Планки — 6

Открыв глаза, я увидела белый потолок, даже в комнате рабов украшенный интересным орнаментом. Здесь это были цветы и лианы, переплетённые по периметру между собой. В центре комнаты висела люстра, очень похожая на гроздь винограда. И я попыталась вспомнить, кому раньше принадлежали эти комнаты на этаже? Мэгги вначале не обращала на это внимание, а теперь уже подзабыла. Помнила, что комнаты для семьи всегда располагались на третьем этаже, для слуг — в пристройке. Значит, по идее, данный этаж был выделен специально для гостей.
Я пошевелилась, пытаясь слезть с кровати. Но сразу у меня это не получилось: хвост Яна обвил моё бедро, крепко удерживая и задирая ночную рубашку. Я попыталась отцепить конечность эльфа от своего тела, но она только сильнее сжималась.
- Ян, - тихо и требовательно позвала я. Как обычно делала мама, пытаясь разбудить папу. Она всегда уходила на работу раньше, а мужа поднимала перед самым выходом. Папу не беспокоили ни шум фена, ни звук телевизора, но вот этот требовательный мамин голос быстро переносил его из дебрей сна в утреннею суматоху.
На Яна этот голос тоже подействовал. Эльф моментально разомкнул веки, удивлённо посмотрев на меня, а проклятый хвост сжался ещё сильнее на бедре. Я зашипела, было уже больно. И, наконец, Ян всё же увидел причину моего недовольства и испугался. Хвост в одну секунду исчез с моей ноги и полностью спрятался за спиной эльфа.
- Простите, госпожа, - Ян уже стоял на коленях на полу. Предательская конечность была прижата к телу, как у гордого кота, которому надоели поползновения детей на его хвост.
Хотя в чём-то Ян, действительно, кота и напоминал. Спокойного, гордого и самодостаточного, но вынужденного жить в кругу семьи, приспосабливаясь к её правилам. А вот Лекс... Однозначно напомнил пса, верного и доброго. По крайней мере, хозяину.
- Встань с колен, не порть мне утро. Ложись и спи дальше, - зевнув, приказала. - Мне ещё в Академию, а ты сегодня остаёшься дома.
- Как прикажете, госпожа, - тихо ответил Ян, выполняя приказ. - Какое наказание вы мне назначите?
Я немного удивлённо на него посмотрела. Да, задачка, боль же причинил, хоть и не специально... Посмотрев на не выглядывающий хвост, поняла, чего боится эльф. Но я рубить конечность не собиралась.
- Десять секунд контролёра на слабом воздействии. Сейчас.
И я во второй раз нажала на кнопку в этом мире. Не отворачиваясь, смотрела, как закусил губу Ян, как расширились его зрачки, как мышцы замерли, потеряв подвижность. Наконец, положенное время истекло. Эльф сделал выдох, а затем опустился вновь на колени, припадая к полу.
- Благодарю, госпожа, за милосердие.
Я ничего не ответила, вышла из комнаты в коридор. И, захлопнув дверь, оперлась на неё, тело вновь ослабло после нервного напряжения.

Как всё же тяжело причинять другим боль! В детстве было так легко бить и получать обратно тумаки. Ссориться по этому поводу до смертной вражды, а затем вновь подписывать мир. Тогда ещё это было не страшно, это было так... Обыкновенно, что ли? Уже потом матери объясняют своим детям, что надо сдерживаться, рассчитывать силу, понимать, как твой поступок сказывается на других.
Девочек учат отказываться от физической силы, предоставляя разборки юношам. И я впитала эту аксиому, заучила. Ни разу не поднимала ни на кого руку, стоило перейти в среднюю школу. Видя меня, никто и не пытался доказать мне уже что-то кулаком. Бывало кричали, конечно, но к старшим классам даже этот способ доказательства своей правоты признали недействительным.
«Два умных человека всегда сумеют договориться», - повторяла каждый раз Идит Михайловна, учительница по обществознанию. Интересно, что бы она сказала, оказавшись сейчас на моём месте?
Я посмотрела в окно в конце коридора, на улице уже очень светло. Наверное, где-то около пяти или шести утра. А к парам сегодня только к двум, будет трёхчасовое занятие по знакомству с менталитетом рас. Что делать оставшееся время? Вроде выспалась, спать уже не хочется. Позавтракать? Но живот молчит, не напоминая о себе. Вздохнув, я взяла полотенце, запасную одежду и ушла в ванные комнаты.
И всё же быть герцогиней мне нравится. Нравится купаться в собственном небольшом бассейне, а затем ухаживать за своим телом десятком недавно купленных различных средств. Раньше я не понимала, затем столько различных кремов, начиная от пятки и заканчивая ушами? Теперь поняла, потому что могу себе это позволить. Особенно мне понравился лосьон с миндалём, такой ласковый и терпкий запах был одновременно.
Выходила я из ванных комнат донельзя счастливая и благодушная. Волосы были высушены и уложены в более-менее приличную причёску, чистая новая одежда приятна была и телу, и сознанию. Я думала уже сесть и почитать книжку в тишине и покое, когда поднималась на свой этаж. Но обстоятельства сложились иначе. Та встреча, от которой я так бегала, всё же произошла.

Тамаз стоял в коридоре с полотенцем в руках. Замер, боясь пошевелиться, а затем, будто по ногам палкой ударили, рухнул на колени. Его тело трясло, а сам он не мог вымолвить и слова. Загнанный зверёк перед хищником.
Я не удержалась, скривилась. Понимая, что это за гранью моего сознания. Понимая, что Мэгги догадывалась, что увидит и тоже не спешила вновь пересекаться с рабом. Понимая, что по сравнению с Тамазом и Ян, и Лекс — совершенно нормальные. Они смогут ещё жить, отпусти их на волю. А вот Тамаз — сломан. Не выживет.
- Поднимись, - парень тут же вскочил на ноги, глядя в пол.
- На колени, - вновь нет и секунды промедления. Он не задумывается, исполняя приказ. И это страшно.
«Я ничем не смогу помочь», - такая яркая мысль таранит голову.
Ухожу в свою комнату, напоследок разрешая заняться рабу своими делами. Он не Ян и не Лекс, не поднимется без разрешения. Будет в этом случае стоять хоть день посреди коридора на коленях, ожидая следующего приказа.
Как в первый день в этом мире закусываю уголок подушку и плачу. Это выше моих сил! Я не могу смотреть на этого человека! Ещё не могу рассматривать живое разумное существо лишь с позиции выгоды, будто вещь в хозяйстве. Куда приставить, чтобы расход на еду, воду и лекарства не превышал доход от его обязанностей? Возможно, следует отказаться от лекарств, чего на него переводить? Само заживёт.
Не могу! И Мэгги не могла! Сколько раз в таких случаях я погружалась в сознание герцогини, в её воспоминания, пытаясь следовать за её поступками, смиряясь с незнакомым и необычным? Не мой же мир, и нельзя всё подстраивать под себя. Но даже Мэгги здесь была бессильна. Сожалела, что сорвалась, и хотела продать, чтобы не видеть своей ошибки. Но мне совесть даже продать не позволяет.

Успокоившись, я привела себя в порядок. Нечего истерики устраивать, уже не маленькая. Есть проблема — решай, а свои чувства и эмоции выкинь вон. Не помогут. Взяв учебник, погрузилась в чтение, знала, что это получше любой медитации. И мозг на благо работает. Так и сидела, пока в час дня не постучался Лекс, чтобы узнать о завтраке и выходе.
- Телепортом воспользуемся, а в столовую сейчас спущусь. Там всё накрыто?
- Да, госпожа.
Я кивнула и убрала учебник в сумку. Это, конечно, обязанность Лекса, но сегодня мне очень надо сделать это самой. Отвлечься от увиденного. Оставив сумку в комнате, спустилась в столовую. И вновь Лекс рядом, такой спокойный и надёжный. Я опустила руку ему в волосы, чувствуя, как он сразу же потянулся за моей кистью, отвечая. Пёс, и правда, пёс.
А потом вновь те утренние воспоминания. Пёс, дорогая? Уже пёс? Человек перед тобой сидит на коленях, а не зверушка в ошейнике. Приятно купаться во власти?
Я отдёрнула руку, заработав непонимающий взгляд со стороны Лекса. И кормить его с ладони, как всегда, не могла. Было противно. До дрожи противно видеть перед глазами Тамаза, распластавшегося по полу, до смерти напуганного. И эти глаза, что я всё же успела поймать своими. Не страх, нет, - ужас. Отчаяние и бессилие. Ловушка.
- Лекс, посмотри на меня, - приказала.
Он послушно поднял на меня свои глаза. Они радовали чистым карим оттенком. Немного настороженные и непонимающие, но вполне себе спокойные. Понимает, что ни в чём не провинился, поэтому и не ждёт наказания. А Тамаз ждал. Каждую секунду ждал боли. Раб ведь всегда виноват. И дёргается он от прикосновений, не потому, что ему противно, как Яну, а потому, что страшно. И он не потянется никогда за кистью, как делает Лекс. Даже понимая, что так заработает благосклонность хозяйки, не потянется. Потому что уже не на разуме живёт, а на инстинктах.
- Лекс, когда-нибудь к жизни возвращали из того состояния, в котором находится Тамаз? - тихо спросила.
Мужчина напрягся и нахмурился.
- Я служил только у вас, госпожа, поэтому не могу точно сказать. Там, где я учился, такого никогда не было. Но Ян говорил, что видел уже доведённого до предела, ещё когда с братом вместе служили. Рассказывал, что вытащили. Я не знаю подробностей, но знаю, что это было безумно трудно. И он не принимал в этом участия.
Я кивнула, задумываясь. Завтрак перестал меня волновать, как было всегда, стоило мне погрузиться в мысли.
За минут десять до занятий мы перешли через телепорт. Это казалось невероятным и обыденным одновременно. Вот мы стоим во дворе, а через секунду в зале приёма Академии на кафедре общеобразовательных наук. Ни ярких эффектов, ни темноты. Ничего, просто моментальное перемещение. Это, действительно, удобно. Понятно теперь, почему машина считается лишь праздной тратой денег, лишь для престижа. Здесь эти телепорты, будто метро, но окутывает весь мир. Надо лишь вовремя оплатить проездной за месяц. И как у нас, студентам - скидки.
В аудитории вновь думала окажусь одна за столом. В крайнем случае вместе с Даном. Милым, немного застенчивым темноволосым парнишкой. Его все считали немного не от мира сего, но не обижали. На перерывах он всё время что-то конструировал из линий силы, а на практике всегда решал задания раньше других. Но это, наверное, знала одна Мэгги. Дан ведь тоже либо один сидел, либо с ней. Только раз заговорить решился, но наткнулся на ледяной взгляд Мэгги, подумавшей, что он тоже хочет утвердиться, поиздеваться. Больше он не пытался с ней разговаривать, только парой фраз приветствия и «Передай, пожалуйста», «Возьми, пожалуйста», - и общались. Но садился также рядом.
Но в этот раз вместо Дана рядом сел Эмин. Он ничего не успел сказать, потому что в аудиторию зашёл преподаватель. Уже было не до бесед. Перерывов на этом занятии тоже не предполагалось, кто уставал, мог выйти, а затем вновь войти. Для этих случаев в аудитории расположились две двери — в начале и конце. А так... Слушай и записывай. Либо в конспект, либо в кристалл памяти. Большая часть студентов пользовалась вторым приспособлением. Мэгги же, впрочем, как и я, раньше никогда таким устройством не обладавшая, чинно записывали лекцию. Да и присутствие рядом Эмина давало такой хороший повод не отвлекаться.
Но лекция закончилась. Преподаватель уже вышел. Лекс, сидевший на коленях рядом с партой, встал и начал собирать вещи. Я ждала, пока он закончит. Потихоньку помещение опустело.
- Мэгги, можно с тобой поговорить? - очень тихо спросил Эмин. А я еле удержала своё тело, чтобы не вздрогнуть. Он первый человек, кто назвал меня по имени. Чужому и своему одновременно.
- Да, что ты хотел? - я попыталась изобразить безразличие. Но я чувствовала уже власть над этим человеком через его брата. И чувствовала опасность, так как привыкла видеть его среди обидчиков. Если надо показать одно из чувств, то это должно быть первое.
- Почему сегодня ты пришла без Яна? - вновь не повышая голоса, спросил Эмин.
- Он не смог сегодня прийти. Это всё, что тебя интересует? - ласково улыбнулась. Чтобы увидел, в чьи руки попал близкий ему человек. Поверил, что мне доставляет удовольствие его пытать. Я знаю уже, как ты мне отплатишь за издевательства.
Эмин вздрогнул и с яростью посмотрел на меня, а затем со страхом, понимая, что за его поведение отвечает брат. И встал на колени, привычно, но ломая себя сам. Рядом не стоял с кнутом смотритель, Эмин сам был себе наилучшим дрессировщиком. Знал, как поставить себя на колени, знал, как заставить себя делать всё, что прикажут. Не кнутом, а знанием, что будет в противном случае. Мысли было достаточно, чтобы повиноваться.
- Госпожа, пожалуйста, если не обменяете, то возьмите меня в качестве своего раба. Я отплачу вам за всё, что по глупости своей сотворил. Только пусть Ян не платит за мои проступки. Буду служить так, как угодно вам, госпожа.
Я отказываться не спешила. Теперь уже была уверена в своих поступках.
- Хорошо, - ответила и приложила кристалл управления и кристалл личности к вискам Эмина. Нужно было его добровольное согласие, но оно уже получено. Когда моргнул белый свет, поняла, что операция закончена.
Эльф всё ещё стоял на коленях. И я видела, что он плачет. Тело не содрогалось, глаза были сухи, но взгляд в никуда. Что для него стоило выйти из Ада, а затем добровольно в него войти? Зная, что его ненавидят, зная, что жизнь его превратится в череду боли и коротких передышек, когда хозяйки не будет дома?
- Ты так любишь брата?
- Я люблю только вас, госпожа, - глухо сказал Эмин, но, заметив мой взгляд, ответил. - Да, больше жизни и свободы его люблю, госпожа.
Я кивнула и сама построила телепорт во двор своего дома. Эмин не вставал с колен, а Лекс стоял за моей спиной и держал сумку.
- Госпожа, ему выделить свою комнату? - уточнил он, мимоходом оглянувшись на новую обстановку. Это для меня переход - чудо, для них - метро.
- Нет, он будет жить с Тамазом, - Лекс ничего не спросил. Он раб, он не привык задавать вопросы, но смотрел удивлённо. Эмин же уже отвык от своего положения и наперёд моего объяснения задал вопрос:
- Что я должен делать, госпожа?
- Тамаз - мой раб. Месяца полтора назад я сорвалась и переборщила с наказанием. Он сломался, а я хочу, чтобы ты помог ему вернуться к жизни. Если справишься, то вновь станешь свободным. Нет — я найду тебе другое применение. - Эмин вздрогнул. И поднялся на ноги, когда я разрешила.
- Госпожа, я могу общаться с братом? - очень-очень тихо спросил Эмин.
- Да, если он сам захочет тебя видеть и слышать.
Я не знала, что выйдет из моей затеи, но одна поставить Тамаза на ноги не смогла бы точно. А Эмин и Ян, по словам Лекса, уже сталкивались с подобным.

Опубликовано: 22.04.2015

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 58 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 6 человек:

  1. Да уж… Как я уже и говорила, сильная вещь. Но ничего больше сказать не могу, мыслей нет. Это просто прекрасно и всё.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Как точно вы описаи чуства про боль и про детсво!
    Понравилось решение проблемы с Томазом и братьями,почти материнский подход- попробуй исправить сам.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Присела посмотреть, попробовать почитать ну и все, провалилась как Алиса в кроличью нору)))) После первой главы подумала, что будет классический сюжет: попаданка оказывается в другом мире, в другом теле и ну как давай сейчас дрессированных чужих мужиков портить. А нет…. не все так просто! Герои понравились абсолютно все. Редко так бывает у меня. Даже не могу пока разделить их для себя на главных и второстепенных. Бесспорные фавориты,конечно, Рита ну и Лекс. Люблю такой тип мужчин, и собак обожаю, он правда похож))))) Сдается мне, его поведение не только результат воспитания. А уж поступок Эмина сразил наповал, не ожидала. И теперь начинается самое интересное. Я в предвкушении)))) А еще, на мой взгляд, не знаю как Мэгги, но Рите нужна хоть одна особь женского пола рядом, подруга. Хорошо когда мужиков много, но они все же утомительны бывают)))
    Спасибо большое автору произведения, оно захватывающе великолепно! И,конечно, очередное спасибо замечательной хозяйке сайта! Ирина, вы просто неподражаемый «ловец жемчуга»)))) Спасибо за то что делитесь с нами такими «вкусными» книгами))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Очень интересно, неоднозначно и задумчиво)))) в смысле: после почтения есть о чем подумать))))
    Спасибо)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. Спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up 0