Планки — 3

Солнечные лучи пробирались сквозь неплотные занавески, покалывая светом глаза. Хотелось отвернуться, спрятаться под одеяло поглубже и спать дальше. Но что-то мешало вновь уйти в приятную дремоту, побуждая остаться в этом полусонном состоянии. Когда чувствуешь, что происходит вокруг, но сам не можешь и мускулом пошевелить. Слишком тяжёлым было тело, чужим, неповоротливым. Словно куклу песком набили.
Я всё же повернулась, утыкаясь носом в стену. Здесь солнечные лучи бы не потревожили. Не достали. Но уже украденный сон возвращаться не спешил. Так я и висела в необычном состоянии полусна-полуяви, пока не услышала в отдалении голоса. Точно знала, что не над ухом разговаривают. Далеко, и слова будто через слой воды пробираются. Отрывками. Стало интересно, и я потянулась к чужому разговору.
- Не шатаешься даже, - произнёс мелодичный мужской голос. Он казался и знакомым, и совершенно чужим.
Я попыталась ещё ближе подобраться к говорящим, мыслями подталкивая себя в нужную сторону. Не только услышать, но и увидеть всё своими глазами, перед которыми пока только и мелькали яркие звёздочки в океане тьмы. Но вот появились цвета, за ними — расплывчатые силуэты, которые становились всё более чёткими.
- Так не кнутом наказали, контролёром, - пожал плечами Лекс. - Если бы кнутом отходили, я бы и встать не смог.
- Странно, раньше только им и обрабатывала. Хорошо, что хоть рука слабая, да и всегда залечивала, - задумчиво покачал головой собеседник.
Я, наконец, смогла управлять своим эфирным состоянием и видеть то, что желала. Огляделась вокруг, отмечая спартанские условия комнаты. Деревянный шкаф, комод, два потрёпанных стула без обивки, небольшой обеденный стол и кровать. Последняя отличалась большими размерами, если сравнивать с обстановкой комнаты. И второй собеседник как раз менял на ней постельное бельё.
Когда я его получше разглядела, поняла, что это и есть Ян. Вот и голос казался знакомым. В воспоминаниях Мэгги, он мне виделся совсем другим. Обыкновенным и простым, как любая незначительная часть мира. Но я же, в отличие от Мэгги, никогда эльфов не видела, считала вымыслом и сказкой. Вот сейчас с этой самой сказкой и знакомилась. Односторонне.
Ян был обладателем чёрных прямых волос, доходивших до лопаток. Только два локона, очерчивающих лицо, спускались до середины груди, охваченные у самого кончика золотой тесьмой. Ян их ловко убирал за уши, когда они мешали работе и лезли перед лицом. Но, кроме необычного цвета шевелюры, нельзя было не отметить уши, коих было целых четыре штуки. Одна пара ушек росла оттуда, откуда и полагается. Только и отличались, что неестественно большим размером, где-то в саму голову эльфа. Уши изгибаясь, уходили назад, почти прижимаясь к затылку. А два других, более тёмные и маленькие, походили на кошачьи, разве что не были покрыты шерстью. Они расположились чуть выше первой пары. Ещё моего раба от людей отличал голый хвост, тоном совпадавший с кожей. Он был похож на плеть: широкое основание переходило в тонкий кончик. Хвост всё время был отчасти приподнят, чтобы концом не волочился по полу. В остальном же Ян ничем не отличался от обычного человека. Красивый, высокий, молодой, с рельефным телом и приятными чертами лица. Идеальный раб для постельных утех.
- Она вчера не особо усердствовала. Хоть и полагалось минимум минуту, на сороковой секунде остановилась, когда я не выдержал, сорвался, - сказал Лекс, сидевший на стуле и наблюдавший, как Ян всё ещё возится с постельным бельём.
- Значит, всё заново? - эльф с сочувствием посмотрел на телохранителя. Знает всё по собственной шкуре. - Что закричал-то, будто не помнишь, как она от этого только больше заводится?
- Помню, только отвык я за месяц, видимо. Но госпожа сказала, что своё уже получил. Отмучился, так сказать.
Эльф, наконец, засунул последнюю подушку в наволочку, а всю кровать застелил аккуратно пледом. Поправив концы, он отошёл от постели и сел на второй деревянный стул.
- Я уже и не помню, чтобы она так отпускала. Вначале ещё жалела, а потом вразнос пошла, - эльф задумчиво повертел в руке свой локон. Пара волосков выскочили и топорщились, портя красоту причёски.
- Может, спокойная обстановка роль свою сыграла? Госпожа ведь каждый день в Академии пропадала, что в учебное полугодие, что на каникулах. Рассказывал ведь, как там к ней относятся? Тут и я бы не выдержал... - Лекс скривился, сжимая кулаки. - А сейчас впервые за несколько лет одна, без этих уродов. Она ведь даже, пока болела, не ударила. Капризничала, как любой больной, да и то без энтузиазма. Поест, почитает и спать ложится. Почти всё время, в подушку уткнувшись, пролежала.
- Может, ты и прав. Но тогда всё вновь по старой колее пойдёт, стоит ей в Академию вернуться. Убил бы того, кто доводит. Ему самооценку поднять, а она ведь на нас отыгрывается.
- Ненавидишь её? - спросил Лекс.
- А за что хозяина любить? За украшений побольше и наказаний поменьше? Так я не скотина, чтобы на это покупаться. Сам говорил, что сегодня придёт, значит, завтра с утреца вновь рубашку выкидывать и спину мазать. И это в лучшем случае, - сорвался на шёпот в конце запала эльф. - Прости, Лекс, сам за месяц от подобного отвык. А тут вновь, как в пропасть, и с головой. Ты ведь её любишь?
- Нельзя не любить хозяина, - хмыкнул невесело телохранитель. - Нас ведь неспроста только к одному и приставляют. Не бывает с такой специальностью двух хозяев. За одним только в гроб дорога, хотя, скорее, на кремацию.
- Я бы в петлю полез,- покачал головой Ян.
- Не говори, чего не знаешь. Мне намного легче, чем тебе. Свободы не видал никогда и не увижу. Это для тебя она высшая ценность, для меня — рабство.
Ян скривился, будто проглотил отраву. Неприятно ведь, когда самое желанное так опускают. Но ничего не ответил, только отвернулся к окну, смотря на улицу, где свободно гуляли люди. А затем, явно бессознательно, потянулся к виску, где чип установлен. Ничего не нащупал - слишком глубоко сидел, самому не справиться, не достать.
На этом моменте я уже не смогла удерживать себя, видно, силы моего резерва вновь себя исчерпали. Но уже радует, что магия вновь со мной, значит, организм полностью справился с болезнью. Появляются излишки.
Открыв глаза, обнаружила себя на кровати, всё так же лицом к стенке. Дубовые доски после комнатки Яна казались неуместными. Слишком вычурными и роскошными, их покрывала игра целого ряда рисунков. Но я вновь себе напомнила, что герцогиня, не рабыня. И уже не студентка-работница, которая не чурается и подработками, чтобы не просто жить, а жить хорошо. Здесь у меня свой счёт, на котором лежат такие деньги, что я могу себе позволить почти любую прихоть.
Потянувшись, опустила ноги с кровати. Было прохладно, поэтому натянула на себя вновь спавшее одеяло. Так лучше. Я не знаю, сколько так просидела, но в мою комнату заглянул, постучавшись, Лекс. Тут же падая на колени. Хотела спросить о здоровье, но, к счастью, вовремя поняла, какую глупость делаю.
- Доброе утро, госпожа. Ваш отец просил передать, что желает вас видеть в седьмом часу в своём кабинете.
Я тяжело вздохнула, ещё этого не хватало. О чём со мной хочет папа побеседовать? Не нравятся мне такие незапланированные заранее встречи, всегда чем-то плохим в конце заканчиваются. А если я чем-то выдам себя, сорвусь? Но, видимо, здесь спор неуместен.
- Хорошо. Сколько сейчас времени?
- Полдень, госпожа.
- Тогда организуй в малой столовой завтрак, спущусь через полчаса, - Лекс склонился, поднялся и ушёл выполнять приказ.
А я со спокойной душой переоделась. Мэгги не смущало никогда присутствие раба, я же таким качеством похвастаться не могла. Не видела ещё той черты, что отделяла невольника от свободного человека. Наверное, всё же надо родиться в этом мире, чтобы чувствовать такие нюансы.

За столом я сидела одна. Милая девушка-служанка прислуживала, то подливая сок в бокал, то принося из кухни что-то вкусное. Делала она это без единого слова, но с лёгкой улыбкой на лице. Натянуто-ласковой, напоминая консультанта в магазине.
Я растягивала завтрак, как только могла. Долго пила горячий чай с пирожными. Интересовалась меню на обед, выслушивая длинные перечисления. Вставляла пожелания и убирая явно лишнюю смену блюд. Но не хотела я идти наверх, к существу, что меня ненавидит. Пусть лучше здесь, в уютной столовой, заполненной многообразием запахов.
И к Лексу, стоящему на коленях у моих ног, я уже привыкла, даже протянула парочку вкусных кусочков. Для меня это было очень необычно — кормить человека с рук. Но Мэгги почти всегда это делала, и я, выздоровев, не посмела отходить от обычной линии поведения. Не я здесь представляю законодательный орган власти, чтобы что-то менять. Да и Лекса всё устраивало. Аккуратно берёт еду с ладони, а затем целует кисть, благодаря. Когда он первый раз так сделал, я вздрогнула. А сейчас уже приноровилась.
Но идти всё же пришлось. Пусть и не сразу после трапезы. Всё же после плотного завтрака походила, прогулялась по небольшому приусадебному садику, что был богат на редкие фрукты и ягоды. А когда растрясла набежавшие жиры, поднялась по лестнице в уже знакомую комнатку, расположенную на моем этаже. Стучаться не стала, но дверь открывала неспеша, давая сориентироваться.

Ян встретил меня на коленях посреди комнаты. Его лицо почти касалось пола, а голая спина, изукрашенная тонкими белёсыми шрамами, была выставлена на обозрение. Я даже не знала, что вызывает эта картина. Хотелось пожалеть и добавить, будто не я внесла в раскраску раба львиную долю. И эта мысль, пронзившая сознание, привела меня в порядок. Я позволила Яну подняться. Сама же села на один из стульев. Увидев мой новый наряд, он сильно удивился, хотя через секунду уже вернул привычную маску.
- Что сегодня предпочтёт госпожа вначале: плётку или кнут?
Этот вопрос, заданный безразличным тоном с приторной улыбкой, приморозил к стулу. Захотелось неприлично выругаться, но я могла себе позволить лишь нахмуриться.
- Нет, обойдёмся без этого.
Эльф с удивлением поднял на меня свои синие глаза, но послушно кивнул. Из одежды на нём были только шёлковые чёрные штаны, за резинку которых он уже взялся.
Если честно, мне хотелось того, что происходило обычно в этой комнате. Ян был хорошим любовником, внимательным и нежным. А тело помнило приятные прикосновения, от которых сразу же перехватывало дыхание. Красивый, экзотический, молодой, абсолютно мой... И будто огражденный от меня решёткой клетки. Не могла я заниматься любовью с тем, кто с отвращением вспоминает чужие прикосновения, отмываясь под горячей водой. И кто скрывает за подобострастной улыбкой ненависть и презрение.
- И без этого, - сказала я, своей рукой отводя его кисть от узелка на штанах.
- Что желает моя госпожа? - спросил эльф, становясь на колени.
А я, поглядев на него, просто не знала, как дальше вести разговор. Потому что, глупая, даже не думала об этом заранее. Не потрудилась приготовиться к встрече — вот и расплачиваюсь. А что стоило вначале всё изучить, а потом языком молоть? Я протянула руку, дотрагиваясь до подбородка и поднимая за него голову наверх. В глазах раба стояли покорность с готовностью моментально выполнить любой приказ. Которого так и не было. Вдруг я вспомнила одну важную деталь, недавно прочитанную в учебнике:
- Вы, действительно, умеете лечить магией природы?
- Да, госпожа, только силы невольников ограничены ошейником и чипом. Но с травмой, не серьёзней перелома, я могу справиться, госпожа.
- Значит, на время станешь моим учителем, на это же силы не нужны, - приказала я.
Раб явно хотел возразить, но под моим взглядом утих и с ещё более низким наклоном произнёс:
- Как будет угодно госпоже, - только я заметила, как безумно боится Ян. Видимо, посчитал, что я нашла новый повод для наказаний. Ведь не может он раскрывать все тайны своего народа.
- Тебе не придётся пояснять больше, чем описано в общем учебнике факультета медицины. Встань, - эльф поднялся.
- Благодарю, госпожа. Я со всем усердием выполню ваш приказ. Только позвольте, пожалуйста, посмотреть сам учебник или поприсутствовать на занятиях, - очень тихо добавил последнее Ян.
И я вспомнила, что ни разу за несколько лет эльф не выходил за территорию дома. Будто, действительно, стал домашней зверушкой, что заботливые хозяева оберегают от опасностей улицы, запирая. Я посмотрела на напряжённую фигуру Яна и, подумав, предложила:
- Хорошо, пойдёшь со мной на занятия. А сегодня будешь сопровождать к отцу.
- Буду счастлив, госпожа.
И правда, будет счастлив хотя бы одному выходу из этого злосчастного дома, что стал тюрьмой. Я не выдержала, подняла руку и погладила по щеке. Ян вздрогнул, явно переборов инстинктивный порыв отшатнуться, а затем стал ластиться к руке. Прям домашний кот.
Интересно, как бы сложилась его судьба, не будь проигранной войны? За которую их народ заплатил рабством и полным подчинением структур власти у свободных.

Опубликовано: 14.04.2015

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 61 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 4 человека:

  1. Затягивает, читаю и прям будто что-то вкусное ем)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Общение с подчиненными ей рабами очень достоверно написано! Спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Несмотря на то, что уже прочитала всё написангое на ФБ, не могу лишить себя радости смаковать каждую главу заново.

    Оцени комментарий: Thumb up 0