ИП2 12. Неча на зеркало пенять, коли морда крива

Эльга:
Честно признаться, даже не предполагала, что так откровенно вляпаюсь. Мало того, что мне на шею повесили этого Дара, так еще и раскрыть себя пришлось. Теперь вот уже кланяются, на «вы» перешли, дорогу уступают и по имени обращаться перестали. Блин, ну как все до этого было просто!
Я, конечно, сначала подумала, каким именем называться: земным или этим - со всеми титулами. Но вспомнила разговор со жрецом Солнца и его уверения в том, что теперь нет Хельги Александровны, а есть что-то новое и непонятное пока - и призадумалась: а ну как я земным именем представлюсь, а у них что-то не сработает? Тут они Дару голову - чик! А я Дарлене обещала, что все будет хорошо. Обманывать детей - не мой профиль. Вот и вышло, что нужно новым именем и со всеми регалиями титуловываться. Уже отвыкнуть успела, пришлось напрячь память. Все эти названия государств и княжеств, которые я в глаза не видела, как-то ни с чем не ассоциировались - их в свое время запоминать было особенно трудно. Да и припомнить не легче. Ладно, справилась - и слава Богу. Сейчас бы прилечь куда и водички попить. Все же узор на этом чертовом алтаре не такой уж и маленький, и крови из меня выкачали прилично. Я как-то никогда донорством не увлекалась, привычки не имею. Потому сейчас чувствовала себя преотвратно. Это я раньше - до алтаря - думала, что мне плохо. Ошибалась. Плохо сейчас, а тогда было вполне терпимо.

- Ваше Величество, как вы себя чувствуете? Вам помочь?
- Эл, ну хоть ты-то! Неужели нельзя без официоза?
- Если вы не против, можно, конечно, - улыбается чуть виновато.
- Что еще?
- Извини, что остался в стороне от всего. Я не хотел… То есть хотел, но меня не пустили.
- Брось, что бы ты смог сделать? Это были мои дела. Как видишь, справились. Вон, забирай трофей. Где там Дарлена? Пусть сама занимается своим братцем. Мне он даром не нужен.
Эльдерик осуждающе качнул головой.
- Дарлена должна была покинуть церемонию вместе со своей матерью. Они уже отбыли. А я не имею никакого права заниматься Даром. Да и Дарлена, если уж говорить откровенно, не имеет. Они теперь никто. Дар вышел из Дома.
- И что? - раздраженно спросила я.
- Ничего, он - твой.
- Лучше бы плащик какой теплый подарили. А то - проблемы одни.
- Холодно?
- Есть немного. Это от общей потери сил. Как до дворца дойду - не представляю.

Я действительно не знала, смогу ли вообще стоять самостоятельно. До Дома Правительницы нужно было идти минут пятнадцать неспешным шагом. Конечно, недалеко, но для меня сейчас почти нереально. Голова кружилась до тошноты, все ужасно раздражало, и очень хотелось пить. Лучше всего горячего и сладкого чая. Но взять его неоткуда. Я ни разу не видела в этом проклятом Богами местечке чая. Пьют всякую дрянь!

- Ладно, ребята, придется вам меня как-то до Дома дотащить.
Мир сдержанно улыбнулся.
- Я и один справлюсь, тут беспокоиться не о чем. Тем более, у меня уже есть небольшой опыт вашего перемещения, госпожа Императрица.
- Мир!
- Эльга?
- То-то! Так уже лучше. Тогда чего стоим? Кого ждем? Грузи мою тушку, и двигаем отсюда. Мне тут не нравится - слишком кровью воняет.
Мир легко подхватил меня на руки и, не особо напрягаясь, быстрым шагом взлетел вверх по ступеням, оставляя арену за спиной.
- Эй! - негромко окликнул Эльдерик. - Оглянитесь.
Мир повернулся, и я смогла увидеть арену сверху. На каменном полу около алтаря, не пытаясь подняться самостоятельно и идти вслед за нами, опустив голову, сидел Дар. Он даже не пошевелился ни разу за все это время.
- Чего это он? Вроде, мы успели вовремя, он не ранен.
- Ты не позвала его с собой, - мягко упрекнул Эл.
- Может, мне еще дышать ему разрешать?
- В этом нет необходимости. Но вот с собой позвать - надо.
Меня это ужасно нервировало. Что, скажите на милость, за глупости? Он что, сам не может встать и идти? Нет! Ненормальные у них тут обычаи! Влезла, на свою голову в не свое дело - возись теперь со всякими моральными уродами.
- Добро еще человек был бы хороший, а то так… говнецо… - с раздражением сказала я.

Эльдерик болезненно поморщился, услышав от меня грубое слово. У него прямо крупными буквами на лице читалось: императрицам не полагается пользоваться грубыми и вульгарными словами. Вот еще - второй Артур на мою голову выискался. Ладно Артур, он хоть большую часть государственных дел на себе тащил. Имел полное право иногда занудствовать. А Эльдерик, спрашивается, с какой стати?

- Как хочу, так и выражаюсь! - зло просветила его я.
Он печально вздохнул и кивнул в сторону Дара.
- Да поняла я, поняла! Эй ты! Поднимайся и следуй за нами. Все правильно? Все довольны?
- Эль, ты чего? - чуть обиженно прогудел над ухом Мир.
- Да ладно, ничего. Внимания не обращайте. Устала - вот чего.
- Понятно! Тогда по-скоренькому в Дом и спать, - постановил Эльдерик.
- Нет! Сначала, пить. Потом - спать. Потом - есть. А дальше пока не знаю. Поем - определюсь.

Мир улыбнулся, Эльдерик уже шел впереди, и я не видела, как ему мой план-минимум. Но, думаю, что другого пока все равно ни у кого нет. Кстати, не уверена, что теперь нас быстро отсюда выпустят. Уж не меня - точно. Очень многообещающе Правительница улыбалась. Эх, ребят-то я вытащу. У меня тут одно желание образовалось. Так я даже знаю, на что его потратить. Считай, свобода у них в кармане. Вот что мне делать, пока непонятно. Дар еще этот по рукам связывает. Его же теперь с собой тащить придется. И ребятам не перепоручить - мой хомут.
Я оглянулась. Идет за нами на расстоянии в пять шагов. На нас не смотрит, глядит под ноги. Штаны порваны на коленях, рубашки нет. Конечно, миленький мальчик. Внешне. Никогда, наверное, не забуду, как он нас классически сдал. Аж захлебывался от нетерпения, когда рассказывал. Я снова разозлилась, вспомнив ту безобразную сцену. И зачем я только согласилась вытаскивать поганца из этой передряги? Теперь из-за него плохо себя чувствую. «Что-то очень уж я злюсь на ровном месте», - поймала себя на мысли. Опять вспомнились наставления жреца, что злиться не стоит. Тогда моя вторая, темная часть, станет сильнее. А на что способна эта особа, уже имела возможность наблюдать. Больше смотреть как-то не хочется. В Атлантиде для ее проявлений почти не оставалось свободного времени, а сейчас вот как-то неожиданно выползла. Нет, шутить изволит! Я ей воли не дам.
Всю дорогу усиленно пыталась успокоиться, уговаривая себя, что все хорошо, что я правильно все сделала, а окружающие меня люди просто супер что за прелесть. Получалось средненько, но все же злость пошла на убыль и достигла отметки «терпимо».

В Доме мы отправились в старые свои комнаты в башню. Дар увязался следом. Всю дорогу он упрямо молчал и не поднимал головы. Да и пусть себе! Я тоже не испытывала особого желания с ним разговаривать. О чем? Обсудить мастер-класс «Как втираться в доверие»? Спасибо, надеюсь, что эти уроки мне никогда не пригодятся.
Первым делом наконец-то от души напилась. Потом подумала и напилась еще раз - про запас. Наконец, когда внутри все приятно булькало и переливалось, тихонечко, держась за стеночку, добралась до своей комнаты и с наслаждением вытянулась на кровати.
Все - что бы тут не случилось, я сплю. И горе тому, кто решится мне помешать!

Эльдерик:
Эльга почти сразу ушла к себе. Мы с Миром никуда не торопились и расположились у камина с чашкой подогретого хмеля в руках. Хорошо, что хотя бы с Даром проблема решена. Обошлось даже без похищений и погонь. А завтра будет завтра. Вот тогда и подумаем о своих бедах.
- Смотри.
Мир чуть кивнул в сторону входа. Я обернулся: Дар сидел на полу, обхватив руками колени. С тех пор, как мы пришли, он расположился там и молчал.
- Может, ему умыться предложить, или поесть?
- Попробую, но ты же знаешь, что он вряд ли примет что-то от нас.
Я налил второй бокал хмеля и подошел к Дару. Он не шевельнулся, не показал, что вообще заметил мое приближение. Но я знал - заметил. Темный хороший воин и всегда следит за пространством вокруг себя. Присел на корточки рядом, пытаясь заглянуть в лицо - бесполезно, скрыто выбившимися из косы серебристыми густыми волосами.
- На, выпей. Немного придешь в себя.
Он вздохнул и наконец посмотрел на меня. Спокойствие и смирение. Ни капли боли или страха. Похоже, он в порядке.
- Будешь?
- Что это? - ровным голосом без эмоций.
- Хмель. Не очень крепкий. Просто согреешься.
- Нет, спасибо.
Он снова отвернулся и застыл, спокойный и безразличный ко всему. Я вернулся в кресло.
- Видишь?
Мир недовольно нахмурился.
- Нужно поговорить с Эльгой. Она совсем не заботится о нем. Ушла спать, даже не разрешив поесть и помыться, не позаботилась о новой одежде. В замке довольно прохладно, а он без рубашки. Как он проведет ночь?
- Не знаю, - вздохнул я. - Думаю, что и рубашку он у нас не возьмет.
- Не возьмет. Он упрямый. Ну что, будить Эльгу?
- Не стоит. Я бы не стал. Она очень устала. Пусть хоть немного восстановится. От одной ночи с Даром ничего не случится. Он должен быть благодарен, все же она спасла ему жизнь.
- Не знаю, посмотри на него.
- Я уже посмотрел, - прерываю Мира. - По-моему, он в порядке.
- Ты помнишь, как мы нашли того, прибитого к дереву? Его вылечили, и всем тоже казалось, что он в порядке.

Я помнил. Тот дарк был так же нереально спокоен. Только угасал на глазах. Он, словно факел, выгорел за два месяца. К исходу осени его похоронили. Наши лекари тогда только руками разводили, потому что физически мужчина был совершенно здоров.

- Думаешь, с ним то же?
- По-моему, очень похоже.
Мир был действительно обеспокоен.
- Эльга даже слышать о нем не желает. Предатель - и все. Словно он для нее умер. Думаешь, она изменит свое отношение?
- Не знаю. Мне казалось, что мы хорошо ее знаем, но я ошибался. Мы совсем не знаем ее, - сокрушенно признался Мир. - Еще пару дней назад я бы ответил тебе, что она не даст Дару умереть. Сегодня скажу - не знаю.

Мы еще немного посидели у догорающего камина, потягивая неспешно густой хмель, согревая о чаши ладони. Напиток приятным теплом согрел кровь и помог немного расслабиться. Спать хотелось ужасно. Когда я понял, что очередным зевком рискую вывихнуть челюсть, попрощался с Миром и ушел в свою комнату. Напоследок взглянул на Дара - он сидел все в той же позе. Казалось, что мир вокруг его совершенно не интересует.
Несмотря на усталость и действие хмеля, долго ворочался, вспоминая этот день.
Да, не знаешь, повезло парню, или наоборот. Как-то сразу и не разобраться. Нужно Эле аккуратно объяснить, что Дара никуда не получится деть. Ладно, пусть он ей и не нравится, но он ведь живой. Так нельзя. Ему хватило потрясений, зачем же еще унижать и издеваться? Его нужно поддержать по-хорошему, внимание проявить… Эх, Эля!
Я еще немного поворочался, но наконец-то улегся удивительно удобно и почувствовал, что засыпаю…

Проснулся на удивление рано. По внутренним часам был самый рассвет. Хотя в общей сложности отдыхал не больше шести часов, чувствовал себя довольно бодрым. Наскоро умылся и прислушался к возмущенно вопящему желудку. Кажется, вчера мы не все доели. В гостиной на столе оставался хлеб и фрукты, а в кувшине еще немного хмеля. Холодный хмель - совсем не то, но лучше, чем совсем ничего. Конечно, если Дар все же не решился поужинать, пока никто его не видит. Но если даже и так, сделаю вид, что ничего не заметил.
Гостиная встретила меня тишиной, по углам клубились мягким туманом остатки тьмы, и только забытый кем-то одинокий магический шар ровным светом озарял стол. Я бросил взгляд на порог - Дар все еще был там. Только поза поменялась. Он спал, свернувшись клубком, словно замерзший одинокий волчонок. Мне стало его жаль, взяв с кресла покрывало, очень тихо, чтобы не разбудить, укрыл его. Во сне он вздрогнул, но тут же ухватился за край материи и завернулся в нее, словно в кокон. Не проснулся...
Я тихо улыбнулся. Хорошо, что не проснулся. Пусть хоть немного побудет в тепле. Будь он в сознании, отказался бы, а так все очень удачно получилось. Как бы его еще накормить? Я взглянул на оставленную еду - все цело, ни кусочка не пропало. Разочарованно покачал головой - жаль. Что же ты, глупый, не догадался поесть? Ладно! Сегодня же выберу подходящее время и серьезно поговорю с Элей. Мне тоже не по нраву его предательство, но нельзя же вечно попрекать дарка за ошибку. Если ко всем нашим ошибкам так относились бы окружающие, тяжко бы нам пришлось.

Я старался не шуметь и, тихонько налив хмеля, принялся за сочный маринг. Испачкался в соке, словно ребенок. Хорошо, что кто-то оставил на столе полотенце. Вытирая руки, почувствовал на себе пристальный взгляд со стороны дверей. Повернулся - это проснулся Дар. Упрямо сбросил с себя покрывало и снова уселся в своей вчерашней позе.

- Доброе утро.
- Здравствуй.
- Зря скинул одеяло, к утру стало холодно. Наверное, оттого, что остыл камин. Ты не знаешь, как можно его разжечь?
- Знаю.
- Так может, поможешь?
Молчит и, не мигая, без выражения, смотрит на меня.
- Не могу, - наконец отвечает тихо.
- Понимаю. Ты не думай, что Эльга к тебе как-то плохо относится. Она просто очень устала вчера. Вот и все, - зачем-то пытаюсь оправдываться.
- Кхе, кхм… Не помешала?
Подпрыгиваю от неожиданности. Эльга - стоит у выхода из своей комнаты и как-то странно, словно недовольно смотрит на нас.
- Нет, что ты? Доброе утро.
- Ага, доброе. Я краем уха слышала, вы тут меня обсуждаете.
Невольно краснею и снова оправдываюсь.
- Не то чтобы обсуждаем. Просто вчера ты устала, и я…
- Спасибо, что взял на себя обязанность комментировать мои поступки, - холодно улыбнулась Эльга. - Но я в состоянии сделать это сама. Так что давайте расставим все точки в конце предложения. Дар!

Дарк быстро встает и, подойдя к Эльге, покорно опускается на колени, склоняя голову. Она хмурится. Видно, что это ей не по душе. Мне, если честно, тоже неуютно. Хотя, конечно, она Императрица. Так что Дар всего лишь следует традиции и проявляет обычную вежливость.

- Хватит издеваться надо мной! Встань и выслушай.
Дар молча выполняет приказ - встает. Слушает, глядя куда-то мимо Эльги.
- То, что я вытащила тебя из неприятностей - заслуга твоей сестры. Можешь поблагодарить ее. Мне ты не должен ничего и сам ты мне не нужен. Так что можешь считать себя совершенно свободным - иди, куда хочешь, делай, что тебе вздумается. Ты еще успеешь выслужиться перед матерью, и она примет тебя обратно.

Дар заметно побледнел, и я хорошо понимал его. Если тот, кому ты обязан данью крови и данью жизни, отказывается от тебя, значит, ты не достоин отданных за тебя даров. Это ужасный позор, клеймо похуже выродка. По сути - смертный приговор.

- Да что же ты творишь! - не выдержал я.
Эльга с удивлением смотрит на меня.
- Вообще-то просто отпускаю его на все четыре стороны.
- Немедленно закрой рот и больше - ни слова!

Я хватаю ее за руку и, преодолевая легкое сопротивление, вызванное обычным замешательством, тащу обратно, в комнату. Она вырывает руку и хмуро требует объяснений.

- Легко! Еще вчера надо было тебе сразу все рассказать, да только пожалели - очень уж ты нехорошо выглядела. Слушай внимательно и не перебивай - все вопросы и эмоции потом! Ты не отпускаешь Дара, ты его сейчас убиваешь. Так стоило ли вчера спасать для того, чтобы приговорить к смерти сегодня?
- О чем ты? - с непониманием.
- По законам как Светлой Дубравы, так и Подземья, он должен тебе жизнь и кровь. Он принят в твой Дом. Если ты его сейчас отвергаешь, это - позор, который искупается только немедленной смертью.
- Да зачем мне его смерть?!
- Не нужна?
- Нет!
- Тогда не прогоняй его.
- И что же мне с ним делать?

В глазах у Эли слезы, она прикусывает нижнюю губу, чтобы не заплакать от злости и обиды.
- Ничего. Просто пусть следует за тобой.
- Это надолго?
- Пока не отдаст долг, будет просто привязан к тебе, потом станет легче.
- Что значит «потом»? И что значит «отдать долг»?
- Спасти тебе жизнь и пролить за тебя свою кровь - это отданный долг. Потом он обретет определенную свободу.
- Эл, мне не нравится «определенную»…
- Не зря, в общем-то, не нравится. Он теперь навсегда принадлежит к твоему Дому и обязан служить тебе так, как до этого служил своей матери. Не дергайся! - останавливаю ее возражения. - Если ты его снова отвергнешь, это значит, что он останется без Дома. Это опять - смерть. Мы с Миром видели, что происходит с бездомными дарками.
- Что?
- Ничего хорошего. Медленная смерть.
- Они что, заболевают что ли? - искренне не понимает она.
- Нет, просто умирают. От чего - непонятно. Светлая Дубрава уже пятерых таких похоронила. Поверь, мы не звери, старались им помочь. Только им никакая помощь не нужна была. Тебе Дар не нравится, понимаю. Но прояви милосердие - не трави парня. Дай ему возможность хотя бы вернуть долги. Потом найдешь какую-нибудь работу подальше от себя.
- Хорошо, я все поняла, - она задумчиво покачала головой. - У вас совершенно невозможные законы.
- Уж извини, какие есть.
- Ладно, - тяжело вздыхает, - мне сейчас что с ним делать?
- Накорми для начала, найди ему одежду. Он ничего не ел со вчерашнего дня и спал раздетым. Я утром встаю - он замерзший совсем.
- А что же он сам не укрылся? И… он спал вчера где? - смущенно интересуется она.
- С этого нужно было начинать, - я не удержался от упрека. - У двери на полу и спал. Ты же не указала ему другого места. И укрыться не разрешала. Привыкай, - советую сочувственно, - тебе придется постоянно думать не только о себе, но и о нем.
- Но он же сам тоже может?
- Не может. Он сейчас живет по твоей милости. Только то, что ты ему дашь, он может принять. И ничего, ни шага - без твоего разрешения.
- А… - она заметно смущается, - естественные надобности тоже с разрешения?
- Нет, это по необходимости. Не волнуйся так, ты справишься.
Она кивает.
- Сейчас, дай только собраться с мыслями. Ты пока пойди к нему, успокой и попроси подождать. Я сейчас…
- Конечно.

Выхожу, оставляя ее одну в комнате. Кажется, она совсем не была готова к такому повороту судьбы.

Дар:
Богиня! За что же мне все это? Почему все меня ненавидят? Это я плохой или судьба такая? Хотя нет, выходит, что не все. Госпожа сказала, что за мою жизнь просила сестра. Значит, Дарлене все же не безразлично, жив ее непутевый брат или мертв. Тепло согревает душу. Госпожа разрешила поблагодарить сестренку, нужно будет обязательно разыскать ее. А что дальше - не знаю. Если Эл не убедит ее изменить решение, придется снова умирать. Как-то часто в последнее время я хожу по этой тонкой грани между жизнью и смертью. В чем же моя вина перед судьбой?
До сих пор от обиды немели губы.
«Ты мне не нужен…» - сказала она. Похоже, я не нужен никому. Не предложила поесть, не указала, где я могу остаться на ночь. Она гораздо лучше относилась ко мне, когда я был в плену у светлых. А сейчас - хуже, чем к животному. Ладно, переживу. Только бы не выгнала, разрешила остаться и вернуть долг.
Шаги. Но не ее, мужские. Это возвращается Эльдерик - один. Сердце замерло на несколько секунд и пустилось вскачь. Что это - она даже не сообщит мне свое решение лично? Что же мне делать? Если она прогоняет меня, остается только прыжок с моста, соединяющего внешний и внутренний город. Я не хочу умирать!!! Я уже поверил, что останусь в живых! Беззвучно шепчу, ни к кому конкретно не обращаясь:
- Пожалуйста, пожалуйста…
Эльдерик тепло улыбается:
- Не беспокойся. Она оставляет тебя. Сейчас выйдет и все скажет сама.
Чувствую, как против моей воли подгибаются колени, темнеет в глазах.
- Эй, Дар, ты что? Тебе нехорошо? - голос раздается словно откуда-то издалека. - Нужно было покормить тебя вчера. Мир, дай воды.
Не попадая в рот, на грудь и по ребрам полилась неприятно холодная вода. Я фыркнул и попытался устранить доброхотов со стаканом.
- Не надо.
- Что происходит? - голос Эльги заставляет всех нас замереть и отодвинуться друг от друга.
Я попытался встать, но снова закружилась голова. Пришлось тяжело опуститься на пол.
- У него, кажется, голодный обморок.
Я даже ответить ничего не могу из-за пестрой круговерти, в которую превратилась комната. Только чувствую, как чьи-то теплые руки ложатся на лоб и виски.
- Сейчас, скоро станет легче.
И действительно, хоровод в глазах прекращается, я уже могу рассмотреть, что происходит вокруг. Горячие ладони на висках - госпожа. От них идет легкий синий свет. Кажется, она меня лечит.
- Спасибо, госпожа, мне уже лучше, - мягко ухожу от ее тепла и заботы. Не надо мне ничего. И лечить меня не нужно. Если я сам не нужен...
- Хорошо. Мне сказали, что ты вчера не ел. Садись за стол. Сейчас разузнаю, когда тут завтрак.
- Через двадцать терций, - отвечаю я, - все принесут. Вам, наверное, даже раньше. Сначала принято кормить гостей.
Мир кивает, соглашаясь.
- Да, в Дубраве тот же обычай. Тебе помочь?

Я отказываюсь. Голова не кружится, я здоров. Справлюсь сам. Госпожа приказала сесть за стол. Выполняю, стараясь не смотреть на нее. Мне не хочется, чтобы она заметила мою обиду. Мне тоже ничего от нее не нужно. Просто буду делать то, что должен. Вот только пока не слышал от нее лично, должен я, или просто мертв. Набравшись смелости, спрашиваю:
- Я могу остаться, госпожа?
Стараюсь ничем не выдать своего волнения.
- Да, конечно. Разве Эл не сказал тебе?
- Эльдерик сказал, - соглашаюсь я. - Но важно, чтобы вы, госпожа, подтвердили это лично.
Она тяжело вздыхает и присаживается на соседний стул.
- Обижен?
Молчу. Это не тот вопрос, который требует ответа.
- Вижу, что обижен. Я, между прочим, тоже. Ты некрасиво с нами поступил.
Киваю, соглашаясь, и молчу. Что тут ответить? Она права.
- Так и будешь - молчать?
- Как прикажете, госпожа.
- Перестань, - в ее голосе опять слышится злость. - Ты же знаешь, что мне не нравится, когда ко мне так обращаются.
- Как прикажете, так и буду обращаться, - ровно отвечаю я.
- Мир, Эл, мне кажется, или он надо мной издевается?
- Кажется, кажется, - успокаивает Эльдерик. - Наберись, пожалуйста, терпения. Очень скоро ты привыкнешь.
- Застрелиться можно! - возмущается Эльга. Я молчу и тихонько улыбаюсь. В этом всплеске эмоций - вся она. Ничего не скрывает - все на поверхности.
- Эй ты, склеротик! - это она мне. Интересно, что такое «склеротик»? Какое-то ругательство, наверное.
- Напоминаю - меня зовут Эльга. Так ко мне и нужно обращаться. Это понятно? Пояснений не требует?
- Да, Эльга. Нет, Эльга.

Тут в комнату вносят подносы с завтраком. От горячей, только что приготовленной пищи идет такой аромат, что мой заброшенный вот уже третьи сутки желудок издает возмущенный вопль. Мне немного стыдно за него. И за себя, потому что я не выдерживаю и умоляюще смотрю на Эльгу. Она ведь разрешит мне поесть?

- Кушай на здоровье, - понимает она и улыбается. Больше не злится? Или я просто смешно выгляжу? Но пока не до этого. Я с жадностью, плохо прожевывая, глотая целые куски, ем. Наверное, не очень красиво и аккуратно, но сейчас иначе не получается. Я успел здорово оголодать. Да и ночь, проведенная у стола с остатками ужина, только способствовала разжиганию аппетита. Но вот, наконец, могу воспринимать что-то еще, кроме еды и замечаю, что остальные так и не притронулись ни к чему. Они ждали, пока я наемся. Становится стыдно, ведь в Подземье в последнее время довольно тяжело с едой. Того, что принесли сейчас, совсем немного и это - на всех. А я один съел почти половину.
- Простите, - смущенно отодвигаюсь от стола.
- Ничего, тебе нужнее, - улыбается Мир.

Все же он отличный парень. Я был бы рад назвать его другом. Вот только в Подземье не принято заводить друзей. Раньше, когда дарки еще жили на поверхности, эта традиция была. А теперь - каждый сам за себя. Только Дома защищают и объединяют своих. Без Дома, как без сердца - жить невозможно.
Интересно, вот Эльга приняла меня в свой Дом. Пусть не добровольно, ее заставили, но все равно приняла. Какой он, ее Дом? Много ли в нем людей? Хотя, если она Императрица - Верховная Правительница - значит, у нее в Доме много подданных. Она их всех объединяет. Как же они сейчас там справляются одни, без нее? Наверное, им непросто. И с ней должно быть непросто. Я уже почувствовал, каково это, когда она сердится. Лучше не доводить. Наверное, в ее Доме много отличных воинов. Смогу ли я занять среди них достойное место? Я ведь больше ничего не умею, кроме как быть воином и следопытом. Ну, еще немного охотником. Этого добра у нее должно быть много. И они все, наверное, владеют магией. Мне снова придется доказывать свое право на жизнь. Да, не весело все это. И сестренку оставлять жалко. Кто теперь будет ее защищать?
Я тихонько вздыхаю. Как внезапно переменилась моя жизнь.
Эльга сидит справа от меня, неторопливо пьет травяной настой, а кушает так мало, что становится непонятным, завтракает ли она вообще. Наверное, это из-за меня, она пытается побольше оставить Эльдерику и Миру. Извиниться? Она поймет? Или ей все, что касается меня, безразлично? Ловлю на себе внимательный взгляд и смущенно отвожу глаза.
- Дар, мне нужно кое-что понять. Ты лучше знаешь все ваши обычаи.
Значит, ее интерес не связан с моей несдержанностью? Внимательно слушаю.
- Твоя мать назначила какой то Конклав Глав Домов. Что это?
- Собрание всех Правительниц. Бывает очень редко, только когда решаются особенно важные для всего Подземья вопросы.
- Угу, тогда почему пригласили нас?
- Нас пригласили? - удивленно воскликнул Эльдерик. - Когда? Почему я не знаю?
- Незадолго до моего появления в гостиной. Думаю, каким-то магическим способом. Просто мама Дара таким цветным колеблющимся изображением, вроде как из тумана сделанного, возникла в центре комнаты и передала приглашение. Я, конечно, приняла. А ты бы спросонья не принял? Если открываешь глаза, а у тебя в комнате приведение в воздухе болтается?
- Не злись. Правильно, что приняла, - соглашается Эл.
- Дар, а ты что молчишь?
- Отвергать приглашения Конклава - самоубийственно опасно. Если вас пригласили, значит то, что будут обсуждать, касается вас.
- Ты пойдешь с нами?
Усмехаюсь. Странный вопрос.
- Он обязан тебя сопровождать, - объясняет Мир.
- Понятно…
Мне кажется, или в ее голосе слышится разочарование? Тогда я поясняю:
- Я пошел бы, даже если не был обязан. Собрание Конклава - это такое паучье гнездо, что нужно быть не просто внимательным - очень внимательным. Бывали случаи, когда на таких собраниях устраняли соперниц. Не открыто, по-тихому: яд, колдовство с отсроченным действием. Вы - новички в Подземье. Разве я могу отпустить вас одних?

Эльга улыбается. Она очень красивой становится, когда улыбается. Глаза словно светятся, а от их уголков разбегаются лучики почти незаметных морщинок. Женщины моего народа стараются избегать эмоций. На их лицах редко удается застать улыбку.
- Что ж, боюсь, нам некогда рассиживаться. Правительница сказала, что собрание будет через пятьдесят терций в главном зале этого Дома. Нам осталось времени - только найти этот главный зал. Думаю, Дар с этим поможет? Ой, я совсем забыла! У него же нет рубашки! И штаны на коленях рваные!
- Эля, мы почти одного роста и размера. Я поделюсь. Пойдем одеваться!
Следую за Миром. Нет, она все же не злится на меня. Удивительная женщина - это особый дар - так просто забывать обиды…

Опубликовано: 12.04.2015

Автор: aima

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 37 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 4 человека:

  1. Сложно. С разностью нравов.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Вроде взрослая адекватная девушка и вдруг такая черствость, а может просто усталость, поспит и ее попустит?Не сразу, но попустило!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Очень тёплая и искренняя глава, такие они все родные стали) Даже ругаются как-то по-семейному)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • А ведь вы правы — зла в их перепалке нет. Очень похоже на давних друзей ли родственников.
      Выходит, смогла Эльга простить вынужденное предательство и принять заботу о подарочке).

      Оцени комментарий: Thumb up 0