Полукровка — 3

Утро принесло с собой непривычно радужное настроение – сегодня я обязательно куплю линарга! Но посмаковать удовольствие от предвкушения покупки можно и подольше: сначала надо разобраться с одеждой, чтоб хоть как-то сойти за местных, погулять по рынку, изучить цены и товар. Чуть сбоку раздался хрипловатый голос, причём, подозрительно высоко:
- Доброе утро, госпожа Лиэри.
Стоило открыть глаза, и радужное настроение временно улетучилось: прямо возле кровати стоял дроу и беззастенчиво меня разглядывал! Раб посмел приветствовать свою хозяйку стоя, а не на коленях и уткнув глаза в пол!!! Но, какая бы злость не одолевала меня, голос всегда звучал спокойно. Давно уже заметила, что резкий контраст спокойствия и мягкости тона с силой наказания даёт, порой, невероятные результаты.
- На колени!
Вслед приказу послала волну сильнейшего недовольства, что, наряду с подчиняющим действием первого, вызвало и болевые ощущения у раба, поскольку тот позволил себе мгновенное недоумение и возмущение сутью приказа. Внутренняя тьма была немедленно удовлетворена видом рухнувшего на колени воина, и печатью страдания на исказившемся лице. Настроение вновь выправилось. Ну и что, что я не предупредила его о нюансах поведения? Вчера как-то забыла о стандартно-раздражительном настроении с утра, вот мужчина и попал под раздачу… Ладно, теперь можно и объясниться…
- Рен, не советую забывать о своём положении. Я не требую постоянного пребывания на коленях, как и положено хорошему рабу. Твой статус всё же гораздо ближе к воину. Но с утра приветствовать меня надо именно так, а прямой взгляд в глаза я, подобно хищникам, воспринимаю как вызов. И, надеюсь, мне не придётся больше ощущать твоё внутренне противление моим приказам – какими бы они ни были? Ты всё понял?
Чувство горького смирения стало мне ответом раньше тихого голоса:
- Да, госпожа Лиэри, я понял. Простите за дерзость…
- Хорошо. Иди, закажи завтрак в номер, потом спланируем поход на рынок.
Дроу удалился, а я направилась в ванную комнату получать утреннюю порцию удовольствия.
Через полчаса, когда я, свежеумытая и готовая сразу после завтрака отправиться за покупками, сидела за столом и наслаждалась какой-то лёгкой и вкусной местной кашей с фруктами, Рен осмелился задать вопрос.
- Госпожа, позволите узнать допустимые рамки поведения? Чтобы не вызывать вашего гнева.
Очень похвальное стремление… На самом деле, я стараюсь избегать лишней жестокости в обращении с подвластными мне существами, особенно, когда они послушны и стараются на совесть выполнять свои задачи. Просто… Тёмная богиня в качестве матери – не тот случай, когда ребёнок вырастет добрым и светлым. Часть тьмы её души, переданная мне при рождении, порой требовала своего удовлетворения… Это ещё хорошо, что «моя» тьма была не столь кровожадна, как у многих тёмных богов, судя по памятным рассказам Алианты. Но вот неповиновения она не терпела…
- Твоё «утреннее приветствие» я уже описала. И вообще, по утрам я, обычно, очень раздражительна, так что старайся не провоцировать… Вызвать мой гнев очень легко, поэтому, прими совет – учись внутреннему смирению. Теперь и твоё тело, и душа принадлежат мне, а любой мой приказ – это безоговорочное побуждение к действию. Без раздумий, моральных колебаний или несогласных мыслей. Помни – твои чувства больше не являются тайными. Что касается поведения… Я уже говорила: ты – телохранитель. И… Я разрешаю принятие самостоятельных решений в рамках этой роли. Твоё место – за левым плечом. Мне важнее, чтобы под присмотром были тылы, а защиту спереди возьму на себя, пока не найду тебе напарника.
В самом деле, только формулируя мысленно правила поведения для Рена, я начала осознавать, что порабощённая душа не очень годится для использования в качестве защиты. Это что же, когда надо будет действовать, воин будет ждать от меня непосредственного разрешения?! И зачем тогда мне такой охранник? Слишком быстро я начала осознавать, что такие, полностью подвластные моей воле и не имеющие возможности сопротивляться рабы, совсем не так и хорошо, как казалось поначалу… Теряется всё удовольствие от постепенного подчинения, воспитания раба, вся прелесть невольных или нарочных ошибок, и, наконец, удовлетворение от его осознанной покорности и принятия своего места. Рабы потом тоже не смеют сопротивляться или не исполнить приказ, но не потому, что не могут сделать этого физически… И почему я такая привередливая?! Не помню, чтобы эти обстоятельства хоть сколько-нибудь смущали мою мать…
Найденное решение показалось мне оптимальным, пусть и принято было после мгновенных раздумий и взвешиваний «за и против». Давая воину некоторую свободу воли, что я имела полное право делать, решала сразу и проблему достоверности его поведения. Посмотрю, как он воспримет столь щедрый жест, не разочарует ли…
- Наедине ты продолжаешь следить за моей безопасностью, но ведёшь себя с большей почтительностью, чем на публике – там можешь ограничиваться обычной вежливостью. Если сочтёшь, что мои действия не совсем правильны с твоей точки зрения и могут мне же повредить – стараешься аргументировано убедить в своей правоте. Но опять же – очень вежливо. За неподобающее поведение я, может быть, и не стану наказывать немедля, чтобы не испортить нашу историю, но позже кара будет очень серьёзной, поверь. Да, ещё, если считаешь, что мы находимся в серьёзной опасности, в качестве предупреждения можешь использовать прямой взгляд в глаза. В иных случаях – старайся этого избегать.
Рен некоторое время осмысливал мои слова, потом вздохнул.
- Спасибо за разъяснения, госпожа. Я… постараюсь не вызывать вашего неудовольствия.
Какой послушный… Мне же должно это нравиться, да? Ладно, поживём-увидим. Понаблюдаю за ним ещё, потом и решу, как дальше быть и нужны ли мне вообще такие вот… куклы.
За разговором завтрак пролетел мгновением, пришло время выхода «в свет». Мы спустились в холл гостиницы, узнали, в каком направлении рынок и двинулись в его сторону. Рен безошибочно занял предписанное место, идя ровно на полтора шага позади. До цели небольшого путешествия добрались без проблем, а там было чему удивиться – торжище занимало огромную площадь. Порылась в памяти: Фаспар (город, куда мы прибыли) не был ни столицей, ни каким-то крупным торговым узлом, и вообще считался среднестатистическим. Это же какая покупательская способность у местного населения, если такие рынки здесь – обычное явление?! И при всём при этом – невероятная ценность кристаллов, хотя, как мне в первый момент показалось, тут можно купить абсолютно всё!
Позже оказалось, что я была не совсем права. Кристаллов действительно было мало. Вернее, в свободной продаже их не было вообще! Ради интереса я даже прошлась по рядам с драгоценностями – ни-че-го. Все украшения были из металла и дешёвых поделочных камней. На оружейных рядах – та же картина: украшения в виде разной формы эфесов, тонкой и очень красивой гравировки и только. Само оружие, безусловно, очень неплохое, но ни я, ни Рен не нашли аналогов своему. И ещё странность – сколько я ни смотрела, но нигде не увидела зачарованного оружия! С ума сойти, у них что, до этого ещё не додумались?! Странный мир… Впрочем, задерживаться тут надолго я изначально не планировала.
В любом случае, мои потребности этот рынок мог удовлетворить с лихвой. Хотя… По части готовой одежды… Мужских костюмов моего размера здесь просто не было – не принято, понимаете, чтобы женщины столь вызывающе одевались, а госпожи магессы шьют на заказ. Вот так… На всякий случай спросила у Рена, понравилось ли ему что-либо, чтобы приобрести на смену? Н-да… Я вообще-то так и думала – пусть дроу и работал телохранителем, но одеваться безвкусно не станет ни один эльф. А всё, что сшито не под заказ – безвкусно. Ладно, побалую его чувство прекрасного.
Выяснив, в каких лавках обшивают магов, и краткие сведения о самих мастерах, отправились по ближайшему адресу. Но, едва зайдя в лавку, почти сразу развернулась оттуда. Надменный взгляд хозяина и помпезность обстановки сразу вызвали горячее желание поучить того вежливости и немного ослабить блеск окружающего. Ну его, от греха подальше – не сдержусь ведь!
А вот следующая мастерская оказалась куда приятнее: вежливый хозяин-эльф с безукоризненными манерами (даже на появление дроу отреагировал чуть недовольной гримасой, но сразу надел невозмутимую маску), приятные спокойные тона обстановки, хорошего качества ткани и кожи, и готовность работать по желанию заказчика. Цены, правда, ощутимо кусались… Но это уже не имело значения. Заказав себе пару костюмов из плотной, и при этом очень мягкой кожи, несколько – из хорошего качества ткани (и все брючные), пошла на поводу внезапного желания и добавила пару платьев и совершенно легкомысленный и воздушный домашний наряд из почти белой полупрозрачной ткани, особое изящество которому придавали соединительные элементы из золота.
Рен тоже не остался без обновок: несколько сорочек тёмных оттенков и два одинаковых чёрных кожаных костюма – брюки и жилетка, а на прохладную погоду и куртка – пополнили его гардероб. И, конечно, нижнее бельё! Эльфы вообще в этом вопросе были прогрессивны, причём, независимо от мира. В этом, были потрясающие кружевные вещицы для девушек и не менее потрясающие – для противоположного пола, плотно облегающие и обрисовывающие все мужские «достоинства».
Обувь мы пошли заказывать уже по рекомендации нашего портного и не пожалели. Сапожник оказался тоже эльфом, так что моя тяга к красивой и удобной обуви, а также Рена – к комфортной и износостойкой, были полностью удовлетворены. Потом мы быстро пообедали в одной из множества таверн. И с чувством выполненного долга, наконец-то, повернули в сторону лошадиных рядов.
Конечно, помимо лошадей и линаргов, на рынке было полно ещё всякого разного зверья, но я пока не могла думать ни о чём другом, кроме огненных красавцев. Специально сначала закончила все остальные дела, чтобы потом уже ни на что не отвлекаться. Проходя мимо первых загонов с рыжиками, обернулась на дроу. Ну, я, в принципе, и не сомневалась в его реакции – глаза воина горели такой жаждой, что даже стало жаль разочаровывать его. Хотя… Порывшись в памяти ещё раз, более досконально, обнаружила то, на что и рассчитывала – как и много где до этого, здесь представители Высших рас приравнивались к аристократам (в человеческих землях, естественно, а среди «своих» была соответствующая иерархия), так что проблем для него быть не должно… Если будет себя вести хорошо… Очень хорошо…
Глаза просто разбегались. При том, что линарги были все одной масти, я видела и явные различия: кто-то тоньше или, наоборот, мощнее, немного разные оттенки огненного, повыше или пониже, разный костяк, и, что самое интересное – выражение морды. Они не были разумными в полной мере, но видно, что более умны, чем обычные животные, а на мордах отражался характер. Причём, у большинства довольно ехидный…
Мы с Реном долго ходили от загона к загону, присматриваясь. Цена меня в данном случае не интересовала – за такое чудо (и постоять за себя сможет, и пропитание добыть, и вообще доставляет эстетическое наслаждение своим видом) не жалко никаких денег, особенно, если теоретически их запас неограничен. Обошли уже практически все ряды, когда сзади (на загона три-четыре, которые мы уже миновали) раздались подбадривающие вскрики и улюлюканье.
Выбирая между интересом и желанием осмотреть ряды до конца, выбрала утоление любопытства, конечно. Дальше посмотреть можно и потом, а тут, несомненно, интересное может уже скоро закончиться. Решительно повернув назад, дошла до скопления толпы вокруг одного из загонов, где, как уже сделала себе заметку, продавались действительно великолепные животные, каких на рынке было не так много – ещё всего лишь пара мест. Подобраться ближе, чтобы увидеть происходящее, было невозможно. Но толкаться сквозь это скопище я и не собиралась – просто послала впереди себя лёгкий воздушный таран (не боевое заклинание, а модифицированное, лишь чтоб раздвинуть зевак и проделать проход).
Толпа в этот момент грянула смехом, но почти сразу стихла на том участке, где действовал таран, зато раздались шепотки: «маг пришёл!», «шшш, придурок, это магесса…». Но мне уже было не до чего – через освободившийся проход я смотрела на самого великолепного из всех, виденных сегодня, жеребца! Тёмно-рыжая шкура, глубокая мощная грудь, крупная морда с оскаленными зубами, в данный момент угрожающе щёлкающими над валяющимся у его ног мужчиной. Самое интересное – как бы угрожающе не вёл себя линарг, реально опасных для человека действий он не предпринимал.
Я внимательно присмотрелась к животному, пытаясь понять его эмоции. С неразумными созданиями это было сделать гораздо проще, чем с людьми, а уж тем более – с другими мыслящими расами. На данный момент жеребец был жутко раздражён и, я бы сказала, разочарован. Но настоящей злобности в нём не чувствовалось. Странно… Такое ощущение, что его специально разозлили.
Спустя несколько минут и выясняющих вопросов к моим соседям по толпе, картина сложилась более-менее: этот жеребец стал своеобразной знаменитостью, обуздать которую местные уже давно не пытались, а ловились на задумку хитреца-владельца в основном приезжие. Линарг почти с самого начала, как появился у нынешнего хозяина – Круста – не давал себя седлать. Он был полудикий, вожак табуна, которого поймали лишь с помощью хитрости. К седлу жеребца с горем пополам приучили, но садиться на себя он так и не давал. Впрочем, владелец особо не страдал – наряду с попытками приручить гордое животное, использовал его для улучшения породы, сводя с собственными кобылами, а вскоре нашёл возможность дополнительного дохода.
Зная, что жеребец не даёт на себя сесть, Круст два раза в десятицу устраивал представления: выводил его в круг и объявлял, что отдаст линарга тому, кто сумеет на нём проехаться пару кругов спокойным шагом. То есть, проскакать с бешеными взбрыками – не засчитывалось, жеребец должен был показать смирение. Правда, каждая попытка стоила полтора золотых, но при средней цене на линаргов в десятку, возможность получить красавца фактически за бесценок побеждала опасения за своё здоровье.
Сначала желающих было довольно много, а жеребец, как будто стал спокойней, но потом резко словно озверел и стал скидывать незадачливых наездников со странной злостью. Местным развлечение и потеря денег быстро надоели, но всегда находились желающие из чужаков, веривших в свои способности укротителей. Вот как раз сейчас один такой и отползал шустро от рассерженного животного, которого уже удерживали двое дюжих конюхов. Как-то что-то мне это не нравится… Любое животное можно приручить, если найти правильный подход, ну, в крайнем случае просто подчинить силой, хотя это и не всегда хорошо, но зато срабатывает безотказно.
Не знаю, как другие, но я этой возможности не упущу – ещё не было случая, чтоб я не могла поладить с животными. Главное уловить их мысли, вернее, скорее мыслеобразы и создать связь. А всего-то и надо, что поймать взгляд, тем более, что у линаргов глаза располагаются не как у лошадей – по бокам головы, а несколько смещены вперёд, к переносице довольно широкой морды. Я сделала движение к загону, но тут прозвучал тихий голос Рена:
- Госпожа Лиэри, животное сейчас рассержено, это может быть опасно…
Обернулась и прожгла дроу предупреждающим взглядом: понимаю, конечно, его заботу, но сейчас она не к месту. Я прекрасно знаю, что делаю. Добравшись до хозяина, сделала вид, что ни о чём не в курсе, а изображать восторг при взгляде на красавца даже не пришлось. От торговца полыхнуло мгновенной опаской, но на лице не переставала сиять доброжелательная улыбка. Только меня в этом сложно обмануть.
- Скажи, торговец, сколько стоит это прекрасное животное?
- Госпожа магесса! Я бесконечно счастлив буду продать вам любого линарга… Но Вихрь не продаётся… Только не подумайте плохого! Просто я поклялся, что отдам его тому, кто сможет подчинить этого гордеца и заставить пройти шагом два круга… Простите великодушно!
- Подчинить, говоришь? Пожалуй, я испытаю свою удачу. – И двинулась к уже моему красавцу.
Помявшись и подавляя страх, Круст напомнил мне о том, что попытки платные. Не став возвращаться, кинула ему две монеты (золотую и серебряную соответствующего достоинства) и неспешно подошла к линаргу. Жеребец косился на меня насторожено, но и с некоторым любопытством – позже я узнала из его памяти, что женщины-маги боялись к нему даже подходить, хотя, чего магам-то бояться? Может, они здесь не ладят с животными?
Двое конюхов продолжали удерживать Вихря, дожидаясь моего сигнала, но я не спешила. Провела легонько пальцами по тёплой шкуре на морде, погладила твёрдые уши, шелковистую гриву, посылая при этом жеребцу волну спокойствия и уверенности – что не наврежу. Он смотрел так трогательно-недоверчиво, что закрался вопрос: а был ли с ним кто-нибудь вообще ласков? Не разрывая тактильного контакта с кожей линарга, второй рукой дала знак конюхам отпустить его, и тут же поймала взгляд алых глаз.
Вот тварь! Других слов для торговца у меня не было. Не желая терять такой лёгкий и постоянный доход, как строптивый линарг, он в день представления мало того, что давал жеребцу возбуждающее средство, так ещё и ставил недалеко от него кобылу так, чтобы тот не мог за ней «поухаживать». Самка не в течке не вызывала эрекции, но её недоступность вообще и воздействие зелья просто срывали Вихрю крышу – потому и чувствовала я помимо раздражения и злости сильное разочарование животного.
Ухватив его под нижней челюстью обеими руками, максимально возможно, чтобы не разорвать зрительный контакт, приблизила лицо, посылая Вихрю картины будущих путешествий, его свободной охоты, красивой самки рядом, обещание заботы, ласки, но не вседозволенности… Нужно лишь сделать выбор: я – в качестве единственной хозяйки, которой он будет беспрекословно послушен, или новые издевательства над его душой и телом от всех остальных. На самом деле, только иллюзия выбора.
Наш «диалог» занял не больше нескольких ударов сердца – мыслеречь, даже образная, всегда стремительна – и вот раздался дружный удивлённый вздох со стороны толпы, когда крупный огненный жеребец опустился на землю, подогнув ноги, чтобы мне было удобнее сесть в седло. А мальчик-то ещё тот показушник – я спокойно могла бы вскочить и на такую высоту, несмотря на то, что макушкой даже не доставала ему до холки.
Быстро послала мысленную картину о том, что надо спокойно пройти два круга, устроилась в седле и похлопала по тёплой шее. Вихрь тут же поднялся и прошествовал – по-другому не скажешь – положенное расстояние. Недоверчиво-ошарашенное выражение лица торговца в этот момент доставило мне истинное наслаждение! Правда, гадёныш от жадности, видимо, совсем потерял чувство самосохранения, потому что попытался что-то вякнуть о том, что я подчинила животное магически. На что я с искренним удивлением заметила, что в условиях не было ни слова о недопустимости использования магии. На это возразить Крусту было нечего, и я стала счастливой обладательницей великолепного жеребца.
После того, как я подошла к нему и тихо сказала, что, если узнаю ещё что-нибудь о подобных издевательствах над животными, очень сильно рассержусь, в моё владение перешла и полная амуниция для Вихря – в качестве моральной компенсации. На предложение доставить животное в гостиницу, ответила резким отказом – не хватало давать недобросовестному человеку возможность напоследок навредить животному грубым обращением! Да и подрывать только зародившееся хрупкое доверие жеребца не стоило.
Взяв Вихря под уздцы, направилась к другому торговцу, у которого видела тоже довольно хороших животных – покупать что-либо у этого резко пропало всякое желание. Да и сдерёт он с меня за второго линарга наверняка двойную цену, чтоб компенсировать отдачу за бесценок жеребца. Рена предупредила, что выбрать он может только кобылу, впрочем, дроу особо не расстроился.
Весть о том, что Круст лишился лёгкого заработка, и каким образом это произошло, быстро облетела рынок. Так что его конкурент на радостях даже сделал нам скидку на понравившуюся самку – довольно крупную, но при этом изящную, ярко-рыжую красавицу по кличке Саламандра. Вихрь будущую «невесту» тоже одобрил, так что в гостиницу мы возвращались абсолютно довольные – все.
Оставив линаргов в одном большом стойле – знакомиться, мы с Реном поужинали в ресторане и поднялись в номер. Завтра надо продать ту кобылку, на которой я приехала в город – в качестве вьючной вполне хватит вороного. Из моих сегодняшних планов нереализованными остались только личные… весьма… После долгого и утомительного дня ванна принесла истинное блаженство, и я отдалась заботливым и осторожным рукам мужчины, чувствуя его постепенно нарастающее возбуждение. И мне понравилось дразнить беднягу, наблюдая за учащающимся дыханием или вспыхивающими тёмно-серым скулами, когда, чуть дёрнувшись, добивалась, чтобы рука дроу касалась или груди, или мягкого животика… Такой милый, беззащитный перед своим желанием…
Велев донести меня до кровати на руках, наслаждалась ощущением твёрдых мускулов под гладкой горячей кожей и лёгкой дрожью рук раба. А когда он бережно опускал меня на покрывало, обвила шею руками, захватывая взгляд, и велела тоже принять ванну и вернуться обнажённым. В ответ получила изысканное лакомство в виде шквала смешанных эмоций: бешеное возбуждение, смущение, торжество, но при этом и опасение… О да, опасайся, мой хороший…
В отличие от меня, Рен с водными процедурами не затягивал – спустя десять минут мужчина стоял передо мной. Возбуждение его слегка улеглось, хоть и не пропало, но мне это не понравилось. Тем более, не понравились чувства растерянности и неуверенности, исходившие теперь от дроу. Легко поднявшись, подошла к мужчине и прижалась к обнажённому телу, притягивая голову ниже, побуждая к действиям. Тонкий полупрозрачный халатик служил скорее номинальной преградой, но заставлял Рена почувствовать себя ещё более открытым и подвластным мне.
Мужские руки мягко прижали к себе, лишь слегка, без малейшего нажима, тёплые губы завладели моим ртом, а, когда я приоткрыла губы, приглашая, язык умело скользнул в глубину… Заученные механические действия, без страсти, которую раб, несомненно, испытывал… С головой накрыло чувство разочарования и раздражения – не хватало заниматься сексом с куклой, нуждающейся в одобрении малейшего движения! Отпрянув от Рена, внимательно посмотрела на него, стараясь не выдать негатива – в его чувствах итак царил полный раздрай.
- В чём дело Рен, что не так?
Дроу закрыл глаза, вздохнул и растерянно посмотрел на меня.
- Госпожа, если бы утром вы не дали мне свободу действий в отношении обязанностей телохранителя, вряд ли я смог бы выразить словами то, что ощущаю. Это как мягкая, но плотная пелена, из-за которой я не могу сделать лишнего движения, как бы ни хотелось. Она управляет мной согласно вашим желаниям или прямому приказу. Только почувствовав её отсутствие сегодня, я понял, что на меня так давило весь вчерашний день. Чувство, словно ты марионетка…
Ещё бы… Вот ведь гадство! Мама не рассказывала, что чувствовали её подчинённые воскрешённые, а может и сама не знала. Нет, меня это не устраивает – да, мужчина полностью подчиняется, да, исполнит любой мой приказ, но как же это бесит в мелочах! Пора выяснить, что же можно сделать с этой связью для собственного комфорта.
Сосредоточившись на нити подчинения, связывающей дроу со мной, коснулась её, желая разобраться в свойствах. Нить чуть дрогнула, и в тот же миг раздался приглушённый вскрик и звук падения. Вынырнув из мира энергий, увидела у своих ног побелевшего и скорчившегося дроу. Странно… Алианта могла изменять установки нити по своему желанию и не помню, чтобы её рабы так реагировали на её манипуляции. Надо в этом разобраться. После удачно прошедшего дня меня что-то потянуло на добрые дела и сострадание…
- Рен, возьми подушку с кровати и ложись на ковёр, а её - под голову. Руки вытяни над головой. Сейчас тебе придётся терпеть – будет больно, правда, не знаю насколько. Необходимо разобраться с твоими странными реакциями.
На лице мужчины мелькнул страх, сменившись обречённостью. Но выполнил он всё не задерживаясь и в точности. Подумав, я запретила рабу кричать, да ещё и обездвижила его магическими путами – мало ли какой силы будут болевые ощущения? Ещё повредит сам себе… Вздохнула и вновь взялась за нить, на этот раз отслеживая и реакции Рена. Послойно разбирая структуру, всё сильнее удивлялась: нить не просто определяла полное подчинение раба, она была настолько тесно переплетена с нитью жизни, также завязанной на меня, что освободить его, как мать отца – разорвав нить заклинанием, к примеру, не представлялось возможным. Для дроу это была бы верная смерть! Что ж со мной вечно всё случается не так как надо?!
Рен молчал и не шевелился, но я понимала, насколько ему больно и плохо. Не чувствовала, конечно (ещё чего не хватало!), но воспринимала его отношение. Прекратив тревожить нить, давая мужчине передышку, крепко задумалась. Моя установка дать дроу определённую свободу, как телохранителю, была исполнена потому, что имела конкретные ограничивающие рамки, так что просто пожелание позволить Рену принимать решения и действовать самостоятельно всегда (за исключением прямого приказа) – тут не пройдёт. Нить подчинения такого просто «не поймёт».
А значит, не остаётся ничего другого, как вплести новую установку в саму нить, переплести с ней, как и нить жизни, но уже своим волевым решением. Бедный Рен… Не каждая пытка будет столь жестока, как эти действия «во благо». Но, по крайней мере, в одном эта странная связь хороша – без моего на то желания, умереть от чрезмерных воздействий раб не сможет. Что ждёт его дальше, дроу, видимо, понял по моим глазам, так как сильно побледнел и обессилено прикрыл глаза. Потерпи, малыш, деваться тебе некуда – суток хватило, чтобы наиграться «куклой». Быстро… Но ты никогда не узнаешь, насколько полная свобода тебе будет подарена.
Теперь отвлекаться на состояние дроу нельзя, поэтому я полностью погрузилась в мир энергий, впаивая в нить своё оформленное желание – свобода выбора решений и мыслей, свобода действий, при сохранении наказательного элемента за откровенную враждебность, угрозу действием или бездействием. То есть давала фактически свободу в повседневной жизни. Теперь, если он чего-то не захочет, не придётся делать этого под ментальным принуждением. Зато сколько простора для принуждения физического!
Вынырнув в реальность и освободив дроу от магических пут, осмотрела вытянутое в струну взмокшее тело с мелко подрагивающими мышцами, до крови закушенными губами… Измученный непереносимой болью, но такой красивый. Приложила ладонь ко лбу мужчины, убирая отголоски боли и вливая немного сил. Да уж… Секс на сегодня отменяется – я ж не зверь, в конце концов. Приказав Рену повторно принять ванну и идти спать, сама легла.
Я уже почти заснула, когда почувствовала на пальцах лёгкие поцелуи и удивлённо открыла глаза. Дроу стоял у кровати на коленях и, увидев, что не сплю, взял мою руку в обе свои и приложил ладонью к щеке. В глазах мужчины светилась такая благодарность и… страсть (?), что меня словно обдало кипящей волной. Кажется, я недооценила способности к регенерации эльфов, но, в любом случае, после таких мук ему просто не должно ничего желаться, кроме отдыха! Опять эффект ненормальной связи?
- Рен, надеюсь, ты понимаешь, что то, что ты сейчас чувствуешь – это не полноценная свобода? Для тебя она наступит лишь со смертью, и то, когда я позволю… И что ты вообще здесь делаешь, когда тебе надлежит отдыхать и восстанавливаться?
Выражение в глазах мужчины ничуть не изменилось. Он лишь вздохнул и провёл пальцем по моей руке – от ладони до плеча.
- Я понимаю, госпожа. Но я также и чувствую… Вернее, не чувствую – того жуткого давления и ощущения безысходности. Спасибо вам… И, благодаря вам, я уже восстановился, полностью, поверьте. Поймите, то, что я сейчас делаю, я сам хочу делать, и мне ничего не мешает!
Этого ещё не хватало, чтоб он думал, что может позволить себе всё, что в голову взбредёт! Моя ладонь напряглась, а ногти чуть впились в нежную кожу на лице.
- Надеюсь, ты при этом понимаешь, что твои желания не определяющие? И, если я сейчас того захочу, ты пойдёшь на своё место, спать?
Вновь вздох, тёплый палец исчезает с моего плеча, руки падают безвольно вдоль тела, взгляд опускается…
- Конечно, госпожа. Я выполню всё, что вы пожелаете…
Вот и чудненько… Но коль уж пришёл… Моя ладонь скользит с щеки на шею сегодняшнего любовника и притягивает его тело вниз. Мужчина успевает спружинить выставленными руками, чтобы не упасть сверху, губы раздвигаются в улыбке победителя. Пусть… Потом всё на некоторое время становится неважным, ведь этот поцелуй совсем непохож на недавний: страсть, напор, ласка, обещание удовольствий… И, в то же время, остаётся знание, что, будь на то моя воля, мужчина готов полностью покорится любому желанию своей хозяйки.

Опубликовано: 09.07.2015

Автор: Dreamergirl

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 59 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 22 человека:

  1. Мурлык-мурлык :) Красиво-то как!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  2. Классная глава! Огромное спасибо за интереснейшее произведение!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Раздражение по утрам… Хм, пора и мне обзавестись дроу ))))
    Глава эротичная:) спасибо.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Безумно люблю все эти магические привязки/отвязки… Психологические тоже люблю) А когда все сразу — вообще супер ;)
    Отличная глава! Безвольные куклы действительно скучны…

    Оцени комментарий: Thumb up +1

    • Ох, спасибо. Я решила, что так будет правильнее — Лиэри слишком властная, чтобы не хотеть хоть какого-то эмоционального отклика вместо тупой покорности.

      Оцени комментарий: Thumb up 0

      • Полная покорность, да еще достигнутая магическим путем, не делает чести достигшему) Если в наличие хоть крупица гордости и интеллекта, то такое будет скорее раздражать, чем привлекать.
        Ведь даже для выполнения элементарного приказа «убрать со стола» требуется море креатива. А уж в сексе так вообще… ))))
        Покорность интересна, когда достигнута путем тренировок, воспитательного процесса, вложенного труда… ну и вообще когда знаешь, что человек может в любой момент взбрыкнуть, но… не хочет)

        Оцени комментарий: Thumb up 0