Воспитанник 5

Лан проходил двором, без всякого желания стать зрителем (точнее, слушателем) императорского воспитания. Но пришлось.
Зрители уже притихли. Лишь один проявлял нездоровый азарт - писец замковой канцелярии, ровесник Лана. Он считался бастардом, правда, с неопределенным отцом, что снижало его и без того невысокий статус и не позволяло попасть в недавнюю свиту герцога - а бастарды там были. Потому-то юный писец отличался особым неравнодушием к унижениям всех, кто был выше его. Во время порки Лана он так пихался в толпу, что его чуть не вышвырнули.
Теперь пихаться смысла не было, главное - подтягиваться и внимательно слушать. Зато источник звука… ведь наказывали самого герцога! Ну, в империи такое не в новинку. Все знают, как строго там с аристократическими детками… чем аристократичнее, тем чаще порют! Но тут до недавнего времени была вовсе не империя, и таких развлечений не подворачивалось.
- Больше музыки, больше музыки! - весело выкрикнул бастард зазывалку ярмарочного балагана. - Даешь представление! Всем подарок долгожданный - герцог на скамье, бесштанный!
Кто-то в толпе проворчал, что за такое юному писцу можно расписать одно место. Но тот не унимался. Герцог его как-то обидел, и наступил миг заочного отмщения.
Лан подошел к нему. Молча. И когда бастард подпрыгнул в очередной раз, просто наступил ему на ногу и чуть-чуть двинул плечом. Чуть-чуть, так, что писец повалился на мягкую травку, не сдержав ругани. Правда, взглянув снизу на обидчика и признав в нем «нового фаворита», адресовать ругань не стал.
Лан так же молча пошел дальше.

К концу четвертого десятка Дан стал хрипнуть. Отложив измочаленную розгу, Каро пошла за последней сменой и нарочно задержалась у ведра подольше.
- Последний десяток, - предупредила она зареванного мальчишку.
Даниэль обмяк. Ничего еще не кончилось... Вот, значит, как это… бывает… ох, плохо... последний десяток, ОНА сказала… последний десяток… десяточек - как Лану тогда… Но это же ЦЕЛЫЙ ДЕСЯТОК! И над всем этим царствует одна мысль: не могу больше, не могу! не могу!
- Аааййй!!! - его мечущиеся мысли были прерваны новым ударом.
Эта, завершающая порция, стоила всех предыдущих. Розги как назло (кому?) подобрались длиннее и толще, попа, густо расчерченная красным, розовым, а где уже и фиолетовым, не стихающий рев «герцога» на лавке и желание Каро закончить с этим побыстрее - все вместе получилось весьма…тяжело для наказанного. Последнюю пятерку Принцесса вообще выдала по прыгающим на лавке бедрам.
Даниэль взвыл от нестерпимой боли и рванулся так, что скамья покачнулась бы, не будь она такой массивной. Настолько больно еще не было. Он так отчаянно задергался, что ощутил боль в перенапряженных мышцах привязанных рук и ног.
- Ааааа!!! Хв-ватит, ну пож-жалуйста! Я н-не могу! - выкрикнул он, захлебываясь слезами, и зарыдал в голос. Неужели это никогда не кончится?!
Он ошибся - как раз на этом все и закончилось. Ошметки последней розги полетели в ведро, Каро подошла и встала рядом с изголовьем, глядя на рыдающего мальчишку сверху вниз. Молчала и ждала, пока наказанный хоть немного успокоится.
А он по-прежнему ревел, захлебываясь слезами. Наконец рыдания затихли и наступившую тишину нарушали лишь шумные всхлипы.
- Возьмите себя в руки, Даниэль. - Голос Каро звучал ровно и повелительно. - Ваше наказание закончено, а потому хватит рыдать, как пятилетняя девочка.
Принцесса выждала еще минуту и стала отвязывать мальчишку. От его бесконечных рывков узлы затянулись, а сами ленты стали влажными, так что ей понадобилось довольно много времени, чтобы освободить ноги, а затем и руки. Только с талии полотняная лента снялась легко.
Он не сразу понял, что свободен. Все? Все закончилось?! Все закончилось, и он до сих пор жив??? Страшно было представить, что у него там, сзади... страшно было подниматься с лавки. Дану почему-то казалось, что, если он пошевелится хоть немного, вернется та - жуткая всепоглощающая боль. И вместе с тем хотелось поскорее убраться отсюда, забиться в угол в своей комнате и никого, никого больше не видеть!
- Вставайте, Даниэль, - поторопила его Каро через какое-то время. - Уверяю вас, ничего не отвалится. Неужели вам так понравилось на этой лавке, что вы не спешите ее покинуть?
Дан осторожно пошевелился - было больно, но все-таки не настолько, как он боялся. Тогда он рывком поднялся со скамьи и тут же вскрикнул - вот этого делать как раз не следовало.
- Без резких движений, вряд ли вам это сейчас доставит удовольствие, - посоветовала Каро. - Одевайтесь не спеша, кай Даниэль. Я уже рассмотрела все, что меня интересовало.
Ирония принцессы убивала. Кроме того, Даниэль понимал, что он не выдержал. Не выдержал нормально и одного удара! И ему вдруг стало жалко себя, так жалко, что хоть плачь. Слезы с новой силой набежали на глаза. Он схватил свою одежду и принялся натягивать ее на себя. Получалось из рук вон плохо. Мало того, что ноги противно ослабели и слезы застилали глаза, прибавлялась еще одна проблема - юный хозяин не привык одеваться без помощи слуг. И теперь это работало против него...
Каро смотрела на это представление без всякой жалости. Любого другого на месте Дана она давно бы жалела до слез, а его - нет. Слишком многого она от него ждала в будущем, и слишком много он успел натворить в прошлом, чтобы сейчас размениваться на жалость.
- Можете идти к себе, - холодно проговорила девушка, как только бывший герцог более-менее привел свою одежду в порядок. - Я освобождаю вас, Даниэль, от обязанности присутствовать сегодня вечером на моем официальном знакомстве с соседями. Ваша зареванная физиономия вряд ли украсит вечер, - она позволила себе горькую усмешку: - Хотя уверена, многие наши соседи дорого дали бы за возможность полюбоваться!
Даниэль не сказал ни слова. Медленно, не поднимая головы, побрел он в свою комнату. Уничтоженный, совсем упав духом.
Он не знал, не видел и даже не слышал, как вздохнула с облегчением толпа под окнами, когда его пронзительные крики и рыдания смолкли окончательно. Даже те, кто сначала был рад такому повороту судьбы, под конец не скрывали своей тревоги. Что уж говорить про добродушную повариху, которая, не стесняясь, утирала передником слезы. И не она одна, надо заметить.
- Ну, вона, - заключил старик-плотник. - Все и закончилось. Теперя, значит, будем ждать, прибавится у него ума, аль нет…

Как он добрался до своей комнаты, Даниэль не смог бы сказать. Встретился ли ему кто-нибудь на пути - тоже...
В комнате он долго стоял, прислонившись к стене и слепо глядя перед собой.
Затем медленно подошел к тумбочке, достал из нее пистолет и, приставив к виску, закрыл глаза… но спустить курок духу не хватило. Он попробовал еще раз и еще… но каждый раз, словно кто-то опускал его руку. Тогда, отшвырнув пистолет в сторону, Даниэль упал на кровать, ненавидя и презирая себя за слабость, и снова дал волю слезам.
Для "герцога" Рогнара начиналась долгая и непроглядная "ночь".

Каро вышла из кабинета и неторопливо пошла к галерее. Ей хотелось вдохнуть свежего воздуха, но высунуться в окно, прямо в кабинете, в голову не пришло. Толпа собралась там немалая. Еще грянет аплодисментами, и что тогда делать?
Лучше бы прогуляться в саду - был он в замке, правда, запущенный за последние два года, в чем тоже есть плюсы. Или прокатиться-прогуляться. Но Каро чувствовала себя уставшей. Не рукой, рукой как раз нет. Розгу ей до этого держать доводилось. Но в таком укрощении, как сегодня, ей пришлось участвовать впервые.
«Или все же прогуляться», - подумала она. До официальной церемонии представления еще есть время. И тут из-за поворота показался Ланире.
Здороваться смысла не было - сегодня они уже здоровались, но и просто пройти мимо не хотелось.
- Кай Ланире, я смогу завтра утром увидеть «Список серебряных копей Рогнара»? - спросила Каро. Спросила по делу: этот важный документ был составлен в позапрошлом году, но заведомо дурным почерком, будто кто-то хотел что-то скрыть. Хотя спросить хотелось о другом…
- Он уже готов, - ответил Лан, с минимальной улыбкой, - хотите увидеть сейчас?
Правда и в тоне, и в улыбке был намек: не сомневаюсь, сейчас тебе не до бумаг.
Каро покачала головой. Она не обиделась на «вы» - когда касалось официальных бумаг можно и без дружков-подружек. Но сейчас хотелось именно этого.
- Спасибо! На сегодня все, ты можешь быть свободен, - и тут же добавила: - Лан…
Лан стоял, ожидая продолжения. Каро хотела завести какой-то отвлеченный разговор, но вместо этого спросила напрямую.
- Ты думаешь, я была права?
С ответом Лан не медлил. Но перед этим взглянул ей в глаза, грустно улыбнулся.
- Если бы я был на…,
Короткая пауза, и Каро чуть ли не с болью ожидала, что он скажет: «на вашем месте». Но Лан договорил.
-Если был на твоем месте, то, наверное, не смог бы поступить по-другому.
- Спасибо, - тихо сказала Каро. - И в тронном зале… спасибо, что остановил меня.
- Тогда, - Каро догадалась когда, - я не раз думал: если бы он почувствовал, что это такое. И недавно так думал. А сейчас…
Каро грустно кивнула и коснулась пальцами плеча Лана:
- Я понимаю тебя. Лан, до встречи за ужином. И, пожалуйста, без мантии. Она мешает.
- Хорошо, - сказал Лан, - пошел переодеваться.
Каро улыбнулась. И сама не понимая, нарочно или случайно, коснулась медальона…

Жаркий день. Сад с налитыми солнцем персиками. По такому персику в руках у Лана и Дана. Каждому лет десять, не больше.
Шагах в десяти громадная бабища, в грязном переднике. Несмотря на изрядный жир-резерв она идет прямо к ним. В руках у нее не персик, а только что срезанный прут, по параметрам, близкий к палке.
Друзья пятятся к забору. Дан бросает персик, Лан - тоже и что-то говорит бабе, от чего она останавливается и начинает трястись, то ли от злости, то ли от смеха. Потом колыхается к ним, но друзья уже на заборе.
Следующая картинка. Друзья по ту сторону ограды. На миг останавливаются, Лан показывает другу порванную рубашку, Дан - ободранную ладонь. Но тут отворяется калитка, появляется баба с прутом, и они несутся по узкой улице, между таких же заборов и садов. До Каро доносится хохот Лана: «Она так и не поверила, что ты герцог!»…
«Тогда мы оба избежали порки», - перебила воспоминания новая мысль Лана. И тут же затихла - кай Ланире скрылся за поворотом коридора.


Старый слуга, вынянчивший своего господина с колыбели, весь вечер не находил себе места от беспокойства. Нет, у него в мыслях не было осуждать принцессу и ее поступки. Он лучше других понимал, насколько далеко зашел его подопечный и как нужна ему твердая рука, чтобы окончательно не превратиться в чудовище. И Максимилиан был искренне рад, что такая рука появилась. Но это не мешало ему сходить с ума от жалости и беспокойства за мальчишку.
Уже совсем поздно вечером, когда слуг отпустили отдыхать, он не пошел к себе в комнату, а осторожно, словно опасаясь, что его не пропустят, свернул в коридор, ведущий к герцогской спальне.
- Что, старина, нашу светлость решил проведать? - добродушно окликнул его стражник со своего поста.
- Да, Корто, беспокоюсь я, - тяжело вздохнул старик, притормаживая. - Никак пускать не велено?
- Да отчего ж, иди, - стражник только ухмыльнулся. - Денек у светлости-то нашей сегодня не сказать, что удачный был. До сих пор в ухе звенит - и не знал, что у парня такой голосина.
- Визжал как девчонка! - пробегавшая мимо горничная не упустила случая высказаться.
- А ну, иди по своим делам, свиристелка! - возмутился стражник. - Сама, небось, еще не так у мамки на лавке визжишь!
Горничная хихикнула и убежала, а Максимилиан осторожно приоткрыл дверь в спальню герцога.
Даниэль все это время пролежал на кровати лицом вниз. Он уже не плакал, просто погрузился в тяжелую, мрачную, почти обморочную тоску. Он не знал, как ему жить дальше, а перестать жить не мог - не хватало решимости.
- Ваша светлость? - негромко позвал старик, проскальзывая в темную спальню. - Ваша светлость?
Он на цыпочках приблизился к кровати и разглядел съёженную, застывшую фигурку поверх покрывала.
Старик охнул: - Ваше светлость, да что ж вы прямо в одежде-то… да вам же больнее так… - Максимилиан уже подошел к кровати и осторожно потрогал Даниэля за плечо.
Мальчишка оставался ко всему безучастен. И только на последней фразе вздрогнул - он, значит, тоже знает... Хотя удивляться тут было ровным счетом нечему - в зале собирали всех, и вся прислуга, стало быть, в курсе.
- Оставь меня... - простонал он обессилено.
Максимилиану было не привыкать раздевать «свою светлость» и против его воли. Частенько, особенно в последнее время бывало, что перебравший к вечеру вина мальчишка начинал буянить в спальне и даже сопротивляться.
- Да как же, ваша светлость… - забормотал он свою обычную успокаивающую скороговорку. - Вот мы сейчас одежду снимем, и легче станет… - пока язык произносил привычные фразы, руки уже ловко взялись за знакомое до мелочей дело - приподнять, пуговки расстегнуть…правда, действовать на этот раз приходилось осторожнее - раньше такого не бывало, чтобы стягивать со светлости штаны приходилось через выпоротый зад. Эх! Был бы жив старый Герцог… уж он не допустил бы, чтобы наследник превратился… старый-то господин строгих правил был, имперские порядки в воспитании всегда одобрял и поддерживал. Даже планировал младшую светлость лет в четырнадцать в пансион в столицу отправить. Не довелось… а новые люди, что пришли к власти при малолетнем наследнике, о его благополучии не слишком пеклись. Занят мальчишка баловством да дурными забавами - и хорошо, меньше хлопот…
На этот раз "его светлость" не сопротивлялся. Даже машинально помогал Максимилиану, постанывая, когда ткань все же задевала пострадавшие места.
Заодно со штанами освободив хозяина и от нижнего белья, Максимилиан только охнул - постаралась принцесса на славу. У дворовых мальчишек он видел следы и пострашнее, но одно дело пострелята, относившиеся к выволочке как к неизбежному злу жизни и через день забывавшие все горести, а другое - изнеженный балованный герцог. То-то даже ботинки не скинул, - покачал головой старик, стягивая все разом с расслабленного как кукла тела.

- А вот рубашечку мы сейчас сменим… - ласково приговаривал он, проворно избавляя Дана от шелковой сорочки, проходясь влажным полотенцем по спине и шее и набрасывая на него длинную и просторную, ночную. - Вот так оно…сейчас, ваша светлость, я полотеничко вам намочу, компресс положу, сразу полегчает, - приговаривал он, расстилая постель и укладывая мальчишку как следует.


- Максимилиан... герцог обернулся к слуге.
- Что, ваша светлость? - с готовностью откликнулся старый камердинер.
- Ты ведь... ты никому не расскажешь? - почти жалобно спросил мальчишка. Самого Максимилиана Даниэль не стеснялся. Слуга был при нем с рождения и видел его в разных видах. К появлению его сейчас в этой комнате, мальчик отнесся как к должному. Старый слуга не мог не прийти.
- Да что вы, ваша светлость, как можно! - поспешил уверить его старик, для которого вымахавший в последнее время, как пожарная каланча, герцог так и остался маленьким мальчиком, нуждающимся в заботе и утешении. - Разве ж я когда что рассказывал? - продолжал он успокаивать, отжимая в таз для умывания небольшое полотенце.
- Вот так… - он осторожно подвинул «свою светлость» на кровати поудобнее и аккуратно разложил мокрую ткань на пострадавшем месте.
- Уйй! Ты, полегче... ааййсссс!
- Потерпите, ваша светлость, сейчас полегчает, - уговаривал Маскимилиан, осторожно поглаживая мальчишку по спине. - Холодное полотенце, оно в таком разе первое дело.
Привычное поведение Максимилиана приободрило "отставного" владыку. Его слуги есть его слуги, чтобы там ОНА не говорила. Для них он был и останется господином!
- Максимильян... - опять обратился он к слуге, - сильно там?... - он не договорил, но и так было ясно, что имеется в виду.
- Порядочно, ваша светлость, - вздохнул старик, поправляя полотенце. Он не стал говорить герцогу, что на самом деле бывает и похуже. Ее Высочество мальчишку явно пожалела.
- Вы уж постарайтесь, ваша светлость, Ее Высочество не сердить, - попросил он, все так же легонько поглаживая своего подопечного и с грустью думая, что просьба невыполнима.
- Что ты понимаешь?! - взвился Даниэль, - Оооййффххх! Это мой дом! Я тут должен командовать! Хочу, чтобы она уехала… - тоном капризного ребенка закончил он.
- Ну как же это, ваша светлость, - принялся уговаривать Даниэля старик. - Ее высочество ваша будущая супруга, куда уж вы теперь от нее… - он с грустью понял, что ничему мальчишка за один раз так и не научился. - Вот увидите, ваша светлость, все наладится.
- Наладится?! В гробу я видел такое "наладится"! Охххохх-ооойй!
Со старым слугой герцог снова постепенно становился самим собой.
- Максимилиан, прикажи, чтобы подали чего-нибудь попить!
- Уже-уже, ваша светлость! - камердинер по-стариковски суетливо соскочил с кровати герцога, на которую присел было, и поспешно принес мальчишке высокий стакан с холодным соком. - Может, поужинаете, ваша светлость?
Даниэль жадно накинулся на стакан и опустошил половину зараз. - Не хочу ужинать!
Он наконец решился задать еще один, весьма волновавший его теперь вопрос:
- А что, Максимилиан... очень... слышно было?
Вопрос поставил старика в тупик. Сказать, что очень? Мальчишку было жалко. Соврать? Так его завтра только ленивый в известность не поставит, много, кто может упомянуть «вокальные данные» бывшего герцога.
- Средне, ваша светлость, - с трудом наконец выдавил камердинер. - Оно, если подальше стоять, так и вовсе не слышно, - Максимилиан не стал уточнять, что для этого надо было отойти как минимум за замковую стену.
Даниэль вздохнул. Ничего, пусть только посмеют над ним смеяться! Он их быстро на место поставит!
Вдруг раздался тихий стук. Максимилиан просеменил к двери и приоткрыл ее. Пошушукавшись несколько секунд, он быстро вернулся к кровати, поправил Даниэлю подушку, заботливо прикрыл его простыней и едва удержался, чтобы не погладить непутевого господина по взъерошенной шевелюре.
- Спите спокойно, ваша светлость. Утро вечера мудренее, - и ушел.

Спал Даниэль эту ночь плохо. Он то и дело ворочался, и хорошо высеченный зад немедленно отзывался ноющей болью. Сны тоже приходили беспокойные. То ему снилось, что его послали работать на конюшню вместо Лана - и он в ужасе просыпался. То ему снилось, что на замок напали разбойники и принцессу заперли в темницу. То вообще какая-то неразбериха. С утра Даниэль проснулся разбитым и в очень дурном настроении. Он повалялся в постели и вдруг почувствовал, что зверски голоден. Встав с кровати, он обнаружил завтрак, стоящий уже на столе, и аккуратно пристроенную на стул подушку - Максимилиан позаботился. Ну что ж… раз остались у него еще верные люди, значит, не все потеряно! Еда немного подняла настроение, а весть, принесенная Максимилианом, сделала его не только приподнятым, но и воинственным. Ее высочество уехала до обеда.
Одевшись с помощью старого слуги и лишь немного пошипев от боли - все же сегодня было легче, чем вчера, Даниэль вышел из комнаты. Он немного подумал и решительным шагом направился в центральный коридор, где шанс застать слуг был больше. Это в первую очередь ЕГО слуги. И надо показать им, что он был, остается и будет для них хозяином. И тот, кто вздумает ослушаться или насмехаться над ним, жестоко поплатится!
Первым, кто имел несчастье попасться Даниэлю на пути, был мальчишка-поваренок. Он спешил на кухню с посудой на подносе. Даниэль преградил ему дорогу, да так резко, что мальчишка покачнулся назад, и посуда посыпалась с подноса с веселым звоном.
- Осторожнее, грязная маленькая свинья! Совсем ослеп?! - прикрикнул на него Даниэль. - Убери это! - он брезгливо указал на осколки посуды и двинулся дальше.
Они все виноваты уже только тем, что видели его вчера в тронном зале, содрогаясь от злости, думал он! Все! В следующие несколько минут в доме было выдано такое количество замечаний, ругательств и пощечин, что с лихвой бы хватило на месяц. На долю служанок выпадали злые шутки и щипки. Даниэль все больше распалялся. Слуги, хоть и не выказывали открытого неповиновения, но и смотрели на него уже не с тем страхом и подобострастием, что раньше.
Когда «карательная операция» достигла лестницы, герцог заметил Лана и, не теряя времени, направился к нему. На лице его застыло надменное и злое выражение.
Лан стоял на месте, не двигаясь. Он смотрел на недавнего друга со странной смесью тревоги, сочувствия и усталости: "как мне это надоело".
Когда молодые люди поравнялись, выражение Даниэлевского лица сменилось на издевательскую улыбку:
- Исключительно из уважения к вам и вашему благородству, кай Ланире!- медовым голосом произнес он. - Поздравляю! Вам удалось-таки пробиться в свет, благородный кай! Это начало большой карьеры, не так ли Ланни? - Даниэль нарочно употребил это имя. Имя, которым он называл Лана в те самые счастливые времена.
- Стоит только произвести впечатление на принцессу… - добавил он с сарказмом.
- Уважаемый кай герцог, не сомневаюсь, вам тоже удалось произвести впечатление на Ее Высочество.
Даниэля чуть не подбросило на месте от злости. Щеки его полыхнули. Желваки заходили под смуглой кожей. Он еще больше укрепился в мысли, что этот… этот проходимец нарочно играл в «благородного рыцаря». И наплевать ему было на него - Даниэля, он просто воспользовался им, как ступенькой наверх!
С минуту Даниэль сжимал-разжимал кулаки и готов был броситься на обидчика. Но сдержался.
- Уж я-то, по крайней мере, не изображаю того, кем не являюсь на самом деле. - И не использую чужих невест, - добавил он чуть погодя.
Лан несколько секунд смотрел на него. Казалось, он готов расплакаться. Но вдруг стало ясно: он сдерживал смех. И не сдержал.
- Я не претендую на вашу невесту, - сказал он. - Если вы так ухаживаете, как вчера, что же будет на свадьбе?
Не ожидавший такой реакции Даниэль дернулся, как от удара. Слова Лана попали по больному. Ничего больше не говоря, он еще раз с ненавистью взглянул в лицо бывшему другу, развернулся и быстро пошел прочь. Почти побежал.
«Похоже, я ему добавил», - вздохнул Лан и отправился по своим делам. Их у него было достаточно.

Опубликовано: 25.10.2013

Автор: Джейд

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 58 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 26 человек:

  1. — Больше музыки, больше музыки! — весело выкрикнул бастард зазывалку ярмарочного балагана. — Даешь представление! Всем подарок долгожданный — герцог на скамье, бесштанный!

    *Истерически ржет*

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Я думаю, если бы Максимилиан не пожалел бедолагу, он бы точно еще больше озлобился, а так, хорохорится только.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Теперя, значит, будем ждать, прибавится у него ума, аль нет…

    ))))))))))))))логично. не факт, что прибавится)))))))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Да уж. Ненадолго хватило порки. Дан только в начале процесса перевоспитания….

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  5. Ну вот, все же не помогло… Хотя было бы странно, если бы вот так сразу сработало. Боюсь, натворит еще герцог глупостей.

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  6. уй, дурак же герцог. даже в голову не пришло, что такое поведение приведет только к «добавке» розг

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  7. ничего удивительного в том что он начал так себя вести… наказание никогда не исправляет оно лишь вселяет страх…. что же вы его таким слабовольным то сделали… ну никаких хороших черт одни сплошь отрицательные. глава хорошо прописана…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Это, чтобы ему было куда расти!:)))) спасибо!

      Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Слабовольность в данном случае следствие крайней избалованности и вседозволенности. Мы, авторы, ставим перед Каро непростую задачу — найти и проявить то самое хорошее, что в Дане есть (где-то глубоко). Но Каро тоже не идеал, а живой человек, поэтому не все сразу. ;)

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  8. Наконец то новая глава! Радует, что это макси и радует читать редактированный текст. Каро нужно делать спец- заказ на розги гы- гы ))). Спасибо, с удовольствием прочитала.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  9. вот ведь испорченный мальчишка, побежал сразу зевакам мстить за то что его крики слышали. посмещище из себя строит мальчишка. ума точно не прибавилось, видать еще не раз бит будет.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  10. Понравилось,очень- очень.Максимильян просто замечательный дедушка ,и Лан с Каро молодцы.Но мне тааак жалко Даниэля,хотя,соглашусь с автором,мальчишку еще пороть и пороть.Спасибо вам,получаю огромное удовольствие,читая эту историю.Лично я в восторге и с нетерпением жду продолжение.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • «Пороть и пороть» — это очень верное выражение по отношению к нынешнему Даниэлю.:))))) уже ведь не ребенок, вполне себе… здоровый свинтус.) Так что если и жалко — то совсем немного, совсем-совсем.:))))
      Спасибо!

      Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Максимильян очень колоритный персонаж, я его тоже обожаю. Но Даниэль пока его заботу ни капли не ценит. Мно-огое еще должно произойти, чтобы он по-другому взглянул на вещи. Очень хорошо, что его жалко, это была одна из моих главных целей. Значит получилось :) И, спасибо, что пишете отзывы, вы не представляете как это заряжает!

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  11. Очень импонитует хорошая вычитка текста, ( видимо по этой причине так редки новые главы). Спасибо, с нетерпением жду развития сюжета, хочется большей динамики

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Спасибо, что заметили хорошую вычитку, приятно. «Наша служба и опасна, и трудна, и на первый взгляд как будто не видна…» Но здесь больше заслуга автора, очень интересно и грамотно пишет, работать с таким текстом одно удовольствие.

      Оцени комментарий: Thumb up 0

      • ALESI, давно хочу сказать СПАСИБО! Без вас все эти тексты пылились бы на наших двух компьютерах любимой, но беспорядочной кучкой :) И что бы вы не говорили про удовольствие вычитки (оно, конечно, как медом по маслу :)))) но работенка эта ого-го!

        Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Спасибо за отзыв! Динамику обещаем. :)

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  12. Добрый день! Хорошо.
    Хотелось бы что бы Даниэль занялся общественно-полезным делом

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • .спасибо:) а что касается Даниэля… у него пока сознательности маловато для общественно-полезных дел. Ему пока только на общественно-вредные хватает.:))))

      Оцени комментарий: Thumb up 0