ПВ. Книга 3 — 6

ГЛАВА 5. Ломка

«Ну вот ты и попал, мой мальчик… Быть может, я не стал бы обращаться с тобой настолько жестоко, но вид распятого на постели, истерзанного парнишки, почти ребёнка, возродил улёгшуюся было злость. Раньше просто хотелось наказать, дать почувствовать себя на месте жертвы… Теперь я сломаю тебя, принц дроу, и сделаю своей послушной игрушкой, пусть и временно. Хорошо, что мальчик уже привязан и почти без сознания – никто не заподозрит его в твоём исчезновении. Сколько времени ты будешь отсутствовать в этом мире, не знаю, но демоны отлично умеют подчинять непокорных – за это их и люблю.»
***
Последнее, что помнил Кириас перед тем, как его сознание поглотила тьма, это восхитительное тонкое юное тело, находившееся в полной его власти и дарившее безумное наслаждение своими стонами и мольбами. Как бы вольготно он ни чувствовал себя в Академии, но некоторые склонности мог выпустить на свободу только за её пределами. Никто не будет слушать жалобы рабов публичного дома на жестокость их клиентов. А Кириасу иногда просто необходимо было выпустить свою агрессию. Да и тяжёлое детство давало о себе знать: после всех издевательств над его телом друзей брата-наследника, дроу испытывал извращённое удовольствие, точно так же истязая кого-то беззащитного и слабого.
Где-то глубоко в душе младший принц понимал, что поступая так, становится ничуть не лучше братца, которого с тех пор люто ненавидел, но делать с этим ничего не хотел. Он ведь страдал и пережил насилие, вот и остальные как-нибудь переживут, тем более он имел полное право распоряжаться чужими жизнями как сын Императора. А тут даже эту самую жизнь отбирал, просто развлекался немножко. Ерунда же, попорченная шкурка заживёт.
К сегодняшней своей жертве он приходил уже не в первый раз. И страх пополам с обречённостью в глазах мальчика заводил с первой минуты встречи. Принц обожал мучить этого, ещё не полностью смирившегося со своей долей и порой сопротивлявшегося ему, раба. И вот, на вершине блаженства, Кириас провалился во мрак.
Возвращалось сознание мучительно медленно и болезненно.
Первое, что понял дроу, более-менее придя в себя, это то, что ему холодно и неудобно. В борделе этого в принципе не могло быть. Последующие открытия повергли молодого мужчину в шок. Во-первых, холод шёл к телу от камня, и какие-то тонкие штаны не могли служить ему преградой, не говоря уж об обнажённом торсе. Во-вторых, неудобство было вызвано заведёнными за голову и вплотную притянутыми к ошейнику руками. Стоп, ошейнику?! Мерзкая дрожь охватила тело после этого открытия – ошейник явно не простой, поскольку отклика магической силы принц не чувствовал. Совсем.
Мелькнувшая поначалу мысль, что кто-то неудачно пошутил, растаяла, словно дым. Ну и на закуску – глаза оказались закрыты, да не какой-то повязкой, которую в данной ситуации всё же можно было бы попробовать снять, а надетым на голову и стянутым верёвкой под подбородком плотным мешком. И перевернуть её узлом назад никак не получалось.
Сколько он здесь лежит? Наверное, довольно давно – тело успело заметно промёрзнуть и затекло. Попытавшись встать, Кириас понял ещё одну неприятную вещь – от ошейника к стене идёт цепь и позволяет ему только лежать или сидеть на неудобном ложе, да и то с краю. Что же происходит? Молодой дроу глубоко в душе всё ещё надеялся, что это глупая шутка, но мозг уже анализировал ситуацию в поисках выхода. И пасовал.
Как ни размышляй, а положение абсолютно безнадёжное. Его похитили… Но с какими целями? О том, что он младший принц, вне стен академии знали немногие, значит, навёл кто-то из знакомых. Хотят получить выкуп с отца? Вполне вероятный вариант. О, где-то за стеной еле различимый звук шагов и тихий разговор. Вот сейчас он всё и узнает. Слева скрипнула дверь, Кириас выпрямился и надменно начал высказывать невидимым похитителям, стараясь не задумываться, как нелепо это выглядит. Не убьют же его – слишком ценный заложник.
- Кто вы такие, и по какому праву удерживаете меня здесь в столь унизительном положении?! Я требую…
Гневную речь прервал тихий смешок и холодный приказ:
- На колени, ничтожество!
Кириас чуть не задохнулся от возмущения.
- Да как вы…
Сильнейший удар в живот прервал его возмущения, окунув в боль, а следом ещё и ещё, не давая вынырнуть из начавшегося кошмара. Били дроу долго, со вкусом и разнообразием: сначала просто руками и ногами, потом в ход пошли ремни, плети, ещё что-то – Кириас к тому времени уже почти ничего не соображал от боли. Но в самом начале, пока ещё мог понимать, он выяснил, что похитителей было трое, и физически они очень сильны. Как только у него ничего не сломалось? Парень пришёл в себя всё на том же жёстком и неудобном топчане.
Всё тело невыносимо болело, внутренности, казалось, превратились в сплошное месиво, а шевельнуть рукой представлялось сродни подвигу. За что?! Чего от него хотели эти странные тюремщики? Уверенность в собственной ценности заметно пошатнулась. Ведь принцу ни разу ни слова не сказали, кроме того единственного унизительного приказа. На колени… Никогда ещё с ним не обращались столь бессмысленно жестоко. Даже брат со своими дружками.
Снова тихие шаги за стеной. Кириас невольно вздрогнул – сколько прошло времени, как долго его избивали, что будет дальше? Скрип двери…
- Кажется, мальчик ещё недостаточно понял. Что ж, поучим…
Всё тот же равнодушный холодный голос, от которого по телу прокатился озноб и холодок страха. Да, теперь он знал, что этих тюремщиков нужно бояться и, по возможности, не злить, но никак не мог понять, чего же от него хотят.
- Что вам нужно?
Этот дрожащий голос принадлежит ему?! И опять тихий, но какой-то зловещий смех в ответ.
- Ты так и не выполнил приказ.
Какой приказ? Они же ничего не говорят и не требуют! Первый из множества последующих ударов, и принц наконец вспоминает, что ему было велено встать на колени, тогда, в самый первый раз. Так пока его бьют, он большую часть времени и так валяется в ногах у своих похитителей. И из-за этого над ним так измываются?! Да понял он всё, встанет, и сделает, что прикажут, только бы прекратили превращать его в один сплошной кусок боли!
Сознание ускользает… вновь… Сколько времени прошло? Часы, дни? Он потерялся в океане боли. Мучители устраивали ещё несколько заходов. На каком из них они всё же кое-что сломали? Его гордость, самоуважение, воспитание… Кириас обо всём этом давно забыл. В каком-то из своих личных кругов Ада он начал умолять о пощаде. Безропотно вставал на колени при первом скрипе двери, но его продолжали методично избивать. Правда, теперь не молчали.
В него вбивали новые правила, которые запечатлевались в кожу, в мышцы, в каждую клеточку истерзанного тела. Он – бесправная игрушка, чья-то кукла для развлечений, у которой лишь одна задача – доставлять удовольствие хозяину и беспрекословно и быстро выполнять все его приказы. Правда, этого самого хозяина, как понял Кириас, среди присутствующих не было.
Дроу дрессировали, как собачку, но с использованием одного лишь «кнута», без всяких «пряников». И принц старался выполнить любой приказ, ведь сейчас у него нет выбора. Он убеждал себя, что всё это временно, что скоро его непременно найдут и все мучения закончатся. Ведь не могут же не искать сына Императора! О, вот тогда и придёт его время, вот тогда он вернёт сторицей все свои унижения похитителям, и обязательно выяснит, кто же этот таинственный «хозяин», заставит его пожалеть, что вообще узнал о существовании Кириаса. Такие сладкие мысли бродили в воспалённом сознании, пока тело дроу послушно выполняло приказы или корёжилось в очередном приступе боли.
***
Трое мощных мужчин расслабленно сидели в мягких креслах и не спеша потягивали вино. Скоро опять придёт время заниматься мальчишкой. На самом деле, столь необычная дрессура и для них была нелёгким делом. Господин поставил довольно жёсткие временные рамки. Так что приходилось непрестанно работать, давая пленнику лишь небольшие промежутки отдыха, да поддерживая его в здравом уме посредством специальных зелий. По субъективному ощущению прошло несколько дней, хотя в реальном мире, конечно, гораздо меньше. И настал черёд переходить на новый уровень подчинения – ЭТОТ парень уже освоил.
Вообще, существовали и более быстрые и проверенные техники подчинения рабов, но Господин был неумолим – только обычное физическое воздействие, боль, насилие, но никакой магии, никакого секса в истинной форме. Скучно, но методика, им разработанная, в принципе была эффективна. Да и никто из демонов в своём уме не рискнул бы оспаривать решения и пожелания самого Повелителя. Жестокая расправа над отступниками ещё слишком свежа в памяти. Так что, дураков нет.
Старший тройки, Гаррарх, тяжело вздохнул и поднялся – пора. Подчинённые, повинуясь молчаливому приказу, тоже встали и пристроились сзади. Как всё же жаль, что Повелитель запретил брать дроу в истинной форме – эта боль не сравнится с обычными пытками, и она такая сладкая… Но всё равно, мальчику с лихвой хватит и того, что они в силах ему устроить – скоро он совсем будет готов стать хорошей игрушкой. Ведь, несмотря на послушание в последнее время, в нём ещё не чувствовалось той, истинной покорности, что необходима Повелителю.
***
Кириас лежал на широкой постели и с напряжённым страхом вслушивался в тишину. Он был очень близок к грани, перешагнув которую, уже никогда не сможет вернуться к нормальной жизни и почувствовать себя свободным существом. Эти звери методично и безжалостно доламывали в нём остатки гордости и разумной личности.
Демоны… Ему и в страшном сне не могло присниться, что однажды окажется в полной власти подобных извергов! Да ещё и астральные – вообще кошмар!!! Почему же именно ему так «повезло»? Почему не умер ещё там, в камере, во время регулярных попыток превратить его тело в качественную отбивную? Хотя, глупый вопрос – кто бы ему дал умереть! По крайней мере, пока «хозяин» не наиграется. Но как же Кириас сейчас хотел по-прежнему оставаться в этой самой камере, с мешком на голове и постоянными избиениями, перемежающимися короткими периодами бессознательного отдыха и ещё более короткими – бодрствования без побоев. Зато не чувствовал бы себя послушной шлюхой в чужих руках!
Какое облегчение испытал дроу, когда после очередного, со страхом и безнадёжностью ожидаемого скрипа двери, никто не стал его бить, а лишь отцепили руки от ошейника и грубо завели за спину, вновь сковав. Тюремщикам, конечно, было плевать, что столь резкое движение в затёкших после длительного неудобного положения суставах вызовет сильнейшую боль. Но Кириас мог позволить себе лишь тихий стон сквозь стиснутые зубы – когда мучители сами не требовали от него молить о пощаде, они очень негативно относились к любым демонстрациям слабости. Потом его долго куда-то тащили, ухватив за плечи и вздёрнув руки кверху, выворачивая.
Принц терпел. Он надеялся, что что-то сдвинется в той неизвестности, в которой он пребывал. Да хотя бы увидит, наконец, этого пресловутого хозяина! Только вот даже не думал, что с выходом из подземелья (уж их-то даже с закрытыми глазами может определить любой дроу) начнётся новый виток страданий – более унизительных и страшных.
Как он пережил эти часы, дни? Сейчас, без сил лёжа на широченной кровати, Кириас понимал, что ещё немного, совсем чуть-чуть, и он всё же сломается.
Уже в тот момент, когда его в очередной раз бросили на колени и чьи-то пальцы взялись развязывать удерживающую мешок верёвку, дроу понял, что это не к добру. А когда проклятую тряпку сняли с головы и по глазам резанул свет, совсем отчаялся. Раньше ему лишь приподнимали край мешка, чтобы напоить противной, но придающей сил и ощущение сытости, жидкостью. А то, что похитители позволят увидеть свои лица, означало лишь, что отпускать его не намерены, по крайней мере – живым.
Когда же Кириас разглядел обступивших его существ, в душе всё замёрзло и оборвалось. ДЕМОНЫ!!! Жестокие, сильные, безжалостные и опасные. Кому же он так серьёзно перешёл дорогу? Но ведь астральные создания не могут существовать в материальном мире без воплощения в чьём-нибудь теле. Так им говорили на занятиях. Перед ним же стояли демоны в боевой форме, а о том, какого именно типа, они рассказали сами – с заблокированными магическими силами увидеть ауру он не мог.
Дроу не считал себя хлюпиком – при росте в метр восемьдесят шесть и атлетическом сложении, правда, не лишённом некоторой юношеской стройности. Но окружающие его горы мышц далеко за два метра в высоту внушали трепет. Мощные красные чешуйчатые тела, отличающиеся лишь интенсивностью цвета, красивые, хоть и рубленые, черты лица, небольшие рога и кожистые крылья… И, о Боги, нечто огромное между ног!
В ту же секунду, Кириас отчётливо понял, что ему теперь предстоит, а кровать за спиной одного из тюремщиков только подтверждала эти мысли. Но это невозможно физически! Он же просто умрёт! Подняв полный ужаса взгляд на стоящего прямо перед ним демона, дроу увидел на его лице понимающую усмешку.
- Догадался? Умный мальчик. Но, к сожалению, нам запрещено развлекаться с тобой в истинном облике, – юноша не успел облегчённо выдохнуть, как его добили, – а вот в другом – можно.
Они сменили ипостась как-то резко, и вот Кириаса уже окружили трое довольно крупных мужчин. В целом они стали меньше – и ростом, и массой, но всё равно под два метра. На миг в голове мелькнула шальная мысль, что можно попробовать рвануться и убежать… И что дальше? Где находится, он не знает, сможет ли выбраться – тоже. Дело времени, что его найдут, причём короткого времени. А потом демоны будут очень злы. Воспоминания о днях, проведённых в чередовании побоев и полубессознательного бреда, заставили парня содрогнуться. Так что лучше опять покориться… телом.
Ну что могут сделать с ним в спальне три мужика? Ну, отымеют, как только захотят. Он уже подобное пережил. Давно это было, правда, но прихлебатели брата заставили пройти эту своеобразную и жестокую школу жизни. Брат… Он хотел сломить дух юного принца, заставить признать его хозяином. Не вышло. Вот и сейчас – он лишь прогнётся перед обстоятельствами.
Как же он заблуждался – в очередной раз. Жизнь постоянно показывала ему, что думать, будто не может быть хуже, чем уже есть – глупо. В памяти, как сквозь туман, всплывали последние события. Сначала демоны брали его по очереди – заставляли возбудить ртом, потом насиловали, лишь слегка подготовив. Затем наступала очередь следующего. И так по кругу. Казалось – бесконечно… Кириаса оставили в покое, лишь когда он уже почти потерял сознание. Через какое-то время он пришёл в себя и всё началось по новой. Пару раз его кормили и, вроде бы даже давали отдохнуть по несколько часов – дроу точно не помнил. Во всём этом кошмаре участвовало лишь его тело, а разум словно затаился.
И всё же, молодой мужчина замечал раздражение в глазах главного из тройки (вычислить его было совсем не сложно). Но чем демон недоволен, понять не мог. Ведь он и так безропотно всё сносит, делает всё, что только ни прикажут! Хотя, может, ему не нравится, что сам Кириас весьма неохотно возбуждался, да и то только после настойчивых грубых ласк. В эти моменты он ненавидел своё тело, которое хотело и получало удовольствие, даже в таких условиях. Время для него давно уже измерялось в количестве «заходов» демонов. Как раз на двух предпоследних произошло изменение ситуации: теперь его истязали двое сразу – один в рот, другой в зад. Потом менялись. А самый последний заход дроу вообще вспоминал с содроганием.
На самом деле, как Кириас ни старался, полностью расслабиться он не мог. И вот старший демон что-то с ним сделал, что собственное тело принцу напрочь перестало подчиняться. Он не только был полностью расслаблен, но и предельно возбуждён! Отвечал на ласки, сам активно ласкал ненавистных тюремщиков, стонал и выгибался под сильными телами… Ну почему Великая Ллосс не позволяет ему умереть?! Долго в здравом рассудке он не выдержит.
Шаги… Скрип двери. И горячо убеждающий голос:
- Ну, Гаррарх, ты же сам видел эффект – от твоего воздействия мальчишка полностью расслабился и был возбуждён, как течная сука! Давай попробуем? Ведь формально мы не нарушим Его запрет, но только представь – если войти в него сразу вдвоём, это ж всё равно, что в истинной форме! Такой кайф будет! И благодаря заклинанию он будет расслаблен, так что выдержит. Ну, Гаррарх…
Кириас ошеломлённо вскинул голову и встретился с заинтересованным и чуть насмешливым взглядом чёрных глаз. Вдвоём? Одновременно?! И он ещё думал, что всё худшее с ним уже произошло?! Дроу в этот момент понял, что вот он, предел. Молнией кинулся к старшему демону, упал на колени и обхватил его ноги. Лихорадочно, хрипло заговорил:
- Пожалуйста, господин, не надо, я всё сделаю, что прикажете и как захотите! Только не делайте этого… Я всё выполню. Я буду очень покорным и отзывчивым. Пожалуйста…
Чужая рука грубо задрала вверх голову, заставляя смотреть в лицо склонившегося демона.
- Всё? Ты уверен? Что ж, проверим. Но учти, если ты будешь напряжён, или не возбуждён, или покажешься мне недостаточно страстным, я выполню просьбу моего друга!
- Я всё сделаю, господин, я буду покорным…
***
Гаррарх смотрел на съёжившуюся у его ног фигуру, на вздрагивающие плечи и ликовал. Наконец-то он увидел в шальных от ужаса глазах эльфёнка НАСТОЯЩЕЕ смирение! Теперь Повелитель точно останется доволен. А то он уже отчаялся сломать пленника и с содроганием представлял, как будет отчитываться о своём провале Ему. Как же вовремя у Саузза разыгралась его больная фантазия! Но мальчика стоит проверить…
Эх, хорошая получилась игрушка! И очень красивая: достаточно высокий, чтобы не казаться рядом с демонами совсем уж хрупким, в меру мускулистый и в то же время изящный, черноволосый, с красивыми тёмно-синими глазами насыщенного оттенка, обведёнными чёрными густыми ресницами, с аккуратным ртом и чётко прорисованными тонкими розовыми губами. Жаль, что чужая… Забавные существа эти дроу. Может и самому обзавестись похожим, да выдрессировать? Парень отдавался с таким жаром… Но пора доложить Повелителю о результатах.
***
Наконец-то, Зов! Долго же мои демоны работали над принцем. В академии уже прошли целые сутки, и дроу ищут с самого утра, хорошо хоть день сегодня ещё выходной. Вся академия кипит и волнуется – скандал, однако. Да только я всё равно его не выпущу, пока мальчишка не будет соответствовать моим критериям, а обнаружить что-либо или кого-то в моём личном подпространстве не сможет никто! А ведь там прошло уже не менее пяти дней… Я даже начал думать, что демоны не оправдали мои надежды и придётся потрудиться самому, как вдруг этот Зов от старшего тройки. Вот и проверю – достойны ли они той награды, что я собирался великодушно пожаловать им в начале?
***
Какое унижение! Ненавидеть этих животных и в то же время быть вынужденным со страстью им отдаваться. Да вот только сейчас не время и не место проявлять свою гордость и высказывать гневные протесты. Если бы ему грозила лишь смерть, то Кириас не задумываясь добивался её… Но ради того, чтобы избежать очередного, ещё более жуткого кошмара, сделает всё, что в его силах!
После этого «захода» дроу наконец-то дали передохнуть. Ещё бы – он удовлетворил всех троих по высшему разряду! И не важно, что самому отвратительно и пусто на душе и хочется разорвать мерзких тюремщиков на части. Увы, сейчас он на это не способен, хотя принц дроу сомневался, что вообще когда-либо подобное будет ему по силам. Быть может, с тем, кого называли «хозяином», будет легче, ведь он только один? Не зря же его так старательно ломали – переживают, что тот не сможет справиться со своевольной «игрушкой»? Возможно, это какой-нибудь избалованный богатый хлыщ?
С другой стороны, настораживали почтительные, с примесью страха, скупые упоминания об этом самом хозяине. Астральные демоны слабакам не подчиняются, так что, по меньшей мере, он должен быть сильным магом. А против мага, да в блокирующем ошейнике, да с растоптанной личностью… Смешно. И до чёрных точек перед глазами – страшно. Дроу старательно гнал от себя мысль, что, быть может, ему уже никогда не вернуться к нормальной жизни.
Скрип двери… Снова?! Ведь он уже сломлен, покорен, что им ЕЩЁ нужно?!! Холодный голос вырвал Кириаса из омута паники, и лишь тогда он заметил, что демоны совершенно серьёзны и выглядят подтянуто и собрано. Может, их убежище всё же нашли следопыты отца? Мечты, мечты…
- Вставай, малыш, пришла пора познакомиться с тем, кому ты теперь принадлежишь. Идём.
Его попытка вытребовать что-то более приличное, чем это полупрозрачное недоразумение, которое демонами именуется штанами, разбилась о холодное: «Ты одет соответственно статусу, и то ненадолго». В животе всё скрутилось от отвращения и страха – ну да, «хозяин» же наверняка захочет побыстрее опробовать новую игрушку, которую так долго для него готовили! Потом недолгий переход и полутёмная комната с большим креслом и скрытым в его тени… кем? Без магии увидеть ауру и понять, кто перед тобой – невозможно, а зрение почему-то не срабатывало, видимо, новоприбывший применил какое-то заклинание.
Было понятно только, что сидящий в кресле мужчина заметно уступает Кириасу в комплекции. Может, не всё так безнадёжно? В очередной раз его надежды разбились о реальность. Эльфа буквально швырнули на пол, к ногам «хозяина», заставив распластаться перед ним. Но больше всего его повергло в шок то, что демоны и сами опустились на колени и едино выдохнули – с почтением и трепетом:
- Приветствуем, Повелитель!
Раздавшийся голос, с какой-то тягучей ленцой, показался странно знакомым.
- И вам не хворать. Впрочем, с чего бы? Ведь вы же выполнили моё поручение и не нарушили запретов. Я прав?
В комнате сгустилось ощущение угрозы, которое давило на плечи и прорастало в теле щупальцами иррационального ужаса. Как можно сотворить такое лишь голосом? В ответе Гаррарха теперь явно проскальзывали ноты паники и страха.
- Простите, Повелитель! Я применил к мальчику лёгкое заклятие подчинения, иначе он никак не мог расслабиться. Я готов понести любое наказание…
- Конечно, понесёшь.
Из своего положения Кириас никак не мог разглядеть, что именно делал незнакомец с демоном, поскольку ему не давали оторвать голову от пола, но видел, как тот рухнул на вытянутые дрожащие руки и услышал полный муки стон. Наказывать лишь силой мысли? Его хозяин точно очень сильный маг. Придётся и в самом деле подчиняться и называть хозяином – чтобы не вызвать лишнего недовольства столь скорого на расправу существа.
- Что ж, твой поступок в тех обстоятельствах оправдан, а за самоволие ты уже поплатился. Теперь оставьте нас.
Видимо, маг – менталист и прочитал память демона, раз решил, что действия не нарушили какого-то его приказа, а этот процесс и в самом деле весьма болезненный, так что как раз наказанием и был. Однако опять на расстоянии, даже не касаясь читаемого! Всё более чем странно… и опасно. Но вот чужие руки перестали вдавливать Кириаса в пол, а дверь закрылась за спешно покинувшими покои демонами. Как теперь себя вести? Беспокойное метание мыслей прервал приказ выпрямиться, что Кириас и сделал. Но, разглядев наконец, кто является главным организатором всех несчастий, произошедших с принцем за последние дни, он почувствовал, как в душе стремительно поднимается гнев, а остатки здравомыслия осыпаются осколками…
- ТЫ?!!
Кириас не мог поверить собственным глазам – в кресле сидел и снисходительно улыбался проклятый новичок, Энджиал! Значит, как ему обломать развлечение, так это запросто, «ай-ай, нехорошо поступаешь», а как сам – так творит, что в голову взбредёт?! И откуда у этого мальчишки в подчинении демоны? Дроу вскочил на ноги, сжатые кулаки побелели от еле сдерживаемой ярости. И эту тварь он должен называть хозяином и покоряться? Да ни за что!
- Я, кажется, велел тебе лишь выпрямиться, а не вскакивать на ноги. Неужели мои демоны так тебя ничему и не научили? Странно…
Он ещё и издевается, недоносок! Рассудительность и логическое мышление стремительно съёживались, оставляя лишь незамутнённое бешенство и желание убивать. Дроу зашипел:
- О, твои демоны, были весьма убедительны, они почти растоптали мои тело и душу… Но сейчас их здесь нет, так что я успею тебя уничтожить, подонок!
Вот только, попытавшись стремительным движением преодолеть ничтожное расстояние, отделявшее его от вожделенной жертвы, Кириас понял, что не может пошевелить и пальцем. Через поглотившую мозг ярость пробились первые мысли о том, а с чего, собственно, он решил, что сможет справиться с тем, кому подчиняется даже не один демон, связанный магическим контрактом, а несколько? Да ещё и в блокирующем ошейнике-то? Ростки понимания, а вместе с ним и страха, стали прорываться в сознании, а слова Энджиала эхом вторили им.
- Значит, тебе не понравилось, что творили с тобой мои мальчики? Я, значит, подонок?
Юноша медленно подходил к принцу, а тот заворожено следил за текучей и хищной грацией движений. Вкрадчивый голос хлестал беспощадными словами:
- А самому тебе, конечно, можно было проделывать почти то же самое со своими жертвами? Сколько их было, ты ведь даже и не считал, не интересовался – не сломали ли твои забавы чью-либо жизнь? Ты же сильнее – значит, правда на твоей стороне. Теперь вот, сильнее я. Почему же не могу делать с тобой, что моей душе угодно? Потому, что ты принц? Мне плевать на твоё положение. В данный момент я хочу тобой обладать, и у меня есть на это силы и возможности. Так что – ты принадлежишь мне! Ведь это твоя собственная позиция, разве я не прав? Впрочем, у меня нет желания вести душеспасительные беседы. А вот то, что мой раб посмел оскорбить своего хозяина и не выполнил приказ, заслуживает серьёзного наказания. Ты сказал, что демоны почти растоптали тебя? Какое сладкое слово – почти… Я доведу его до значения «совсем», а ты, мой хороший, станешь идеально послушной игрушкой.
Кириас слушал этот вкрадчивый монолог и понимал, что, если смотреть с такого ракурса, Энджиал во всём прав. Ведь он и в самом деле всегда брал то, что хотел, не задумываясь ни о согласии, ни о дальнейшей судьбе того, кого использовал и выбрасывал, словно избалованный ребёнок надоевшую игрушку. Из-за желания не допустить повторения уже далёкого кошмара, он не хотел замечать, что стал таким же монстром, как те, кто несколько дней издевался над беззащитным юным телом.
Изменившаяся на угрожающую тональность голоса и мурлыкающие нотки помогли дроу оторваться от потрясших его мыслей и взглянуть в глаза юного мужчины, стоящего уже вплотную к нему. В ту же секунду страшный удар в живот заставил Кириаса согнуться и осесть на пол. Казалось, что нечеловеческая сила смяла все органы и разорвала позвоночник, из глаз невольно брызнули слёзы. Но Энджиал не дал ему скорчиться у своих ног, а ухватил за горло, приставив ладонь второй руки к груди.
Он думал, что демоны причиняли невыносимую боль? Как же принц ошибался. Энджиал… хозяин… Впервые мысленно связав это слово с образом, Кириас осознал – да, он действительно принадлежит этому страшному существу и не в силах что-либо изменить. Так вот, хозяин виртуозно владел искусством причинения боли. Мучительные волны, накатывающие на тело, поглощающие сознание и рвущие душу… Даже мысли причиняли боль. А блаженное забытье всё не приходило – хозяин не позволял своей игрушке хоть сколько-нибудь отрешиться от наказания.
Дроу не помнил, когда тому надоело держать безвольное тело на весу (как же он силён!), и он оказался на полу, одновременно освобождённый от обездвиживающего заклятья. Тело тут же зажило своей жизнью, изгибаясь, пытаясь найти хоть какое-то положение, когда было бы не так больно. Бесполезно. Взгляд зелёных глаз, постепенно заливающихся чернотой, не отпускал его собственный и причинял не меньшие мучения, чем руки.
Гордый когда-то, дроу извивался и стонал на полу – на крики сил уже не было. Не помня себя, он умолял о пощаде, обещал что угодно, лишь бы прекратить кошмар, длившийся уже… Сколько? Чувство времени полностью отсутствовало. Это не могло продолжаться слишком долго, но измученному мозгу казалось, что пытка длится бесконечно. Вдруг всё как отрезало. Принц сначала даже не понял – в звенящей тишине, нарушаемой лишь чьим-то сиплым дыханием, чего-то не хватало. Потом пришло осознание – боль исчезла, оставив после себя совершенно обессилевшее и дрожащее тело, а дыхание было его собственным. Сорванное горло саднило. Сквозь тягучий воздух до смятого разума дошли равнодушные слова.
- Начнём с начала, моя игрушка… На колени.
Кое-как справившись с непослушным телом, Кириас встал на трясущиеся колени, опираясь на не менее трясущиеся руки.
- У тебя нет никаких прав. Ты – моя собственность. За любое ослушание буду строго наказывать. И трахать тебя я буду, как и когда мне захочется.
При упоминании о сексе дроу невольно передёрнулся. Подняв на Энджиала испуганный взгляд, он торопливо заговорил:
- Я сделаю всё, что ты… вы захотите… хозяин. Ни в чём не откажу в постели, буду послушным. Только, пожалуйста, не позволяйте демонам больше прикасаться ко мне, умоляю!
Почему его, только начавшие проясняться, глаза вновь затягивает тьма, а черты лица угрожающе заостряются? От контрастно спокойного голоса Кириаса почему-то пробила дрожь.
- Так значит, ты боишься того, что с тобой могут сделать мои демоны? А ты не дал труд себе задуматься, почему астральные демоны подчиняются МНЕ?! Как думаешь, кто может называть демонов «своими», а они величать его в ответ Повелителем? Я покажу тебе, несчастный смертный, КОГО тебе на самом деле стоит бояться.
Кириас с нарастающим ужасом в душе наблюдал, как дрожит и размывается фигура Энджиала, как вместо знакомого облика возникает нечто огромное, внушающее первобытный ужас и желание скуля от страха забиться в какой-нибудь безопасный уголок! Парализующая паника выплеснулась в вопль ужаса, когда его тело легко подхватила чёрная лапа с острыми когтями, а спустя мгновение швырнула на огромное ложе. Намерения демона читались с кристальной чёткостью. Но он же просто не переживёт чудовищного вторжения! Его же разорвёт! Сознание отчаянно желало покинуть разум, но ему опять не давали. И Кириас провалился на следующую ступень своего персонального ада.
***
«Малыш Кириас, ты отдашь мне свои тело и душу. Увы, но мне придётся полностью растоптать твою личность, чтобы потом вылепить из осколков нечто новое, более подходящее будущему Императору, и что скрывать – более достойное. Твой испорченный братец на эту роль, с моей точки зрения, не подходит. Ваш народ деградирует, а я не хочу этого допускать. Так что решение принято. Но путь твой будет сложным, тяжёлым. Это жестоко, знаю, и, к сожалению, по-другому никак. Просто не поймёшь не вовремя проявленного милосердия, забудешь полученные уроки.
Я рад, что в итоге оказалось, что твоя душа не совсем зачерствела, ведь ты наконец осознал своё недопустимое поведение. И всё же, придётся тебе пройти через все слои боли, чтобы закрепить это понимание, а потом в должной мере познать и оценить прелесть наслаждения. Я научу тебя стонать от страсти в моих руках, но позже. Сейчас же стоны станут свидетельством лишь боли, и ты будешь бояться моих прикосновений. Пока…»

Опубликовано: 24.02.2020

Автор: Dreamergirl

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду 11 звёзд
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 2 человека:

  1. … Простите, пожалуйста! Вы несколько раз упоминали Анжелику. Это из какого произведения?
    Читала эту вашу серию урывками, в голове бардак (возможно, не только я).
    Нельзя ли какую-то ориентировку по Повелительнице (так, чтобы не спойлерила — но ориентировала)?

    1

    • Вообще речь о серии Повелительница Вселенной, в которой это заключительная третья книга. И где Анжелика — главная героиня))) Она же Энджиал, просто в мужской ипостаси, ибо нет ничего невозможного для богини))
      Первая книга — Становление.
      Вторая — Будни Бога.

      0