Сундук 29. О ведьминской природе, и не только

Ольга пришла сразу, опять в легкомысленно-эротичном халатике, с мокрыми волосами, вызвав у меня приступ неконтролируемого зубовного скрежета. Я понимала, что мои слова для этой парочки - всё равно, что звон колокольца на шее у коровы, и имеют, примерно, ту же ценность и смысл, но сдержаться было трудно. Как меня бесила ученица Леокадии, по-хозяйски усевшаяся на подлокотник кресла Цветана и обнявшая его за плечи, - невозможно передать словами!
Пытаясь отвлечься, я принялась твердить про себя: " Это не моё дело... Не моё дело... С кем спит Цветан - не моё дело... Всё это - не моё дело..." Вроде, стало легче. Любимый, видимо, почувствовав, какую борьбу я веду сама с собой, взял мою руку и поднёс к своим губам. Одно прикосновение - и у меня из головы вылетело вообще всё! Зато появилась другая проблема: как удержаться и не ёрзать на кровати. Ну, и чтобы выдох, всё-таки, был похож на дыхание, а не на стон...
Первым, как обычно, дебаты начал Цветан.
- Думаю, нам пора поговорить. Раз уж так получилось, что мы сейчас вместе решаем проблемы, которые создала Леокадия. - Он запрокинул голову и посмотрел в лицо Ольге. - Ты можешь помочь?
- Это смотря по тому, какую помощь вы от меня ждёте, - медленно ответила она и, словно невзначай, погладила его всей ладонью по голой груди. - Если, к примеру, ты рассчитываешь на непробиваемый оберег, то, увы! Мне с Леокадией не совладать. Она куда сильнее меня была.
- Но смерть-то ты отвела от Рады?
- Нуу... Будь там кто другой, не Люка, ваша девчонка вообще прошла бы, как по маслу, и волос с головы не упал... А получилось вон что, - чуть не померла, несмотря на мой платок. Так что, спасти ещё раз, может, и не удастся. Так, смягчить последствия немножко, разве что...
Я поёжилась. Слушать, как тебе, вот так, равнодушно, подписывают смертный приговор - это не для слабонервных. Ангел непроизвольно сжал мою руку и возразил:
- Спасти можно не только оберегом или амулетом. Спасти можно, рассказав то, чего мы не знаем, но что может подсказать, как нейтрализовать её чёрное колдовство.
Ольга пожала плечами:
- Спрашивайте, я же не отказываюсь отвечать.
- Ты знаешь что-нибудь о планах Леокадии? Что она собиралась сделать с квартирой или с дачей? У неё ведь ещё была недвижимость? Кто были эти люди, которым она всё раздала?
Ученица ведьмы покачала головой.
- Не знаю. Леокадия вообще мало делилась со мной в последнее время. Когда у неё начались серьёзные проблемы из-за тебя, - она упёрла тяжёлый взгляд в Ангела, - я несколько раз пыталась отговорить её от мести. Но она только разозлилась и перестала обсуждать со мной свои дела. Сказала, чтоб я не лезла. - Ольга развела руками. - Вот я и не лезла. С Люкой спорить - себе дороже, так что я не вмешивалась. Знаю только, что она плела собственные заклятия, а на это, ох, как много сил надо...
- Что за собственные заклятия? - удивилась я.
Вообще, этот рассказ о прошлом так меня заинтересовал, что я даже почти перестала обращать внимание на то, что пальцы рыжей ведьмы, не скрываясь, скользят по шее брата Ангела.
- Да как тебе объяснить... Ну, вот, хочешь ты, к примеру, стать ведьмой. И дар есть, и желание, а как ворожить - не знаешь. Тут надо начать с изучения заговоров и заклятий, которые до тебя умные люди составляли. Их полным-полно, некоторые лучше действуют, некоторые хуже. Опять же, исходи из своей силы, - может, ты вообще не потянешь какие-то. Ну, а когда в ум войдёшь, и опыт появится, тогда можно пробовать собственные, свои, заклятия сочинять. Но к этому только очень сильные ведьмы приходят, и то не сразу. Если силёнок маловато, ничего не получится - раз, да и отдача будет такая, что мало не покажется - это два. Так вот, у Леокадии сил было столько, что она вообще перешла только на собственные заклинания. Книги где-то нашла ведьмовские, не наши. На латыни, что ли, написанные, или ещё на чём... Не знаю. Знаю только, что в эти дела она уже меня не посвящала. Ну, а раз не мне - значит, и никому не говорила.
- А, может, вы ошибаетесь, и у неё какой-то помощник появился? - уточнила я.
- Нет, - покачала головой ученица Леокадии. - Не стало у неё времени на других. У неё и на меня времени почти не было. Приедет, скажет, чего надо, и молчит, как воды в рот набрала. Считай, только за полгода перед смертью разговорилась, что, мол, нашла Узел у своего вампира, да не с кем-нибудь, а с её же родственницей. Уж очень она из-за этого злилась, просто из себя выходила, казалось, ещё чуть-чуть, и убьёт кого-нибудь. То ли одного, то ли другого.
Мы, молча, переваривали услышанное. Вообще-то, ничего нового я пока так и не узнала. Ну, ненавидела, ну, убить хотела. Это не новость. А что она сделала-то для этого?
- И больше ничего не сказала? Просто сообщила, что обнаружила Узел Судьбы? - похоже, Ангел мыслил в том же направлении, что и я.
Ольга задумчиво покачала головой.
- Ничего особого. Грозилась всем отомстить, обещала приготовить такой сюрприз, что, мол, её вовек не забудут, если живы останутся... Ну, про дом в Кошкино сказала, что завещала его своей внучатой племяннице. Ещё попросила после её смерти неделю туда еду специальную носить, вроде как, за упокой...
- Что? - встрепенулась я. - Какую еду? Зачем?
- Да откуда я знаю? - досадливо поморщилась Люкина ученица. - Она велела, я выполнила. И вопросов лишних не задавала.
- Что, прямо в дом носила? - спросил Цветан.
- Ну, не совсем. Дверь открывала, ставила миску, дальше не ходила.
- Это зачем может понадобиться еда? Для каких обрядов? - поднял брови брат Ангела.
- Не знаю, устала уже повторять! Мне такие обряды неведомы, чтобы едой поддерживались. Если только она хотела что-то сохранить там подольше... Но, опять же, при чём тут еда?
- А куда она девалась потом? Плесневела в мисках? - спросил мой любимый.
- Нет, - покачала головой Ольга, - пропадала. Я думаю, крысы съедали. Или мыши, или ещё кто... Мало ли в деревне живности! Мне-то это, честно говоря, блажью казалось, но я не стала перечить Люке. В последнее время она совсем уже ударилась в такую магию, от которой оторопь брала. Чувствовала я только, что она всё чернеет да чернеет... как сумраком её окутывает. Бывало, глянешь, - вроде и светло, день на дворе, а она будто дымкой вся подёрнута. Не сразу и разглядишь...
- И вы не спрашивали, что это с ней? - затаив дыхание, не удержалась я.
- Спрашивала, - сухо усмехнулась Ольга. - А она посоветовала поменьше её разглядывать. "Меньше знаешь, крепче спишь", - так говорила. Не надо, дескать, тебе лезть в эти дела. Так что, я всего лишь посыльной стала. Поди, принеси, подай. Ключ вот взяла и схоронила, пока не попросят... Ну, а что она там, в доме сотворила - понятия не имела. Догадывалась только, что ничего хорошего, раз она его ненавистной племяннице оставила, но что конкретно, - не знала. Да и не хотела знать, честно говоря. Тут лишние знания могут не только здоровья, но и жизни стоить.
Все опять помолчали, переваривая.
- Ну, что именно она могла сделать, тоже можно догадаться, - задумчиво сказал Цветан, накрывая ладонью руку Ольги, снова поползшую вниз по его груди. - Ясен перец, она ворожила на смерть. А какие, кстати, есть смертельные заклятия?
- Те, что я знаю? Ну, на свежую могилу, на семь мертвецов, трясучка, корона смерти... Только они не подходят.
- Почему?
- Потому что быстро действовать начинают. Как обряд проведёшь, так и готово дело. А отложить чтоб, да ещё на точный срок... Неет, тут что-то другое должно быть.
- Хорошо, а вообще, какую-то помощь ты можешь оказать Раде? Ну, хотя бы снять проклятие?
- Милый мой, чтобы снимать проклятие, надо знать, чем прокляли. Если на неё, к примеру, трясучку нашлют, а я начну корону снимать, много проку будет?
Опять помолчали.
- А есть возможность выяснить, существует ли ещё угроза для Рады и брата? Может, провалившийся пол - это, так сказать, кульминация её мести? - предположил Цветан. - Может, всё уже закончилось?
Не сговариваясь, мы с Ангелом отрицательно покачали головами. Вряд ли такая одержимая, как Леокадия, ограничилась бы двумя попытками. Хорошо, если бы их было не больше трёх!
- Ну, выяснить, лежит ли на ней прямо сейчас проклятие, можно. Это дело нехитрое. Только что оно даст, если Леокадия научилась их откладывать? Сегодня нет, а завтра уже есть...
- Что же тогда делать-то? - с отчаянием прошептала я. От ощущения безнадёжности всех наших усилий резко заболела голова. - Мы почти уверены, что она что-то сделала, но не знаем, что именно. И ничего не можем предпринять, потому что для этого нужно знать, что же она сделала! Всё, тупик...
Ангел сочувственно погладил мою руку.
- Давайте, всё-таки, подумаем ещё раз. Что Леокадия могла сделать? Ну, не натравила же она на Раду зомби, и на Ангела венец безбрачия не надела? Стало быть, всё равно можно, хотя бы примерно, сообразить, где и что искать? - Цветан требовательно обвёл всех взглядом. - Понятно, что заклятие должно быть на смерть. Понятно, что, скорее всего, нацелено на Раду...
- Почему именно на меня? - спросила я.
Не то, чтобы меня это испугало, скорее, мне хотелось услышать аргументы, подтверждающие, что любимого ведьма не стала бы трогать.
- Потому что накладывать заклятие на вампира очень сложно. Мы почти не поддаёмся внушению, быстро регенерируем, во всех смыслах, так что, вампир - не самый лучший выбор для смертельного проклятия. Вот просто физически уничтожить - это да, у неё шанс был. Но этот вариант, похоже, Леокадия упустила, а, может, и не рассматривала даже. К тому же, ей было важно сделать больно брату, а что может причинить большую боль, чем смерть любимой девушки? Логично?
Все неуверенно покивали. Я нахмурилась, потому что вообще не находила ни в чём никакой логики, для меня и сама Леокадия, и её поступки, были пропитаны сумасшествием. Так что, я бы ожидала чего угодно, где угодно и от кого угодно. Сделала же она что-то с юристом, раз он не задумывался о том, насколько странно выглядят её пожелания и распоряжения.
- Но, если цель бабы Люки - моя смерть, то, надо полагать, что это ещё не конец? - сказала я вслух то, чего говорить совсем не хотела. Ну почему бы этой маньячке не угомониться теперь?! Ведь её последний "подарок" не убил меня только чудом! Неужели она могла предвидеть даже то, что Ольга встанет на нашу сторону?!
- Я бы не рассчитывал на то, что всё благополучно закончилось, - прошептал любимый и тревожно посмотрел на меня. - Мне кажется, она обязательно предусмотрела бы ещё один, самый запасной вариант...
Я только вздохнула и закрыла глаза.
- Не верю, что можно жить, ни с кем не общаясь, - вдруг решительно заявил Цветан. - если вспомнить страсть Леокадии к самолюбованию и театральщине, она просто должна была поделиться с кем-то планами и сообщить, какая она гениальная.
Следующую мысль, логично вытекающую из сказанного Цветаном, озвучил Ангел:
- Дневник?
- Ну, да! - нетерпеливо ответил Цветан.
- Я тоже думал об этом. Но от этого не легче, самые нужные годы отсутствуют. И когда их восстановит Стаки, и вообще, восстановит ли... Время уходит!
- Да, но других вариантов, похоже, нет. Если только нам не повезёт безумно, и мы не найдём бумажку, на которой будет написано: "Вот что я запланировала сделать с Радой", и ниже - перечень заклинаний и действий, с любезно приложенными контр-заклятиями...
Снова наступило молчание. Ольга, не скрываясь, играла волосами Цветана, словно всё происходящее её не трогало. Хотя, наверное, так оно и было. Брат Ангела на её шалости никак не реагировал, глубоко задумавшись и хмуря идеальный лоб. Сам Ангел, машинально прижимая мою руку к своей щеке, тоже что-то напряжённо обдумывал.
- Ладно. Пока оставим всё, как есть, - подытожил, наконец, второй вампир. - Надо, видимо, опять вернуться к изучению того, что в компьютере. Ольга, сделай, всё-таки, пожалуйста, амулет для Рады, хорошо? Какой сможешь, но в расчёте на смертельное проклятие. Сможешь?
- Попробую, - промурлыкала ведьма, ероша ему волосы. - Обсудим?..
Меня передёрнуло, несмотря на все попытки сделать вид, что ничего особенного не происходит. Пришлось закрыть глаза, - не могу смотреть, как она лапает брата Ангела! Режьте меня, но не могу!
Любимый предостерегающе сжал руку, я пожала в ответ его пальцы и прошептала:
- Прости, устала немножко...
Судя по звукам, парочка, что сидела напротив, решила покинуть мансарду, чтобы вновь вернуться к своему излюбленному занятию. Вот и хорошо, надо навострить уши, чтобы было чем "приветствовать" Цветана в следующий раз. Я не собиралась спускать с рук его шуточки насчёт меня и Ангела, пусть даже не надеется!
Когда хлопнула дверь, я открыла глаза и сразу окунулась в чёрные водовороты, - любимый смотрел на меня, не моргая.
- Поспи, маленькая, - прошептал он, не отпуская моего взгляда. - Поспи... Пусть тебе приснится что-то хорошее...
Темнота сгустилась, закружилась вокруг меня, втягивая в длинный, глубокий тоннель, и я нырнула туда, не успев даже возразить, что вовсе не хочу спать...

В этот раз мне показалось, что я что-то видела, что моё забытьё не было таким полным и глубоким, как обычно. Проснувшись, но не открывая глаз, ещё некоторое время пыталась поймать обрывки мыслей, образов, слов, которые вот только что были... и растаяли. Но на душе осталось ощущение чего-то тревожного, непонятного и тягостного.
Осмотревшись, я поняла, что рядом никого нет, но мои чувства говорили о том, что Ангел где-то неподалёку, и я успокоилась. Остатки тревоги потихоньку рассеивались, оставляя горькое послевкусие, но и оно постепенно исчезало, заставив меня по-новому радоваться всему, что было вокруг: тёплому летнему вечеру, закатному солнцу, золотящему стёкла в окне, лениво взлаивающим где-то неподалёку собакам, и голосам моих вампиров, неподражаемо мелодичным и выразительным...
- Ну, вот, готово, - произнёс Ангел.
- Давай, - ответил Цветан.
Послышался шорох, чирканье, треск, и в окно потянуло дымком. Я догадалась, что близнецы, по-видимому, разжигали зачем-то костёр во дворе. Ну, зачем бы он им не понадобился - главное, чтобы не для какого-нибудь колдовского обряда!
Тихо переговариваясь, братья занялись ещё более загадочной деятельностью: звякали, постукивали, плескали. Я долго прислушивалась, гадая, чем они там заняты, пока донёсшийся до моего носа аромат не объяснил мне всё: вампиры жарили на костре мясо. Рот тут же наполнился слюной, а в животе заурчало. Я вспомнила обещание Ольги найти свежую говядину. Но мы говорили с Ангелом о еде, вроде, только сегодня утром... Или нет? С этим вампирским гипнозом ничего не поймёшь! Я уже собиралась позвать любимого наверх, как вдруг внизу в разговор вступила Ольга:
- Ну, что? Можно пробовать?
- Нет, ещё минут пять осталось.
- А как пахнет... Слюнки текут.
Я, невольно, тоже сглотнула.
- Да, Ангел умеет готовить, - хмыкнул Цветан.
- А ты? - вкрадчиво спросила ведьма.
- А я - нет.
- Жаль... Мне бы хотелось попробовать то, что приготовишь ты.
- Терпеть не могу этого делать! - с искренним отвращением ответил брат Ангела.
- Ну, так что? Поедем ещё раз в тот дом? - сменила тему Ольга.
- Да, надо. Ты знаешь, что искать?
- Знать не знаю, но предположить можно.
- Этого достаточно. Может, сразу, там и уничтожим?
- Ну нет, так не делается, мне же надо проверить. Вдруг это мусор простой окажется... Соли возьми, побольше. В соли можно и привезти, она колдовство впитывает, что твоя губка.
- Я когда-то слышал об этом... - задумчиво констатировал вампир, - но не думал, что солью так активно пользуются до сих пор.
- Куда ж без неё? Если ещё травок добавить правильных...
Наступила тишина, которая меня встревожила, но послышавшийся тихий звук сразу всё объяснил, хотя от понимания мне захотелось плеваться: эти извращенцы целовались! Надеюсь, хоть мой любимый успел уйти куда-нибудь подальше...
К поцелуям добавился шорох, потом постанывания, и я уже собиралась громко откашляться, имитируя пересохшее горло, как Ольга выдала:
- Оставался бы ты тут подольше, Семицветик... Чего тебе с ними бежать сразу? День-два погоды не сделают, а мы бы обсудили кое-что...
Услышав этот изумительный образец любовного творчества, я фыркнула и зажала себе торопливо рот, чтобы не расхохотаться в голос. Ай, да ведьма, ну, спасибо! Вот это припечатала, так припечатала вампирского сноба... Что ж, теперь я точно знаю, что справедливость есть! Держись, Цветик-Семицветик...
Потенциальная жертва моих подколок, ничего не подозревая, продолжала мурлыкать с ученицей Леокадии, но сейчас, в предвкушении грядущего триумфа, меня это не смущало. Поборов, наконец, весёлость и успокоившись, я негромко позвала:
- Ангел!
Тут же во дворе послышались торопливые шаги, которые переместились в дом, потом взлетели по лестнице, открылась дверь - и вот, он уже у моей постели.
- Проснулась?
Я взглянула - и словно увидела его в первый раз: все слова разом потеряли смысл, еле удалось кивнуть в ответ. Пусть между нами не было сейчас вампирской связи, но я всё равно очень остро ощущала его присутствие, сводящее меня с ума. Мой возлюбленный, - безупречно красивый, умный, тонкий, предупредительный, нежный, понимающий, страстный, щедрый и сдержанный... Я, в очередной раз, задалась вопросом: Господи, чем я заслужила такое счастье?!
Всё исчезает, всё перестаёт иметь какое бы то ни было значение, где-то вдали растворяется весь мир, сердце перестаёт биться, потом частит, как сумасшедшее, просто от того, что он рядом, вот так, - даже не касаясь меня. И его глаза, чёрные, как осенняя вода, наполненные неверием, удивлением и радостью, словно он тоже не может осознать, что всё происходит наяву, на самом деле. И любовь, где-то внутри, такая огромная, что, кажется, я взорвусь, распадусь на атомы, если не скажу вслух то, что рвётся наружу, не буду повторять и повторять это, пока не смолкнет даже шёпот:
- Я люблю тебя... я люблю тебя... я люблю тебя... я люблю!..
И его губы на моих, манящие, нежные, ласковые... Заставляющие забыть обо всём на свете, желать этих прикосновений снова и снова, пить его поцелуи, пока боль в груди не напомнит, что я опять забыла вдохнуть... И его руки, способные исцелить от любого недуга, несущие такое блаженство, что становится не нужен рай, и посмертное существование тоже не нужно... Есть лишь вот это: он, я и огонь между нами, пылающий днём и ночью. И пусть всё так и будет, пока вращается Земля, ни о чём больше не прошу Тебя, Господи. Пусть всё остаётся так, как сейчас...

Будь моя воля, я бы провела в сладком дурмане все три дня, пока повреждения не зажили бы более или менее, но увы... Ангела позвали, и он ушёл, чтобы взять мою порцию приготовленного на углях мяса. Цветан ворчал, что горелый белок ужасно воняет, но мой любимый, без единого слова жалобы, принёс мне тарелку с двумя большими кусками слегка прожаренной телячьей вырезки. Когда я воткнула в неё вилку, потёк красноватый сок. Мммм, у меня в желудке словно свернулась гигантская голодная змея, размерами не меньше анаконды! Я проглотила оба куска, почти не жуя и с трудом удерживаясь, чтобы не заурчать, как кошка. Ангел с улыбкой наблюдал за тем, как я поглощаю пищу.
- Ещё? - только и спросил он, когда я с сожалением отставила тарелку, борясь с желанием её облизать.
- Ну, разве что ещё один кусочек... - неуверенно сказала я, пытаясь понять, не шокировала ли любимого своей прожорливостью.
Ничем не выдав своего отношения к моей неумеренности, он встал и вышел. Через минуту передо мной оказался ещё один кусок мяса, политого лимонным соком и посыпанного мелко нарезанными травками. Если бы такое было возможно, я влюбилась бы в этого вампира ещё больше!
Наевшись почти до отвала, я легла поудобнее, облокотилась на подушки и стала смотреть на Ангела, который грациозно и бесшумно занимался мелкими домашними делами: унёс грязную посуду, поправил накидку на кресле, выбросил салфетки, которыми я вытирала руки, налил воды в высокий стакан и поставил его рядом с кроватью...
Он не торопился, не тянул время, не старался побыстрее закончить неприятные обязанности - просто гармонично существовал в этой полупустой мансарде, заполнив её своим присутствием. Так получалось у него везде: от квартиры до лесной опушки. Что бы он ни делал, он делал это красиво, отточено, даже завораживающе. Простая уборка, если ею занимался мой любимый, вполне тянула на образец высокого искусства!
Закончив с комнатой, Ангел занялся мною, а точнее, лечебно-гигиеническими процедурами, которые надолго отбили у меня охоту думать о чём-то другом... Утешала только надежда на то, что долго это не продлится, - если бы меня лечили традиционными методами, я вкушала бы все прелести больницы недели три, как минимум. А тут есть шанс встать уже дня через три. Стоит потерпеть...
После того, как и эта часть ежедневной рутины была закончена, пришёл Цветан, видимо, для разнообразия, не полуголый, а нормально одетый, в джинсы и футболку. И даже в кроссовках. С ума сойти! Видимо, окрестные крупные хищники скончались в страшных муках... Вслух я, конечно, ничего говорить не стала, но про себя посмеивалась, пока не вспомнила, что Ольга и брат Ангела планировали поехать...
- Цветан, вы что - собрались опять в ту халупу?
- Да, а что? - спокойно ответил второй вампир, привычно делая надрез на руке.
- Зачем?!
- Нужно, - так же спокойно информировал меня брат Ангела, подставляя под капли крови стаканчик.
Бросив взгляд на чёрно-красную жидкость, скапливающуюся на дне, я почувствовала, что откуда-то из основания позвоночника поднимается холодная волна мурашек. Когда они добежали до затылка, меня передёрнуло. Близнецы, конечно, заметили это, но тактично промолчали.
Вообще, именно в эти дни, став невольной обладательницей некоторых из свойств стригоев, я начала лучше понимать, как они живут, и смогла оценить степень их терпимости по отношению как к другим вампирам, так и к людям. Если бы мне пришлось постоянно жить с кем-то из моих соплеменников, находясь в таком изменённом состоянии, я бы уже стала убийцей, честное слово... Никогда раньше человеческие существа не казались мне такими шумными, бесцеремонными, плохо пахнущими и самоуверенными. Боже мой! Как мало, на самом деле, у нас оснований считать себя царями природы, и как много неоправданной наглости и какого-то детского упрямства, с которым мы лезем вперёд, ломая и круша, что подвернётся под руку...
Впрочем, возможно, что и эти мои чувства непостоянны и преходящи. Травмы, колдовство, стресс, боль, вампирская кровь... Может, раздражение - это тоже только нервы?
- А всё-таки, почему вы опять возвращаетесь в этот проклятый дом? Что-то хотите найти? - успела вопросить я, прежде, чем мне заткнули рот очередной порцией самого эффективного лекарства из неизвестных науке.
- Если повезёт, то да, - коротко ответил Цветан и лизнул ранку на запястье. - Не могла же Леокадия полностью ликвидировать все следы колдовства. Что-то должно было остаться...
- Даже если и осталось, что это даст? - торопливо проглотив содержимое одноразового стаканчика, спросила я, лишь бы не думать о том, что сейчас растекалось теплом по моему телу, даря покой и избавляя от боли.
- По следам можно попробовать узнать, исчерпало ли себя проклятие или нет. Может, мы всё-таки не рассмотрели чего-то? Не нравится мне та лёгкость, с которой Леокадия провела нас всех, включая собственную ученицу. Никто ничего не увидел, никто ничего не почувствовал... Нет, обязательно надо взглянуть ещё раз!
Я с беспокойством смотрела на него, понимая, что возразить мне нечего, он прав, но что делать с изнуряющей тревогой? Ничего нельзя изменить, нельзя даже пойти в тот чёртов дом вместо него, но чувство вины за то, что Цветан должен решать мои проблемы, никуда не уходит. Оно всё время со мной, грызёт, заставляя сжиматься всё внутри. Так не должно быть! Он не должен идти туда, не должен быть вместе с ведьмой! Но как отговорить его?! Сжав руки, я попыталась успокоиться. И ежу понятно, что этот сверхупёртый вампир всё равно сделает по-своему.
- А, может, просто снести всё, как я предлагала? Бог с ними, со следами, и с едой, и с колдовством... Может, просто плюнуть и уехать домой? - мой голос звучал вовсе не уверенно и небрежно, как я хотела, а жалобно и слезливо, как у испуганного ребёнка.
- Не выйдет, - коротко ответил Цветан и встал. - Ну, всё, мы поехали, а вы можете развлекаться!
И вышел, не сделав даже вид, что ему интересны мои аргументы против поездки.
Конечно, я подпрыгивала и нервничала всё то время, пока их не было. Слава Богу, что Ангел умеет хранить спокойствие даже тогда, когда я уже лежу в обмороке, или мечусь, как тигр в клетке. Но и ему пришлось нелегко в течение тех двух часов, пока доморощенных "следопытов" не было.
Только услышав, как звякнул засов у калитки, я облегчённо выдохнула. Вернулись!
По моей просьбе оба сразу пришли наверх. Цветан уже привычно упал в кресло, а Ольга, поставив на стол какую-то коробку, принялась рыться в тумбочке за изголовьем кровати. Нашла свечу, зажгла и тоже поместила её на стол. А потом принялась перетряхивать какое-то тряпьё, как мне показалось, которое лежало в коробке. Время от времени она быстро проводила пальцами над пламенем, словно сжигая что-то, приставшее к ним.
- Ну, как съездили? - нетерпеливо спросила я.
- Нормально, - ответил вампир, вытаскивая из кармана сигареты и с наслаждением закуривая.
- Фу, опять дымить начал... - недовольно проворчала Ольга, продолжая рыться в коробке.
- Домишко стоит на месте, всё так, как было, - меланхолично поведал Цветан, не обратив на брюзжание ведьмы никакого внимания. - Только одна странность присутствует. Вроде, ловушка сработала, всё уже случилось. По идее, теперь там должно быть почти нормально, обыкновенно, без неожиданностей... Ан нет!
- Что? - снова встревожилась я. - Вы что-то ещё нашли?
- Нет, ничего материального, кроме вампирского чутья, подкреплённого ведьминским носом.
- Как это? - опешила я.
- А вот так. Никаких видимых следов нет, но что-то там нечисто. Ощущения, как... Как будто ничего и не происходило. Как будто ловушка по-прежнему насторожена на зверя. В-общем, очень странное чувство, что колдовство набирает силу. Накапливается, понимаете? Что-то там зреет, точно вам говорю!
Я с трудом подавила стон, который почти уже вырвался наружу. Да что же это такое?! Неужели эта ведьма не успокоится, пока не прикончит меня?!

Опубликовано: 27.04.2015

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 13 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*