Оазис 18

АРЬЕ:
- Марье, я вижу, вам действительно интересно путешествовать! Раньше не приходилось? - голос Аминтот был чуть снисходительным, почву она что ли прощупывала... Ну, да мне в впервой дурочку изображать.
- Да, Старшая Наставница, меня впервые взяли в путешествие. До этого я росла при дворе в Тхаре, - вот тут главное не заиграться, а то как начнет про Тхар расспрашивать, а я ничего кроме брачных обрядов и не знаю. Но Аминтот была из тех людей, которые очень любят рассказывать сами, не уделяя внимания тому, что рассказывает собеседник, если это лично для них не имеет большого значения. - Меня воспитывали в строгости, как настоящую женщину. Я тоже хотела бы возвысить свой род, вернувшись из Оазиса с мужем. Но не уверена, смогу ли пройти испытания...
Аминтот оценивающе посмотрела на меня. Понятное дело, что я не произвела на нее должного впечатления, но она снизошла до похвалы.
- Я думаю, девочка, все у тебя получится! Испытания несложные! Особенно, если правильно выбрать сектор!
Ренива, увидев, что у нас завязался разговор, тихонько вышла из шатра. Мы с Аминтот были достаточно хорошо воспитаны и сделали вид, что ничего не заметили. А Аминтот решила воспользоваться ситуацией.
- Ну и как тебе твоя госпожа?
- Великая Княгиня Ренива очень хорошая госпожа! Я ее безмерно уважаю, она много мне рассказывала о мужчинах.
- Интересно-интересно! Может, даже я чего не знаю?!
- У нас в Тхаре мужчины четко знают свое место. А женщин Тхара учат не испытывать чувств!
- Вот это правильно! - горячо поддержала Старшая Наставница. - Чувства в отношениях между мужчиной и женщиной совершенно не нужны! Только контроль и подчинение! Тогда не будет недопонимания и проблем. А только гармония, безопасность и стабильность!
- А Вы бывали в Тхаре?
- Когда-то давно я ездила с Посольством и в Аэрту и в Тхар. Но у вас слишком холодно! Дагайра гораздо гостеприимнее!
- Дагайра - бесподобная страна, - решила я поддержать патриотизм Аминтот. Я даже была рада, что у нас продолжался это бессмысленный разговор, потому что он не давал мне возможности окунуться в мысли о том, что происходит снаружи. Я волновалась за Рениву, наше мероприятие и тех драконов, которых мы пришли освобождать. - Я бы хотела жить здесь!
- А что ты умеешь, Марье? - проявила немного интереса Старшая Наставница. Ее глаза хищно загорелись, как будто она прямо сейчас планировала начать мою вербовку.
- На самом деле не так много. Магического дара у меня нет. Образование обычное. Великая Княгиня Ренива оказала мне великую честь, взяв меня с собой. Это скорее дань уважения моей матери, которая умерла.
Но Аминтот уже, похоже, поняла, что ни к каким тайнам Тхара я доступа не имела и вообще такую болтушку держать при себе - дороже выйдет, сосредоточилась на чае, всем своим видом показывая, что разговор окончен.
Вошла Ренива, улыбнулась нам, и, усаживаясь на подушки, сделала едва заметный жест в сторону Аминтот. Та так и застыла с чашкой в руке.
- Арье, вставай, времени мало! Я ее только обездвижила!
Я подскочила.
- Что снаружи?
- Там все спят, но на эту ничего не действует! Я уж и так пыталась и с усилением! Может, блоки какие-то защитные стоят, не знаю. Надеюсь, полчаса у нас есть. Но для верности надо бы ее связать!
Я сдернула с роскошного ложа большое покрывало. Вдвоем с Ренивой мы уложили на него Аминтот.
- Ладно, ты заматывай, а я пойду к мальчикам.
- Ренива, я думаю, что надо взять ее с собой!
Княгиня на секунду задумалась.
- С одной стороны так будет проще... Но что мы с ней станем делать потом... Впрочем. Хорошо! - и она покинула шатер.
Я же обернулась к нашей пленнице. Аминтот лежала неподвижно. Прекрасная и холодная. В богатых одеждах, расшитых драгоценными камнями, с пристегнутыми к поясу наручниками, кинжалом и кнутом. Наручники это хорошо! Я сковала ей руки и закатала в покрывало. Потом приложив некоторые усилия взвалила свою ношу на плечо и вышла их шатра наружу. Надо же, уже стемнело! Холодные звезды равнодушно смотрели на меня с неба. Было тихо и тревожно.
- Ренива! - позвала я.
- Я здесь, - донеслось справа. Я потащилась туда.
Ренива хлопотала над Колем.
- Я позаимствовала у одной из воительниц плащ. Надо его завернуть и идти к нашим. В любом случае тут оставаться нельзя. Аминтот скоро очнется, и мне хотелось бы быть в это время в своей компании.
- Как он? - спросила я.
- Плохо. Но точнее сказать не могу. На диагностику нет времени. А вот второму точно не поможешь. Там, дальше за шатром... Тоже избитый... До смерти... - Ренива подняла на меня глаза. Было видно, что такого она не ждала.
- Ладно, - сказала я. - Его тоже берем с собой. Надо хоть похоронить по-человечески... А еще кто-нибудь есть?
- Нет, - покачала головой Ренива, и помялась, словно не зная, говорить или нет... - Знаешь, Арье, по-моему, она их съела... Там две клетки. Но никого нет. А, судя по обычаям Дагайры, в песок они вряд ли стали бы кого-то закапывать...
- Тварь! - тело Аминтот на моем плече стало как будто легче, потому что меня переполняло желание со всей силы шарахнуть ее об землю. И я ее бросила. Потому что надо было позаботиться о теле безымянного дракона, погибшего в неравной схватке с дагайрскими традициями. И именно его я донесла до нашего лагеря на своем плече. Аминтот я волокла по песку, ничуть не стесняясь долбить ее о встречающиеся на нашем пути каменные глыбы. Ренива на руках несла Кольдранаака.
В лагере нас уже ждали. Тульчиниззу хватило одного взгляда на Коля, чтобы указать на расстеленные на песке плащи. Ренива аккуратно положила Кольдранаака, стараясь не сделать ему больно. Он был без сознания и даже не стонал. На немой вопрос трех пар глаз она сказала:
- На грани.
Лельмаалат непроизвольно сжал руки в кулаки, и пока все остальные суетились возле Коля, помог мне сгрузить на песок мою ношу.
- Что это? - спросил, указывая на два тела.
- Один из воспитанников... мертвый. Мы не стали его там оставлять.
- А другие были?
- Наверное, - тут я тоже задумалась, нужно ли это говорить. Но Лельмаалат вырос в Дагайре, для него такие обычаи не секрет. Да и все равно, рано или поздно он узнает, поэтому решилась. - Их больше нет, Лель. Мы нашли только клетки. - Судя по его лицу, остальное он додумал сам.
Он присел на корточки, распахнул плащ и застыл.
- Усьмилат? Туль, иди сюда, - позвал он друга.
Тульчинизз подошел и замер.
- Это она сделала? - спросил он, глядя на меня.
- Я не знаю, - честно ответила я.
- Ну, конечно, она! - воскликнул Лель, - с Колем тоже самое? - спросил он у друга.
Туль кивнул.
Лель сжал кулаки.
- Аааааа! - прокричал он. Потом его взгляд уперся в лежащее у моих ног покрывало. - Арье! Это Аминтот?
- Да.
- Спит?
- Нет, обездвижена. В кандалах.
- Отлично! - Лель размотал покрывало и с ненавистью взглянул в бесстрастное лицо Старшей Наставницы. Потом, недолго думая, сорвал с ее пояса кнут, резкими движениями замотал покрывало обратно и потянул его за угол прочь от лагеря
- Лель, может, не стоит, - Тульчинизз отмер и попытался его удержать.
Лель посмотрел на него в упор.
- Не мешай мне.
- Но Лель...
- Не лезь, я сказал! Это мое дело!
- Лель, ты хорошо подумал? Может...- я решила вмешаться, пока не совсем понимая, что он задумал.
- Арье! - он обернулся, посмотрел на меня и сказал, чеканя слова. - Я. Знаю. Что. Делаю.
Тульчинизз пожал плечами и вернулся к Колю, у тела которого суетились две княгини. А я устало опустилась на песок и стала смотреть, как Лель удаляется за ближайший бархан, оставляя после себя на песке широкий след....
За ним никто не пошел. Тульчинизз, Саграда и Ренива занимались Кольдранааком. А я, обнаружив неподалеку жаровню и заваренный чай, налила себе чашку. Села на песок и уставилась в звездное небо. На душе было гадко. Так как не было еще никогда. Очень плохо быть королевой, которая не успела. Нам только кажется, что у нас много власти, денег и большие возможности... А на деле, в таких вот ситуациях мы не намного успешнее простых людей...
Из-за бархана послышались женские крики. Но гуманных среди нас не нашлось. Не в привычках истинных воительниц проявлять снисхождение к своим врагам.
Через некоторое время Лельмаалат вернулся.
- Она мертва? - спросила я.
- Захочет, выживет, - сказал он, отбросив алый от крови кнут, - а нет, - тут выражение его лица стало брезгливым, - сахарные пески Дагайры сполна впитают в себя ее кровь и слезы. Я старался... Я бы ее еще и сожрал, но не хочу портить свой род такими вот вливаниями силы...
Некоторое время мы молчали. Я пила чай, а он, тяжело дыша, стоял рядом. К нам подошла Саграда.
- Кольдранаак выживет. Но поправится не скоро.
- Что с заклинанием сна? Ее отряд долго будет спать?
- Скорее всего, до утра.
- Значит, время еще есть. Собирайтесь! - сказал громко Лель, - мы сейчас вернемся. Арье, пойдем со мной. - И он протянул мне руку.

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Для начала я просто прижался грудью к ее спине. Мне надо было успокоиться. Забыть свою ярость и боль. Если бы я мог был сделал это еще раз и еще и еще... За Усьмилата, за Кольдранаака, за всех тех безымянных, которые страдали и умирали в угоду чужому самолюбию... О! Если бы я только мог! Я не плакал с четырех лет, со дня смерти отца, но сейчас я чувствовал, как мои глаза наливаются слезами бессилия.
Арье молчала, но я чувствовал, как напряжено в моих руках ее тело.
- Мне нужно тебе кое-что сказать. - начал я. Я уже давно заметил, что несмотря на то, что я хотел и мог говорить то, что думаю, делать это было легче не видя ее глаз. Не потому что я боялся и не потому что не был в ней уверен, а потому что так моя душа говорила с ее, минуя ворота наших взглядов... - Арье! У меня почти нестерпимое желание разогнать весь этот серпентарий! Я их всех ненавижу! Что они с нами делают! Зачем? Неужели нельзя по-другому?
- Лель! - голос Арье был холоден, - ты же сам знаешь ответ!
- Да! Ты права! Знаю! И поэтому прошу, разреши!
Она повернулась ко мне и заглянула в глаза.
- А что ты хочешь, чтобы я тебе разрешила?
- Ты говорила, что я могу поступать, так как хочу и я - король...
- Да, я это подтверждаю! Я только хочу, чтобы ты сам понял, чего ты хочешь и учел все последствия...
- Я знаю одно! Я больше не дам никому из них искалечить судьбу дракона!
- Но Аминтот уже никому не сможет причинить зла... - заметила Арье, - может, стоит остановиться?!
- Нет! - сказал я. - Не она, так другие! Проблему это не решает. Если подумать... Даже мне и Тулю могло не повезти...
Арье содрогнулась.
- Лель, нам пора! В любом случае, решение этой проблемы надо начинать с визита в Аэрту...
Да, в этом она права. Надо отнести Коля, Усьмилата. И все хорошенько обдумать. Но я не отступлюсь!
Мы вернулись в лагерь. Собрали вещи. Кольдранаак с княгинями полетел на спине Туля. А мы с Арье везли тело Усьмилата. Во время полета легче не стало. Сердце словно сдавило стальным обручем. Огни Оазиса Курмула вдали казались зловещими, и это место мне больше не казалось тихим и радостным уголком моего детства.
И за Инграмом нас ждал разгул стихий. Драконы не зря выбрали себе для жизни Дагайру, надежно защищенную горными хребтами от ветров, снегов и гроз. У нас не было времен года, только небольшие сезонные колебания. А жаркий ветер пустыни мог причинить вред только в краткие мгновения песчаных бурь.
А сейчас... Едва мы перелетели через горы как нас накрыло дождем. Холодные капли падали мне на морду и, разбиваясь об нее, стекали вниз прозрачными струями. Вода слепила. Земля с высоты казалась черным провалом и было совершенно непонятно, насколько далеко мы от нее находимся. Порывы ветра сбивали с толку, мешая правильно держать направление. Лиловыми цветками впереди вспыхивали молнии. В Оазисе Курмула, когда нам преподавали теорию полетов, нас учили избегать гроз. Я знал, что надо приземлиться. Но я не мог. Как будто этот полет был последней данью так и несостоявшемуся полету Усьмилата. Два дракона летели на встречу с мрачной тучей своего будущего.
Во дворе замка я, едва успев превратиться, подхватил Коля из рук Саграды, пока Арье собирала служанок. Мы были уже все мокрые с ног до головы. Но я даже не подумал уйти под крышу, а так и стоял на коленях в луже воды, пытаясь собой закрыть Коля от тягучих струй дождя... Телом Усьмилата уже занялись, а Туль, опустившись со мной рядом, пытался мне что-то втолковать, но я его не слышал. В моей голове, вторя громовым раскатам, бешено пульсировала кровь.

АРЬЕ:
С утра выяснилось, что состояние Кольдранаака опасений не вызывает. Но меня искренне удивляло, что ни Лель, ни Туль не слегли после вчерашнего сумасшедшего дня и не менее ужасной ночи в нервной горячке... Лель был бледен, несмотря на свой дагарйский загар, и отстраненно-сосредоточен. На завтрак явились все, хотя я еще вчера распорядилась, подавать в покои все, о чем бы ни попросили гости. Но, видимо, после пережитого никому не спалось. Саграда то и дело поглядывала на Туля, Ренива ушла в свои мысли, Тульчинизз косился на Лельмаалата, а Лель внимательно следил за тем, что делаю я, как будто пытаясь для себя что-то решить. А я не понимала. Вроде вчера уже все решили. Осталось только собрать Совет. Я поднялась из-за стола раньше всех, и, извинившись перед гостями, отправилась искать отца, который позавтракал намного раньше нас, поскольку с момента нашего возвращения в замок так и не ложился.
Отец обнаружился в кабинете, он тоже был бледен после почти бессонной ночи. А я внезапно пожалела, что мне даже нечем его порадовать. На базар в Оазисе я так и не зашла. А отец... Хотя он очень мало мне в детстве рассказывал про драконов, я уже поняла, что судьбы дагайрских мальчишек ему небезразличны... Спать не лег, бумаги какие-то изучает, отвлечься пытается...
- Насчет похорон я распорядился. Сегодня в три часа, - сказал отец, внимательно глядя на меня.
- Хорошо. Спасибо, пап. У меня, честно говоря, голова кругом. Потому что не знаю за что хвататься... Свои бы дела разгрести, а тут эта Дагайра...
- Арье, - отец немного помялся, - наверное, жизнь в Аэрте меня изменила. И я не могу относиться к некоторым вещам по-прежнему. Долгие годы я жил спокойно, не желая знать. Уехал из Оазиса совсем молодым. Не задумывался... Но сегодня ночью... То что там происходит. Это страшно! Так быть не должно!
- Да, пап. Не ты один так думаешь. Лельмаалат тоже рвется в бой. А я не знаю, что делать...
- Я тоже не знаю, - грустно вздохнул отец. - Подумаем вместе?
- Скорее уж вместе с Советом. Я собственно хотела тебя попросить собрать всех. А мы пока с Лелем решим, чего мы в принципе хотим...
- Ты хочешь полный кабинет собрать?
- Нет. Леди Лилит, Леди Каллина, Воительница Анджин - без них никак. Миритис, Телльмуур в качестве консультантов. Я думаю, что Тхарские княгини тоже будут присутствовать, но им я скажу сама. Леди Утли, пригласи... А вот Леди Адмиру звать пока не надо, а то она со своими инициативами превратит Совет в балаган.
- Договорились, - сказал отец, поднимаясь. - Осталось только по времени решить.
- Так. Сегодня похороны... Значит, завтра с утра.
На том и расстались.

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Естественно мы с Тулем после завтрака пошли к Кольдранааку. Он пришел в себя. Только был сам не свой. Лежал неподвижно, глядя в потолок, а я пытался понять, то ли это его так зафиксировали, то ли ему вообще все равно в какой позе находиться... Что такое страдания тела, по сравнению со страданиями души?
- Как вы меня нашли? - спросил он.
- Прилетели в Оазис, - сказал Тульчинизз, - поздно прилетели. Прости нас...
- Не смеши, - ответил Коль, - что бы вы сделали? Против нее...
Я поморщился, невольно вспомнив то, что было ночью, и сказал ему.
- Не волнуйся. Ты сейчас в Аэрте, здесь тебе ничего не грозит.
- Она все равно будет меня искать. Не отступится! Я знаю, она - сумасшедшая! А Усьмилат... Я ничего не смог сделать...
- Успокойся, - Туль присел рядом с кроватью и потрогал лоб Коля, - Аминтот вряд ли выжила... После общения с Лельмаалатом... И ты ни в чем не виноват.
- Да, не виноват... Я виноват в том, что думал, что бывает по-другому. Знаете, когда она нас увозила, я даже пытался перебороть в душе отвращение.
Ну, конечно, Кольдранаак в своем репертуаре. Раз увозит из Оазиса, значит, госпожа. Попробовать-то стоит! Может, она не такая. Может, она - добрая. Сам он... Слишком добрый...
- Она с нами разговаривала... Рассказывала как мы будем жить... Я даже был готов стать наложником, потому что понимал, что выбора особого нет. А потом... - Коль прижал руку к забинтованной груди и побледнел, но, увидев, что напугал нас, сказал, - ничего, сейчас пройдет. Ерунда... Говорит Усьмилату: 'Люби меня!', он на колени упал, руки к ней протягивает, а она прямо по рукам кнутом... Он пытается что-то сказать, а сам дрожит... И кровь капает с ладоней... Я и не выдержал. Попытался вступиться, говорю: 'Госпожа, пощадите, мы будем стараться!', а она отвечает: 'У меня не так много времени, чтобы еще вас учить' и по лицу его раз... - тут Коль запнулся и задышал, тяжело глядя в потолок. Мы с Тулем подавленно молчали. Слушать было страшно, но остановить Коля мы не решились. Ему надо кому-то рассказать... А женщинам точно не сможет... - А потом она и говорит ему: 'А какие ты знаешь ласки?', а Усьмилат... Вы же знаете Усьмилата... Он такой был... застенчивый, робкий, опять заикаться начал, отвечает: 'Я не знаю...', она так прищурилась нехорошо, но ничего не ответила, а потом мне стакан протягивает с чем-то теплым, я даже сначала думал чай... Пока не выпил... Потом было красиво... Пришла она. Горячая, требовательная. Только темно было, а мне хотелось, чтобы было светло. Я смеялся и просил ее зажечь светильники, а она говорила, что они горят... Да, жарко и темно... И она рядом... Такая жаркая... Хотел оттолкнуть, потому что было жарко, но не смог... Тяжело и жарко... Жарко и тяжело, - Коль как будто бредил, глаза закрыл, дышал прерывисто. Я взял его за руку, она тихонько подрагивала.
- Туль, ты можешь что-нибудь сделать? - тот развел руками.
- Лель, его накачали под завязку успокоительными и обезболивающими. Я думаю, это нормально...
- Жарко, - произнес Коль, - снимите! - и стал сбрасывать одеяло. - Я не хочу летать! Это тяжело и жарко... Усьмилат... Где Усьмилат?
- Коль, успокойся! Ты с нами, все хорошо! - Туль пытался удержать Коля, который метался по подушке. Внезапно Коль притих и открыл глаза.
- Пить... - я протянул ему чашку с водой. - Усьмилат... Я его увидел только тогда, когда она мне сказала, что мы идем летать... Выходим из шатра, а там он... На песке... Мертвый... И я понял, что не хочу летать... Не могу, не буду... Не буду летать! Не могу... не знаю... - и Коль затих окончательно.
Туль с сомнением посмотрел на него.
- По-моему он теперь еще долго не проснется, - сказал он, проведя рукой над его лицом, - Нервное потрясение!
- Еще бы! Вот тебе и первый полет! Как она могла...
- Пойдем, ему надо отдохнуть.
Около покоев Коля нас дожидалась Арье.
- Похороны сегодня в три. А завтра с утра Совет по дагайрской проблеме. Тульчинизз, передай приглашение на Совет княгиням. Лель, пойдем со мной, нам надо поговорить...

АРЬЕ:
Лель выглядел каким-то опустошенным. Может, лучше отправить его спать? Но когда мы дошли до кабинета, Лельмаалат сразу начал разговор, так и не предоставив мне возможность о нем позаботиться.
- Арье! Помнишь, что мы вчера обсуждали? - Лель присел на край стола уставился в пространство.
- Ты что-то решил?
- Я и сам не знаю... Точнее знаю... - Лель замолчал и устало потер руки друг о друга. - Знаешь, Арье, я наконец-то понял, в чем преимущество мужчин перед женщинами. Смешно... Всегда хотел быть сильным, самому принимать решения, а сейчас... Сейчас мне не хочется ничего делать. Ведь я не самый сильный, не самый умный, и, - тут Лель позволил себе улыбку, - не самый взрослый. Я даже могу себе позволить себе спрятаться за твою прекрасную спину, и никто меня не осудит... Но я не могу... И, разумеется, у меня есть хм... подобие плана... Но мне потребуется твоя помощь.
- Продолжай!
- Арье, я понимаю, все это глупо и даже немного по-детски... Я даже не уверен, точнее уверен, что это решение мало кому понравится. Но... В общем, я хочу сделать так, чтобы никто больше не смог причинить вреда воспитанникам. Но я не знаю, как... Единственный вариант - забрать их оттуда... Но примут ли их в Аэрте? А по-другому не получится...
- Лель, я понимаю и твою боль и твое желание, и я думаю, что мы сможем, кое-что сделать... Потому что я тоже считаю, что так не должно происходить. Наверное, если бы это был частный случай, вроде отдельно взятого преступного деяния, я даже думаю, что меня бы это не затронуло... Но Аэрта - цивилизованное государство, а в Дагайре это получается даже не преступление...
- Да, в Дагайре мужчины - никто! И наша жизнь не является ценностью. Поэтому если оставить все как есть, большинство их нынешних воспитанников Оазиса закончат жизнь в объятиях таких вот Аминтот и Тагирас...
- В данном случае я не сторонник кардинальных мер. Не надо рубить с плеча. Но идея с организацией филиала Оазиса Курмула в Аэрте мне нравится.
- Значит, мы сможем забрать всех сюда? - спросил Лель и впервые за все время разговора посмотрел на меня.
- Да. Попробуем. Завтра Совет. Тему подниму я.

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Под конец дня я просто валился с ног. Арье даже предупредила, что ночь проведет у себя. Хотела подготовиться к Совету и не хотела мешать мне спать. Телльмуур прислал мне успокоительное по своему личному рецепту. Арье одобрила, сказала, что сама такое пила. После похорон Усьмилата у меня в голове не было ни одной мысли. Я без зазрения совести пошел отдыхать, от меня действительно было мало толку. Туль с Саградой удалились к себе, а Ренива отправилась к Кольдранааку, который опять впал в беспамятство. Консилиуму Аэртских целителей с трудом удалось разобраться, что же за коктейлем его напоила Аминтот, что большинство трав и заклинаний на него вообще не действовали.
С утра я чувствовал себя лучше. Только волновался за Совет. Понимал, что нашей с Арье власти должно хватить, чтобы сделать так, как мы хотим, но противостояние с кабинетом министерш в самом начале правления совершенно не входило в мои планы. Оставалось только надеяться, что союзники у нас тоже будут...

АРЬЕ:
Совет я собрала в большом зале, где чуть приподняли все шторы, и солнце летнего дня настраивало на благодушный лад. Я как всегда пришла одной из последних. Даже Лель уже сидел на своем месте. Тхарских княгинь и Тульчинизза усадили на противоположном конце стола. А между ними и нами разместились министерши, отец, Миритис и Телльмуур.
- Ну что, приступим, - хмуро сказала я и выпрямилась в своем кресле. - Итак, большинству из вас известно при каких обстоятельствах я смогла вывезти мужа из Дагайры, я сейчас говорю не только про испытания в Оазисе Курмула, но и наше бегство из Оазиса Ай-Румай. Дагайра долгое время была нашей союзницей, но только потому, что нам нечего было делить. Политически и экономически обстановка и в Аэрте и в Дагайре благоприятная, торговля налажена, дипломатические связи установлены, войны нет... Даже донесения наших разведчиков не вызывали опасений, потому что не касались нас напрямую. Все-таки Дагайра - достаточно изолированная страна, поэтому точек соприкосновения не так много. Это то, что мне было известно перед моим путешествием в Оазис Курмула. Но во время пребывания в Дагайре я пересмотрела свои взгляды. Во-первых, вчера я просмотрела все наши соглашения, любезно предоставленные министершами, и теперь могу утверждать совершенно точно. Большинство из этих соглашений - простая формальность. Вроде бы мы друг другом довольны, но это нас ни к чему не обязывает. Формулировки обтекаемые, а отношение ко мне как к представителю верховной власти Аэрты оставляет желать лучшего. Мне не единожды было нанесено оскорбление в этой стране!
Министерши застыли статуями. Безусловно, ничего нового они не услышали, но министерства не мстят, они лишь защищают свою королеву, и вот королева дала повод себя защитить.
- Ваше величество! - обратилась ко мне Воительница Анджин. - Я в курсе того, что произошло в песках Аззо. Понимаю Ваш настрой и чувства, но не было ли поведение Воительницы по волшебству Тагирас ее личной инициативой?
- Разумеется, Воительница, это было ее личной инициативой! Но, представьте себе, что это за страна, где даже среди лиц, занимающих ключевые посты, не действуют законы! Воспитание воительниц Дагайры таково, что их гордость и превосходство над другими позволяют им считать, что они лучше и сильнее всех! А не находите ли вы, что такая позиция пагубно действует если не на все умы, то на многие? И не подразумевает ли она вседозволенность и не только в личных делах, но и на государственном уровне?
- Говоря о воспитании, Ваше Величество, - вступила Леди Лилит, - вы имеете в виду не только дагайрских женщин, но и мужчин?
Лель непроизвольно напрягся. Он еще не имел удовольствия близко пообщаться с моей близкой подругой. Потом переглянулся с отцом и снова замер в своем кресле.
- Да, Лели Лилит, Вы не ошиблись. Дагайрская проблема очень комплексная. И в том числе затрагивает воспитание дагайрских мужчин.
- Но имеем ли мы право влезать еще и в это? - спросила леди Утли Надина, министерша любви и народонаселения. - Как уж они там друг друга воспитывают, нас не касается.
- Вы ошибается, Леди Утли, - осадила ее я, - очень даже касается! Я не буду Вам напоминать, что Его Величество воспитывался в Дагайре и не понаслышке знает о тамошних порядках!
- Я знаю это, - спокойно подтвердила Леди Утли, - более того, я считаю, что мужчины-драконы - великолепное приобретение для Аэрты. Я просто имела в виду, что раз всех устраивает результат воспитания, то почему нам надо в это вмешиваться?
- Это хорошо, Леди Утли, что вы не против дагайрских мужчин. Потому что именно Вам придется заниматься устройством судьбы тысячи молодых драконов!
Я не думала, что мое первое выступление на Совете в новой роли будет столь эффектным. Министерши вряд ли рассчитывали на подобное, отправляя меня в Оазис. К их чести, следует сказать, что они умели держать себя в руках. И четко знали, кто и за что отвечает. Леди Утли сориентировалась быстро, потому что поняла, что приказ уже отдан.
- Я готова. Когда они прибудут?
- Это следующий вопрос на повестке дня. Я посоветовалась с Его Величеством, - тут я бросила взгляд на Леля, - и мы решили, что воспитанники Оазиса Курмула переедут жить в Аэрту. Осталось только решить, как сделать так, чтобы это было максимально выгодно и безболезненно для нас.
- Ваше Величество, Вы позволите? - обратился ко мне Телльмуур, я кивнула. - Я долгое время изучал законы Дагайры и ее обычаи и традиции. Дагайрские мужчины хоть и не имеют никаких прав, тем не менее, не являются рабами в полном смысле этого слова. Поэтому есть два варианта. В том случае, если силовой мы не рассматриваем, - сделал он поправку. - Вариант первый - официальный. Мы можем пойти по пути наименьшего сопротивления. А именно увезти драконов из Оазиса по закону пройдя испытания и заплатив миргас. Во втором случае, можно просто увезти их оттуда с их...эээ...согласия или без него, и теоретически такое не будет даже считаться преступлением, потому что как я уже сказал, воспитанники Оазиса рабами не являются. Просто в Дагайре у них нет свободы выбора и идти им некуда.
- Лорд Телльмуур, Вы хотите сказать, что все эти магические завесы по сути являются незаконными и если кому-то хочется покинуть Оазис, то он в общем-то имеет на это право?
- Теоретически. - Подтвердил Телльмуур. - Но не надо забывать о дагайрской культуре подчинения и некоторой деформации сознания как женщин, так и мужчин. Дагайрские женщины ни на миг не допускают мысли о том, что у дагайрских мужчин может быть хоть в чем-то свободный выбор, поэтому и оставляют за собой полное право решать за них.
Министерши и драконы осознавали сказанное. Для меня это, в общем-то, не было новостью. После наших с Телльмууром разговоров я давно подозревала, что вся эта дагайрская система держится на честном слове и запугивании. Просто было немного странно, что воительницы не позаботились о том, чтобы окончательно и задокументированно поставить мужчин на колени. Не иначе как понадеялись на свое моральное превосходство.
Первой, естественно, слово взяла леди Лилит.
- Ваше Величество, - обратилась она ко мне, - позвольте мне начать с вопроса. Вы действительно собираетесь тащить всех этих недовоспитанников в Аэрту?
Тут неожиданно влезла леди Каллина.
- Если кого-то интересует мое мнение, то от лица Министерства волшебства могу сказать, что такое количество потенциальных магов для Аэрты выгодно. Сила драконов несколько отличается от человеческих возможностей, поэтому было бы неплохо их как-то совместить...
- Надеюсь, Вы сейчас говорите не о евгенике? - оживилась леди Утли.
- Именно о ней! И пусть Вас это не смущает. Я просто уверена, что молодые драконы с удовольствием женятся на наших волшебницах.
- Леди Каллина, - вкрадчиво поинтересовалась леди Лилит, - Вам не кажется, что Вы несколько забегаете вперед и недооцениваете дагайрских воительниц?
- Да, я понимаю, что мы несколько отклонились от темы. Просто я считаю, что этот момент тоже необходимо учитывать при принятии решения. - И леди Каллина обратилась к Телльмууру, - и какой же вариант Вы нам порекомендуете?
- Безусловно, первый вариант хоть и накладнее, но проще. Потому что не дает поводов для осложнения отношений.
- Мне не очень нравится первый вариант. - Снова вступила леди Лилит. - А если конкретно, то мне не нравится миргас за тысячу драконов!
- Леди Лилит, - сказала я, - теоретически, насколько серьезно это для аэртской казны?
- Ваше Величество, безусловно, мы можем себе это позволить. Но только в том случае, если на протяжении нескольких лет существенно сократить финансирование двора. Потому что урезать остальные статьи расходов ради этого я не намерена!
- Я думаю, - сказал леди Каллина, - что можно обойтись и без выплат. Кто нам мешает просто открыть там большой телепорт и просто переместить их всех сюда, безо всяких там испытаний? Как я понимаю, даже если использовать первый вариант, все равно придется как-то договариваться с местной администрацией. Или вы серьезно собираетесь колдовать и танцевать по тысяче танцев?
- А вы не думаете, что воительницам Дагайры не понравится такое самоуправство с нашей стороны? - спросила Воительница Анджин.
- Пока они туда доберутся, нас там уже не будет, - парировала леди Каллина.
- Но ведь это... Несколько нечестно... - промолвила леди Утли.
- Леди, - обратилась к ней я. - У воительниц Дагайры нет понятия о чести и уважении. Мы своими действиями сохраним жизнь не одной сотне мальчиков. Поэтому мне лично все равно, что они там подумают. К сожалению, у нас пока нет возможности решить проблему другим путем.
- Жизнь в обмен на обман, - произнес рядом со мной Лель, - уважаемая Леди Утли, я готов заплатить эту цену. Если не сможете договориться с Вашей совестью, отправляйте ее ко мне. Я найду, что ей рассказать.
Министерши посмотрели на Лельмаалата с одобрением.
- Хорошо, подведем итоги. - Сказала Воительница Анджин. - Мне лично нравится план Леди Каллины с телепортом. Но я считаю необходимым в качестве сопровождения отправить туда несколько военных отрядов и настаиваю на том, чтобы и Король и Королева Аэрты остались здесь!
- Исключено! - ответил Лель. - Я вырос в Оазисе и знаю все тонкости местных взаимоотношений, традиции Дагайры и всех воспитанников. Более того, я не самоуверен и осторожен, потому что точно знаю, чего можно ждать от Дагайры. А вот что касается Королевы... Я готов поддержать Вашу позицию, Воительница!
- И я поддерживаю! - вставил отец. - Это чисто техническая операция, Ее Величеству там совершенно нечего делать... Впрочем, Его Величеству тоже...
- Я не вижу безрассудства в поездке в Оазис. Это не обсуждается! - четко сказала я. Безусловно, безрассудство было. Но для меня уже стало традицией совершать в Дагайре безрассудства. Одним больше одним меньше... Тем более, что мы будем под прикрытием.
- Я соберу магов и волшебниц. - Сказала Леди Каллина, - Воительница, сколько Вы планируете сформировать отрядов.
- Два-три разведка-патрулирование, и четыре на охрану.
- Я к Вам потом зайду, подумаем вместе, сколько к отрядам нужно прикрепить моих людей.
- Хорошо, - и Воительница Анджин обратилась ко всем, - есть еще кое-что. Необходимо учесть последствия наших действий. Высшему руководству Дагайры наверняка не понравится наш демарш в их владениях. А, учитывая их гордость и горячность, можно предположить, что последствия будут.
Тут заговорила Саграда.
- Правящие Княгини Тхара готовы оказать любую поддержку Аэрте в решении этого вопроса. Наши маги и волшебницы присоединятся к отрядам, отправляющимся в Оазис Курмула. Мы готовы предоставить наши владения и устроить у себя сколько угодно драконов, если для Аэрты количество воспитанников Оазиса окажется критичным. Кроме того, Тхар предоставит Аэрте поддержку в случае войны! Хотя мы, безусловно, будем надеяться на лучшее.
Заявление было серьезным. Все некоторое время его переваривали.
- Благодарю Вас, Княгиня, за предложение!
- Мы готовы сегодня же подписать все возможные соглашения. Наверное, так даже будет лучше, поскольку это может помочь удержать Дагайрские горячие головы от опрометчивых поступков.

Опубликовано: 17.12.2014

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 9 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*