Полукровка — 5

Когда звякнули ключи в двери камеры, Райс несколько удивился: до боёв рабов, по его расчётам, оставалось ещё не меньше десятицы, а всё остальное время к узнику никто не заходил, лишь просовывая в прорезь в двери еду и питьё. Но, как бы там ни было, это означало лишь одно – снова наденут проклятый ошейник, пусть и на недолгое время, но лишающий воли к сопротивлению и не позволяющий ослушаться приказов.
Ему настолько всё надоело, что мужчина удивлялся сам себе – несмотря на всё чаще появляющиеся мысли покориться воле Владычицы и начать вести более-менее нормальную жизнь (по крайней мере, не в подземелье), на деле Райс упорно отказывался выполнять приказы. О том, чтобы взять на своё ложе привлекательного и сильного мужчину, женщины Семьи забыли думать давным-давно – какими бы мощными магами ни были Владычицы, но особенность организма теранцев, появившихся от смешения крови людей, тёмных эльфов и орков, преодолеть так и не смогли. Если мужчина не желал женщину, возбудить его и принудить к соитию, было невозможно.
Почему случилось так, что при общем подходе к воспитанию, когда из мальчиков лет с трёх растили послушных, но сильных воинов, не способных противиться воле господствующих в их обществе женщин, он вырос настолько непокорным бунтарём, он и сам не мог понять. Откуда в голове возникали мысли о свободе и желания управлять самому собственной жизнью? Впрочем, стряхнув с себя философский настрой, Райс приготовился к очередному испытанию. Откуда мысли? Просто он был очень сильным и умелым воином, которого бесило осознание, что, лишь благодаря немыслимому выверту природы, из-за которого магией могли обладать только женщины расы, мужчины вынуждены были подчиняться этим, более слабым физически, но коварным и жестоким созданиям.
Ожидаемой схватки (чтобы надеть на строптивого раба подчиняющий ошейник, обычно требовалось не меньше трёх хорошо подготовленных воинов) не получилось. В этот раз тёмную подземную камеру посетила сама Первая Владычица Тиалисса, которая, особо не церемонясь, скрутила Райса магическими путами. Защёлкнувшийся ошейник, вновь заставил пережить неприятные ощущения первых мгновений – потом оглушающие и дезориентирующие чувства пропадают, но ослушаться приказа совершенно невозможно.
Тиалисса, подобно всем теранкам, была красива, стройна и высока, почти вровень с мужчинами, но, как и при виде любой другой красотки, желающей властвовать над ним, Райс остался равнодушен к её привлекательности. Он, конечно, не был невинным юношей, но к своим двадцати шести познал не так уж и много женщин: связь со служанкой не позволяла появиться метке принадлежности на втором виске, так же, как и связь с женщинами Вольных Лесов, не принадлежавших какой-либо Семье. В этих лесах мужчина провёл три с половиной года после бегства из цивилизации. То были самые счастливые годы его пока короткой жизни. Возможно, только воспоминание о вкусе познанной свободы до сих пор позволяло ему не сдаться, все четыре года рабства и сидения в подземелье.
Спустя полгода после своего совершеннолетия, парню каким-то чудом удалось сбежать из города и затеряться в лесах. Уже тогда он был дерзок и неоднократно сечён плетьми за это, а когда узнал, что его собираются отдать одной из Владычиц, прельстившейся на юное, но хорошо развитое тело, Райс решился на побег с целью найти в лесах таких же бунтарей, живших в гармонии с природой и друг с другом. Немало тому способствовали остатки коренных жителей – мирных и спокойных лияров, избежавших вливания в расу прибывших когда-то в этот мир захватчиков. Не сумев что-либо противопоставить агрессивной магии Владычиц, они предпочли уйти в глубокие леса, так до конца и не изученные даже за прошедшие тысячелетия. Конечно, это касалось тех, кто сумел избежать пленения и обращения в рабов.
Бунтарей юноша нашёл. Не сразу, конечно, но через полгода блужданий наткнулся на одно из становищ. Там же продолжил обучение воинскому искусству и не меньшему по значимости – искусству способности терпеть боль. Но им приходилось иногда делать набеги на караваны, чтобы достать необходимые для жизни, однако не производимые «свободными» вещи. Один из таких набегов и закончился для Райса печально – ранением и пленом (сопровождение у каравана оказалось неожиданно очень мощным), а потом и рабством. Познав свободу, мужчина стал совершенно неуправляемым, и Тиалисса лично провела ритуал сведения с его виска знака Семьи, по которому он и был возвращён Владычице. И все эти четыре года он не знал женщину – ведь лечь на чьё-то ложе, означало признание своего полного поражения.
Как только ни пытались его поначалу сломить! Ежедневные встречи с палачом и его плетьми, спицами и другим богатым пыточным ассортиментом в какой-то момент стали рутиной. Но не зря Райс прошёл в лесах школу терпения – из пережитого не существовало такого наказания, которое мужчина не в силах бы был перенести. Конечно, в арсенале Владычиц были и более страшные пытки, чем применялись к строптивцу, и магические наказания, но все они были очень жестокими и направленными на выбивание правды у смертников, после чего оставался просто стонущий кусок плоти. А использовать столь хорошего воина на боях рабов было гораздо выгоднее, чем всё же сломать его, но при этом оставить, в лучшем случае, ни на что не годным калекой, а то и вовсе убить.
Тиалисса задумчиво оглядела коленопреклонённого раба и выдала совершенно немыслимую для него тираду:
- Сейчас я отведу тебя к одной претендентке на роль Главы новой Семьи. И в твоих интересах вести себя как обычно – не подчиняясь и не позволив затащить себя на любовное ложе. Если ты, Райс, не дашь ей подчинить себя, как и всем до сих пор, так и быть, я отпущу тебя в эти леса, даю слово!
Мужчина от неожиданности посмотрел прямо в глаза Владычице, не в силах поверить: он получит свободу?! В том, что сможет в очередной раз не дать взять верх женщине, Райс даже не сомневался. Но Глава города удивила его ещё больше, когда тихо, словно сама себе, пробормотала:
- А если убьёшь её, я даже выполню любую твою просьбу, разумную, конечно. Это не должно быть сложным – девчонка совсем молода и чужачка к тому же.
Ага, конечно, а то Райс не понимает, что за убийство женщины, пусть она хоть трижды будет чужой, его ждёт лишь долгая и мучительная смерть! Неужели девушка настолько сильный маг (а претендовать на главенство в Семье могут лишь такие), что Тиалисса почувствовала в ней угрозу своему положению? А уж убить мага… Нет, он не настолько глуп и самоуверен. Но суматошные размышления не отразились ни в единой чёрточке вновь ставшего равнодушно-спокойным лица воина.
Потом на Райса надели наручники и повели почти на другой конец Внутреннего города, где размещались гостевые дома для приезжих Владычиц. Как бы там ни было, а чужачку оценили весьма высоко. На входе их встретил одинокий охранник, но Райс ни за что не желал бы схлестнуться с таким в бою, даже при численном преимуществе – слишком текучими и точными были движения воина, слишком цепким взгляд, и ещё возникло чувство (абсолютно иррациональное, но глаза у парня уж больно странные), что перед ним совсем не простой смертный.
Впрочем, о втором встретившемся им воине, который и проводил всю процессию в гостиную, это уже можно было говорить с уверенностью: серая кожа, белоснежные волосы и заострённые длинные уши не давали спутать его со смертными даже приблизительно. Интересно, за века существования в новом мире знание о межмировых переходах оказалось утрачено, а хозяйка этих воинов пришла явно издалека. Хроники ещё содержали в себе описания некоторых рас иных миров, и в новом сопровождающем Райс почти без сомнений признал дроу. Если претендентка на главенство в новой Семье относится к этой расе, ночь его ждёт тяжёлая: их женщины всегда славились изощрённой жестокостью.
Но вошедшая в другие двери юная девушка совершенно не походила на властных воительниц, она скорее напоминала нежный цветок, лёгкий ветер в ветвях… Такая хрупкая, непривычно маленькая, желанная. Впервые за долгие годы Райс почувствовал к женщине сексуальный интерес – лишь на мгновение представив это нежное стройное тело в своих объятьях, почувствовал жар, опаливший пах. Но это же чувство мгновенно привело его в себя и заставило испытать настоящее бешенство, которое и увидела в его глазах незнакомка, когда телохранители Тиалиссы бросили мужчину перед ней на колени. Мельком слушая разговор двух женщин, Райс быстро осознавал ситуацию: если девчонка подчинит его и заставит переспать, то он становится её собственностью! Какое уж тут желание?! Тиалисса очень удачно мотивировала его на сопротивление изо всех сил.
Но он недооценил коварство Владычицы: снять с умелого воина ошейник, гарантирующий его послушание и безопасность, и кивнуть слабенькой девчонке – на, мол, подчиняй?! Пусть она маг, но и с магом при должной сноровке и внезапности можно справиться. Это чем же так опасна для Первой Владычицы эта юная девочка? Но, как бы ни было, своего шанса Райс не упустит! Когда его привели в спальню чужачки, мужчина попытался выяснить силу своих охранников – выяснил… Напарник дроу, очень сильно похожий на первого встреченного здесь воина, оказался точно из нечеловеческой расы: в обычном с виду теле скрывалась неимоверная мощь, да ещё и при резком движении среди чуть длинноватых волос мелькнули заострённые кончики ушей. Телохранители поколотили его как следует, но всё же ничего не сломали, и мужчина отчётливо понимал, что они просто сдерживали силу, значительно сдерживали.
Очередное неприятное открытие не заставило себя ждать: появившаяся девушка сбросила с себя всякий налёт хрупкости и романтичности и холодно отчитала дроу за своеволие, а тот, отвечая, явно боялся свою хозяйку! То, что воины относятся к девушке с почтением и слушаются беспрекословно, не стало для Райса откровением, ведь их общество на этом и строилось, но понять такого поведения он был не в силах – за что можно уважать эту пигалицу? Но вот мелькнувший неприкрытый страх телохранителей заставил напрячься.
Впрочем, все опасения были тут же забыты, как только с него сняли и наручники, а дроу с напарником исчезли за дверью. Глупость, какая глупость со стороны девчонки! Теперь ему не нужно даже слово Тиалиссы – он сам возьмёт свою свободу, и убивать никого не надо. Окно совсем рядом, а выбраться вечером из города не так и сложно. На разум словно опустилась пелена, заставившая думать и вести себя слишком вольно, словно он уже был в безопасности. И слушать он ничего не желает, тут, всего в двух шагах, такая желанная свобода!
Как легко мнимое исполнение желаний кружит голову и заставляет забыть про здравый смысл. Сбежать от мага? С чего он решил, что сможет? Райс выплывал из тяжёлого небытия медленно, словно нехотя. Голова раскалывалась после неведомо как нанесённого сильного удара, ноги над коленями и в районе щиколоток охватывали оковы и не позволяли подняться, притягивая к полу, а руки тоже скованы и растянуты вверх и в стороны. Лёгкий шорох, и перед глазами мужчины появляется тонко улыбающаяся девушка.
- Не так быстро, мой хороший, я не позволю тебе сорвать столь тщательно продуманный мною план. Всё могло бы быть гораздо проще, если бы ты выслушал, для начала, но свой шанс ты, увы, упустил. Ах да, звать меня будешь госпожа Лиэри.
Виски неожиданно сильно сжали тонкие тёплые пальцы, а взгляд приковали и не позволили вырваться из ловушки чужой воли бездонные светло-синие глаза, в которые он падал, падал, падал… Очнулся Райс в том же положении, в том же месте, а спину тот час же опалила жгучая боль. Сколько длилась экзекуция, мужчина не знал, но гордился тем, что не издал ни звука. Такими избиениями его не сломить. Но потом началось что-то новое – казалось, что кожу разрывают на мелкие кусочки, превращая её в кровавое месиво. И вновь он молчал, хотя такой боли ещё не приходилось переносить. Неужели девушке плевать, в каком состоянии после «подчинения» будет раб?
Как же он был наивен, полагая, что готов к любому испытанию. Лиэри вышла из-за его спины, довольно улыбаясь.
- Что ж, пар я спустила, разминка закончена, пора браться за тебя всерьёз, мой мальчик.
Разминка?! Если так, то после её «браться всерьёз» от него ничего не останется. Это была последняя связная мысль мужчины перед начавшимся кошмаром наяву… или во сне? Из тонких пальчиков внезапно выросли острые длинные когти, не замедлившие вонзиться в его тело. Ощущение тонких острых лезвий, кромсающих твои внутренности, а потом и всё тело, рождало в сознании непередаваемую смесь чудовищной боли, страха и паники: почему он ещё жив?! Те мелкие кусочки плоти, в которые он превратился, уже давно должны были стать грудой бесчувственного мяса, безоговорочно мёртвого, а никак не продолжающего дышать и чувствовать! Кричать по идее тоже было нечем, но он кричал. Впервые. Наконец, сознание накрыло спасительное забытье, оставив чувство, что этому позволили случиться.
Очнулся Райс довольно быстро. Это не были его ощущения, это было знание, которое ему дозволили. На удивление, тело оказалось абсолютно целым, вот только боль никуда не делась. В этот раз мужчина сидел, крепко привязанный к креслу, а напротив стояло огромное, в полный рост, зеркало. Девушка шагнула к нему сбоку, мурлыкнув нежно: «Продолжим?», и этот нежный голос теперь не вызывал ничего кроме содрогания. Он почти сломался всего от одной пытки, но гордость не позволяла признать этого окончательно. Впрочем, недолго. В зеркало пленник с ужасом наблюдал, как знакомые уже острые когти с лёгкостью срезают ему верхнюю часть черепа, обнажая мозг. Паника полностью завладела сознанием, а из горла вырвался крик ужаса. Как же быстро он сдался и готов сделать что угодно, лишь бы прекратить жуткие мучения, но ему не позволили прошептать слова мольбы, заставляя быть в сознании и смотреть.
Как он не сошёл с ума за эти часы (дни?) бесконечных пыток, заканчивающихся неминуемой мучительной смертью (по крайней мере, согласно логике, именно так и должно было быть) и неизменным приходом в себя в абсолютной целости, Райс не знал. Почему Лиэри не останавливала мучения, даже когда мужчина валялся у неё в ногах, умоляя о пощаде и обещая безропотно выполнить любой приказ, тоже было непонятно. Единственное объяснение – ей просто нравилось мучить сломленного раба.
И вдруг всё закончилось. Райс пришёл в себя в очередной раз в том самом положении, с которого началась эта кошмарная ночь – на коленях и в оковах. Тело на удивление не болело, как таковое, но вот помнило о пережитом очень ярко. Хозяйка (смысл отрицать уже очевидное?) приподняла голову дрожащего мужчины, вглядываясь в глаза, и довольно улыбнулась. Её слова не сразу достигли ошеломлённого разума, но, достучавшись до него, повергли в шок – иллюзия?!
- Что ж, я надеюсь, демонстрации того, что с тобой будет за непослушание окажется достаточно, и не придётся прибегать к этим пыткам наяву. Да, не надо так удивляться, всё, что ты до сих пор переживал, было лишь ментальной иллюзией – я показывала, что могу сделать. И не думай, что наяву тебе будет грозить что-то одно из моего богатого арсенала, а потом смерть – я могу повторить абсолютно всё, из того, что проделывала в твоём воображении, не давая умереть и полностью восстанавливая тело. Или, хочешь проверить?
Райс ожесточённо замотал головой – пусть это были воображаемые ощущения (невероятно реалистичные и убедительные!), проверять эффективность наказаний и возможности госпожи не хотелось.
- Хорошо. В таком случае, ты сейчас поклянёшься мне в верности и послушании, а я приму тебя в новую Семью – Тертуриэс.
Это было неизбежно, и мужчина, конечно, это осознавал. У него нет ни выбора, ни сил противиться воле новой Владычицы. Лиэри отошла в сторону, что-то помешивая в небольшом кубке и наговаривая на него, видимо, заклинание. Затем девушка сняла с шеи медальон с символом Семьи, окунула в жидкость и подошла к Райсу. Он повторил за хозяйкой слова клятвы, мимоходом отметив, что та требует только безоговорочной преданности лично Владычице, а не подчинения любым приказам любой женщины, не удивился запрету разглашать какие-либо события, происходящие внутри Семьи или сведения, касающиеся её Владычицы, потом выпил пряную, чуть сладковатую жидкость. Но всё, конечно, не могло быть так просто.
Госпожа неожиданно сильно прижала влажный медальон к области сердца мужчины, и тот вновь ощутил боль – жгучую, словно ставили печать раскалённым металлом прямо на сердце. На какой-то момент показалось даже, что оно остановилось. Потом боль, всё так же обжигая, поползла вверх: по груди, на шею, по лицу, и угнездилась на левом виске. Вскоре всё закончилось, а в разуме лишь мелькнуло короткое удивление из-за заметного отличия от обычного ритуала. Лиэри убрала медальон от его груди, и Райс успел заметить, как исчезают в его толще призрачные иглы, а, бросив взгляд себе на кожу, увидел и кровавые следы от проколов. Но действия госпожи повергли его в короткий шок, сменившийся внезапным возбуждением: девушка пригнулась и широким мазком языка слизнула его кровь с кожи! Довольно улыбнувшись, она лишь щёлкнула пальцами, а оковы раскрылись сами собой.
- Встань, мой хороший, наша ночь, как и твои обязанности, ещё не закончилась.
Райс поспешил подняться, и поразился, насколько маленькой всё же оказалась его госпожа: сейчас, находясь так близко, девушка макушкой едва достигала его ключиц, кажется даже, и не доставала немного. Но одного он искренне не понимал – как же сможет переспать с ней, что, очевидно, необходимо для завершения какой-то сделки между Владычицами, если Райс панически её сейчас боится? Впрочем, едва пальчики госпожи легко пробежались по его обнажённой коже, все сомнения и страхи почему-то отошли на второй план, а тело охватила жаркая истома желания. А уж когда, повинуясь жесту, исчезла одежда, обнажая совершенное тело с высокой упругой грудью и острыми розовыми сосками, мысли вообще покинули голову, не позволяя задуматься – почему он так легко возбудился после невиданных мучений, часто приносимых этими самыми, нежными сейчас, пальчиками?
Подобных этой, ночей у него ещё не случалось. И дело не в страстности гибкого тела, не в неоспоримом любовном умении госпожи. Хотя… и в них, конечно, тоже. Но Райс ещё не встречал настолько искренней в своём желании женщины, не боящейся довериться партнёру, позволить мужчине вести в извечном танце. Даже женщины Вольных Лесов предпочитали ведущую роль в сексе, пусть и старались доставить удовольствие и любовнику, в отличие от Владычиц, требовавших только своего удовлетворения, а если мужчина не успел или, наоборот, выдохся, это были только его проблемы. Лиэри не видела ничего постыдного в том, чтобы отдаваться, быть восхитительно слабой и нежной. Впрочем, что может довольно жёстко вести, она тоже продемонстрировала, но злости и негодования, как ни странно, это не вызывало.
Одно Райс понял точно – именно её он ждал все эти годы, не позволяя себе сломаться и покориться местным хозяйкам жизни. Только она достойна права подчинить самых сильных и непокорных воинов. По праву сильнейшего. В пылу любовного угара мужчина даже не заметил лёгкого жжения на правом виске, ознаменовавшего появление метки принадлежности – символа его безоговорочной капитуляции.
И когда, к середине ночи, госпожа велела оставить её, отправиться в свою комнату, которую покажет один из телохранителей, Райс не увидел в этом ничего необычного. Всё правильно – они оба получили своё удовольствие, но теперь Владычица желает отдохнуть в одиночестве. На прощание сказала лишь:
- Утром я проинструктирую тебя, как надлежит себя вести. Одно запомни – ты не должен демонстрировать постоянного страха передо мной. Да, я могу подвергнуть тебя множеству мучений, наказать самым жестоким способом, но никогда не сделаю этого просто так, ради развлечения. Так что твоя дальнейшая судьба зависит лишь от тебя самого: будешь послушным, исполнительным и верным – сделаю воином, могущим достичь значительных высот, не оправдаешь моих ожиданий – навсегда останешься бесправным рабом.
Всё верно. Райс и сам это понимал и принимал. Нет, он не забыл пережитое, пусть и не в реальности, не стал меньше бояться хозяйку, но и понимал, что безотчётно дрожать и шарахаться от любого прикосновения глупо – это, действительно, поведение раба. На душе впервые за многие годы царил покой.

* * *

Разбудил меня тихий стук в двери – вчера просила Рена поднять в шесть утра. Не люблю спешки, а подготовиться к приходу Тиалиссы, да кратко проинструктировать Райса надо. Прошедшая ночь вызывала стойкое чувство удовлетворения: если этот раб считался самым неуправляемым, то с остальными сильных проблем не возникнет. Так забавно: оказалось, что местные Владычицы магичили несколько однобоко (поразительно сколь много знают и замечают рабы, даже если сами не являются магами!). Боевой, защитной и бытовой магией владели на хорошем уровне, целительной гораздо хуже, а вот о ментальной и вовсе не знали, как, впрочем, и о некромантии.
А я ещё удивлялась, почему ошейники столь малоэффективны – просто использовались там не заклинания подчинения, а зелье, в котором вымачивалась кожа, и которое, соответственно, через какое-то время переставало действовать. Зато ментальный природный барьер у этой расы развит очень сильно, даже пришлось поднапрячься, взламывая его у Райса, пусть на фоне испытываемых им запредельных болевых ощущений, это и не оказалось слишком уж трудным делом – боль ослабляет такие преграды довольно эффективно. Не говорю, что было совсем легко: из-за этой помехи пришлось быть излишне жестокой, продолжая пытки, даже когда раб полностью сломался, но щит ещё держался. Представляю, что бедняга мог подумать о моих склонностях.
Этот ментальный щит мог помешать при принесении клятвы верности, которая ещё и открывала мне возможность легко влиять на разум поклявшихся, без каких-либо усилий с моей стороны. Надеюсь, у других барьер не настолько мощный. Да и сам мужчина всё же из самых трудно подчиняемых, с остальными должно быть проще. Окончательным закреплением моего триумфа стали несколько часов бешеной страсти. Райс даже не понял, почему смог завестись от простого прикосновения после того шквала жестокости, что ему довелось перенести. Как любовник он, конечно, неплох, но и не суперхорош – Рен, однозначно, лучше. Велев дроу позвать новенького, быстро привела себя в порядок – времени на любимые и привычные водные процедуры сейчас нет.
Мгновения ожидания вновь заполнили размышления о будущем: как быть с пополнением? Мне нужно, чтобы клятву они принесли как можно скорее – верные воины не будут лишними. Сломать их по одному не проблема, но вот время… Его нет, как и раньше. Да и не подвергать же каждого пыткам, пусть и ментальным. А ломать барьер необходимо до принесения клятвы, иначе у меня не будет той полноты власти над их разумом – в здешних условиях, да к тому же с бунтарями, это весьма неблагоразумно. Нет, нужен какой-то другой способ, надо только хорошо подумать. Внезапный шёпот в голове не просто напугал, а ввёл в мгновенный ступор:
- Я могу помочь, надо только принять мою силу…
Паническое сканирование пространства на предмет постороннего ментального вмешательства ничего не дало, кроме тихого смеха в голове. Я что, с ума двинулась? А что, даже боги бывают сумасшедшими. Глубоко вздохнув, мысленно пожелала выяснить – кто мой собеседник? Ответ оказался ещё более шокирующим, чем первое звучание голоса:
- Я – ты… Я – часть божественной сущности твоей матери. Твой разум – разум сильного ментата – отгородил меня, изолировал. Ты называешь меня своей тьмой. И сейчас, когда не можешь найти решение, получилось дотянуться до сознания. Прими…
Слов нет. Это… Эта самая тьма – разумна?!!! Осмысливая новость, я откинулась в кресле. Не хватало обзавестись раздвоением личности. Впрочем, у меня осталось ощущение, что эта… сущность торопилась всё сказать, боясь, что я вновь заблокирую её, а значит, и говорить со мной просто по своему желанию она не может. Опасение, что сошла с ума, уже улетучилось, его место заняли быстрые размышления – что это мне сулит и чем грозит? Принять внутреннюю тьму. Божественную сущность. А что если она поработит меня, изменит? Опасно… Голос превратился в шелест, но всё же был различим.
- Нет, не бойся! Слияние со мной лишь сделает тебя сильнее… сделает… настоящей богиней, пусть и слабой, новорождённой. И вплетя эту новую силу в состав зелья для клятвы, ты сможешь преодолевать ментальные барьеры без всяких предварительных усилий. И ещё. Эти слуги будут не просто преданы, они будут верить в тебя и твою мощь, первые адепты, и эта вера станет питать божественную суть. Ты сможешь сделать этот мир своим!
Так заманчиво… Стать полноценной богиней. А это мощь, несопоставимая с просто магией, и в условиях этого мира соперников у меня не будет. Ммм… Нет, надо обдумать всё в спокойной обстановке, не в спешке. Дав такое обещание себе и… себе, сознательно закрыла разум от неожиданно проявившейся сущности и заставила эмоции успокоиться.
К моменту прихода Райса я была полностью готова к встрече с Первой Владычицей: надела специально созданный вчера традиционный костюм Глав Семей, забрала волосы в высокий хвост, слегка подвела губы и глаза. Надо признать, костюм оказался верхом удобства при том, что смотрелся очень эффектно.
Чёрные облегающие штаны, заправленные в невысокие сапожки на каблуке. Чёрная же рубашка, украшенная серо-голубой вышивкой, с широкими рукавами на манжетах и круглым вырезом (не слишком глубоким), поверх которой надевался корсет (охватывал тело от середины ягодиц, заканчиваясь под грудью) с завязками спереди. А от него отходило что-то вроде плотной верхней юбки до середины голени, но она не закрывала ноги спереди, а как бы расходилась в стороны, и сзади разрез был до самого корсета. Точные названия деталей никогда меня особо не интересовали, потом как-нибудь узнаю, при случае. Цвет верхней одежды мог варьироваться, но на официальные мероприятия старались использовать родовые цвета, и я выбрала таковым тёмно-синий. В общем, мне понравилось, как выгляжу.
Вошедший раб сначала заметно растерялся от явившейся ему картины, но быстро опомнился и опустился на колени, склоняя голову. Как и приказывала, на мужчине были лишь свободные простые штаны, на груди не осталось и следа от внедрения заклинания, а вот нить принадлежности и подчинения исправно тянулась ко мне прямо из сердца (хорошо, что видеть её обычные смертные не могут – только боги и близкие к ним существа), да и знаки Семьи с висков никуда не исчезли.
Отлично – разработанный ритуал принятия в семью (его механизм у местных не стала даже пытаться разобрать, мой проще и удобнее), объединённый с модифицированной клятвой верности демонов, прекрасно работает. Самое интересное, что на психику клятва демонов оставила своё влияние, поскольку в эмоциональном фоне Райса я не ощущала ни бунта, ни желания сбежать – только покорность судьбе и страх не суметь угодить хозяйке. Прекрасная альтернатива моим способностям – необходимое количество верных слуг не убивать же, в самом деле. Ммм… Не перестаралась ли я всё же с демонстрацией наказаний? А, нет, страх был мимолётный, из-за незнания как себя вести. Подошла к мужчине и легонько провела по волосам.
- Хороший мальчик. Ты выбрал совершенно правильную линию поведения. Но скоро прибудет Первая Владычица, и очень надеюсь, что и тогда не подведёшь меня.
После инструктажа раба оставалось вполне достаточно времени на завтрак, а то потом неизвестно, когда вернусь и смогу расслабиться – позволять Тиалиссе диктовать свои условия не входит в мои планы, так что в её подземелья отправимся сразу, как хозяйка города признает мой успех в укрощении бунтаря. Никогда не была сторонницей лёгких перекусов, и мои телохранители прекрасно об этом знают. Так что, когда вошла в столовую, на столе красовались несколько запеканок, овощной салат, бутерброды, выпечка (как сладкая, так и с мясной начинкой) и великолепный напиток – кофе, здесь носивший название кифата. Он несколько отличался вкусом от привычного мне, но так же бодрил, что очень радовало – без этого напитка, с тех пор как вообще попробовала его в каком-то из множества пройденных миров, с утра мои обычные несдержанность и раздражительность почему-то становились ещё сильнее.
Я уже допивала кифат, когда Рен доложил о прибывшей гостье. Что у Тиалиссы не отнять, так это невероятной пунктуальности. Велела дроу незаметно провести ко мне Райса – сейчас опоздание станет лишь завершающим штрихом победы над хитроумной противницей. А пока… пусть порадуется, строя ошибочные предположения.

Опубликовано: 22.07.2015

Автор: Dreamergirl

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 62 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 10 человек:

  1. Так, лучший момент — ментальная иллюзия! Шикарно! Мурлык-мурлык :) А, ещё забыла! Тут же так любимые мною планы по захвату мира :) Ай да Лиэри, ай да Тьма! Ай да комбинация!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  2. Глава смотрелась бы гораздо лучше без этого типичного, по пунктам, перечисления во что одета героиня — вплоть до глубины выреза. И вот это «что-то вроде плотной верхней юбки до середины голени». Такое впечатление, что описывается одежда на картинке, или героиня в секонд-хэнде нашла свою одежду. Ведь когда одежду делают на заказ всегда знают названия ее частей, а не носят «что-то вроде».

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Не передать словами как мне все нравится! У вас потрясающий талант создавать сильных, но не излишне жестоких женщин!! Буду с нетерпением ждать глав!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. О, я вас обожаю )))) Эта глава самая самая! И эротика и сила и разумность. Еще буду перечитывать и наслаждаться:) Спасиб!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. Забавно, как настолько пересекающиеся кинки могут в итоге столь явно различаться. Вроде бы такая Венга-Венга, махровый матриархат с жестким женским доминированием, правда с замесом на магии, как и у дроу Сальваторе…
    Но вот процентное соотношение психологии и магии не совсем мое. Слишком много божественных даров у героини =)))) Понятно, что она и есть полубогиня… Но мужиков, в какой-то момент становится жаль — у них просто нет шансов! ;)
    По крайней мере я всю главу искренне сочувствовала Райсу: окружили мальчика, обложили со всех сторон.
    В случае с дроу я сочувствовала дроу, но была целиком с героиней — подарок же ;) В случае с близняшками я вообще можно сказать аплодировала героине стоя…
    Но тут я хоть и понимаю, что у нее выбора не было, только Райса жа-а-а-алко! Он так на свободу хотел, бедный…

    Оцени комментарий: Thumb up 0