Воспитанник 28

Ланире в который раз мысленно выругался и отбросил испорченный документ. Ну какая тут работа! Черти понесли его в этот коридор! Шел бы другой дорогой, и знать не знал… уже который день покоя нет, мыслей полна голова, и какие-то особенно вредоностные чувства где-то там, за ледяной стеной тоже контрабандно завелись! Он выругался снова. На этот раз шепотом. Лучше бы не знал!
Все его хваленое спокойствие летело к чертям, грозя снести до основания так тщательно выстроенную оборону. То, что он услышал, переворачивало с ног на голову все его представления о бывшем друге, а так же все с таким трудом принятые решения.
Лан испытывал очень противоречивые чувства. Так хотелось верить, что он нужен… на самом деле нужен… ему. Даниэлю. Но поверить в это было… страшно. Он так устал от сомнений.
Ведь он уже разобрался, и решил для себя все - ему, Лану, больше никакой друг не нужен даром! Ну то есть… пусть у него все будет хорошо. У них обоих. А Ланире убедится в этом и уйдет, чтобы построить свою собственную жизнь.
И теперь этот разговор! Этот идиотский “коралл”, будь он неладен, и… дураку понятно, что этот балбес продал такого “старого” и “кажется деревянного” - фамильную трость с инкрустацией! Память деда. И зачем?!
Он же не мог знать, что Ланире уже собрался продать собственную реликвию, и задержался на день только из-за того, что жадный оценщик попытался надуть с оплатой. Пришлось искать другого покупателя.
Откуда Даниэль вообще узнал? Троица проболталась? Они шалопаи те еще, но вот в лишней болтливости пока замечены не были. Даже Эрик, со своей детской непосредственностью, когда надо - вполне умел промолчать. А уж это дело… и чтобы слухи до Каро не дошли… да молчали, как рыбки в полынье, к гадалке не ходи!
И все же он знал… но зачем вмешался? Какую выгоду искал? Как Лан не напрягал мозги, пользы для Даниэля в этой авантюре он не нашел. Вывод напрашивался сам собой, тот самый вывод, который спокойно и уверенно озвучил Ким.
“Они только снаружи раздружились. - А изнутри что, нет? - Нет.”
И понимай, как хочешь… и ведь главное, так хочется верить! Не смотря на собственные “твердые убеждения”, будь они неладны.
Так. Надо успокоиться. Собраться и решить… да! Первым делом он пойдет и выяснит точно, что именно этот титулованный балбес продал, и кому. Есть подозрение… это не тот ли самый скупщик подсуетился, которого сам Лан послал в долгое путешествие за зельем от жадности? Если Даниэль ходил к нему от Карла - с Карлом для начала и разберемся . А дальше будем думать.

Узкий белый конверт без обратного адреса заставил сердце Каро на секунду замереть и потом забиться быстрее. С некоторых пор эти письма появлялись каждый день. Они вдруг обнаруживались в самых разных местах, порой там, где их ожидать можно было меньше всего.
Под обеденной тарелкой или на туалетном столике, под подушкой, на оконной раме с внешней стороны, или в шляпке, именно той, которую собиралась надеть сегодня, или прикрепленным к луке седла вместе с букетом цветов. Иногда “неизвестный” просто оставлял их на столе, но это скорее в порядке исключения. Или, вот как сейчас, вкладывал в середину рабочей стопки.
Каро помнила, как нашла первое письмо и полчаса просидела, перечитывая в чем-то неловкие, но удивительно трогательные и искренние слова. Такого ей в жизни никто не писал…
“Неизвестный” рассказывал о том, что чувствует, и Каро каждый раз открывала для себя какую-то новую его грань. Порой она сама посмеивалась над тем, как ждет каждого нового послания. Посмеивалась и… ждала.
Каро и в голову не приходило, что можно чувствовать так глубоко. Быть для кого-то целым миром оказалось маняще, сладко и немножко страшно.Она сама не понимала что с ней происходит. Но это странное сумасшествие, которое люди называют “любовь” уже бродило где-то рядом.
Вот удивительно… за свою жизнь она столько получала разнообразных признаний в любви, но ни одно из них не вызывало у нее и малой доли тех чувств, который она испытывала сейчас… Каро привыкла подсмеиваться над вдруг глупеющими фрейлинами, или над сумасшедшими выходками юнцов из гвардии, но сама никогда ничего подобного не испытывала и втайне даже слегка гордилась таким своим здравомыслием. Гордилась и самую капельку завидовала.
А теперь вся эта чепуха и все эти глупости вдруг приобрели свой, очень глубокий, неведомый ей раньше смысл. “Неизвестный” поклонник ни разу не написал прямым текстом, что любит, но каждая строчка дышала этим чувством. Каждая его буква была посвящена ей.
Конечно, Каро казалось, что она знает, кто автор этих посланий. И он заставлял ее испытывать нечто совсем другое, нежели она испытывала к Лану или к Магдалене… Совсем другое!
Сегодня в письме были стихи. Их нельзя было назвать гениальными, особенно если сравнивать с маститыми поэтами, но… почему-то сердце билось именно от этих немного наивных, но таких прочувствованных строк.
Скоро он должен придти… Каро как-то даже поспешно убрала письмо в ларец.
Это было чем-то вроде игры…негласной договоренности. Даниэль никак не обнаруживал свою причастность к письмам и Каро тоже делала вид, что ничего не знает.
У них и так было достаточно тем для разговора. Не считая того, что уроки магии продолжались, и уже были кое-какие успехи.
Правда, впустить ее в свой ментал у него пока не получалось. Книги, что дала ему Каро были уже давно проштудированы и выучены назубок. И все равно Даниэль перелистывал их в тайной надежде найти то, что ускользало от него. Всего-то нужно, снять барьер! Каро это делает легко и непринужденно. Да что там! Любой новичок это может.
Пальцы машинально трогали медальон на шее. Серебряный диск излучал легкое тепло, и временами Даниэлю казалось, что он пульсирует словно живой. Его связь с Каро… Теперь он может постоянно ощущать ее.
И, как всегда, мысли о Каро увели его далеко-далеко. Туда где нет магии, менталистов и книг.
“Каро… отважусь ли я когда-нибудь рассказать тебе о том, что чувствую?”

- Ну, ничего, у меня тоже не сразу получилось. Пойдем ко мне.
И они снова занимались в том странном маленьком кусочке мира, который создала принцесса. Уже давно оно не было просто серым туманным облаком. Оформились и проступили серые каменные стены, увитые плющом. Кованная оградка вокруг небольшого домика, белые дорожки и чуть-чуть шершавые доски на крыльце. Эта дверь всегда открывалась, стоило коснуться причудливо изогнутого бронзового кольца.
Всего одна комната… то есть, наверняка, были и другие, но Даниэль бывал только здесь. Просторная гостиная со светлыми ясеневыми панелями на стенах, старым, натертым до блеска паркетом, встречала его запахом свежести из распахнутых за легкими занавесками окон и мягким отблеском свечи, прилепившейся на краю каминной полки.
А еще здесь было много книг и два кресла. И принцесса… которая встречала ученика улыбкой. От всего этого веяло таким уютом, что хотелось остаться тут навсегда.
Но навсегда не получалось. Ведь помимо магии была еще и жизнь.
Тренировки, потом занятия с утра и до обеда. Занимательный аттракцион “покорми принцессу”, и веселые перепалки с нахальной троицей. Работа в канцелярии, письма-письма-письма, вот людям нечего делать, столько бумаги переводят. Осторожные взгляды в сторону бывшего друга и много мыслей по этому поводу. И умных, и не очень, как самокритично признавал Дан. А еще хотелось просто забежать вечером к Максимилиану, посидеть, попить чай… да, и свои самостоятельные тренировки он тоже не бросал! И Каро… это же очень мало - ну обед, ну магия… и потом немного поболтать… до ужаса мало! Особенно, если учесть, что рядом с ней хочется быть всегда.
Времени не хватало катастрофически. Дан засыпал, едва голова касалась подушки, и сам не мог поверить, что когда-то мог ворочаться в постели часами, капризничать и маяться, вредничать и скучать. Какая там скука! Когда солнце не ползет от рассвета к полудню, а от полудня к закату, а скачет по небу бешеным зайцем, оглянуться не успел - уже опять стемнело!
Ну а когда Каролина похвалила его за то, что он освоил базовый комплекс на контроль и поощрила пару раз в день проделывать упражнения самостоятельно…Он использовал эту возможность по максимуму! Принцесса благополучно забыла собственные точно такие же подвиги на почве юношеского энтузиазма и максимализма… Даниэль за день умудрился “назаниматься” так, что к вечеру был похож на крайне замученного и оттого несчастного покойника, которого подняли из гроба исключительно по ошибке, глянули, впечатлились, и попытались уложить обратно.
Зато ему почти удалось заставить конюха почесать нос, а дворовая шавка долго гавкала на облака, потому что кто-то сверху дернул ее за хвост.

А ночью ему начали сниться эти сны. Снов было два, и Даниэль не мог бы сказать, который страшнее.
Это даже нельзя было назвать сном, каждый раз он будто проваливался в другую реальность, чужую, но очень похожую на его собственную. И там…
Лан стоял возле какой-то пещеры и Даниэль отметил тот факт, на который не обращал внимания в жизни. Лан больше не был мальчишкой, это был молодой мужчина, стройный, широкоплечий… но в том, что это он, сомнений не было. Ланире радостно улыбался чему-то и ветер шевелил его волосы.
Даниэль не мог двинуться, не мог сказать ни слова, он вообще не понимал как тут оказался.
Он не скрывался, но Лан его не замечал. Кажется он разговаривал с кем-то, кого Даниэль не мог видеть. С кем-то кто стоял совсем рядом. Даниэль мог бы даже подумать, что Лан разговаривает с ним, но взгляд бывшего друга был направлен мимо него.
Слов он тоже не слышал. Почему-то в этой реальности было очень тихо… неестественно тихо. Ни шороха ветра, ни птиц, ни вездесущих цикад. И это безмолвие с каждой секундой становилось все более… пугающим.
А Лан все говорил… и больше не улыбался, скорее тревожился. Даже сердился. Что-то доказывал, кажется, на повышенных тонах… А потом замолчал. Но лицо было такое, словно - сумел, доказал и переспорил. Не довольное, нет, скорее спокойное. Он обернулся к темному зеву пещеры и стал подбираться ближе, скрываясь за полуразрушенной старой кладкой.
Безмолвие натянулось и звенело, наливаясь мучительной тревогой и странным бессилием. И вдруг… взорвалось!
Выстрел он услышал, словно наяву. Выстрел, кровь, крик… с которым Даниэль проснулся, подскочив среди подушек.
Потом он лежал в своей кровати с открытыми глазами и кошмар еще долго не отпускал его. Лежал, вспоминал… и пытался разобраться в нахлынувших чувствах. Это оказалось ой как непросто. Тепло и горечь, память и какие-то смутные мечты о будущем… у него была дружба, настоящая, которая бывает раз в жизни… и хотя уже нет надежды ее вернуть… он все равно будет стараться помочь тому, кого все еще любит… и будет любить всегда. Вот дурак, еще совсем недавно рассмеялся бы, или пошлость какую-нибудь ляпнул! Не понимая, что любить - это прекрасно, что любить можно и друга… как друга. И не обязательно взаимно.
Он уснул под утро и снова проснулся от собственного крика. На этот раз сон был другим, но не менее страшным.
Сначала ему показалось, что он на уроке ментальной магии. Это серое туманное пространство перед калиткой было ему знакомо. Вот только…
Ажурная кованая оградка смятым клубком валялась на земле… калитка сорвана с петель и вообще непонятно куда делась… дорожка к крыльцу… тоже какая-то словно… неухоженная. Плющ на каменных стенах высох и тянет навстречу голые паучьи лапки . Дверь… словно выбита тараном, тоже сорвана с петель и расколота пополам… в комнате темно и холодно, располосованные лентами занавески жалобно трепещут на сквозняке… и пронзительное, до боли, ощущение заброшенности и пустоты.
Ее нет… ее здесь нет… совсем… нигде… она ушла, словно скрываясь от врага, силой проникшего в заповедное место.
Он рванул к окну, рывком распахнув створку и почти теряя сознание от нахлынувшего предчувствия. Вдалеке на узкой горной тропинке виднелся силуэт. Полупрозрачный, расплывчатый, исчезающий, но не узнать его было невозможно. Она уходила. Так, как будто не собирался возвращаться. Никогда.
На миг, с младенческой безрассудностью, Даниэль потянулся к ней руками, закричал, что было сил, срывая голос:
- КАРО!!!
И подскочил в собственной кровати. Медальон качнулся и ударил в грудь, окончательно возвращая его в чувство. Он взял на ладонь металлический диск, огладил пальцами выступающий рельеф рисунка. Он чувствовал ее. С ней все в порядке! Даниэль прикрыл глаза и судорожно выдохнул. что ж за ночь такая!
Он снова попытался уснуть , но спалось ему плохо и тревожно, хотя на этот раз без сновидений.

От Каро, конечно же, не укрылось его состояние. Тем более, что после вчерашнего “опустошения” о магическом погружении не могло быть и речи!
Даниэль уже получил нагоняй от “учительницы”.
Неопытный ментал истощается быстро, - объяснила она, за этим надо следить и не переходить определенную черту. Если вовремя не восстановишься, потом долгое время ничего не сможешь делать. И это еще не самое худшее. Магия, как хищник. Сильный опасный и… неразумный. Она живет в тебе, дремлет, пока ты не разбудишь ее, а разбудить ее может любое сильное чувство или осознанный приказ. Но не умея управлять этим зверем, ты сам можешь стать его жертвой и даже погибнуть. Он высосет тебя до капли, ведь его мощь это твои жизненные силы. Обещай мне, что не станешь тренироваться сверх меры!
Нагоняй не испортил Даниэлю настроения. Даже наоборот… это было каким-то особым проявлением внимания и заботы с ее стороны, таким что… в груди становилось тепло и появлялась готовность горы свернуть в ее честь!
Они стояли у окна. Вдвоем. И обсуждали условия договора с южными островами. Так странно, непривычно и… приятно было вот так беседовать - принцесса разговаривала с ним не как с ребенком, как с равным. Они вместе прикидывали варианты оценивали перспективы и возможные риски. И это было больше, чем похвала, это было признание его равноправным деловым партнером, пусть пока и младшим.
Внезапно Даниэль замер на полуслове, провожая взглядом кого-то за окном. Каро не нужно было смотреть, чтобы понять кого именно.
- Скучаешь по нему? - тихо спросила она, - Я тоже…
Даниэль наконец оторвал взгляд от окна. И вдруг само собой получилось задать тот вопрос, который не давал ему покоя долгое время:
- Каро… ты его… любишь?
- А ты? - принцесса повернулась и внимательно посмотрела ему в глаза.
Даниэль открыл рот, хотел сказать что-то, но так ничего не произнес. Зря он завел этот разговор! Зря! Говорить об этом было невероятно трудно и… даже с ней.
Каро кивнула каким-то своим мыслям.
- Вот и я примерно так же. Конечно, вы дружили с детства… я тоже не представляю, как бы я жила без Магди… я рассказывала тебе. Вот и Лана я люблю… как друга. Как брата. И мне его не хватает так же. Как и тебе… но я еще верю, что все наладится.
Уже поздно ночью, лежа в постели, Даниэль обдумывал эти слова. “Как друга… как брата...” Странно, но Даниэлю сейчас вовсе не хотелось мысленно кричать от радости: “Он для нее всего лишь друг! Друг!”
Его чувства были намного сложнее. Вместе с облегчением он ощущал раскаяние, сожаление, тоску по Лану и странную иррациональную надежду, которая зародилась в нем после этого разговора. Надежду, которую он тоже ни за что не осмелился бы озвучить вслух.
На следующий день Каролина опоздала на занятия. Они вообще не виделись с ней целый день. На тренировке ее не было, а в обед Даниэлю пришлось срочно бежать к Максимильяну. Старик заболел и парень старался позаботиться о нем лично, не доверяя это дело никому другому.
А вечером, когда принцесса все же пришла, чтобы позаниматься с ним магией, она была непривычно рассеяна. И все время думала о чем-то постороннем. Даниэль почувствовал ее состояние сразу, но решился задать вопрос только к концу занятия.
- Каро, что-то случилось?
Принцесса вздрогнула, словно ее разбудили, и не успела ничего ответить. Видимо, новости и правда, были неприятные, потому что девушка не справилась с эмоциями.
То есть, она, конечно справилась. По ее лицу никто посторонний не догадался бы ни о чем. Но Даниэль уже не был посторонним, и любимое лицо успел изучить до последней черточки. А кроме того…
Они ведь занимались. А в ментале куда труднее скрыть то, что у тебя на душе…

Как всегда, в начале урока Каролина церемонно пригласила ученика в свою «гостиную». Дан уже привык закрывать глаза и мысленно представлять, как он идет по узкой тропинке между поросших густым ельником гор, как проходит сквозь приоткрытую калитку в мощной каменной стене, окружающей кружевной, словно воздушный замок на скале. Замок из белого мрамора… поднимается на крыльцо, берется за массивное бронзовое кольцо и трижды стучит в полированную тяжелую дверь из мореного дуба.
Дверь всегда вела сразу в их «гостиную» - просторную комнату с паркетным полом, огромными арочными окнами и почти без мебели. Пара кресел, стол у стены и камин. И блестящее море паркета до самых окон, в котором отражается солнечный день.
Сегодня за окнами белоснежного замка было облачно, дул пронизывающий ветер, легкие белые занавеси взлетали, словно испуганные птицы били крыльями. Уже одно это без слов говорило о том, что на душе в Каролины неспокойно.
А когда он задал вопрос, за окнами вдруг раскололось небо, ветвистая молния прошила облака и г оглушительный раскат громы заставил замок содрогнуться. Правда, Каро тут же взяла себя в руки, и неистовая гроза сменилась монотонным тихим дождем.
- Ничего, Даниэль… текущие проблемы.
- Текущие проблемы? - Даниэль прикрыл окно, чтобы порывы ветра не заносили в комнату водяную пыль и повернулся к хозяйке дома.
- Каро... тебе лучше не учить меня всему этому - он жестом обвел комнату, если ты хочешь скрывать свои проблемы. Потому что иначе, я начинаю их видеть и.. и мне кажется, что меня они тоже касаются...
Каролина закусила губу и несколько минут пристально, исподлобья, смотрела на своего ученика. Потом вздохнула.
- Да, Даниэль. Извини… я не привыкла. Делить с кем-то ответственность. Но ты прав, иначе зачем тебя учить, если не доверять? – она как-то невесело улыбнулась. – Проблема серьезная, и она действительно связана с тобой. Точнее, не с тобой, а с герцогством и титулом, - Каро замолчала, снова о чем-то задумавшись. Ты знаешь что такое Альденор?
Даниэль на секунду наморщил лоб. - Альденор, правящий клан, если не ошибаюсь?
- Ну, скорее не клан, а… объединение единомышленников, - кивнула принцесса. – Если ты обратил внимание, эти господа давно не появляются при дворе. На церемонии принятия опеки они были, а вот потом тихо исчезли. Чтобы объявиться в Дарнаракане. Соседний материк, далековато рванули, да не просто так. В парламенте Дарнаракана объединение Альденор выступило с просьбой о помощи, обвинив империю Зандар в захвате Рогнарского наследника и узурпации власти. Они ставят под сомнение легитимность моих действий и вообще мое присутствие в Рогнаре. – Каро скептически хмыкнула, - а также обвиняют в зверском обращении… с тобой. По их словам я пытками вынудила тебя передать мне полномочия и титул, после чего чуть ли не заточила в темницу, и продолжаю насильственно удерживать, вынуждая к браку.
Она с некоторым даже интересом посмотрела на Даниэля, проверяя, какое действие окажут на него такие новости. Он кажется был крайне удивлен.
- Но мы же можем опровергнуть весь этот бред!
- На это уйдет много времени. - Каро покачала головой. – Все гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд. Даниэль, я тебе уже рассказывала, как непросто сложилась ситуация с твоим наследием. И попытки дискредитировать тебя, как правителя до того, как империя предъявит к исполнению Коронный Договор… и Трюфо, и волнения на границе – это все явления одного порядка. Торговая ассоциация Дарнакана имеет большой вес в парламенте их страны. Интересы этих господ простираются далеко за пределы республики. В частности, единственный южный порт нашего материка, рудники свободных герцогств и вся юго-западная торговля – очень лакомый кусок, если взять ее под контроль. Интересы империи, как ты сам понимаешь, тоже замешаны. Наши торговые отношения с южными островами все идут через Рогнарский порт, единственный удобный порт южного побережья. В интересах республики помешать нам, даже если не получиться самим урвать кусок. Смута в герцогствах их вполне устроит, а так же громкий международный судебный процесс, под прикрытием которого можно накладывать аресты на торговые операции, конфисковать счета наших купцов и чиновников… много чего можно провернуть. Мы в результате докажем свою правоту, но потеряем много времени и денег, усилим позиции противников, сорвем многие поставки и потеряем партнеров. Понимаешь?
Даниэль ошарашено кивнул. Как не просто все складывается… и причиной тому его наивность и глупость . Получается, какие-то совершенно посторонние люди с другого вообще материка, играли им, как марионеткой, заставляли громоздить нелепость за нелепостью. А он радостно шел за ними. Как тупая овца, за бутафорской морковкой! Сколько же еще Каро придется разгребать созданные им проблемы! И что теперь делать?
- Господа жалобщики, - голос Каро звучал с непередаваемым сарказмом, - очень грамотно построили свою стратегию. Они не приносили клятвы верности наместнице, то есть мне. Смылись втихаря раньше. И формально теперь выступают от твоего имени, как сюзерена. А поскольку я сама лишила тебя титула, ты не можешь призвать их к ответу, потому что клялись они герцогу Рогнарскому, а на данный момент герцога Рогнарского юридически просто не существует! Ты – мой воспитанник, лицо подневольное и выступать в суде не можешь. Не можешь даже заявление сделать. У сволочей развязаны руки. Они уже требуют военного вторжения в Рогнар, чтобы «привести к власти законного наследника»! – Каро от избытка чувств не заметила, как стала выражаться слишком экспрессивно для благовоспитанной кайсы из хорошей семьи.
- А что если... - Дан говорил осторожно, как будто боялся спугнуть внезапно появившееся решение. - А что если вернуть мне титул? Тогда мы от их планов камня на камне не оставим. Каро, только не отказывайся сразу! - Глаза его лихорадочно сверкнули, - Подумай, ведь такого хода они точно от нас не ждут!
Каро даже вздрогнула и посмотрела на Даниэля с недоумением. Пару раз моргнула… подумала…
- Такое, признаться, мне в голову не пришло, - она чуть свела тонкие брови в недовольной гримасе, и непонятно было, что ее тревожит – само предложение, или то, что она не додумалась до такого простого решения.
- Это будет не просто, но… Знаешь… - взгляд принцессы стал предельно серьезным и даже испытывающим. – Пожалуй, мы так и сделаем!
Она решительно встала:
- Даниэль! Я… тебе доверяю. Сегодня же напишу главе экзаменационной комиссии, по счастью в Рогнаре с недавних пол работает отделение. По моему ходатайству ты сдашь экзамен досрочно, я уверена, что сдашь. Тебя признают совершеннолетним, и… - Каро быстро прикусила губу, все еще серьезно вглядываясь в будущего герцога, - Даниэль, ты перестанешь быть моим воспитанником. Я все еще останусь наместницей, особенно когда… ты подтвердишь договор. Но все вопросы мы должны будем решать вместе. И… если оплошаешь… отвечать придется мне. Потому что я нарушаю очень многие правила, ускоряя твое совершеннолетие.

Каро говорила все это, и с каждым словом все прочнее становилось ее убеждение в том, что она поступает правильно. Даниэль очень изменился, такому герцогу она могла доверять. Такому герцогу, такому другу, такому... впрочем это к делу уже не относится. Те робкие неясные чувства, которые возникли между ними…
Зато проблема решится одним ударом! Даниэль прав, такого от них не ждут!

Опубликовано: 20.02.2016

Автор: Джейд

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 39 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 6 человек:

  1. События раскручиваются, Дан продолжает радовать… вот только насчёт писем меня мучают сомнения: их вполне может писать Лан…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Эх, сил не хватает дочитать до концаааауау!))) Работа очень понравилась. Сложно оторваться и очень хочется узнать, как дальше закрутится интрига. Спасибо, что возобновили написание.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Это не правда,что ваш роман многим не интересен ,глава действительно хорошая.Ваш роман многим интересен,лично я жду с нетерпением продолжения!!!

    Оцени комментарий: Thumb up +2

  4. Новая глава! Я в восторге. Буду ждать следующую. Особенно разговора Дана и Лана…

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  5. Ура, новая глава! Очень понравилось! Минус только один, уж очень быстро события развиваются, так и до окончания недалеко, а хочется еще длинного продолжения. Сны у Даниэля какие то страшные не к добру. И жаль, что с Лани они так и не поговорили, а надежда была. Спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up +2