Воспитанник 4

Принцесса легкой походкой направилась к двери, даже не глянув, идет ли несчастный приговоренный за ней.

А он с места не мог двинуться - будто приклеили…
Уже от двери Каро обернулась. Даниэль так и стоял посреди пустого пространства.
- Вы унизитесь до того, что вас придется вести и укладывать силой? - сухо спросила принцесса на весь зал.
Мальчишка только отрицательно замотал головой и в ужасе отшатнулся.
- Тогда не задерживайте меня, Даниэль. Прошу, - и указала на дверь.
В ожившем зале, среди шушуканья, гула и тихих смешков раздался громкий голос кого-то из изумленных слуг: - Вот это таки на тебе! - И словно прорвало плотину: шум стал нарастать.
Даниэль через силу попытался пойти вслед за принцессой, но ноги, будто парализованные, отказывались шевелиться. " Ну же, давайте, вперед..."- мысленный окрик немного помог, правая нога чуть приподнялась, первый, самый трудный шаг был сделан. РОЗГИ! - это слово заполнило все пространство тронного зала, и Даниэлю стало трудно дышать…он не верил, не мог поверить, что это с ним… что это для него сейчас принесут в кабинет розги…Медленно двигаясь к выходу, ощущая на себе сотни взглядов - будто подталкивают, бывший правитель чувствовал себя раздавленным , сломленным.
И уже в спину уходящему как на казнь (хотя почему как???) мальчишке прозвучал нежный, как звон колокольчика, голосок одной из фрейлин:
- Ах, Ее Высочество станет учить будущего мужа хорошим манерам собственноручно! Какая пикантная подробность!
На заплетающихся ногах вышел Даниэль из зала. Смотрят… и тут на него смотрят… охранники, слуги, гвардейцы… А сможет ли он теперь взглянуть в лицо хоть кому-нибудь в этом замке?

В дверях он задержался на минуту, поднял голову и оглянулся. Короткий, полный боли взгляд. Казалось, он пытается найти кого-то в зале. Хоть одно сочувствующее лицо, хоть одни глаза без насмешки… на самом деле они были - сочувствующие взгляды. Просто ослепленный обрушившимся несчастьем Дан их так и не увидел.
Лан заметил этот взгляд. Но так и не решил, как на него ответить. Просто отвернулся.
Лестничный пролет тянулся бесконечно. Но и он закончился. ОНА - так Даниэль называл теперь про себя Ее Высочество, скрылась за дверями кабинета, и ему ничего не оставалось делать, как последовать ее примеру. Едва войдя, он замер на месте, впившись взглядом в знакомый предмет. Скамья справедливости - та самая, на которой был Лан…как все поменялось с тех пор…
В кабинете все уже было готово к вразумлению глупых мальчишек. Прямо посередине просторного, светлого помещения, с открытыми настежь окнами, на ворсистом дорогом ковре действительно стояла…та самая, жуть из жутей всех замковых мальчишек. Грубая в своей мощности и основательности, она резким диссонансом выбивалась из общей изысканности кабинета, словно утверждая здесь свою власть. А рядом пристроилось деревянное ведро с большим пуком замоченных прутьев.

Колени у парня подогнулись, и он прислонился к стене, зажмурив глаза.
Принцесса дала ему несколько секунд прийти в себя. Но не долго.
- Раздевайтесь, Даниэль, порку вы заслужили по голому телу, - сухо приказала Каро.
- Впрочем, рубашку можете оставить, поскольку вы всего лишь глупый мальчишка, накажу я вас соответственно, - она вынула из ведра несколько прутьев и на пробу взмахнула ими в воздухе.
Даниэля охватил неподдельный ужас - все по- настоящему! Это не дурной сон, и он не проснется сейчас в своей кровати. ОНА не передумает, и толпа преданных слуг не кинется освобождать своего герцога… Впрочем, уже даже и не герцога - резануло воспоминание. Дан всхлипнул:
- Не надо… ПОЖАЛУЙСТА! - заставить себя обратиться к НЕЙ по имени или титулу вслух он не смог. Только взглянул с отчаянной мольбой.
Каро посмотрела на прижимавшегося к стене, будто в поисках спасения, мальчишку с легким презрением:
- Возьмите себя в руки, Даниэль, пансионерки в школе хороших манер и то ведут себя смелее. Вы уже не ребенок, хотя и ведете себя, как пятилетний. Не уничтожайте последние остатки достоинства, которое я еще согласна за вами признать. Раздевайтесь.
Дан сглотнул. Неужели он, в самом деле, ни на что не годен! Если уж он пережил позор в коронном зале, переживет и это. А потом пойдет к себе и застрелится, чтобы прекратить этот кошмар раз и навсегда. Пистолет у него пока еще не отобрали…
Каро, мягко касавшаяся в это время амулета, улыбнулась про себя. Ошибаешься, мальчик. Уже и заряд вынули, и охрану предупредили - глаз с тебя не спустят ни на секунду.
Даниэль принялся нервно расстегивать штаны. Руки дрожали, и застежка никак не хотела с ними сотрудничать. А ЕЕ пронизывающий взгляд еще более усложнял задачу. И вдруг Дан замер от ужасной мысли - сейчас придется СНЯТЬ ШТАНЫ! ПЕРЕД НЕЙ! - своей невестой. И это после того, как он предлагал ей «легкую работу» у себя на службе и вообще наговорил кучу разных гадостей. Вопреки своему развязному поведению, снимать штаны перед девушкой мальчишке не доводилось. А уж для ТАКОГО… Даниэль густо покраснел и теребил руками расстегнутую пуговицу.
- Даниэль, поторопитесь, - не дала ему долго краснеть Каро. - Или вас еще и раздевать придется?
Это подействовало. Отвернувшись лицом к стене, он стянул с себя остатки одежды. Прижал их к тому месту, которое обычно служило предметом всяких скользких шуточек в их компании, и таким вот образом двинулся к страшной лавке. Идти было неудобно, неловко и стыдно. Даниэль явственно ощущал взгляд принцессы, будто говоривший: «Ну что, займемся «легкой работой»?»
- Оставьте свои тряпки в покое. Если не забыли, вы мой будущий муж, - Каро все же не удержалась и вернула Даниэлю все его шпильки, оскорбления и двусмысленности - сполна.
- Или вы уверены, что так и проживете жизнь, ни разу не сняв штанов? Судя по вашему поведению, я думала, что вы несколько более раскованы.

Вид у полуголого «герцога» (уже в кавычках!) был настолько жалкий…Рубашка едва прикрывала попу и Дан непроизвольно поджимался, чувствуя дуновение воздуха там, где обычно его не бывало. И вообще, сейчас он был совсем не похож на того заносчивого мальчишку, что не давал Каро проходу все эти дни в замке. Сейчас это был насмерть перепуганный, да еще и умирающий от стыда ребенок, который ежился и переступал босыми ногами в своей короткой рубашке и даже спешил побыстрее улечься на лавку, лишь бы не стоять так и не смотреть на нее. На миг в душе Каро шевельнулась жалость. Но она решительно задвинула ее в самый дальний уголок.
Пунцовый от смущения мальчишка швырнул штаны на ближайший бархатный стул. Ну почему все это происходит с ним?! На лавке он оказался поразительно быстро. Лавка давала важное преимущество - наконец можно было спрятать лицо и… не только его…
Опыта у Дана не было никакого - сразу видно. Он улегся слишком далеко от переднего края скамьи, и теперь его голые ноги беспомощно болтались в воздухе.
- Подтянитесь повыше, - скомандовала принцесса, подходя вплотную к лавке. - Боюсь, придется вас привязать, - Каро убрала из голоса насмешку: она не хотела превращать наказание в издевательство, как бы Даниэль этого не заслуживал.
- Отсутствие опыта вряд ли поможет вам лежать смирно во время наказания.
Даниэль неловко заелозил по лавке, двигаясь выше. Привязать? Значит… это ТАК больно? Он вспомнил, с каким трудом удерживали на лавке Лана… сглотнул еще раз… держать себя в руках становилось все труднее…
Каро отошла и вернулась с широкими полотняными полосами.
- Вытяните руки, - спокойно приказала она. А вот Даниэлю до спокойствия было очень далеко. Протянутые руки дрожали.
Широкая и прочная петля из небеленого полотна сначала легонько, а потом все крепче обхватывала обе кисти мальчишки. Затянув как следует - чтобы Дан и не вырвался, и руки не сильно затекали, Каро умело и совершенно невозмутимо закрепила их так, что и не шевельнуть.
- Теперь ноги, - сказала она, отходя к другому концу лавки.
Мальчишка глубоко дышал. Видно было, что он еще пытается справиться с собой, но уже проигрывает. Его лодыжки тоже заметно подрагивали и отдергивались, когда их касалась мягкая плотная ткань.
Через минуту Каро закончила с ногами, но в ее руках осталась еще одна серовато-белая лента. Она и обхватила не ожидавшего такой напасти Даниэля за талию, мягко и неумолимо крепко притягивая его к отчего-то теплому дереву скамьи. Рубашку Каро сдвинула к самым лопаткам.

С минуту Даниэль лежал спокойно, прислушиваясь к ощущениям. Затем попробовал двинуться, шевельнуть рукой… ногой… не получалось… От чувства беззащитности и невозможности контролировать собственное тело паника накрыла Даниэля с головой. Он задергался сильнее, будто проверяя на прочность путы, забормотал бессвязно и отчаянно:
- Не надо привязывать… я сам… развяжите… не надо… отпустите… не надо… не надо! Не НАДО! НЕ НАДООООО! - бормотания перешли в крик, и Даниэль забился на лавке, как раненый олень.
Резкий хлопок разнесся по комнате, как выстрел, а на девственно белой ягодице Даниэля зажегся отчетливый контур ладони.
- Прекрати истерику! - жестко приказала Каро, делая шаг и силой поворачивая голову Дана так, что он вынужден был смотреть в ее пылающее гневом лицо. - Ты мужчина, в конце концов, или тряпка!
Глаза у Даниэля сделались совершенно круглые - разозлившаяся наследная принцесса впечатляла… он пристыжено замолк прямо на середине очередного вопля, и только дрожащие губы да влажные глаза выдавали, как ему сейчас не по себе.
- Смотреть противно! - все так же гневно припечатала Каро. - Это мой будущий муж, принц-консорт империи! Сам он лежать будет! Да ты даже сейчас не лежишь спокойно! Еще ничего не началось!

Придавленный тоном принцессы почище, чем лентами для привязи, Даниэль притих. И вдруг ему в голову пришла спасительная мысль:
- Права не имеете! - хрипловатым голосом заявил он. - Коронный договор еще не утвержден! Я жалобу в суд подам! - последнюю фразу он прокричал так, словно речь шла о спасении его жизни. В какой-то мере так оно и было…
- Ошибаетесь, Даниэль, - вместе с официальностью к Каро вернулся сарказм, который она не стала скрывать. - Договор был утвержден Советом еще ДО того, как я тронулась в путь. И только ваша вина в том, что оглашение его пришлось отложить на сегодня. Слишком много вы успели наворотить за свое не столь долгое правление. Более бездарного правителя я еще не встречала, - она отпустила его голову, выпрямилась и легкими шагами прошла к секретеру в глубине кабинета. Через секунду Каро вернулась, и прямо под нос Даниэлю на лавку лег официального вида документ.
- Итак, вы убедились? - насмешливо переспросила принцесса через пару секунд, убирая бумагу. - Тогда к делу. И кстати… - продолжила она, тщательно, одну за другой выбирая из бадьи розги. - Суд - это забавно. В империи, насколько мне известно, не было прецедентов, когда жених подал на невесту жалобу за то, что она его высекла, как нашкодившего мальчишку, - с этими словами вооруженная внушительным пучком прутьев, принцесса вернулась к лавке с распростертым на ней «женихом».
- У вас, вообще, я сморю, есть склонность «жаловаться» на обидчиков, а не решать свои проблемы самостоятельно, - добила она его, напомнив недавний разговор в коридоре.
- Однако жаловаться мне на меня слегка бессмысленно, вам не кажется?
Последняя фраза, конечно, относилась к обещанию Даниэля пожаловаться на «секретаршу» своей невесте.

Это был конец. Обломилась последняя соломинка - документ действительно был утвержден. И большая королевская печать… настолько его образования хватало, не узнать ее он не мог… Ну вот и все, Даниэль… Все твои козыри биты.
Речи про его бездарное правление тоже больно задели самолюбие подростка, но спорить он не решился - уже заметил, что все споры с НЕЙ ставят его в еще более дурацкое положение, чем он был до того. Краем глаза он следил, как ОНА выуживает из бадьи розги. Все они для него??? Даниэлю стоило огромного труда не впасть в истерику снова. Теперь, когда он был привязан, его зад чувствовал все особо остро - малейшее колыхание воздуха, упавшую с прутьев капельку… а как тогда будет ЭТО?!!

А за окнами цвел обычный солнечный день ранней здешней весны, и в окна влетал теплый ветерок. Шевелил на Даниэле рубашку, легонько гладил по сжатому от страха телу и летел дальше, играл длинными локонами девушки с розгами в руках, по пути хватался шаловливыми пальчиками за колыхающиеся занавески…и вырывался обратно - в голубой простор полуденного неба.
Каро не спеша перебирала прутья, отбирая самые длинные и ровные, складывая их по три штучки вместе. А тем временем вместе с шалуном-ветерком с улицы залетали и другие звуки.
Публичную порку отменили, но это не помешало всем желающим, отпущенным из зала, собраться под раскрытыми окнами посольского кабинета. Правда, теперь в первых рядах стояли вовсе не разодетые приближенные бывшего герцога, а народ попроще: вся замковая прислуга, особенно те, кто давно и прочно жил здесь, сочли своим долгом присутствовать. Сдержанный гул толпы доносился через распахнутые окна.
В этом гуле, то и дело, можно было выхватить отдельные слова и даже фразы.
- Ну, слава те, хосподи, дожили! - высокий кряжистый кузнец довольно обтер пятерней красную от постоянного жара физиономию. - Сподобил пресветлый, не допустил полного разорения. Вот Ее высочество ума-то ему вправит, любо- дорого!
- Давно пора, - сухой, как старое дерево, плотник опирался на свою клюку и кивал головой в такт своим словам. - Совсем постреленок от рук отбился, без батьки да без мамки известно, ума вложить некому. Енти… - он сплюнул в сторону, - благородия-то пришлые, тока дурости добавляли, прости хоссподи.
- Ой, да не передала бы, матушка, - дородная жалостливая повариха тоже из толпы прислушивалась к доносящимся из окон звукам. - Он, ведь, ребятенок, почитай еще! Сиротинка, известно дело! Оно, на первый, раз не надобно б строго так.
Толпа загудела.
- Ан как раз и надобно, - поучительно вздел перст старый плотник. - Потому как ребятенок-ребятенком, а пакости творил что ни есть взрослые!
Чтобы хоть как-то отвлечься от предстоящего, юный "правитель" зацепился взглядом за картину на стене. Потом взгляд его переместился на штору, движимую ветерком, потом на окно… шум за окном привлек его внимание. "Его светлость" прислушался. Челядь? Они там что делают?! Послушать пришли?! Развлечение??? Ну, погодите, выйду я отсюда, я вам устрою "развлечение" - герцог-правитель, местный царь и бог опять поднял голову.

Каро между тем тоже прислушивалась к разговорам на улице, и у нее они вызвали улыбку. Несмотря на свое отвратительное поведение, мальчишка все еще воспринимался здешними людьми как свой, родной, пусть дурной и балованный, ребенок. И то, что ее действия нашли у людей полное понимание, тоже прибавляло уверенности.
- Даниэль, вы получите пятьдесят розог, - уведомила она своего воспитанника, откладывая подготовленные пучки и поудобнее перехватывая один из них. - Должна сказать вам, что на первый раз я вас пожалела. Даже убрала валик из - под вашего живота. Впредь на такое можете не рассчитывать. Поскольку, увы, я уверена, что этот ваш визит на лавку далеко не последний - учитесь вести себя достойно и набирайтесь опыта.

Даниэль в который раз вздрогнул. Пятьдесят?! Что она такое говорит? Она же его насмерть забьет! Нельзя выдержать столько… и тут же, как назло, Даниэль вспомнил, что Лан выдержал… Да что это он все время вспоминается, этот Лан! Знать его не хочу, - раздраженно подумал мальчик. Слова "не последний визит" и "набирайтесь опыта" он всерьез не воспринял. Сейчас его занимало только ближайшее будущее.
Больше Каро в разговоры не вступала. Встала у скамьи, примерилась и очень аккуратно уложила первый в Даниэлевой жизни стежок точнехонько поперек обеих белых половинок. Три полосы вспыхнули, сливаясь, сочно-розовым цветом.
Услышав шаги за спиной, Дан в ужасе сжался и зажмурился. Сейчас начнется… боль вспыхнула неожиданно и резко, ягодицы словно обожгло, и мальчишка пронзительно взвизгнул, не столько даже от боли, сколько от неожиданности и испуга.
Каро, в общем, этого и ждала. Ничуть не смутившись пронзительным визгом, снова занесла руку. Стежки посыпались один за другим, размеренные, неотвратимые, хлесткие. Попа на лавке стремительно покрывалась чуть вспухшим розовым узором. Секла Каро далеко не в полную силу, но Дану, судя по воплям, и этого хватало.
- Ааааййййяяяя! - второй удар оказался больнее. Даниэль рванулся, но привязь держала надежно - не вырвешься. Конечно, он не ждал от порки ничего хорошего, но и не думал, что будет ТАК больно.- Ахх-ааааа! - Аааиииийй! - Ааа-яяяяйй!! Ладони каждый раз метались назад - прикрыться от жалящих ударов, но привязан мальчишка был на совесть.
Пятый удар заставил его буквально взвыть и задергаться, насколько позволяла привязь.
Оставив очередной росчерк на «жениховской» пятой точке, девушка сделала небольшую паузу.
- Ну что же вы, ваша светлость, - невозмутимо спросила она, дождавшись, пока мальчишка на лавке чуть отдышится и сможет ее слышать. - Это всего лишь начало пути. Всего пять розог. Когда вы приказывали выдать кому-то «еще десяточек», вы не задумывались о том, много это или мало, верно?
- Лан! Опять Лан! - мрачно подумал «ваша светлость». Как он смог смолчать тогда, во дворе?! Всего пять… остается сорок пять… это невозможно вынести, он не доживет до конца! Еще только самое начало, а терпеть уже нет никакой возможности. Даниэль тяжело дышал и с ужасом думал, что передышка вот-вот закончится. А у Лана и передышек-то не было. Тьфу-ты! Не стану о нем думать! Не хочу! И, словно в насмешку, вспомнил все до мельчайших подробностей - толпу вокруг лавки, Винц на его плечах… ухмыляющийся Герх со стеком…
Каро усмехнулась, машинально тронув амулет. Думай-думай, твоя светлость, времени впереди у нас много, всему научишься.
Розга снова взвилась над распластанным мальчишкой, и все такие же мерные стежки злобно впивались в подставленную (а куда ей деваться???), но уже не белую попу. Кончик розги поочередно приходился то на дальнюю, то на ближнюю половинку, оставляя там особенно заметные росчерки, вспухающие и краснеющие сильнее.
Каждый новый удар казался еще хуже и больнее предыдущего
- Ай-яй! Аааа!!! Больно!! - орал Даниэль и извивался на скамейке, невольно пытаясь хоть как-то уклониться от ударов. Разумеется, безуспешно. Слезы, и так безостановочно катившиеся по щекам мальчика, хлынули ручьем.
Отсчитав десяток, Каро отошла сменить розгу.
- Конечно, больно, - прокомментировала она последние вопли. - А вы считали, что тем, кого ВЫ бьете, щекотно?
Когда очередного удара не последовало, мальчик с надеждой проследил за принцессой. Может, все уже? Но надежды его сегодня осыпались, как листья по осени - принцесса меняла розги.
- Не надо… хватит… - жалобно попросил он, впрочем, уже ни на что не рассчитывая. И всхлипнул - себя было жалко. Очень.
- Увы, ваша светлость, мы с вами только начали, - Каро была неумолима. - Так что и надо, и не хватит.
Вернувшись с новым пучком, принцесса обошла лавку, и розга обрушилась на Даниэля с другой стороны. Теперь прутья вовсю хлестали по уже ранее оставленным полосам, заставляя вспыхивать красные крестики в местах пересечения.
Пока она подходила, герцог застонал в ожидании следующего ужасного удара. Сколько их было? Сколько еще осталось?! Он давно уже сбился со счета. Боль теперь уже почти не стихала, болело даже в перерыве между ударами. А уж во время… Орал он теперь во все горло, забыв, что все это отлично слышно «благодарным слушателям», собравшимся под окнами. Ну когда же это прекратится???

Толпа за окном притихла, вслушиваясь в свист розги и отчаянные вопли получающего по заслугам мальчишки. Почти все молчали, только изредка кто-то решался вставить слово.
- Ишь, как разоряется жалостно, - после очередного, особо пронзительного взвизга, заметил подошедший Гавриил. - По своей-то корме, видать, не так весело, как по чужим хлестать! Ниче, Грена, - кивнул он пригорюнившейся поварихе. - От такого еще, почитай, ни один малец в мире не помер! А нашего до семнадцати лет сам Пресветлый учить велел! Оно одинаково полезно, что крестьянским дурням, что дворянским. Предки, они народ мудрый, зря заповедовать не стали б!
- Балованный он, да глупенький, - вздохнула тетка. - Учить некому было, знамо ли дело, пацану в руки игрушку дали - властвуй! Вот и спортился. Мальцом-то, бывало, прибегут вдвоем с Ланом - тетя Грена, дай булочку сладкую… - ударилась она в воспоминания.
- А ты про другое вспомни, - сурово оборвал кузнец. - Как он со своими прихвостнями тебе в лицо едва не блюдом засветили, вишь ли, не тот крем им был! Нееет, по заслугам поганцу, по заслугам! И не трясись, Ее Высочество с пониманием, до смерти не запорет. А наш недельку не сядет, дык поумнеет, глядишь. Я вона своим и поболе вправлял, ниче, только к пользе шло.

Второй десяток Каро выдала чуть медленнее, зато без перерыва на «пятерку». Все равно Дан уже совершенно не владел собой, вилял наказываемым местом насколько мог, вертелся и извивался, как уж на сковородке. А уж орал…Каро всерьез опасалась оглохнуть от его пронзительных воплей вперемешку с визгом.
Отправившись менять розгу, девушка даже не стала ничего говорить своему воспитаннику - все равно не услышит, так занят собой и своими проблемами. Просто вернулась на прежнее место и взялась за «работу».
После очередной неудачной попытки высвободить руки, Даниэль изо всех сил вцепился в края скамейки. Казалось, что так немножко легче.
- Уууу-ху-хуууу… Уииииии!!! Ыыыыыы… - рыдания мальчишки периодически прерывались отчаянным визгом, когда очередной хлесткий удар прошивал тело мгновенной вспышкой боли.
Мальчику казалось, что на нем уже нет, наверное, ни одного целого клочка кожи.
Очередная краткая передышка, очередная смена розги и стороны скамейки… и очередные болезненные стежки по уже хорошо так разрисованной попе. Каро считала про себя - четвертый десяток пошел.

Опубликовано: 16.10.2013

Автор: Джейд

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 64 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 19 человек:

  1. когда я только пришла на этот сайт, я написала, что категорически против порок, поскольку в детстве мама меня била просто так, за то, что я кушать не хочу или еще зачем-то, я даже не понимала и не понимаю за что. Гнев свой на мне срывала просто. Просто хотела заставить подчиниться ее видению мира. Волю мою ломала… Но, вы все так пишете, что я уже думаю, наверное, бывают случаи, когда надо пороть ребенка, когда возможность воспитания без порки упущена. Но, не гнев срывать, а именно дурь выколачивать. С любовью и холодными мозгами, как Каро. А не как сам Дан.
    Т.е. всему есть место быть. Главное, чтобы уместно и своевременно)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Чёрт, где-то на задворках жалко этого засранца, а с другой понимаешь: нельзя иначе, никак нельзя! Мдя уж…

    Оцени комментарий: Thumb up +2

  3. Отлично!

    Оцени комментарий: Thumb up +2

  4. Вот это Макаренко! Да уж, в такой ситуации, наверное, перевоспитывать словами поздно. Хорошо если «по попе» поможет, а то ведь случай и совсем запущенным может оказаться.

    Оцени комментарий: Thumb up +1

    • Не, ну мы постарались не запускать совсем уж:)))) а то истории бы просто не получилось. но я согласна, с такими вещами надо очень осторожно и во многом героям истории просто повезло, что все сложилось как сложилось и они оказались такими, какие есть:)

      Оцени комментарий: Thumb up +2

  5. самому оказалось быть выпоротым и вполовину не столь приятно, как пороть других

    Оцени комментарий: Thumb up +2

  6. красиво… но ежели честно говорить- наказание чела может сломать но не исправить. ведь как говорят наказание вселяет страх и злобу как правило ну а покончить с собой можно и без пистолета… достаточно повыше зайти на башню и с крыши вниз головой на землю и делов то всего али веревочку покрепче и в лес на осину или дуб….

    Оцени комментарий: Thumb up +2

  7. Вот так ПРИНцесса-Воспитательница!!Самолично!Да со знанием дела управляется с розгами! Интересно было бы прочитать НА КОМ  и КАК ЧАСТО она до этого оттачивала эти навыки..?! Дана жалко!Ведь действительно не виноват-некому было уму-разуму учить!А как она предполагает позднее восстанавливать реноме своего мужа перед его Двором — даже не могу представить…   Спасибо Автору за Главу! Жду проду!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

    • На ком и как часто — это дальше ясно будет.:)))) Было на ком.:))))

      Насчет Дана… да, наверное, жалко… но на самом деле никто не заставлял его поддаваться не самому лучшему влиянию.:) Тут каждый сам выбирает. А перед двором… ну, для многих он все равно свой, так сказать, родной поросенок.:)))) а "придворная" часть вряд ли стоит того, чтобы в ее глазах что-то восстанавливать. со временем я думаю там просто будет другой двор.

      Оцени комментарий: Thumb up +1

  8. Мммммм,прелесть какая!очень атмосферная глава,Каро молодец,а Даниэля жалко.Не из-за порки,из-за унижения и крушения всего к чему он привык.Хотя он это вполне заслужил.Спасибо.Очень жду продолжения.

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  9. спасибо, но очень долго вычитывается:(

    Оцени комментарий: Thumb up +1