Воспитанник 26

- Ким, можешь зайти на минутку?
Ким махнул рукой ребятам – догоню. И свернул вместе с Даном в канцелярию.
Выжидающе посмотрел на него.
Дан откашлялся, не зная, как приступить к делу. – Ким, ты же… умеешь слышать эмоции, да?
- Да, а что? - Он прикрыл глаза. -Ты вот сейчас очень хочешь узнать, что думает о тебе один человек, но побаиваешься того, что узнаешь. Если это про Каро…
- Не про Каро! – быстро прервал его Даниэль и порозовел. - Ким, не перестаю тебе удивляться! Только не расспрашивай больше ни о чем, ладно? Мне очень надо знать… А ты можешь не по человеку определить, а по письму? Ну, что чувствовал человек, когда его писал?
- Хм… мальчишка пожал плечами. - По письму не пробовал. Но думаю, что смогу.
Он положил руку на белый конверт с печатью, Дан дал ему на поверку письмо Грено, и снова прикрыл глаза.
– Беспокойство… Напряжение… вроде бы, на них напали, но он решил об этом не рассказывать… и еще что-то вроде… - ситуация серьезнее, чем казалось поначалу.
Даниэль про себя кивнул. То же самое сказала и Каро, прочитав письмо. Очевидно, они с Грено отлично понимали невысказанные мысли друг друга и умели читать между строк. Сам Дан никакого сообщения об опасности в письме не увидел. Хотя и перечитал пять раз.
- Здорово, Ким! Ты можешь быть очень полезен! А вот это посмотри,- он не глядя вытянул из стопки конверт.
- Тут все просто. Тот, кто писал, почитает за лучшее сотрудничать, но предаст в любой момент, как только это перестанет быть ему выгодно.
Даниэль мельком взглянул на конверт. Кай Раймунд, верховный правитель Вандельхейма. Не удивлен. Торгаши и есть торгаши, мать родную продадут, за хорошую цену. В Вандельхейм стекаются товары чуть ли не со всего мира. Купцы они прирожденные - покупают, продают, перепродают товары. От шкур диких зверей, что добывают степняки, до магических амулетов самой тонкой работы. Рогнар ведет с ними активную торговлю, нам это тоже выгодно. Но, будем иметь ввиду…
- Потрясающе! – совершенно искренне похвалил Даниэль мальчишку, - Давай последнее, – он постарался, чтобы его голос звучал как можно безразличнее, и мысленно поставил двойной щит – не за чем Киму знать его мысли… Письмо, ради которого, собственно, он все это затеял, было от Лана… Даже не письмо, короткая записка, в которой Лан сообщал, что с ним все в порядке, и просил, чтобы за него не волновались. Также очень просил Каро написать Кати, потому что с таможни письма идут долго и ненадежно.
- Странно… - Ким стоял уже почти пол минуты, сосредоточенно сопел, и Даниэль наблюдал за ним в страшном волнении.
- Не понятно… Дан, тут… пусто. Как будто… как будто этот человек ничего не чувствует… Не знал, что такое бывает. От кого это письмо? Дан… Дан, ты меня слышишь?
Наверное, Ким все-таки догадался, а может быть, просто понял по его лицу, что Даниэля сейчас лучше оставить в покое. Во всяком случае, он попрощался и тихо исчез. Он всегда был очень тактичным этот Ким. А Даниэль еще долго стоял с отсутствующим видом, сжимая в руке конверт, и где были в этот момент его мысли, никто так и не узнал.

- Что-то случилось? - не выдержала Каро, когда Даниэль в очередной раз сорвался на простейшем, уже освоенном упражнении. - Ты сегодня не в себе.
- Да-а, то есть нет… Просто… все время думаю про дела на границе. От Грено не было ничего?
- Нет, – Каро тоже помрачнела. – Кай Аленто уехал на южный рубеж, оттуда пришел запрос на опытного таможенного счетовода… пришлось отпустить. Кай Нирто отбыл на запад, там тоже что-то непонятно на таможне. Я опять осталась на канцелярщине, – Каро вздохнула, - не беспокойся, если бы что-то случилось, новости как раз уже бы дошли.
- Каро, я могу тебе чем-то помочь?
- Можешь, - Каро снова улыбнулась. - Раз сегодня с менталистикой у нас не клеится, давай займемся скучной политикой. Сможешь рассортировать? Здесь надо отделить торговые предложения от дипломатической почты, - принцесса отошла к своему столу и вынула из ящика еще не разобранную утреннюю корреспонденцию. – Торговые предложения надо будет отнести каю Алберти, а с дипломатией я буду разбираться.
- Рогнар за последнее время здорово расширил свои торговые связи. - Даниэль покачал на ладони внушительную стопку конвертов. – Жаль, что не интересовался этими вопросами раньше, смог бы сейчас больше тебе помогать…

Кабинет советника по торговым делам, кая Альберти, как впрочем и многие другие кабинеты, находился в левом крыле замка. Даниэль шагал по двору, уткнувшись в инструкции, которые написала для него Каро. С завтрашнего дня ему будет поручена новая обязанность – отвечать на письма самому. Конечно, это всего лишь шаблонные ответы и все-таки… Даниэль отнесся к делу со всей серьезностью.
В какой-то момент он остановился, вчитываясь, очевидно, в непонятное место, потом стал быстро перебирать остальные листки, надеясь найти пояснение там.
Значит, торговля начала налаживаться, как только навели порядок на таможне. Вернее, не навели, наводят. И явно есть кто-то, кто в наведении порядка не заинтересован... Как нам тут обходиться без обоих счетоводов, интересно?
Опять Каро будет ночами над счетами просиживать! Раньше ей хоть Лан помогал… Лан… Лан? Даниэль почувствовал его раньше, чем увидел. И застыл не в силах поверить.
Это действительно был Лан - стоял посреди двора собственной персоной и разговаривал с Гавриилом. На том самом месте. Как будто и не уезжал. Его фигура была плохо различима из-за бьющего в глаза солнца, но Даниэль все равно безошибочно узнал его. Узнал еще до того, как поднес к глазам ладонь, чтобы защититься от солнца. Несколько листков все-таки выскользнули из рук и тихо спланировали на землю. Даниэль не сразу заметил это.
Сколько раз он представлял себе этот момент. Планировал, как подойдет к нему, что скажет… Но вместо этого ноги почему-то сами собой сделали шаг назад, скрывая Даниэля в тени дерева.

Вот и знакомый двор. Лан натянул уздцы, останавливая коня, но внутрь заезжать не спешил. Задумчиво обвел взглядом окрестности. Что-то неуловимо изменилось. Ворота, старые и покосившиеся, заменили новыми. Теперь они ажурно-кованные, и судя по узору, снабжены не слабой магической защитой.
И весь замок теперь опоясывает ненадежная на вид малозаметная кованая оградка. Всего-то сажени две высотой. Но Лан знал, что ни одна замковая стена не дает такой защиты, как это красивое железное кружево, в которое заклинание защиты вплетают еще на уровне выплавки металла. Сколько же на это потрачено средств!
Мозг секретаря тут же принялся вести подсчет. Надо же! Словно и не было полутора месяцев. Но они же были! Никто не знает, как благодарен Лан имперскому генералу за эту возможность побыть вдалеке и подумать.
Он вспомнил вечера на заставе, свечи и поздний ужин, усталого Грено над картами… конечно, они не сидели только вдвоем, но Лану было приятно оказаться допущенным в узкий круг офицеров. Большей частью он молчал и слушал, как они обсуждают текущие дела и обстановку на границе, обдумывал и только пару раз решился высказаться. И его выслушали!
Это было совсем новое ощущение - быть равным среди лучших. А Лан без колебаний относил личную гвардию принцессы и ее офицеров к лучшим. Да, с того момента, как в Рогнаре появилась принцесса Каролина, он уже не был ни “бывшим другом”, впавшим в немилость, ни младшим конюхом. У него было серьезное дело, его уважали… но все равно. Все равно, это было другое. Он словно в одночасье расстался с детством. И, как ни странно, больше об этом не жалел. Ланире понравилось быть взрослым мужчиной.
А прошлое… ну что прошлое…
“- Дан! С ума сошел?! Это же мэтр Карлон! Дан, да опомнись же! — Ланире, видя, что Даниэль на слова не реагирует, заломил ему за спину руку, которую поймал в замахе. Старый учитель только горько усмехнулся и отошел к кафедре.
— Совсем свихнулся?! Я тебе не позволю… - Лан почти кричал.
- Отстань! — Даниэль в запале не разбирал уже, кто перед ним. — Пошел вон! Ты кто такой, чтобы мне приказывать!? Никто! Вот и не лезь, тут я все решаю, понятно!
Лан выпустил его руку и даже отступил на шаг. А тот немного успокоился и уже не орал, а ядовито шипел:
— Я! Тут хозяин!И я буду делать что хочу! А ты, я смотрю, совсем забыл свое место! Ты тоже слуга!
Лан побледнел и на секунду застыл на месте. Но взгляда не отвел.
- Я всегда был тебе другом, а не слугой, - тихо проговорил он, наконец, но Даниэлю показалось,что его слова гремят на весь коридор, - но тебе больше не нужны друзья, только слуги... Я не буду ни тем, ни другим!
- Не нужна мне твоя дружба, есть люди более верные, не такие, как ты! А слугой моим ты будешь! Я тут герцог и вы все мои слуги! Вы уволены, мэтр!
— Тогда считай, что я сам уволился из твоих... Друзей, — Лан развернулся уйти вслед за сухо поджавшим губы мэтром, который покинул комнату не проронив ни слова. — Я сам увольняюсь! - видно было, что Лан едва сдерживается. - А слуг поищи себе других!
- И не надейся! Пока ты в Рогнаре, ты в моей власти. Не будешь слушаться – засажу тебя в тюрьму!— непонятная злость переполняла Даниэля и выплескивалась яростными, несдержанными фразами.
- Да хоть в две тюрьмы! - Лан, похоже, тоже завелся не на шутку и гневно сверкал глазами на претендента в командиры. - Думаешь, начну тебе пятки лизать, как некоторые? Тоже мне, герцог! Ты еще не герцог никакой, а просто... Зазнавшийся болван! Не дождешься! - И он, резко развернувшись, вылетел из класса, громко хлопнув дверью.
- Посмотрим… - разъяренной гадюкой прошипел ему вслед Даниэль. - Пос-смотрим… кто кому первый будет… пятки лизать…”

Мда-а...Теперь, когда прошлое вдруг стало далеким и как будто немного чужим, он уже мог вспоминать и даже анализировать. Двое дурных мальчишек... Уперлись, поскандалили, а дальше уже само покатилось, как ком с горы.
Нет, он и сейчас не отказался бы от своих слов, но уж точно не был бы так резок и не стал бы обзываться. Возможно... Возможно, веди он себя чуть умнее, и все пошло бы по-другому. Герху не удалось бы так легко задурить Даниэлю голову. И они… Но что теперь рассуждать, все равно уже ничего не изменить.
Лану казалось, что эти полтора месяца позволили ране отболеть и даже слегка зажить... А точнее, он сам загнал боль глубоко-глубоко, вместе с остальными чувствами. Да, было. Болело, горело и жгло. Но прошло. Он сумеет быть с Даниэлем и Каролиной рядом, пока ситуация не стабилизируется, а потом… потом будет потом.

Сейчас это “потом” приблизилось вплотную. Он почти физически ощутил направленный ему в спину взгляд - словно между лопаток воткнули раскаленную спицу. Но не обернулся. Отдал поводья Гавриилу и зашагал через двор к парадному крыльцу.
Это позволило «не заметить» застывшего в углу двора Даниэля. Наверное, скоро он научится реагировать на него спокойно. Должен научиться. Это просто знакомый, возможно, соратник. Так что ровное доброжелательное отношение и никаких эмоций. Вот их будущее. Ему все равно.
Хотя Каролину он был рад видеть… настолько, что внешне-холодноватый, отстраненный тон в разговоре получился словно сам собой. Лишь бы не показать… насколько она огромна, эта радость.
Его спасительное «все равно» продержалось еще несколько дней. А потом с треском лопнуло, натолкнувшись на неугомонную троицу.
Они подловили его во дворе, причем, по всей видимости, следили и выбирали момент, поскольку повода сбежать не оставили. Правда он успел опробовать свою вежливую холодность и на них, рассчитывая отделаться приветствием. Но на этом все и закончилось.
- Мы... Тебя обидели чем-то? - Ким налетел на Лановскую остраненность, как на ледяную стену, и словно больно ушибся, такое лицо у него стало. Питер и Эрик тоже смотрели испуганно и выжидательно, и Лан не выдержал. Ледяная стена треснула сверху до низу, но вот странно, он думал, что отгораживается ею от боли, а боли-то как раз и не было. Было... Тепло.
- Вот поросята! - возмутился он, совсем как Каро, и почему-то этот воспоминание тоже не болело. - Разве же от вас куда-то денешься?!
— А зачем от нас куда-то деваться? — не понял Эрик и продолжил: — Мы же не чужая неве...ай! Ким! Больно же!
Пока Рик, хромая и потирая на бегу коленку, гонялся за Кимом по двору, Питер как-то незаметно подобрался вплотную, и через пять минут Лан с изумлением обнаружил себя на скамейке, в руках здоровенную старую книгу и еще какие-то листочки с картами и цифрами, и собственное горячее участие в дискуссии по поводу Кармских укреплений и столетней войны. Нда... Вот тебе и держаться на расстоянии…
В остальном принцип закрытой двери вполне себя оправдывал. Лан твердо шел к цели – начать жить заново, оставив прошлое прошлому. Иногда это было труднее, чем виделось издалека, с заставы.
Она ведь тоже обрадовалась его возвращению, он видел. И чуть было не потерял все накопленное за полтора месяца спокойствие. Каждый раз так щемило в груди... Но он сдерживался, и Каро, кажется, поняла его.
Ланире вернулся к обязанностям секретаря канцелярии, но не ее личного секретаря. Они общались только по делу, и хотя Лан чувствовал тепло и симпатию со стороны принцессы, но сам продолжал подчеркнуто вежливо держать дистанцию. Он видел, что Каро это угнетает, но мысленно умолял ее ничего не менять. Потому что ее дружеское тепло обжигало болью. Вроде бы забытой и похороненной, но все равно... Все равно.
Даниэль эти несколько дней откровенно промаялся, не зная, как себя вести. Но, в конце концов, был вынужден принять правила игры. Вежливость. Отстраненность. Общение только по делу. И взгляд… как на чужого.
А что он хотел?
Но жизнь катилась своей колеей, звенела вокруг длинными летними днями, заполнялась событиями и новыми обязанностями… Каролиной. Как бы не страдал Даниэль по потерянной дружбе, рядом с ней он часто забывал обо всем. Но она не всегда была рядом.
Так и в этот раз. После короткой деловой беседы Ланире передал очередную пачку писем, которые следовало рассортировать, прочесть и составить черновики ответов.
- Какие-то вопросы? - уточнил он, видя, что Даниэль смотрит на него и уходить не торопится. Несколько мгновений они глядели прямо друг на друга. Потом Даниэль опомнился и разорвал контакт.
- Н-нет, все понятно.
Ничего ему на самом деле не понятно! Ничего! Далеко он не ушел, завис на крыльце, мучительно обдумывая ситуацию, вспоминая прошлое и теряясь перед будущим.
Лан закрылся, как устрица в раковине. Что он думает, что чувствует… Даниэль не знал. Он поймал себя на мысли, что так далеко друг от друга они никогда еще не были. Даже в период вражды. Тогда они хотя бы общались,если это, конечно, можно назвать общением. Они ненавидели друг друга, злились. А сейчас не было больше ненависти, не было больше дружбы. Что было? Равнодушие. Деловой тон и пустые ничего не значащие взгляды. Он понимал, что большего ждать глупо, но все равно… Сколько раз ему хотелось ворваться к Лану в комнату, поговорить с ним, наконец, выложить все, что наболело. Но едва воображение доходило до этой минуты – слова исчезали из головы, как и не было.
Что ему сказать? Я сожалею о том, каким оказался мерзавцем? Спасибо, что отдал мне Каро? Какими словами можно вообще объяснить то, что он чувствует? И разве могут слова исправить его вину?! Нет… никакие слова тут не помогут. Ему-то, может, и станет легче от того, что выговорился. Наверняка станет. А вот Лану... Лану от этого только хуже. Так что незачем бередить старые раны. Даниэль вздыхал и соглашался. До следующего раза.
И он снова и снова возвращался мысленно к тем подслушанным в коридоре мыслям, пытаясь найти зацепку, понять, что чувствует Лан сейчас… Ведь промелькнуло же у него что-то в глазах или… или он просто сам очень хотел бы, чтобы промелькнуло? Он бы все для него сделал, все что угодно! Но как быть, если Лан не подпускает к себе?
Оставалось только наблюдать. Он использовал каждую мелочь, каждую зацепку. Он присматривался, изучал жизнь Лана, вплоть до самых незначительных деталей. Теперь для него имело значение все: когда Лан просыпается, что любит читать, с кем общается.
Даниэль как будто пытался наверстать потерянные два года. Он стал писать Кати и посылать ей подарки. Сделал даже попытку привезти девочку в Рогнар, чтобы Лан смог повидаться с сестренкой, но начальница пансиона его отговорила – слишком трудна дорога для маленькой девочки, к тому же она только начала привыкать к жизни вне дома. Не стоит так тревожить ее.
Ну, не стоит, так не стоит… Даниэль начал перечислять деньги в пансион. Как только он узнавал, что Лан в чем-то нуждается, он тут же покупал это и просил кого-то из гвардейцев отдать ему. Увы, такие моменты были редкостью. Лан был неприхотлив и так же, как и Даниэль, жил на всем готовом…
Все эти мысли бесконечным хороводом крутились в голове, и Даниэль сам не замечал, что он уже довольно долго стоит неподвижно, уставившись в пустоту.
Как оказалось, задумался он не в самом подходящем месте. На крыльце флигеля, где располагался канцелярский секретариат. С полчаса служащие и посетители тактично огибали скульптурную композицию “задумчивый с пачкой писем”, а потом пришел Эрик. Эрик тактичным не был никогда и ни одним местом. Поэтому Дан, обнаруживший, что его бесцеремонно дергают за рукав, только вздохнул и вынырнул из своих мыслей, чтобы оказаться нос к носу с рассерженным мальчишкой.
- Ты! - Эрик гневно уставился на собеседника снизу вверх. - Растяпа здоровая! Ты нам что говорил?! “Я прослежу-у, я позабо-очусь!”
- Ты чего? - только и смог вымолвить ошарашенный Даниэль.
- Я ничего!!! И ты ничего! И завтракали мы сегодня без нее! И обед так и стынет на
кухне!!! Грена ругается!!! А она голодная! А ты ушами хлопаешь, жених!
Даниэль не сразу понял, о ком идет речь. Потом с удивлением посмотрел на часы. Ежики-метелки, это сколько ж времени он тут простоял!
- Ну и чего ты разоряешься? - недовольно загудел кто-то голосом Питера из-за спины. - Взял бы и сам отнес ей обед. Не видишь, человек занят. Он думает. Уже полчаса! - к концу фразы в басовитом гудении прорезались явственно-ехидные нотки.
- А вот нетушки! - возмутился Эрик. - Он жених или где?! Мне она по шее даст за просто так, если я полезу мешать… пусть или кормит, или сам страдает! Он большой, а у меня шея не казенная!
- Значит так, - Даниэль окончательно вернулся на грешную землю, - раз шею жалко, придется немного поработать руками. Пойдемте-ка со мной.
- Сколько писем видите? - он указал на громадную стопку посреди стола: - Так вот, их надо рассортировать. С синим штампом в одну стопку, с красным - в другую.
- Во ты на-аглый! - то ли возмутился, то ли восхитился Эрик. - Не, ты видел? Он жениться будет, а мы письма сортировать!
- Можем поменяться, - подмигнул ему Дан, - если хочешь.
- Х-ха! - неизвестно чему обрадовался Эрик. - Да мы вообще первые были в очереди, чтоб ты знал! Еще когда-а решили, что сами на ней женимся, когда вырастем… так что будешь клювом щелкать и одну мысль по полчаса думать, мы тебя перерастем и привет! - он еще и язык показал для полной убедительности.
- Да ладно, - снисходительно прогудел Питер. - Влюбленные, они такие… у них вся голова одними поцелуйчиками занята, для мыслей уже места нет. Если одна какая забредет, ее сразу хвать! И думают до упора. Давай сюда свои письма.
Как всегда, после разговора с “нахалятами”, настроение у Дана подскочило до отметки “жизнь прекрасна, а местами и удивительна”. Что-то напевая себе под нос он буквально влетел в кухню, чтобы столкнуться нос к носу с рассерженной Греной.
- Знаю-знаю! Я олух и балбес! Не ругайся, Грена, бегу уже! - опередил он готовую отчитать его женщину. И чмокнув изумленную Грену в щечку, забрал у нее поднос и так же стремительно выбежал с ним за двери.
Вообще, со стороны могло показаться странным, ну, что, в самом деле, у принцессы ума не хватает самой пообедать? Но все дело было в том, что в связи с напряженной обстановкой Каро постоянно доставали со всякими неприятными дипломатическими вопросами, присылали горы претензий и кучу “важных” документов, подтверждающих эти претензии. Все это нужно было изучить, вникнуть и рассортировать. Претензии, собственно, делились на три вида: “чушь полная, можно не реагировать”, “ерунда, но повозиться придется” и “ вот… нехорошие люди! Придется договариваться!”
Временами такая сортировка становилась настоящим испытанием. И безжалостно съедала время. Порой отсылки к документам были до того запутаны, оторвешься на минуту - потеряешь нить. И начинай тогда сначала!
- Мне иногда кажется, что я скоро превращусь в “бумажную королеву” из сказки! - жаловалась Каро Даниэлю. - Будут у меня конверты вместо рук и ног, а вместо головы фолиант ваших фамильных документов.
Даниэль, конечно, пытался помочь всеми силами, но многого он еще не умел и не знал.
И если с утра принцесса еще нормально реагировала на окружающий мир, то к обеду эта мутная волна накрывала ее с головой, и хорошо, если к вечеру схлынет. Какой тут обед… не до него.
Вот и приходилось напоминать, а то и кормить чуть не силком, устраивая поднос с аппетитно пахнущими тарелками прямо поверх “очень важных бумаг”.
И если сама принцесса этим произволом возмущалась, то ее организм живо вспоминал, что он вовсе не железный, в совсем даже наоборот - давно не кормленный и уставший.
Предательский нос живо втягивал вкусные запахи, а желудок радостно урчал, как голодный дракон в большой пещере с хорошей акустикой.
Однако в этот раз номер не прошел. Не успел Даниэль войти, как Каро сразу вскинула руку в предупреждающем жесте - погоди, не мешай! Даниэль знал, в такой момент ее лучше вообще не трогать. Поэтому он тихо проскользнул в дверь, прикрыл ее ногой и поставил поднос на маленький мраморный столик у окна. А сам уселся с книгой в сторонке.
Однако время шло, а прерываться Каро и не думала. Даниэль отложил книгу. Посмотрел на принцессу. На остывающий обед. Потом снова на нее. И вдруг решительно взял поднос и… придвинул к себе.
Каро сначала не обратила на это внимания, но потом мельком оглянулась и даже бумажку отложила. И возмутилась, совсем как Эрик:
- Эй! А ничего, что это мой обед?! Тебя не кормили, что ли?
- Ну почему же… - Дан как ни в чем не бывало продолжил уписывать за обе щеки. - Кормили. Просто я подумал, ты так занята… чего такой вкуснятине пропадать?
- А ну брысь! - Каро выбралась из-за стола и быстро подсела к маленькому столику, на котором стоял поднос. - Проглот! И так вымахал, в прыжке не достать, а все бы бедную голодную принцессу объесть!
Желудок бедной голодной принцессы угрожающе бурлыкнул, словно подтверждая сказанное. А сама она первым делом отобрала у обжоры ложку. И быстренько занялась супом, искоса поглядывая на Даниэля. Лукаво и немного смущенно.
Оно нечаянно вдруг получилось - взять этот шутливый, непринужденный тон, как с мальчишками или… с Ланом когда-то… с Даниэлем так раньше не получалось. В первый раз. А он сидел напротив, подперев щеку кулаком и безотрывно смотрел, как она ест. И глаза его были при этом... Наконец Каро не выдержала:
- Ну хва-атит! Не смотри так. Оставлю я тебе… немножко, так и быть!
- Да я не хочу есть, - рассмеялся он.
- Тогда нечего глазеть на мои пирожки. И на жаркое тоже… - Каро преувеличенно жадным жестом придвинула тарелки к себе поближе.
- Хитрая лисья морда, вот ты кто.
- Почему лисья? Я вроде не рыжий?
- Чернобурый! - теперь засмеялась Каро, и, отодвинув пустую тарелку из-под супа, уже спокойно взялась за жаркое.
Вроде бы пустячное происшествие… ну, пошутили, посмеялись вдвоем. Но что-то неуловимо изменилось. Незаметное на первый взгляд, неважное. Однако этим же вечером Даниэль спокойно “вошел” в свое ментальное пространство, и с первого раза выполнил базовый комплекс упражнений на концентрацию.Он радовался, как ребенок! Для начала подпрыгнул на месте. Раза три. Потом подхватил Каро и закружил по комнате.
- Каро, это и в самом деле, оказывается, просто! У меня получилось! Получилось!!!
- Эй-эй! - смеялась Каро. - Я за тебя рада, но поставь меня туда, где взял! Летать мы сегодня не учимся!
Тут Даниэль спохватился. Бережно поставил девушку на пол и смущенно покраснел. А Каро вдруг прищурилась и скомандовала:
- Так. Давай еще раз! Глаза закрыть. Правую руку на медальон. Сразу со второго шага, дыхание выровнять… три точки концентрации… молодец… шагай!
И он шагнул… впервые легко, без малейшего напряжения шагнул в чужой ментал.
- Умница! - пространство звучало голосом Каро. - Иди сюда. Да, правильно! Возьми координаты… молодец. Открой глаза.
- Это… как? Где? - он даже слегка растерялся от непривычности происходящего.
- Это часть моего ментала, я создала его для занятий с тобой, - улыбка, как эхо, раскатилась вокруг. - Здесь я смогу показать тебе все, что нужно.
Легкий голубоватый туман редел, и Даниэль наконец увидел принцессу. Она была совсем рядом. И он не удержался, просиял в ответной улыбке. Вся его неуверенность и страх куда-то подевались.
- Вот теперь получится, - кивнула Каролина. - Давай с самого начала. Первое упражнение на концентрацию. Смотри внимательно…

Опубликовано: 16.02.2016

Автор: Джейд

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 45 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 10 человек:

  1. Я им завидую. В какой любви они живут…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Интересная, всё же, у них магия. Хоть проси пособие по ней и сиди, читай, коротай вечерок, диплом пиши…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Здорово, что Лан вернулся. Но теперь он тупит. Они с Даном как два старых друга перехватывают друг у друга эстафетную палочку самогнобления :))) Бедная Каро, за что ей такие наказания с мужчинами. Все-таки ревность гнусное чувство, мешает счастливо жить и наслаждаться жизнью :)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Ну не сказать бы что именно тупит)))))) он имеет право не верить и даже обижаться, тут уже не столько ревность, сколько нежелание мешать и себе травить душу)

      Оцени комментарий: Thumb up +2

  4. Спасибо за продолжение.
    Лан вернулся! Я очень рад. :-) Не терпится узнать, что будет дальше. Я так жду, когда опять будут не Даниэль и Ланире, не Главный воспитанник и Господин секретарь, а Данни и Ланни. Когда они опять, как когда-то мальчишками, близки и неразлучны, понимают друг друга взглядом, жестом, просто молчанием.
    Я очень рад, что у Каро и Дана все вроде бы наладилось. Этот общий обед в кабинете — прелесть. И особенно — вот это: «Вроде бы пустячное происшествие… ну, пошутили, посмеялись вдвоем. Но что-то неуловимо изменилось… — Умница! — пространство звучало голосом Каро. — Иди сюда. Да, правильно! Возьми координаты… молодец. Открой глаза… Она была совсем рядом. И он не удержался, просиял в ответной улыбке. Вся его неуверенность и страх куда-то подевались.» Так много хорошего одно за другим, без перерыва, сразу она ему еще не говорила. Так близки они, кажется, еще не были. :-)
    Авторы, я прошу вас: не делайте им очень уж плохо. Нууу… разве разок. :-) Чтобы проверить их взаимные чувства.
    Надеюсь, что «до конца книги осталось немного» — это не совсем уж мало. Так хочется еще почитать!
    Еще раз благодарю вас и желаю творческого вдохновения нам, читателям, на радость. У вас так здОрово получается! :-)

    Оцени комментарий: Thumb up +2

    • Спасибо за эмоциональный и развернутый отзыв:) До конца книги примерно 5-6 глав, они готовы, осталось только вычитать. Думаю, многие ваши мечты осуществятся:)

      Оцени комментарий: Thumb up +2

  5. Ура, мечты сбываются! Обожаю эту вещь, первое что читала на сайте и до сих пор самая любимая! Нахалята — сплошное очарованье! А Ланире действительно взрослый в этой главе получился, а Даниэлю плохо без друга. А еще хочется каникул от всех важных дел и уикэнда для главных действующих лиц. Спасибо! Ждем еще и еще!

    Оцени комментарий: Thumb up +2

    • Эх, с каникулами сложно — обстановка не располагает… Но до конца книги осталось немного, а там… Герои отдохнут от двух неугомонных авторов)))))

      Оцени комментарий: Thumb up +1

  6. Спасибо-спасибо-спасибо! Очень долгожданное продолжение, но и в долгом ожидании есть своя прелесть, прочитала с огромным удовольствием.

    Оцени комментарий: Thumb up +2

    • Пожалуйста) книга дописана и теперь просто требуется вычитка. Ищем еще одну бету, чтобы не загружать текущую, она у нас умница и спасительница, но работы много. Так что надеюсь, окончание всем понравится)

      Оцени комментарий: Thumb up +2