Оазис 12

АРЬЕ:
Он привел меня на огромную веранду с откидным куполом. Я такие уже видела в Оазисе Курмула. Поскольку был день, то купол был развернут и прятал нас от жаркого яркого солнца. Обилие диванов и подушек. Небольшая жаровня и резной шкафчик, как я поняла с принадлежностями для чая и кофе. Лельмаалат, помнится, что-то рассказывал о том, что драконы великолепно умеют что-то там заваривать и варить. Но сразу попить кофе не получилось. Точнее Телльмуур даже начал его варить, а я откинулась на подушки и, наслаждаясь душистым сквозняком из раскинувшегося вокруг веранды сада, стала ощупывать шею. Все-таки переутомление и нервное перенапряжение давали о себе знать. Все мои мышцы ныли и взывали к рассудку. Но женщин учили терпеть боль, а я не привыкла жаловаться. Впрочем, и не пришлось.
- Арье, а почему ты шею все время потираешь? - спросил Телльмуур, а потом отставил джезву, подошел ко мне и потянул на себя папин платок.
- Интересные тут у вас нравы в Дагайре, сходу женщин раздевать.
- Я лекарь, мне можно.
- Даже так?
- Арье, нам с тобой будет гораздо проще общаться, если ты перестанешь воспринимать меня как шпиона и недоумка. Я прекрасно понимаю твою настороженность. И даже могу представить, что ты думаешь о мужчинах Дагайры, но прошу тебя как твой... хм... дядя. Веди себя нормально! И дай мне себя осмотреть!
- Ладно, - я решила с ним согласится. В конце концов, он убедителен, а я сейчас не в том состоянии, чтобы выдержать полноценную пикировку.
- Вот и прекрасно. - Телльмуур позвал слуг. - Сейчас тебя проводят в твои покои, освежись, переоденься, а я пока тут все приготовлю.
В местном бассейне я провела не меньше часа. В принципе после водных процедур можно уже и не думать о лечении. Россыпь синяков и шишек на теле. Само пройдет! Когда я вылезла, одежду мне уже принесли. Дагайрские шаровары и рубашку. Одежда мне понравилась. Мне вообще много чего тут нравилось. Им бы еще змеелова качественного, чтобы всех местных гадюк отловить, цены бы государству не было...
Потом пошла обратно к Телльмууру.
Мою шею он изучал долго и вдумчиво, потом я почувствовала твердые касания пальцев, которыми он в меня буквально вцепился. Это продолжалось довольно долго. Мне уже почти надоело, тем более, что было сложно сидеть с открытыми глазами, хотя взгляд Телльмуура был направлен отнюдь не на меня. Он вообще, казалось, превратился в статую. А я с каждой минутой нервничала все сильнее. Наконец он разжал пальцы и сказал:
- Извини, что не предупредил, по ходу решил, что так будет лучше. Долго, зато сразу все. А то начал бы тебя про ребра спрашивать, опять бы от меня шарахалась...
- Как все?
- Ну, так... - Он удивленно пожал плечами, - вроде у тебя больше ничего не должно болеть.
Я прислушалась к себе. Да, действительно, ничего не болело. Ребра угомонились, а шея пришла в себя.
- Спасибо, Телльмуур! У нас лекарям требуется гораздо больше времени на такие процедуры... Я собственно даже лечиться и не собиралась...
- Не за что.
Он отошел к столу принес две чашки кофе и, предупреждая мой вопрос, сказал.
- Можно сказать, что только что сварил, время чуть замедлил над столиком. Пей, он как раз в нужной кондиции.
Я с удовольствием сделала глоток. Обожаю волшебников! Он, улыбаясь, наблюдал за реакцией.
- Отлично!
- Я рад, что тебе нравится. Ну а теперь... Перейдем к делу...

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Я решил, что Асазваалу не понравится моя выходка с отсрочкой ночи с госпожой, и он непременно нагрянет. У него были все основания сомневаться в отсутствии у меня ума. Скорее всего, он решит, что я таким образом набиваю себе цену, поэтому мне нужно было убедить его в обратном. Пришлось поднапрячься и призвать весь свой актерский талант, но сцена удалась. Когда он пришел я увлеченно копался в нарядах, и задавал трем выстроившимся в ряд у стены слугам вопросы по поводу подбора цветов, качества материи и манеры вышивания, параллельно делясь своим опытом. Вышивание я, конечно же, ненавидел. Но вполне успешно мог о нем порассуждать. Слугам нравилось. А я мог их понять. Это же так приятно, когда кто-то искреннее интересуется твоим мнением. А я старался притворяться искренним. С определенным заделом на будущее. Вдруг мне помощь понадобится. Со слугами в данном случае лучше дружить. Впрочем, я старался не перейти черту, чтобы все выглядело естественно, а не воспринималось как попытка подлизаться и вытребовать для себя лучшие условия. Поэтому ни одного вопроса касающегося моего положения они от меня так и не услышали. Не стоило недооценивать Асазваала. Наверняка у него везде свои шпионы.
- Я слышал ты ходил сегодня к госпоже... - Он выжидательно посмотрел на меня.
Я оторвался от нарядов, изобразив на лице сосредоточенность, как будто только что вспомнил о своем визите.
- Да, госпожа была добра и приняла меня.
- Но ты вытребовал у нее отсрочку от ночи! Зачем? Ты что не видишь, что госпожа красива и опытна?
- О! - Я изобразил на лице испуг. - Она слишком красива для меня. Я просто хотел, чтобы все было как надо. И потом я так неуклюж, я бы не хотел расстраивать госпожу... Думал, освоюсь здесь, ты мне поможешь понять что любит госпожа и как... - последние фразы я сознательно превратил в прерывающийся лепет...
На Асазваала это произвело впечатление. Он расслабился.
- Ничего особенного тебе знать и не надо. Госпожа сама скажет, что и как делать. Тебе надо просто подчиняться. Поэтому больше никаких выкрутасов. Будешь меня слушаться беспрекословно. Тогда надолго задержишься в этом гареме.
Какая восхитительная дилемма! Слушаться Асазваала чтобы не было проблем, но при этом думать как бы тут надолго не задержаться. Слушаться пока выгоднее. Тем более, что его доверие я уже завоевываю, раз уж он уже раздумывает приручить меня и наподольше тут оставить. Что может быть лучше ручного мужа госпожи!

АРЬЕ:
Что-что, а производить впечатление этот человек умел. При первом разговоре, да и потом при лечении. Несмотря на то, что он был предельно серьезен, он казался чуть ли не моим ровесником. Сейчас же, когда он сидел напротив, и задумчиво-изящно держал в руке чашку, то выглядел чуть ли не благородным мудрецом древности. То ли он магически влиял на свой образ, то ли я была неопытна в общении со взрослыми малознакомыми необычными людьми. Кроме того, возраст всегда казался мне существенной категорией и я моментально начала смущаться от того, что в начале нашего общения была резка...
С чего начать разговор я так и не придумала, потому что пока сама не понимала, чего бы я могла хотеть от Миритис и Телльмуура... И не могла определить насколько стоило раскрывать свои карты. Может, такие вот похищения из-под венца у них в чести, а я тут со своими благородными претензиями. Вот как выяснить что нормально, а что нет, и выработать стратегию поведения? Телльмуур начал сам.
- Арье, я вижу, что тебя мучают какие-то сомнения. Но ты же понимаешь, что твой отец не будет от Миритис ничего скрывать... И потом, я, конечно, могу ошибаться... Но вряд ли вы пришли бы сюда не будь вы в безвыходном положении...
- Звучит не очень, получается, что я собираюсь просить помощи, не зная, могу ли на нее рассчитывать...
- А тебе нужна помощь?
- Я и сама не знаю. Очень странная и сложная ситуация. Скорее мне нужна информация. Или хороший волшебник.
- Так это же я! Чего хочешь наколдую! И информации у меня много. Гораздо больше, чем ты можешь себе представить...
- Ну, тогда вот. - И я выложила на стол магическую метку. - Это для образца. Мне нужно узнать, куда увезли моего дракона.
- Ого! У тебя уже есть свой дракон?
- И ты туда же?!
- Да нет, я имел в виду, что ты слишком молода, чтобы выходить замуж.
- А я пока и не замужем. И не знаю, выйду ли. Но дракона у Оазиса отвоевала.
Телльмуур посмотрел на меня странно. Как будто пытался понять, зачем мне дракон. Потом взял метку.
- Мне нужно настроится, не отвлекай меня, пожалуйста.
Я пожала плечами. Ладно.
Пока он занимался магической меткой, я прошлась по веранде. Он был сосредоточен. А я совсем не собиралась его отвлекать, пока не увидела книгу. Она лежала на высоком столике у самых перил. Большая, в красивом тяжелом переплете, она как будто манила ее открыть. И я не удержалась.
И от удивления я даже задала вопрос:
- Ты что, читаешь Фискальдууза?
- Нет, - ответил Телльмуур, не отрываясь от метки, - пишу.

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Остаток дня я внимал разглагольствованиям Асазваала. Он мне рассказал, который я по счету в этом гареме. Как именно госпожа умеет и любит наказывать. И что умеет делать конкретно он. Информация была со всех сторон познавательной. Я только и успевал делать круглые глаза и приоткрывать рот в особо потрясающие моменты. Как же я все-таки недооценивал Дагайру и ее женщин!
Но Асазваал, нет-нет, да и спрашивал что-нибудь эдакое. Например, люблю ли я читать. Я, конечно, с восторгом стал рассказывать про мужские любовные романы, пересыпая описания сюжетов своими мыслями, основная идея которых сводилась к тому, что я романтичен, неискушен и тоже так хочу. А когда наконец выдохся и замолк, то обратил внимание, что Асазваал внимательно за мной наблюдает. Из чего тут же сделал вывод, что цель беседы не только в том, чтобы запугать меня, но еще и разговорить. Вдруг я все-таки играю. Надеюсь, что я был достаточно убедителен и ничем себя не выдал. Держать комментарии при себе я научился еще в Оазисе Курмула. Можно сказать, что там я только этим и занимался.
Главный наложник ушел сразу как только мне принесли ужин. Наверняка пошел к госпоже, докладывать или впечатлениями обмениваться. А я, оставшись один, громко выдохнул. Очень, очень сложно. Главное не сорваться.
Когда совсем стемнело, открыл окно, забрался с ногами на подоконник и попытался отвлечься. Ночь в Дагайре, она, волшебная. Оазис Ай-Румай затихал. Деревья застыли черными статуями, ночной воздух упал на меня мягким покрывалом. А я думал об Арье, и о том, что никогда ее больше не увижу.

АРЬЕ:
Вопросы так и вертелись у меня на языке. Но я больше не отвлекала Телльмуура. А потом пришли Миритис и отец. Оба увидели чем он занимается и сделали правильные выводы.
- Вижу, вы пообщались, - сказала Миритис, - Телль, Вильмаар говорит, что Арье надо вылечить.
- Не беспокойся, Миритис, я уже все сделал. Так. - Он оторвался от метки. - Все. Я определил.
- И где же дракон? - заинтересовался отец.
- Этот домик даже с нашего балкона видно. Воительница по волшебству Тагирас.
Лицо Миритис стало серьезным.
- Что ж Арье, это и хорошо и плохо. Хорошо потому что не будет проблем с проникновением в дом, а плохо то, что я бы на твоем месте вообще не стала туда соваться.
- Мне уже даже не хочется спрашивать почему...
- Хорошо, что мы друг друга поняли. Я предлагаю следующее. Сейчас пойдем перекусим, потом идем отдыхать, а завтра еще подумаем, что можно сделать. В любом случае я прогуляюсь завтра к Тагирас в гости. Может, все не так плохо.
Телль скептически хмыкнул.
- Ты оттуда собралась своего дракона извлекать?
- Да! И не надо мне сейчас рассказывать, что это нереально.
- Да мы и не собирались. Все! Идем есть! - и Телльмуур мягко выпроводил нас с отцом из комнаты.
Ужин прошел спокойно. Хозяева старался всячески нас отвлечь и развлечь. Отец хотя тоже шутил и непринужденно смеялся, но то и дело с тревогой поглядывал на меня. Наверное, я была непривычно спокойна. И не улыбалась. Внутри меня словно раскручивалась спираль действия, мне хотелось бежать, спешить, лететь, только чтобы не опоздать. Зная традиции Дагайры и возможные последствия я всячески гнала от себя мысли, о том, что Леля уже возможно нет в живых. Конечно, это был самый страшный из вариантов, но совсем невозможным я бы его не назвала. Выручил опять Телльмуур. Когда я все-таки отправилась к себе без всякой надежды уснуть, он прислал отца с каким-то успокоительным снадобьем.
Отец спросил:
- Арье, с тобой все в порядке?
- Уже да.
- Ты уверена, что хочешь остаться?
- Уверена. Вот теперь я уже точно никуда не уеду.
- Ладно, чего бы ты ни решила, я пойду с тобой до конца.
- Спасибо пап, я знаю.
- Ладно, ложись. И выпей это. - Он протянул мне стакан.
Отец ушел. А я еще долго стояла на балконе комнаты, пытаясь взглядом прощупать темнеющие силуэты домов и почувствовать Лельмаалата. Но так ничего и не ощутила, кроме становившейся привычной пустоты. Потом залпом выпила напиток, который тягучим маревом тут же охватил сознание. Стало хорошо.

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Начался новый день, и я приступил к своим обязанностям избалованного мальчика. Для начала отправил слугу с запиской к Асазваалу, где испрашивал разрешения на сопровождение госпожи во время ее прогулки, буде таковая случится. Асазваал был благосклонен и обещал сообщить когда и куда идти.
Я позавтракал и начал облачаться. Красивые наряды, украшения, прическа. Мой образ был идеален. Наставницы мной бы гордились. Да, Арье была права в том, что не бывает лишних знаний и умений. Как только я про нее вспомнил, мысли сразу унесло, и это мешало мне сосредоточиться на предстоящем мероприятии. А от него очень много зависело. В итоге приказал слугам сделать мятный чай. Сидел на диване в самом углу, подальше от своего маленького окна, и, обжигаясь, пил, пытаясь привести в порядок нервы.
Наконец Асазваал прислал за мной своего личного слугу. С одной стороны это было хорошо, что он так расщедрился, а с другой он нарушил мои планы... Честно говоря, по дороге на прогулку я хотел немного заблудиться во дворце и получить хотя бы небольшое представление о том, где что находится. Но с доверенным слугой этот номер не пройдет. Ему явно дали четкие указания куда меня вести и какой дорогой. Сжал зубы и, через силу улыбаясь, пошел за своим сопровождающим, по пути пытаясь синхронизировать перезвон браслетов, чтобы они не выдали, как сильно у меня дрожат руки.
На прогулку госпожи собралась большая свита. Асазваал поставил меня за собой перед остальными наложниками. Чтобы в случае чего заслонять меня своей могучей спиной. Но я и не горел желанием из-за нее высовываться. Я не сильно удивился, что большинство из наложников были веселы и переговаривались друг с другом. Наверняка их из комнат-то не выпускают лишний раз, чтобы под ногами не путались. А тут такое развлечение!
Госпожа вышла в сопровождении нескольких женщин. Подошла к своему главному наложнику, что-то шепнула ему на ухо. Он довольно улыбнулся и даже не постеснялся ее приобнять. Судя по тому, что ему позволялись такие вольности, госпожа явно была к нему неравнодушна. Проклятые законы Дагайры! Был бы он сыном какой-нибудь воительницы, глядишь, не пришлось бы ей скакать по пескам и воровать чужих мужей.
Гуляли мы по саду. Если бы не присутствие этой гомонящей толпы, я бы даже получил удовольствие. Потому что сад у Тагирас был прекрасен! В Оазисе Курмула главными деревьями были черешни, только у озера для купания была пальмовая роща, а рядом с башней Тульчинизза - неимоверно разросшиеся заросли алоэ. Но в основном, там сажали лишь то, что хорошо держало пески. То есть нечто ползучее и извилистое. В этом был свой резон. Корни стягивали песок, сминали его, оплетали фундаменты домов и служили основой для дорог. Здесь же садовницы развернулись. Яркие цветы, тенистые уединенные беседки, черные и белые дорожки, создающие невероятные композиции и даже могучие деревья, широко раскинувшие свои кроны, чтобы всему многообразию наложников было где приткнуться. Пару раз меня посещала мысль отстать и потеряться. Но останавливало то, что найдут. Если мне удастся отсюда сбежать, я буду скучать по этому саду.
В конце прогулки мы опять вышли на поляну перед крыльцом, госпожа поговорила с двумя наложниками, а потом зачем-то направилась прямо ко мне. Асазваал нехорошо улыбнулся.
А она подошла, положила мне руки на плечи и тихо сказала:
- Мальчик, наша с тобой свадьба через три дня, но я уже не могу дождаться. Какой же ты у меня мудрый. Вроде такой молодой, а уже знаешь, что предвкушение иногда заводит сильнее, чем обладание.
После чего провела рукой по моему телу и, выдав напоследок озорную улыбку, развернулась и ушла.

АРЬЕ:
В объятиях ревнивых ночи лениво задрожал рассвет. А я отлично выспалась. Умылась, оделась и пошла искать с кем бы мне позавтракать. В гостиной обретался Телльмуур с грудой бумаг. Увидев меня, он приветливо улыбнулся.
- Уже встала? Миритис с Вильмааром уехали. Отец не стал тебя будить. Сначала они проедут по Оазису, а потом Вильмаар вернется, а Миритис поедет с визитом к Воительнице Тагирас. Так что мы вдвоем. Есть хочешь?
- Да, ты завтракал?
- Да, мы уже перекусили. Сейчас, подожди, закончу, - и Телльмуур стал быстро что-то дописывать. - Так все. Пошли в столовую.
По пути я спросила:
- Стихи пишешь?
- Да, но не совсем те, что ты думаешь...
- А разве Фискальдууз может что-то писать кроме стихов о принцах, простынях и голубях?
- Чудачка ты, Арье, - рассмеялся Телльмуур. - Конечно же, я пишу разные стихи. А у тебя очень поверхностное отношение к моему творчеству...
- А как же еще к нему относится? Тебя ни один нормальный человек не будет всерьез воспринимать...
- Не скажи... Вот, например, мальчики в оазисах меня читают...
- Ага, а некоторые даже верят...
- А вот это очень важно. - Телльмуур внезапно стал серьезным.
- Ну да, пусть буду красивые сказки о вечной любви и красоте гаремной жизни, чем мысли о том, как это все неправильно...
Дракон откинул разноцветную штору, и мы вошли в столовую. Он указал на небольшой диванчик.
- Присаживайся, это мое любимое место. Кофе, чай?
- Чай.
- Там на столике рядом варенье, лепешки, свежие фрукты. Я не знаю, чем вы обычно завтракаете в Аэрте. Но если что не так, ты скажи. У нас с Миритис большие возможности.
- Спасибо, меня все устраивает.
Телльмуур налил мне чай и уселся в кресло напротив.
- Устраивает, да, кроме самой Дагайры. А ты что, действительно считаешь, что все, что здесь происходит, это неправильно? - поинтересовался он.
- А что тут правильного? Мужчины лишены выбора, а женщины даже не пытаются сделать для них что-нибудь полезное.
- Ты права, для Дагайры это действительно очень большая проблема. Но я знаю, откуда у нее растут ноги. И мои стихи, не просто стихи, а подготовительный этап завладение умами и заверение воительниц Дагайры в своей лояльности и безопасности для психики дагайрских мужчин. Ты же понимаешь, что эти стихи про пеньюары не главные?! Хотя форма изложения... Каждый видит, то, что хочет, но я максимально старался удержаться от ехидства.
- Ну, хорошо, вот все ознакомились с твоими виршами про принцев, а дальше что?
- А дальше... Дальше драконы будут читать другие стихи, которые, я надеюсь, помогут пробудить в них чувство собственного достоинства и стать теми, кто они есть на самом деле.
- И что это за стихи?
- Ты действительно хочешь услышать? - Вкрадчиво спросил дракон, - Изволь!
Ты, превращаясь, мир преобразуешь,
Попробуй, оцени его на вкус...
Твори, что можешь!
Верь, во что рискуешь!
Не предавая дружбы крепких уз.
Будь страстным, смелым и игривым,
Не позволяй себя сломить!
Будь ветром ты неумолимым,
Песком сыпучим будь ленивым
Цель - жить, хотеть и победить!
Решайся - обретай, не потеряешь...
Твоя судьба давно не сон!
Иди вперед - не упадешь!
Рискуй всегда - не проиграешь!
Ты будешь человек, Дракон!

ЛЕЛЬМААЛАТ:
После прогулки Асазваал решил меня навестить.
- Знаешь, - сказал он, - я передумал. Я думаю, что до вашей свадьбы тебе следует как можно чаще мозолить госпоже глаза и оказывать ей знаки внимания... Она не должна опускаться до того, чтобы завоевывать тебя самостоятельно. Поэтому, оденешься, приготовишься и вечером будешь у ее ног во время приема.
- Хорошо, - согласился я. Не время показывать характер. - Только у меня нет подходящих украшений для вечернего приема. Большинство моих цепочек и браслетов госпожа уже видела.
- Тебе все пришлют. - Асазваал критически осмотрел меня, словно прикидывая, что из сокровищницы воительницы для меня не жалко, а потом добавил, - и еще! Я не терплю ревнивых разборок! У нас в гареме всегда порядок. Поэтому если госпожа общается с другими наложниками или оказывает им знаки внимания - держи себя в руках!
- Конечно, я постараюсь. Я понимаю, что нельзя расстраивать госпожу.
- Очень хорошо. Я рад, что ты такой...эээ... обучаемый. А то до тебя ее мужем был... Впрочем неважно как его звали. Один недостойный. Хотел, чтобы она любила только его. Но ты ведь понимаешь, что так не бывает? - вкрадчиво осведомился Асазваал.
- Я понимаю, что госпоже для поддержания престижа необходим гарем, а один муж только у самых бедных женщин!
- Жаль, что я не успею тебя обучить прислуживать госпоже. Ну ладно, не страшно, освоишься еще!
- Я буду очень стараться!
Асазваал ушел вполне мной довольный. А я стал думать какую пользу можно извлечь из моего вечернего визита к госпоже.

АРЬЕ:
После завтрака Телльмуур взялся за меня всерьез. Я мучилась в неизвестности и неопределенности, поэтому с радостью ухватилась за эту возможность отвлечься от своих мыслей.
- Арье, а зачем тебе дракон?
- Хм, министерши Аэрты меня чуть ли не силком выталкивали, чтобы я за ним отправилась, а ты спрашиваешь зачем...
- Нет, я не предлагаю тебе от него отказаться, Просто хочу понять, стоит ли вообще этого мальчика дергать туда-сюда. Сейчас он у воительницы, там гарем, один из лучших в Дагайре, почести, соответствующие его роду, а что ему хочешь дать ты?
- А ты, значит, радеешь за судьбу мужчин-драконов, но при этом судьба одного единственного тебе безразлична?
- Нет, конечно! Поэтому я с тобой и разговариваю. Пытаюсь понять, зачем он тебе нужен. Не стоит делать из дракона комнатного зверька, даже если очень хочется.
- Я думаю, в случае с Лельмаалатом, это невозможно. Но скажу честно, когда я шла в Оазис Курмула то именно такими зверьками и представляла себе воспитанников. И это был для меня вопрос престижа, а не чувств и уважения. А сейчас, - я сделала паузу, - Лельмаалат точно не такой. Да и с другими драконами я думаю, я вела бы себя точно так же... Они образованны, умны, красивы, но кроме этого, как мне кажется, в них есть что-то еще...
Телльмуур хмыкнул.
- Ты права в том, что с драконами все не так просто. Они изначально сильнее и одареннее женщин. Но давным-давно некоторые женщины решили, что это неправильно. Они вынудили мужчин уступить им раз, другой, третий... Результат ты видишь.
- Но почему тогда это все так и тянется? Я же знаю, что не во всех драконах воспитание душит характер и веления души!
- Ты, безусловно, права, но женщины научились обходить эти препятствия... Мальчиков в оазисах учат быть слабыми и изнеженными и совершенно не развивают в них природные таланты, если это идет вразрез с политикой Дагайры. Я не говорю про магию!
- Но ты! Ты хороший волшебник, и что-то мне подсказывает, что твое образование и взгляды не совсем соответствуют традициям Дагайры...
- Правильно, потому что я воспитывался дома. Меня воспитывал отец. Моя мать умерла, когда мне было полтора года, а отец всерьез задался целью сбалансировать и мое воспитание и мировоззрение. Хотя многие наставницы Дагайры сказали бы, что он искалечил психику ребенка.
- Я не знаю, что тебе на это ответить. Я выросла в условиях матриархата, но считаю, что существуют некоторые базовые принципы, в том числе и общественного устройства, и если человек на своем месте, то какая разница, мужчина он или женщина?
- От каждого по способностям? - Телль не смог скрыть ехидства.
- Я понимаю, что я наивна...
- Но ты знаешь, это даже хорошо. Миру нужны романтики. Под чутким руководством циников и прагматиков. Проблема в том, что в Дагайре большинство драконов не доживает до возраста циников. А если правда и открывается перед ними, то, как правило, до смерти после этого недалеко. Женщины стали сильнее и опытнее, но так и не перестали бояться мужчин...
- Глупые! Можно же просто договориться... Полюбовно...
Дракон расхохотался.
- Арье, я получаю истинное удовольствие от беседы с тобой. Да, ты права, но в то же время многого не понимаешь... Любить и уважать очень сложно. Особенно, когда не можешь контролировать. Поэтому заставить проще. А с контролем возникают большие проблемы, особенно, после того как дракон вырывается наружу. Мужчина перерождается. Просыпаются инстинкты. Он чувствует ярче, в том числе ярость, обиду и боль. Умная женщина может достаточно долго держать его в руках, но многие предпочитают перестраховываться сразу после рождения нужного количества детей...
- Но женщины! Они разве не понимают, что сами теряют в этом случае?
- Они воспитаны в уверенности, что это правильно и так было всегда. Девочек запугивают тем, что драконы могут выйти из подчинения, поэтому мужчинам-драконам с рождения блокируют магию, и лишь немногие женщины решаются ее активировать.
- Подожди, но у вас же с Миритис не так.
- Конечно не так! Я люблю Миритис. Это она мне помогла стать таким, какой я есть. Когда я был подростком, я был очень агрессивен. Это было основным недостатком моего воспитания. Меня тянуло к женщинам, но в то же время я считал их чуть ли не источниками зла. Хм... Не совсем так, конечно, скорее недалекими и недальновидными... Правда, мне хватало ума понимать, что все мои мысли так и останутся мыслями, потому что действовать напрямую в одиночку я не смогу...
- А когда я была подростком я думала только о том, чтобы пооригинальнее сбежать от Воительницы Анджин. Причем способы нужно было придумывать с каждым разом все изощреннее и изощреннее. У нее был талант, находить меня везде, где бы я ни спряталась...
- Моя проблема в том, что я с детства был очень умным, и у меня все было.
- Очень страшное сочетание...
- Не в моем случае...
- Но много знать не всегда хорошо...
- Я не просто много знаю, я знаю гораздо больше, чем все думают! Но мне очень повезло, меня это не тяготит. Это самый главный дар, который я получил при рождении. Я не пресыщаюсь. И мне до сих пор все интересно.
Я сидела оглушенная этой информацией. Пока Телль не рискнул тронуть меня за плечо.
- Арье, не думай так много, меня ты все равно не догонишь!
- Я, конечно, подозревала, что в драконах заключен определенный потенциал, но ты меня заставил задуматься о его размерах...
- Только от тебя зависит, - серьезно сказал Телль, - кого ты разглядишь в драконе: ящерицу, птицу или человека!

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Можно было предположить, что прием это не просто посиделки с госпожой. Толпа наложников, разодетых в пух и прах, сама госпожа, выглядящая достаточно мило в легком однотонном шелковом костюме, и гости. Меня привели вместе со всеми, поэтому не пришлось самостоятельно выбирать место и шататься по залу под перешептывания других драконов. Я уже заметил, что меня поселили довольно далеко от них. Во всяком случае, я несколько раз выходил в коридор, стараясь намозолить глаза слугам, чтобы они считали естественным мое хождение туда-сюда, тем более что прямого запрета на передвижения уже не было, но никого из наложников так и не встретил. Видимо, они жили где-то в другом месте, и я мог понять их радость по поводу прогулки и приема. Судя по тому, какие апартаменты выделили мне, мальчикам-наложникам приходилось совсем туго. Не удивлюсь, если они жили в одной комнате с подвесными кроватями. У нас в Оазисе были такие башни в бедном секторе.
К госпоже нагрянули подруги. В количестве трех красавиц. Я невольно залюбовался. Женщины красивы от природы. Но это единственное их достоинство. Они изящно расположились на подушках вокруг чайного столика. У ног госпожи сидели два наложника для поручений, и она периодически кормила их с рук. Я от всей души порадовался, что Асазваал не успел меня познакомить со всеми их милыми обычаями, и надеялся, что он не преминул доложить об этом госпоже. Впрочем, зря я сомневался в Асазваале. Судя по тому, что меня госпожа за стол не пригласила, она в курсе, что я еще дикое животное, которое нельзя допускать к еде в общественных местах. Асазваала не было. Я мог это понять. Десять наложников и три подруги. Наедине с госпожой не пообщаешься, а стоять вместе с нами у стены - утомительно. Он в том положении, что имеет возможность выбирать, когда приходить, а когда нет. Может, все не так плохо и проще покориться судьбе. Стать главной звездой гарема и за пару качественных поцелуев вытребовать утренние прогулки по саду, комнату с балконом и три пары штанов?! Эти бредовые мысли помогали мне держать себя в тонусе. Это очень правильный прием. Меня ему научил Тульчинизз, который любил книги о мыслях и желаниях. Надо всегда четко представлять себе картинку своей мечты, во всех подробностях. Может быть, тогда ты перестанешь об этом мечтать... В общем, когда я мысленно представил себе три пары роскошных шаровар, уже ничто не могло удержать меня в доме воительницы по волшебству Оазиса Ай-Румай.
Госпоже было весело. Подруги шутили, она смеялась. Я не вникал в суть беседы, стояли мы довольно далеко. Драконы за моей спиной тихо перешептывались, завидуя двум счастливчикам довольно устроившимся у ног госпожи. Сладости, которые женщины брали своими точеными пальчиками, исчезали вы их милых ротиках, а они в это время не отказывали себе в удовольствии бросать томные взгляды на нашу группу. Я знал, что многие женщины Дагайры делятся друг с другом своими наложниками. Поэтому не исключил, что многие из наложников ждут того, что какая-нибудь из подруг госпожи обратит на них свое внимание. Но внимание неожиданно привлек я.
Госпожа что-то долго и увлеченно рассказывала подругам, которые наперебой задавали вопросы, а потом подозвала слугу и ткнула в меня пальцем. Слуга подошел, склонился передо мной в поклоне и после чего жестами показал следовать за ним. Довел меня до середины зала, указал на желтый выложенный мозаикой круг и отошел на свое место. Я остался стоять и разглядывать разнообразие мозаичных узоров. Потому что боялся поднять на госпожу глаза.
Женщины тем временем с грацией хищниц поднялись с подушек, подошли ко мне, окружили меня и защебетали то и дело притрагиваясь то к моей спине, то к волосам.
- Красавчик!
- Какой милый дракон!
- Он еще не дракон, - довольно улыбнулась госпожа.
А я, сжав зубы, залился краской. Никогда не думал, что эта тема будет вызывать в меня такой мучительный стыд.

Опубликовано: 07.12.2014

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 10 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*