выслушать и запомнить. За три часа, проведенные в Северном округе, Айре побывал обманутым влюбленным, детективом, следящим за генералом по поручению супруги, слугой любовницы генерала и еще целой кучей людей. Но зато сплетен он насобирал предостаточно.
На обратом пути Айре зашел в Золотой Дворец. Швейцар глянул на него свысока, скептически хмыкнул, но ничего не сказал. Портье, лысеющий пухлый мужчина лет тридцати, понимающе ухмыльнулся. Айре представил, что он так же ухмыляется Ийе, и спрятал руки в карманы, чтобы не двинуть в физиономию.
- Твоя хозяйка желает номер с большой кроватью?
- Нет. Моя хозяйка желает двухместный номер. Или одноместный, но с двумя кроватями.
- Сожалею, двухместного сейчас нет. Но есть чудесный одноместный номер на втором этаже, окна выходят на сквер. Будешь смотреть?
Айре покачал головой, положил на стойку деньги и взял ключ. Одноместный. Не двухместный. Настроение улучшилось, бить портье расхотелось.
Ийя встретила его уже одетой в строгий брючный костюм. На плечи она набросила мундир, на столе лежала шпага в ножнах. Две большие сумки стояли у двери, одна – у двери в зал.
- Ну? Ты в порядке? Узнал что-нибудь?
Айре снял куртку и повесил ее на спинку стула. Помолчал, наслаждаясь собственной непривычной значимостью.
- Узнал. Все, что надо. Генерал снимает квартиру в Ар-Гераде, служанка у него из местных, живет недалеко. Вдова, детей нет. Рассказала, что сын у генерала – игрок, проигрывает часто. Полгода назад проигрался в пух и прах, подчистую. До порток. Скандал замяли, деньги нашли. Священник, которого убили, оказывается, из храма Безликого Молчащего – одного из самых радикальных культов Безликого. И он постоянно заходил к генералу. Я спросил, помнит ли она дни, и записал. – Айре протянул Ийе исписанный мелким угловатым почерком листик.- Номер я снял. Что-нибудь еще?
Ийя восхищенно цокнула языком.
- Да просто сокровище. Провел расследование и опросил свидетелей, еще и номер организовал. Да на тебя в Жандармерии просто молились бы, ты знаешь?
Айре польщено потупился, потом быстро глянул на Ийю и подмигнул.
- Я хотел произвести впечатление.
- Получилось. Ничего не скажешь. Может, хоть чаю с бутербродами перед переездом попьем?
Айре включил огонь, поставил чайник. Достал чашки из шкафчика, поставил их на стол, погладил голубые цветочки на стенках.
- Может, чашки возьмем?
- Зачем? Там ресторан должен быть.
- Ты будешь смеяться. Мне жалко их бросать. Они такие домашние. Я к ним привык. Сразу вспоминаю, как мы сидели здесь, чай пили, разговаривали. Знаешь, сколько лет у меня своих вещей не было? Мне не хочется отсюда уходить. Вообще не хочется. Я уже почти поверил, что дома. Черт. Глупо, да?
- Не глупо. Хочешь – заберем. Айре. Я тут подумала. Давай купим квартиру. В каком-нибудь районе попроще. Возьмем ссуду, я найду приработки. А?
Айре повернулся к Ийе.
- Ты серьезно? Купим? Нашу? Черт, я работу найду – ну хоть продавцом, официантом. Что-нибудь. Я… Мы…
Он сбился, шмыгнул носом. Собственная квартира. Их квартира. Дом, где они будут жить. Выберут вещи. Посуду. Собственные вещи, такие, какие хочется. Не такие, как здесь, не роскошные – обычные. Но собственные. Они будут ходить по магазинам, смотреть, выбирать. Вместе. Решать, куда поставить шкаф. Спорить, какие шторы повесить. Айре стоял, мечтательно улыбаясь, когда Ийя дернула его легонько за темный завиток.
- Эй. Есть кто-нибудь. Пошли.
- Да. Конечно. Извини. Идем.
Айре подхватил сумки и вышел из квартиры. На пороге он оглянулся, вздохнул. Все-таки было жаль уходить. Он даже не заметил, как эта квартира стала домом. Он понимал, что ненастоящим – но другого у него не было. Ему здесь было хорошо. Ийя захлопнула дверь, повернула ключ. Айре отбросил сползшие на глаза волосы, и пошел за ней вниз по лестнице.
Солнце уже сползало за крыши домов, пахло дымом и весной. Дворник выгребал прелую траву с клумбы, насвистывая что-то меланхоличное. Айре поставил сумки в коляску, сел на переднее сидение. Второй раз он едет в коляске. Первого он почти не помнил. Помнил боль, тряску и плывущие над головой перевернутые дома. Сейчас он с любопытством огляделся, погладил резную деревянную головку какого-то переключателя, чуть толкнул металлический рычаг. Ийя села на место водителя, включила движитель. Механизм завибрировал, коляска дернулась, трогаясь с места. Айре перегнулся через борт, посмотрел на вращающиеся колеса, поблескивающие металлическими спицами, на проплывающую под коляской брусчатку.
- Хочешь, научу?
- Чему?
- Управлять коляской.
- Да эта штука дороже, чем я, стоит. А если я ее поломаю? Нет, не надо.
- А если я ее поломаю? Это – не аргумент. Ты хочешь или не хочешь?
- Хочу. Думаешь, у меня получится?
- Уверена. У тебя вообще все отлично получается. Будешь меня на работу возить.
Айре подпрыгнул на сидении, раскинул руки, подставив лицо весеннему ветру.
- Здорово. Черт, как она быстро едет. Даже не верится. Правда, научишь? ! Буду возить, куда скажешь! Госпожа, Ваша коляска подана. Здорово!
В номере они поужинали. Ийя есть не хотела, но Айре положил ей на тарелку тушеное мясо и салат, и не отстал, пока тарелка не опустела. Ийя кривилась, фыркала, но ела. Потом они залезли с ногами на стоящие друг напротив друга кровати. Газовые лампы бросали на стены гигантские колеблющиеся тени. Айре сложил пальцы, вывернул руку – и по стене прошел заяц, потом – слон. Волк, птица, страус. Ийя улыбалась, замотавшись в шерстяное одеяло, лицо у нее было бледным и осунувшимся.
- И что мы будем делать? Может, это все-таки не он? – Айре подложил подушку под спину и откинулся на стену.
- Он. Я уже все обдумала. Смотри. Его сын влез в долги. Раз. Потом долги вдруг пропали. Два. Потом, через две недели, первое убийство. Три. Потом дело передают мне – а я далеко не самый опытный специалист. Женщина, опыта мало. Несерьезнее кандидатуры профессиональный военный просто придумать не мог. Четыре. Потом, когда я начала копать – первая попытка убийства. Пять. Потом – поездка эта дурацкая, чтобы убрать меня из горда на неделю. Шесть. Но кто-то себя убить не дал, а сам прирезал убийцу. То есть, убийство произошло по графику, но следующее совершать уже было некому, нужно было искать замену священнику. Семь. И, наконец, я раскопала информацию об элементале. И нас должны были убрать. Единственный, кто об этом знал – де Эст. Все сходится.
- Ты не ответила – что мы будем делать.
- Поговорю с начальником Штаба. Прямых доказательств у меня нет, но это уже не важно. Если мне поверят – де Эст уже ничего не сможет сделать. Если не поверят – тогда, конечно, плохо. Но даже в этом случае меня трогать невыгодно – моя смерть подтверждает вину генерала, а информацию я все равно уже передала всем, кому надо. Так что, думаю, все будет в порядке.
Ийя уснула почти сразу, замотавшись в одеяло, как в кокон. Потом ей стало жарко, она спихнула одеяло в сторону, лунный свет лежал на голом белом плече. Айре долго крутился, переворачивал подушку, то натягивал, то отбрасывал в сторону одеяло. Гулко тикали часы, кто-то в соседнем номере бормотал монотонно – то ли молился, то ли читал вслух. Айре разглядывал рисунок на затертых чужими прикосновениями бумажных обоях, маленькие розовые цветочки в обрамлении круглых листьев, и стрекоз, расправивших тонкие прозрачные крылья.
Он был в зале. Он не сопротивлялся, стоял, опустив руки, его даже не держали. Пятеро стояли у стены, курили, переговаривались лениво. Слабость разлилась по телу, шевельнуться было невозможно, немыслимо. Руки, невыносимо тяжелые, свинцовые, бессильно повисли, ноги вросли в пол. Он слышал, как хлопнула дверь, как упали на пол ботинки. Ийя сказала что-то из коридора, прошелестели по полу босые ноги. Она вошла в зал – и стоящий справа мужчина выбросил вперед руку с ножом. Ийя качнулась, прижала ладони к животу. Струйки крови побежали по узким белым пальцам, на брюки, закапали на пол. Ийя взглянула на Айре удивленно и обиженно и осела на пол, сжимаясь в комок. Айре закричал, оцепенение разлетелось вдребезги, разбитое криком, и он бросился вперед. Его перехватили, выворачивая руки за спину, швырнули на колени. Он лягался, рвался, скользя коленями по полу. Ийя была рядом, в двух шагах, лужа крови медленно расползалась, уже касаясь края ковра. Айре задыхался, бессилие и ужас впились в него, вгрызаясь в нутро, заставляя выть и корчиться от отчаяния. Его ухватили за волосы, вжимая в ковер, сдернули штаны – и член, горячий, твердый, вжался в задницу, потерся жестко и настойчиво. Ийя смотрела на него, ее губы шевелились – но Айре не слышал. Он захрипел, рванулся – но не смог. Ничего не смог. Его трахали в двух шагах от Ийи, драли, как последнюю шлюху - и он ничего не мог сделать. Ийя тянулась к нему, окровавленные пальцы были рядом, и Айре умолял, плакал и умолял отпустить – на минуту, пожалуйста, он все сделает сам, только позвольте взять ее за руку. Он все сделает. Пожалуйста!
Айре рывком сел, отшвырнув одеяло, хватая ртом воздух. Потер руками лицо, мокрое от слез, оглянулся, стряхивая остатки кошмара. Ийя лежала на соседней кровати, скомканное одеяло бесформенной грудой чернело в ногах. Айре смотрел на нее, слизывая слезы с губ, боль в груди была реальной, реальнее, чем эта комната, реальнее, чем эта ночь. Кровь на тонкой теплой руке, отчаяние, сводящее с ума – Айре затряс головой, отбросил одеяло, подошел к Ийе. Наклонился, вслушиваясь в мерное сонное дыхание. Сел рядом с кроватью, на жесткий колючий ковер, осторожно прикоснулся к лежащей на подушке руке. Прижался щекой, задержав дыхание, закрыл глаза. Ийя пошевелилась, пробормотала что-то невнятно, положила ему вторую руку на щеку. Айре затих, вжался губами в ладонь. Поерзал, пристраиваясь поудобнее, положил голову на край кровати. Ийя спала, рот у нее был приоткрыт, лицо во сне – усталое и мягкое, на лбу, между бровями – едва заметная морщинка. Айре вздохнул и закрыл глаза. Проснулся он, когда за окном уже плескалась серая предрассветная муть, с трудом выпрямился, растирая затекшие ноги. На бедре отпечатался неровный ворс ковра. Он лег в кровать, повернулся лицом к Ийе, натянул одеяло до подбородка, поджал замерзшие ноги. Потом, когда он открыл глаза – в окна лился розовый утренний свет, галдели на улице прохожие. Ийи уже не было.

Ийя вошла в кабинет к генералу, прикрыла за собой дверь. Де Эст, осунувшийся, усталый, поднял на нее глаза. Ийя поразилась, как он внезапно постарел. А может, он и раньше был таким – просто это не бросалось в глаза. Лицо пожелтело, обозначились горькие морщины в углах рта, мундир сидел криво и мешковато на худых плечах.
- Де Виалан? Не думал Вас увидеть. Что Вы хотите?
- Поговорить. Я могу сесть? Надеюсь, Вам не придет в голову меня убивать.
- Нет. Уже не придет. Присаживайтесь. Я сделал огромную ошибку, поручив это дело Вам.
- Ну, это как посмотреть. Зато жертв на Ваше совести намного меньше, чем могло бы быть. Знаете, у меня только один вопрос.
- У Вас? Вопрос? Какой же? Я думал, у Вас – только ответы.
- Вас шантажировали?
- Генерал горько усмехнулся.
- Нет. Меня даже шантажировать не пришлось. Это мой единственный сын, де Виалан. Понимаете? Единственный. У меня никого нет, кроме него. И когда мне предложили – я согласился, не раздумывая. У Вас есть кто-нибудь, для кого Вы готовы на все? Если есть – Вы меня поймете.
- Не думаю. Бог с ним, с императором. Но это – жизни тысячи людей. Вы ведь понимали, что это – переворот. А что дальше? Гражданская война? Война с Мерной? Сколько людей должно было погибнуть ради Вашего сына?
- Вы пришли мне выговаривать? Я знаю. Я все знаю. Это – мой выбор. Вы сделали другой. Но меня это не интересует. И Вы не ответили на мой вопрос. Зачем Вы пришли?
- Чтобы оказать Вам услугу. Я пойду к командующему через час. Свяжитесь с Вашим сыном, пусть возьмет, что ему нужно, и уезжает. Вы, естественно, уехать не сможете. И не думаю, что Вы этого хотите. Не так ли? Вы – дворянин и офицер. Вы знаете, что делать в подобных случаях. Не думаю, чтобы честь Вашего рода можно было сохранить – но можете попытаться.
Генерал помолчал, вертя в пальцах золотое тонкое перо, черные мелкие кляксы веером легли на бумажный лист.
- Зачем? Вас едва не убили. Пусть не лично я – но при моем непосредственном участии. Почему Вы это делаете?
Ийя погладила подлокотник кресла, провела пальцами по резным завиткам.
- Я попрошу Вас об услуге.
- Меня? Вы шутите?
- Вовсе нет. Напишите предсмертную записку. Все, что угодно. Все, что сочтете нужным. Просто уточните, что финансирование поступало от Леенгарда. Вольфрама Леенгарда.
- Вы думаете, этому поверят?
- Прочитав это в Вашей записке? Конечно. У него контракты с Мерной, масса связей, прямой финансовый интерес. Доказать обратное он не сможет.
- Почему Вы так думаете?
Ийя пожала плечами.
- Можно доказать, что ты кого-то знаешь. Но никак нельзя доказать обратного. Отсутствие факта намного труднее доказать, чем его наличие. Леенгард просто не сможет.
- Почему Вы этого так хотите? Что он Вам сделал?
- Я его ненавижу. Он – ублюдок и садист. Он делал больно человеку, к которому я привязана. И я хочу, чтобы он больше никогда не смог никому сделать больно.
- Вызовите его.
- Не думаю, что он примет вызов. А убивать его и рисковать я не могу. У меня есть тот, за кого я отвечаю.
- Вот видите. А Вы говорите, что не понимаете меня. Вы же делаете то же самое.
- Не правда.
- Правда, де Виалан, правда. Просто Вы убиваете одного человека, а я – многих. Но это вопрос количества, а не сути. С этого все и начинается. С того, что Вы готовы убить ради кого-то. И по этому пути далеко можно зайти. Я напишу записку. Благодарю Вас за услугу.
Ийя встала, одернула мундир.
- Генерал, предупреждаю на всякий случай. Подробный рапорт – в банковской ячейке. Если со мной что-то случится – он ляжет на стол командующему, а копия будет направлена в три крупнейшие газеты страны.
- Вы предусмотрительная девушка, де Виалан. Знаете, я даже рад, что так получилось. Я ведь не хотел Вас убивать.
- Я знаю. Поэтому Вы отправили меня в эту дурацкую командировку. Надеялись успеть.
- Надеялся. Если бы этот идиот не полез на нож – все бы получилось. Никогда не доверял церковникам. Нельзя экономить на профессионалах. Всего хорошего, де Виалан.
- Жаль, не могу пожелать Вам того же. Прощайте, генерал.
Ийя заехала в ресторанчик, где усевшись за угловой столик, заказала кофе и горячий бутерброд. Цветы в вазочке привяли, несколько белый лепестков лежало на клетчатой скатерти. Ийя задумалась. Она только что сломала жизнь абсолютно постороннему человеку. Человеку, который лично ей ничего не сделал. Который уже не угрожал Айре. Для того, чтобы уничтожить его, она позволила уйти от заслуженного наказания убийце и предателю. Сколько людей погибло? И что сделала она? Просто использовала их смерти в своих целях. Ийя вспомнила Леенгарда. Его блестящие, красные губы, быстрые, неожиданно ловкие толстые пальцы. Представила, как он, улыбаясь сытой счастливой улыбкой, вжимает сигарету Айре между пальцев. Там у него шрам, глубокий и неровный. Ийя видела, как Леенгард раскачивает сигарету, вжимая ее сильнее в нежную токую кожу. Глаза Айре – там, в кафе. Она не могла их забыть. Нет, она ни о чем не жалела. Если для того, чтобы этот ублюдок отправился на эшафот, надо было помочь убийце – что же, значит, она поможет. Но генерал был прав. Все-таки прав. Не настолько уж она и отличается.
Через час она зашла к командующему, положила на стол папку с докладом. Отвечала на вопросы, показывала материалы. Она думала, что будет волноваться. Оказалось, что ей - все равно. Радости победы не было. Мыла мутная усталость, чувство вины и разочарование. Командующий довольным не выглядел. Он выглядел растерянным и раздраженным, поглядывал на Ийю опасливо, как на ядовитое насекомое, от которого не знаешь, чего ожидать. Потом вбежал посыльный, протянул командующему жесткий коричневый конверт. Ийя уже знала ,что там. Сообщение о смерти де Эста. Она отдала честь, развернулась четко, щелкнув каблуками, и пошла прочь. Дожидаться конца представления не хотелось.
После доклада Ийя купила бутылку вина и сырный пирог. Сначала она хотела купить коньяк, но подумала, что количество крепкого спиртного в ее жизни превысило все допустимые пределы. Когда она подъехала к гостинице, Айре сидел на широких мраморных перилах террасы и курил, бело-сизый дым висел над ним тусклым нимбом. Он спрыгнул, пошел ей навстречу, торопливо докуривая – гибкий, высокий. Ийя достала пирог и бутылку, пинком захлопнула дверцу. Айре остановился почти вплотную, она слышала, как от его рубашки пахнет дымом и земляничным мылом. Улыбнулся, глядя на нее сверху вниз, протянул руку в черной перчатке. Ийя отдала ему сверток с пирогом, и пошла вперед, помахивая бутылкой.
В номере Айре сбросил куртку, повесил ее на спинку стула.
- Ты как? Нормально себя чувствуешь? Куда ездила?
- Нормально. Хорошо себя чувствую. Для человека, совершившего массовое убийство – просто отлично чувствую. Чем занимался?
- Тебя ждал. Нервничал. Так где ты была?
На секунду Ийе захотелось сказать, что она просто ездила за завтраком. Но это был Айре. Он ей не врал.
- Ездила к де Эсту.
Айре, разворачивающий упаковку на пироге, обернулся, пирог покатился по полу.
- Где?! Зачем?! Ты с ума сошла?
- Да все нормально прошло. Я же здесь, живая, здоровая.
Айре сел на стул, схватился за голову.
- Ты сумасшедшая. Ты просто сумасшедшая. Зачем ты туда ездила? А если бы что-то случилось? Если бы тебя убили? Ты подумала об этом? О чем ты вообще думала?
Ийя спрятала руки за спину, как провинившаяся первоклассница.
- Так нужно было. По-другому все равно бы не получилось. И я точно знала, что генерал ничего не сделает. Ну как меня могли убить – в Штабе? Это же просто невозможно.
- А почему ты мне не сказала?
- И что бы ты сделал?
Айре пожал плечами.
- Стал бы на пороге и не пустил. К стулу привязал.
- Вот. Поэтому и не говорила. Чтобы ты не волновался. Не хотелось с тобой спорить.
- Но зачем?
- Потому что хотела достать Леенгарда.
Айре открыл рот, шевельнул губами. Закрыл рот. Сжал руками виски, вцепившись пальцами в волосы.
- Господи. Опять. Опять Леенгард. Ну почему всегда он? Почему я не могу жить нормально? Что я делаю не так? За что мне это? Ийя, зачем? А если бы с тобой что-то случилось? Что бы я делал? Что бы я делал без тебя?
- Я подписала твою вольную. Если со мной что-то случится, ты будешь свободен. И получишь все мои сбережения – мало, конечно, но хоть что-то.
Айре устало посмотрел на нее.
- На начерта мне деньги? Ты знаешь, что мне снится, что тебя убили? Что я ночами не сплю? Не потому, что боюсь за себя. Потому что боюсь за тебя. Не надо вольную. Не надо денег. Просто не делай так. Пожалуйста. Никогда. Хочешь – хоть продай меня. Только не делай так.
Он ссутулился, оперся локтями о стол, черная прядь волос закрыла лицо. Ийя подошла, встала сзади, положила руки на плечи.
- Прости. Я не подумала. Я не буду тебе больше врать. Но я не могу так. Я не могу думать, что этот ублюдок просто спокойно живет дальше. Я не могу так. Не могу. Когда я вижу эти шрамы – мне хочется ему глотку вырвать. Как они так могли? Как они все могли так поступать с тобой? Зачем? Меня скручивает от ненависти при одной мысли об этом. Как можно было делать тебе больно? Тебе? Черт, Айре. Ты… Ты говоришь, ты что-то делаешь не так. Я не знаю. Я не знаю, что ты можешь делать не так. Мне никогда не было ни с кем так легко. Ты – лучший человек, которого я знаю. Ты – добрый. Храбрый. Честный. Надежный. Открытый. Черт, после всего, что с тобой делали люди – ты им еще улыбаешься. Я так не могу. Я хочу их убить. У тебя шрам на бедре. Узкий, длинный. Как от плети. Зачем? Что ты сделал такого, за что тебя надо было ударить? Я не знаю, кто это сделал – но я его ненавижу. Я не такая, как ты. Я – злая. И если я могу прикончить хотя бы одного – я сделаю это.
Она обняла его, прижалась щекой к затылку.
- Это была не плеть. Стек. – Айре сжал ее руки, уперся в них лбом.- Я тебя понимаю. Правда. Когда на тебя напали – я думал, что убью его. Я хотел его убить. Но я прошу тебя – не делай так больше. Мне будет плохо без тебя. Пожалуйста.
- Хорошо. – Ийя кивнула, скользнув лицом по черным завиткам.
Она подняла пирог, сдула с корки пыль.
- Черт. Хотела привезти теплый. Обидно. Есть будешь?
Всю неделю они смотрели квартиры. И дома. И даже одну маленькую виллу за городом, у которой текла крыша и сыпалась штукатурка с потолка. Айре вилла понравилась. Ему вообще нравились дома на отшибе. Ийя подозревала, что в его представлении идеальный дом – где-то на полярной льдине или в глубине непролазной чащи. Как это сочетается с общительностью способность за десять минут передружиться со всеми, включая маниакально настроенных старушек и детей в песочницах, Ийя не знала. Самой ей идея переться за хлебом или вином пол часа по глинистой дороге привлекательной не казалась. И размеры. Большой дом надо убирать. И чем он больше, тем больше уборки. В итоге у них осталось три варианта – довольно большая квартира в пригороде, с общедомовой котельной, маленький домик в парковой зоне, недалеко от реки, и квартира в неплохом квартале, но требующая ремонта. Айре нравился домик. Ийя, узнав сколько он стоит, и прикинув собственную платежеспособность, сказала, что денег не хватит. Либо надо будет искать еще приработки. Она исписала листик расчетами и показала Айре, который посмотрел на него, отодвинул в сторону и просто спросил, как часто Ийя будет в этом случае дома. Услышав ответ, он сказал, что им не нужен дом, в котором она все равно почти не будет показываться. Больше домик они не обсуждали. Большая квартира Айре не нравилась. Ийе она не нравилась тоже, но цена была просто отличной. И отопление – это было важно. Квартира с ремонтом была вариантом спорным. Все зависело от того, что понимать под ремонтом. С точки зрения Ийи, на приличный ремонт у них тоже денег не хватало. Айре пожимал плечами и говорил, что ему трудно об этом судить – просто потому что у никакого дома пока не было, ни с ремонтом, ни без.
Пока они жили в гостинице. Айре скучал, сидел в номере, шлялся по городу. Он попытался поискать работу. Зашел в несколько лавок, где требовался продавец, к женщине, которой был нужен слуга. Плохо было то, что у него не было ни опыта, ни рекомендаций. Женщина, правда, была готова его нанять – но Айре хорошо знал этот томный масленый взгляд, так что сделка не состоялась. Пару раз он пришел к Штабу, дожидаясь, когда Ийя выйдет из дверей вечером. Он стоял у фонарного столба, игнорируя любопытные и презрительные взгляды, курил, щурясь на солнце. Потом они ехали куда-то ужинать, один раз зашли в театр. Айре там было неуютно, как коту, залезшему на хозяйский стол, и он сидел с деревянной спиной, почти не глядя на сцену. Ийя в темноте нашла его руку, стиснула пальцы, привалилась плечом. Айре подвинулся к ней, коснулся коленом колена. Так было лучше, хотя проблемы расхаживающих по сцене и бурно жестикулирующих людей по-прежнему мало его интересовали.
В четверг вечером Ийя зашла в номер и торжественно шлепнула на стол конверт. Айре вопросительно вскинул бровь.
- Родина оценила наши усилия. Мне дали премию – и довольно неплохую, должна заметить. И мы приглашены на прием в субботу у лорда де Гуора, командующего Штабом.
Айре вскинул руки.
- Ийя, не мы. Ты. Ты приглашена.
- Я. Но со спутником. Получается, что мы, правильно?
- Не думаю, чтобы лорд командующий это имел в виду.
- Лорд командующий в приглашении не делал никаких оговорок относительно спутников. Следовательно, я могу прийти, с кем захочу. А значит, могу прийти с тобой.
- Ийя. Ну ты же собираешься прийти с собачкой, правильно? Вот и со мной не надо.
Ийя посмотрела на него, прикусив губу.
- Ты не хочешь идти?
Айре покачал головой.
- Мне там не место. Правда. Тебе лучше пойти одной, или с кем-то более подходящим.
Ийя села на стул, вытянула ноги.
- Хорошо. Черт с ним тогда, с этим приемом. Не пойдем.
- Не говори ерунды. Ты должна пойти. Просто не надо туда тащить меня.
- А я не хочу идти туда без тебя. Мы это дело раскрыли вдвоем, и я не знаю никого более подходящего. Уж извини. Или мы идем вдвоем, или не идем вообще.
- Ийя, не порть себе карьеру. На тебя и так косо смотрят.
- Я не окулист, и меня вопрос чужого косоглазия не волнует. И никуда я без тебя не пойду.
Айре вздохнул, сел на кровать, откинулся на подушку.
- Господи, ну как можно быть такой упрямой. Ты же сама себе вредишь. Ты же разумная девушка, Ийя.
Ийя молчала, покачивая ногой, и сосредоточенно отколупывала ногтем краску на столе.
- Ладно. Не надо на меня так смотреть. И не порть мебель. Пойдем. Но на прием мне одеть нечего.
Ийя вскинулась, улыбнулась торжествующе.
- А премия зачем? Купим!
В четверг вечером Айре натянул черный камзол, зачесал назад волосы, выпрямляя кудряшки. Ийя в тускло-зеленом с золотом платье с открытыми плечами застегивала на шее колье с изумрудами. Айре подумал, что она похожа на сильфиду – вся зелень и золото, и мягкое мерцание волны. Она сколола волосы в прическу, локоны спускались на виски, провела по шее толстой стеклянной пробкой от духов.
- Ну, как? Нормально? – Она изогнулась, пытаясь заглянуть себе за спину.
- Просто отлично. – Айре поправил у нее складки на перетянутой в талии пышным бантом юбке. – У тебя глаза такие же – зеленые, с золотыми точками.
Ийя нахмурилась, глянула на него мрачно.
- Знаешь, я не очень люблю, когда говорят о моих глазах. Я и так знаю, что не похожа на нормального человека.
Айре растерялся.
- Вообще-то это был комплимент. Мне очень нравятся твои глаза. Сначала было действительно непривычно, но сейчас – я думаю, у тебя очень красивые глаза. Зря ты так думаешь.
- Ну, уж как думаю, так думаю. Ладно, пошли.
Перед домом командующего было не протолкнуться от экипажей и колясок. Слуги в золоченый ливреях топтались у карет, шоферы в черных кожаных куртках сидели на капотах колясок, переговариваясь. Айре выскочил из снятого на вечер экипажа, подал Ийе руку. Они прошли по освещенной дрожащим светом газовых фонарей аллее и поднялись на крыльцо. Слуга распахнул дверь, поклонился, пропуская их в дом. Айре оглянулся на Ийю.
- Точно? Не передумала? Я могу подождать здесь.
Ийя улыбнулась, получилось нервно и зло. Она ухватила его под руку, сжала пальцы а запястье.
- Черта с два я передумаю. Идем.
Прием обрушился на них светом, музыкой, гулом голосов. Пары кружились по залу, черные фраки мелькали среди ярких всплесков платьев. Айре шел, выпрямив спину, глядя перед собой с вежливой равнодушной улыбкой. Если Ийя хотела, чтобы он сопровождал ее на балу – значит, будет сопровождать. В конце концов, на балах он бывал часто, пусть и не в качестве гостя. И сложного в этом ничего не было. Ийя шла рядом, кивая в ответ на приветствия, и шипела под нос:
- Эта корова в парче – жена канцлера. Редкая сука. А это – сам канцлер. Кобель. Что логично, если жена сука, правда? А эта тощая жердь в кисейном платье, которая пялится на тебя – дочь виконта. Лицемерная святоша. Возмущалась, как можно пользоваться услугами рабов, а сейчас слюной на пол капает.
- Не злись. Пусть пялится. Не растаю.
На самом деле Айре терпеть не мог такие взгляды – долгие, липкие, настойчивые. Он чувствовал себя животным на выставке, чем-то неодушевленным. Что можно долго рассматривать – а потом просто подойти и взять. Ийя никогда на него так не смотрела. Ни разу. Может, именно поэтому он и верил ей.
К ним подошел лорд де Гуор – высокий, грузный мужчина с тронутыми сединой висками, поздоровался с Ийе,й приветливо похлопал ее по руке. На Айре он не смотрел, словно того и не существовало. Айре тоже отвернулся, разглядывая картину на стене, изображающую деву в какой-то тряпке, намотанной на пухлые бедра, держащую на руках овцу. Хотя, если допустить, что на руках она держит агнца – получалось не так глупо. Лорд отошел к другой группе гостей, и Айре повернулся к Ийе. Она виновато улыбнулась.
- Если хочешь – уйдем.
Айре покачал головой.
- Можно пригласить Вас на танец?
Ийя подала ему руку в тонкой кружевной перчатке, золото легло на черную, тускло поблескивающую кожу. Айре подхватил Ийю, легко качнулся, ловя ритм, и закружил ее по залу, глядя в смеющиеся зеленые глаза. Комната кружилась вокруг них, вспыхивал радужными бликами свет в хрустальных люстрах. Айре обнимал ее за талию и вел сквозь колышущуюся в такт музыке толпу, не отрывая взгляда от бледного строгого лица с широко распахнутыми глазами. Когда музыка кончилась, он остановился, все еще обнимая ее, все еще держа за руку, ловя теплое дыхание на своем лице.
Они отошли к стене, Ийя взяла два бокала с вином, протянула один Айре.
- А почему не коньяк?
- Не хочу шокировать общество.
Айре фыркнул.
- Ну да. Главное вовремя об этом вспомнить.
Ну, есть вещи, с которыми всем просто придется смириться. Так что пусть начинают привыкать. Ийя посмотрела куда-то в сторону и поджала губы. Айре проследил ее взгляд – высокий блондин в форме корнета шептал что-то на ушко девушке в нежно-сиреневом платье, поглядывая на них искоса. Он склонился к ней, поцеловал легонько кончики пальце в белой перчатке. Ийя хлопнула себя веером по руке.
- Айре, только не обижайся, пожалуйста. Если не хочешь – все нормально.
- Что не хочу?
- Ты не мог бы поцеловать меня?
Айре поднял бровь?
- Ты хочешь, чтобы он ревновал?
- Я хочу, чтобы они видели, что мне плевать на эти взгляды исподтишка. Ну? Согласен?
Айре смотрел на нее в упор, чуть прищурившись. Не то чтобы он ей полностью поверил. Наверняка, ревновала. Быть на балу с рабом, когда на тебя смотрит молодой интересный мужчина… Наверняка, у них что-то было. Слишком уж пристально смотрел корнет, слишком злилась Ийя. Но она попросила – и Айре подумал, что это – единственный шанс. Пусть все не так, пусть не правильно – но по-другому уже не будет. Он провел рукой по ее щеке, отводя в сторону выбившийся локон, наклонился и прикоснулся губами к блестящим от розовой помады губам, задыхаясь от болезненной, неловкой нежности. Он забыл о гостях, о блондине-корнете, сверлящем ему взглядом спину. Остались только эти губы, мягкие, чуть сладковатые от помады, и горький, терпкий запах духов.
Ийя видела, как улыбается насмешливо Буа-Торни, и бесило ее это до невозможности. Этот насмешливый, снисходительный взгляд, заставлял ее вскидывать подбородок и улыбаться мертвой яростной улыбкой. Он выглядел, как человек, уверенный в том, что выиграл состязание. Самое паршивое было то, что он был уверен – она тоже так думает. Мысль была простой и естественной – Ийя удивилась, как ей это раньше в голову не пришло. Она посмотрела на Айре, сглотнула – и решилась.
- Ты не мог бы поцеловать меня?
Айре бросил на Буа-Торни понимающий взгляд.
- Хочешь, чтобы он ревновал?
Нет, Ийя хотела не этого. Она хотела ,что до корнета, до каждого в этом зале дошло – она ни о чем не жалеет и ничего не хочет менять. Она с Айре не потому, что не нашла другого кавалера, а потому что хочет этого. Потому что ни секунды не сомневается и не стыдится. У нее не получилось бы это объяснить, да Айре наверняка бы и не поверил.
- Я хочу, чтобы они видели, что мне плевать на эти взгляды исподтишка. Ну? Согласен?
И Айре наклонился к ней. Ийя увидела, как меняется у него лицо, как сползает с него вежливая, чуть насмешливая улыбка. Как пронзительная, больная нежность проступает сквозь привычное ровное дружелюбие – неприкрытая, бесстыдная в своей откровенности. Он погладил ее по лицу, вглядываясь, словно видел впервые – пристально, не мигая. А потом поцеловал ее. Айре целовал ее медленно, осторожно, все еще не подходя вплотную. Губы у него были нежные, с привкусом табачной пряной терпкости. Ийя выдохнула – и сделала последние полшага, закинула руки ему на шею. Приоткрыла губа, приглашая – и его язык скользнул внутрь, изучая, исследуя. Айре обнял ее, его рука гладила ее щеку, легко касалась волос. Они целовались, забыв обо всем вокруг, плыли в теплых ласковых волнах, ничего не видя и не слыша. Ийя почувствовала, как у нее подгибаются колени – и отстранилась, опираясь Айре на грудь. Он стоял, тяжело дыша, глядя на нее черными, пьяными глазами. Она поднялась на цыпочки, почти прижалась губами к его лицу.
- Поехали домой?
Айре облизал губы, сдул со лба выбившуюся прядь.
- Да. Поехали. – Голос у него был низкий, бархатный – Ийя никогда раньше не замечала, что у него такой голос. Айре быстро пошел к дери, держа ее за руку, расталкивая танцующих плечами. Ийя семенила за ним, подхватив путающуюся в ногах юбку, мысленно проклиная себя за то, что не одела брюки. На них оглядывались, Ийя слышала шокированные вскрики дам и насмешливо-понимающий шепоток джентльменов. В экипаже они сидели плечо к плечу, сцепив руки до боли, не глядя друг на друга. Улицы невыносимо медленно плыли мимо, словно сквозь густой кисель, и Ийе казалось, что они никогда не доедут. Но вот серое приземистое здание гостиницы вынырнуло из тумана, подсвеченного золотым светом фонарей, экипаж остановился – и Айре, выпрыгнув на тротуар, подхватил Ийю, вытащил ее – и поставил на землю. На лестнице Ийя запнулась о юбку, чуть не упав – и Айре просто взял ее на руки. Он шел по лестнице, и Ийя слышала, как глухо колотится сердце в его груди. Ийя нашарила у него в кармане ключ, извернувшись, отперла дверь. Айре толкнул ее плечом, шагнул в темноту и пинком захлопнул. Щелкнул язычок автоматического замка.
Айре остановился, тяжело дыша ей в шею, зарылся лицом в волосы. Он шептал что-то – быстро, неразборчиво, прерывающимся хриплым голосом – и Ийя обняла его, целуя вслепую – виски, веки, лоб, приоткрытые горячие губы. Она зарылась пальцами в жесткие непослушные волосы, гладила лицо, шею, широкие напряженные плечи. Айре тряхнул головой, шумно выдохнул.
- Подожди. Пожалуйста, Ийя.
Она остановилась, всмотрелась в темноту, где смутно чернело его лицо.
- Что случилось? Ты не хочешь?
- Хочу. Я никогда ничего так не хотел. Только – пожалуйста, давай по другому.
- Давай. Как?
- Вот так.
Он поцеловал ее – нежно, почти невесомо, провел губами по щеке, легко скользнул по шее. Он гладил ее, как бутон цветка, кончиками пальцев, и целовал, целовал, целовал.
- Вот так. Вот так, Ийя. Я никогда не был таким. Никогда не был нежным. Я не хочу – как с ними. Не так. По другому. Нежно.
И она обмякла в его руках, откинулась на стену, отвечая на поцелуи, сердце колотилось в висках, в горле, в кончиках пальцев. Айре обнимал ее, гладил – его руки бродили по ее телу, ласкали, осторожно развязывая бантики, расцепляя застежки. Потянул платье вниз, отбросил в сторону, тяжелое, мертвое. Коснулся смутно белеющей кожи – пальцами, губами. Ийя взяла его за руку, потянула перчатку, потом- другую. Айре замер – и она поцеловала ладони, ощупывая губами, пересчитывая шрамы вслух и целуя каждый. Айре отнес ее к кровати, осторожно опустил, склонился, опершись на колено. Свет уличных фонарей блестел на обнаженной коже.
- Зажги свет.
Айре зажег светильники, задернул штору. Ийя лежала в золотистом трепещущем свете, глядя на него снизу вверх. Он сначала спрятал руки за спину, смутившись, потом неуверенно расстегнул рубашку. Ийя смотрела, как он раздевается – и вот он был перед ней – смуглое поджарое тело, темные жаркие глаза, чуть испуганная улыбка.
- Ийя, ты точно хочешь? Если ты не хочешь меня – скажи сейчас.
Она протянула к нему руки – и Айре шагнул к ней, растворился в белизне и золоте, в теплой женственности. Ийя обнимала его, прижимаясь всем телом, чувствуя твердость мышц под бархатной бронзовой кожей, коснулась губами шрама от зубов на плече, спустилась ниже. Грудь, заросшая темными жесткими волосками – и вновь шрамы от зубов, вокруг соска. Она скользнула по ним языком – и Айре охнул, выгнулся, по его телу пробежала дрожь. Она целовала шрамы и рубцы – каждый, не пропуская ни одного. Ожоги, укусы, плеть. Как же их много. Как он может быть таким – после всего этого. Айре стонал, вздрагивая от прикосновений, цеплялся руками за металлическую спинку кровати. Ийя представила его – прикованного к кровати, вот в этой же позе, и кого-то, впаивающегося зубами в это податливое, отзывчивое тело. Как он мог верить хоть кому-нибудь? Как он мог верить ей? Она наклонилась над пахом, вдохнула мускусный пряный запах. Шрамы. Здесь тоже – шрамы. Она положила ладони на мускулистые худые бедра, погладила большими пальцами выступающие косточки. Провела языком по голубой венке под тонкой кожей. Айре вскрикнул, и тут же хихикнул.
- Щекотно.
Ийя еще раз лизнула, и он пнул ногой одеяло, вскинул голову, тяжело дыша приоткрытым ртом. Тогда Ийя лизнула напряженный член, ощущая нежную бархатную твердость, кончиком языка провела по головке. Айре изумленно смотрел на нее – и Ийя, быстро улыбнувшись ему, нырнула головой вниз, забирая член в рот. Она двигалась вверх-вниз, лаская головку языком, и Айре цеплялся за металлические прутья, вскрикивая неожиданно жалобно, метался по белой подушке. Он поймал ее за руки, потянул вверх, прижался губами ко рту. Ийя обхватила его ногами, и он толкался в нее бедрами, влажный от слюны член терся о живот. Ийя поймала ритм, выгнулась, приподнимаясь – и просто одела себя на него, сцепив ноги на ягодицах. Айре замер – а потом повалился на нее, обнимая, вжимая в себя. Ийя чувствовала вес его тела, чувствовала, как ходят под горячей кожей мышцы, толкая тело вперед-назад. Они катались по кровати, сплетясь в единое целое, так близко, как только возможно. Айре двигался все быстрее – и Ийя вскрикивала от каждого толчка, подаваясь навстречу, вскидывая бедра в одном на двоих ритме. Пружина свивалась в ней, толкая ее вперед, все сильнее заставляя насаживаться не него – и она закричала, выгибаясь, вбивая пятки Айре в ягодицы. Айре притормозил, жадно глядя на нее, потом впился губами в губы, набирая темп, глухо вскрикивая ей в рот. Он подхватил ее под бедра, встал на колени, глядя в раскрасневшееся лицо. Член двигался, как поршень отлаженного механизма, и Ийя вновь поймала темп, цепляясь за смуглые сильные руки. Она застонала, прикусив губу, запрокинула голову, открывая белую беззащитную шею – и, когда Айре, хрипло вскрикнув, упал на нее, хватая воздух и задыхаясь, обняла его, целуя мокрое от пота лицо, торопливо, неловко приглаживая влажные черные кудряшки.
Они уснули рядом, сплетясь воедино, дыша одним воздухом на двоих, смуглые руки на белой коже, белые руки, запутавшиеся в темных густых волосах. Айре обнимал ее, уткнувшись носом в шею, закинул ногу ей на бедро.
Ийя проснулась рано утром. Пошевелилась, осторожно выбралась из-под тяжелого расслабленного тела, пошла в ванную. Когда через пятнадцать минут она вышла, выжимая полотенцем волосы, Айре лежал, тревожно глядя на нее темными заспанными глазами.
- Что? – Она тряхнула головой, отбрасывая волосы за спину.
Айре протянул к ней руки, улыбнулся – и она скользнула в его объятия, прижалась щекой к груди, слушая гулкий стук сердца.
- Я подумал, что мне все приснилось. – Айре поцеловал ее в висок. – Мне постоянно снится всякая ерунда.
- Ах, значит, это – ерунда? – Ийя куснула его в плечо. Айре фыркнул, поцеловал ее в кончик носа.
- Нет. Просто слишком хорошо, чтобы быть правдой.
- Тогда у меня предложение. Если уж ты сомневаешься – у нас есть еще два часа. Можем повторить.
- До чего два часа?
- Поедем, купим дом.
- Дом? Какой дом?
- Как это – какой? Тот, у парка. Который мы смотрели.
- Никакого дома. Я не хочу видеть тебя час в неделю. Мы же договорились, что не будем покупать дом.
- Но он же тебе понравился. Я хочу, чтобы у тебя было что-то, что ты выбрал сам. А мне, в общем, все равно, где жить.
- У меня уже есть то, что я выбрал. Ты. И я не хочу смотреть на стены и не видеть тебя.
- Ты – балда. Премия. Мне дали премию. И просто кредита нам вполне хватит. Ну что, ты собираешься приступать к делу, или мы будем два часа болтать?
Айре улыбнулся, наклонился к ней и поцеловал. Если вдуматься, два часа – это совсем не долго.

Опубликовано: 23.12.2013

Автор: ju1a

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 174 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 44 человека:

  1. Так радостно видеть ожившего Айре! Сама собой улыбка на лицо выползает)
    И у Ийи теперь есть, к кому возвращаться.
    Спасибо за чудесную историю!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Спасибо за сказочную повесть. Герои как живые, и Айре написан таким, каким должен быть настоящий мужчина, не сломанный и умеющий любить.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Очень милый, трогательный конец. Спасибо за сказку. Пусть жуткую, но сказку.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Чудесная история, перечитываю ее уже в который раз и каждый раз как в первый! Эмоции просто человеческие, близкие, понятные, пронзительно трогательные. Склоняюсь перед талантом автора))) образы живые, выписанные так, как будто общаешься с живым человеком и очень ему сопереживаешь. Нужно действительно обладать талантом, чтобы так писать! Спасибо Вам!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  5. Спасибо большое за книгу! Очень понравилась, вновь и вновь к ней возвращаюсь… Ийя, идущая наперекор устоям общества и Айре, сохранивший чистоту души в своей невыносимой прошлой жизни… Любовь главных героев, таких разных и похожих одновременно, подкупает…Детективная интрига… Всё понравилось! Может продолжение все же когда-нибудь появится? Буду надеяться. Автору- от души спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up +3

  6. Очень трогательно. Его бы еще работать пристроить для повышения самооценки.
    :))

    Оцени комментарий: Thumb up +2

  7. Спасибо огромное за эту замечательную историю! Для меня всегда тяжелы жёсткие сцены, но чувства героев, их человечность на столь темном фоне поражают своей яркостью, теплом и чистотой. Переживала за Айре и Ийю до самого конца. Остаться равнодушным невозможно! Ещё раз спасибо и низкий поклон вашему таланту!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  8. Мне понравилось. В начале, конечно, жестокая сцена.
    Читала не отрываясь, очень переживала за ГГ.
    Ийя просто поразила своим характером:))
    Спасибо автору за труд!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  9. Прекрасная повесть, трогательная, нежная, всего в меру, правда начальная сцена насилия резанула с непривычки.. Но как есть, так есть, все остальное очень гармонично и не просит переделки, не слушайте никого. Конечно же, хотелось бы продолжения, не расставаться с такими живыми героями) не шедевр, но близко) спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  10. Очень трогательно

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  11. Достаточно тривиально. Ну жестокость и насилие — обратная сторона сентиментальности.

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  12. Ах, чудесная история, великолепная! Ещё бы родителям Ийи доказать как они ошибались и отчиму Айре мозги вправить… Но — и так хорошо!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  13. Прекрасная история! Очень… хватающая за душу! И мне кажется, что продолжение здесь не нужно. Самое главное сказано…

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  14. Не хочется верить что это все. Хочется еще. Что будет дальше. Хотя и догадываешься, но все равно мало. Потрясающе! Класс! но мало….

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  15. Спасибо большое. Добрая сказка с горчинкой. Вовсе не пошло и не противно.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  16. Читала все взахлеб и наслаждалась, и плавилась от удовольствия!!! Немного погодя, остыну и перечитаю еще раз. Спасибо. Удачи в делах и радости в жизни.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  17. Сцену боя… вернее бойни читал с упоением. Ну, хотелось мне увидеть супервуменшу во всей красе и вот, дождался. Но больше всего в этой сцене понравилось это

    Потом, когда никого не осталось, существо повернулось к Айре. Было странно, но он не боялся. Он как будто уснул, и видел сон, в котором точно знал, что с ним ничего не может произойти. Существо смотрело на него, склоняя голову то в одну сторону, то в другую, солнце отблескивало в зеленых огромных глазах. Потом по его телу прошла дрожь, панцирь покрылся рябью, начал стремительно светлеть – и Ийя осела на пол, отползла, упершись спиной в стену.

    Так романтично! Айре и богомольчику сумел понравиться! Ну, как она могла навредить своему сокровищу? Клаааассно!
    Однако, самое приятное меня ждало в конце! Дождался я, наконец! Очень романтичная и вкусная эротическая сцена (ура! вот он долгожданный гет). Эпизод написан очень красиво и волнующе! Наконец-то гармония наступила. Может для кого-то секс и не главное, но я без этого восхитительного действа отношения не могу полноценными считать.
    Хорошая концовка. Спасибо огромное, Юлечка, за удовольствие от прочтения Вашей книги :)

    Оцени комментарий: Thumb up +2

  18. Сегодня искала, что бы прочесть по-настоящему хорошего… Вернулась сюда и прочла эту повесть ещё раз, — восторг такой-же, как в первый раз. Бесподобно!

    Оцени комментарий: Thumb up +2

  19. Очень понравилось!Прочла преведущие коментари и лишний раз убедилась-сколько людей столько мнений.Мне ваша повесть очень понравилась именно тем, что нет ни каких,, роялей в кустах,,! Два одиночества готовых отстаивать свое право на личное, неординарное, счастье.Они не собираются переделывать мир, просто хотя жить своими чуствами не интересуясь чужим мнением и чужими взглядами.Именно такие люди и меняют мир не революциями а одним своим существованием.Все против них, но они смогут все пройти потму, что уже поняли что для них главное а на что нужно наплевать и растереть!
    Спасибо! Буду ждать новых работ автора.Вдохновения и успехо вам!

    Оцени комментарий: Thumb up +3

  20. Автор заранее прошу прощение за комент.Ваша книга хорошая, но на один раз. Чего то вней нехватает. Какой то изюминки. Может нужно было показать постепенное разгорание чувств героини. Ее борьбу с собой. Короче незнаю. Я не писатель и точно писать ни когда не буду. Недано. Но уважаю ваш труд. И желаю творческих успехов.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  21. Спасибо огромное, очень понравилось. Тронуло до мурашек, наверное если сказать в двух словах пронзительно и нежно Жаль нельзя скачать, точно буду ещё перечитывать.

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  22. Очень рад за неё и за него. Они были созданы друг для друга, нашли друг друга и будут счастливы друг с другом, несмотря ни на что. А мы искренне пожелаем им доброго пути в их дальнейшей совместной жизни.
    Юля, вы написали чудесный рассказ о любви.

    Оцени комментарий: Thumb up +3

  23. Благодарю, за столь прекрасный рассказ. Мне очень понравился. А по поводу комментария внизу, что героиня не состоялась….могу возразить. Ведь ясно написано что их создали путем магии и что в человеческой оболочке они практически такие же как люди и так же уязвимы. Там нет и не было её сверх способностей…и магией она не владеет….только перевоплощение в другую ипостась где она в принципе и не она вовсе, а убийца-машина….Отличный сюжет и весьма необычный и ещё к тому же детективчик…Спасибо, так держать…пишите ещё))

    Оцени комментарий: Thumb up +1

    • Спасибо. ))) Каюсь, более ранние комментарии уже подзабылись. Сейчас перечитала… Ну, глупо полемизировать спустя полгода. Но я действительно вовсе не собиралась писать супермена.В смысле, супервумен. Вроде бы писала просто человека, определенный типаж — не слишком эмоциональный, правда, сдержанную такую барышню, холодноватую. И в упор не вижу, где она там решила стать слабой. То есть — опять-таки, не собиралась этого писать.
      Правда, то, что пишет автор и то, что видит читатель — вещи обычно совсем разные. Это и вопросы авторского мастерства, и личного восприятия во многом. Так что… Бессмысленно об этом спорить. Что человек увидел — то и увидел. Нелепо доказывать, что он увидел не то, что я написала. Тем более, наверняка у каждого читателя в голове свою картинка, отличная от чужой — в том числе и от авторской. )))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

      • Правда, то, что пишет автор и то, что видит читатель — вещи обычно совсем разные.

        Верно, тот читатель просто не понял Вас. Героиня совсем не показалась мне противоречивой. Она сильный человек, но при этом и женщина. Очень привлекательная и манящая своей теплой душой :)

        Оцени комментарий: Thumb up 0

  24. Супер! Спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  25. Уважаемый Автор, огромное СПАСИБО!!! Цепляет за душу, очень понравилось. Очень надеюсь на продолжение. продолжайте в том же духе.)))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  26. Ms:

    Милая сказочка, читается легко. Только… Не знаю, может, это must have в данном жанре, но у меня цельного образа героини не сложилось — какой-то гибрид супергероя и старшеклассницы. Не то чтобы супергерои в принципе не способны на проявления чувств — конечно, способны, но сам способ проявления… Сила, власть, сверх-возможности — не подарок к духам и помаде, они неизбежно должны накладывать отпечаток, модифицируя сознание, характер, эмоции. Какой-нибудь Брюс Бэннер может быть по-своему сентиментальным, но если он будет радостно прыгать и хлопать в ладоши при виде шоколадного зайца — читатель озадачится.
    Конечно, несоответствие, нетипичность может быть фишкой (как, например, у Алекса в «Заводном Апельсине» ), но тогда герой знает о своей ахиллесовой пяте, и автор эту его слабость декларирует с самого начала и в дальнейшем вовсю эксплуатирует.
    Я вовсе не против, чтобы сильные, решительные, смелые женщины могли превращаться в простодушных пастушек, но, в моем понимании, такое превращение ничуть не проще, чем активация сверх-возможностей. Лягушачья кожа давно сгорела, и просто сказать: ах, а теперь я буду слабой… — по-моему, маловато. )

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Ну может не так все легко у них в будущем… мы же не узнаем уже, каждый будет додумывать то, что подсказывает его воображение…
      Многие женщины становятся слабой на время, чтобы выдохнуть и набраться сил, а потом ринуться в новые битвы =) Многие втягиваются и им начинает нравится ;)

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  27. Ms:

    Я хочу, чтобы та остался.
    — Сожалею, двуместный сейчас нет.
    Я сделал огромную ошибку, проучив это дело Вам.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  28. Захватывающе! Читается на одном дыхании. Спасибо Вам и автору, что пишите такую прелесть и даете возможность насладиться читателям. Очень понравилось)

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  29. Автор, вам нет цены! Браво! :3
    А я пожалуй, могу смело уйти теперь на заслуженную фанфикшерскую пенсию 8)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  30. Замечательный рассказ! Кроме детектива и элементов фантастики, еще и психологически обоснованные отношения между героями! Очень понравилось! Большое спасибо автору! И благодарность Ирине за возможность прочитать и обсудить произведения других авторов.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  31. Очень понравилось :) просто потрясающе! надеюсь это не все? Еще будет продолжение?

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Я рада что вам понравилось. Надеюсь автор доберется до нас и ответит на все комментарии.
      Сразу честно могу ответить вместо автора насчет продолжения — его нет, и вроде как и не планируется.

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  32. мне очень понравился рассказ . творческого вам вдохновения и проды .

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  33. Спасибо — ВПЕЧАТЛЯЮЩЕ! Детектив «а-ля Каменская» c меланхоличной,как и подобает,героиней,а вот герой поразил своей упорной жаждой к жизни (наверно, ему «приснилось», что придёт-таки когда-нибудь конец ТАКОГО существования?) Рада за ГГ на данном отрезке их жизненного пути,а вот будущее для них выглядит проблематичным..Нарисованный мир крайне жесток, люди и нелюди беззащитны, выживают только сильнейшие…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  34. Прочла давно на дайрах. В полном восторге, зашла просто ещё раз сказать автору СПАСИБО и поставить лайк)))))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  35. Всё, что могу сказать, — браво! Браво автору! Совершенно не типичное произведение, серьёзное и фантастическое одновременно. Великолепно!)))

    Оцени комментарий: Thumb up 0