Песок — 14

Рафела

- Рафа, нам следует срочно поговорить. Идем. Маева ждет нас с тобой к завтраку.
Папа ухватил меня за руку и повлек за собой. Я остановилась и аккуратно высвободилась:
- Па. Подожди, я сперва договорюсь...
- Я же сказал, срочно. Все остальное потом.
На отца иногда "находит" и он ломится вперед как носорог, ни на кого не обращая внимания. Придется не сходя с места разобраться, где чей мех:
- От срочного ты меня увел. А остальное как раз потом.
Папа резко остановился, обернулся ко мне:
- Родители - тоже "потом"? Мы чем-то тебя обидели?
- Нет, - заглядываю в глаза, - вы же родные мне. Ближний круг, но не личный. Понимаешь, пап? "Все остальное потом" мне могут говорить только они.
- Багир, Мих, Бри... Родители на разговор утаскивают.
- Если что - я с тобой, - предупреждает Баг.
- Да брось, ну поругают немного. Или ты знаешь еще о чем-то?
- Предполагаю. Посмотрим.
- Впрочем, это не имеет значения, - продолжаю на одном дыхании, - мои не возражают. Пойдем, - беру отца за руку, - я так по маминому печенью соскучилась!
- Какой же ты все-таки ребенок. Печенье ей. Тут мир с ног на голову переворачивается, а ты даже не понимаешь...
- Я очень даже понимаю: переворачивается. Мир - он на чем стоит? На печенье к чаю, на ночной ласке, на том, чтобы обернуть любимого хвостом во сне. На том, комфортно ли Бри в Багировой рубашке...
- Печенье и Багирова рубашка.
Папа, наклонив голову, медленно и мягко ступает по парковой дорожке. Слишком неторопливо для объявленного "срочного разговора". Хочет обсудить что-то без мамы? У родителей бирета и подобные "секреты" возможны. Странно, у нас с Багиром тоже бирета, но и в голову не приходит обсуждать что-то в стороне. Потому что я знаю еще и дуату? А может - потому, что родителей только двое? В нашей семье информация ходит причудливыми путями и есть только один осмысленный стиль поведения - полная прозрачность. Но что же он хочет обсудить? Вопросительно смотрю на отца и наконец дожидаюсь:
- Как думаешь, Рафа, почему мы с Маевой остались на Основе?
- Здесь остались те семьи, кто сохранил надежду на возможность построения общей с людьми цивилизации, - осторожно отвечаю я. - А... разве нет?
- Общая цивилиза-ация... Ну конечно. Лозунг и флаг. Идея изучать мир с двух разных точек, в глубине и объеме. Ключевой интерес, на котором когда-то возник клан посланников. Хотя уже в первое десятилетие жизни на Основе всем стало ясно, что никакой общей цивилизации не будет. Почти всем... осталось несколько упрямцев, вроде Теодрана и его семьи, которые считают, что если не получается общего, надо уходить, но при этом остаются, на что-то надеясь. - Он прижал и вновь выпрямил уши. - А большинство бывших романтиков вернулось на Тош и отменили генетические изменения для своих детей.
- А к кому ты относишь вас с мамой? К упрямцам? - ловлю руками кончик хвоста, прищуриваюсь. Мне совсем не нравится, когда папа становится таким серьезным. В эти моменты он бывает жестоким... и говорит глупости. О чем сам потом жалеет. Встряхнуть бы его... но на мое мелкое баловство он не ведется, и продолжает:
- Нет. Мы остались по другой причине. Не хотелось бы, чтоб эта информация ушла к людям... но ты же все равно расскажешь Михаилу.
- Расскажу.
- Ладно. Может, посмотрит на вас с Багиром другими глазами. - Он дернул носом. - Ты знаешь, что падение численности людей ускоряется? И если так пойдет дальше, спустя три поколения люди исчезнут с Основы? Полностью, конечно, не исчезнут. Когда нынешняя цивилизация скатится в дикость, воспроизводство восстановится. Но люди будут уже просто дикари, а не хозяева мира. И планета станет свободна. Вот зачем мы остались. И сохранили изменения для тебя. Чтобы, когда придет время твоих внуков, им досталась практически свободная планета.
- Пап, - морщу нос, - вот ты сейчас надеялся, что Мих узнает, и станет иначе относиться ко мне? Или Березка - к Багиру? Ты правда на такое рассчитывал?
- Не то чтобы серьезно, - признает он. - Но стоило попробовать.
- Прогноз будущего людей мы и так знаем. Без всяких секретов. Достаточно посмотреть вокруг глазами людей. И нас это не устраивает. Меня и Бага, в частности.
- Вы расскажете об этом разговоре Теодрану?
- Зачем? Если цивилизация людей все-таки рухнет, пусть хоть кошраты что-нибудь сохранят. Это я тебе мысль Миха пересказываю. Давнишную. Мы еще с месяц назад говорили с ним об этом. Правда, не знала, что кто-то из кошратов ждет не дождется такого завершения миссии.
Мы добрались до нашего домика. Нет, правильнее теперь - до домика родителей.
- Хорошо, будем считать, что маленькая тайна нашей семьи оказалась не такой уж и страшной.
- Нет. Это маленькая тайна вашей семьи, а не нашей. И не столь уж безобидная: вам самим душно в описанном тобой будущем. Потому ма и ворчит часто последнее время. О! Печенье!
- Голодные хвосты пожаловали? - голос мамы в волне упоительных запахов доносится из кухни, - Или не голодные? Что-то долго шли.
Сижу в кресле, жмурюсь от ароматов, утягивающих в воспоминания, болтаем ни о чем. Печенье, чай, сладости...
- Рафа, с мамой что-то случилось!
- Мих? Что с ней?
- Не знаю. Говорят, она меня искала, но ни ее комм, ни квартирный не отвечают. Я еду в город.
- Мих, может... может, стоит мне съездить?
- Не надо, я сам. Все будет нормально, Рафа, только загляну домой и сразу вернусь.
Печенье утрачивает вкус и застревает в горле. Очарование домашнего завтрака испарилось, хочется куда-то бежать, что-то делать. Но молчу, изображаю мирную расслабленность, и быстро говорю с Багиром.
- ...нам планируют затянуть регистрацию. Я посмотрел в документах - могут, до месяца.
- Но зачем это людям?
- Успеть сделать какую-нибудь пакость, это понятно. Какую именно - не знаю пока.
- Стоит предупредить Теодрана, ведь теперь это не только наш личный интерес, но и дело клана. Пусть наших аналитиков подключит, что ли.
- Я как раз к нему иду.
- Ты умница.
- Дочка, ты сегодня печенье не берешь. Невкусное получилось?
- Вкусное, мам. Очень. Я просто задумалась.
- Ну ладно. А то я забеспокоилась, не пора ли мне внуков ждать.
- Нет, пока не планирую.
- Вот как? Странно как-то не планируешь. Ты ведь не установила противозачаточный имплантат.
- Так я же с Михом. От него мне хоть как не светит.
- Жалеешь?
- Сама пока не поняла. Сейчас - слишком много всего происходит. А вообще... не знаю.
- Но ведь у тебя есть еще один муж.
- С Багиром я была однажды. Не предохранялась, но обошлось.
- Один раз? - мама всплеснула руками, заглянула в глаза. - И... уже после того, как принесла клятву слияния Михаилу?
- Мам, я не стану отвечать на этот вопрос. Сама догадаешься?
- То есть все-таки ты нас обманывала... - огорчилась она. Вздыхаю:
- Ты же знаешь - с момента слияния контроль родителей заканчивается. И знаешь, почему.
- Да, на верхних уровнях слияния интересы партнера приоритетны... а у вас дуата.
Мама задумалась, вертя в руках не надкушенное печенье. Надо бы успокоить, сказать, что я не собираюсь их забывать. Но ведь не поверит. Со временем, разве что.
- Рафа, где Мих?
Голос Багира взволнованный, нервный. Я мгновенно, ни слова не говоря, ныряю в транс слияния.
- Вот ваш билет.
- Спасибо.
- Мих? Ты на пристани? Погоди, тебя Багир спрашивал.
- А почему он через тебя спрашивает?
- Не знаю...
- Потому что ты сразу не откликнулся.
- Наверное, в очереди к кассе толкался, не услышал вызова. А что случилось?
- Тебе нельзя ехать. Роман по приходу парома ловушку организует. Несколько крепких ребят, кляп в рот, укол "огонька" и пару девиц под тебя.
- От нифига себе. А это еще с чего?
- Как я понял, посольство боится потери контроля над вами и совместным предприятием. А два браслета - три четверти дохода. Основание шантажа и удобный способ легально контролировать все банковские операции.
- И что мне сейчас с этим делать?
- Сейчас? Быстро на виллу. Хорошо, на паром еще не сел.
- А как же мама? Я не знаю, что с ней.
Вот ведь - думала, как успокоить своих родителей и забыла, что у остальных тоже не гладко.
- Ребят, а может, я к ней съезжу? Багир, ты сейчас с аналитиками, а я вроде как свободна. Вот только от родителей отцеплюсь.
- Это мысль. Мих? Как насчет того, чтоб Рафа с твоей матерью пообщалась?
- У мамы будет шок, - ворчит он. Но я чувствую - Миху станет спокойнее, если кто-то выяснит, что все с нею в порядке.
- Так и сделаем, - подводит итог Баг. - Рафа, только не спеши. На этот паром ты не успеешь, а следующий через полтора часа, время еще есть.
- Ага. Допиваю чай и еду в город как бы по своим делам. Там такси возьму. Мих, ты все-таки подумай на тему сделать с Бри маленького. Слишком уж ты крупная добыча сейчас.
- Да согласен я, - Мих хмыкает на "крупную добычу", - мы с тобой уже говорили. Только с чего ты решила, что у Бри есть в планах ребенок?
- Планы можно и поменять. Но об этом я сама с ней поговорю.
- Ой-йо...
- Мих, что такое?
- Да с тропинки навернулся. Здесь скользко после дождя. Но вроде все нормально, только испачкался.
- Аккуратнее там.
Уф. Сейчас успели, но Роман ведь на этом не успокоится. И что делать?
- ...дочь, ты совсем не слушаешь. Когда ты собираешься познакомить меня со своим Михаилом?
- Сразу, как только они с Березкой получат официальный статус работников совместного предприятия. До той поры не стоит устраивать лишних подозрительных встреч.
- Хорошо, потерплю. А у самой-то какие планы?
- Планы? Собираюсь поехать в город...
- Рафа. Рафа, ты меня слышишь?
О, вот и Бри. Догадываюсь какое у нее сейчас состояние: родители оказались на другом берегу реки, а вокруг пустота, и только мы как единственная точка опоры. Ну что ж, на то и семья, но тогда и интересы семьи - вперед всего. Срочно договариваться о браслете, пока Бри готова на все. И быстренько ее отправить к Миху - пусть делом займутся, заодно и нервы друг другу в постели успокоят.
- Да. Только мне тут родители мозги полощут, так что я не очень внимательно...
- Я коротко. Мне Багир предложил детеныша от Миха завести. Ты что об этом думаешь?
- Ой! Классно. Я ему помурчать смогу...
- Да? А я у Багира хвостатого мелкого просила. А он говорит - никак.
- ...Рафа, зачем тебе в город? - мама дергает меня за рукав.
- В город? Зайти к матери Михаила... - два одновременных диалога раздирают меня на кусочки. Теряю нить разговора, или даже путаю обе нити сразу, не говоря уж о соображении нужных и ненужных сказанных слов. Надо сосредоточиться. Итак, главное сейчас: Мих и браслет. И кстати да, если Бри даст мне возиться с Миховым ребенком, то он как бы наш окажется. Если будет девочка - воспитаю по-кошратски. Только бы Бри не помешала. О, идея!
- Э-э... Ага. А давай меняться? Будет тебе "мелкий хвостатый". Только лучше не одновременно, со сдвигом хоть на полгодика, а то если мы обе будем сильно заняты, нашим мужчинам придется трудно.
- Давай. Но только - ты обещала. И надо еще как-то Миха убедить.
Миха убеждать не надо, он давно уже "на все согласный", а вот себя... Ну не планировала я заводить детеныша столь рано. С другой стороны, интересы семьи требуют именно такого графика. Если сильно не затягивать обмен потомками, будет проще. Значит, планируем к началу осени.
- Не напрягайся, с Михом я договорюсь. И пусть у вас будет все вкусно.
- ... в качестве кого ты собираешься туда идти? Надеюсь, не станешь распространяться людям о ваших странных семейных вкусах?
- Извини, мне тут опять что-то мяукнуть надо...
- Ма, ну разумеется, нет. Я там просто представитель корпорации, куда Мих идет на работу.
- Какой такой "корпорации"?
- М-м... некоторой. Понимаешь, люди же не знают про наши кланы. Зато знают про свои корпорации. И вдобавок, принцип преданности корпорации, в которой работаешь, для них давно уже не обсуждается. Равно как и забота фирмы о своих сотрудниках не удивит. Так что, если Мих работает на нас, то "где-то там" у нас наверняка есть какая-то корпорация, представитель которой может нанести визит матери сотрудника. Все понятно и ожидаемо.
- И ты хочешь воспользоваться обманом еще раз?
- Просто не мешать людям верить в свои мифы. Обманывать не нужно, достаточно умолчаний.
- Ох, дочка...
- Подожди, Маева. Ответь мне, Рафа, нам вы тоже "позволяете верить в свои мифы"?
Резкая реплика отца прервала неспешное течение беседы за чаем. За что я ему в общем-то благодарна, поскольку маму опять понесло в этические дебри рассуждений, что можно делать "хорошей девочке", а что нет. Отцу ответить проще.
- Па, ты сам-то как думаешь? Мы же не возражаем, чтобы ты ждал вымирания человечества. И даже маленького кошратика с сохранением адаптации к Основе я тебе обеспечу. Так что можешь верить в будущую свободную от людей планету - никаких проблем.
- Кор, ты рассказал ей о программе "свободной планеты"? Мы же не хотели об этом... Зачем?
- Ма, успокойся, - я примирительно глажу ее по руке. - Папа просто надеялся поссорить Миха со мной. Как будто забыл, что семья в слиянии - элемент неделимый. Ссора могла бы произойти только между нами и вами, но нам она не нужна. Даже если вы как-то подталкивали сокращение численности людей... тайком от клана.
- Рафа, я такого не говорил! Не придумывай...
- Не говорил, конечно. И давайте уж заканчивать день откровений. Хотелось бы продолжать верить, что есть родители, которые меня любят.
- Родители у тебя есть, если ты этого хочешь, - Маева вздыхает, - а вот я уже не уверена, есть ли у меня дочь.
- Что ты хочешь сказать?
- Слияние. Мне пока не удается понять, сколько в тебе осталось от Рафы.
- Я - это я.
- Разумеется, сейчас ты думаешь так. Точнее, ты-нынешняя так думаешь. Когда предки закладывали в гены вида программу, позволяющую каждому в паре изменяться, подстраиваясь друг под друга, они не предполагали, что клятва-ключ будет произноситься с существом другого вида.
- Ну и что? Главное, эта программа сработала и слияние произошло.
- Ты понимаешь, после произнесения клятвы партнеры изменяются. Сильнее всего - личность, но вообще-то меняется все, вплоть до физиологии. Предки позаботились о соответствии во всех смыслах. Когда клятву произносят кошраты, они меняются оба, навстречу друг другу. Но у людей этой программы нет, значит, изменялась ты, и сильно. Для соответствия человеку. И я не знаю, кто ты теперь.
- Рафела. И сейчас гораздо больше, чем сначала.
- Слияние с Багиром?
- Не только. Мам, ты зря говоришь, что люди не меняются. Мне кажется, предки не создавали этой программы, а разбудили уже имеющуюся, перевели в активное состояние и связали с ключом-клятвой. У людей она тоже есть, но спит. Мих тоже стал меняться, только постепенно. А потом еще в слияние вошел Багир.
- А Березка?
- Когда добавилась Березка, мы уже знали, чего ожидать.
Мама только покачала головой.
- Мам, мне пора. А то опоздаю на паром.
- Иди уж. Занимайся своими человеческими делами...
Направляясь к парому, жмурюсь и чихаю пару раз от весеннего солнышка.
Уютная каюта, зарезервированная за посольством и, разумеется, просто напичканная жучками. Пускай, эти жучки не ползают и не мешают смотреть на воду, отражающую легкие белые облака. А говорить все равно не с кем, слушайте, если хотите. Иные же разговоры жучкам недоступны...
- Извини, это глупо, конечно, но я не знаю, что с Бри делать. То есть не в том смысле...
- Я поняла. Все никак не можете определиться, кто вы друг для друга.
- Да. Она симпатичная, но я не могу сформулировать, как к ней отношусь. Вот ты и я, это понятно. А Бри... Ей можно доверять, мы научились вместе действовать, когда затевали эту гостиницу. Но...
- Это все знаешь что такое? Разные дистанции, Мих. Я когда-то разбиралась с происхождением некоторых слов вашего языка. Про семью иногда говорили - "половинки". Части одного целого. Это скорее про нас с тобой. Еще есть слово "друг", идущее от древней воинской "дружины". Тот, кто отведет неожиданный удар, прикроет спину. Тот, кому можно доверить беречь тебя, пока спишь в опасном месте. Так я скажу про себя с Багиром. Есть "товарищ". Тоже древнее слово. Купцы, ведущие один караван с общим "товаром". Тот, кто всегда будет "играть честно", кому можно доверить свои ценности и быть спокойным за них. Но вот жизнью и здоровьем рисковать товарищ уже, возможно, и не станет. Кто для тебя Бри?
- Сложный вопрос... Товарищ - точно и даже больше. Но вот "друг" ли? Не знаю. То есть я верю - она попытается защитить мне спину, но я, наверное, все равно буду оглядываться. Может, со временем привыкну...
- Так и не торопись. Сейчас вы точно товарищи и этого уже достаточно.
- Для постели? - нервно усмехается.
- Для того, чтобы "вести общий караван". Тебе от нее нужна защита браслетом, ей от тебя - ребенок, чтобы поменяться со мной. Я ей обещала взамен ребенка от Багира.
- То есть постель только для дела, а не для удовольствия...
- А почему не добавить удовольствия? Вот представь, едут два товарища, ведут караван. Ясный день, синее небо, прохладный ветерок, удовольствие от дороги. Чем плохо?
- Гм. - И долгая пауза: представляет. - А ты... будешь наблюдать?
- Нет. И Багир, думаю, тоже не станет вас беспокоить. Если что-то понадобится, позовете.
В ответ - волна благодарности:
- Спасибо. С тобой поговорили и все по местам разложилось. Пойду Бри найду. Она как пришла, сразу шмыгнула на кухню и сидит там.
- Удачи вам.
И, пожалуй, стоит представить в уме легкую шторку между нами. Пусть побудут одни.
На городской пристани я уже собиралась взять постоянно дежурившую у парома посольскую машину с водителем, но возникло смутное ощущение "неправильности" такого жеста. Чуть замедлив шаг, попыталась понять, что именно "не так", но мысль ускользала, а после нескольких попыток разобраться и само настораживающее ощущение помахало хвостом. Однако пренебрегать интуитивным предупреждением не хотелось. Повинуясь неожиданно возникшей идее, открыла дверь стоящего у обочины такси и прыгнула на переднее сидение. Молодой таксист с черной короткой бородой и большим крючковатым носом уставился на меня круглыми от удивления глазами, но на диво быстро справился с собой. Называю адрес, как само собой разумеющееся. Будто кошраты каждый день запросто ездят на человеческих такси, да еще в бедные районы города.
Машина сорвалась с места стремительно и я порадовалась своему решению. Водитель нашего официального лимузина минут пять копался бы в карте и еще столько же переспрашивал, действительно ли я хочу туда ехать. А так мы уже летим по каким-то кривым переулочкам и проходным дворам с арками старых домов. Добрались быстро. У меня даже возникло желание взять у таксиста номер комма, но пришлось отказаться от этой идеи с сожалением - и так парню достанется от человеческих спецслужб, не хотелось подставлять его еще больше. Поэтому, положив рядом со счетчиком деньги и махнув на прощанье рукой, скрываюсь в подъезде. Старый дом, странные запахи, из-за дверей (картонные они тут, что ли?) слышна музыка и невнятные голоса, узкая полутемная лестница без лифта, третий этаж.
- Я могу тебя отвлечь?
- Да, Бри, иду сейчас по лестнице в Миховом подъезде. А что случилось?
- Звонил папа. Спрашивал, почему Мих не поехал к матери и почему туда поехала ты.
- Ага, уже знают.
- Машину отследили.
- Еще бы. А что ты ему ответила?
- Сказала, вспомнил о срочных делах здесь, вот и прибежал. Но о матери беспокоится, и тогда я позвонила тебе и попросила съездить. В "срочные дела" он вроде бы не поверил, но ничего не сказал. А вот в звонок поверил. Я еще раньше слышала разговор о проблемах отслеживания звонков с виллы. Наверное, Лавиния подстраховалась.
- Не только она. Мы тоже.
- В общем, в мой звонок поверил. Удивился только моей "бесцеремонности". Я ответила, что ты моя подруга. А потом настойчиво приглашал нас с Михом в гости. Дескать, у дочери куча новых друзей и подруг завелось, а с родителями не знакомлю. И как-то так повернул разговор, что я сама не заметила, как пообещала. Правда, успела спохватиться и не сказать когда, вроде как "когда время будет, так сразу".
- Знаешь, Бри? Все к лучшему. Сама смотри, как все выглядит с его стороны. Они ждут Миха в засаде, а он разворачивается и не едет в город. Ситуация подозрительна, но это отдельная тема. А что делать дальше? Простейший вариант: как-то выманить Миха в известное время и место. Например, в гости. И пока Роман верит, что ты приведешь Миха к нему, основным планом будет этот. А потом станет придумывать что-то новое. Хорошо бы выиграть немного времени.
- То есть я обещаю ему привести Миха знакомиться, и все время откладываю... пока смогу.
- Ага. Как у вас там вообще дела?
- Да... Мих в душ пошел. И вообще, я к нему присмотрелась сейчас немного иначе, чем раньше... знаешь, кажется, будет легче, чем думала. Но с тебя хвостатый долг! Все равно стрясу. Не надейся отвертеться.
- Я помню. Если у тебя все получится сейчас, то я - осенью. Пойдет так?
- Ага. Так даже лучше, Багир успеет ко мне привыкнуть. А то мне как-то тревожно, вдруг он одумается и человека сочтет "извращением".
- Ты разве не чувствуешь его отношения? Зачем беспокоишься?
- Чувствую. Но все-таки... Короче, не мешай мне себя пугать!
- Пугай, если хочется. Могу даже помочь.
- Не-е... и так хватит. Пугать себя я умею. Ладно, извини, пора выполнять свою часть договора.
- Вкусного вам медового месяца!
Жму кнопку звонка. Интересно, мать Миха дома или все окажется не так просто? Соседние двери в двух шагах: можно, конечно, поспрашивать соседей... Нет, шаги за дверью.
- Кто? - Настороженный, чуть глуховатый голос.
- Знакомая Михаила.
Дверь открывается.
- Коша? - Высокая женщина, похожая чертами на Миха, но - со светлыми глазами и волосами, смотрит на меня как на... на пришельца, что ли? Ну да, я ведь и есть он, то есть она.
- Меня вообще-то зовут Рафела. Здравствуйте, Клара. Я могу войти?
- Д-да, конечно, заходите.
Полутемная узкая прихожая. Разуваюсь, иду в кухню вслед за хозяйкой. Гостиной в этой квартирке нет, только две спальни. Единственная территория для гостей - кухня. Оттуда тянет кофе и сигаретным дымом.
- Что послужило причиной вашего визита? - она наливает из кофейника густую и черную как деготь жидкость в маленькие чашки, ставит одну передо мной.
- Я здесь по просьбе Михаила. Он сегодня безуспешно пытался вам дозвониться, ни ваш, ни домашний комм не отвечал. Он беспокоится.
- Вот как. Сегодня почему-то действительно связи нет. Как раз хотела сходить подать заявку. Странно, что Мих с этой просьбой обратился к вам.
- А он и не обращался. Просто было видно, что нервничает. Видите ли, Михаил подписал трудовой контракт с нашим совместным предприятием и теперь он - наш сотрудник.
Клара мнет в пальцах сигарету, не решаясь закурить при гостье. Пусть бы курила, она ведь дома, но - нет. Наконец, придя к какому-то выводу, отвечает:
- Понятно. "Забота о молодых работниках". Приятно, что сын пошел в корпорацию, где она реально практикуется. Мне будет спокойнее. Вот только...
- Да?
- Он еще не закончил учебу...
- Полтора месяца до диплома.
- Вы в курсе?
- Разумеется, он делает диплом у нас.
- Вот как, хорошо. Зарплата, я полагаю, достойная?
- Вполне. Однокурсники станут завидовать.
Клара хмурится. Вздыхает.
- Что-то не так?
- За ним сейчас стервочки бегать станут, - рука женщины комкает бумажную салфетку, - говорила я ему: "делай серый браслет", так нет - дотянул. Все надеялся на сказку, будто бы "живущие вместе" иногда случаются.
Нет, не могу видеть, как она психует:
- Эта сказка для него может стать реальностью. Там есть одна девушка, с которой он делает дипломный проект.
- Ой, не говорите. Все женщины одинаковые. По себе знаю.
- Дело не только в ней. Она тоже теперь наш сотрудник, а у нас, если вы знаете, приняты устойчивые отношения. На сотрудников-людей это формально не распространяется...
- Но если она его кинет, то в коллективе не поймут? Вы это хотите сказать?
- Примерно, - улыбаюсь я.
- Тогда да... может быть. Если хорошая работа и девочка с амбициями. Может быть... вы меня очень порадовали. Как-то даже слишком хорошо. Зачем?
- Что - "зачем"?
- Зачем вы о нем заботитесь? Я не слышала, чтобы у вас было много сотрудников-людей.
- Он нам понравился, - пожимаю плечами, "о чем еще говорить".
- После того, что он сотворил с одной из ваших девочек?
- Этой девочкой была я.
- Гм... - наклонила голову, в точности, как Мих.
- Естественно, мое мнение было решающим.
- И почему?
- Почему? Вы ведь знаете, как "огонек" действует на мужчин. Подменяет цели поступков на "основной инстинкт". Цели, но не средства.
- Что вы хотите этим сказать? Признаться, не очень поняла.
- Мужчины ведут себя под "огоньком", как им на самом деле свойственно. Понимаете? Озлобленный - выпустит злобу, жестокий - жестокость. Михаил был заботливым и внимательным. Как раз важные качества.
- Забавно. Никогда не рассматривала "огонек" как средство подбора кадров.
- Не слишком адекватное средство, но раз уж все равно случилось...
- Понимаю. Спасибо вам...
Нас прерывает звонок домашнего комма. Проверка работы оборудования от компании связи. Роман отменил блокировку. Разумно: с моим приездом игра потеряла смысл. Спокойно вызываю с домашнего комма посольскую машину: сейчас ее присутствие во дворе только добавит официальности моему посещению.

Опубликовано: 14.02.2017

Автор: Алекс & Ангелина Змаевы

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 27 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Ура! Музу автора уже начали кормить!

  1. Да, давно было нужно с матерью поговорить, жаль, что правду нельзя сказать)

    Оцени комментарий: Thumb up 0