Воспитанник 8

Даниэль томился в своей комнате. Подошло время ужина, но ужин тоже никто не приносил... Выходить же Даниэль больше не решался, боясь встречи с Герхардом и компанией.
Та же самая история повторилась и утром – никто не пришел, не разбудил и не принес завтрак. Зато ровно в восемь явился Грено. Застав ученика под одеялом, он был весьма недоволен, и в результате Дан, как в первый день, получил 60 секунд на подготовку после бесцеремонного сдергивания с кровати – за ногу.

Умудренный опытом, скандалить мальчишка не стал. Но и собраться как следует не получилось. Пока Даниэль протирал глаза, прошла половина отведенного ему времени. Потом кинулся на поиски одежды. Уже на второй день занятий Максимилиан принес ему несколько специальных рубашек и штанов для тренировки. Очень простых – Даниэль скривился – но удобных. Этого он не мог не признать. И башмаки ему дали другие… только вот содержать всю эту амуницию в порядке он даже не пытался, привычно спихнув заботу на старика. И теперь рубашка никак не находилась. Штаны нашлись, но упирались и не хотели надеваться. Башмак обнаружился только один – второй Даниэль зашвырнул куда-то в сердцах, когда пришлось раздеваться вечером самому. В итоге, рубашка натягивалась уже на ходу, когда он выскакивал во двор.
Так Даниэль и появился пред всеми, чувствуя себя чучелом, выставленным на посмешище: изрядно помятая одежда, застегнутая наперекос, один башмак и нечесаные лохматые волосы…
Если кто-то из тренирующихся и обратил внимание на его весьма нестандартный костюм, то виду не подал. Каждый занимался своим делом, через минуту вся группа дружно унеслась за ворота на традиционную пробежку, а безжалостный Грено погнал за ними Даниэля, сопровождая едкими комментариями о беспомощных младенцах свои уже привычные «ускорения» палкой по заднице.
Второй башмак Даниэль снял – не бежать же в одном. Но положение от этого не улучшилось. Непривычный даже ходить босиком, не то, что бегать, он все время сбавлял темп и перевыполнил, наверное, месячный план по получению замечаний и «подгонялок». С остальными упражнениями тоже не ладилось. И Даниэль едва дождался окончания тренировки, чтобы укрыться в своей комнате. Он очень надеялся увидеть там Максимилиана. И завтрак. Но, не увидев ни того, ни другого, так разъярился, что принялся скидывать с полок книги. Вслед за книгами полетел в стену канцелярский прибор, а за ним пришел черед мебели. Через полчаса таких усилий комната напоминала первородный хаос в лучшем виде. Даниэль обвел взглядом дело рук своих и, тяжело дыша, вышел.

Терпеть голод не было больше никакой возможности, и Даниэль отправился на кухню. И чем больше было его внутреннее смущение перед слугами, тем более высокомерным оказался тон, которым он разговаривал.
- Я голоден! – произнес он, обращаясь в пространство, и сам удивился - с таким вызовом это прозвучало.
Никто не отреагировал. На кухне каждый, как ни в чем не бывало, продолжал заниматься своим делом. На Даниэля обращали внимания не больше, чем на залетающий в окна ветерок. Даже меньше
- Вы что?! Оглохли все?! Я! ХОЧУ! ЕСТЬ! – прокричал «герцог», чувствуя, как переполняет и выплескивается через края его ярость.
Никто и не обернулся в его сторону. Только Старшая повариха Грена сделала было движение, словно хотела подойти, но стоявший рядом дородный мужчина в белом фартуке удержал ее под локоть и что-то тихо сказал. Грена вздохнула и отвернулась. Тогда Даниэль схватился за ручку ближайшей к нему кастрюли с супом и с силой перевернул ее на пол.
А вот на это реакция последовала, и незамедлительная: - Ты что делаешь, паразит! – одна из стоявших поблизости кухарок проворно отскочила в сторону, чтобы не угодить в образовавшуюся лужу, а потом устремилась к нарушителю спокойствия с самым решительным видом. – Я тебе покажу сейчас! – она воинственно взмахнула поварешкой.
Вся остальная кухонная прислуга тоже смотрела на Даниэля недружелюбно. И Даниэля словно понесло, закрутило в мутном черном неуправляемом потоке. Уже не отдавая себе отчета, он схватил мясной топорик, оказавшийся под рукой, и замахал им прямо перед носом наглой кухарки.
- Давай! Покажи мне! Что ты хотела мне показать?! Грена горестно вздохнула, знаком подозвала к себе одного из младших поварят и что-то ему прошептала. Мальчишка лет восьми согласно кивнул и шустро выбежал в заднюю дверь.
- Если кто-нибудь сейчас же не подаст мне завтрака… - завизжал Даниэль, обводя диким взглядом присутствующих, - и как продолжение фразы на пол полетела еще одна кастрюля. Следующая угодила в стену, едва не задев главного повара. Теперь Даниэль не мог бы пожаловаться на недостаток внимания – на него смотрели все. И вся эта композиция могла бы носить название «застывшие и безумец», если бы какой-нибудь художник взялся запечатлеть ее на холсте. Даже кухарка с поварешкой замерла, опасаясь приближаться к ненормальному.

Не известно, чем бы все это могло кончиться, если бы на пороге кухни в этот момент не появилась Каролина в сопровождении двух дюжих охранников своей гвардии. - Что это за представление? – строго спросила Каро, обращаясь сразу ко всем. Она окинула взглядом учиненный беспорядок, нахмурилась и обратилась уже к Дану: - Что вы тут делаете, Даниэль?
Даниэль, готовый отправить в полет очередную кухонную утварь, вздрогнул и на минуту замер.
- Я пришел, чтобы поесть! – все тем же скандально-пронзительным голосом ответил он, не оборачиваясь к вошедшим. – Мне должны дать еду!
Каро поморщилась. Если что-то и внушало ей отвращение – так это визгливые бабские истерики. С детства приученная к тому, что это признак слабости и глупости, она сейчас с трудом сдержалась, чтобы сразу не отвесить скандалисту хорошенькую затрещину. Проклятье!!! Ведь только полчаса назад, понаблюдав за ним во время тренировки, она решила уже, что надо с ним как-то помягче! Ну не привык мальчишка, ну избаловали… надо попробовать хоть поговорить по человечески. Плюнуть на гору срочных дел, быстро решить САМЫЕ срочные проблемы, хлебнуть хоть чего-нибудь вместо завтрака, на который просто нет времени, и… поговорить.
Вот с этим она хотела нормально пообщаться? С ЭТИМ??? Убила бы идиота!
Вместо этого она нарочито спокойным голосом спросила: - С чего вы взяли, что вам кто-то что-то должен? Если вы голодны – извольте вежливо попросить, и вас накормят. Что за представление вы тут устроили?

Потерявший последнюю связь с реальностью, Даниэль с силой размахнулся и рубанул топором стол с грязной посудой. Чашки и тарелки брызнули в стороны массой осколков, а сам топор глубоко вошел в дерево стола.
Каро по-настоящему разозлилась. Да что же это за наказание на ее голову, только психов придурочных не хватало для полного счастья! Нестерпимо захотелось схватить первый попавшийся горшок и надеть наглецу на его пустую голову. Но Каро сдержалась – слишком уж это будет похоже на банальные семейные разборки мещан-скандалистов. Фу…

Быстро сориентировавшись, и даже не прибегая к помощи кого-то из гвардейцев, девушка за шиворот отдернула Дана и от стола, и от воткнувшегося в дерево топора и хорошенько встряхнула, разворачивая к себе. - Даниэль, вы забываетесь! – Голос вопреки злости звучал спокойно и очень холодно. – Сию секунду возьмите себя в руки и извинитесь за учиненный вами погром! – Каро прекрасно понимала, что вряд ли сейчас Дан может правильно оценить происходящее и среагировать адекватно. Но последний шанс она ему дала, смирившись про себя с тем, что приводить мальчишку в чувство снова придется с помощью розог. Вот же заррраза… по хорооошему с ним, как же!
Еще минут десять назад эти слова могли возыметь бы действие. Но не сейчас. Даниэль взвился еще сильнее. Он сильно рванулся, высвобождаясь из рук принцессы, и полоснул по ней ненавидящим взглядом: - И не подумаю! Фурия! – выпалил он, задыхаясь от ярости. И добавил в адрес принцессы еще несколько грязных ругательств. - Ну что же. – Лицо Каро стало совершенной ледяной маской. – У вас был шанс, Даниэль. Вы им не воспользовались. Извольте пройти в мой кабинет, – и обернувшись, кинула куда-то за спину: - Передайте управляющему, чтобы приготовили розги.
- Никуда я не пойду! Вы не смеете! – кричал Даниэль в исступлении. - Не прикасайтесь ко мне... – задохнувшись, продолжил он: - Убирайтесь немедленно! Но больше никто его воплей не слушал. Двое телохранителей подхватили брыкающегося мальчишку, как пушинку, и по знаку принцессы вытащили за дверь. Каро задержалась на секунду: - Я приношу извинения за моего подопечного, – усталым голосом сказала она в пространство. – Слишком долго его воспитанием никто не занимался, придется наверстывать. Надеюсь на ваше понимание. - Да что уж там, Ваше Высочество, – первым оттаял тот самый дюжий дядька в фартуке, что удержал Грену. – Уж нам ли не знать. Вы не огорчайтесь так, выправится еще. - Надеюсь, – без улыбки согласилась Каро и повернулась, чтобы выйти. - Ваше Высочество, он хороший мальчик, – не выдержала Грена. – Вот увидите, он все поймет!
Каро все же улыбнулась заботливой тетке через плечо и вышла.

Все это время гвардейцы просто держали бьющегося в истерике мальчишку за дверью. Теперь же, повинуясь недвусмысленному приказу, быстро направились в сторону кабинета. Куда и втолкнули свою ношу, оставив наедине с лавкой, розгами (когда только успели приготовить??? Не иначе далеко и не уносили…) и тягостными воспоминаниями. Даниэль бросился к двери и заколотил в неё руками и ногами, что было сил, громко выкрикивая ругательства в адрес стражи, принцессы и всех на свете.
А потом вдруг резко затих – как выключили. Медленно опустился прямо на пол перед дверью. Обвел взглядом кабинет… РОЗГИ! это… это же для него приготовлено СТОЛЬКО РОЗОГ!!! Со всей ужасной, ослепительной обречённостью он осознал свою участь. Катастрофа была полной. Воспоминание о том, что произошло на кухне, внезапно окатило Даниэля леденящим ужасом. И он даже подумать боялся, что будет дальше.
Ясно было лишь одно: спасения теперь для него нет. Надеяться не на что, даже на чудо. Если бы можно было сейчас вернуться на час назад! Ну, пусть хоть на полчаса! Его кидало то в жар, то в озноб. Панические мысли метались в голове.
- Что делать? Что же мне делать? - Даниэль закрыл лицо руками. Воздух в комнате стал тяжелый, пропитанный страхом. И деваться некуда. Больше всего хотелось сбежать, куда глаза глядят. Несбыточные мечты! Дверь заперта. Да, если бы и открыта, охрана остановит… что же делать-то?!..
Казалось, он проваливается в бесконечно глубокую яму, внутри все замерло, заледенело. Как в страшном сне... Отчаяние до боли сжимало сердце. Кровь толчками ударяла в уши.
Даниэль не знал, сколько он так просидел. Кажется, долго. Всякий раз, когда за дверью слышались шаги, сердце отчаянно трепыхалось. Но каждый раз шаги удалялись, не останавливаясь. Наконец Даниэль отнял руки от лица, медленно поднялся. Переступил затекшими ногами. Обхватил руками плечи, чувствуя, как их сотрясает дрожь. На душе было мрачно, неуютно и обречённо-тоскливо. И тут дверная ручка с легким скрипом повернулась. Даниэль заметался в душе – запереть дверь изнутри… выпрыгнуть в окно… что-нибудь сделать!!!

Каро нарочно не спешила в кабинет. Ей хотелось прибить паршивого мальчишку на месте. Нет! Сгоряча действовать нельзя. Пришлось несколько раз напомнить себе, что другого Даниэля не придвидится. Придется делать человека из этого. Ну за что ей такое наказание?!

Несколько раз глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, Каро нажала на ручку и открыла дверь. И едва не пошатнулась от нахлынувших на нее чувств – страха, отчаянья, тоскливой обреченности. Каро целое мгновение понадобилось, чтобы с изумлением осознать – это не ее чувства. Она скосила глаза на медальон – он был на месте. Что происходит??? Почему этот мальчишка так легко пробил ее щит? Это же какой силы должно быть чувство, чтобы…
Пришлось мысленно дать себе пощечину, чтобы отгородиться от чужих эмоций. Каро взглянула на Даниэля уже трезво, четко оценивая его состояние. Жалости к нему она не испытывала, но ураган чужих ощущений унес с собой злость.
Так оказалось даже лучше – теперь Каро полностью овладела ситуацией и могла действовать расчетливо и целенаправленно.
При виде принцессы Даниэль резко отвернулся в сторону, намертво впился глазами в стену. И весь закаменел под ее взглядом. Он буквально кожей чувствовал, как она на него смотрит. Внутри рос и ширился ледяной клубок, распускал свои мерзкие липкие щупальца. Он давил на плечи неподъемной свинцовой тяжестью, делал ватными ноги, заставлял тревожно колотиться сердце и дрожать руки. Порой страх поднимался высоко – под самое горло, и тогда становилось трудно дышать, а порой падал вниз, и тогда казалось, что и сердце провалилось вслед за ним.
Каро прошла в кабинет, мельком глянув на объект своего воспитания. Взглядом проверила наличие необходимого. Вздохнула. - Вы меня опять разочаровали, Даниэль, – сухо, но спокойно сказала девушка. – Мне стыдно за вас. Ваша истерика смотрелась не просто безобразно – омерзительно. Визг был слышен, наверное, на другом конце города. А вид? Лицо перекошено, слюна брызжет… если вы думаете, что кого-то напугали – напрасно. Выглядело смешно и жалко. И это будущий принц-консорт? О каком вообще уважении может идти речь после таких сцен? - Каро невольно передернула плечами – в памяти четко стояла эта картина.
Что случилось, Даниэль не понял. Просто вдруг перед глазами возникло какое-то существо, размахивающее руками, орущее и просто кошмарно визжащее посреди кухни. Еще через мгновение мальчик с удивлением понял – да это же… ОН САМ??? Даниэль готов был поклясться, что он не вспоминал, не представлял, - видел! Видел себя со стороны! Какое-то время картинка еще держалась перед ним, потом резко исчезла, как выключили, оставив гадкое ощущение стыда и собственной ничтожности. Даниэль втянул голову в плечи.
Каро внимательно его разглядывала. Несмотря на попытки закрыться, она продолжала ловить все эмоции своего воспитанника. И его мимолетный стыд словно прозвучал первым колокольчиком. Неужели?...нет, еще рано судить. - Даниэль, вы не оставляете мне выбора. Если вы не в силах совладать с собой сами, я буду вынуждена делать это за вас. За каждой такой истерикой последуют розги. Думаю, так вам будет легче помнить о собственном достоинстве. Прошу, – она указала рукой на лавку посреди кабинета.

Даниэль бросил взгляд в направлении, в котором ему предстояло идти. Посмотрел на лавку, на страшное ведро рядом с ней, и остатки гордости покинули его. – Неееет! – вскрикнул он в отчаянии, непроизвольно сделал шаг назад, ткнулся спиной в косяк и вздрогнул от неожиданности. Стало совершенно невыносимо: к головокружению добавилась слабость и пустота в голове. Снова промелькнула одинокая мысль – бежать! Промелькнула и утонула в бесконечном страхе. Даниэль судорожно пытался найти спасительные слова, но ничего не находил.
Каро поджала губы. Его страх хлестал по нервам нестерпимыми холодными волнами, все сильнее по мере того, как Даниэль терял над собой контроль. Ощущая всю величину его ужаса, принцесса чувствовала, как в ее душе просыпается жалость, но тут же эта жалость приобретала оттенок брезгливости – он даже не пытается с собой совладать! Да не убивать же его тут собираются! - Даниэль, если вы меня вынудите, я раздену и уложу вас на лавку силой, – ледяным тоном предупредила девушка. – Но тогда не обижайтесь, добавлю еще и за трусость.
Трусость… Это слово схлестнулось с ужасом, затопившим Даниэля и словно бы чуть отодвинуло его. Никто еще не называл его трусом… А ведь… так и есть? – скользнуло где-то по краю сознания. Пол показался Даниэлю вязким, когда он шагнул вперед. Ноги будто прилипали к нему – едва удавалось их оторвать, чтобы сделать следующий шаг. Тело, предчувствуя близкую боль, изо всех сил сопротивлялось.

Каро терпеливо ждала, не издавая больше ни звука. Если Дан пытается справиться со своим страхом сам, она даст ему на это время. «Ну же!» - словно мысленно подталкивала его она. – « Ну, будь хоть чуть мужчиной! Это всего лишь порка! Это не смертельно! Оставь хотя бы надежду, что ты чего-то стоишь!».

На долю секунды Даниэль остановился. Новое яркое, но непонятное ощущение вплелось в ту бурю чувств и эмоций, которые он испытывал. Уже много позже, вспоминая этот момент, он думал, что впервые понял и почувствовал тогда что-то такое… такое… он не знал этому названия. Но был уверен – с этого все и началось. Даниэль с удивлением прислушался к этой новой, неожиданной для него струнке. Кажется, даже немного распрямился. И, хотя сердце его по-прежнему обмирало, уговаривать его раздеваться на этот раз не пришлось. Не глядя ни на Каро, ни на лавку, он принялся расстегивать штаны. Руки как чужие. Холодные пальцы не слушались, но все же справились с задачей. Даниэль рывком стянул с себя все, что было нужно. Улегся на лавку, отчаянно цепляясь мыслями за тоненькую, готовую растаять в любой момент струнку.

Каро испытывала странное чувство. Его нельзя было назвать радостью. Скорее, это было облегчение от того, что Даниэль все же нашел в себе силы совладать с самим собой. Значит… еще не все потеряно. Она по-прежнему не испытывала восторга от перспективы прожить жизнь рядом с этим мальчишкой, но раздражение временно отступило. - Я рада, что вы не безнадежны, – коротко сказала принцесса, и этим ее одобрение ограничилось.

Сегодня ему придется труднее. Истерика не стала менее позорной от того, что сейчас он взял себя в руки. Отучать от таких фокусов надо раз и навсегда. Придерживать руку, как в первый раз, Каро не собиралась. Но и перегибать палку нет необходимости. Обычная и даже не слишком строгая порка. Валик под животом оказался для Дана неприятным новшеством, но тут уж ничего не поделаешь. Придется привыкать.
Как и в тот, памятный день, Каро быстро и умело привязала Даниэля к скамье, теми самыми полотняными полосами. За руки, за ноги и за талию. Правда на этот раз пресловутый валик в комплекте с привязью заставил мальчишку заметно прогнуться в талии, ограничив и без того невеликую свободу движений и приподняв повинное место заметно выше остального тела.

Даниэль слабо отслеживал, что происходит кругом. Все его усилия были направлены на то, чтобы не думать ни о чем, а только слушать звон этой новой, неожиданно появившейся струнки. Он чувствовал, что очень важно сохранить, удержать его как можно дольше.
Шаги и прикосновения Каролины выдернули его из шаткого равновесия. Даниэль вспомнил, зачем он здесь, и струнка сразу стала таять… Даниэль ловил ее, пытался не упустить, продлить ощущение, но она ускользала, как дым между пальцев. Пока наконец не исчезла совсем. Вернувшийся к невеселой реальности, мальчишка, почувствовав, как его плотно притягивает к скамейке полотенцами, непроизвольно рванулся, но было уже поздно. И вновь он ощутил то отвратительное чувство беспомощности и беззащитности, которое испытал недавно впервые. Но теперь к нему примешались и новые ощущения - выставленная кверху попа заставила Даниэля покраснеть до корней волос. Хорошо же это должно смотреться со стороны… Он понял, что все из-за того самого валика, который был ему обещан в прошлый раз. Уже сейчас он заставлял мальчишку чувствовать себя крайне неловко. И на ближайшее будущее ничего хорошего не предвещал.
Содрогаясь от стыда и ужаса, мальчик сжался и замер, готовясь к неотвратимому.

Каро отошла к ведру с прутьями и готовила розги, искоса поглядывая на Даниэля. Она уже смирилась с тем, что не может закрыться от его эмоций, и просто выделила их где-то внутри себя в отдельную сферу, чтобы они не мешали трезво думать. Судя по всему, тот порыв, что дал мальчишке силы без скандала улечься на лавку, прошел. Власть в свои руки опять взял страх. Каро только морщилась, не осознавая, что слишком много хочет сразу. Хотя… собственно страх – в его ситуации это нормально. Все боятся. Просто кто-то позволяет страху завладеть собой полностью, а кто-то нет. Каро недовольно покусывала губы и передергивала плечами – да что ж он так боится! Ну, порка… ну, больно. Все это она проходила сама, и отлично помнила чувство беспомощности, и ощущение, когда, кажется, ну все – больше не выдержу. Но справлялась же! Не настолько ужасно, чтобы так раскисать.

- Даниэль, вы будете наказаны за неумение себя вести и возмутительный скандал. А так же за глупость и упрямство. Вам уже не раз было сказано, что никто не собирается морить вас голодом, надо всего лишь ВЕЖЛИВО попросить. Задумайтесь вот над чем: я наследница престола и не считаю для себя зазорным просить кого-то об услуге. С какой стати вы решили, что это ниже вашего достоинства?

Произнеся эту короткую мораль, Каро перешла к действию: розга свистнула и нарисовала красновато-розовый след поверх чуть заметных уже следов прошлой порки.

Даниэль слышал все, что говорила Каролина, но задуматься как следует не успел. Короткий свист прервал его размышления на тему…
- Уумммм!!! - резкая обжигающая боль пронзила тело. Даниэль рванулся и застонал. Разница почувствовалась сразу. В этот раз натянутая кожа ответила на удар таким всплеском боли, что незамедлительно хотелось прикрыться, вскочить, убежать, что угодно сделать, только бы не испытывать это снова. И в то же время гадский валик почти не давал двинуться.
Это было не просто больно… Даниэлю показалось, раз в сто хуже, чем тогда. И никак не оставляло унизительное ощущение выставленного в потолок зада. Пробивалось даже через боль.

- Пятьдесят розог, – уведомила Каро после первого стежка.

У Даниэля потемнело в глазах. ПЯТЬДЕСЯТ! Еще сорок девять вот таких же… Он уронил лицо на вытянутые вперед руки, уже предчувствуя заранее новую ослепительную вспышку. И она не заставила себя ждать. А за ней и вторая, и третья…

- Уууммммффф… - Ммыхх... Аййя! - терпения Даниэлю хватило ненадолго. Еще пару ударов он выдержал, лишь вздрагивая и мыча, прежде чем завопил во все горло. Потому что терпеть это было невозможно.

Принцесса делала довольно продолжительные, равные промежутки между стежками, как и в прошлый раз, через десяток меняя сторону. Разве что теперь следы были ярче, и попадали точнее – приподнятый валиком зад не имел возможности вывернуться.
- Аааа!!! - мальчишка задергал ногами, невольно пытаясь увильнуть, закрыться. Безрезультатно… Крупные капли вовсю катились по щекам, собираясь в мокрые дорожки. Но в этот раз Даниэль не просил о пощаде. Во-первых, как он уже успел убедиться, Каролина своих решений не меняла. А во-вторых… звенящая струнка словно исчезла не полностью, а оставила какой-то след – повернула какой-то винтик в сложном механизме…
Внешне вторая в жизни «герцога» порка мало чем отличалась от первой. Те же громкие вскрики вторили стежкам, те же рывки непослушного тела, которому некуда деться от расплаты… И все же появилось в Даниэле что-то такое, неуловимое, чего даже Каро не смогла бы, наверное, заметить. Она и уловила перемену не сразу. А уловив – решила, что ей показалось. И даже удостоверившись, ничего менять не стала. Наказание должно быть доведено до конца – этот принцип она усвоила на себе. Отсчитав ровно половину назначенного, Каро сделала перерыв.

Вот только перерыв этот неожиданно получился длиннее, чем она рассчитывала. Пришлось уделить время собственным разгулявшимся эмоциям – те дружными рядами ринулись на подмогу навязанным извне. Понадобилось время, чтобы призвать к порядку и те, и другие. Жалко? Да… Необходимо? ДА, черт возьми!
Каро вернулась к растянутому на лавке мальчишке со свежей розгой и продолжила. Досталось и полосатым уже ягодицам, и бедрам. Розга зло впивалась в растянутое неудобной позой тело.
- Уумммммм... Ыхххх... Айииии! - После передышки словно бы стало чуть легче.
И Даниэлю опять удалось сдержать крик на первых ударах. Но с третьего взмаха прутьев он опять завопил благим матом.

- Ай-яйй! Аааа!!! - орал он, пытаясь выдернуть хотя бы руки. Хоть на минутку закрыться от этих ударов, хоть ненадолго остановить новые вспышки ужасной боли... Но тщетно, привязь держала крепко. Десятки. А может, сотни. А может, тысячи раз, Даниэлю хотелось добавить к междометиям что-то связнное. Просить! Умолять, обещать все, что угодно! Но что-то удерживало его. Что-то подсказывало, что такие лживые обещания и мольбы хуже любых криков. И он предпочитал вскрикивать, повизгивать… И просто вопить.
А Каро с досадой убедилась, что непонятный феномен с неработающим щитом чем дальше, тем больше выходит ей боком. Да, она вполне разбирала, где ее чувства и ощущения, а где чужие. И даже усилием воли могла отодвигать, приглушать непрошенные. Но! Испытывать все прелести порки, да еще при том, что навязанные ощущения сам источник никак не контролировал… Каро представила, что теперь за любым взбрыком «герцога» последует такое удовольствие, и почувствовала, как возвращается злость на дурацкую судьбу.
К сожалению для Даниэля, ослепленная своим раздражением принцесса не дала себе труда задуматься – почему она так злится именно на него? Почему ее выводят из себя именно его слабости и ошибки? Может, сказывался его возраст? Действительно, в шестнадцать лет любому мальчишке, не то что герцогу, полагалось держать себя в руках. С ее воспитанниками так и было. Даже представить себе невозможно, чтобы кто-то из них так орал во время порки…в десять лет – еще куда ни шло, но не в шестнадцать! А этот изнеженный фрукт так разоряется, будто его, по меньшей мере, кочергой тут охаживают. Тьфу! Если бы Каро проанализировала ситуацию трезво – она бы вспомнила, как учила своих подопечных – постепенно, терпеливо, прощая ошибки и поддерживая малейшие успехи. Она именно что УЧИЛА своих мальчишек и терпеть боль, и не трусить ни перед наказанием, ни перед дракой. Учила и отвечать за свои поступки, и думать, прежде чем делать. А еще она любила и жалела их, искренне и от души.
Однако от Дана она почему-то требовала всего и сразу, и выходила из себя, когда он не проявлял нужных качеств. Наверное, потому, что для нее он был не просто очередной воспитанник. Даниэль – это проблемы. Даниэль – это вечная усталость и слипающиеся глаза. Горы документов и жалоб. Даниэль… противный, заносчивый, невоспитанный… навязанный ей обстоятельствами «жених». Тщательно отсчитав последний десяток, Каро отложила пучок прутьев. Постояла над рыдающим воспитанником, заталкивая его ужас и боль подальше в глубины собственного сознания. - Все, Даниэль, хватит рыдать, – велела она минуты две спустя. В конце-то концов!!! Если даже она может контролировать его чувства – сам он просто обязан постараться! – Успокаивайтесь и послушайте. Мне есть, что вам сказать.
Даниэль и сам желал бы успокоиться побыстрее. И встать побыстрее из этой ужасной, непристойной позиции. И убраться из этого ненавистного кабинета, не выслушивая никаких речей! Потому что… он и сам не понимал почему, но лежать так под взглядом принцессы стало невозможно, невыносимо. Даниэль чувствовал отголосок ее презрения – презрения к его слабости. И очень хотел укрыться от этого. Вскоре тишина в кабинете нарушалась лишь отдельными шумными всхлипами, но и они становились все тише.
Каро еще минуту подождала, пока всхлипы стали совсем редкими, потом подошла и первым делом развязала полосу на талии мальчишки. Убрала валик. Он смог распрямить выгнутую талию, и наказанное место перестало торчать в потолок. Уж что-что, а это, Каро прекрасно знала и без подсказки чужих ощущений – самое противное в порке. Дальше пока отвязывать не стала. Пусть полежит и послушает. Так лучше запоминается – тоже из своего опыта известно.

- Даниэль, я надеюсь, вы поняли: еще раз я узнаю, что вы визжите или скандалите – сегодняшняя порка вам покажется праздником. Уважайте себя хоть немного – не выставляйтесь на посмешище. Каро сделала паузу, давая время усвоить.
– И еще… всю предыдущую неделю мне, увы, некогда было контролировать вашу учебу. Чем вы и воспользовались, небрежничая и даже пропуская занятия. Так вот, ставлю вас в известность: с этого дня я лично буду проверять, как идут дела. И думаю, вы понимаете, что вас ждет, в случае если вам вздумается лениться.

Даниэль выслушал все это молча, не поднимая лица. По-прежнему хотелось схватиться за пострадавшее место и потереть, разогнать хоть немного саднящую боль. А еще хотелось убрать это самое место из зоны видимости. Без ленты на талии стало немного легче, и мальчик с нетерпением ждал, когда же его полностью отвяжут. Но одновременно навалилась слабость, Даниэль обмяк и вяло подумал, что завтра, ко всему, рано вставать на пробежку…

Каро стояла над ним и недовольно хмурилась. Она тоже чувствовала его усталость и апатию. И понимала – дальше читать нотации бессмысленно. Махнув на них рукой, она отвязала мальчишку.
- Одевайтесь, – велела принцесса и добавила: - Надеюсь, вы усвоили урок.
Вот уж на это Даниэля уговаривать не пришлось. Собрав последние силы, он быстро поднялся. Но резких движений все же избегал – помнил по прошлому разу. Развернулся так, чтобы быть к Каролине спиной и двигаться к стулу с одеждой ему пришлось боком. Уже одевшись, Даниэль застыл на месте, ожидая разрешения идти. Он все так же стоял к Каро спиной, смотреть на нее сейчас он не мог.
Вообще-то, по-хорошему, следовало бы заставить его и развернуться, и посмотреть. И даже рассказать, что он там себе думает. Но Каро решила, что на сегодня хватит – с них обоих. - Идите к себе, Даниэль. Займитесь чем-нибудь до вечера. Лучше вам не болтаться сегодня по замку.

Опубликовано: 07.11.2013

Автор: Джейд

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 54 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 33 человека:

  1. А кормить его догадаются?

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Охохоюшки! Тяжёлый путь предстоит Каро!

    Оцени комментарий: Thumb up +2

  3. Исключительно странное ощущение — хочется поучаствовать в дискуссии, которая закончилась 2 года назад. )))) Но с моей точки зрения все, с герцогом происходящее — результат его же действий. Следовательно, только он и должен исправлять, а то результата никакого не будет.

    Оцени комментарий: Thumb up +2

    • Дискуссия вышла интересная, да:)))) С высоты прошедшего времени, кстати, я теперь вижу, что такой отклик и сочувствие вызывает образ Даниэля еще потому, что мы детально прописывали именно ЕГО эмоции, ЕГО переживания. Они всех и задевали так живо.:))))) А Каро со своей сдержанностью и силой уходила на второй план.
      Но на самом деле да, что посеешь, то пожнешь, и если Дан не начнет меняться, хуже будет именно ему.

      Оцени комментарий: Thumb up +2

  4. Просто проглотила за один присест и теперь с нетерпением жду продолжения…
    Надеюсь барышня пожалеет о своей жесткости…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • А в чем, собственно, жестокость? И мне очень интересно, каким вы видите альтернативное развитие событий — не пороть? Покормить, не дожидаясь, пока он попросит? А что тогда дальше с ним будет?
      Спасибо за искренность!

      Оцени комментарий: Thumb up +2

    • не вижу жестокости. Каро многое упускает из виду, но в данном случае действует исключительно правильно — я не сторонник физических наказаний, но здесь слишком уж запущенный случай

      Оцени комментарий: Thumb up +2

  5. Вот и их связь эмоциональная полезла, Каро тоже потом хлебнёт за свой максимализм, если не подумает о том, что мальчишку вообще НИКОГДА не пороли

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Каро еще в первый раз поняла, что Дана никогда не пороли. Потому, что знает по своему опыту, что такое порка. В империи принципы просты — кому много дается, с того много и спрашивается. Так что наследников престола воспитывают очень даже сурово. Она попросту переносит эту схему на Дана. Опять же задам вопрос, а какие у нее альтернативы?
      Если честно, мне Каро жалко куда больше, чем Дана. Он хоть заслуженно получает то, что получает. А ей все это за что???
      Спасибо за отзыв :)))

      Оцени комментарий: Thumb up +2

      • надеюсь Каро, наконец повнимательнее послушает мысли Дани (когда он будет просто переваривать «урок» ) и скорректирует свою линию взаимоотношений с женихом. Ну и разберётся с козлами, что развращали пацанёнка специально.( Мне было лет пятнадцать, когда родители, ни разу не поднимавшие руки на своих детей, вдруг хотели меня выпороть (правда за дело), да фигушки им, я такой визг и вой подняла, на всю жизнь отбила такое желание, сама не бита и никогда своего ребёнка не била и вообще в реале против физического наказания, случай добровольных БДСМных отношений единственное исключение.

        Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Всё-таки Каро здесь овца гораздо хуже того же Дана. Если она его читает, она не видит его голод? Парень сутки не жрал. Его можно и нужно драть, но при этом она обязана, как воспитатель, обеспечить его всем необходимым. Другими словами, лишив его прав как несовершеннолетнего ребёнка, она, тем не менее, не выполняет обязанности воспитателя этого самого несовершеннолетнего ребёнка. А после этого, она озаботилась его питанием? В такой ситуации не только опущенный герцогёнок, но и нормальный парень на кухню не пойдёт, ибо стыдно.
    Извините, если что)))
    Да и на кухне народ — лицемеры))

    Оцени комментарий: Thumb up +1

    • Так. Стоп! :) Что вы предлагаете? Каро самой принести ему еду на подносе? Максимильян уже пробовал и что из этого получилось? Послать слугу, чтобы Дану принесли еду? Так он будет считать, что это в порядке вещей и так ничему и не научится.
      Вопрос с едой — вопрос принципиальный. Дану нужно было всего лишь ПОПРОСИТЬ, чтобы его покормили. Ничего больше. И важно, чтобы он сделал это сам. Несовершеннолетний ребенок, но все же не трехлетний. А то, что ему стыдно, кто в этом виноват, Каро? А в том, что Максимильяна нет рядом, который ему еду приносил? Тоже Каро? Она сама-то и есть и спать не успевает.
      И, кстати, Даниэль вот передает, что если кто-то еще раз назовет Каро овцой, получит в глаз. :)))))) Ничего личного. :))))))))))

      Оцени комментарий: Thumb up +1

      • И, кстати, Даниэль вот передает, что если кто-то еще раз назовет Каро овцой, получит в глаз. :)))))) Ничего личного. :))))))))))

        Я бы сказала что тут имело место быть констатация поведенческого, а не личностного фактора. Каро не овца, но ведет себя не слишком умно. Я абсолютно согласна с коллегой в данном вопросе. И даже с учетом того, что я Каро понимаю где-то и как-то… От этого ее поступки более умными не становятся.

        Оцени комментарий: Thumb up 0

        • А нам как раз и не нужно, чтобы они были умными. Это скучно. Будь Каро правильно-умно-гуманной она потеряет всякую прелесть. Для меня точно.
          Я вот спорю с Читальцем, а про себя понимаю, что у нас очень разный взгляд на вещи и вряд ли мы придем к полному соглашению. Но! Он своим дотошным мужским взглядом выявляет какие-то важные детали, которые мы напрочь упустили. Спасибо, Читалец!

          Оцени комментарий: Thumb up 0

      • Ладно, ладно, не овца)))) Но всё равно не очень хорошо с её стороны0))
        От неё не требуется кормить его с ложечки, кто такое Вам говорил. Но вот создать ему условия, чтобы в дальнейшем что-то требовать с него — её прямая обязанность. Ну, он никогда не просил ничего, тупо не умеет. Он бы и рад, но не знает, как. Просто за руку привести его в людскую, при нём попросить обед на двоих и поесть с ним рядом. Всё, дальше сам. Он поймёт, что уж если принцессе не зазорно так себя вести — то ему сам бог велел. Нет проблем. Заметьте, она уже после назначенной порки ему объяснила, что попросить что-то — не стыдно. До этого он не знал, как себя вести, у него примера правильного не было перед глазами со смерти родителей. В его срывах её вины не меньше, а то и больше. Воспитание — это не только порка, это и личный пример, и объяснения и общение. А ей — брезгливо. Пр лицемеров объяснять?))))))

        Оцени комментарий: Thumb up 0

        • Заметьте, она уже после назначенной порки ему объяснила, что попросить что-то — не стыдно.

          Конечно после. Потому что до того ей и в голову не пришло, что пойти и попросить — это такая невероятная проблема. По ее мнению это чистое упрямство. И гордыня. И с этим он должен справится сам. Такова ее позиция.

          Тут еще сказывается огромная разница в тех условиях в которых они воспитывались. Империя в этом плане заметно отличается от герцогства. Там все более регламентировано и жестко. Каро так росла. А жить Даниэлю в дальнейшем предстоит в империи. И сейчас у него два пути – повзрослеть или НЕ повзрослеть. Водить за ручку его никто не будет.
          Еще момент. Каро за такой короткий срок не могла изучить историю Дана детально. Пока у нее поверхностная информация: рано потерял родителей, получил неограниченную власть, забросил учебу, в дела управления не вникал, мутный вопрос с его окружением — надо разбираться. И вопросов больше, чем ответов. Добавим к этому постоянный цейнтнот. Чувствуете разницу между неспешным, вдумчивым воспитательным процессом (таким, каким вы его хотите видеть) и текущей ситуацией?
          И напоследок скажу совсем уж ужасную для вас вещь. Каро Даниэля взяла в воспитанники, чтобы иметь возможность его контролировать и не позволить мешать расследованию. А вовсе не для того, чтобы отдаться воспитательному процессу. Вопрос его перевоспитания – для нее второй вопрос. На первом месте – государственные интересы.

          Воспитание — это не только порка, это и личный пример, и объяснения и общение.

          Согласна. В следующей главе (или через главу) будет яркий пример на эту тему. :) А тренировки? Разве там не видна эта мысль — принцесса занимается, как все, потому что должна быть лучшей. Чем не личный пример. И, кстати, про еду, вот вы говорите пойти с ним поесть вместе… да ей банально некогда! она сама, сутки не ела, перехватывает что-то на бегу. И не спала почти… ну вот, заставили меня забежать вперед паровоза.

          А ей — брезгливо

          Не соглашусь. Дан ей неприятен, где-то до брезгливости — да. Но Каро из тех людей, которые умеют переступать через личную неприязнь, если считают это необходимым. Не брезгливость ей руководит.

          Оцени комментарий: Thumb up 0

          • про лицемеров объяснять! :)))) Я, правда, не вижу где там лицемерие.

            Оцени комментарий: Thumb up 0

          • Добавим к этому постоянный цейнтнот. Чувствуете разницу между неспешным, вдумчивым воспитательным процессом (таким, каким вы его хотите видеть) и текущей ситуацией?

            Кто говорит о вдумчивой и неспешной? Я хоть раз так сказал? Я говорю о личном участии, хотя бы десять минут в день. На той же тренировке она проходит мимо него молча!! Даже не здоровается))))

            Каро Даниэля взяла в воспитанники, чтобы иметь возможность его контролировать и не позволить мешать расследованию. А вовсе не для того, чтобы отдаться воспитательному процессу. Вопрос его перевоспитания – для нее второй вопрос. На первом месте – государственные интересы.

            Блин, всё смешнее становится))))) Она его контролирует? Сплавила общение с ним на тренера и учителей, где здесь контроль?))) А про невмешательство в следствие — вообще глупость. Чтобы мешать, надо знать, куда лезть, а он вообще не в теме, он в финансовые дела даже не вникал.
            По поводу второстепенного дела — ну, неумная она пока, максималистка. Она что, одна собирается империей управлять? Или всё- таки нужны верные люди рядом? Или у неё мужей столько же, сколько и провинций, чтобы вот так не попытаться в будущем облегчить свою жизнь?

            И, кстати, про еду, вот вы говорите пойти с ним поесть вместе… да ей банально некогда! она сама, сутки не ела, перехватывает что-то на бегу. И не спала почти…

            Лишнее свидетельство её неумности. Вернее, неумению организовать процесс. Если эта провинция так важна, что, не могли команду аудиторов набрать? Если дама столь высокого уровня не может обеспечить нормальную работу, то придя к власти, она помрёт от истощения в первый же месяц)) Империя ещё больше, чем графство))
            Всё, больше не буду писать)))) Я понимаю, что здесь драматизм имеет приоритет перед логикой, но Ваше творение мне всё равно нравится)))))) Хотя ошибки принцессы ну очень явны, посудите сами, как полюс сочувствия читателей от неё к Дану переместился)

            Оцени комментарий: Thumb up 0

    • А почему народ на кухне лицемеры? Как раз нет. Они и раньше не улыбались Дану угодливо, когда вынуждены были подчиняться. А сейчас просто более открыто проявляют свое неодобрение. Вообще, у меня такое чувство, что забылось, как по-свински себя вел Даниэль, будучи «на коне».

      Оцени комментарий: Thumb up 0

      • Вообще, у меня такое чувство, что забылось, как по-свински себя вел Даниэль, будучи «на коне».

        Нет, не забылось)))) Заметьте, никто не отрицает необходимость жёсткой корректировки его поведения))) Но всё негодование от его поступков нивелируется скотским отношением к нему, когда он «под конём»)))))))

        Оцени комментарий: Thumb up 0

  7. Все-таки очередная порка…Очень надеюсь,что Дан не «сломается»..Надо бы вселить в него каплю надежды! — что достоен быть полноправным участником замковой деятельности…Может,помимо учебы и заданием бы каким ответственным нагрузила его Каро?…Насчет Каро(!) :.»из своего опыта известно»..ЧТО..»самое противное в порке».. — неужели и принцессе довелось испытать на себе такое же наказание?Когда?За что!?…И еще: «учила своих мальчишек терпеть боль»..О ком речь?Какую боль?.. Очень интересно об этом узнать!Запасаюсь терпением?!..СПАСИБО АВТОРУ!!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Спасибо читателям.:) Если бы не ваши комментарии — эта история навсегда осталась бы в недрах нашего рабочего стола.:)
      Что касается вопросов — повторюсь — все будет дальше!:))))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Дан не сломается. Ни мы, ни Каро этого бы не допустили. Еще раз хочу подчеркнуть, что никто специально не делал его изгоем. Веди он себя по другому, мог бы и с Каро общаться не хуже Лана, и в деятельности участвовать. Но пока приходится его жестко стопорить, слишком укоренилась в нем привычки «делаю что хочу» и «все мне должны». К тому же, он и текущую нагрузку еле тянет, куда ему еще какие-то поручения. Он же два года балду пинал, учебу забросил, напрягаться вообще отвык. А теперь приходится наверстывать.

      Оцени комментарий: Thumb up 0

      • Хы-хы-хы, вот что значит съездить к соавтору в гости с ночевкой и поюзать ее комп:))))) мы уже слились, как сиамские близнецы, она из под моей маски вещает:))))) скоро сами не поймем, кто из нас где:))))

        Оцени комментарий: Thumb up 0

  8. Сейчас стало очень жалко Даниэля. Слишком много на него навалилось и последовал взрыв эмоций. А почему Каролина не может закрыться от эмоций Даниэля? Грустная глава(.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • вообще на самом деле прошло еще очень мало времени.:) Да, эти несколько дней были для него тяжелыми, но не смертельными.:)
      А Каро и эмоции Дана… это большой отдельный вопрос.:)))) Это ментальная магия — наследственная особенность правящих семей. Каро ею владеет. Дан нет, но … не будем забегать вперед. Не просто так Императрица выбрала именно его для своей доченьки, не просто… и связь между ними не только на бумаге:))) Но это дальше!:)))) читайте:))))

      Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Еще немного потерпите, скоро, уже очень скоро все начнет меняться к лучшему. :) Действительно, в восьми главах уместилось всего лишь несколько дней. А по ощущениям, наверное месяц, не меньше? :)
      Да, все то, что происходит кажется нескончаемой пыткой для Даниэля (ему, так точно). Но это самый верный способ переоценить себя и свою жизнь.
      С эмоциями все непросто. Каролина умеет этим процессом управлять — «слушать» чужие эмоции, когда нужно и отгораживаться, когда не нужно. Почему Дан вдруг начал пробивать ее защиту, ей совершенно непонятно. Но, это, конечно не спроста… ;)

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  9. Ну все,вступаю в клкб защитников Даниэля,блин как же его жалко…И Каро…Радует,что он хоть капельку начинает что-то осознавать.осегь понравилось,глава отличная,с нетерпением жду поодолжение))))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Жалко-то жалко… но и скандалить на кухне тоже никак принцам-консортам не подобает.:)))) Так что у Каро не было выхода, хотя она далеко не в восторге.

      Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Вот! Единственный человек, который пожалел Каро! А я все хотела спросить — неужели ее ни капельки не жалко? А ведь она по возрасту на пару лет всего старше Дана. Выдернули девчонку из дома, забросили черт знает куда разгребать нескончаемую кучу проблем. Ни спать, ни есть толком не успевает… И будущий муж — «сплошная радость»

      Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Люди, большое вам авторское спасибо, что не ленитесь писать комментарии! Нам это не просто приятно, но еще и важно. Мы как бы смотрим на текст вашими глазами и сразу становится видно, что недоработано.

      Оцени комментарий: Thumb up 0