Страницы — 1

Раб своего счастья, Госпожа своей любви

АННОТАЦИЯ
Этот остров создан женщинами, которые любят властвовать, и мужчинами, которым нравятся им подчиняться. На этом острове можно воплотить любую фантазию. Но путь к любви и счастью там не быстрее и не легче, чем в обычном мире. Всем ли хватит сил его пройти?
Окончательная авторская редакция от 22.11.2015

В интернете эта повесть впервые была опубликована под именем The_Lady_of_the_Ocean.


На экране настенного телевизора шёл финал чемпионата страны по панкратиону, комментатор умело нагнетал зрительский азарт, но Эрику было не до спортивных страстей. Он оценивающе смотрел на себя в зеркало встроенного платяного шкафа.
Двадцать четыре года. Высокий, крепкий, зеленоглазый, черты лица правильные, гармонично сочетают брутальную твёрдость и нежный сладкий соблазн. Тёмно-золотистые волосы волнами спускаются на широкие мощные плечи. Идеальная мускулатура - не перекачан, не тяжёл, но и не хлюпик или заплывающий ранним жирком завсегдатай пивных. Кожа гладкая, словно шёлк, и лишь в центре груди несколько завитков волос да тонкая соблазнительная дорожка от пупка к лобку. Плоский крепкий живот, член большой, горячий и неутомимый, поджарая упругая попка, длинные стройные и крепкие ноги. Всё так, как любят женщины.
«Так почему же Госпожа Виолетта не пользуется мной? - размышлял Эрик. - Ей нравятся только брюнеты? Предпочитает девоподобных юношей хрупкого сложения? Или я слишком молод? На тех, кому меньше тридцати, Госпожи нередко вообще не смотрят. Но в доме Хозяйки... Госпожи Ингрид, - поправил себя Эрик, - были рабы на любой вкус. И её собственные, и практиканты со старших курсов Академии Рабов. Почему Госпожа Виолетта остановила свой выбор на мне, вынудила Госпожу Ингрид подарить меня ей, но становиться моей Хозяйкой не хочет?»
Эрик отошёл от шкафа к кровати, скрючился на ней, обхватил себя руками за плечи.
Впервые в жизни он чувствовал себя ненужным, отвергнутым, бесполезным и это было обидно до боли. Нет, не той сладкой и манящей боли, влечение к которой Эрик почувствовал в двенадцать и ради которой в пятнадцать добился зачисления в Академию Рабов. И не той мучительной, которая была в наказаниях. Эрик её ненавидел и боялся, но она приносила искупление, а потому заставляла принимать себя с покорностью и благодарностью.
От боли, которую причиняла Виолетта, хотелось повеситься.
«Почему она не скажет, что я делаю не так? Ведь Хозяйка должна учить раба выполнять свои прихоти, объяснять установленные ею правила».
Когда Эрика на Церемонии Выпуска купила Ингрид ван-Рейгер, то старший раб сразу же дал ему брошюрку с правилами её дома. А на следующий день, когда Эрик успешно сдал по ним экзамен, старший раб передал ему листок со списком обязанностей и сказал, что Хозяйка берёт каждого из рабов в свою спальню один раз в две недели - при условии, что он хорошо выполняет свою работу. Проштрафившийся оставался в одиночестве на месяц, а то и получал усиленное наказание.
Когда наступила очередь Эрика ублажать Хозяйку, он в полной мере познал её изощрённую и жестокую фантазию, плакал от боли, страха и унижения, но и блаженство получил сильнее, чем когда бы то ни было. Ингрид полностью освободила его от скопившегося в душе напряжения, чрезмерной психоэмоциональной энергии, дала отдохновение и свободу от себя самого. Следующей встречи с ней Эрик ждал как высшую награду.
Так прошло два года. Эрик служил своей Госпоже, безраздельно принадлежал ей и наслаждался этим, ежесекундно видя доказательства своей важности и нужности.
Он даже стал надеяться, что года через три Хозяйка заменит метку принадлежности, значок с её именем, который Эрик носил на одежде, ошейником, символом вечного владения рабом.
Но появилась Виолетта Корелли. И Хозяйка подарила ей Эрика. Почему, зачем - Эрик не знал. Понимал только, что Виолетте он не нужен.
И это было хуже самого сурового и жестокого наказания.

***

Виолетта, голубоглазая стройная блондинка двадцати восьми лет, хмуро смотрела на начальника, полненького невысокого брюнета с обширной лысиной.
- Я в порядке, мистер Робсон, - сказала она твёрдо и холодно. - И могу остаться на сверхурочную работу. У миссии очень много дел и мало времени.
- Оно и видно, в каком вы порядке, - фыркнул начальник. - Бледнючая, под глазами синяки. Ваша физиономия обеспечит нам дипломатический скандал. Если вас увидит любая из аборигенок, тут же обвинит всю миссию в сексизме, скажет, что мы эксплуатируем женщин.
- Кто бы говорил о сексизме и эксплуатации! - тут же взвилась Виолетта. - У этих тварей узаконено рабство! Мужчины лишены каких бы то ни было прав.
- Миз Корелли, вы не хуже меня знаете, что все мужчины островов Шактириан и Дуплексиан, как и все женщины острова Яньжэнь и уже упомянутого Дуплексиана идут в рабство только добровольно. Это закон, который неукоснительно соблюдается на всей территории архипелага Девианс.
- И этот закон делает людей рабами в пятнадцать лет! - рыкнула Виолетта.
- Возраст добровольного сексуального согласия. До его наступления вход на основные острова закрыт. Да и после него туда так просто не пускают, надо получить разрешение, пройти тестирование. Точности которого завидовал и такой знаток сексуальных девиаций как Зигмунд Фрейд. А с тех пор эта точность только возросла. И позвольте напомнить, миз Корелли, что в вашей стране возраст согласия наступает в четырнадцать. Именно с этих лет юноши и девушки имеют полное право трахаться с кем хотят и как хотят, мнения родителей и опекунов не спрашивая.
- Но ими не торгуют! - ещё больше воспылала гневом Виолетта. - И не вынуждают, будучи ещё ребёнком, выбирать разновидность рабства, потому что иначе не получить ни образования, ни работы!
- Миз Корелли, - устало сказал Робсон, - когда вы соглашались работать в нашей миссии, вы прекрасно знали, кто создавал эту страну и зачем. Поэтому отключайте лишние эмоции и отправляйтесь приводить себя в порядок. Речь идёт о пожертвовании на сто миллионов, а это полноценная больница в африканской глубинке, где даже палатка фельдшера в дефиците. Ваше чувство справедливости прекрасно, но только в том случае, когда используется вместе с мозгом.
- Мистер Робсон,..
- В спа-салон, - отрезал начальник. - Или где вы там, женщины, красоту наводите. Счёт в бухгалтерию. Один раз я оплачу это как производственные расходы, потому что вы - ценный специалист, и от вас многое зависит в успехе миссии. Но ещё одна такая истерика, и вы отправитесь обратно в Нью-Йоркский офис.
Робсон вышел из кабинета. Виолетта спрятала лицо в ладонях.
Домой идти не хотелось. Там ждал свалившийся на голову раб. Точнее, несчастный, страдающий от стокгольмского синдрома человек, которому требовалась срочная помощь, а Виолетта не знала, как её оказать.
Она встала из-за стола, подошла к карте Девианса, висевшей на стене.
«И кому пришло в голову создать государство на основе сексуальных девиаций?» - вздохнула Виолетта.
Вопрос был риторический. Имена Великих Основателей знали все.
На небольшой, необитаемый и никому не принадлежащий архипелаг в Тихом океане Основатели и их последователи приехали в 1903 году. А спустя одиннадцать лет провозгласили себя государством. Их признали, даже не обратив внимания на то, кого легализуют - мир стоял на пороге войны, которая затронула все страны и континенты, поэтому крохотный нищий архипелаг никого не интересовал.
Заметили Девианс только в шестидесятые годы двадцатого века. И ничего не сделали, чтобы изменить его отвратительные порядки, потому что к тому времени банковская система Девианса превзошла швейцарскую, а производимые им лекарства спасали тысячи жизней. Девианс занимал прочную позицию и на рынке высоких технологий, принося сверхприбыли инвесторам.
А ещё он был вторым абсолютным нейтралом. Идеальным местом для любых переговоров, потому что никогда в них не вмешивался. Девиансцев волновала лишь собственная независимость и неприкосновенность.
Виолетта выругалась. Порядки Девианса вызывали у неё омерзение и возмущение.
Основных островов было пять, и делились они по сексуальным предпочтениям:
- Рейнбоуленд для тех, кого сейчас называют ЛГБТ;
- Пуритос для асексуалов;
- Шактириан для доминантных женщин и их рабов-мужчин;
- Яньжэнь для доминантных мужчин и женщин-рабынь;
- Дуплексиан для тех, кто любит менять доминирование на подчинение и обратно.
Окружены основные острова нейтральными или как их здесь называли, цивильными, где были обычные порядки - с поправкой на нравы Девианса, разумеется. Эти острова даже названий не имели, только порядковые номера: Цивиллер-1, Цивиллер-2...
На Цивиллере-7 расположены посольства, в том числе итальянское. И Эрик может получить там статус беженца, деньги на самолёт в Европу.
«Я спасу его из этого ада!» - твёрдо сказала себе Виолетта.

***

Эрик убирал квартиру Виолетты. Не дело рабу ждать, когда Госпожа объяснит, для чего он нужен. Не прояви в своё время Эрик инициативу и настойчивость, не стал бы инженером-программистом, да ещё и со специализацией в защите цифровых коммуникаций.
Только благодаря этому его и купила одна из самых красивых и влиятельных Госпожей Шактириана. Для раба надеяться только на внешность глупо. Молодость не длится вечно, к тому же в чём-чём, а в мужской красе на Шактириане недостатка нет. Смазливых рож и накаченных тел тут полно, поэтому постельные игрушки надоедают быстро. Раб, который годится только для сессий - процесса ублажения Госпожи как такового и наслаждения её воздействиями - очень скоро оказывается в общественных развлекателях, а то и вообще вылетает в Цивильню, где на него ни одна женщина и не взглянет. Точнее, взглянут-то многие, но ни одна из них не способна дать того счастья, которое приносит внимание Госпожей.
Кроме цивилов на нейтральных островах было немало кинкеров обоего пола и любой ориентации, иначе говоря, людей, которые не являлись Доминантами, Садистами, сабмиссивами и мазохистами в полном смысле слова, а время от времени в той или иной степени приправляли этим обычный секс. Допуск на основные острова у кинкеров свободный, но они появлялись здесь крайне редко и только по делу - чувствовали себя неуютно, нравы для них были слишком откровенными, а порядки обременительными.
Иначе говоря, в спальне от кинкерши польза хоть и крошечная, но есть - в отличие от цивилки, которая, будь хоть первой красавицей мира, а возбуждает не больше, чем портьера или покрывало.
Поэтому лучше Служба Общих Удовольствий, СОУ, чем высылка в Цивильню.
Академия каждый семестр отправляла курсантов в Цивильню на целую неделю. Даже одной такой экскурсии достаточно, чтобы понять - лучше в петлю, чем потерять шактирианский вид на жительство.
Потому-то Эрик и старался получить хорошую профессию. Она позволяла оставаться при Госпоже до глубокой старости. На практике Эрик вдоволь насмотрелся на дедков, которые служили своим Госпожам по мере оставшихся сил и получали соразмерное возрасту вознаграждение в виде сессий от Хозяйки, её дочерей, внучек и взрослеющих правнучек, приехавших из Цивильни домой. Видел и тех, кто отправился после пенсии в пансионат для стариков в Цивильне. Пусть бывшие рабы и пребывали там в комфорте и довольстве, окружённые заботой сиделок и врачей - к старости на пенсионном счёте раба сумма скапливалась весьма солидная, её хватало на самый лучший сервис, но жить приходилось в чуждом мире, где шактирианцев никто не понимал, а потому им не с кем было и словом перемолвиться.
Эрик поёжился. «Если Госпожа не сделает меня настоящим рабом, я познаю Ад на Земле, и он будет страшнее любого из тех, которыми пугают церковники всех конфессий».
Квартира сияла чистотой, свежевыстиранное и переглаженное бельё благоухало свежестью, теперь самое время заняться ужином.
В холодильнике Госпожи был только фастфуд и полуфабрикаты для приготовления в микроволновке.
И денег на продукты она не оставила.
В принципе, ничего страшного не случится, если Эрик купит их сам, по кредитке пенсионного счёта, но неизвестно, что Госпожа любит, и нет ли у неё на какие-то продукты аллергии. Организм у всех разный, бывают и такие, кто ест гамбургеры без вреда для здоровья, а от полезной и диетической овсянки окажется при смерти.
Эрик внимательно изучил этикетки упаковок с готовой едой, бутыльков с кетчупом и майонезом. «Да тут хорошая запеканка получится. И посуда для неё есть, такие квартиры сдают сразу со всем необходимым жильцу».
Хозяйственные работы успокоили, вернули уверенность в себе. Он снова был жрецом прекрасной Богини, служил ей, заботясь об удобстве и уюте её храма. Это его место и его дело, то, для чего Эрик рождён, к чему почувствовал влечение ещё до того, как началось половое созревание.
Он улыбнулся, вспомнив, как в шесть-семь лет ему нравились сказки о драконах и рыцарях, которые служили принцессам. И как нянюшка Роза уговорила его не бояться переезда к нянюшке Джейн, сказав, что там все мальчики и девочки любят такие сказки, а потому их будут читать каждый вечер. Не то что тут, где у каждого свой вкус, и поэтому любимые сказки Эрик слышит два раза в месяц.
А ещё в воспитательном доме нянюшки Джейн была девочка Марта, которая стала его первой Госпожой. Тогда это была просто невинная детская игра в принцессу и рыцаря-дракона, они сами не понимали её природы, но позже, когда Эрик узнал о том, каков мир Девианса, и осознал своё место в нём, то назвал Марту Госпожой. И пожалел, что она давно живёт у другой нянюшки.
Воспоминания не мешали готовке, и вскоре на красиво сервированном столе оказалась превосходная запеканка.
А как и когда готовить ей ванну, Госпожа скажет сама.

***

В чём в чём, а в отсутствии упорства, скрупулёзности и находчивости Виолетту упрекнуть не мог никто. Как и в том, что она отказывается от трудных задач.
Психологом Виолетта не была, но словарь творит чудеса. Полтора часа работы, и Виолетта стала понимать в профессиональных статьях о стокгольмском синдроме каждое слово.
К счастью, новенький планшет с режимом голосового управления позволял работать прямо в спа-салоне, не отрываясь от занудных процедур, пройти которые вынудил шеф.
«Надо признать, - думала Виолетта по дороге домой, - они отлично восстанавливают душевное равновесие. Если бы ещё всё это делали вольнонаёмные, а не рабы...»
Едва переступив порог квартиры, Виолетта оцепенела от изумления. Холл каким-то непостижимым образом стал светлее и уютнее, из столовой доносился аромат чего-то вкусного.
- Что это? - пробормотала она. - Как это?
Эрик опустился на колени и склонился к её ногам.
- Позволите предложить вам домашние туфли, Хозяйка?
Виолетта отпрянула.
- Никогда не смей больше этого делать! - сказала она резко. - Встань немедленно!
Эрик поднялся, но смотрел в пол.
Виолетта проговорила мягко:
- Я не сержусь на вас, Эрик. Но вы теперь свободный человек и не должны мне прислуживать. Вы просто снимаете у меня комнату. А живёт каждый сам по себе и сам о себе заботится.
Эрик молчал. Виолетта добавила всё так же мягко, как учили в статьях:
- Для вас это ново, но вы скоро привыкните. Для начала называйте меня только по имени и перестаньте встречать у порога.
- Что я должен делать, когда вы приходите? - ровно, слишком ровно спросил Эрик.
Виолетта приветливо улыбнулась и постаралась сказать легко и беспечно:
- Ничего. Занимайтесь своими делами. Выберите себе какие-нибудь онлайн-курсы для получения профессии посерьёзнее домработника. Вы ведь умеете читать?
- Я инженер-программист, специализирован в области защиты цифровых коммуникаций. У меня диплом с отличием и два года практики. Причём не абы какой, а под руководством начальника службы охраны в крупной международной фирме. Всё это есть в моём досье.
Виолетта довольно улыбнулась: в голосе Эрика явственно прозвучала твёрдая решимость указать собеседнику на его неправоту.
- Что ж, - сказала она, - проблем с поиском работы у вас не будет.
- В первую очередь проблем не будет у вас, когда вы станете продавать меня кому-нибудь из Госпожей Шактириана. Полученная сумма компенсирует то неудобство, которое я вам доставил.
- Даже думать об этом забудьте! - мгновенно взъярилась оскорблённая в лучших чувствах Виолетта. - Вы никогда больше не будете ни рабом, ни товаром.
- Но я рождён им, миз Корелли. Быть рабом Госпожи требует моя природа и судьба. Если я не нужен вам, продайте меня той, кому я окажусь интересен.
«Спокойно, - сказала себе Виолетта, - спокойно. Не надо на него кричать, это не поможет. Он искалечен чудовищными условиями жизни, а потому просто не поймёт, о чём я говорю».
- Эрик, - произнесла она негромкого, но очень твёрдо, - в чём заключается ваша природа и судьба можно будет знать только после того, как вы увидите настоящую жизнь. Поэтому пока просто делайте то, что я говорю, если вам так легче. А сейчас мы поужинаем, чтобы после заняться только своими делами.
- Вы приказываете мне не покидать отведённую мне комнату? - уточнил Эрик.
Виолетта опять заговорила мягко и успокаивающе:
- Вы свободный человек и мой сосед. Я понимаю, вам трудно понять, что значит быть соседями, но этому легко научиться. Не бойтесь, всё получится.
- Миз Корелли, я знаю, что такое соарендаторы и соседи. Если вам угоден этот формат отношений, я буду его соблюдать. Честь имею! - Эрик по-военному кивнул и ушёл.
Виолетта озадачено похлопала глазами.
«Я, кажется, обидела его. Но чем? Наверное, это влияние стокгольмского синдрома. Надо как можно скорее оформить Эрику беженство и отправить в реабилитационный центр. С ним должны работать психологи».
Она вымыла руки и села за стол. Есть в одиночку приготовленные для неё вкусности было неловко, но беспокоить Эрика Виолетта не решилась. «Это можно посчитать частью арендной платы, - успокаивала она себя. - И он больше так делать не будет. Однако с переселением на нейтральный остров надо поспешить. Хотя бы только Эрика туда отправить. Но ведь он в одиночку не выживет, у него нет навыков самостоятельности!»
Виолетта схватилась за планшет и начала искать убежище для жертв семейного насилия. Цивильня хотя и не аналогична нормальному миру, но близка к нему. Поэтому там могли быть как убежища, так и система правовой защиты от жестокости в доме.
Убежища действительно были в каждом районе любого города, как и уголовная ответственность за все формы насилия.
Виолетта набрала номер ближайшего приюта, стала договариваться о том, чтобы привезти Эрика.

***

У тупорылой континентальной курицы не хватило мозгов даже на то, чтобы отключить коммуникатор, который связывал комнату раба с остальными комнатами квартиры. Выключатель срабатывал только на голос или отпечатки пальцев Госпожи, а у раба имелся лишь динамик на потолке. Предназначалась такая связь для того, чтобы Хозяйки без лишних усилий в любую секунду могли вызвать своих слуг. Но если надо было поговорить о чём-то, для слуха раба не предназначенного, связь отключали.
Виолетта о коммуникаторе не знать не могла, арендодатель обязан научить жильцов им пользоваться. Континенталка просто пропустила всё мимо ушей.
До сих пор цивилы не вызывали у Эрика неприятия или раздражения. Люди как люди, не хуже и не лучше девиантов. Цивилов не привлекали нравы и обычаи основных островов, но они на Основнуху и не лезли, будучи довольными тем, что даёт нейтральная территория. А сами девианты, появляясь в Цивильне, держались общепринятых правил, свою природу не скрывая, но и не бравируя ею, не выставляя напоказ. И те, и другие с пониманием относились к особенностям друг друга.
Однако Виолетта оказалась исключением. Она ничего не хотела понимать.
И она оскорбила Эрика. Он любил унижения - а кто из Нижних, иначе говоря, подчиняющихся девиантов, мазохистов и сабмиссивов, их не любит? - но слова Виолетты были именно оскорблением. Ни одна Госпожа, да что там Госпожа, никто из здравомыслящих цивилов не пренебрёг бы досье оказавшегося в их распоряжении человека, будь это хоть раб, хоть наёмный работник. А Виолетта априори сочла его безмозглой никчёмной подстилкой.
До сих пор Эрика не оскорблял никто. Конечно, у детей и студентов случались ссоры, и тогда они обзывали и дразнили друг друга, но не оскорбляли. О нянюшках в воспитательных домах, учителях в детсаду и школе, наставниках в Академии и Госпожах, у которых Эрик проходил практику, и говорить нечего - все считали его достойным и уважаемым человеком, интересовались его достижениями, ценили и поощряли даже самые небольшие из них.
И только Виолетта оскорбила, назвала, пусть и не напрямую, пустым местом и обузой.
Поначалу Эрик надеялся разбудить в ней Госпожу. Виолетта была настоящей красавицей, и потому стоила таких трудов. Ножки у неё даже соблазнительнее, чем у Госпожи Ингрид. Особенно сегодня, с этим оттенком серебристого лака на ногтях, который подчёркивал изящество ступней и сладких пальчиков, целовать и облизывать которые захотел бы даже цивил. А для раба, который вот уже восемнадцать суток не получал сессию, созерцание таких прелестей стало настоящей пыткой.
Но ничего не получилось. Доминантного у Виолетты не было ни капли. И всё бы ничего, окажись у неё хотя бы один грамм мозга. Тогда можно было бы договориться, чтобы она продала его или подарила какой-нибудь Госпоже.
Но увы - разумом тут и не пахло.
А пять минут назад, когда Эрик услышал разговор Виолетты с приютом, ему впервые в жизни захотелось ударить женщину. Отвесить идиотке тяжёлую, с оттягом оплеуху, чтобы если соображалка отсутствует, так на первичных рефлексах научилась понимать что можно делать, а что нет.
«Если я поеду с ней в Цивильню, то в Шактириан мне не вернуться никогда. Приюта можно не бояться, психологи вышвырнут меня оттуда через час, максимум через два, но сам факт того, что раб побывал там как клиент, а не сопровождающий цивилки, сделает его персоной нон грата для всех Госпожей. Такие новости разлетаются по всему Девиансу мгновенно, потому что приюты обязаны сразу же сообщать о жертве в полицию, чтобы та занялась обидчиком, а обычные граждане могли указать, куда он вознамерился сбежать. Но вникать в детали того, как и почему я оказался в приюте, в Шактириане не будет никто, здесь и без меня на каждую одинокую Госпожу семь бесхозных рабов, мечтающих получить метку, поэтому я навечно стану для всех шактирианцев заблудившимся цивилом. Если откажусь уехать с Виолеттой и уйду от неё сам, то попаду в неприкасаемые, потому что никому не нужен раб, который не выполняет приказы Хозяйки и бросает её. Если обращусь в арбитраж, меня тут же освободят от Виолетты, однако тогда я не только подставлю под охрененный штраф Госпожу Ингрид, но и навечно испорчу ей репутацию. Хозяева обязаны проверять, кому продают или дарят рабов. А поскольку Ингрид не дура, то нарушить столь важное правило могла только под давлением. Виолетта на чём-то её поймала - недоплата налогов, вложения в нелегальный бизнес или что-то в этом роде. А потому я подставлю Госпожу Ингрид ещё и под уголовное дело. Нет, я не стану вредить женщине, с которой был счастлив два года, это подло. Тайно попросить Госпожу Ингрид о помощи нет смысла, Виолетта не позволит ей что-либо сделать. Так что надо выкручиваться самостоятельно».
Эрик взял с прикроватной тумбочки ноутбук, поднял крышку, нажал кнопку включения.
«Меня Виолетта слушать не желает. Другие шактирианцы, будь это раб, Госпожа или кинкер, ей тоже не собеседники. Надо раскопать что-то такое, чем я смогу заставить её соблюдать законы Шактириана. Или найти того, кто поймёт мою проблему и вправит Виолетте мозги».

***

Сандра Стоун, новая сотрудница миссии, Виолетте не понравилась категорически. Было в ней что-то похожее на шактирианских баб, которых Виолетта возненавидела всей душой. Она даже потребовала проверить Стоун на связь с Девиансом, но увы - у новенькой не было ни родственников, ни друзей, ни поездок в Девианс, даже транзитных.
И всё же со Стоун было что-то не так.
Виолетта старалась рассматривать новенькую незаметно, чтобы не спровоцировать конфликт.
Тридцать лет, среднего роста, ближе к низкому, худощавая, немного нескладная, коротко стриженные тёмные волосы, зелёно-карие глаза. Лицо умерено-симпатичное, но есть в Стоун какая-то чертовщинка, перчинка, которая заставляет мужчин провожать её вожделеющими взглядами. Обычно о таких особах говорят «женщина с изюминкой», но особость Сандры острая, тёмная, неправильная, поэтому никакая у неё не изюминка, а именно чертовщина.
Настораживало Виолетту и то, что у Сандры не было аккаунтов ни в соцсетях, ни в блогах. И она не скрывала регистрации, а именно не имела, потому что не понимала некоторые шутки, мемы, термины, известные всем, кто общается в блогосфере и социальных сетях.
Виолетта считала это неправильным. Хороший человек не отстраняется от социума.
На работе Стоун была тихой и незаметной, но отнюдь не из-за стеснительности, а потому, что никто из сотрудников не был ей интересен. Свои идеи на планёрках Стоун предлагала очень смело, проталкивала решительно и напористо - робкий человек так вести себя не будет.
Сами же идеи были весьма необычны. Сандра хотела устроить телемарафон, пригласить местных звёзд всех сортов, а на экране постоянно показывать, какой остров больше жертвует денег, чтобы вызвать чувство состязательности.
Робсон счёл идею неэтичной, но Стоун умела убеждать, выворачивая ситуацию так, чтобы черное стало белым, а белое чёрным.
Телемарафон решили провести, но сначала обкатать его на Шактириане, устроить состязание между его префектурами.
И Корелли должна была этим руководить. А Стоун назначили вторым координатором проекта.
Самый популярный телеканал Шактириана на марафон согласился сразу же, но одним из номеров предстоящего шоу должен был стать аукцион рабов.
- Семьдесят процентов выручки пойдёт на благотворительность, - улыбнулась директриса канала. - Вы получите хорошие деньги.
- Это невозможно! - отрезала Виолетта. - Мы выполняем гуманитарную миссию, и криминальный капитал в ней неприемлем. Для марафона мы договоримся с другим каналом.
Реакция директрисы Виолетту удивила. Та смотрела на неё как очень хорошая учительница в классе для умственно отсталых смотрит на трудную ученицу. Но вместо «Ничего страшного, детка, все хорошо, я расставлю кубики ещё раз, а ты возьмёшь тот, который с буквой А», директриса сказала:
- Вы ведь совсем недавно приехали в Девианс? И ещё не обсуждали с юристами особенности здешней работорговли? Сделайте это побыстрее, потому что не все готовы к тому, что вы не знакомы с нашей жизнью. До пятницы вы успеете войти в курс дела, и тогда мы обсудим детали телемарафона. Мой секретарь запишет вас на одиннадцать часов.
Спорить Виолетта не стала. Не было смысла. Все эти закостенелые в тщеславии и непомерном самомнении тётки были неспособны к человеческому общению.
Виолетта попрощалась и ушла.
Она устала. Больше никаких сил не осталось терпеть этот омерзительный остров. Виолетта зашла в ближайшее кафе-автомат, где не было рабов. Точнее, быть-то они там были, но сидели спокойно в мужской части зала, девушек не беспокоя. Единственное достоинство Шактиринана - здесь мужчины крайне редко заговаривали с женщинами первыми, и если делали это, то исключительно по делу.
Виолетта выпила кофе и немного успокоилась. Теперь можно позвонить Стоун и порадовать её перспективой искать новый канал.
- А в чём проблема-то? - удивилась Сандра. - Хорошая идея для благотворительного шоу. Поможем и африканцам, и местным неудачникам, которые сами себя не могут выгодно представить потенциальным Хозяйкам.
- Вы в своём уме?! - взбеленилась Виолетта. - Как вы мо...
- Сходите юристу, - перебила её Сандра и оборвала связь.
Ни к какому юристу Виолетта идти не собиралась. «Законом можно оправдать любую мерзость, но это не означает, что преступные законы надо соблюдать».
Виолетта достала планшет и принялась строчить в соцсети яростную заметку как о нравах Девианса, так и о позоре, который некоторые её коллеги навлекают на солидную благотворительную организацию.
«Стоун уволят, - думала Виолетта. - И посадят в тюрьму».

***

У Эрика пискнул мобильник, возвещая, что Виолетта что-то написала на своей странице в соцсети. Эрик торопливо включил ноутбук, зашёл в соцсеть.
Эпистола Виолетты сражала наповал. «Ну ладно, уродилась ты дурой. Бывает, не повезло, и ты в этом не виновата. Но даже у дауна хватает соображаловки слушать тех, кто умнее».
Однако тратить драгоценное время на эмоции не просто глупо, а смертельно опасно. Причём не метафорически. Испортить Эрику жизнь Виолетта собиралась всерьёз. Какой бы дурой она ни была, а скоро поймет, как надо говорить с дежурными в убежищах для жертв насилия, чтобы там приготовили местечко для Эрика.
Он зашёл на сайт организации, где работала Виолетта, открыл страничку, посвящённую миссии в Девиансе. Список сотрудников там имелся, и Эрик нашёл Стоун, о которой говорила Виолетта.
Прямых контактов у Стоун не было, поэтому надо хорошенько обдумать способ связаться с ней так, чтобы не узнала Виолетта. Самым разумным будет сегодня же позвонить Робсону и предложить пожертвование в обмен на помощь в промо-акции, а для переговоров затребовать Сандру Стоун, сославшись на то, что они уже работали вместе. Сымитировать, что звонок Робсону поступил с номера рекламного отдела любой фирмы мира, для Эрика было легко и просто.
В сети никаких сведений о том, с кем работала Стоун, нет, а взламывать защиту самой организации и читать досье не имеет смысла, проблема решается намного проще. «Выберу любую крупную континентальную фирму, у которой есть представительство в Шактириане, и скажу, что мне в головном офисе рекомендовали работать именно с Сандрой Стоун. Проверять Робсон не будет. А Стоун после нашего разговора скажет ему, что это был обычный мелкий мошенник. Благотворительным организациям к такому не привыкать».

***

Сандра подошла к столику кафе, за которым сидел блондин в сером деловом костюме. Парень поднялся ей навстречу.
- Миз Сандра Стоун?
- Мистер Эрик Берман?
- Да, - улыбнулся парень. - Присаживайтесь, пожалуйста. Сок, чай, кофе, салатик?
- Минералку без газа, если не сложно. И сразу к делу. Какого рода промо-акция вам нужна и как вы намерены увязать её с акцией благотворительной?
- Никак, миз. Я вообще безработный и вызвал вас, чтобы просить о помощи. Я раб Виолетты Корелли.
- Чей раб?! - поразилась Сандра. - Она же не принимает девиансского рабства, приравнивает его к настоящему.
- В этом и есть моя беда, миз Стоун. Я не знаю, как Виолетта заставила мою Хозяйку подарить ей меня, но жизнь мне это испоганило сильно. А скоро вообще сломает, потому что Виолетта решила спасти меня от неволи, отправив в приют для жертв насилия. Мой единственный шанс избежать такой участи, это попасть на аукцион в телемарафоне. Даже если с новой Хозяйкой ничего не сложится - а скорее всего так и будет, то я могу как полноправный Низ знакомиться с её подругами, соседками, коллегами, у которых наверняка есть такие же случайные рабы. Госпожи практически никогда не отказывают, если их подопечные просят ими поменяться. И не счесть примеров, когда такой обмен заканчивался ошейником.
Эрик вымученно улыбнулся и с надеждой посмотрел на Сандру.
- Судя по тому, как о вас отозвалась на своей странице в соцсети Виолетта, вы понимаете образ жизни Основнухи.
- Я тщательно его изучила, - не стала отрицать Сандра. - И культуру БДСМ как таковую тоже. Столь её крайний вариант, какой принят на Основнухе Девианса, лично мне не нравится, но он полностью вписывается в общую концепцию добровольности, разумности и безопасности, на которой основаны как законная реализация альтернативных сексуальных потребностей, так и любое конструктивное взаимодействие между людьми в любой сфере деятельности.
- Хм, - качнул головой Эрик. - Никогда об этом не задумывался, но всё так и есть. Добровольность, разумность и безопасность необходимы везде, от приятельских посиделок за пивом до подписания контракта с банком.
- Вернёмся к Виолетте, - сказала Сандра. - Как именно вы к ней попали?
- Один из старших рабов моей бывшей Хозяйки сказал, что я подарен юной белокурой красотке, при виде которой все практиканты изошли слюной, и у которой нет других рабов. Я даже обрадовался, потому что у тогдашней Госпожи я был всего лишь дополнительным развлечением. А у новой становился основным.
Сандра кивнула. Пока всё то, что рассказывал Берман, укладывалось в психологию и обычаи обитателей основных островов Девианса. Он помолчал и улыбнулся с горечью:
- Но вместо Хозяйки получил безмозглую цивилку. - Эрик с мольбой посмотрел на Сандру: - Поймите меня правильно, я хорошо отношусь к цивилам и глубоко почитаю женщин, но Виолетта... То, что она сделала, позорит и тех, и других.
- Бывшая Хозяйка не пыталась вам помочь? - нахмурилась Сандра.
- Миз Стоун, если бы не давление Виолетты, Хозяйка ни за что не отдала бы своего раба кому попало. То, чем Виолетта заставила её подарить меня, не позволит ей и помочь мне. Но Хозяйка открыла счёт на моё имя, который не упомянут в дарственной, и положила на него крупную сумму. Пусть это и не та страховка, которая действительно может мне помочь, но это тот максимум, который Хозяйка могла для меня сделать.
- Так подарок оформлен официально? - оживилась Сандра. - Виолетта Корелли поставила свою подпись на документы Регистрационной Палаты?
- Миз Стоун, у каждого мужчины в Шактириане есть регистрационный номер и приписка к Госпоже или организации. Это и рабов защищает от неадекватных Госпожей, и остров от нелегалов, и самих Госпожей от чрезмерного внимания соискателей. Нельзя передать раба другой Госпоже или организации без командировочного предписания, договора аренды, продажи или дарения. А все эти документы проходят через Палату. Только так можно гарантировать безопасность, разумность и добровольность рабства. В Яньжэне и Дуплексиане всё точно так же.
- Я знаю, - кивнула Сандра.
Парень не лгал. Из-за глупой выходки Виолетты Корелли он действительно попал в беду, самостоятельно справиться с которой не может. Эрику Берману надо помочь. Сандра задумалась о том, как это сделать. Спустя минуту сказала:
- Мне нужна копия договора дарения или справка о том, что он оформлен, или что-то в этом роде, чтобы показать начальству на планёрке.
Эрик положил перед Сандрой документ.
- Я всё сделал. А теперь скажите, как я могу отблагодарить вас за своё спасение.
- Спасённым вы будете, когда окажетесь в качестве лота на телеаукционе. Или когда Виолетта вернёт вас вашей Хозяйке. Но вероятность и того, и другого очень мала. Пусть Виолетта и не желает понимать специфику Основнухи Девианса, однако она далеко не дура. Это человек весьма изворотливый, настырный и непредсказуемый. Я предъявлю справку публично, под протокол планёрки, чтобы никто не мог сделать вид, что её не было, но это ни в малейшей степени не гарантирует, что Виолетта позволит вам остаться рабом Шактириана. Да и вопрос с вашей бывшей Хозяйкой остаётся открытым. То, чем шантажировала её Виолетта, менее опасным не стало.
- Я понимаю это, миз Стоун. И знаю, что уголовная ответственность за шантаж меньше, чем за недоплату налогов или чем там Виолетта прижала мою бывшую Хозяйку. Поэтому я решил внимательнее присмотреться к самой Виолетте.
Сандра отрицательно качнула головой.
- Она сверхморалистична. Такие люди не делают того, чем можно их шантажировать.
- Но они дорожат мнением тех, кто сделал их таковыми. Виолетта как инквизитор - видит только один постулат и судит, не разобравшись. А значит её воспитывал такой же инквизитороподобный человек. Это отец Виолетты. И если он узнает, что она добывает деньги для благотворительной организации шантажом, рискуя тем, что организацию закроют как преступную, а все её сотрудники безо всякой вины навечно окажутся под подозрением у полиции, Виолетте обеспечена ссора с отцом на много лет. Она на это не пойдёт никогда.
- Мистер Берман, с таким оружием вам не нужна моя помощь. Вы сами заставите Виолетту вернуть вас Хозяйке.
Эрик отрицательно качнул головой.
- Увы, миз Стоун. Вы смотрите на меня как на свободного, дееспособного и самостоятельного человека, пусть и с чудинкой. А для Виолетты и её отца я жертва насилия и стокгольмского синдрома, мои суждения неадекватны, следовательно, никакого значения не имеют. По их мнению, я не способен на самостоятельные поступки, и меня надо срочно отправить в реабилитационный центр под опеку психологов. Разумеется, ни в каком реабилитационном центре меня держать дольше часа не станут, но сам факт пребывания в нём безнадёжно испортит мою репутацию у Госпожей. Как и прямой отказ подчиниться требованиям Виолетты. Обратиться в арбитраж, не создав проблем моей бывшей Хозяйке, я не могу.
- Откупиться от Виолетты деньгами вашей бывшей не пробовали? Она ведь для этого вам их и дала.
Эрик ответил устало:
- Виолетта ничего не хочет слышать. Ни от меня, ни от кого бы то ни было из девиансцев. Это Торквемада с сиськами. Виолетту интересует только её собственный вариант справедливости, и плевать на всё остальное. Поэтому я и обратился к вам. Если вы расскажете на работе о том, что она подвергает организацию огромной опасности и провоцирует её конфликт с Девиансом, Виолетту тут же уволят без рекомендаций и с позорной записью в резюме. Ведь едва информация о её выходке просочится к публике, организацию объявят нежелательной не только в Шактириане. Вся Основнуха будет в ярости. Возможность свободно вести наш образ жизни для всех нас превыше всего, и потому те, кто посягает на эту свободу, становятся вечными врагами. Да и Цивильня тоже не обрадуется. Им по многим причинам выгодно быть частью того Девианса, который есть сейчас. Но если Виолетте обо всём этом скажу я, она меня не услышит. А вас - очень даже хорошо.
- Логично, - кивнула Сандра. - Но говорить с Виолеттой я буду только в вашем присутствии и только при вашей поддержке. И вы должны быть готовы самостоятельно выступить на собрании руководства миссии, если Виолетта заартачится. Разговор с директором я вам устрою, а дальше вы сами.
- Это хорошие условия, - согласился Эрик. - Я готов их выполнить.
- Тогда я вызываю сюда Виолетту прямо сейчас.
Сандра достала из сумочки планшетофон и выбрала в списке контактов номер Виолетты.

(с) Автор: Влада Воронова

Опубликовано: 01.03.2016

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 32 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Ура! Музу автора уже начали кормить!

  1. Эрик — очень необычный типаж раба, пусть и добровольного, и это цепляет. Знает чего хочет, добивается… Скрещу за него пальцы))

    Hot debate. What do you think? Thumb up +10