Воспитанник 27

Виноватым, как всегда (ладно, почти как всегда) оказался Эрик. Он сидел в канцелярии и озлобленно канючил: «Не надоело? Ну, еще не надоело, а?» Сначала ему отвечали – «не надоело», потом Питер перестал отвечать, а Ким вместо ответа обстреливал его шариками из бумаги.
Объяснялось это тем, что Эрик бездельничал, а вот Питер и Ким – нет. Питер вторую неделю мастерил для Лана «календарное бюро» - штуку, безусловно, полезную для канцелярии.
В бюро двенадцать ящиков, в каждом – тридцать или тридцать одна пластина, на которой обозначены документы, поступившие и зарегистрированные в этот день. Нажал рычажок–месяц и сразу узнал, какие письма, прошения, отчеты и прочее, прибыли в канцелярию в январе, а какие – в августе.
Проблема была в том, что Питер изначально хотел сделать магическое бюро, но Каро велела ему обходиться без волшебства, и он согласился. Сначала проворчал, что работать будет неинтересно, потом втянулся, да так, что не замечал подколки Эрика.
Ким тоже не сидел без дела. Он брал старые пыльные архивные папки, вынимал дела и прикасался к ним рукой – ловил эмоции. Иногда, если папка была не очень старой и пыльной, спрашивал Лана: «По этому прошению чего-то делалось?» Пояснял: чувствую запах беды. Или запах правды.
Однажды, взяв совсем старую папку – тесьма истлела, чуть не упал со стула. Лан подхватил его, придержал, осмотрел и успокоился.
- Что такое?
- Его приговорили к смерти, а ведь он был невиновен, - тихо сказал пришедший в себя Ким. – Сто лет прошло, а будто слышу, как он кричит: «Я в ту ночь был в другом городе!».
Потому ПЭК (так давно уже прозвали в замке дружную троицу) и задерживался в канцелярии, даже после ухода Лана и других служащих: Питер мастерил, Ким возился с архивом. Эрик просто скучал. И однажды…
Нет, Ким был тоже виноват. Вместо того чтобы запустить очередную муху в лоб другу, он сказал.
- А ты вообрази, что ты начальник канцелярии и напиши указ...
- О том, чтобы вам запретили здесь находиться вечером, - ответил Эрик.
Но к совету прислушался. Обошел столы. Разыскал испорченный лист, с печатью.
- Две кляксы… Питер, эй. Ладно, без тебя обойдусь, сып-стиралка при мне.
Сып-стиралка, конечно, имела другое, более серьезное название. Но как назовешь порошок, когда-то подаренный Каро и имевший волшебное свойство удалять с листа чернильные кляксы?
Используя его, Эрик убрал не только кляксы, но и часть прежнего текста. Кое-что дописал. А потом встал на стул.
- Зачетный налоговый ордер! Подателю сего выдается одна штука миндального коралла, в счет погашения задолженности, если таковая имеется!
- И что дальше? – не отрываясь от своих трудов, спросил Питер.
- Пойду в лавку и получу миндальный коралл.
Тут самое время было бы возмутиться, но…
Миндальный коралл – очень редкий и дорогой вид лакомства, делался из лучших сортов орехов, а вместо сахара использовался особый сироп, настоянный на цветах, которые росли только на высокогорных лугах герцогства Рогнар. Плюс масса еще каких-то хитрых ингредиентов.
Это лакомство могли себе позволить только в очень богатых домах, и то по особым случаям. Стоит дорого, да и хранится недолго… Года три назад, когда посольство из Рогнара приезжало для подтверждения помолвки, мальчишкам перепала веточка этой прелести. Говорят, даже специального мага вызывали, чтобы довезти в Империю. Дорогой подарок императорскому двору. Веточка была маленькая-маленькая, но на всех хватило.
А так хотелось попробовать еще! Но вопреки ожиданиям, в герцогстве тоже не подавали коралл к завтраку, и даже не продавали в кондитерских лавках - его готовили только по специальному заказу к большим праздникам...
- Смотри, по дороге не слопай, - сказал Питер.
Эрик тут же ответил, что слопает непременно, но было понятно – шутит.
- Может, не надо, - без особого энтузиазма сказал Ким. Хотел возразить еще резче, но ему казалось, что в тот, прошлый раз Эрику досталось чуть меньше, чем всем – ломали-то на глазок. И теперь он чувствовал себя слегка виноватым.
- Надо! А то, что, нам до свадьбы Каро теперь ждать? – убежденно сказал Эрик. – Кондитеру от одной штуки не убудет.
Тут он запнулся, наткнувшись взглядом на прищурившегося Кима и торопливо поправился: - Да и потом… возьмем да вложим деньги, или отнесем сами, скажем - курьеры. Тут же не в деньгах дело, а в том, что без заказа из замка кондитер не станет готовить эту штуку!
- Его, говорят, вообще надо несколько дней готовить, - отвлекся от работы Питер и непроизвольно облизнулся.
- Вот! А деньги потом отдадим и все! Главное, заказ придет из замка! - пылал энтузиазмом Эрик. И заражал им остальных, даже Кима:
- А тебе не слабо со мной сходить?
- Не слабо, - грустно отозвался Ким. Ему интуитивно не нравилась вся эта затея, но Эрик так горел энтузиазмом… а коралл, он такой вкусный… и деньги они действительно отдадут! Надо залезть в копилку и проверить… но там должно быть уже много, в замке - не в столице, тратить было некуда. А вкусненьким их и так балует и Грена, и Дан по старой памяти… может, ну его, этот коралл?
Но сопротивляться было поздно. Эрик, как разогнавшийся скакун на полном ходу, нес вперед и останавливаться не собирался. Не бросать же друга?

- Ничего не вышло, - грустно рассказывал Эрик Питеру час спустя. – Мы пришли, показали ордер. Кондитер его изучил. Потом говорит: сейчас не могу, другой заказ. Скажите ваши имена. Мы бочком к двери, а он вспомнил, как Ким меня называл, вот нужно было языком трепать, да? Вспомнил, сказал: так и записать? Мы кивнули и ушли.
- Ну ладно, остались без коралла, - вздохнул Питер. – Если бюро Лану понравится, будет премия, пряников купим…
- Честно, - облегченно продолжил Ким.
- С твоей честностью на бобах останешься, - возмутился Эрик, но быстро умолк, стоило Киму нахмуриться.
Прошло несколько дней, и ребята уже забыли о своей сладкой авантюре. Они опять коротали вечер в канцелярии, когда в дверь постучали.
На пороге стоял дежурный стражник. На лице его было легкое удивление, как и полагается, когда человек прикоснулся к тайне, которую ему ну никак не понять. В руках у стражника была корзина, явно тяжелая.
- Вам прислали, из кондитерской кая Деймо..
- Спасибо, - растерянно ответил Питер. Недоумевающий стражник протянул ему корзину и ушел.
- Коралл! Да тут не одна веточка. Тут целый коралловый риф, - столь же удивленно сказал Эрик, чуть не уронив на пол тяжеленную корзину. – Небось, все кондитерские города подключились! - добавил он уже с восторгом.
Впрочем, удивление не помешало троице дружно сунуть руки под салфетку, покрывавшую корзину, и отломить по кусочку ароматной ветки. А потом еще. И еще. Самый наилучший коралл не просто просил взять еще кусочек. Он требовал. И увильнуть не удавалось.
В дверь постучали опять. И опять был стражник удивленный не меньше, чем в прошлый раз. И опять с тяжелой корзиной. Протянул и удалился.
- То же самое, - сказал Питер, поднимая салфетку. - Только формы другой. Умм, вкуснотища!
Не прошло и пяти минут, как стражник появился с третьей корзиной.
- Чего-то они напутали, - нахмурился Эрик. А заодно подумал, что коралл обладает особой, неизученной магией: живот говорит «не надо», а руки – тянутся.
- Или мы напутали. Напомни-ка, что было в том бланке с печатью, - прошамкал Питер.
- Что-то про масло для кухни, - ответил Эрик. – Все, не могу больше!
- Значит, нам прислали не «одну штуку», а вес, равный месячной норме масла – пятьдесят фунтов, - прошамкал Ким. – Ой, - сказал он, уже не шамкая, - это сколько же стоит? Сколько теперь замок должен гильдии кондитеров?
Руки Эрика и Питера, протянувшиеся за новой порцией, застыли в движении…
Вот в такой-то позе их и застал Лан.
- Может, вы мне объясните? – спросил он без всякого подвоха, перебирая в руках какие-то бумаги. – Гильдия городских кондитеров прислала пятьдесят фунтов самого дорогого миндального коралла в замок, в качестве натурального податного налога. Адресат получателя – канцелярия. Что за ерунда? С чего они вообще о податном налоге вспомнили, у них за первые шесть месяцев года уже… - тут Лан поднял глаза от бумаг и замолчал, наткнувшись взглядом на три вымазанные в сладком физиономии вокруг полупустой фирменной корзинки кондитерской Деймо.
Питер посмотрел на Эрика – выкручивайся, затейник. Эрик – на Кима, правда, не возмущенно, а умоляюще – придумай чего-нибудь!
Ким поступил честнее всех – уставился в пол. Смотреть на Лана было стыдно, на корзины с лакомством – страшно и даже противно… уже.
- А вот и сам натуральный зачет, - продолжил Лан, присаживаясь к корзине. – Где же сопроводительный чек? Так… «согласно запросу из канцелярии, под номером…».
Лан, похоже, очень волновался, и пока ничего не понимал. Но собирался разобраться в самые ближайшие минуты. У всей троицы сердца дружно попытались ухнуть в желудок, но там было липко, сладко и тесно от съеденного лакомства. И, даже, слегка подташнивало уже…
Лан тем временем выхватил с полки исходную книгу, перелистал ее, толстенную, так, что чуть страницы не запели под пальцами.
Мальчишки переглянулись. До этого они считали, что так быстро двигаться кай секретарь умеет только на тренировках.
- Нет записи, - нахмурился Лан, - выходит, бумага пришла не из канцелярии. Но откуда же? - Он разговаривал сам с собой, но с каждым словом три повинные головы опускались все ниже. - Сейчас же иду к Каро, пусть берет прокурорское разрешение допросить кондитера и узнать, откуда появилась фальшивка. Может, сейчас их по городу гуляет сотня, на разные товары. Завалят замок ненужными дорогими вещами, а потом предъявят к оплате и весь бюджет к чертям! - Лан встревожился всерьез .
Троица тоже испуганно переглянулась. Такого развития событий они явно не предполагали.
- Не надо к Каро, - пролепетал Ким, зардевшийся как наливное яблочко, которое торговец выставляет в передний ряд лотка. - Это…
В последний миг привычка возобладала над честностью: если тут виновник, ему и признаваться. Поэтому Ким толкнул локтем Эрика, и не слабо так толкнул.
- Ну… Мы нашли бумажку и решили пошутить, - пролепетал Эрик, пряча глаза.
- Где нашли? Какую бумажку? Как пошутили? – Лан резко обернулся и теперь будто кидал вопросы-стрелы в трактирную мишень с трех шагов. Каждая в цель.
Эрик, запинаясь и уже тихо шмыгая носом, стал рассказывать. Ким и Питер присоединились. Ух, как им не хотелось! Но коралл-то ели все вместе, значит – соучастники.
Поэтому, вздыхая и делая длинные паузы, они поддакивали в пользу друга: «решили, ничего страшного не будет…. Не отговорили… Захотелось сладкого… мы думали, потом деньги… из копилки…».
- Все ясно, - как-то по-особенному жестко сказал Лан. – На этот раз Юри будет наказан – вычту жалованье за два дня. Он же знает: любые отходные бумаги с печатями, сжигаются. Лень было жаровню разжечь – останется без пива, лодырь.
Друзья вздохнули, представив огорчение помощника казначея и со страхом уставились на Лана – с нами-то что будет.
- Возьму в казначействе ссуду, - Лан продолжил размышления вслух, будто не видя встревоженных глаз, - под годовое жалование. Кондитеры в этой истории виноваты меньше всех. Ладно, ужинать буду хлебом, возле коптильни – проверено, так вкуснее. - он усмехнулся какой-то незнакомой кривой усмешкой
- А… а мы? - несмело заикнулся Ким. - Мы думали… копилку… - он в ужасе замолчал, сообразив, наконец, что никакая копилка… даже десять копилок! Не даст им столько денег, сколько стоит пятьдесят фунтов дорогущего лакомства. И вернуть недоеденное тоже не получится - очень скоро нежнейший шедевр кондитера уже не будет стоить ни гроша! Кондитер не возьмет его обратно, потому что не сможет так быстро продать! О-ой...
- А вы? Что, вы? – сказал Лан, потускневшим голосом. – Забирайте добычу и идите… доедайте, пока не испортилось. Вам придется забыть дорогу в эту комнату. Меня забыть тоже. С мошенниками – не дружу.
Тишина, длившаяся три-четыре секунды, была такой мертвой, что жужжание особенно упорной мухи, пытавшейся влезть в корзину с марципаном, казался громом.
- Мы не мошенники! Мы не знали, что так получится, - едва оправившись от потрясения, наконец пролепетал Эрик.
- Мошенников, которые знают, что попадутся, не существует, - сухо и четко произнес Лан. – Вам, к счастью, повезло попасться на первой же проделке. Хочется верить, дальше будете жить честно. Главное, подальше от меня.
К чести Кима, надо отметить, что он даже не пытался лишний раз ткнуть Эрика тем, чья вообще это была затея. Питер, тот вообще каменно молчал, угрюмо глядя куда-то в пол. Эрик насморочно сопел, и было понятно, что он из последних сил сдерживается, чтобы не зареветь.
Троица уже час сидела на чердаке у Максимилиана, и переживала катастрофу.
Никакие слезы, уверения в том, что деньги найдутся, что они не нарочно… на Лана ничего не подействовало. Он отвернулся и сделал вид, что троих плакальщиков в канцелярии вообще нет. Пришлось уходить, медленно, поминутно оглядываясь - вдруг передумает?
Не передумал.
Его холодное презрение ранило очень больно, хотя они понимали - по заслугам. А еще страшнее была мысль о том, что их мошенничество вылезет наружу и о нем узнает Каро. О-ой! Вот тут слезы наворачивались на глаза у всех троих. Каро на дух не переносила нечестность и воровство… а как она назовет аферу с кораллом, ни один из троицы не сомневался. А если учесть, что после случая с побегом Даниэля они и так остались в герцогстве “условно”, до первого серьезного проступка…
Распроклятые корзинки с распроклятым кораллом пришлось забрать с собой. От приторно-пряного запаха явственно подташнивало, и смотреть на сахарно-рассыпчатую ореховую вкусность было откровенно противно. Корзинки бросили на кухне у Максимилиана, и добрый старик даже не стал ни о чем расспрашивать убитых мальчишек, только огорченно покачал головой вслед. Ну что ты будешь делать, опять неладно… натворили, небось, чего, а теперь сами мучаются. Эх, дети-дети…
Спать мальчишки ушли в этот день позже обычного, на ужин вообще не появились, и до самого утра над развеселой троицей незримо витал дух вселенского уныния.
А утром деятельная натура Эрика взяла свое. Надо собрать деньги! Вытрясти копилку, пробежать по всему замку, занять у кого можно, пообещать все, что угодно…
Конечно, ссудить денег им могли только ровесники. Ну не к каю управляющему же бегать, или там к старшей горничной. Вся лакейская братия дружно вытрясла карманы, и троица надолго попала в кабалу - расплачиваться они могли только услугами…полы помыть, подежурить на кухне… еще сколько-то денег дал Максимилиан. Его, посовещавшись, все же посвятили в свою неприглядную тайну… он даже ругаться не стал, покачал головой укоризненно, и полез доставать с верхней кухонной полки горшочек с монетами.
Но даже с этой существенной прибавкой в узелке, который троица после обеда принесла и и вытрясла на стол перед Ланире, было слишком мало денег… едва ли треть нужной суммы.
- Это что за новости? - холодно поинтересовался Лан, отодвигая горку монет с документа, которым занимался.
- Это не новости… это… мы собрали вот… А остальное будем искать… мы обязательно найдем, ты не сомневайся! Клянемся, вот… вот… обязательно! Провалиться мне… то есть, вот на месте провалимся, но найдем!
Ланире прикусил губу и постарался скрыть сначала смех, а потом тревогу во взгляде. Вроде получилось:
- Что еще вы затеяли? Грабеж на дорогах? Кражу из главного казначейства? Похищение с целью выкупа? - он грозно сдвинул брови.
- Нет, ты что! - вознегодовал Эрик. - Как ты мог подумать и вообще… мы заработаем! Ты… только… не надо ссуду.
- А зарабатывать вы решили, не иначе как на золотых шахтах. Потому что иначе такую сумму вы будете собирать еще лет… несколько, - безжалостно припечатал Лан. - Да не бойтесь… я никому не рассказывал, что вы натворили, и не собираюсь. Каро не узнает.
- Мы не из-за этого! - возмущенно подскочил на месте Эрик, и тут же невольно выпалил: - а ты правда не скажешь?
- Не скажу, не тряситесь. - Лан невесело усмехнулся, достал из кармана серебряные часы (историю этих часов троица знала давно и наизусть), громко щелкнул крышкой, покачал их в руке… и убрал в карман. - Сам разберусь. Забирайте свое богатство и шагом марш отсюда!
- Не вышло… - уныло выдохнул Ким, скатываясь с крыльца. - У какой… злой.
- Заслужили, - чуть ли не в первый раз с начала этой истории подал голос Питер и тоже вздохнул.
- Ничего-ничего! - храбрился Эрик. - Мы же не сдадимся? Вот именно! Пошли, будем… дальше придумывать!
После чего тут же получил по три пенделя от каждого друга и даже не возмутился.Только спросил, почесываясь:
- Все? Уже можно думать, или вы еще драться будете?
- Придумывай, король мошенников, - хмыкнул Питер.

Дан весело насвистывал. Только что Каро похвалила его вчерашнюю работу. А надо сказать, строчил Даниэль с таким рвением, что бил все рекорды по количеству переписанных за день писем. Благодаря его трудам, устрашающие стопки белых конвертов, сложенные в канцелярии практически сошли на нет.
И сегодня Каро это отметила! Всего лишь пары ее фраз оказалось достаточно, чтобы пасмурный день превратился для Даниэля в солнечный.
Дан нес в канцелярию «отработанные» конверты. И намеревался «заправится» новыми.
Слова Каро: «Даниэль, что бы я без тебя делала!» - снова и снова звучали в ушах, как песня, под аккомпанемент его свиста. И мальчишке казалось, что теперь его всюду ждет удача.
- Тссссс! - послышалось вдруг из-за угла. - Не ори на весь замок! Если мы этот клад не найдем, то все, Лан, заплатит свое жалование за год, это ж какие деньги!!!
- Он часы собрался продавать…
- С чего ты взял?
- А ты не понял? Он их когда в руках держал, так смотрел… и словно взвешивал. Они наверняка дорогие.
- Они не из-за денег дорогие, дурак!
- Сам! Дурак! Без тебя догадался!
Голоса были подозрительно знакомыми… И Даниэль, который теперь уже считался «в доску своим» в этой гоп-компании без тени смущения вынырнул из-за угла и встрял в разговор.
- Пит, кто мне обещал еще вчера вернуть второй том летописи? А?
Разговор мальчишек Дан поначалу всерьез не принял. Клад… подумаешь, играют опять! Но как-то не очень вязались с игрой «Лан заплатит» и «жалование за год” и особенно “ собрался продавать часы”.
Все трое заговорщиков подпрыгнули от неожиданности и уставились на Дана круглыми глазами. Потом Эрик сердито насупился, Ким просто опустил голову, а Питер печально сказал:
- Да иди ты со своими летописями, у нас тут такое! - он шмыгнул носом и спросил: - Ты не знаешь точно, сколько стоит один фунт миндального коралла?
Дан слегка треснул Питера конвертами по шевелюре.
- Да-да-да, так Каро завтра и прикажешь ответить, когда она про книгу спросит? Мол, Питер просил передать… а зачем вам коралл? – Даниэль на секунду задумался, - точно не помню, что-то в районе золотого с четвертью. Собираетесь полакомиться, обжоры? – подмигнул он мальчишкам, - могу подкинуть пару десятков серебрушек,, если вам не хватает.
К его огромному удивлению, это предложение не вызвало никакого оживления.
– Вы что, опять без сладкого что ли? – забеспокоился Даниэль, видя, что троица всерьез скисла.
Никто из троих не принял шутки и не проявил благодарности за беспокойство. Только еще больше насупились. Потом Ким все же посмотрела прямо на Дана и спросил:
- Ты не знаешь случайно, где у вас тут клад можно найти? Нам надо заплатить за пятьдесят фунтов миндального коралла. А потом еще куда-то его деть!
«- Случайно знаю», - чуть было не съязвил Даниэль, «- Клады тут вообще дело обычное – на каждом шагу попадаются. Можно попробовать покопать …» И тут до него долетел смысл второй части сказанного.
- Пятьдесят фунтов?!! Миндального коралла?! – ошеломленный Дан не знал, что и думать. Можно было бы предположить, что кто-то из них ошибается, либо Ким в цифре, либо он, Дан, в услышанном. Но вот последняя фраза…
С запинками, краснея и вздыхая, троица поведала ему, во что вылилось их невинное на первый взгляд, желание пошутить и полакомиться.
- И вот теперь Лан хочет отдать жалование за год - тихо закончил Пит. - Потому что на ордере стоит его подпись!
С минуту Дан в сопящей тишине переваривал информацию. Потом махнул письмами в руке:
– Ждите тут, вернусь через три минуты, будем думать… - и быстро зашагал к канцелярии.
Да, дела… несчастные двадцать пять серебрушек, оставшихся у Дана после побега, теперь походили на издевательство. Пятьдесят фунтов! Это почти… шестьдесят золотых, не меньше. С ума сойти!
Дверь канцелярии открылась без привычного скрипа, надо же – смазали! Дан прошел столу, что стоял в левом углу. Положил письма в ящик для старой корреспонденции. Взял новые. Так же бесшумно двинул на выход. И уже у самой двери что-то заставило его остановиться. Даниэль обернулся.
В соседней комнате, за своим рабочим столом сидел Лан. Он был неподвижен.
Перо в его пальцах замерло над бумагой, другой рукой он подпирал подбородок и смотрел прямо перед собой с совершенно отсутствующим видом.
Даниэля он не замечал, и у того возникло подозрение, что не заметил бы, даже войди в кабинет, скажем, экзотический зверь слон. Рука бывшего друга расслабленно лежала поверх бумаг. Точнее, не просто лежала, тонкие пальцы легонько обводили вокруг циферблата, гладили тяжелую крышку с красивой гравировкой... эти часы Дан знал лучше, чем кто либо в замке. Единственная память об отце…
Вот Лан очнулся. Вздохнул. Потом решительно захлопнул крышку и убрал часы в карман.
В груди защемило, неожиданно сильно и горько, и Даниэль едва удержался, чтобы не плюнуть на все, и не броситься туда, в соседнюю комнату, чтобы… чтобы помочь, поддержать, хотя бы сказать что-то…
Но что? И как помочь? Денег у него нет, взять в долг тоже не у кого. Заработать такие деньги - нужно время и немалое. Клад… ну, об этом и думать смешно. Но и позволить Лану продать единственную дорогую ему вещь Даниэль не мог.
Оставался последний вариант – самому продать что-то из личных вещей. Точно! Трость! Этого должно хватить! Даниэль чуть не подпрыгнул от такой просто догадки. Только бы успеть!
Мальчишки ждали на том же месте, где он их и оставил. Теперь надо было их как-то отправить к себе... Дан не был уверен до конца в успехе мероприятия и слишком обнадеживать не хотел. Но и успокоить их хоть немного надо, а то они со своим кладоискательством… как бы чего похуже не придумали, или не провалились в какую-нибудь яму.
- В общем так, - все три унылые физиономии повернулись к нему с нескрываемой надеждой, - есть одна задумка. Я могу продать кое-что… - Дан сделал паузу, подбирая слова, - из ненужных мне вещей. Если повезет, завтра получим всю сумму. Ваша задача разузнать какую именно – с точностью до последней монетки. Задание ясно? И никаких расспросов больше! – непреклонно возразил он, открывшему было рот Эрику.
Троица заверила Дана, что все нужные сведения они раздобудут без проблем и собиралась уже бежать выполнять задание, как Ким затормозил.
- А вещь точно ненужная? - подозрение в его голосе звучало серьезно. Хотя по нему видно было, что новость позволила ему свободно вздохнуть, как и остальные двоим. Теперь у них появилась реальная надежда, а не мифический клад.
- Точно, - усмехнулся Даниэль, и даже почти не соврал. Лан… и необходимость помочь ему были гораздо нужнее самой памятной деревяшки.
- Думаю, завтра никто никому должен не будет, - заверил он троицу. – А пока может угостите?
- Да забирай все! - махнул рукой Эрик, и скривился. - Видеть не могу эту гадость!

Лан удивленно вертел в руках чек.
- «Шестьдесят золотых… Главный мастер кондитерского цеха Деймо ставит подпись в знак того, что натуральная подать признана оплаченной поставкой». Его бухгалтер вам уши не надрал, за исправления в журнале?
- Не, - улыбнулся Ким, - все ведь честно!
Однако Лан не улыбнулся в ответ.
- Ладно, допустим. Тогда главный вопрос – где вы взяли шестьдесят золотых?
- Ну, так, - усмехнулся Эрик, - наколдовали. Мы многое чего умеем!
Тут уж Лан не выдержал. Он схватил его за руку, сел на стул, дернул на себя, так что Эрик оказался у него на коленях. Левой рукой ухватил его руки а правой ладонью отвесил крепкого шлепка:
- А когда я узнаю, что в городе ограбили лавку! Или кого-то связали и обчистили
карманы! Или украли и продали замковые портьеры! Или заменили золотые ложки на позолоченные! Или еще что-нибудь случится! Когда я это узнаю, кто будет виноват? Я и только я: не пошел вчера в казначейство, не взял деньги и не отнес кондитерам! А зачем-то позволил юным колдунам шуточки шутить!
В каждую фразу умещалось примерно три шлепка. Резких, мощных, даже звонких, будто и не по штанам. Эрик пыхтел, кряхтел, в остальном держался молча. Канцелярия пуста, но мало ли народа по коридорам ходит!
- Лан, можно я расскажу? – вступился за друга Ким. – Все гораздо проще. Мы карманные деньги свои…
- Какие еще карманные! - окончательно рассвирепел Ланире и по штанам Эрика прилетело четыре раза подряд. - Хватит мне гирлянды на нос вешать! Даже воспитанникам принцессы столько не дают!
- Да погоди ты драться! - возмутился Питер, заметив, как покраснело лицо Эрика. - Нам Максимилиан одолжил! Недостающее! Ему не нужно пока. А мы теперь будем отрабатывать за жалование пока не расплатимся! Отпусти его… теперь моя очередь!
Правая рука юного секретаря канцелярии зависла в воздухе. Левая отпустила страдальца, и Эрик сполз на пол. Встал, потер обеими ладошками пострадавшее место.
- Если бы вчера нашлепал – понимаю, - угрюмо произнес он. – Сегодня-то за что?
- За вчерашнее, - сказал Лан. – Давайте-ка, рассказывайте быстрей, не то и в самом деле всех отоварю…
Можно было бы сказать, что на этом и закончилась история с миндальным кораллом. Если бы через несколько дней кай секретарь не услышал разговор, вовсе не предназначавшийся для его ушей.

* * *

Лан не торопясь шел по коридору, тихо насвистывая, по обыкновению, какую-то мелодию под нос. Он уже совсем собрался завернуть за угол, когда обнаружил, что не один. Именно там, за углом, шуршали и привычно галдели трое воспитанников принцессы. Сначала Лан удивился, что они делают в коридоре так поздно, потом увидел прислоненную к стене швабру... И притормозил, хотя только что собирался подойти и поздороваться.
Но швабра, красноречиво указывающая на то, чем троица занимается вечерами вместо игр, а более того, долетевший разговор заставили его остановиться и прислушаться.
- Не могу больше! – возмущался голос Эрика. – Скуууучно. Пит, ну придумай уже какую-нибудь штуковину, которая будет это за нас полы мыть! Дан не обидится.
- " при чем тут Дан?" - Ланире по привычке напрягся, услышав имя бывшего герцога но тут же мысленно дал себе подзатыльник и хотел уже двинуться дальше - какое ему дело? Но следующая фраза приклеила его ноги к полу.
- Дан, может и не обидится… Но это нечестно! Он нам за коралл деньги принес, когда очень нужно было! Помнишь, что мы ему тогда обещали?
Ким… отстраненно констатировал Ланире, напряженно вслушиваясь и даже не осознавая, что подслушивает чужой разговор.
- Ну помню-помню…
- Работать и не отлынивай, - отрезал Ким. - Все честно! Сами же не хотели, чтобы Каро узнала. Жалование младшего лакея даже на троих не очень… надо еще двойную нагрузку попросить.
- Куда еще двойную! - взвыл несчастный голос Эрика, - у меня и так уже спина не разгибается!
- Туда двойную. - Ким был решителен и тверд. - Ты хоть представляешь, какую сумму мы теперь должны Дану? Потому что… где он ее взял, ты знаешь? - многозначительная пауза заполнена виноватым сопением, - а я видел, что у него в шкатулке совсем немного денег было. Он сначала к Карлу сходил, а потом в город. Продал, значит что-то...
- Откуда знаешь?
- Что продал?
Два вопроса выстрелили в Кима одновременно. И Лан хоть и не видел явственно себе представил, как то пожимает плечами. А еще, ему тоже очень хотелось бы знать ответ.
- Что именно не знаю, не признается… Я только ощущение поймал, смутное такое… сразу даже не объяснишь. Это что-то старое очень, и вроде деревянное. Я как-будто ощущение в руке поймал… от теплого дерева. Гладкого такого. Вот, а еще ему будто и вещь эту жалко продавать и в тоже время он был… ну как бы… готов хоть десять раз ее продать. – Ким понизил голос, - потому что для Лана…
- Жалко, что они раздружились. - с непосредственным огорчением вздохнул Эрик.
- Да нет, не раздружились... - Ким всегда говорил тихо и медленно, когда о чем-то напряженно думал. - Ну то есть они как бы снаружи раздружились...
- А изнутри что ли нет? - опять перебил Рик, который терпеть не мог неясностей и многозначительных пауз.
- Нет! - прозвучало твердо и уверенно.

Опубликовано: 18.02.2016

Автор: Джейд

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 43 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 10 человек:

  1. Опять слёзы на глазах! Спасибо!!!!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Ой-ой, какие милости *-* Ну Эрик как всегда, конечно… Юный аферист) А Лану теперь придётся опять перестраиваться по отношению к Дану. Трудно это, но надо

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  3. Чудесные мальчишки, и шкода замечательно описана. Спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up +2

  4. Эх, эти мальчишки такие мальчишки))) и как только автору удалось выдумать такую шкоду? Не иначе, есть перед глазами живой действующий пример)))

    Оцени комментарий: Thumb up +3

  5. Ну просто не воспитанники, а оружие массового поражения! Зато теперь Ланире и Даниэлю придется поговорить, что не может не радовать. Очень интересно. Спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up +2

  6. Я очень разочарован если не знаете о чем писать лучше не пишите, что за фигня какие-то каралы.Так ждал продолжения а тут такая фигня.

    Оцени комментарий: Thumb up 0