Мечты сбываются

CUe-ekLZUO4

Сны, сны, сны. Что это, отражение прошедших дней, предсказание будущего, или ничего не значащая череда образов? Цветные сны ей снились редко. Поэтому, когда сновидения разукрашивались яркими цветами, Жанна, насколько это зависело от нее, старалась запомнить каждую мозаику из калейдоскопа сна.
Ей грезился сказочной красоты ночной город. У подножия плескалось угольно-черное неспокойное море. Непогода, казалось, задалась целью напугать людей, осмелившихся обосноваться на этом берегу. На переднем плане стоял красавец корабль, пришвартованный у причала, окруженный собратьями помельче и попроще. Линия садов угадывалась вдали на заднем фоне, но завораживал именно Город. В небо уходили бесконечные стрельчатые крыши домов. Жанна никогда не видела таких диковинных зданий. Как будто жители хотели приблизить себя к богам. Между длинными и высокими сооружениями перемежались дома с куполами, похожие на планетарий. Разноцветная подсветка крыш делала здания еще более красочными и величественными. Во всех домах без исключения горели огни. Город жил. Девушке даже показалось, что она слышит музыку, гул голосов, танцев и веселья. Тряхнув головой, она проснулась и открыла глаза.
В выходные Жанна просыпалась неохотно, оттягивая окончательный момент пробуждения. Сегодня незнакомый экзотический город из сновидения не выходил из головы. Ей хотелось войти в него, познакомится с жившими там людьми, хоть на миг тоже стать жительницей, чтобы Город стал ближе, понятнее, чтобы она могла впитать в себя то хорошее, что в нем могло оказаться.
Жанна верила в сновидения. Не во все, но те сны, что вот так врывались в ночь, оставались с ней на целый день и то и дело возвращали назад в свои грезы. Их она запоминала и старалась разгадать тайный смысл.
Сонник показал, что сказочный город означает мир отчужденных и рассматриваемых со стороны высоких или низменных желаний. А намерение ходить по готическому, средневековому городу – познавать эти, опять же, низменные желания. Город с массой причудливых построек сулил ей погружение в мир фантазии. Мечты у девушки в последнее время имелись в избытке.
Первым делом она встала под холодный душ. Все ее знакомые неизменно приходили в ужас от этой привычки. Утонченная девушка слабо ассоциировалась с таким спартанским способом взбодриться. Моментально проснувшись, она направилась на кухню. Времени даже на самый легкий завтрак не оставалось, потому пришлось плеснуть в стакан сока, на бегу выхватить из холодильника кусочек сыра и мчаться в спальню одеваться. Впрыгнув в любимый спортивный костюм, она быстро зашнуровала кроссовки, захлопнула входную дверь и помчалась вниз по лестнице. Подруга не любила когда она опаздывала.
Лора, стройная девушка с решительным выражением лица, уже нетерпеливо притопывала, ожидая Жанну на набережной. Она подобрала свои длинные волосы цвета спелой пшеницы в высокий хвост. В точно такой же хвост, только коньячного цвета, затянула волосы и Жанна.
- Ну что, вперед за счастьем? – Такими словами обычно начинала пробежку Лора.
Они познакомились случайно, на случайном же мероприятии. Обе девушки решили изменить свою жизнь, наполненную наиважнейшими делами, когда на элементарные радости, например, общение или спорт, не хватало ни сил, ни времени. А всего-то нужно было просыпаться пораньше и, несмотря ни на что, выходить на пробежку с такими же сумасшедшими людьми, которым надоело искать оправдания своей лени.
Первые двадцать минут они бежали молча, входили в ритм, разогревались и выравнивали дыхание. Затем, следуя ритуалу делиться событиями прошедшего накануне дня, Лора заговорила первой:
- Прикинь, что со мной вчера случилось! Еду я с работы, на светофоре притормаживаю, и в меня въезжает шикарная белая машина.
Жанна бросила на нее пытливый взгляд, но промолчала – подруга все равно не разбиралась в автомобилях. В частности, свой мобильный телефон она выбирала так: «Вон тот, синенький, пожалуйста».
- Да ты что! – Вместо этого поразилась Жанна. – Сильно разбила?
- Ты слушай дальше! Открывается машина, оттуда выходит не менее шикарный мужчина. Как с картинки! Длинные волосы до плеч, глаза обалденные такие, ресницы на зависть девчонкам, одет, как на прием какой-то собрался. Не думала, что в жизни бывают такие мужчины!
- И что же дальше?
- Он извинился, осмотрел машины, прикинь, ни одной царапины, ни у меня, ни у него, а ведь я слышала звук удара, и толчок был ощутимый! Короче, мы разъехались.
Жанна покосилась на подругу. В этом всем была ее Лора: эмоциональна, но когда нужно – по-философски спокойна.
- Ларис, так не бывает! Что-то здесь не так!
- Ты что, - Лора покосилась на подружку, - думаешь, я все выдумала? Шикарный мужчина был!
- Я не про то! Я верю, что мужчина был. Но неужели ни одной царапины? Ты сама проверяла?
- Дома не раз обошла автомобиль – все в порядке.
Вернувшись домой, она едва успела принять душ, как пронзительно зазвонил телефон. Помощник режиссера сообщала об изменениях в графике съемок. Машина уже выехала за Жанной. Выходной накрылся медным тазом. Ухватив банан и с аппетитом его уплетая, она помчалась одеваться – времени ни на что другое не оставалось.

***

Огромный камин, облицованный мрамором, представлял собой произведение искусства. Паркет из ценных пород дерева отражал отблески заходящего солнца – те немногие лучи, что сумели пробиться сквозь тяжелые портьеры. Окна занимали всю стену. Огонь в очаге догорал неумолимо.
Пламя в крови дамы, возлежавшей на кушетке посреди комнаты, так же требовало подпитки, как и камин. Крепостная девушка, сидящая на скамейке в ногах барыни, по незнанию нажала на секретные точки на стопах, и теперь молодая женщина не могла спокойно досидеть до конца доклада.
Управляющий, похожий на хитрого лиса, подобострастно склонялся после каждого зачитанного им пункта. Он часто брал паузы, надеясь, что те придадут его словам значимости.
- Ступай! – Белая ручка прервала его на полуслове.
- Наталья Сергеевна, ваше сиятельство…
«Ты надоел мне пуще пареной репы. Дурень эдакий! Да не о том сейчас мои мысли!».
- Ступай! Потом, все потом.
Дама с тоской окинула гостиную. Бросив быстрый взгляд на ничего не подозревающую девушку с русой косой, тихо вздохнула. Скука, какая же смертная скука. Девушка вяло массировала узкую белую ступню барыни. Тихий скрип двери выдернул обеих из тишины. Показался парень в холщовой длинной рубахе и в просторном камзоле, явно с чужого плеча. Наталья Сергеевна недовольно поморщилась.
- Кто таков? Что тебе надобно? Я не звала!
- Степан, барыня.
Неловкий поклон крепостного еще более раздосадовал ее. Стопка поленьев в руках парня красноречиво говорила сама за себя: слуга пришел добавить дров в угасающий камин.
Неуверенный взгляд Степана и напряженная поза свидетельствовали, как ему неуютно находиться в барских покоях. Он не ожидал застать здесь ее, саму их сиятельство. Надменный вид госпожи, ее блестящие волосы, уложенные в замысловатую прическу, темно-синий бархат платья с глубоким вырезом декольте, смутили холопа. Барыня поправила шаль и избавилась от навевающей тоску девицы:
- Ступай, голубушка.
Поцеловав госпоже руку, девушка удалилась.
Слуга стоял, замерев, как изваяние. Не зная, удалиться ему или доделать порученное дело.
- Иди сюда. Да брось эти!
Растерянный Степан понял госпожу по-своему. Он суетливо кинулся к камину и начал запихивать дрова в топку.
- Какой ты глупый! – Рассердилась барыня. Шаль соскользнула вниз, снова приоткрывая покатые плечи. – Поди сюда!
Этому голосу нельзя было не повиноваться. Он приблизился, настороженно глядя из-под челки.
- Видел, что девка делала? – Поинтересовалась барыня, склоняя голову на бок, пытливо глядя на замершего парня. – Разотри мне ступни, только энергичнее. Мужские руки они же сильнее.
«Неужели это она мне приказывает? Сама сиятельная госпожа!» Степан покосился на обнаженные до середины икры ноги, на гладкую шелковистую кожу, на узкие ступни и аккуратные ноготки на пальчиках. Он приблизился, стараясь не походить на медведя в посудной лавке, и рухнул на колени.
Ступня утонула в его ручищах. Когда он сжал ее пальцами и начал гладить, Наталья Сергеевна вздрогнула всем телом и Степан испугался, что причинил ей боль. Но она молчала, а ее глаза смотрели так странно, но одобрительно, что он заработал руками энергичнее.
- Да! – Он вздрогнул, настолько неожиданно прозвучал этот то ли стон, то ли вскрик барыни. – Сильнее! Да! Очень хорошо!
Лицо княгини выражало целую гамму чувств. Истома смешалась с мечтательностью, расслабленность с гримасой, похожей на страдание.

***

- Все! Снято! – Завопил режиссер. Все пришло в движение, и обманчивая тишина и размеренность 18-го века сменилась хаосом и торопливой деловитостью 21-го.
Бригада осветителей выключала вверенное ей оборудование, операторская группа колдовала над своим, более громоздким. Костюмер Нинель ожидала бархатное платье и колье с шеи Натальи Сергеевны. Гример Светочка торопилась поскорее снять грим с лица. Но хаос не мешал той рассматривать “холопа”.
Однако все дожидались волшебных слов режиссера.
- Молодцы! Отлично сыграно. Жанна, у тебя случайно нет аристократов среди предков? Отличный прием с нашим дровосеком! В сценарии этого нет, но импровизация великолепная! Чувственная эротика в строго дозированном виде. Все свободны! Завтра вечером снимаем натуру в парке!
Платье еще оставалось на Жанне. Она сидела не двигаясь, погруженная в себя. Со стороны можно было подумать, что девушка устала. Однако, за деланным равнодушием
она скрывала смятение. Не столько прикосновение к стопам ввело ее в это состояние, сколько вид коленопреклоненного юноши. Сегодня, в воскресение, все спешили покинуть место съемок. Нинель уложила колье в бархатную коробку и махнула Жанне рукой, мол, платье потом – у нее имелся запасной дубль каждого костюма.
Крепостной Степан звался Михаилом Зориным. Его пшеничные волосы ангела стали яблоком раздора еще на кастинге. Помощница режиссера запала на эту ухоженную гриву и активно продвигала еще малоизвестного юного актера во второстепенные роли. Миша молча пожирал Жанну глазами. Или это еще была Наталья Сергеевна?
Актриса, играющая одну из основных ролей в историческом приключенческом фильме и привыкшая как к массовому обожанию, так и к интригам, давно научилась различать подноготную нового человека, стремившегося в ее окружение.
- Подойди, я не кусаюсь.
Комната, еще минуту назад полная народа и аппаратуры, опустела. Ее голос эхом пронесся по просторам залы. Она не знала, почему взяла такой тон. То ли ее спровоцировали робкие и горячие взгляды парня, то ли она все еще находилась в роли властной капризной барыни.
- Что смотришь?
- Ты красивая.
Ну вот, тоскливо подумала Жанна, этот болван все испортил. Вместе с тем она поняла, что пора прекращать страдать ерундой – если ей хотелось вполне определенных отношений, то все, что нужно, это дать объявление на фемдом-сайте или позвать кого-нибудь из уже не раз проверенных парней.
- Миша, думаю, ты найдешь, чем заняться в воскресение.
- И точно, - пробормотал молодой человек, смущенный твердым тоном неприступной актрисы. - До свидания, Жанна.

- Пожалуй, я погорячилась, - девушка билась уже добрых десять минут в попытке стянуть костюм. Платье не поддавалось. Телефонный звонок дал ей время передохнуть. Она обессилено прислонилась к спинке дивана и нажала на кнопку приема.
- Жанн, я такие туфли купила – заглядение! Ты дома? Я к тебе заеду!
- Как же я рада тебя слышать, Лорка.
- Ты что, плачешь? – Подозрительно уточнила Лариса.
- Эту битву я проигрываю.
- Какую битву? – Не поняла подруга. – Ты где?
- Съемка уже закончилась, все разъехались, а я не могу снять это дурацкое платье, - пожаловалась она.
- Адрес давай, жертва своей скромности, не ценишь ты себя, дорогая моя. Будем тебя спасать! Между прочим, знатные дамы сами не раздевались.
Лора, видя ее состояние, “забыла” про туфли, доставила подругу до квартиры, поцеловала в щеку и уехала. Дома, зачем-то включив свет во всех комнатах, Жанна приготовила ванну и, прихватив с собой бокал вина, погрузилась в горячую воду. Уже скоро кровь по жилам побежала веселее. Завернувшись в длинный, до пола, махровый халат, она прошла на кухню и не нашла в холодильнике ничего, кроме сыра и яблок. Конечно, кто и когда будет заниматься бытом в этой квартире? Итак, решено, она заведет нового раба.

Протест Жанны против многовековой несправедливости – когда мужчине можно было все, а женщину за те же слабости осуждали, проявился в Теме. В параллельном мире Женской власти она легко могла нарушать все эти условности, меняя рабов, как перчатки. К тому же каждый новый сабмиссив это новый случай, с которым ей хотелось разобраться. Ее всегда интересовали причины, приведшие к тому или иному решению. Жанна любила тематиков, была одной из них, так почему бы, рассуждала она, не помочь приятному ей человеку, заодно самой чему-то научиться.
С аппетитом впиваясь зубами в сочный фрукт, она набросала приблизительный текст объявления. Вздохнув, придвинула к себе ноутбук. Утром следующего дня первым делом проверила почту. Из десятка ответов ей понравилось два.
Первое послание – позитивное, уважительное, без тыкания, однако изобиловало “хочу”, “обожаю”, “я”. Взвесив за и против, она его забраковала. Другой писал:
“Я высокий, приятный и очень послушный мужчина. Хочу под Ваш каблук”.
Прокрутив письмо вниз, ее сердце затрепетало – отправитель присоединил свое фото. С экрана компьютера на нее, лукаво улыбаясь, смотрел Зорин. Конечно, его лицо еще не стало настолько популярным, чтобы манкировать или опасаться быть узнанным. Да и для историческо-приключенческих сериалов на лица актеров, как правило, накалывалось такое количество грима, что мама родная не узнает. И все же… Жанна всматривалась в красивое лицо парня, размышляя о совпадениях.
Подумав, она попросила того рассказать о себе и своем опыте. Пока она варила, а затем пила кофе, пришел ответ.
“У вас есть фото?”, - с места в карьер вопрошал Миша, и этот момент ей очень не понравился. Вероятно, он считает себя неотразимым, раз позволяет себе грубоватую манеру поведения. Волнение стало отпускать ее. Вместо радостного предвкушения на нее медленно, но верно наваливалось разочарование. Рука сама потянулась к спасительному телефону. Недаром же она работала год как проклятая, забыв о своих потребностях! Пойдем по более простому пути, решила девушка.

- Приезжай. Да, прямо сейчас. Часа хватит? Понимаю, нужно подготовиться, - сейчас Жанну, какую ее знали коллеги и близкие друзья, было не узнать. Михаил Горин признал бы в ней княгиню Наталью Сергеевну. – У тебя полтора часа, раб, но не больше.
Когда она знакомилась с этим экземпляром – кровь по венам гудела, как повышенное напряжение в проводах! Нервы в свое время Алексей помотал ей достаточно. А Жанна умудрилась не только не потерять терпение, но и насладиться битвой двух строптивцев. Они стоили друг друга! Их знакомство было ярким. Сразу нашлись общие точки соприкосновения: их убеждения, на первый взгляд, оказалась похожи, они одинаково находили, какими по их понятиям должны быть настоящие женщина с мужчиной, и даже сошлись во мнении, что вся жизнь – это борьба. Они оба были воинами. Борьба была их способом понять, на что человек способен, выявить достоинства и научиться их ценить, увидеть недостатки, и как с ними бороться. Она много работала, ее заметили, оценили и полюбили зрители. Он – редкий умница, без связей пробился, добился успеха, и продолжал двигаться вперед, к новым вершинам. И всегда заряжал ее своим напором, своей энергией. Непокорный, бурлящий, как горный ручей.
Довольно часто на первых порах плотина его сдержанности рушилась, и тогда для Алексея наступали тяжелые времена. Чтобы держать слугу в узде, Жанна купила пояс верности. Этот эффективный способ превращал бунтаря в смиренного раба. Последнее время ей было достаточно лишь упомянуть о поясе, как на Алексея снисходило состояние, похожее на сабспейс.
Уняв радостное возбуждение при виде Алексея, Жанна жадно рассматривала своего коленопреклоненного великана – проблема с высоким ростом раба решалась элегантно и просто.
- Прямо скромная овечка, - она запрокинула голову и довольно рассмеялась. – Глазки долу и весь такой смирный.
Он мгновенно подполз к ней и поцеловал поочередно ноги девушки, тут же вернувшись в позу ожидания.
- Все что пожелаете, моя госпожа.
- Раздевайся, - ее ноздри жадно втянули запах дождя, задержавшийся в его одежде, смешанный с ароматом фиалки и сандалового дерева.
- Ты всегда умел красиво разоблачаться, - заметила она, утопая в недрах кресла, предвкушая чудесное превращение властного и целеустремленного мужчины с характером в вышколенного слугу, тоже с характером, но усмиренного и ручного. – Помню, до того как увидела без одежды, я была уверена, что у тебя приличный такой животик.
О, она помнила этот конфуз. При высоком росте и широких плечах Алексей выбирал одежду таким образом, что создавалось впечатление, будто под ней солидное брюшко. Упоминая об этом, она нарочно подначивала парня и проверяла его закалку. Однако раб с донельзя довольным выражением лица расстегнул ветровку и аккуратно сложил ее в угол. Пальцы пробежались по пуговицам рубашки, приоткрывая торс. Жанна сидела достаточно далеко и, тем не менее, разыгравшееся воображение донесло до нее жар, исходящий от великолепного мужского тела.
- Как я опускаюсь перед вами на колени, вам тоже нравится? – На долю секунды он оторвал взгляд от пола и взглянул на хозяйку.
- Это тебе всегда удается особенно, мальчик.
Он усмехнулся, его умиляло слышать это обращение из уст госпожи. Ни
по возрасту, ни по внешнему виду он давно не был мальчиком.
- Не останавливайся, - надавила госпожа властным голосом и внутри раба все затрепетало. Он перешел к молнии на джинсах, забыв отвести очередной мимолетный взгляд. Пощечина от стремительно поднявшейся Жанны ненароком зажгла его глаза возмущением.
- Что-о-о?!
Стоило ей слегка повысить голос, как он испугался. Хозяйка давно не звала его к себе. Алексей следил за публикациями и интервью и знал, что у Жанны довольно плотный график съемок, ставшего популярным сериала. Кроме нее он не смог общаться ни с кем другим, хотя Жанна не запрещала встречи ни с госпожами, ни с ванильными женщинами. Просто никто другой ему и не был нужен. Какого же черта он ерепенится? Отвык… ох, отвык.
- Простите! Умоляю! – В порыве раскаяния раб распластался по полу.
“Какая же ты сильная личность, мой мальчик, - с гордостью подумала Жанна. - Ты научился управлять своей природной доминантностью. Наконец ты в гармонии со своими такими разными качествами. И мы сделали это вместе”.
Уже какое-то время она задумчиво держала в руках две веревки: синтетическую черную и джут.
- Вот, размышляю, - пояснила она, - помучить тебя кусачим джутом или просто насладиться эстетикой мужского тела.
Взгляд Алексея ясно говорил, что ему все равно, лишь бы к нему поскорее прикоснулись руки хозяйки – так он соскучился по контакту. Явившись сюда, он и так был в ее власти, а, оказавшись связанным, скорее бы отрешился от реальности, ведь они так долго не были вместе и то, что было вбито долгими тренировками, со временем начало сдавать позиции, вот поэтому и забылся – знает же, что прямой взгляд запрещен!
Веревка любовно обвивала смуглое тело. Жанна наслаждалась процессом. Ее подопечный постепенно впадал в отрешенное состояние погружения, которое передавалось и ей. И вот он связан. Взволнованная открывшимся зрелищем, девушка положила руки Алексею на плечи и он заметно расслабился. Далее переместилась по груди – соски раба тут же отреагировали, как и его дыхание. Остановилась у паха, дождалась реакции, и отстранилась – раб судорожно выдохнул и потянулся за ней.
- Шире… - получив доказательства того, что ее мальчик идет за ней, Жанна велела раздвинуть ноги. Ввела и закрепила вибратор, оставив на среднем уровне воздействия.
Теперь можно было немного приласкать… многохвосткой. Кожа подготовленного раба благодарно отреагировала на разогрев. Уже скоро Жанна отбросила плеть прочь, чтобы ее ладонь звонко оставляла розовеющие следы на ягодицах, работая в унисон с вибратором. Она сделала вид, что не замечает, как Алексей как бы невзначай трется членом о ее ногу.
- Сладкий. Мой.
- Да, госпожа. Да. Пожалуйста…
- О чем ты просишь?
Красноречивое выражение его лица порождает ответную дрожь.
- Используйте меня…
Ее руки тянутся к губам.
- Такие чувственные, - стонет девушка, впиваясь пальцами в волевой подбородок слуги.
Подушечки немедленно оказываются внутри жадного рта. Неразрывный контакт глаз. Она уже откровенно придвигает ногу и он, не таясь, мастурбирует.
- Да, - шепчет она, - можно.
Рык, рывок и раб изливается.
Он знает, расслабляться рано. Его награда незаслуженна. Заглядывает в лицо любимой, Жанна отрицательно машет головой, значит, сегодня рабу не нужно языком подчищать за собой сперму, достаточно вытереть пол бумажными салфетками.
Он удивлен, ведь она ведет его в спальню. На все воля богини. Неуловимым движением Жанна сбросила с себя одежду. Вот такой Алексей видел ее, лишь когда ему было дозволено помогать госпоже принимать душ.
Молодая женщина возбуждена и взволнована. В смятении раб ждет, не в состоянии предугадать ее решение.
- Иди ко мне.
Он близко, так близко, что лицом почти касается теплого живота. Сокровенное рядом.
Алексей робеет, чувствует, что сейчас происходит нечто необычное. Какова будет цена за такую близость к ней? Измученный, он поднимает голову. Возбужденные соски госпожи тугими пуговками беспокоят его и обостряют чувства.
- Сюда. Вот так, - она настойчиво тянет на себя и его ладони наполняют груди. Прекрасные женские груди, прохладные и тяжелые.
Мог ли он мечтать о таком? Разгоряченная Жанна накрыла его руки своими, сжимая и показывая, как именно ей хочется. Ее глаза требовали, но он, раб, все еще не смел. Тогда за волосы она притянула его голову. Этот миг, он наступил!
Алексей даже не грезил, что когда-нибудь ему будет позволено ласкать грудь обожаемой госпожи. И хотя между ними всегда проскакивали разряды тока, они возбуждались, испытывали оргазмы, растягивали их на неопределенное время, наслаждались. Но как-то так сложилось, что они оба не искали обычного секса. Ему случалось доводить ее до пика орально, но женская грудь до сегодняшнего дня была табу.
Нежная, упругая, восхитительная. Лаская ее и видя бурную реакцию хозяйки, он с восторгом узнал, что грудь была ее сильнейшей эрогенной зоной, когда никакая сторонняя сила не в состоянии остановить торнадо ее желаний.
Она набросилась на него, подмяла под свою волю, и мужчина с радостью сдался на милость активного тела хозяйки. Его член находился в счастливом плену влагалища, двигался, пульсировал, кайфовал, но имела его Она, задавая ритм, скорость, амплитуду.
Нега окутала тела любовников. Соитие осталось в прошлом, дыхание выровнялось, сердце унялось. Но болезненное ощущение новизны не давало обоим расслабиться до конца.
- Могу я спросить, что это было, госпожа? – Алексей собрался с духом и задал вопрос. Он боялся поверить во внезапную возможность так много получить – всю ее, целиком, и, кто знает, может быть даже жить вместе, служить ей, оберегать. А вдруг это такая своеобразная манера дать ему отставку? От этой мысли бросило в пот. Ровный, почти безжизненный тон госпожи лишь добавил ему неуверенности.
- О чем ты?
Что ему ответить? Что она под другим углом взглянула на Тему и на себя в ней, на Алексея? Что жить нужно настоящим, дышать полной грудью, не идти на поводу у стереотипов? Пауза надвигалась на них, как темное марево. Но что это? На самом деле, в комнате стремительно темнело. Алексей бросил обеспокоенный взгляд на часы – всего два пополудни. Гроза грянула разом, свежая, очищающая. После нее так легко дышится и даже жизнь легче начинать с нового листа.
Отшумел ливень, и снова настала тишина. Жанна уже знала, что скажет Алексею и немного волновалась. Этот вопрос они поднимали много лет назад и, обсудив чисто теоретически, остановились на периодических встречах. Звонок разрезал тишину, увеличивая, как ей показалось, трещину между ними, начатую паузой.
- Жанночка, натура отменяется, - щебетала помощник режиссера в трубку, - не знаю, что ты сказала Мише, но он так переменился. Целую, дорогая, до завтра.
- Как ты посмотришь на такое предложение, Алеша...
Он вскинулся, его насторожило нежное обращение госпожи вне Темы.
- Я хочу попробовать пожить вместе.
- Со мной? – Уточнение прозвучало глупо, как-то по-детски, и он рассердился на себя.
Какой он необычный: напуганный, нерешительный, совсем не похож на себя. До чего она его довела? И сама хороша – чувствует себя как первоклассница! Конечно, решение неожиданное, но такое правильное. Это то, чего она хотела. Жить так, как это нужно ей. О том же самом когда-то мечтал и Алексей.
- С тобой. Конечно, с тобой. Кроме нас тут никого нет. Ты и я. Я и ты. Мы.

Бета: Dreamergirl

Автор: Angel

,



На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 9 человек:

  1. Вот сейчас прочитав эту зарисовку, поняла наконец, что меня настораживало раньше во всей этой БДСМ литературе. Это то, что мужчины в основном кончают не пойми куда, но только не в женщину. Извините за натурализм.)) Ну или не всего БДСМ это касается, а наверно только фемдома? Госпожи не любят это?

    0

  2. Здравствуйте!!!! Очень понравилось!))) удачи в творчестве!

    0

  3. Какая чудесная зарисовочка! Очень чувственно, нежно!
    Одно непонятно: при чем тут какой-то Миша? ?? Разве что только для контраста, чтобы помочь героине определиться с собственными желаниями?
    Очень радостно, что Жанна смогла открыться собственным желаниям. Им с Алексеем еще предстоит долгий путь, но я верю, что они пройдут его вместе и найдут свою гармонию.

    1

    • Мы иногда принимаем кого-то или что-то за действительность, в данном случае Миша зацепил в героине ее верхние желания, но на ближайшую поверку он оказался придуманным). С собственными желаниями Жанна уже давно определилась. Да, можно сказать контраст был определен реальностью и осознанием — Миша обычный парень, совсем не сабмиссив, актер. А у Жанны есть Алексей…как это иногда бывает, рядом находится по настоящему близкий человек, но это не замечается, не ценится. Так что роль Мишы в данном случае не случайная:) благодаря ему два человека попытаются найти свое счастье.

      0

  4. Как будто подсмотрела в глазок за кусочком чужой жизни, настолько рассказ естественный.

    И у меня всегда такое ощущение, когда читаю рассказы Ангела. И это несколько смущает. Я по натуре не вуайерист.

    0

  5. Чувственная милая зарисовка. Оч понравилось! Как будто подсмотрела в глазок за кусочком чужой жизни, настолько рассказ естественный.

    0