ПВ. Книга 3 — 4

ГЛАВА 3. Последствия душевных порывов

История оказалась в чём-то банальной, в чём-то трагичной…
Первым делом я спросил Джера, почему он не расскажет отцу о том, что с ним происходит и не поднимет политический скандал? Тот криво усмехнулся и сказал:
- Потому что мы с Кириасом из одного мира. И пусть мой отец граф, и живём мы в соседнем королевстве, но… Ты наверняка заметил, что я полукровка? Моя мать была тёмной эльфийкой, отрёкшейся от своего клана ради брака с отцом. Они… очень любили друг друга, я помню. А Кириас… Он второй сын Владыки тёмных эльфов – мне просто не поверят. Разве что отец, только сделать он всё равно ничего не сможет, а вот опасности подвергнется.
Потом мальчик, уткнувшись в одну точку в пространстве начал рассказывать о себе и семье. О том, как однажды познакомились его родители, как между человеком и, казалось бы, холодной и высокомерной девушкой-илитири вспыхнула страсть, со временем перешедшая в более глубокое чувство. Как она ушла из семьи, отрёкшись от родного клана, когда узнала, что её собираются выдать замуж по политическим соображениям. Как пришла к возлюбленному, который уже неоднократно делал ей предложение, и как они тихо поженились. Первые годы они таились ото всех – сначала мать забеременела, а потом Джер был слишком мал и нуждался в защите. Родители опасались мести родственников-дроу.
Но шли годы, никто не интересовался графской семьёй и не искал беглянку. Они расслабились и поплатились за это. Когда мальчику исполнилось двенадцать (а выглядел он лет на семь, всё же полукровки взрослеют медленнее людей, но быстрее эльфов), родители возвращались с приёма у соседей и попали в засаду.
Откуда на их земле взялись разбойники, потом так и не удалось выяснить. Но то, что они были наняты, было понятно сразу. Пока жертвы не успели опомниться, половину охраны поснимали стрелами, несколько из них достались матери Джера. А когда женщина упала с лошади, нападение внезапно прекратилось. Всё могло бы обойтись, регенерация илитири справляется даже с серьёзными ранами, не окажись стрелы ядовитыми. Граф понял это, когда увидел бледность и синеву, стремительно заливающие чуть смуглую кожу. Они лишь обменялись прощальными взглядами, понимая, что просто не успеют с лечением от такой дозы неизвестного и, видимо, очень сильного яда.
Потом отец Джера, как одержимый, искал заказчиков, подозревая родню жены, но всё бесполезно. Те разбойники, которых успела перебить охрана, оказались бывшими крестьянами, даже не наёмниками. А оставшиеся в живых пропали без следа. Стрелы были самыми обычными, не эльфийскими, яд, пока тело довезли до замка, бесследно распался… Ни единой ниточки, ни одного доказательства. Только уверенное подозрение, что такое тонкое покушение могли спланировать лишь изощрённые в интригах и тайных убийствах дроу. Но кто? Бывшая семья, несостоявшийся оскорблённый жених?
Граф на несколько лет погрузился в депрессию и тоску. Но, надо отдать ему должное, о безопасности сына позаботился. Нанял личную охрану, учителей – мечников и магов, предварительно проверив кандидатов на десять рядов. Отец задался целью научить Джера защищаться. В этом он, в общем-то, преуспел – времени было достаточно, и к моменту поступления в Академию парень неплохо владел что мечом, что магией. Вот только скорость и реакция полукровки всё равно не может сравниться с тем же у чистокровных эльфов, среди которых самыми сильными и опасными противниками традиционно считаются тёмные.
Став адептом, Джер полгода провёл в счастливом заблуждении, что теперь перед ним открываются большие возможности. А потом его стройная фигура и большие синие глаза заинтересовали младшего принца дроу. Хотя, может, он и не заинтересовался бы, но в одной группе с Джером учился его приятель, а узнав, что они из одного мира, Кириас развернул полномасштабное преследование парня, запугивая, угрожая и надавливая на слабости. Избиением тоже не гнушался, ожидая, когда новая игрушка не выдержит прессинга и сама сдастся на его милость.
Так бы и произошло, но Джер встретил старшекурсника, светлого эльфа, который тоже проявил интерес к полукровке, но в отличие от принца-илитири действовал мягко и завоевал доверие мальчишки. Эльф предложил ему покровительство и, подумав, тот согласился. Это давало определённую защиту от настырного и жестокого дроу, так как светлый оказался тоже весьма высокородным, к тому же очень нежным и отзывчивым любовником.
Когда я спросил, почему Джер не отшил дроу, начав встречаться с какой-нибудь девушкой, тем самым явно показав, что он из другого лагеря, парень смутился сначала, но потом, видимо, вспомнив, что я сам не чураюсь отношений с мальчиками, рассказал, что девушек как партнёрш не воспринимает. Мать он помнил смутно, лишившись её в очень нежном возрасте. А когда отец наконец-то вышел из своей депрессии и вновь задумался о личной жизни, то женщин в постель не пускал принципиально, переключив своё внимание на мужчин. Говорил, что ни одна женщина не сможет заменить ему любимую. В мире Джера никто не заморачивался моральными запретами на однополые отношения.
Так он и рос, окружённый практически одними мужчинами, а более позднее знакомство с девушками (соседские дочки) оставило в душе неизгладимый след и уверенность, что они все сплошь истерички. В общем, ко времени поступления в академию – почти в тридцать лет – юноша далеко не был девственником, но и становиться послушной игрушкой в руках дроу просто потому, что тому так приспичило, не хотел.
Последующие четыре года прошли спокойно, а потом его покровитель закончил обучение. Джер надеялся, что за прошедшее время принц успокоится и забудет про него, тем более что тот гремел своими любовными похождениями на всю академию. Единственными, с кем он никогда не связывался, оказались матриархальные тёмные эльфийки. Но случай с матерью должен бы был научить простой истине: дроу НИКОГДА ничего не забывают и не прощают…
Новый учебный год начался спокойно, и даже отсутствие соседа не насторожило юношу – он уже слышал, что тот серьёзно пострадал на каникулах и сможет продолжить учёбу только со следующим курсом. Но, когда вчера на его пороге появился ухмыляющийся одногруппник-дроу из компании принца Кириаса, сердце зашлось в нехорошем предчувствии. А уж когда тот сказал, что теперь некому будет защищать возгордившегося полукровку и ему наконец укажут его место, парень откровенно испугался. В открытом противостоянии с принцем он немногого стоил. Сегодня специально подольше задержался в библиотеке, рассчитывая, что сосед или заснёт или уйдёт на гулянку (что вероятнее), но только помог этим нападавшим. В темноте даже светлокожие дроу умели становиться практически невидимыми и неуязвимыми.
Джер даже не успел среагировать на смазанное движение, которое заметил краем глаза, как ткань рукава треснула, и кожу на предплечье обжёг холодом металл. Он был далеко не глуп и сразу понял, что это означает, потеряв доступ к магическим силам. И всё равно пытался сопротивляться. Но с ним не стали церемониться – слегка оглушив и разоружив, быстро уволокли вглубь парка, подальше от возможных любопытных глаз. На маленькой полянке парень вновь попытался вырваться, начав брыкаться, впрочем, осознавая, что всё бесполезно. Его как следует избили. Сначала дёрнулся, когда грубые руки начали сдирать с него штаны, но потом прекратил сопротивление. Не потому, что осознал его бессмысленность. Просто принц пообещал в противном случае отдать его друзьям на потеху, когда сам вдоволь попользуется.
Мальчик не стал рассказывать, как было страшно и больно, какое унижение он чувствовал. Я и сам всё это прекрасно представляю и видел последствия. При должной сноровке грубое насилие может полностью сломать кого угодно. В тот момент впервые промелькнуло желание как следует проучить Кириаса.
***
За время рассказа Джера я не оставался бездеятельным слушателем. Придя в комнату, окончательно понял, как можно защитить паренька, и даже без дальнего прицела – в самом деле, в чём он может мне пригодиться? Слишком мелкая сошка, хотя, кто знает, что случится со временем. Пока же мне просто было его жаль. Не так уж и часто это чувство посещает богов.
И вот, всё время, что звучал рассказ, я ваял защитный артефакт, собираясь раз и навсегда обезопасить юношу от нежелательных посягательств. Сплетая между собой тонкие полоски белого золота и «сердца гор» (так называют невероятно прочный и сложнообрабатываемый чёрный металл, добываемый в лавовых горах одного из демонических миров), в центре будущего браслета я сделал специальное гнездо-оправу и вставил овальный чёрный камень с молочно-белой сердцевиной. На самом деле, это два разных камня, вставленные один в другой, что только казались единым целым. Ну да, не могу себе изменить в этом: сплетение чёрного и белого цветов – мой характерный знак, только мало кто об этом на самом деле знает.
Закончил делать основу и вновь воспользовался своей кровью. Достаточно всего капли с заданными свойствами, и вот она уже впитывается в металл, наделяя нужной магией и сама растворяясь и подстраиваясь под материал браслета. «Что-то в последнее время я ею прямо разбрасываюсь. Хорошо, что извлечь обратно кровь невозможно и никто не сможет воспользоваться столь страшным оружием…» Джер уже закончил свой рассказ и некоторое время сидел молча. А я как раз доделал артефакт. Чтобы разорвать тишину сказал:
- Малыш, тебе надо снова найти покровителя. Ты же наверняка не будешь учиться дольше десятого курса? – утвердительный кивок. – Так что обрати внимание на девятый-десятый курсы. Но прими совет – ищи среди вампиров, драконов или демонов. И не смотри так испуганно. Никто тебя не съест, и не сможет лучше защитить от повзрослевшего и ставшего более сильным дроу. А к своей собственности – и не кривись, это не так страшно, – эти расы относятся очень трепетно и берегут, как сокровище.
Парнишка некоторое время переваривал мои слова, а потом засмущался, но всё же посмотрел в глаза. От последующих слов я немного опешил, хотя и ожидал чего-то подобного.
- А ты не мог бы стать моим покровителем? Ты ведь тоже сильнее Кириаса, и не против отношений с парнями…
- И с чего же ты это взял, интересно, что я сильнее?
- В тебе не было страха при разговоре с дроу, ты им даже угрожал. Так ведут себя с заведомо слабым противником.
Да уж, в точку... Ну да я сам позволил ему понять слишком многое. И ещё кое-что покажу, чисто ради развлечения – хочется увидеть реакцию паренька. Всё равно собираюсь потребовать с него клятву молчания, а артефакт будет не только охранять, но и следить за её исполнением.
- Ты всё ещё хочешь узнать, кто я?
Мой тон должен был бы его насторожить, но извечное любопытство пересилило. Джер кивнул. Подходящий момент.
- Хорошо. Сначала ты принесёшь мне клятву молчать обо всём, чему стал свидетелем, о своих догадках и о том, что возможно ещё узнаешь в будущем относительно меня. Возьми браслет за другой конец и повторяй за мной.
Парень беспрекословно выполнил мои требования. Вот что значит неудовлетворённое любопытство! Может, и в самом деле взять под покровительство? Любовник из него выйдет отзывчивый и послушный. Ну да, а что он будет делать через полгода, когда на смену мне придёт Анжелика? Да и душа требует завоевания, а не столь лёгкого приобретения. Перехватив руку Джера, защёлкнул браслет на его запястье. Тот лишь с удивлением посмотрел на меня.
- Потом расскажу тебе подробнее о его свойствах… Не пугайся того, что увидишь, я не причиню тебе вреда. А потом скажешь, хочешь ли ты ещё моего покровительства.
На лице парня проступило понимание, что всё не так просто. Но я уже начал изменение. Когда зелень глаз сменилась чернотой, Джер напрягся, когда в глубине зрачка заплясало пламя, а затем и вовсе глаза целиком заалели – в его чертах проскользнул страх. Я полностью контролировал процесс, поставив своего рода эксперимент – как отреагируют другие существа на абсолютно неизвестный, но явно опасный облик.
Почему неизвестный? Потому что я давно (еще во времена первого знакомства с демонами будущего домена) создал собственный собирательный образ, основываясь на уже известных мне видах демонов. Так что такого никто и не мог видеть. Хотя, кто знает, что может встретиться на просторах Вселенной? Даже я до сих пор не могу похвастаться, что знаю все её закоулки.
Продолжая изменяться, следил за мальчиком. Кажется, эффект превзошёл все ожидания – вон как он сжался в комочек со страху. Ещё бы, увидеть перед собой чудовище далеко за два метра ростом, перевитого тугими мышцами, покрытого антрацитово-чёрной мелкой чешуёй, по которой пробегают бордовые, с голубоватой каймой, огненные всполохи. Хищное лицо с тонкими губами и виднеющимися длинными клыками, острые защитные гребни, копна белых волос до поясницы, из которой вздымаются извитые чёрные же рога, с концами загнутыми вперёд и верх, а за спиной марево крыльев, словно сотканных из тьмы. Медленным плавным движением я скользнул к Джеру, который вжался в спинку дивана ещё сильнее, и наклонился. Сейчас парнишка казался ещё тоньше и беззащитнее.
- Ну что, ты по-прежнему хочешь моего покровительства?
Но он меня удивил. Довольно быстро справившись со своим страхом, ответил, правда, немного дрожащим голосом.
- Да. Теперь я точно уверен, что ты сможешь защитить от кого угодно! Хоть ты и здорово напугал меня сначала. Я ни разу ещё не видел такую боевую форму у демонов.
Да, не стоило предварительно успокаивать паренька и обещать, что не обижу. Исчезла чистота эксперимента… Хотяаа. Он ведь всё же сначала испугался, и сильно. Я быстро вернулся в прежнюю форму и сел на диван.
- Я не могу быть твоим покровителем, Джер. Я здесь ненадолго, от силы на полгода. Потом вынужден буду вернуться домой. Смысл давать тебе столь недолговечную защиту? А насчёт боевой формы… Ты много в своей жизни видел Высших Демонов астрального плана?
Казалось, что круглее его глаза уже не могли стать, однако же…
- Астрального? А нам всегда говорили, что вы жуткие чудовища! А ты добрый, хоть и явно тёмный… А почему ты ненадолго?
Вот ведь любопытный… ребёнок.
- Конечно, чудовища. Забыл уже мою боевую форму? И не обольщайся – я добр весьма избирательно, а тебя просто пожалел. А почему ненадолго… Я тут отдыхаю от дел. Но не могу отбросить свои обязательства перед кланом.
Кто-то мог бы удивиться – чего это я тут откровенничаю с первым встречным мальчишкой? Ну, во-первых, он уже принёс клятву молчания, а охранный браслет не позволит её нарушить. А во-вторых, кто сказал, что я говорю правду? Ни единого слова! Кроме, пожалуй, того, что надолго не задержусь. Так что вся моя откровенность – фарс. А пока Джер не придумал новых вопросов, я рассказал ему про браслет.
В принципе, всё просто – артефакт снижает привлекательность парня для нежелательных лиц, а в случае их излишней настойчивости или опасности для жизни защищает мощным щитом от непосредственного физического воздействия. Так что Джеру в любом случае теперь ничего не грозит, но покровителя всё же стоит найти, хотя бы для душевного спокойствия.
- В общем, думай сам и выбирай не спеша. Защита у тебя есть, но не тяни слишком. А теперь пора спать. Иди в душ, я пока достану бельё. Переночуешь на диване.
- А разве у тебя не две кровати?
Я решил поддеть парня немного.
- Нет, уже одна, но большааая… Или хочешь мне составить там компанию?
Джер фыркнул – умный мальчик, уже понял, что спать я с ним не собираюсь.
- Издеваешься, да?
- Ага. Иди уже.
Поскольку легли мы поздно, ночь промчалась как один миг. Я выпроводил Джера на занятия и пошёл в свою аудиторию.
***
То, что ей доложили сегодня шпионы, взбесило. От этого Энджиала утром вышел какой-то тощий младшекурсник-полукровка! Оказывается, новичок по части мальчиков. Так вот почему он так равнодушно относится к знакам её внимания! Ну, ничего, мужчины-дроу тоже предпочитают общество друг друга, но только деваться им особо некуда. Вот и этому сопляку придётся смириться с её, Талавиэль, интересом. Но как же заманить его в столь безвыходное положение, чтобы парень и не вздумал сопротивляться? Можно, конечно, использовать грубую физическую силу, но… Талавиэль ещё немного потерпит и использует мирные средства – всё же она не дома, и надо соблюдать некоторую осторожность.
***
Месяц в академии прошёл почти спокойно. Если не считать, возросшей активности принцессы дроу. Мне даже стало интересно, когда же закончится терпение и она перейдёт к решительным действиям? Пока что тёмная строила глазки, пыталась остаться со мной наедине, устраивала мелкие пакости, и всё в таком духе. Как-то по-детски даже, с высоты моего-то возраста. И сердиться на неё особо не получалось – дорогу мне девочка не переходила, а то, что всеми силами пыталась заполучить желаемое… Я её понимал. Так что просто старался не попадаться девушке на глаза в укромных местах. Но, конечно, это не могло не вылиться в агрессию – удивлён, что Талавиэль вообще продержалась столько времени в несвойственной для себя выжидательной роли.
Прогуливаясь вечером по парку в середине десятицы (появилась у меня такая привычка, но после знакомства с Джером ничего интересного пока не происходило), я вдруг почувствовал, что не один. Неужели сегодня предстоит развлечение? Осторожно раскинул поисковую сеть… Кстати, мог сильно и не осторожничать – используя неизвестные здесь принципы работы с магией, я практически не рисковал быть обнаруженным.
«Ух ты, принцесса таки решила применить силу!» Окружившие меня четверо воинов-дроу медленно выступили из темноты. Классический захват, тот, что сзади, даже приставил к шее острие клинка. Наивные, думают, им поможет численное преимущество. Пришла пора показать свои возможности. А кто там сзади мечом балуется? Нужно будет посмотреть и отметить особо. Впереди стоящий дроу соизволил объясниться:
- Даже не думай сопротивляться, Энжи, мы сильнее. Сейчас ты тихо-мирно пойдёшь с нами. Принцесса Талавиэль оказала тебе великую честь, решив пустить в свою постель!
«Ну-ну, честь. То-то вы сами от такой чести всеми силами открещиваетесь.» Я сдержался от насмешливого фырканья, и с энтузиазмом заявил:
- А я всё ждал и не мог дождаться этого момента! Но для вас я Энджиал, без сокращений.
У ребяток от такого поворота вытянулись физиономии. На мгновение они расслабились, удивившись моей сговорчивости, вот только я-то имел в виду такую отличную возможность размяться. Но даже если бы дроу оставались настороже, мне они не соперники. Быстро накрыв место пологом от магического и физического воздействия, начал развлекаться. Длительного боя, увы, не получилось. Всё же, молодые воины это далеко не то же самое, что матёрые ветераны, пусть я и сильно сдерживал себя… Жаль. Впрочем, мальчики продержались достаточно долго, чтобы я успел получить удовольствие от схватки.
Пока они со стонами приходили в себя в разных углах полянки, ставшей полем боя, подошёл к интересующему меня воину. Надо же, тот самый молодец, что пытался меня в первый день выдворить с выбранного места! Отсюда два вывода: первый – парнишка является если не доверенным лицом принцессы, то достаточно приближённым для деликатных заданий, а второй – как и у меня, хрупкая внешность обманчива, в боеспособном состоянии он продержался дольше всех. Но… «Пусть ты и хороший воин, дружок, но очень я не люблю нападающих сзади и всегда учу «хорошим манерам» при случае. Да и глупую самонадеянность тоже лечить надо.»
Вот и сейчас, ухватив полубессознательного парня за предплечья, резко выкрутил ему плечевые суставы, разорвав окружающие мышцы и связки. Затем заставил их срастись – неправильно, естественно, – и зафиксировать сустав. В таком положении он будет испытывать дикую боль и не сможет даже шевелить руками. Для воина это конец, смерть. Но я мог позволить себе побыть «добрым» и прошептал (достаточно громко, чтобы меня услышал и ближайший к нам воин) тихонько подвывающему дроу на ухо:
- Когда поймёшь, в чём был не прав, и будешь готов умолять о прощении – приходи. Если окажешься достаточно убедительным, я всё исправлю, без следов.
Кто-то может объявить меня предвзятым, мол, воины всего лишь выполняют приказ госпожи, виновата по большому счёту во всём она. В принципе да. Вот только женщины, схожие по психотипу с Анжеликой, для меня ближе, чем мужчины, норовящие меня проткнуть чем-нибудь металлическим. И пока всё происходящее так и не вышло за рамки мелких недоразумений и развлечений, я принцессе многое могу спустить. А воины… Судьба у них такая – сражаться, выполнять приказы, и огребать от более сильных противников.
Я снял полог и прогулочным шагом направился к общежитию. Вечер выдался просто замечательным!
***
Талавиэль пребывала в растерянности. Как этот хлюпик смог победить четырёх сильных, пусть и молодых, воинов?! Девушка испытала сильнейший шок, когда полчаса назад трое здорово побитых дроу принесли на себе бессознательного Зариэля. От малейшего движения парень стонал. Талавиэль приказала одной из приближённых Жриц привести целителя, а от воинов потребовала полного отчёта. Услышанное заставило задуматься.
Энджиал явно не тот, за кого себя выдаёт… Хотя, если подумать, он как раз и не спешит раскрывать своё происхождение. В свете последних событий это лишь подогревает её интерес, но в разумных пределах. Талавиэль была далеко не дурой (будущая королева как-никак) и понимала, что, недооценив новичка один раз, больше такой ошибки делать нельзя – это может оказаться фатальным. Но, проклятое любопытство! Молодой мужчина явно специально напускал вокруг себя таинственность, а весь его облик любвеобильного шалопая призван ввести посторонних в заблуждение. Теперь принцесса понимала это отчётливо. Правда, слишком поздно. Но это какая же сила у этого неизвестного существа, что он с лёгкостью расправился с четырьмя подготовленными воинами?!
Конечно, они могли и приукрасить события, но Талавиэль следила во время рассказа за эмоциональным фоном подчинённых и видела, что юноши слишком подавлены и сами с трудом осознают возможность случившегося. Целительница же сообщила, что у Зариэля просто невероятно изуродованы руки и она в данном случае бессильна, поскольку не представляет не только, как исправить, но даже как подобное вообще было возможно сотворить! Единственное, что она смогла предпринять – это привести воина в чувство и несколько уменьшить его страдания.
Девушка расстроилась. Она могла сколько угодно ворчать на мать за помолвку за её спиной, но, на самом деле, признавала, что Зариэль оказался наилучшей кандидатурой на роль мужа. Всегда спокойный, послушный и верный, он подкупал тем, что, хоть и безропотно исполнял её волю, но никогда Талавиэль не видела в его глазах страха и отвращения. А теперь… Не может быть и речи, чтобы взять в мужья калеку! Возможно, будет лучше добить его, чтобы не мучился и не испытывал унижения? Да, так и надо сделать.
Приняв решение, принцесса направилась к всё ещё бессознательному дроу, на ходу обнажая меч. Но её нагло прервали.
- Ваше Высочество, подождите!
Уже подлетая к посмевшему окликнуть её воину, увидела, что это младший брат, Таниас. Только этот факт спас парня от немедленной смерти. Пара резких точных ударов, и вот юноша уже скорчился у ног, а в глазах светится страх. Всё правильно – пусть брат, но мужчина должен знать своё место! Впрочем, он и так неплохо выдрессирован. Невзирая на боль, встал на колени и склонился к полу. Умница. Талавиэль даже немного остыла.
- Как ты посмел прервать меня? Я хочу услышать достаточно вескую причину.
И парень должен был прекрасно понять, что в противном случае его ждёт наказание.
- Простите за наглость, Ваше Высочество! Я всего лишь хотел рассказать вам, что, перед тем, как уйти, Энджиал сказал Зариэлю, что сможет всё исправить, если он придёт просить прощения. Я был недалеко и сам слышал. Это, конечно, унизительно, но ведь так он сможет и что-нибудь полезное выведать для вас. Умоляю, не спешите с приговором!
Таниас застыл у ног принцессы. Если такой вариант недостаточно её заинтересует, то ему придётся близко пообщаться с плетью… Но это был единственный шанс попытаться спасти жизнь приятеля.
Талавиэль размышляла. Мысль очень интересная и заманчивая. Но… Сейчас она совершенно не представляла, что можно ожидать от Энджиала и сможет ли он на самом деле исправить то, что сотворил. Сломать всегда легче. А в том, что это его рук дело, девушка не сомневалась. Вот только, впервые в душу бесстрашной Жрицы и воина заполз холодок, нет, не страха – опасения и неуверенности по отношению к оказавшемуся вдруг гораздо более сильным противнику. В любом случае, брат прав – пусть Зариэлю и придётся унижаться, с него не убудет, зато есть вероятность возвращения к нормальной жизни. Убить его она всегда успеет. Да и нового кандидата в мужья не придётся искать, к этому только привыкла. Решено.
***
День прошёл подозрительно спокойно. Талавиэль вела себя как ни в чём не бывало, однако я несколько раз чувствовал её изучающе-задумчивый взгляд, а Зариэль на занятиях не появился. Неудивительно – с такой травмой хорошо, если он в сознании, да и учителям вряд ли захочет попадаться на глаза. Если, конечно, принцесса в приступе благотворительности не убила проштрафившегося воина, чтобы не мучился… Но это маловероятно – не захочет эльфийка терять шанс выведать что-либо про меня, используя столь удобный повод, тем более – я же подстраховался. Ведь как только понял, что скоро придёт черёд Анжелики, стал по максимуму собирать информацию на всех мало-мальски интересных адептов и учителей. Лишние знания ещё никому не вредили и не мешали жить.
Сегодня эльф придёт за излечением. Я абсолютно точно это знал. Чтобы скрасить себе время ожидания, начал размышлять, как же можно наказать принца Кириаса и стоит ли сделать это в ближайшее время, или выждать ещё.
Я, в общем-то, быстро забыл бы про ту сцену насилия, но эльфик рискнул проявить себя повторно. Спустя, наверное, неделю ко мне прибежал взволнованный Джер и вывалил на голову новости: принц пытался напасть на него вновь. И это при том, что я предупредил его на следующий же день после нашего столь занимательного знакомства, что мальчишка теперь под моей защитой. Только дроу понимал защиту несколько по-другому, а полукровка ко мне вечерами не бегал.
Вот и попытался Кириас снова подмять его под себя. Только амулет с божественной силой – это не абы что. Конечно, для дроу было сюрпризом, что сделать Джеру они ничего не могут. А я… В общем, разозлился и решил наказать гадёныша, чтобы прочувствовал всю прелесть унижения, которому так любил подвергать более слабых, вот только всё не мог определиться со способом наказания.
Мальчику я ещё раз напомнил, что постоянно прикрываться мной он не сможет и надо искать покровителя. Амулет это, конечно, хорошо, но меня знали далеко не все и ещё меньше боялось – просто я не особо демонстрировал, что это следует делать. Подобное оставлял на откуп Анжелике. Вот уж кто, когда появится, подомнёт здесь всё под себя! Но Джер не спешил с выбором до сих пор. «Не может найти подходящую кандидатуру, или нашёл, но тот не обращает внимания, или сам боится задуматься о ком-нибудь из опасных рас? Надо при случае расспросить, а может быть, и помочь.» Лика, естественно, не бросит без присмотра обладателя её знака, но парню самому так спокойнее будет, уверен.
На решении отодвинуть наказание Кириаса, пока не придуман способ, мои размышления и прервал стук в дверь. Вот и наш покалеченный пожаловал. В коридоре стояли двое дроу в широких тёмных плащах. Конспираторы… Ого, а у Зариэля в провожатых-то младший принц, если я не ошибаюсь! Теперь понятно, почему эльфийка не прибила сразу оказавшегося искалеченным воина. Вот только смотрит он не как обычный сопровождающий, а со злостью и совсем немного – надеждой на благополучный исход. Зато Зариэль – сама скромность и почтительность, глазки в пол. «Поиграть на нервах?»
- Можешь идти, принц, ты мне не нужен. Он придёт потом сам.
В глазах дроу мелькнуло упрямство.
- Я не оставлю его с тобой наедине! Сейчас Зариэль слишком беспомощен.
- Он в любом случае беспомощен передо мной, так же, как и ты. Или, может, ты просто хочешь понаблюдать, как он будет валяться у меня в ногах, вымаливая прощение?
От возмущения воин аж поперхнулся. Зашипел:
- Да как ты смеешь? Что ты о себе воображаешь?!
«Горячий мальчик…» Я отступил чуть назад и протянул руку к двери – закрыть. Молчавший до этого Зариэль, видимо, понял, что второго шанса ему уже не дам, и, вскинув на меня умоляющий взгляд, тихо сказал:
- Таниас, не надо, уходи. Я вернусь.
***
Уже целые сутки Зариэль мучился от жуткой боли в плечах. По словам целительницы, этот странный новичок сотворил с его руками что-то совсем невозможное, и если кто и сможет исправить ситуацию, то только он сам, так как на её попытки воздействия реакции не было никакой. Дроу заранее содрогался от предчувствия того унижения, которое ему предстоит пережить, чтобы вылечить повреждённые руки… Но не будь этой возможности, жизнь его прервалась бы в тот момент, когда принцесса решила, что калека – неподходящая для неё партия.
Мысль, обратиться к целителям Академии, в её голову никогда бы не пришла. Гордость не позволяла. И Зариэль был безмерно благодарен Таниасу, успевшему вовремя вмешаться, осознавая, что сам никогда бы не посмел прервать Жрицу в момент исполнения её решения. Подобное равносильно самоубийству.
Вечер предстоит тяжёлый, ведь неизвестно, что потребует Энджиал за помощь, зато он вновь станет полноценным воином и будет жить. Даже знание своего незавидного будущего не могло заставить Зариэля желать собственной смерти, как избавления от всех бед.
Почему незавидного? Потому что участь мужа самой сильной и жестокой Жрицы Королевства, будущей Королевы, не может быть желанной. Он до дрожи боялся Талавиэль, но с детства научился скрывать свой страх перед Жрицами Ллосс за ледяным спокойствием, и, кажется, она до сих пор ничего не заметила. По крайней мере, обращалась принцесса с ним несколько мягче, чем с остальными воинами, но долго это не могло продолжаться. Когда он окажется в полной её власти, одна Ллосс ведает, как изменятся их отношения. И всё же, чего хочет Энджиал?
Пока они с Таниасом шли до комнаты новичка, Зариэль успел придумать тысячу способов расплаты, которую тот может потребовать, и пришёл к выводу, что уж как-нибудь перетерпит любые унижения, главное, чтобы от него не потребовали предательства. Тогда придётся умирать… А так хочется жить!
Внезапно мысли перескочили на банальное – сейчас под плащом на нём только штаны (старую рубашку срезали, а новую одеть не получилось из-за болезненно-неподвижных рук), а Энджиал, как слышал дроу, не брезгует парнями. Девушкам он, впрочем, тоже уделял значительное внимание. А вот прекрасных тёмных эльфиек игнорировал. Это было не последней причиной столь настойчивого внимания к нему Талавиэль и её злости.
Зариэль настолько погрузился в свои размышления, что не заметил, как они дошли до нужной двери и друг уже постучал в неё, тут же начав спорить с новеньким. Глупо, в их-то положении. Заметив движение Энджиала чуть вглубь комнаты, дроу вскинул на него взгляд и встретился с равнодушными зелёными глазами. Внезапно он отчётливо понял, что его шанс на жизнь стремительно тает. Таниас, конечно, хороший друг, но он слишком горяч и многое не замечает, так что его попытки защитить в данном случае принесут лишь вред. Тихо прервав провожатого, Зариэль сделал шаг в неизвестность.

Странный он, этот Энджиал… Дроу ждал от него, чего угодно, но не задушевной беседы. Нет, конечно, и поунижаться ему пришлось, и на коленях немного постоять, однако этот непонятный молодой мужчина в итоге просто потребовал от Зариэля рассказать о сути взаимоотношений женщин и мужчин дроу. И воин сам не заметил, как выложил практически незнакомому существу не только про личностную проблему их общества, но и про свои собственные беды и страхи. Потом он много раз ломал голову, пытаясь понять, почему доверился своему бывшему противнику, но так и не смог этого сделать. Новичок сдержал слово и легко восстановил повреждённые руки. Кто же он, и какой силой на самом деле обладает?
А когда хозяин комнаты высказал своё предложение для Талавиэль, дроу похолодел. Чтобы принцесса сама пришла к мужчине в комнату, совсем одна, да ещё в строго установленное время (вечер первого из выходных следующей десятицы)?! Да его за подобные слова ждёт мучительная смерть! Но Энджиал непреклонен – если она так хочет получить его тело в постель, то только на его условиях. Жрицы, конечно, значительно сильнее простых воинов, и она точно так же легко разделалась бы в бою с их четвёркой, как и странный новичок, но… Интуиция говорила Зариэлю, что тот может быть ещё сильнее, поэтому представляет для принцессы нешуточную угрозу. И всё же, решать только Талавиэль, а его дело: точно пересказать всё произошедшее и озвучить свои подозрения.

Опубликовано: 09.02.2020

Автор: Dreamergirl

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду 13 звёзд
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 4 человека:

  1. Читаю с большим удовольствием!
    Спасибо!

    1

  2. Ура!!!! моя звезда первая!!!!

    1