ИП2 11. Жертвоприношение

Эльдерик:
До жертвоприношения оставалась одна тора, а нового плана у нас не было. Да и не могло быть. Что можно сделать под землей в чужом городе без оружия во время большого бедствия? Лично мне ничего не приходило на ум. Как ни печально это признавать, но Дар обречен. Но Эльга продолжала меня поражать - видимо, драконы просто не умеют сдаваться. Она в который уже раз выспрашивала у Дарлены мельчайшие подробности предстоящего кровавого ритуала. Выходило совсем уж безрадостно.
На алтаре быстро умирали только дети - это был определенный акт милосердия, а вот всем остальным такой радости не предвиделось. Даже быстро умереть Дару не дадут.
После неожиданной смерти Альгерта наше с Миром настроение и так было невысоким, теперь же оно стремительно приближалось к глубочайшему унынию. Хоть бы смотреть на все это не заставили. У нас, в Светлой Дубраве, например, статус почетного гостя обязывал присутствовать на всех церемониях двора. Меня тревожила эта ситуация - смотреть, как умирает ставший почти другом темный не хотелось. Видимо, Дарлену посещали те же мысли, в глазах у нее все чаще проблескивали с трудом сдерживаемые слезы отчаяния. Еще бы: если тяжело даже нам, то каково сейчас ей? Все отдал бы, чтобы защитить ее от таких переживаний. Вот только что отдавать? И кому? Нет ответа…
- Значит, в описании ритуала не указано, можно или нельзя заменять жертву?
- Нет, ничего об этом не говорится. Да никто никогда и не делал такого, ну, если не считать того раза, когда вслед за жертвой последовал палач. Но это - вслед, а не вместо. Скажи, ты хочешь заменить Дара другим эльфом?
Эльга поморщилась:
- Кто я такая, чтобы решать, кто достоин жить, а кто должен умереть? Нет, девочка, это право Богов. Я просто ищу выход. Давай еще раз и подробнее.
- Еще подробнее?
- Да.
- Что - описывать все применяемые пытки?
Эльга снова поморщилась, словно у нее что-то болело.
- Нет, эта пакость меня не интересует. Давай с выбора жертвы. Пошагово. Хорошо?
Дарлена послушно кивнула, сглатывая слезы.
- А у нас времени почти нет… - все же прошептала она.
- Знаю! Но ты, наверное, не слышала одной забавной истории… Вот наполни водой стакан наполовину. Ну, какой он?
- Полупустой, - послушно ответила эльфийка.
- Вот тут ты и ошибаешься! - улыбнулась Эльга. - Он наполовину полный.
- Но ведь количество воды не изменилось от того, как мы его называем?
- Верно. Количество то же, а вот отношение к нему другое - правильное отношение! Вывод?
Дарлена непонимающе посмотрела на драконицу.
- Пока жив - надейся, - улыбнулась она в ответ. - Давай еще раз вернемся к ритуалу!
Они припомнили все еще раз. Я по-прежнему не понимал, что она ищет. Нет, показательный урок, конечно, был полезен, но все равно не добавил никому из нас оптимизма. «Пока жив - надейся…» - я еще раз повторил мысленно сказанные драконицей слова. Похоже на девиз. Хороший, жизнеутверждающий. Пожалуй, когда стану Правителем, возьму его себе. Наверное, драконица не будет возражать?
Я взглянул на нее.
Эльга устало откинулась на подушки. Она все еще была очень слаба и почти не могла стоять самостоятельно. То есть, стоять-то она могла, но при попытке сделать вперед хоть шаг тут же теряла равновесие и пыталась упасть. Даже сюда, в ближнюю к балюстраде комнату, мне пришлось нести ее на руках. При этом она пару раз, ехидно улыбаясь, интересовалась: «Не тяжело. Нет? А то я ведь прилично вешу!». Я только стискивал зубы, чтобы не ответить ей чего-нибудь резкого. И далась ей та моя случайно вылетевшая фраза?! Ну, ладно, пусть не случайно. Но это все же была неправда. Нормально она весила, как и должна весить живая женщина ее роста. Просто я тогда был немного зол, что не нашелся Ключ. Нет, определенно, нужно очень внимательно следить за словами, когда с ней разговариваешь. Да и не только с ней. Это тоже - хороший урок на будущее.
- Ну, что - что-нибудь придумали? - спросил Мир.
Эльга неопределенно пожала плечами.
- Не уверена, но мне кажется, что есть над чем подумать.
- Это уже что-то, - согласился я. Действительно, если драконица взялась что-то обдумывать, значит, есть шанс. Пусть шаткий, дохленький, но все же есть.
Дарлена молчала. Она выглядела совсем неважно, словно только что тяжело переболевший эльф: темные круги под глазами, опущенные уголки рта и совершенно потухшие, без искры радости и интереса к жизни глаза. Словно это ее саму собираются принести в жертву.
- Ты очень переживаешь за брата? - мягко спросил я.
Она кивнула.
- Он тебе дорог, это заметно.
- Если хочешь что-то спросить - спрашивай. Незачем ходить кругами, - устало попросила она.
- Хорошо. Почему ты так странно к нему относишься - сначала третировала и унижала, а сейчас - спасаешь?
Эльфийка чуть печально улыбнулась.
- Знаешь, на самом деле он совершенно замечательный. Все еще в детстве началось. Я ведь одна девочка в семье. Еще двое детей матери - мальчики. Дар средний. Он всегда был рядом. Старший - намного старше, мы его почти и не видим. Он командует внешней охраной города. А Дар всегда, сколько я себя помню, был рядом. Он меня защищал и оберегал. Сначала я думала, что по приказу матери. Но потом поняла, что он сам это делал, без приказов. Не понятно, почему.
- И как ты это поняла - повзрослела?
- Нет. Просто я однажды здорово нашалила. Случайно разбила маленькую комнатную статуэтку Никос. Это всегда считалось плохой приметой. Семья, в которой разбивалась статуэтка, должна была принести богине серьезную жертву. Можно не эльфом, можно ресурсами. Но все равно - должна. А тут вдруг входит мать. Я так испугалась! Она как увидела, что произошло, сразу разозлилась. Я ее такой злой ни разу не видела. Стою и дрожу, даже сказать ничего не могу - голос от страха пропал. Она: «Кто?!». А Дар тут сжал тихонько мою руку и вышел на шаг вперед. «Я!» - говорит. Опустился на колени и сказал, что готов принять любое наказание. Ну и принял, молча. Его тогда серьезно выпороли, он несколько дней не мог вставать. Но меня не выдал. А я забилась в свою комнату и пока его били, плакала - тихонько, чтобы никто не заметил. Мне нужно было тогда набраться смелости и самой признаться. Меня бы мать не стала так серьезно наказывать, но я растерялась. А потом было уже поздно… Только тогда я поняла - это он сам меня защищает, и мать тут ни при чем. Он и потом всегда был рядом.
- Это понятно, - кивнул я. - Но почему тогда ты была с ним так несправедлива?
Дарлена зло и одновременно как-то жалко улыбнулась:
- Хотела матери понравиться. Она все время ставит меня в пример. Вот и выслуживалась. Что - не одобряешь?
Она отвернулась. Притянула к груди колени и крепко их обняла, словно пытаясь отгородиться от всего мира.
- Да! Я самая обычная трусливая дрянь. Вот и все объяснение.
- Не говори так о себе, - я тихонько погладил ее по мягкому шелку волос. - Просто ты еще очень юна, конечно, тебе трудно. Мать у вас - женщина жесткая, ей трудно понравиться. Значит, ты просто пыталась выживать. Так, как любой слабый пытается выжить рядом с сильным. Только и всего. Это не значит, что ты плохая. Нет, просто еще слабая.
- Не такая уж и слабая, - вмешалась Эльга. - У нее все же хватило силы, чтобы прийти к нам и пытаться спасти брата. Эльдерик прав, ты вовсе не так плоха, как сама о себе думаешь. Ты вообще бросай это самоедство. Ничего от него хорошего и полезного не получится. Если тебе интересно, могу дать хороший совет, как вести себя с матерью, чтобы и ей понравиться, и себе тряпкой не казаться.
- Расскажи! - сверкнула глазами Дарлена.
- Да просто все, как три копейки: сильный уважает сильного. Хочешь ей понравиться - не подражай, будь собой, но будь сильной. Имей свое мнение, но если понимаешь, что не права, открыто признавай это. Если уверена в правоте, защищайся - объясняй свою позицию. Поверь, ты вряд ли заслужишь уважение окружающих и доброе отношение своей матери обычной жестокостью. Жестокость в руках слабого только усугубляет его собственную слабость. Такой человек выглядит жалко, а не грозно. Разве ты видела, чтобы по-настоящему сильный был жестоким? Вот то-то!
Дарлена кивнула.
- Поняла. А кто такой «человек»?
- Э-э-э, ну типа эльф. Как тебе объяснить-то? Такие… немного другие эльфы. Тоже разумные. Внешность другая маленько, и магией не владеют.
- Все - выродки! - ахнула девушка.
- Ага! Поголовно! - радостно хохотнула Эльга. - Но ты представь - они этого даже не подозревают. У них там выродком будет считаться тот, кто магией обладает. Вот такой забавно перекореженный на ваш взгляд мир.
- А ты оттуда?
- Ну да, оттуда, - спокойно кивнула Эльга.
- А ты магией обладаешь. Значит, ты там… - Дарлена засмущалась и не договорила.
- Ага! Еще какой выродок! - совершенно несерьезно хихикнула драконица. - Я сама себя в последнее время пугаюсь. Особенно по утрам.
Тут уже все мы рассмеялись. Действительно, каждое утро начиналось с того, что Эльга, злобно ругаясь, с раздражением, терций по двадцать, ломая расчески и поскуливая, расчесывала предмет своей особой гордости - пышные, отросшие до хм… низа спины волосы. Ежедневно она просыпалась с жутким вороньим гнездом на голове. И снова, и снова ругалась, продиралась, возмущалась… Но на мое искреннее предложение решить проблему одним взмахом меча, злобно зыркала глазами и советовала самому побриться - налысо.
Но смех наш был прерван появившимся на пороге комнаты воином.
- Правительница просила передать дорогим гостям приглашение присутствовать на церемонии жертвоприношения великой богине Никос. Вас ждут через пять терций на площадке у спуска.
Он поклонился и так же бесшумно, как появился, исчез в глубинах Дома.
Мы переглянулись.
Все-таки мои опасения подтвердились - как почетные гости мы будем присутствовать на церемонии. Лично меня это совсем не радовало, но драконица отнеслась к этому с энтузиазмом.
- Что ж - пора! - решительно сказала Эльга. - Дарлена, солнышко, постарайся держать себя в руках. Что бы ни происходило - не вмешивайся. Ты обещала верить мне.
- Я верю.
Но в голосе девушки этой веры как-то не ощущалось - только растерянность и страх. Тогда я тихонько взял ее под руку.
- Хочешь, я буду рядом? Если тебе станет неуютно, сможешь хотя бы опереться на меня.
Она благодарно улыбнулась.
- Спасибо.
- Эй, голубки, а кто поможет добраться мне? - возмутилась Эльга.
Мы одновременно посмотрели на Мира.

Дар:
Когда первый раз содрогнулись камни под ногами, я даже не испугался - обрадовался. Может, мне все же повезет, и камеру завалит. Тогда я не доживу до жертвенника. Моя смерть будет быстрой. Наверное, мать была права, когда советовала мне помолиться Никос. Вот и ответ - смертельное милосердие.
Но камера сделана на совесть - выстояла, и во второй раз, и в третий. Я каждое содрогание Подземья воспринимал, как последнее - ждал, сжав зубы. Даже быстро умирать оказалось страшно. Если бы за дело - может быть, не было бы так страшно.
Но время шло, бежало мимо - и ничего больше не происходило. Даже слишком горячий пол и стены камеры, казалось, начали остывать.
Сколько мне еще ждать? Сколько вообще можно ждать? Если Никос питается страхом и болью жертв, то она уже должна быть сыта - можно обойтись и без алтаря. Или это мне только кажется, что можно? Я вздохнул, повисая на кандалах. Так создавалась иллюзия отдыха. Конечно, руки и шея быстро уставали держать всю тяжесть тела, но зато немного отдыхали ноги и спина. Прислушался к внутренним часам - и по позвоночнику потекли струйки холодного пота - времени почти нет! Совсем скоро за мной придут. Ничего другого не остается - только попробовать хотя бы поначалу сохранить достоинство.
Что это? Шаги! Уже? Несколько эльфов. Это за мной!
Как сильно стучит сердце. Мне кажется, что этот громкий испуганный стук слышат все, но сделать хоть что-то с ним я не могу. Оно не хочет подчиняться.
Дверь камеры открылась, и вместе с потоком свежего воздуха помещение наполнил запах пожара.
- Что-то горит? Во внешнем городе? - я порадовался тому, что мой голос по-прежнему был тверд и не отражал внутренней паники.
- Да, внешнему городу досталось. Землетрясение было очень сильным. Но там почти со всем уже справились, - охранник неторопливо размыкает оковы и ничего больше не говорит. Я понимаю, почему уже справились - это из-за жертвоприношения. Что бы ни случилось, но оно должно состояться вовремя. Опускаюсь на пол и растираю руки, на которых заметны красные полоски, разминаю затекшие ноги.
- Туго затянули? - спрашивает охранник.
- Нет, отдыхал немного.
Он понимающе кивает. Я знаю его - он десятник Дома. Пару раз мы вместе были в патрулях.
- Как там, Кларк, все готово?
Он удивленно кивает. Не то, чтобы мне интересно было это знать - просто хотелось создать хоть какую-то иллюзию жизни - вот таким неспешным, почти дружеским общением. Жаль, не вышло.
На поверхность мы поднимаемся молча. Окидываю взглядом горизонт - да, почти везде во внешнем городе еще поднимаются ввысь клубы темного дыма. Он уже рассеивается, не такой интенсивный. Значит, очаги погашены магами. Времени после землетрясения прошло совсем немного.
- Быстро они на этот раз справились.
- Торопились, - невесело усмехается Кларк. - Идем. Приказано не опаздывать.
Да, приказы Правительницы этого Дома лучше выполнять неукоснительно. Я вовсе не хочу подводить воинов охраны. У них впереди еще долгая жизнь, зачем им неприятности и дурная слава?
Спускаюсь с лестницы, отсчитывая повороты ее колец, и на последних ступенях оглядываюсь. Вот он - наш Дом - мощное и красивое здание, в котором все продумано, все на своем месте и готово встретить врагов. Я мысленно прощаюсь - все, сюда мне больше не вернуться. Отворачиваюсь и дальше смотрю уже только под ноги. Мне не интересно видеть чужие заинтересованные лица, разглядывать жизнь в окнах чужих Домов.
До центральной площади совсем недалеко. Мне бы хотелось сейчас, чтобы она находилась на другом конце города. Да, конечно, это вряд ли что-то изменило бы, но… снова очень страшно. Я глубоко вздыхаю, но и это не помогает. С каждым шагом моя решимость тает, словно поверхностный снег. Когда я выхожу на площадь, то готов уже кого угодно просить о помиловании. В обмен на все. Правда, у меня нет ничего, чем можно было бы оплатить свою жизнь. Или хотя бы быструю смерть.
Резко и громко ударили барабаны. Они отмеряли удары в такт биения человеческого сердца. Но мое сейчас билось гораздо быстрее. Этот странный ритм завораживает. Немного начинает кружиться голова. Наверное, поэтому я неловко спотыкаюсь на первых ступенях, ведущих на арену - к алтарю. Кларк успевает подхватить меня под локоть и не дает упасть.
- Спасибо, - тихо шепчу немеющими губами.
Вокруг на каменных скамьях, совсем не пострадавших от землетрясения, сидят сотни дарков - мужчин и женщин. Сейчас все они смотрят на меня так, словно я главное блюдо в меню сегодняшнего званого вечера. Жадное любопытство - и больше ничего. Ни одного сочувствующего взгляда. Я продолжаю упрямо спускаться. Странно, никогда не думал, что вот так - добровольно - буду идти навстречу своей смерти.
Черный камень алтаря невольно притягивает взгляд. Наконец, до него остаются лишь несколько шагов. Останавливаюсь. Кларк уходит, успевая шепнуть напоследок: «Удачи!» Теперь я совсем один.
Справа подходит палач. Я никогда не видел его до этого дня. Глаза у него пустые и холодные, похожие на ту слепую рыбу, что мы ловили еще детьми в подземном глубоководном озере. Ему все равно, кто я, за что я сейчас здесь. Он просто выполняет свою работу. Вот и теперь - грубо рвет ткань и бросает на пол лохмотья рубашки. Странно, это не доспех, но без нее я начинаю чувствовать себя совершенно беззащитным.
- Жители подземного города Аквиреля! Сегодня мы собрались на ежемесячное жертвоприношение нашей великой Богине Никос. Этот день стал тяжелым испытанием для каждого жителя Подземья. Но никакие испытания не в силах помешать выражению нашего уважения Богине. Мы все ее дети. Сегодня жизнь и смерть одного из нас послужит напоминанием о нашей преданности Великой матери. Пусть свершится!
- Пусть свершится! - нестройным хором вторит словам матери толпа.
- Сам залезешь, или помочь? - спрашивает палач. Я с недоумением оглядываюсь. Это он мне?
- Куда залезть?
- Чудак! На алтарь.
Я не хочу, чтобы он хоть на мгновение раньше касался меня и покорно залезаю на алтарь сам. Камень холодный, и кожа быстро покрывается мурашками. Ничего, это все ненадолго. Скоро я на этот холод перестану обращать внимание. На меня наваливается странное отупение. Кажется, что все, что происходит - будет не со мной. Мне уже не страшно - мне как-то все равно. Я, не мигая, смотрю, как палач пристегивает руки и ноги стальными обручами к камню. Голову он закрепляет тоже. Наверное, чтобы не повредился раньше времени.
Я больше не вижу ничего и никого, кроме нереально высокого каменного свода, укрывающего город...

- Стойте! Уф, едва успели. Да не держите вы меня, я ничего не трогаю и не сломаю.
Странно - это же голос Эльги. Что же она тут делает?
- Неужели нельзя было пять минут подождать? Я не настолько отдохнула, чтобы нестись всю дорогу бегом! Сами пригласили - и подождать не могут.
Богиня, что она говорит! Ее пригласили на ритуал? Наверное, она сама попросила, чтобы увидеть, как умрет тот, кто предал ее. Что же - увидит. Надеюсь, ей понравится.
- Я тут немного подумала, проанализировала весь ритуал и предлагаю кое-что сегодня изменить.
- Что ты сделала? - холодный голос матери.
- Скажем так, внимательно изучила. На мой взгляд, его можно и нужно изменить.
- Изменить ритуал жертвоприношения Никос? - в голосе матери недоумение.
- Ага! - довольно. - Суть ритуала в чем? Никос получает жертву. Так?
- Да, так.
На трибунах поднимается недоуменный тихий гул перешептываний.
- Нигде не указано, какая должна быть жертва?
После продолжительного молчания мать отвечает:
- Допустим.
- Да не допустим, а не указано. Значится только, что должна жертвоваться кровь и жизнь. Так?
- Да.
- Ну, так отчего вы вообще решили, что это должна быть жизнь человека? Ой! Тьфу ты - эльфа?
Шум на трибунах становится сильнее. Вот только никак не получается понять, чего в нем больше: возмущения или удивления.
- А что ты предлагаешь взамен?
- Вот!
- Крысу?! Великой Никос - в жертву - крысу?!
Дарки на трибунах потрясенно замолкают. Тишина такая, что слышно, как в каком-то из Домов плачет новорожденный ребенок.
- Ну да, с крысой - это я, наверное, погорячилась. Но я к чему? Пусть кровь будет эльфийская, а жизнь - животного.
- Это невозможно!
- Почему? Где в описании ритуала говорится, что так нельзя? - упрямится Эльга. Когда и где она так успела изучить порядок жертвоприношения?
В ответ - потрясенное молчание.
- Нигде. Все, что не запрещено - разрешено. Разве не так гласит один из ваших основных законов?
Мать дышит слишком часто, и я могу легко представить себе ее лицо: сосредоточенную вертикальную морщинку на лбу, тонко и недовольно поджатые губы.
- Ну, давайте хотя бы попробуем! Я готова пожертвовать свою кровь. Кровь, как ты сама признала, очень сильного мага. Сколько там ее надо?
- Достаточно залить ею центральный узор камня.
- Большой узор-то? Под Даром не видно.
- Не очень - как спина эльфа, словно нехотя отвечает мать.
- Вполне приемлемо! Кровь моя, а потом крыске башку отрубим. Ну, или любой другой животинке - на ваш выбор. По рукам?
На этот раз молчали довольно долго. Но все же, через несколько терций, показавшихся мне вечностью, Повелительница и распорядительница ритуала ответила:
- Что же, давай попробуем. Если Никос была так добра к тебе, что позволила спасти все наши жизни, то почему бы не дать тебе возможность спасти еще одну?
Моих рук снова касается палач. Наконец, я свободен. Он рывком сбрасывает меня с камня на жесткий каменный пол, я в кровь разбиваю колени и ладони, но молчу - все это такая мелочь.
- С условием! - вновь говорит мать. - Если такая жертва не будет принята, то мы проведем полный обряд. Так, как проводили его десятилетиями.
- Хорошо, - легко соглашается Эльга. - Мне с кровью он поможет?
- Да, палач все сделает правильно и не повредит жилу.
Я потерянно провожу взглядом бледную и чуть неуверенно держащуюся на ногах людскую женщину. Она смело протягивает обнаженную до локтя руку палачу. Тот уверенным движением вставляет в ее тело, протыкая невероятно прозрачную кожу, стальную иглу. Эльга чуть морщится от боли, но не прерывает его. Он попал в жилу с первого раза. Умелый палач. Невольно вздрагиваю, понимая, что бы это означало для меня.
На алтарь тем временем тонкой струйкой льется потрясающая, схожая по цвету с лучшими подземными огненными камнями, кровь. Она медленно и неохотно заполняет вырезанный в камне узор. Эльга бледнеет с каждой минутой все больше, и я начинаю серьезно беспокоиться за нее - еще немного, и женщина потеряет сознание.
Но вот медленно, словно неохотно, черный камень алтаря начинает светиться изнутри тревожным красным светом. Он очень бледен, не такой яркий, как при обычном ритуале, но все же есть! С тревогой смотрю на мать. Признает ли она это достаточным?
Но Эльга напоминает, командуя слабым голосом палачу:
- Крыса! Отруби ей голову - положи сначала на алтарь.
Терция - и противно визжащий зверек затихает. А свет алтаря, словно задумавшись, замирает и - разгорается с новой яркостью и силой.
- Жертва принята великой Никос! - торжественно провозглашает мать.
Трибуны шумят, и мне пока непонятно, довольны ли дарки новым порядком.
Эльга устало опускается прямо на холодные камни арены. От первого ряда к ней пытаются прорваться через охрану Эльдерик и Мирраниэль. Конечно, их не пускают, они возмущены, но остаются на месте. Правильно. Не стоит злить мать. Удивительно, что на арену хоть кого-то, кроме жертвы и палача, вообще допустили.
- Теперь последнее, чтобы закончить все так, как следует.
Мать подходит ко мне и властно приказывает:
- Встать!
Молча подчиняюсь. Кажется, я уже знаю, что она хочет сделать. Эльга не просто спасла мне жизнь: она добровольно и осознано заплатила за меня своей кровью. Теперь она будет считаться моей матерью рода, а значит, я полностью и навсегда принадлежу ей и обязан всюду следовать за ней, выполнить любой приказ.
Мать жестко захватывает мое запястье и тянет к Эльге.
- На колени!
Подчиняюсь беспрекословно.
- Ты спасла ему жизнь, уплатив кровавую дань. Теперь Дар переходит в твой Дом и принадлежит тебе, пока смерть не разлучит вас.
- Зашибись! - потрясенно выдает Эльга, глядя на меня недовольно и зло. - Лучший мой подарочек - это ты? Нет, я категорически не согласна - ну на кой он мне сдался?!
- Что ж, как пожелаешь. Палач! - мать равнодушно отворачивается, а мое сердце сначала проваливается куда-то в желудок, а потом непонятным образом оказывается в районе горла и начинает судорожно там биться, мешая дышать. Потому что сейчас меня убьют.
Нет, конечно, все будет быстро, как я и просил Никос. Но мгновение назад я уже совсем было поверил, что останусь в живых...
- Эй, вы чего это делаете? Эй, стоп! Мы так не договаривались. Вы что это - собираетесь ему голову, что ли, открутить?
- Но ты же отказалась от него. Значит, он должен умереть.
- Очуметь можно от таких законов, - тихо бормочет Эльга, поднимаясь на ноги. Ее прилично пошатывает, но она совсем неплохо держится.
- Что я там должна в ответ сказать, чтобы принять подарочек?
- Назвать себя и сказать, что принимаешь его в свой Дом.
- Угу. Назвать себя полным именем? Или достаточно там - Эльга и Дар?
- Дар - вполне достаточно, ибо он теряет право называться полным именем. А вот твое нужно полное.
- У-у-у… Это ж еще вспомнить надо, как оно там все по порядку.
Она ненадолго замолкает, прикрыв глаза, что-то шепчет под нос, явно сбивается и, помянув какого-то черта, начинает сначала.
Все терпеливо ждут. Палач - равнодушно, я с вполне понятным нетерпением, мать - с любопытством. Наконец, Эльга вздыхает, расправляет плечи и довольно громко, хотя и все еще слабым голосом произносит:
- Я, правящая Императрица Атлантиды, Верховная жрица бога Солнца, Правительница сопредельных и островных княжеств Альдегурда, Сантамиранго, Сантадиаболонго и Даурии, Эльга Карди Первая принимаю дарка Дара в свой Дом.
Все потрясенно смотрели на нее и не знали, что сказать. Слишком неожиданным и высоким оказался титул незваной гостьи.
- Я не ослышался - Императрица? - довольно громко спросил у Мира Эльдерик. Тот молча кивнул.
Мать удовлетворенно улыбнулась.
- Отлично, Ваше Величество. Думаю, мы продолжим нашу беседу в другом месте и после того, как вы немного придете в себя, - она с достоинством поклонилась, а Эльга - вот уж воистину удивительно! - ответила ей не менее изящным и грациозным поклоном.
Так что же это выходит? Все это время она успешно дурачила всех нас?

Опубликовано: 06.04.2015

Автор: aima

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 43 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 10 человек:

  1. Ахаха. )) такая простая.))) Императрица!))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Прикольное слово: драконица…так и вижу большого чешуйчатого дракона))) милого…и почему-то красного:)
    Ох как …нехотя Эльга выдала себя, будем надеяться последствия этого ей грозят только чем-то хорошим и полезным.
    А как там в это время в Анлантиде поживают ее друзья? Давно от них ничего не слышно…

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  3. Спасибо. А Эльга молодец сообразила как жертву можно заменить. А как эффектно представилась просто класс.

    Оцени комментарий: Thumb up +1

    • Чтобы изобрести новый способ жертвоприношения, ей пришлось немало потрудиться. А тут такой облом — тот, кого она презирает, теперь вдруг оказывается чуть ли не родственником! Есть от чего разозлиться!

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Эффектно представилась, не зря заучивала — пригодилось.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Иногда такое представление бывает полезным. Особенно удачно получается ставить на место собеседника, не имеющего понятия о товем статусе, но изначально ведущего себя высокомерно или хамовато.)

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. Эльга зажгла)) Молодец, наш человек)

    Оцени комментарий: Thumb up 0