ИП2 14. Атлантида и сложности тёмноэльфийской психологии

Атлантида. Марк:
Прошло уже семь дней. По крайней мере, так говорит календарь в моей комнате. Мне все равно - семь, восемь… год. В этих словах нет разницы и смысла. Мир - серый, пища - не имеет вкуса, мне кажется, что я все же умер тогда, на площади. Календарь утверждает, что это случилось семь дней назад.
Сегодня снова приходил Артур, что-то вещал о долге и выборе. Слушал его, не понимая. Я никому ничего больше не должен. Нет больше той, которой я бы отдавал долги, моей avanta-mou больше нет в этом мире. Об этом больно думать, я стараюсь не думать вовсе, но мысли все равно возвращаются. Ощущения такие, словно сходишь с ума. Оказывается, это не страшно - просто больно.
Я все еще зачем-то дышу. Сейчас уже нет эмоций - осталось только отупляющее, лишающее сил равнодушие. Наверное, все, что могло сгореть внутри меня, сгорело.
- За что?… - тихо шепчу, прижимаясь лбом к холодному стеклу окна. Там сад, птички, бабочки - и некому мне ответить.
Слышно, что по коридору кто-то идет - снова будут читать нотации. Пусть себе. Все равно не буду есть и сдохну. Я так решил.
В дверь постучали. Непонятно, ктоэто. Артур стучит по-другому - коротких два удара - и тут же открывает. Рик вовсе обходится без церемоний. Янек долго, вежливо и дробно постукивает, мнется перед входом, пока не пригласишь.
- Входите.
- Здравствуй, Марк.
- Эзра? Ты что-то хотел? Анализ крови или там еще что? Я пропустил какую-нибудь плановую проверку?
Эзра - наш лекарь. Хороший парень, не без своих заморочек, но очень талантлив. Вот уж кто ничего не потеряет со… нет, не хочу думать о ней так… с уходом Эльги.
- Сядь. Нужно поговорить.
Мне не сложно. Послушаю еще и его. Наверное, ребята подговорили.
Эзра неспешно размещается напротив в единственном кресле и неуверенно мнется. Видно, что нервничает - теребит в руках верхнюю пуговицу на своей белоснежной рубашке. Молча смотрю на него и жду. Роли уже известны - он обязан сказать, я обязан выслушать. И при этом - ни он, ни я не обязаны что-нибудь делать. Очень удобно. Однако молчание затягивалось, а мне хотелось бы вернуться к своим невеселым мыслям и остаться в одиночестве.
- Я слушаю… - вежливо напоминаю своему незваному гостю.
Эзра тяжело вздыхает и смотрит на меня виновато.
- Тут такое дело… Просто не знаю, к кому с этим идти.
А, так ему нужна помощь… Что же - это по-всякому лучше, чем ненужные утешения и безрезультатные призывы.
- Да?
- Ты только дослушай, не перебивай. Обещаешь?
Утвердительно киваю в ответ. Не перебивать, значит молчать. Меня это устраивает больше, чем сотрясение воздуха звуками.
- Я обследовал нашу Императрицу. Несколько раз. Брал кровь. И в последний раз кровь была странная.
Внутри меня в районе желудка кто-то довольно сильный и безжалостный сжимает внутренности в кулак. Очень больно. Надо же… Я думал, что сильнее уже нечему болеть. С трудом сдерживаю стон, сжимая до скрежета зубы. От нервного напряжения тело начинает потряхивать. Эзра, видимо, ожидает моих вопросов, но я не могу говорить: если разожму зубы, скачусь до банальной истерики. Он, вздохнув, продолжает.
- Вот странная, понимаешь? Я ее едва выцедил, словно она вдруг в вене пересыхала. Это уже само по себе странно. Потом все же немного смог набрать. Она, во-первых, до сих пор не свернулась, а, во-вторых, светится. Мне вообще показалось, что кровь живая - при надавливании пинцетом она отодвигалась! Представляешь?!
Мне с трудом удалось вернуть контроль над собственным телом, и я ответил:
- Представляю. И примерно догадываюсь, чем это вызвано.
Голос звучит ровно, только слишком равнодушно. Перестарался с самоконтролем.
- Чем?
- Я принес ей своеобразный эликсир, она выпила. Наверное, он повлиял на кровь.
- Что за эликсир?
- Не знаю, что он там из себя представляет, но охранял его тот еще монстр. Больше снадобья нет. Кстати, мне достался второй сосуд - что-то для защиты. Часть выпил я, часть - Рик и ребята-близнецы.
- Мне нужна твоя кровь! - с восторгом выпалил лекарь. Ну, чисто комар-переросток!
- На, - я закатал рукав, обнажая вену.
- А-а-а… я без инструментов.
Я фыркнул, взял чистый стакан и лежавшим на столике ножом сделал неглубокий прокол в вене.
- Псих! - завопил лекарь. - Так можно заражение подхватить.
- Странно… - я неуверенно потряс рукой над стаканом. Кровь не лилась. Я сунул ножик поглубже, уверенно вскрывая вену. Внутри расширившейся ранки было видно ее наличие, но она словно бы и не была текучей жидкостью - спокойно себе пребывала внутри.
- Дай мне! - начинающий кровосос-энтузиаст стал сцеживать кровь так, словно доил корову. Было немного неприятно, но почему-то совсем не больно. Наконец, получилось набрать полстакана темно-рубиновой жидкости. И да - она тоже светилась. Эзра схватил мой нож и уверенно ткнул в стакан. Я не поверил своим глазам - кровь расступилась, пропуская острый предмет.
- Вот! - удовлетворенно сообщил Эзра. - И эта туда же!
- И что?
- И то - она живая.
- Кто - кровь?
- Да при чем тут кровь! Эльга живая! - уверенно заявил он.
Последнее, что я запомнил - темноту перед глазами.

- Ну, же… Вот чудак. Да приходи же в себя.
Лицу мокро и холодно. Открываю глаза, надо мной склонился Эзра. Я крепко вцепился в воротник его рубашки.
- Повтори, что ты только что сказал!
Мне нужно просто убедиться, только убедиться, всего лишь убедиться! - что мне это не послышалось, что я не принимаю желаемое за действительность…
- Я думаю, что Эльга живая, - серьезно повторяет он.
- Почему?
Эзра фыркнул.
- Что я, по-твоему, не видел мертвой крови?
- Кровь, возможно, и живая, а ее носитель…
- Знаешь, эта кровь особенная. Если бы умер носитель, умерла бы и кровь. Отчего-то интуиция мне подсказывает, что это так. Можно, конечно, проверить, но, боюсь, что кому-то одному из вас это совсем не понравится.
Он с сочувствием и пониманием посмотрел на меня.
- Марк, меня еще ни разу не подводила интуиция. Не думаю, что с какого-то… сейчас я вдруг ошибусь.
- Подожди… мне нужно понять… подумать.
Мысли тяжело ворочались в голове, и мне стоило немалых усилий просто сосредоточиться. Значит, есть шанс, что она жива. Крепкий, хороший шанс. Возможно, ее просто куда-то выкинуло. Ведь мы не нашли тела! А что, если ей нужна помощь, если она ранена?
Я вскочил и направился к двери.
- Эй, ты куда?
- Мне нужен жрец. И срочно нужен этот чертов кристалл!

* * *

Дар:
Эльга и светлые вышли, вежливо исполнив просьбу моей матери. Что бы ни случилось, но мысленно я буду называть ее так, ведь все равно никто не услышит. В зале Совета остались только мы с сестренкой. После ухода Эльги я чувствовал себя неуверенно, словно находился обнаженным в комнате, полной одетых людей.
Мать долго молчит, но ни я, ни сестра не решаемся нарушить ее молчание. Во-первых, это просто невежливо, во-вторых - опасно.
Наконец, она бросает на нас тяжелый и уставший взгляд.
- Думаю, вы понимаете, какая на вас ложится ответственность. Какая в городе ситуация с продовольствием - слышали. Теперь о том, что нужно сделать на Мертвом острове. В Книге должна быть только одна запись - Дарки возвращаются жить на поверхность, не вступая ни с кем в войну. Запомните: уточнение про войну - очень важно. Сейчас мы не в том состоянии, чтобы оплачивать место под солнцем собственной кровью.
- Простите, госпожа, могу ли я уточнить? - робко осведомляюсь я, опасаясь, что сейчас же получу удар плетью за проявленную дерзость. Но она лишь внимательно смотрит на меня, ожидая вопроса.
- Вы сказали - только ОДНО желание?
Мать хищно усмехнулась и утвердительно кивнула.
- Да - только одно.
- Значит ли это, что светлые не должны дойти до Книги?
- Да.
- Но… это ведь война… - неуверенно прошептала сестра.
- Нет. Не забывайте о записи - не вступая ни с кем в войну. Или вы считаете, что я слаба разумом настолько, чтобы не обезопасить всех нас? Нет? Тогда решите эту проблему самостоятельно. Тем более что светлые за время пути начнут хоть немного доверять вам. Дарлена, дочь, ты помнишь наши яды? Выберешь любой на твое усмотрение. Противоядие должны получить только твой брат и Ключ.
- Как прикажете, - тихо произносит сестра.
- Теперь ты, Дар. Твоя задача - безопасность Ключа и сестры. Любой ценой.
- Я не уверен, госпожа, что Вы имеете право теперь отдавать мне приказы, - упрямо возразил я.
Все же в глубине моего сердца шевелилась какая-то детская обида на Мать. Она так просто принесла меня в жертву. Так просто, словно ей только и нужен был повод. А ведь я всю жизнь пытался быть лучшим. Конечно, в пределах своих ограниченных возможностей. Любил ли я Мать? Пожалуй, да. Сквозь страх, не смотря ни на что. Но теперь… Очень многое изменил во мне Алтарь нашей Богини. Очень многое.
Сейчас я ожидал в ответ на свои слова всего, что угодно. Но мне очень хотелось использовать столь редкий шанс на законных основаниях возразить Матери. Она усмехнулась и, подойдя ко мне вплотную, кончиками ногтей чувствительно провела по моей щеке.
- Дерзишь, малыш? Зря, зря…
Потом она словно опомнилась, вздохнула.
- Не сердись, я была не права.
И вышла. Несколько мгновений я пытался просто закрыть рот. Потом оглянулся на удивленную не меньше меня сестру:
- Ты тоже это слышала?
- Да, пожалуй, впервые в жизни она признала, что ошиблась.
- И что мне теперь делать?
- Тебе-то? Выполнять приказы той, которой ты должен. Что же еще. А вот что делать мне? - печально вздохнула сестренка.
- Видимо, подбирать яд, - невесело пошутил я. - Нам пора уходить. У тебя наверняка есть дела, которые нужно успеть закончить до завтрашнего рассвета.
- Нет, погоди, я хотела… - сестра замялась, но решительно продолжила. - Хотела извиниться.
- И ты туда же? Это заразно?
- Не улыбайся и не язви. Знаешь, на самом деле ты очень даже неплохой брат.
Вот это номер! Впервые видел двух практически одновременно признавших свои ошибки женщин. Даже непонятно, как следует на это реагировать, а то обижу, сам того не желая.
- Не стоит, сестренка, все в порядке.
Очень хотелось ее обнять и взъерошить непослушные волосы так, как она еще позволяла делать в раннем детстве, но… Дарлена очень быстро выросла. Слишком быстро даже для единственной дочери Верховной.
- Она не обижает тебя?
Я горько улыбнулся. Как ответить сестренке? Обидно ли это, когда в глаза называют предателем? Да, хотя это верно лишь отчасти. Я не давал им клятв верности. Обидно ли, когда спишь голодным на каменном холодном полу, словно последний нищий бродяга? Да. Но разве есть у меня право на это чувство? Можно ли обижаться на того, кто вправе распоряжаться твоей жизнью?
- Все очень запутано, сестра.
- Она тебя ударила?
- Нет, ни разу, но лучше бы так, чем…
- Что?
- Равнодушие.
Сестра задумалась.
- Ну и пусть. Разве это страшно?
- Да, - уверенно ответил я. - Страшно. Просто ты ни разу еще с этим не сталкивалась. Это все, о чем ты хотела поговорить со мной?
Я дождался молчаливого кивка и, попрощавшись, поспешил в покои светлых. Не следует мне слишком долго отсутствовать. Это может вызвать неудовольствие моей госпожи. И кто знает, не воспользуется ли тогда она своим правом наказывать? Внизу живота привычно заныло от страха. Стыдно признаться даже себе, что до сих пор боишься боли. К тому же хотелось есть. Постепенно я перешел на легкий бег, который не вызывал серьезного напряжения. Таким бегом опытный следопыт может двигаться до четверти суток. Я был очень опытным следопытом, потому дорога к покоям светлых даже не сбила дыхания.
- А… ты… - обернулась на звук шагов Эльга.
И это все? Хм… А я-то уже накрутил себя, представляя все кары небесные за задержку. В самый неподходящий момент мой проголодавшийся желудок издал громкий тоскливый вой.
- Твоя порция на столе, - кивнула головой госпожа.
Мне оставили еды? Что-то где-то умерло… Я молча и поскорее (вдруг передумает?), не чувствуя вкуса того, что ем, запихнул в себя все, что было предложено.
- Не давись, есть следует аккуратно! - недовольно упрекнула меня госпожа.
- Простите.
Отчего же так неловко? Словно вытворил прилюдно что-то непотребное. Наверное, это оттого, что она женщина, а нас с детства приучают в отношениях с ними к повышенной почтительности.
- О чем с мамой поговорили?
- О завтрашнем походе, - осторожно ответил я.
- И о том, что в Книге писать? - лукаво усмехнулась она.
- Да, госпожа. Но это поручено делать не мне.
- Что же так? Мало кляузничал?
Ну вот - снова. Я счел за лучшее не отвечать на этот выпад. Ей все равно не понять моих мотивов.
- Ты слышал, что было приказано написать в Книге твоей сестре?
- Да, госпожа.
- Что?
Почему мне так не везет-то? Нет, ну бывают люди, у которых все получается, им не приходится быть между молотом и наковальней - между одним и другим долгом. Но это не мой случай...
- Могу я не отвечать на Ваш вопрос, госпожа?
- Нет, не можешь.
Спрашивается, зачем нужно было тогда меня кормить, если потом не намерены оставлять иного выхода, кроме смерти? А как же иначе? Ответить я не могу. Значит, госпожа будет выбивать из меня сведения. Быстрый допрос во все времена у всех разумных рас не отличался мягкостью. А я к тому же не скажу ничего. Значит, применяемые ко мне меры будут все более жесткими, пока не закончатся смертью. Вот такая простая логика.
А я только что хорошо поел. Теперь получается, что зря перевел продукты, которых и так не хватает.
Вздохнув, начал снимать с себя одежду. Подсознательно отчего-то ожидал, что она остановит меня, и все закончится, не начавшись, но госпожа молчала. Аккуратно сложив рубашку и куртку, положил одежду на край стула - она еще очень хорошая, крепкая и может пригодиться кому-нибудь - и опустился на колени. Жесткий и холодный пол неприятно ощущался кожей.
- И как я должна расценивать твой стриптиз? - госпожа ухватила меня под подбородок, заставляя поднять голову.
- Я готов понести любое Ваше наказание, но не могу предать свою мать, - спокойно объяснил я.
- А вот она особо не заморачивалась. Если ты не забыл, твоя мать не так уж давно при всех отказалась от тебя. Это ничего?
- Мне больно слышать об этом, но ее поступок не дано осуждать мне. Он ничего не меняет.
Госпожа зло фыркнула, словно большая рассерженная кошка, и, отойдя на шаг от меня, уперла руки в бока.
- А кто же тогда ее вообще, по-твоему, может осуждать? И отчего это ты, как пострадавшая сторона, не имеешь такого права?
- Я выродок, не имею способностей. Из-за моей неполноценности меня сложно считать дарком, потому и не имею прав. А осуждать Верховную может только Конклав.
Госпожа вздохнула и опустилась в кресло.
- Вот что с вами всеми делать? И за что мне такое? Почему мне так не везет?
Это ей-то не везет?! А она между тем продолжала жаловаться, впрочем, смотрела при этом не на меня, а куда-то вдаль.
- Вокруг ни одного нормального мужика: инфантильные самоубийцы, крутые мачо с кучей комплексов или недоросли! Кто-нибудь, если я вдруг опять решу кидаться на помощь, остановите меня! Я устала быть умной, я не желаю быть сильной, мне надоело всех понимать и извинять! Я на шею хочу! Просто женщиной хочу быть - слабой и ранимой, а не Марией Терезой в кованых латах!
Общий смысл был ясен, но большую часть того, что она говорила, я так и не понял.
- А кто такая Мария Треза в лотах? - осторожно подняло голову мое неистребимое любопытство.
- Дурак! - изрекла госпожа, впрочем, вполне беззлобно. - Одевайся. Считай, что стриптиз удался, и я впечатлилась твоим прессом.
Кажется, я совсем не понимаю женщин…

Опубликовано: 18.04.2015

Автор: aima

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 36 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 9 человек:

  1. Кстати, а как Эльга кровь пожертвовала, если Эзра ее с трудом достал из вены?

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. хочу быть — слабой и ранимой,

    О. Для этого нужен подходящий мужчина. Что то таковых не замечается(

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Прекрасно понимаю г.г-ню,,сила наша в нашей слабости,, как говорила Катарина в пьесе,, Укращение строптивой,,! Да кто-ж нам позволит быть слабыми?

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  4. Эх, хорошо, но мало…. Интересно, Эльга в курсе о свойствах ещё крови?

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Вряд ли Эльга знает о крови. У нее было слишком мало времени до катаклизма. Мало, говорите? Следующую главу доработаю в ближайшее время. Ее нужно дописывать и шлифовать стилистику, чем я уже начала заниматься.

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. Замечательно! Как Эльга узнает о кознях Верховной правительницы, от кого?

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Ну, вот и Марк обозначился) Не терпится узнать, как они все сойдутся, и что из этого получится. Спасибо за новую главу, всегда как праздник.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Марк — мальчик целеустремленный и преданный. Найдет — сомневаться не приходится. Вот только вряд ли его обрадует, что рядом с Эльгой трется какой-то дарк.

      Оцени комментарий: Thumb up +1