Матриархат — 5

Шадер

Небит-Даг - город тысячи лиц, морд, клыков, острых ушей, мохнатых загривков и черной бархатной кожи. Сердце города бьется каждым вдохом и выдохом, вены города - наводненные телами улицы. Здесь все друг друга знают, и никто не знает никого. Потерять здесь проще, чем найти. Но иногда совсем не просто затеряться.
Шадер так давно сидел на земле, прислонившись спиной к стене низенькой хибарки в бедняцком квартале, что, казалось бы, сам превратился в холодную каменную статую. Жажда и голод мешали как следует соображать, инстинкты гнали вперед. Не важно куда, хоть куда-нибудь, лишь бы найти пищу и кров. И сделать это нужно до того, как кто-нибудь из скучающих господ заметит бесцельно шатающееся тело. Жертвенного материала всегда не хватает. Ненасытную Паучью Королеву каждый день задабривают подношениями, да еще и хитрые жрицы научились незаметно воровать куски с хозяйского стола ради собственного развлечения. И Шадер слышал, что лучше сразу умереть на алтаре, чем стать такой игрушкой. Но куда идти с пустыми карманами?
Логично и просто было бы наняться в один из Великих Домов прислугой. Да, прекрасная идея, если бы не одно, узнанное буквально вчера обстоятельство. Паранойя некоторых жриц достигла апогея и теперь проверку лояльности, задуманную для усыновления новых членов, распространили и на прием слуг. Любой, кто хочет получить работу, должен испить мерзкопахнущего зелья, от которого непроизвольно захочется рассказать о всех своих тайных мыслях, подлых задумках и далеко идущих коварных планах.
Надо ли говорить, как опасно бывшему принцу Ззириндин, чудом пережившему налет на шестой дом, рассказывать о своем прошлом?
Бездна и все ямы демонов.
Но раз уж не получилось пройти в резиденцию первого дома под своей личиной, значит, в него можно пройти под чужой, уже давно прошедшей проверку лояльности и не вызывающей подозрений. Осталось, как говорится, паутину натянуть и жертву дождаться.
А где можно встретить аристократа первого дома одного, без бдительной опеки слуг и охранителей, безоружного и не обвешанного магическими артефактами, да еще и в изрядном подпитии или наркотическом дурмане? В Небит-Даге только в борделе. Причем в лучшем борделе.
Шадер грустно улыбнулся и встал, разминая затекшие конечности. Принц дома Ззириндин будет мыть полы в борделе. За такую сплетню болтунам раньше языки отрезали.

О, это не обычный бордель - самый лучший. Будешь проходить мимо - обязательно зайдешь. Стены дома не имеют прямых углов, перетекая волнами, вздымаясь округлостями и пленяя женскими и мужскими формами. Развратные стены, похотливые. Фонари развешены по всему фасаду и глубокое фиолетовое свечение разливается по камню, заставляя его дышать и вздрагивать, когда служанки дергают за ниточки, чтобы фонари качались и мелодично звенели колокольчиками. Нет смысла стесняться, здесь все напоказ.
На входе встретит младшая дочь дома Рибизи, опутанная прозрачным паучьим шелком, вежливая, внимательная, понимающая.
Какой любви желает моя госпожа?
Есть мальчики-дроу, такие вылизанные-вылизанные и очень на вид благородные. Красивые, ухоженные тела, манящие улыбки. Язычком работают так, что закачаешься. Истечешь и кончишь.
Рекомендую Марселя. Длинные волосы шпильками заколоты, стыдливый румянец на щечках. Хочется прижать к себе и тискать, пока Зверь внутри не проснется. Потом разложиться и позвать, а он ведь застесняется. Тогда окрикнуть командным голосом, а то и плеть достать. Вымотает так, что ходить потом будет больно.
Есть мужчины с поверхности. Огромные, небритые. С порога набрасываются и роняют на шкуры, рычат, насаживая на себя, а то и вовсе поставят на колени и встанут сзади. Намотают белые волосы госпожи-дроу на кулак и с силой тянут назад.
Любишь погорячее? Рекомендую тифлинга, прямиком из нижних планов. В глазах огонь, в душе яд, а в руках пламя. Такой пьет без остатка. Прижигая страстью, как каленым железом.
Есть хмурый шейда с пепельной кожей. Не слышала о таком? Раб Королевы Воронов, но для тебя будет кем угодно. Колечки у него в носу смешные и ушки проколоты, шипы, цепочки, сережки и все на теле в самых разных местах. Да, там тоже есть, шипы острые и длинные. Заводит.
Сюда, сюда, моя госпожа, сейчас приведут.

Шадер как следует отжал тряпку в ведро и снова опустился на колени, протирая пол. Не то, чтобы богатый черный камень сильно нуждался в помывке, но неспешная и неинтересная обитателям внутренних покоев борделя работа позволяла подслушивать и подсматривать. Четвертый сутки принц Ззириндин жил только слухами и сплетнями шлюх, пытаясь выловить в недомолвках и угадать в прозвищах хотя бы одного аристократа первого дома. Но то ли он за долгое отсутствие позабыл всех, то ли шлюхи обладали излишне богатой фантазией, но Шадер так и не смог сообразить, кто такие Рыжая плесень, Двужильный, Тупонос и Двадцать семь.
Разглядывать клиентов самому тоже не получалось. Невзрачного простолюдина не выпускали из внутренних помещений, не позволяя отираться в коридорах, когда там могут проходить знатные посетители. И чем больше Шадер обдумывал ситуацию, тем безнадежнее она казалась. Если только не плюнуть на все и не начать действовать по-своему, но медленно и аккуратно, от низов вверх. Нужна служанка из тех, кто может вносить в комнаты для утех подносы с напитками. Не слишком разборчивая и недоступная, чтобы Шадеру было проще установить контакт, одного с ним роста и телосложения. Тогда можно будет просить Гуанадора о милости частичной трансформации и не тратить слишком много сил. Лиана. Нужна именно Лиана.
Полдня принц Ззириндин крутился возле безродной девки, пытаясь обратить на себя внимание. Неожиданно возникал на пути в коридоре, забывал ведро, возвращался и забывал тряпку. В итоге так умаялся, что снял рубашку и вытер ею лицо.
- Ты мне прохода не даешь, - недовольно сказала служанка в красном платье подавальщицы.
- Простите, госпожа, - смиренно ответил Шадер, не поднимая глаз.
- Какая я тебе госпожа, - фыркнула Лиана, но не слишком-то и возмущенно. Понравилось.
- Извини, думал знатная дроу заблудилась, и оказалась здесь, - ответил принц, не спеша надевать рубашку.
- Точно прохода не даешь, - игриво улыбнулась Лиана, оценивающе осматривая полуобнаженного мужчину. К стыду принца смотреть было особенно не на что. Ни рельефных мышц, ни лоска холеной кожи. Просто дроу.
- Новенький? Как зовут? - певуче протянула подавальщица.
- Шадер - кивнул дроу.
- Лиана. А ловко ты орудуешь тряпкой, - служанка провела ладонью по плечу принца от локтя вверх.
- Языком я орудую гораздо лучше, - нагло ответил Шадер.
- Какой резвый, - мурлыкнула подавальщица, - но глупый. Думаешь, раз в борделе, то здесь все женщины только и думают, как раздвинуть ноги перед первым встречным уборщиком?
Шадер ухмыльнулся, прикусывая нижнюю губу и накрыв ладонью пальчики Лианы.
- Я думаю о самых красивых ногах борделя уже четвертый день.
- О, ну это уже слишком, - засмущалась служанка, - есть ноги гораздо длиннее и красивее.
- Мне снизу лучше видно, - шепнул уборщик.
- Льстец, - широко улыбнулась Лиана, - ну и что с тобой делать?
- Что пожелает моя госпожа, - поклонился Шадер, - я лишь буду смиренно ждать ночью в своей комнатенке с чудесным видом на западный выход.
- Только приберись там, - усмехнулась подавальщица, - не хочу на метлах и швабрах.
Принц Ззириндин снова склонился и не разгибался, пока красное платье не исчезло за поворотом коридора.
Прибраться действительно не помешает. Стереть со стены ритуальные символы и спрятать подальше ведра с глиной, милостью Гуанадора наделенной силой первоглины. Шадер сегодня тоже будет глиной. Мягкой и податливой, послушной женским рукам. Каким его пожелает увидеть госпожа?
Ложе аккуратно застелено, тело вымыто, рубашка чистая. На тумбочке у изголовья кровати кувшин с водой, а под подушкой маленькая глиняная фигурка мужчины с торчащим естеством. Проблемы, да. Чем больше масок и чужих сущностей, тем меньше своего. Наполнить можно только пустой сосуд. У жрецов Гуанадора из собственных эмоций первой пропадет похоть.
Лиана пришла легко и неслышно, постучала в дверь и нырнула в распахнутые объятия.
- От тебя вкусно пахнет, уборщик, - выдохнула над ухом, запуская пальцы в волосы.
- Кто бы мог подумать, правда? - усмехнулся Шадер, забираясь рукой под красное платье и скользя по бедру вверх.
Поцелуй - ключ, открывающий чужую сущность. Пульсировала фигурка под подушкой, нагоняя волны жара и сладкое томление внизу живота. Настоящий был самец тот гнолл, дикий и ненасытный. Жалко, что пришлось убить после ритуала. Теперь запертая в фигурке мужская сила приходила к Шадеру по первому зову.
Лиана целовала настойчиво, кусая за губу и впиваясь ногтями в плечи. Платье принц снял аккуратно, стараясь не порвать тонкий паучий шелк. Дорогая вещь, женщина не простит. А его штаны служанка сорвала вниз без особых церемоний. Успел встать, уже хорошо.
- Я ожидала большего, - надула губки подавальщица, лаская принца рукой.
- Я полон сюрпризов, моя госпожа.
- Тогда начинай удивлять.
Лиана толкнула Шадера на кровать, уселась сверху, принимая в себя, и крепко сдавила коленями. Ездовому животному не положено дергаться и сопротивляться. Мужчина должен знать свое место. Комната расцветала яркими красками, наполнялась жаром, переливистыми стонами Лианы и предательски громкими скрипами кровати. А бешеный ритм все ускорялся. Свет от лампады скользил по черным телам, вспыхивая искрами в красных глазах. У нас своё таинство дорогая, бери меня без остатка. Лепи, как из глины идеального любовника, я твой сейчас.
Служанка дернулась, выгибаясь дугой и оставляя на груди кровавые царапины. Запела-застонала, чуть не плача. Хорошо, не правда ли?
- Хорошо, - шепнула Лиана, ложась на грудь принца.
- Устала?
- Немного.
- Воды? - спросил Шадер, потянувшись к кувшину.
- Да, - улыбнулась подавальщица, приподнимаясь на локте и забирая стакан. Выпила все жадно, в два глотка.
- Ложись, - заботливо сказал принц, - я укрою одеялом.
- Да, - сонно пробормотала служанка, роняя голову. Стакан выпал из ослабевших пальцев, покатившись по полу и расплескав остатки сонного зелья. Хорошее зелье. Безвкусное.
- Убил бы, - прошипел Шадер, выбираясь из-под отяжелевшего тела, - но пока нужна.
Вернее нужно только лицо и женская грудь, хорошо, что не надо тратить время на раздевание. Жрец Гуанадора уложил служанку на кровати ровно, вытянув руки вдоль тела. Зачерпнул глины из ведерка и жестами скульптора легко и быстро обвел черты лица, выбелил шею и плечи. У женщин они тоньше и круглее, чем у мужчин. Покрыл глиной грудь и, вернув ведерко под кровать, бережно вытер пальцы влажной тряпкой.
- Гуанадор, бог первоглины, взываю к тебе, - нараспев произнес Шадер, вставая на колени у кровати и накрывая маской лицо Лианы, - прими в жертву облик мой и голос, даруй милость рабу своему, не оставь пустым.
Огонек лампадки вздрогнул и погас, погружая комнату во тьму, где в инфразрении сияли алым тела разгоряченных любовников и ярко, до белизны горело лицо женщины под маской. Грудь вздымалась и опадала тревожными всхлипами, но сонное зелье держало крепко.
- Дозволь принять облик женщины и говорить её голосом, - читал принц молитву. - Пусть прольется сила изначальная. Лепи меня подобием своим. Слава Гуанадору!
Тело служанки окуталось жаром, как облаком. Сердце женщины надсадно билось, захлебываясь призванной силой Гуанадора. Жар разрастался, перекинувшись на Шадера, вливаясь в него через распахнутый рот. Принц застонал, отнимая маску от лица служанки и ныряя в белое пятно жара. Глина расплавилась и потекла вверх, смыкаясь на затылке в монолит, оплывая вниз на шею, стекая по плечам и вздуваясь буграми на груди. Дроу издал протяжный крик и затих.
Жар спадал, силуэты тел тускнели в инфразрении, возвращаясь к мягкому бардовому. Шадер шатаясь поднялся на ноги, долго мучился, высекая камнем искру огня, чтобы зажечь лампаду. Дрожащими руками шарил в углу, доставая из горы тряпья на свет начищенное до блеска блюдо. Два раза вздохнул и поднес блюдо к глазам. С зеркальной поверхности смотрела Лиана, напряженно сдвинув брови и кусая нижнюю губу. Велик Гуанадор! Получилось! Сколько бы не проводил ритуал, а всегда волнительно. Славься Бог первоглины!
Принц надел красное платье, расправил складки на бедрах. Хоть подушку подкладывай для большей женственности, но на грудь все равно смотрят чаще, а там все в порядке. Накрыл спящую подавальщицу одеялом с головой и, затушив лампаду, вышел.
Работа у служанки простая, должен справится. Велика ли наука поднос с бокалами носить? Взяв из стопки в углу один пустой Шадер, затаив дыхание, вышел из внутренних помещений в коридоры борделя. Темнота встретила запахом благовоний и тонким колокольным перезвоном. Каждая открывающаяся дверь задевала вязанку медных колокольчиков, предупреждая обитателей комнат о визите третьего лишнего. Хотя лишним третий был не всегда. От жадности иные посетители заказывали больше плотских утех, чем могли вынести за ночь. Золото текло рекой в алчные руки аристократов дома Рибизи. Ни одно продажное тело в Небит-Даге не обнажалось без ведома представителей пятого дома. Но сейчас Шадера волновал исключительно дом Эвир.
- Лиана, - окликнула принца прекрасная дроу в невесомом наряде из паучьего шелка, - ты же спать ушла.
- Не спится что-то, - проговорил Шадер высоким женским голосом.
- О, моя милая, - сочувственно сложила губки бантиком красавица, - ни один самец не стоит страданий. Посмотри, сколько их вокруг. Любого выбирай. Забудь уже своего тифлинга.
Жрец Гуанадора с трудом сдержался от усмешки. Не сильно-то Лиана вспоминала тифлинга только что. Потому-то он и не верил в женские страдания.
- Постараюсь, - принц попытался так же сложить губы трубочкой. - Может быть, работа меня отвлечет.
- Да, это помогает, - кивнула красавица, - возьми восточное крыло, правую половину.
Шадер поставил на поднос бокалы с напитками и удалился, грациозно покачивая бедрами. Научился за много лет копировать походку женщин.
Принц обходил комнату за комнатой и расстраивался, что на обнаженных телах клиентов не нарисовано глифов домов, а сквозь стоны и крики не слышно имен. Да, с падения дома Ззириндин прошло немало лет и кого-то из знакомых ему аристократов великих домов могли прирезать в междоусобицах, но не настолько же. Ни одного знакомого лица. Или он ошибся в статусе борделя и здесь отираются простолюдины?
Подавальщица в красном платье осторожно приоткрыла очередную дверь и юркнула внутрь. На огромном ложе, обитом черном паучьим шелком, на шкурах хищников с поверхности в обнимку с двумя женщинами дроу возлежал Рилд Эвир - третий сын дома Эвир. Хотя лично его никогда не волновало первый или третий. Он сын первого дома и этим всё сказано. Если кто-то из дроу и считал, что жизнь под сенью Паучьей Королевы не легка, то он нет. Для него не существовало сложностей, он просто выжимал из своего существования максимум удовольствия. Лучшие вещи: одежда, оружие, украшения, лучшие ящеры и экзотичные домашние любимцы, самый богатый паланкин и прочее, прочее. Мать Иштар считала, что Первый Дом во всем должен быть первым и он с этим соглашался. Особенно в том, что касается лично его.
Шадер помнил Рилда очень хорошо. Изменился за годы внешне, но только не внутренне. Избалованный мальчик. Идеальная жертва.
И вот сын дома Эвир, с ленцой развалившись на шкурах, скептически смотрел на шлюху, увлеченно сосущую его член.
- Дорогая, я скоро умру от скуки. Нельзя ли побыстрее?
Принц Ззириндин подавился улыбкой. Вонзить кинжал в грудь ненавистной матери Иштар рукою её любимого отпрыска - что может быть слаще? А уж какое он удовольствие получит за те три дня, что будет в облике Рилда. Все годы скитаний окупятся с лихвой.
Шлюха оторвалась от своего занятия, подняв голову и подавальщица Лиана, ставя рядом полный бокал, чуть ли не столкнулась с ней носом. Измира. Чудны твои проделки, Ллос. Из всего борделя Рилд Эвир выбрал ту самую шлюху, которая по степени надменности не уступала ему ни в чем. Убогого уборщика госпожа Измира и близко к себе не подпустит.
- Мой господин, - нежно прошептала красавица, - я стараюсь, но член моего господина слишком большой и плохо умещается во рту.
- Я могу разрезать твой рот от уха до уха, чтобы уместилось два таких члена, - зло зашипел Рилд, - работай давай!
Шадер низко наклонился, прижимая к груди поднос с пустыми бокалами и, пятясь задом, вышел из комнаты.
Через несколько часов он пожалел, что так легкомысленно отнесся к обязанностям подавальщицы. Ноги гудели и жаловались, спина болела нестерпимо, а руки он уже едва мог держать перед собой. Вернувшись в свою комнатку с единственным желанием рухнуть в изнеможении на кровать, Шадер вспомнил о спящей Лиане. Пришлось со стонами и проклятиями ложится на пол. Сил нет даже на то, чтобы пошевелиться, а ведь еще надо вернуть временно одолженный облик и через два часа самому выходить со шваброй на уборку. Принц был близок к тому, чтобы разрыдаться от жалости к себе. Забиться в угол, обняв руками колени, и реветь, размазывая слезы и сопли по лицу. Проклятая женская сущность. Липкая, как слюна паука.
Ритуал возврата внешности разве что чуть-чуть проще. Молитва на пару слов короче и силы тратится меньше. Но комната снова заполнялась жаром от потока высококонцентрированной силы Божества. Щедрого к своему жрецу, как ни к кому другому. Впервые Шадер ощутил всю мощь Гуанадора еще мальчишкой. Тогда-то и начались забавы с обменом обликом. Мальчишка-простолюдин был почти точной копией принца. Достаточно только переодеться и перенести глиняной маской черты лица. Оба ребенка приходили в неописуемый восторг. Шадер наслаждался свободой, а слуга сытостью и роскошью. Игры закончились в ночь атаки на дом Ззириндин. Простолюдина с внешностью второго сына шестого дома прирезали налетчики и бросили в кучу тел, а настоящий принц остался жив и скитался по семьям бедняцкого квартала. Дети без присмотра вечно занятых родителей сбились в маленькую стаю с четкой иерархией и ненавистью к слабым. Взявшегося неизвестно откуда приживалку побили камнями в первый же день. И добили бы во второй, если бы не глина и сила Гуанадора. Шадер получил в дар жизнь, а божество первоглины самого преданного жреца.
Принц пробормотал последние слова молитвы и положил маску на лицо служанки. Лиана задергалась от нестерпимого жара, выходя из плена сонного зелья. Пора, все верно.
- Дорогая, - ласково позвал Шадер, пряча маску под кровать, - просыпайся.
Подавальщица подскочила, как ошпаренная, отталкивая уборщика руками.
- Нет! Нет!
- Что нет? Что случилось? Плохой сон?
Принц участливо гладил женщину по плечу, пытаясь успокоить.
- Да, наверное, - ответила Лиана, - зажги лампаду, мне нужно одеться.
- Уже уходишь, как жаль, - вздохнул Шадер, - мы ведь увидимся снова?
Служанка пробормотала что-то в ответ и, едва вспыхнул крошечный огонек, схватила красное платье и выбежала в коридор.
Принц проводил её злорадной ухмылкой. Ничего не видела, ничего не знает, ничего не помнит. Начнет сочинять и фантазировать - поднимут на смех. В городах поклонников Ллос власть Паучьей Королевы настолько высока, что дроу даже не подозревают о существовании жрецов Гуанадора. И ни одна жертва ритуала обмена никогда не догадается о том, что на самом деле произошло.

Опубликовано: 09.03.2016

Автор: Мария Кириченко

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 13 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 6 человек:

  1. Ярко! Волнующе! Красиво. Замечательная глава!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Ура! Мой любимый персонаж, изнасилованный в первой главе, вернулся :)))
    И сколько новых интересных подробностей о нем. Он оказывается умеет менять облик. Он жрец какого-то нового божества. Очень интересно.
    И отдельно хотелось бы отметить любовную сцену.

    Лиана толкнула Шадера на кровать, уселась сверху, принимая в себя, и крепко сдавила коленями.

    Шикарно просто! Сценарий опять оказалась в моем вкусе. Женщина главная в постели.

    Служанка дернулась, выгибаясь дугой и оставляя на груди кровавые царапины. Запела-застонала, чуть не плача.

    и она получает все удовольствия

    У нас своё таинство дорогая, бери меня без остатка. Лепи, как из глины идеального любовника, я твой сейчас.

    и даже мужчина задумавший свою интригу не волен этот порядок изменить :Р
    Классно! Я в восторге! :)

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  3. Так и хочется пролистать вперед, чтобы узнать, что же он задумал. Огромное спасибо.

    Оцени комментарий: Thumb up 0