Оазис 1

АРЬЕ:
- Ну, папа, у меня опять не получается, - я стояла на прохладном весеннем ветру, неуклюже прижимая к себе метательное копье. Хотя оно и было легким и хорошо сбалансированным, но прямо лететь никак не хотело.
- Ну-ка ну-ка, дай-ка мне, - отец неловко перехватил древко и попытался метнуть. Копье улетело чуть прямее, чем у меня, но в мишень так и не попало. - Ах, зараза, чтоб тебя.
Мы устало опустились на сырую траву. Я привалилась головой к его плечу, а он к моей голове.
- Арье, - он погладил меня по коротко стриженым волосам, - не расстраивайся. Ты же женщина и должна быть сильной. Вот, например, дротики ты метаешь совсем неплохо. И кинжалы. И танцуешь отлично!
- Ага, как будто главное для девушки из благородной семьи это уметь танцевать!
- Ну... - Отец на мгновение задумался, не зная, как меня еще утешить, - мне кажется, если ты что-то делаешь хорошо, это уже хорошо.
- Честно говоря, пап, звучит глупо.
- Н-да, и проблему нашу не решает.
- Я бы даже сказала, усугубляет...
- Знаю, девочка, знаю. В меня ты пошла, и лицом и статью. Все как по учебнику. Да еще и воспитание это. Слушай, Арье, а может, ну ее эту традицию, найдем тебе мужа и так, ну поговорят-поговорят и перестанут. Страна у нас благополучная, глядишь, простят тебе такое своеволие, да и потом, если мужа нормального подобрать, поблагородней, да посимпатичней, да еще благочестивого и с воспитанием. Может, обойдется?!
- Нет, папа, - устало вздохнула я. - Я знаю, что в память о маме я должна это сделать.
Отец уже не в первый раз пытался меня уговаривать, хотя и сам понимал, что переборщил с этим мужским воспитанием. Он всегда хотел мальчика, но так случилось, что жена его, Благородная королева Альбина безвременно сошла в могилу, оставив ему только единственную дочь. Но, несмотря на то, что мальчиком я не была, папа любил меня безмерно, тем более, что с моим рождением все-таки и вопрос с престолонаследием был решен. Власть у нас переходила по женской линии. И папа при мне был регентом до моего совершеннолетия, которое должно было наступить уже через три месяца. Благодаря папе мое детство было самым счастливым, мы с ним вместе вышивали, играли в куклы, наряжались, до двенадцати лет у меня даже были длинные волосы. Только на двенадцатый день рождения, когда я получила в подарок изящный родовой меч, который у нас передается от матери к дочери, отец со слезами на глазах попросил королевского парикмахера отрезать мне косы. Я знала, что это было не его решение. Министерши во все голоса кричали, что девочке из благородной семьи неприлично ходить с такой шевелюрой, да и в бою только мешается. Это я поняла на первой же тренировке с Воительницей Анджин. Поэтому о волосах не жалела, тем более мне не хотелось расстраивать отца, который бы непременно заплакал, если бы увидел, что мне плохо. Я уже знала, что девочка должна быть сильной, а уж тем более принцесса!
Серьезные тренировки с Воительницей Анджин начались в год моего двенадцатилетия. Тогда же мне дали первых серьезных учителей. Политика, экономика, география, дипломатия, дагайрский и тхарский языки, стихосложение, воинское искусство. Это далеко не полный перечень, так, основное. То, чему я уделяла хоть какое-то внимание. Отец, в память о маме старался дать мне самое лучшее, и поэтому как мог пытался сделать так, чтобы мне нравилось то, к чему я не имела совершенно никаких склонностей.
Особенно он настаивал на изучении дагайрского языка, стихосложения и воинского искусства.
Но мы с ним очень быстро убедились, что хорошей воительницы из меня не получится. Я родилась очень неудачной. Правда, это никого не смущало, потому что было вполне ожидаемо. Когда моя мать, Благородная Альбина, выбрала себе мужа из драконов, чтобы разбавить нашу человеческую кровь, было ясно, что первое поколение будет не самым сильным, но дело того стоило, ибо второе поколение, при дальнейшем соблюдении традиции, то есть замужества с драконом, должно было быть выше всяких похвал и возвысить наш род.
А я уродилась вся в отца. Именно, что уродилась. Мужчины не сильно заглядывались. Небольшого роста, хрупкая, русоволосая. Так, ничего особенного. Но внешние недостатки, честно говоря, и компенсировать было особо нечем. Выдающихся способностей не наблюдалось, а уж о силе и говорить нечего. Но мы с папой очень любили маму, поэтому старались делать все, чтобы она могла нами гордиться.
Если бы Благородная королева Альбина была жива, она бы всерьез занялась моим воспитанием, глядишь, и вышло бы из меня что-нибудь путное, но она безвременно умерла, оставив нас с папой самих разбираться с проблемой соблюдения традиции.
Единственное, что в мою голову вдолбили с детства крепко, так это то, что я не должна посрамить свой род. То есть должна спасти дракона из башни во что бы то ни стало.

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Я стоял на небольшом балкончике своей неприступной башни, а горячий ветер из пустыни Аззо трепал мои длинные, доходящие до щиколоток волосы. Ни у кого из моих сверстников драконов не было таких темных, густых и блестящих волос, хотя многие мальчишки к подростковому возрасту уже неплохо разбирались во всевозможных зельях, и регулярно делали себе маски и различные втирания, чтобы ускорить их рост и увеличить пышность. У меня не было в этом необходимости, точнее, мне природой было дано то, чего другие добивались с помощью различных ухищрений.
То, что я был самым красивым и изящным из наших драконов, было неудивительно. Ведь моей матерью была Великая Воительница драконов Аззалакит Аллай. Меня даже до пяти лет держали при ее дворе, а только потом отвезли в башню. Наверное, она не сразу решила, что со мной делать. С моей сестрой-близнецом Термаатот Ассай все было ясно сразу. Девочка родилась яркая и сильная, она тоже будет воительницей. А для меня, мальчика, которого назвали Лельмаалат Аллор, моя мать не смогла сразу сделать выбор, то ли дать мужскую профессию творца или лекаря, то ли оставить мне судьбу мужа. В итоге, после того, как я пять лет провел при дворе, и всем стало ясно, что такого сорванца еще поискать и, что ни поэта, ни лекаря из меня не получится, меня отвезли в Оазис Курмула на границе с жаркой пустыней Аззо, и выделили мне там башню, чтобы я получил подобающее для мальчика из благородной семьи воспитание.
В Оазисе Курмула было несколько сотен башен, каждая со своим секретом и испытаниями. Я жил в башне в секторе благородных. Каждая из башен этого сектора была уникальной. Например, башня Кольдранаака Бельза, моего друга и соседа справа, была вся гладкая, черная, отполированная как зеркало. Башня моего друга и соседа слева Тульчинизза Вууззи была вся увита плющом, который при прикосновении рассыпался и тут же нарастал снова. Моя же башня была из кварца, и под солнцем жаркой пустыни сияла так, что было больно глазам. Эти милые особенности должны были усложнить жизнь тем искательницам приключений, которые захотели бы нас из этих башен извлечь. Нам это не доставляло никаких неудобств. Мы были надежно защищены магией от губительного воздействия башен как их обитатели.
Солнце садилось, воздух вибрировал, а я стоял на балконе, скрестив руки на груди, и думал о том, что мне уже скоро двадцать, а это значит, что пора бежать.

АРЬЕ:
Стихосложение мне нравилось, правда, чаще всего выходили банальности. Но я, читая мужские романы, надеялась, что при наличии сильных чувств вдохновение меня не оставит. Министерши, особенно, Леди Лилит Лолленнай, лучшая подруга моей мамы, пытались возбудить мое любопытство, подсовывая мне книги по истории военных походов, тактике, стратегии, каталоги оружия и тексты бравых военных песен. Я же втихаря, пока никто не видел, рыдала над судьбой несчастных принцев, воспетой в рыцарских мужских романах, к которым спешили прекрасные рыцарини по пути сокрушая врагов. Мне тоже хотелось мчаться к любимому с мечом наперевес и огнем в глазах, а потом под балконом читать ему стихи, в которые я бы вложила всю мою романтическую душу. А потом была бы ночь любви. Хотя об этом я старалась думать как можно реже, потому что боялась опозориться перед возлюбленным. Опыта у меня не было, потому что еще никто ни разу не видел мужчину, выходящего из моей спальни.
До шестнадцати лет меня этот вопрос не сильно интересовал. У нас в роду все взрослели поздно. А в шестнадцать мне стало элементарно стыдно. Не хотелось, чтобы по дворцу пошли сплетни о том, что принцесса в постели неженственна или невежественна. Я честно одно время пыталась флиртовать со слугами и зажимать в коридоре молоденьких вышивальщиков, но когда двое ловко вывернулись из моих неуклюжих объятий, а один залепил пощечину, чуть не снеся мне пол-башки, я решила что хватит. Будет проблема, как-нибудь разберусь. А пока... Да, не сильно мне эти мальчики-то и нравились. Так, для поддержания репутации принцессы-ловеласы.
Правда, теорию пришлось-таки изучить. Министерша любви и народонаселения, Леди Утли Надина, снабжала меня ежемесячными изданиями журнала 'Красивые мужчины на любой вкус' с гравюрами, рисунками, подробными описаниями и анатомическими атласами. Так что я твердо знала, что, куда, когда, и сколько нужно. Кроме того, я прочитала 'Девические дневники Аль-Астарты Бируни', книгу моей прабабки с полным физиогномическим описанием различных типов мужчин и описанием типов поведения, присущих той или иной эээ... физиономии. Кроме этого я прекрасно разбиралась в психологических вывертах и причинах мужских неврозов. Это знание мне, кстати, помогло, когда у меня у самой возникли проблемы с моим мироощущением и комплексами неполноценности, которые стали постоянными спутниками моей жизни к двадцати годам.

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Солнце почти скрылось за горизонтом, когда я вспомнил, что пора на ужин. Краситься и переодеваться пришлось очень быстро. Привычно заплетя волосы и накинув на них жемчужную сетку, я вышел в сад, где меня уже дожидались мои друзья Коль и Туль.
- Ах, Лель, какая великолепная сеточка, одолжишь на Бал полнолуния? - Подскочил ко мне Коль. - Ты уже, кстати, придумал, что собираешься надеть? От смотрителя Самата я слышал, что завтра будет базар. Привезут новые наряды. Во сколько пойдем?
- Ах, Коль, - прервал его Туль, - ты только и думаешь, что о нарядах. Лучше бы позаботился об успеваемости, а то глядишь, переведут тебя с благородного уровня на средний. Ни одни шаровары уже не помогут.
- Чего это им меня переводить? Ковер для чая у меня получился лучше твоего, и вообще я красивее!
- Коль, успокойся, ты, что не видишь, что он тебя дразнит! - сказал я другу. - А на базар сходим, я хочу на оружие посмотреть.
Туль, прищурившись, посмотрел на меня.
- Я даже не буду спрашивать, что ты задумал, но лучше прикупи пару хороших тряпок. Мы уже почти совершеннолетние, никто не знает, когда уйдем отсюда мужьями. А на женщину надо произвести впечатление, чтобы она захотела взять тебя с собой.
Я ничего не ответил, только сжал кулаки. Вот для этого мне и нужны кинжалы. Чувствовать пальцами холодную сталь и радоваться, что имею хоть какое-то влияние на свою судьбу.
В трапезном зале, как только мы расселись, по рядам прошла Наблюдающая Дартмаат. Она внимательно разглядывала, как мы сидим, скрестив ноги, замечая каждую неправильную складку на наших шароварах, отмечала наметанным взглядом, как мы причесаны, ровная ли спина, расслаблены ли руки, свободно лежащие на коленях. Я давно научился смотреть исподлобья за Наблюдающей и изучать стиль ее работы. Первые несколько раз, когда она ловила мой взгляд, мне доставалось от нее плеткой по рукам, но ей не удалось выжать у меня из глаз ни слезинки, я только научился поднимать взгляд так, чтобы этого никто не замечал.
- Запомните мальчики, - спокойно звучал голос Наблюдающей, - мужчина должен быть скромным и угодливым. Смотрите в пол, пока ваша госпожа и жена не заговорит с вами. Не встревайте в женские разговоры, когда нужно будет ваше мнение, к вам обратятся. Умный мужчина сможет стать добрым советчиком и другом для своей жены.
Лекция Наблюдающей меня не раздражала, я знал, что многим из нас эти знания пригодятся. А кому-то, может быть, даже сохранят жизнь.

АРЬЕ:
Мой топографический кретинизм стал во дворце притчей во языцех. Я регулярно промахивалась с залом проведения заседаний кабинета министерш, если его переносили из Малого в Большой и наоборот. Да, что поделать, география мне упорно не давалась. И вот сейчас я судорожно пыталась вспомнить налево или направо повернуть, чтобы не опоздать на совещание.
Когда я, наконец, запыхавшись, вошла в зал, все уже собрались. Я села рядом с отцом и шепнула ему:
- Ну что, эти ведьмы сильно злятся?
- В пределах разумного, - прошептал он.
Отцу, как Регенту дозволялось присутствовать на заседаниях кабинета министерш, но собственного права голоса он не имел. Когда мама умерла, мне было десять лет, а по законам нашего королевства я уже имела право принимать решения, правда, только после согласования с министершами. Отец скорее выполнял функции надзора и контроля за моим состоянием и возможностями. Он следил за моим здоровьем, чтобы я не переутомлялась. Кроме того, вел по требованию кабинета со мной беседы на те или иные темы. Он был очень образованным и интересным человеком, жаль, что к управлению страной его не допускали. На время его регентства кабинет министерш обладал очень широкими полномочиями, об этом мама позаботилась, и все министерши были как на подбор, в основном ее подруги, а значит, надежные и проверенные люди и профессионалы, каких поискать. Их главным минусом было то, что они постоянно лезли в мое счастливое детство своими каблучками с железными набойками и тянули в этом деле каждая одеяло на себя пытаясь максимально обоюдоострить лезвие моего воспитания.
Вот и сейчас, хотя до моего совершеннолетия оставалась совсем чуть-чуть, я по-прежнему не сильно могла на что-то влиять. А вопрос был важный.
- Принцессе Арье скоро двадцать, - это Леди Утли Надина, мой главный просветитель в вопросах взаимодействия полов. - Она девушка достойная, - вот даже не представляю, каких трудов ей стоил этот комплимент. Пиетета перед правящей королевской семьей министерши не испытывали, у нас в государстве принято все же судить по поступкам, а я таковых пока не совершила. - Но надо решать вопрос с замужеством. Государству нужна сильная Королева, а это возможно, только если у нее дома надежный тыл. Все мы знаем, что влюбленная женщина совершает много глупостей, что не может не сказываться на ее работе. Принцесса должна выбрать мужа, чтобы раз и навсегда закрыть вопрос.
- А Вам не кажется Леди Утли, что принцесса сама разберется, когда придет время, - а это Леди Лилит Лолленнай, лучшая подруга моей мамы, ну и моя по совместительству, - Мы же наблюдаем за ней, пока никаких низких или спонтанных поступков за принцессой не отмечено. Я считаю, что она разумная девочка и сможет прислушаться к нашему мнению в случае чего. - Леди Лилит посмотрела на меня и подмигнула.
- Нет, Леди Лилит, я считаю, что этот вопрос необходимо решать в спокойной обстановке. А то у нас вечно, сначала ничего не происходит, а потом уже ничего нельзя сделать. Мы же все-таки заботимся о судьбе государства и народа ее населяющего. И я думаю, - многозначительный взгляд Леди Утли в нашу с папой сторону, - что Принцесса и Регент прекрасно понимают, что Принцесса Арье только достигла девической зрелости и плохо себе представляет, какими могут быть для нее серьезные отношения с противоположным полом. Но при этом она вряд ли хочет проблем. - После этой фразы папа глубоко задумался.
В беседу вступила Воительница Анджин:
- Я считаю, что этот вопрос нужно кардинально решить раз и навсегда. Тем более что у нас есть для этого все предпосылки. Благородная королева Альбина выбрала себе в мужья дракона. Это был правильный ход с точки зрения сохранения величия правящего дома. Кровь потомков стала сильнее и избавила нас от будущих проблем с их здоровьем. А то эти браки между царственными кузенами плодят только сумасшедших и ипохондриков. Поэтому, - Воительница сделала многозначительную паузу, - я считаю, что принцесса должна освободить дракона из башни! Это укрепит влияние правящей семьи и закрепит изменения в генотипе королевского рода.
- Но Воительница, - снова вступила Леди Лилит, - что мы будем делать, если принцесса отправится освобождать дракона, а вернется ни с чем? Ведь не для кого не секрет, что много принцесс полегло у стен Оазиса Курмула. Не все могут соперничать с женщинами-драконами за их мужчин.
- Мы максимально поможем девочке, я клянусь! - И Воительница Анджин прижала руку к груди и поклонилась нам с отцом.
- У кого есть возражения или комментарии? - обведя взглядом всех присутствующих спросила Леди Утли.
Тогда отец поднялся и сказал:
- Уважаемые Леди, моя дочь, Принцесса Арье готова пройти испытание и попытать счастья у Оазиса Курмула. Я буду благодарен, если вы по мере своих сил и способностей сможете оказать ей помощь, я же в свою очередь обещаю, что тоже сделаю все от меня зависящее.
- Благодарю Вас, Лорд Регент, - ответила на это Леди Лилит, - Арье, можешь во всем на нас рассчитывать, мы поможем.
Я ответила всем сразу.
- Благодарю вас, леди, отец, я готова проявить женственность и в память о маме клянусь, что дойду до Оазиса Курмула и вернусь оттуда с мужем.
Назад пути не было.

ЛЕЛЬМААЛАТ:
А с утра как всегда были занятия. Сначала мы долго и нудно вышивали на веранде учебного корпуса, а я беспорядочно тыкая в рисунок иголкой нервно следил, когда же солнце вызолотит верхушку центральной пальмы. Потому что как только это произойдет, мы пойдем плавать. Плаванию в нашем обучении уделялось особое место, потому что именно этот вид спорта считался наиболее мужественным, поскольку помогал обретать рельефы даже тем, кого обделили боги при рождении. К совершеннолетию благодаря ежедневным тренировкам большинство мальчиков имели истинно мужскую фигуру - широкие плечи, талия, узкие бедра, стройные ноги. Нам было на кого равняться. Во фруктовом саду Оазиса повсюду стояли мраморные статуи великих красавцев прошлого и их холодные лики у многих будили чувство зависти, поскольку скульпторы все же были талантливее, нежели эээ.... создатели некоторых моих однокурсников.
У озера нам разрешили раздеться полностью. Такое допускалось, если на тренировке собирались присутствовать только мужчины.
Сегодня нашим наставником был Аррот, он был добрым и безвольным. Его так и не выкрали из башни, ни принцессы, ни женщины-драконы, так что он вынужден был остаться здесь и заботиться о новых поколениях мальчиков. Иногда я думал, что хотел бы разделить его судьбу, ведь Оазис Курмула стал для меня вторым домом, здесь было много хорошего, но в то же время я понимал, что мне с моей внешностью и происхождением такое вряд ли светит.
Наставник погонял нас немного, а потом, устроившись в тени под пальмами, разрешил нам резвиться в свое удовольствие. А мы играли в водные салочки, брызгались, топили друг друга, словно пытались насладиться последними моментами нашего уходящего детства.
После полдника мы втроем, я, Коль и Туль пошли на базар. Там уже толкались наши мальчики. Коль, который всегда заботился в первую очередь о своей красоте, пошел перебирать шаровары и жилетки из шелка, а мы с Тулем оставив его, пошли к повозке со сладостями. Я бы не сказал, что очень любил сладости, но для наших вечерних посиделок купить что-нибудь эдакое все же стоило, а выбирать свадебные штаны, которые бы подошли к цвету глаз моей будущей жены, сегодня было выше моих сил. Тем более что повозка с оружием не приехала.

АРЬЕ:
После совещания я поднялась к себе. Несмотря на то, что я считала, что поступаю правильно, решение далось тяжело. А еще я переживала за папу, который считал, что, пойдя на поводу у министерш, подставляет меня под удар. Я налила себе бокал вина и развалилась в мамином кресле, положив ноги на стол. Папа все-таки пришел.
- Арье, девочка, ты на меня не обижаешься?
- Нет, конечно. Это все глупости, папа. Я знаю, что именно так и должна поступить, но мне, конечно, нелегко. Как представлю, сколько сил, знаний и упорства потребуется, чтобы реализовать задуманное, что сразу хочется вернуться к твоему первоначальному плану и выйти замуж за первого встречного, - и я ему улыбнулась.
Папа понял, что я шучу, но все же решил меня поутешать, хорошо хоть жалеть не начал, а то я бы разревелась, как последний мальчишка. Просто я сегодня отчетливо поняла, что детство кончилось. А дальше на меня рухнет сначала семейная жизнь, а затем вся наша страна. Эх, как бы под руинами не погибнуть!
- Арье, я понимаю твои сомнения и мысли, я знаю, что тебе будет очень тяжело, но ты девочка сильная. Эээ... Я имею в виду морально... Умеешь тоже много, ну а что не умеешь, так о том хотя бы слышала. А значит, сообразишь по ходу. Но я горжусь одним, что я хотя и не подозревал об этом, а своим воспитанием сделал тебе один важный подарок! - Тут он хитро улыбнулся. - Да, я не смог сделать из тебя великую воительницу, но это и не главное в жизни, ты женщина, поэтому и так многого добьешься, но тебе будет легче завоевать сердце дракона. Понимаешь, мужчинам нравится, когда их понимают, а ты умеешь чувствовать, знаешь, о чем поговорить с мужчиной, и потом у вас будет много общих увлечений. Пение, вышивание, будете вместе мужские любовные романы читать наконец. Ты же наверняка, знаешь судьбы всех героев, красивые сказки со счастливым концом. Так что хоть в этом тебе будет легко. То, что ты сможешь произвести правильное впечатление, я даже не сомневаюсь! Кроме того, я придумал, чем еще смогу тебе помочь! - и папа заговорщицки мне подмигнул. - Но об этом узнаешь чуть позже, а сейчас я советую тебе сходить к Воительнице Анджин. Именно она наставляла твою мать, когда та отправилась к Оазису. Я думаю, что ей есть, что рассказать.

ЛЕЛЬМААЛАТ:
Вечером, когда мы валялись на отполированной крыше башни Кольдранаака и на спор плевались косточками от черешен, настроение у меня было уже умиротворенным. Мои планы спали где-то в глубине души, а над головой было только небо. Если бы еще и Коль немножко помолчал.
- Мальчики, я себе сегодня прикупил таааакие шароварчики, вы бы их видели!
- Не волнуйся, - сказал Туль, - я почему-то уверен, что нам это еще предстоит и хорошо, если один раз.
- Нееет, вы не понимаете, это же мечта! Если бы меня хоть одна женщина в них увидела, то сразу бы захотела связать свою судьбу с моей.
- А ты что серьезно бы этого хотел? Тебе все равно, кто станет твоей женой?
- Нет, Туль, ну почему же все равно, просто я думаю, что всегда можно договориться. А я могу использовать все свое мужское обаяние, - тут Коль смешно скосил глазки к переносице и захлопал ресницами.
- Ты еще губки надуй, - со смешком посоветовал я ему.
- Нет, Коль, - продолжил Туль, - я серьезно, вот наверняка же бывают женщины, которым наплевать на то, что ты чувствуешь. Мы много читали романов. Там описана любовь, но никому ведь неизвестно настигнет ли она тебя, когда женщина решит сделать тебя своим.
- Ой, да ладно, прекрати уже меня пугать, а то я и так нервный. Главное же в отношениях что?
- Чтоооо? - в два голоса протянули мы с Тулем.
- Вот вы смеетесь, а на самом деле это уважение! А я уверен, что любовь по книгам спонтанна, а уважение можно заслужить. Разве моя будущая жена не заслуживает уважения за то, что она меня отсюда заберет, разве не она подарит мне первый полет, разве не ее хлеб я буду есть и не она будет обо мне заботиться? Так почему же я не смогу отплатить ей заботой и любовью наконец?
- Как у тебя все просто, но чувства не программируются и не поддаются анализу.
- Да, Коль, скажи нам, какие такие чувства у тебя, например, вызовет старая и безобразная жена, которая захочет подарить тебе первый полет? - Туль сделал страшное лицо и потянулся в лицу Коля скрюченными руками. Коль испуганно отшатнулся, а мы с Тулем расхохотались.
- Да, ребята, это, конечно, проблема. Безусловно, мне, да и не только мне, вам, между прочим, тоже, хочется, чтобы она была молодая, сильная, красивая. Лучше, конечно блондинка, женственный взгляд стальных глаз, уверенные движения. Чтобы в ее объятиях чувствовать себя защищенным. Чтобы первый полет стал самым незабываемым впечатлением в моей жизни. Она будет дарить мне цветы, а я буду встречать ее по вечерам, развлекать, ласкать. Мы будем очень счастливы. Неужели вы не мечтаете о таком же?
- Я нет, - ответил я, - я вообще мечтаю только о том, как выбраться отсюда, а если мне понадобится счастье, то я уж сам как-нибудь разберусь. По мне так это очень серьезный вопрос, чтобы доверять его решение женщине.
- Лель, это кощунственно! - вскричал Коль. - Женщины самые прекрасные создания во вселенной, только они нам могут подарить величайшее наслаждение и продолжить наш род.
- Да, а еще они могут по своей прихоти лишить тебя жизни. - Я резко поднялся. Настроение валяться на крыше куда-то пропало, зря, конечно, я не сдержался.
- Лель, ну зачем ты так, - расстроено пробормотал Коль.
- Не обращай внимания, это у него личное. - Погладив друга по плечу и с укоризной глядя на меня, сказал Туль.

АРЬЕ:
На следующий день с утра пораньше я спустилась в Оружейную, догадываясь, что Воительницу Анджин найду именно там. Оружейная комната представляла собой своеобразный склад оружия, на одной стене которого было зеркало, а другая представляла собой мишень. Вот и сейчас Воительница тренировалась. Я невольно залюбовалась ею, а сердце привычно зашлось от зависти. Мне так никогда не научиться. Два парных кинжала полетели точнехонько в яблочко, а она тут же подхватив копье со стены и резко развернувшись, отправила его в полет в мою сторону. Мне хватило женственности не пригнуться. Все-таки больше семи лет я с ней оттрубила. Привыкла к ее шуточкам. Только отмахнулась от древка копья, мотавшегося перед моим носом, и подошла к ней.
- Принцесса? - она вопросительно приподняла бровь.
- Да, Воительница Анждин, Лорд Регент посоветовал обратиться к Вам за советом. Через пару дней я планирую отправиться в путешествие к Оазису Курмула, а насколько я знаю, Вы помогали в подобном деле моей матери...
- Конечно, девочка, я тебе помогу, - вот в первый раз я слышу от нее хоть что-то человеческое. А то раньше только удары да тычки. - А ты выросла, я не думала, что ты решишься, думала, придется заставлять.
- Да нет, я понимаю, что другого выхода нет. Но вот с реализацией плана есть определенные проблемы. Я тут поговорила с папой, он считает, что произвести впечатление я смогу, недаром он меня вышивать учил. - Улыбку я не сдержала.
Воительница Анджин улыбнулась в ответ:
- Твой отец - мудрый человек, я тоже считаю, что лишних знаний не бывает. Поэтому да, тебе, безусловно, нужно опираться на сильные стороны и подстраховывать слабые. Вот на мечах ты дерешься, прямо скажем, не ахти, значит, старайся этого избегать. Или вот борьба, ну или любые контактные бои, ты же понимаешь, Арье, что с твоим весом возможен только бокс, да и то, только в твоей категории. В общем, будет сложно. - Вот, а то я без нее не знала. Но Воительница говорит не зря. Замечания по делу. Слушаем дальше. - Арье, я думаю, что у тебя есть два выхода. Первый это взять штурмом башню, пройти уготованные испытания, решить загадки, ну, в общем, сделать все, что там эти драконы понапридумывали. Понятно, что здесь шансов мало. Ты - девочка умная, я в тебя верю. И от ударов уворачиваться умеешь! - мы обе уставились на торчащее над дверным проемом копье. - Но там сила нужна. Твоя мать была сильной женщиной, и по стене могла залезть и секирой рубилась. Хотя и у тебя есть свои плюсы, вот дротики ты метаешь хорошо! - Дались им всем эти дротики. Понятно же, что хорошо получается то, что нравится, а нравится потому, что ничего другое не получается. - Здесь на испытаниях нужно будет избегать контактных и силовых проверок. На месте подумаешь, переговоришь с наставницами, сориентируешься. Но есть и второй вариант. Пока будешь добираться до Оазиса хорошенько над ним подумай, потому как он практически беспроигрышный, потому что на нашей стороне будет очень важное обстоятельство. Тебе нужно будет сделать так, чтобы дракон сам спустился к тебе.
И тут я рассмеялась.

Опубликовано: 17.10.2014

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 16 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Ура! Музу автора уже начали кормить!

  1. Вот уже сочувствую красавчику Лелю.. которому Автор предопределила в пару невзрачную, слабую и закомплексованную принцессу.. Да к тому же неопытную девственницу.. (огребёт ОНА тоже пощёчин от дракоши?!.. ведь даже поцеловать не сможет правильно..)
    Да и способна ли Арье подарить ЕМУ его первый полёт?!
    Спасибо — оч интересно,
    и жду, всё же, что Арье проявит женственность (в память о маме поклялась же!), дойдёт до Оазиса.. и прилетит верхом на Леле к папе домой!

    Оцени комментарий: Thumb up 0