Воспитанник 16

В маленькой закопченной пещерке, кое-как оборудованной под жилье, даже проем в скале снабдили дверью, горели свечи. Напротив входа на непонятных тюках развалился одутловатый, чем-то похожий на недовольного бульдога, мужчина.
Даниэль заморгал от показавшегося неожиданно ярким света. А когда зрение полностью восстановилось, радостно и удивленно вскрикнул, разглядев говорившего.
– Кай Трюфо!
Ну, конечно, это какое-то недоразумение. Сейчас его развяжут…
Бульдожина на тюках недовольно сморщилась:
- Вот уж идиотское имя! Когда четыре года назад придушили настоящего Трюфо, направлявшегося как раз в герцогство, я и не знал, что его зовут так по-дурацки, а то заранее бы заготовил фальшивку с другой фамилией. Ну что вылупился? – Хмыкнул он, глядя на удивленно моргнувшего Даниэля. – Четыре года я с тобой, идиотом, возился, столько сил положил! Еще бы немножко… твои смерды начали б с голоду дохнуть, взбунтовались да повесили тебя на воротах, а я спокойно встретил бы старость у теплого моря в собственном поместье. – Лицо его исказилось от злобы.
Лицо Даниэля потемнело, но удивлялся он на этот раз недолго. Если все, кому он доверял, оказались в итоге предателями, то почему бы и его управляющему не оказать им тоже. Странным казалось другое - как этот склизкий гад сумел втереться к нему в доверие! Сколько раз он слышал этот голос, подобострастно пониженный, с медовыми нотками. Сколько раз видел эту тушу, низко кланяющуюся. И подсовывающую ложные отчеты! – запоздало догадался бывший герцог, чувствуя, как волна гнева медленно поднимается в нем. Сколько раз видел эту елейную физиономию. И ни разу ничего не заподозрил! Даниэль уперся в лоснящуюся физиономию тяжелым взглядом, в попытке понять – как можно было так ошибиться. Доверить этому человеку заправлять всем… Теперь, (уроки Каро не прошли даром) он ясно представлял какие козыри дал в руки проходимцу.

Лицо толстяка тем временем исказилось от злобы:
– Так нет же, дед твой, чтоб ему в гробу перевернуться, заключил этот брачный договор! И малолетняя сучка приперлась раньше времени! Все испортила, все!
Дан словно закаменел. Какое-то время он молчал, тяжело дыша и, удерживая себя, чтобы не кинуться на мерзкую тварь. Упоминание Каролины в таком тоне (а речь без всякого сомнения шла о ней) слишком сильно вывело его из себя. Он чувствовал, знал, что сейчас нельзя давать волю ярости. Нельзя показывать этому слизняку, в каком он бешенстве. Потому что Трюфо добивается именно этого! И он, Даниэль, не доставит ему этого удовольствия. О, с каким наслаждением он раздавил бы эту гадину, уже только за то, что его грязный рот смеет говорить так о НЕЙ! Но он не может сделать с ним ничего. Поэтому надо взять себя в руки. Хотя бы это… Но и это оказалось не так просто. Трюфо неотрывно пялился на него. Даниэль не видел – лицо его было опущено – но чувствовал на себе злорадный взгляд. И поднял голову только тогда, когда удалось справиться с собственным лицом. Даниэль заговорил. И не поверил, что голос принадлежит ему – так ровно он звучал.
– Ты просчитался, Трюфо. Кто бы ты ни был, ты просчитался.
Лжетрюфо потянулся и схватил за горлышко одну из бутылок, стоявших возле стены. Только теперь стало заметно, что он сильно пьян. Правда, это не помешало ему сально заулыбаться при виде реакции Даниэля:
- Ай, ты смотри! Неужели обломали герцогского жеребчика? Я столько сил приложил, чтобы ты думал поменьше, а требовал побольше! Первый год, правда, трудно получалось. – Не иначе спьяну язык у бывшего управляющего развязался окончательно.
- Слишком правильных себе слуг твой дедуля подбирал, даже как подох, (Даниэль опять дернулся) они тебя в разуме еще держали. Мальчишка этот… - Толстяк злобно сплюнул. – Но ничего, потом дело пошло, стоило тебе нужных друзей подвести, а ненужных ты сам выгнал, умничка мальчик. – Лжетрюфо захихикал. – Герхард оказался находкой! Господин сразу сказал, что лучше всего на тебя подействует ровесник, а лучше парень чуть постарше. – похвастался он. – Любо-дорого было смотреть, как ты становишься «настоящим герцогом». – Сказано было с невыразимо-презрительной ухмылкой.
Даниэль мысленно застонал – идиот! Какой идиот! Четыре года играл на руку этому негодяю… Позволил заправлять всем в Рогнаре. Вести себя, как марионетку!
Трюфо, между тем продолжал откровения, не особо нуждаясь в ответе.
- Ты оказался хорошим учеником! – Как бы похвалил толстяк, хотя на похвалу это совсем не походило. – Быстро учился глупости, спеси и хамству. А будет тебе известно, мальчик, - Управляющий поднял следующую бутылку словно в приветственном тосте, - легче всего управлять самонадеянным спесивым глупцом, уверенном в собственном превосходстве. Особенно если он так обращается со слугами, что те и не подумают предупреждать о некоторых интересных делишках за его спиной… а кто подумает, того… - Трюфо мерзко хихикнул, и Даниэль с ужасом вспомнил, о бесследно исчезнувших из замка слуг. Его тогда уверили, что просто выгнали лентяев и воров, а он, как последний идиот, только важно кивнул в ответ.
- Ты и учителей разогнал вовремя, поганые книжные черви стали задавать слишком много неудобных вопросов! Да еще собирались научить разбираться в делах герцогства.
Даниэль ощутил, как внутри у него всё сжимается в комок. Он вдруг понял, что его загоняли в ловушку, а он вместо того, чтобы уклониться, шел туда, как тупой баран. Дан сцепил зубы, приказывая себе сохранять хотя бы видимость спокойствия. И он угодил бы в эту ловушку, не появись ОНА вовремя. Теперь, когда последние его сомнения - а с ними и последние надежды - развеялись, он снова думал о Каролине.
Тут Лжетрюфо вдруг пригорюнился. Уже не понятно было, говорит он с Даниэлем или просто думает вслух.
- Все так хорошо складывалось…всего-то и пришлось подкупить надзорного инспекторишку. Он слал в метрополию отчеты, там выделяли денежки, и высылали указания. А потом какая-то гадина посмела донести императрице, и сюда примчалась эта сучка. Арестовала все мои счета, все!!! – Пьяный толстяк со злостью хватил полупустой бутылкой об пол. Брызнули осколки.
Трюфо посмотрел на них мутным взглядом и потянулся за целой бутылкой.
Секунду Даниэль смотрел на него. Потом прислонился к стене и расхохотался. Он смеялся и смеялся, выпуская в смехе напряжение, нараставшее в нём, все последнее время. Он долго не мог остановиться.
Надо же! Он всерьез считал, что это Каролина поломала его жизнь, а она его…от этого гада… - постепенно хохот перешёл во всхлипы, и Даниэль снова замолчал.
Трюфо уже настолько погрузился в алкогольный туман, что, казалось, даже не слышал его хохота. Он продолжал пьяно бормотать себе под нос:
- Ну ничего-ничего, зато мой душенька герцог меня порадовал. Сбежал, лапочка такой. – Толстяк снова захихикал. – Не понравилось, что теперь ему никто в ножки не кланяется и песенок про величие не поет. Правильно, умничка мальчик.
Даниэль продолжал смотреть прямо, хотя горло ему сдавило от обиды.
- Теперь бедный старый Трюфо чуть-чуть поправит свои дела. Сначала ты мне расскажешь ВСЕ об этой белобрысой сучке, куда и когда ездит, сколько берет охраны, где гуляет одна. Эти сведения можно очень выгодненько продать, покупатели найдутся, да, найдутся. – Трюфо потер отекшие короткопалые ладони. – а потом и герцога пристроим с прибылью. Смазливый юнец благородного происхождения, которого никто не хватится – хаземские работорговцы дадут за такого приличную сумму!
Даниэль сжал губы, надеясь, что они перестанут дрожать. Его мутило.
Тут Трюфо словно бы немного пришел в себя, встряхнул обрюзгшими щеками, точно как недовольный бульдог. Его мутный взгляд стал чуть более осмысленным.
- Говори, щенок! – Рявкнул он и тут же без всякой связи сладко засюсюкал: - Его Светлость ведь не обидит своего доброго дядюшку Трюфо? Герцог будет хорошим мальчиком, расскажет все-все доброму дядюшке, правда, мой сладкий? Проклятая имперская сучка обидела нас обоих, обоих! Расскажи дядюшке, мальчик, куда она ходит и с кем, дядюшка ее накажет! – Он сдавленно засипел-захихикал и повернулся к Даниэлю. Вперил в него взгляд, за который Даниэлю захотелось бы убить его, если бы желание это и так уже не достигло своего пика. Внутри его просто передергивало. Мерзость! Отвратительная мерзость! Но на лице не дрогнул ни один мускул, хотя это и стоило ему немалых усилий.
.-Ай-я-яй! - Укоризненно покачал головой Лжетрюфо и скатился-сполз со своего ложа. Он с трудом поднялся на ноги и шатнулся к Даниэлю вплотную, обдавая того перегаром и запахом пота. Даниэль отступил к самой стене, так что связанные руки ощутили холодный камень. Деваться дальше было некуда. И он с омерзением ощутил, как влажные одутловатые ладони хватают его за воротник, притягивая к бульдожьей морде. Брезгливо передернулся, когда одна ладонь липко похлопала по щеке:
- Плохой мальчик, плохой! - Выговорила бульдожина, икая в лицо своей жертве.
Даниэль ощутил приступ тошноты, когда дыхание Трюфо достигло его лица. Он пытался оттолкнуть мерзкую тушу, но управляющий, будто в насмешку, почти навалился на него, лишая возможности двигаться. Даниэль зажмурился, всеми силами желая отгородиться от этой гадости и… между ним и Трюфо появилась стенка. Она была прозрачная – Дан мог видеть сквозь нее, но в то же время надежно отгораживала. Минутой позже он понял, что все это ему почудилось. Но толстяк, как ни странно, его отпустил. Видимо в этот момент просветление закончилось и мутные винные пары снова заволокли взгляд управляющего. Он еще раз икнул в лицо пленнику, по-хозяйски потрепал того по шее и отшвырнул в угол. Даниэль больно врезался плечом в шершавый камень стены, но устоял на ногах.
- У нас же еще бумажечка есть! – Весело поведал пьяница, не обращая больше внимания на мальчишку. – Милая, славная бумажечка…надо только найти ее. С-с-сучка никуда не денется. За ее белобрысую головку такие денежки обещаны, уууу… желающих пришибить имперскую крысу будет много! Да я за одну десятую тех денежек банду головорезов найму… а потом сниму с трупика медальончик – и дееенежки мои! Мои! – Трюфо здорово шатнуло и он едва удержался на ногах. - Эй там!!! – Заорал он. – Вина еще!!! Б-буду праздновать п-поминки по п-п-принцессе! – И заржал. Постепенно пьяное ржание перешло в какое-то странное бульканье и хрипы, Трюфо покачнулся и спиной повалился на груду тюков. Стало понятно, что он просто-напросто храпит.
Молчаливый детина, тот самый, что притащил в пещеру пленника, теперь вошел и бесцеремонно, за шиворот, поволок Даниэля наружу, куда-то в сторону и вверх, и в конце концов швырнул в неглубокую пещерку, перегородив выход деревянной крышкой. Лязгнул засов, и стало тихо.

День уже клонился к вечеру, когда Каро неожиданно вскрикнула и чуть не упала с лошади. Встревоженные спутники окружили принцессу, но она их не видела. Пространство заполнила пыльная темнота, закружилась голова и резко заныли руки, словно их вывернули. Каро судорожно глотала воздух и далеко не сразу смогла что-то произнести.
- На него напали. Они меняют направление…горы…быстрее!
- Ваше Высочество, может вам не стоит ехать? – нерешительно предложил один из гвардейцев, протягивая Каро свой платок – ее собственный уже весь был в крови.
- Глупости. Я в порядке. – Сухо мотнула головой принцесса, вытирая очередной алый ручеек с подбородка.

Потом была бешеная скачка до неприметной тропинки, уводящей с главного тракта куда-то в горы. И очередная кровь на платке. И смутные картинки, полные сдерживаемой ярости и отвращения. Каро никогда не видела бывшего управляющего в лицо и узнать не могла, но мерзость физиономии оценила. И еще кое-что…там, на том конце видения, сейчас был словно другой человек. Он ощущался настолько иначе, что Каро на какое-то мгновение впала в замешательство. Но это точно был Даниэль, никаких сомнений. Только совсем другой Даниэль. Чувствуя хватку его самоконтроля как жесткие пальцы на собственном горле, Каролина, наверное, впервые задумалась о том, каким увидела бы юного герцога, случись тому с самого начала получить должное воспитание. А потом стало не до этих мыслей. Дан исчез. Вот так, мгновенно, пропал, будто его и не было. Доведя себя почти до обморока, Каро с ужасом поняла, что все равно не чувствует его. У нее тоскливо сжалось сердце.
Отряд снова разделился и начал прочесывание местности. Через какое-то время подъехали еще люди, с местным проводником. Уже стемнело, когда поисковую операцию пришлось свернуть – в незнакомых горах ночью слишком велика опасность потерять еще кого-то, а не найти пропажу.
Каро скрепя сердце присела в стороне от костра на расстеленную кем-то попону. Она заставила себя что-то съесть и выпить горячего, потому что понимала: силы еще понадобятся. С этой же целью принцесса легла на устроенное из одеял ложе и расслабилась, используя для этого все, чему ее учили. Вопреки тревоге, заснула она быстро, стоило закрыть глаза и приказать себе: спи.

В своей тюрьме Даниэль с трудом поднялся на ноги. Его трясло от злости, от обиды - и от тревоги. Последние слова Трюфо не шли из головы. Наверняка у Каролины есть враги. Не такие, как этот слизняк, посерьезнее. Что они могут сделать с ней? Постараются убрать из Рогнара, убить! Даниэль вскинулся. Несколько месяцев назад и он хотел примерно этого, но сейчас одна мысль о таком повороте заставила его дрожать. Чтобы унять дрожь он принялся ходить туда-сюда, то и дело на что-то натыкаясь. Было темно, хоть глаз выколи, но вскоре он притерпелся к темноте. И попытался осмотреться. Выбраться из пещеры было невозможно.
- Даже, если я ничего не скажу им, они найдут другой способ к ней подобраться, - думал он в отчаянии. - И я даже не могу ее предупредить! - Даниэль прижался к мокрой стене лбом и ощутил, как на него накатывает беспомощность. Он один в чужих краях в руках человека, который ни перед чем не остановится…
Тоска по дому вдруг жестоко стиснула его сердце. Он с горечью подумал о Грене, о Максимилиане. И из его груди вырвался вздох, которому он не мог подобрать описания. Зачем он сбежал из Рогнара, что он этим решил?! Последнее не прозвучало вопросом. Скорее, это был упрёк, полное тоски сожаление о том, что уже сделано и чего нельзя изменить. Дану стало страшно. Это была самая кошмарная ночь в его жизни.
Каро на своих одеялах у костра тоже беспокойно шевельнулась и чуть слышно застонала. Ее сны были полны темного холодного камня, тоски, тревоги и страха.
А Дан думал: с какой радостью он сейчас оказался бы в своей постели, завтра утром встал бы на пробежку! С каким удовольствием бы выслушал ворчания Грено. И каким счастьем сейчас казались все те вещи, которые он прежде так ненавидел. Да пусть он проиграл бы хоть десять поединков, но ОНА была бы рядом. И он мог бы предупредить ее о грозящей опасности. Даниэль твердо пообещал себе, если ему только посчастливится вырваться отсюда – повернет обратно, домой! И пусть она даже выпорет его за побег… С этими мыслями он и уснул, привалившись на гору какого-то тряпья.
Ему приснилась Каро. Она была далеко и он пытался кричать, рассказать ей все, что узнал про Трюфо, про грозящую ей опасность, но губы его не слушались и выходило только невразумительное мычание. Потом Каро стала ближе.
- « Идиот малолетний, придурок, мальчишка! Дай только до тебя добраться, будет тебе такая порка - орать устанешь! – Дан во сне счастливо улыбнулся. Каро! Это была его Каро… Он всматривался в ее лицо, чтобы запомнить каждую черточку. Но оно вдруг сделалась очень грустным - « Ну где же ты…почему я тебя не слышу? Только бы с тобой ничего не случилось…»
- Я тут, Каро! Я тууут! - Хотел крикнуть он, но снова ничего не вышло.

Едва забрезжил рассвет, Каролина открыла глаза. Какое-то время она лежала, бездумно глядя на догорающий костер.
- « Идиот малолетний, придурок, мальчишка! Дай только до тебя добраться, будет тебе такая порка – орать устанешь!» – Каро тоскливо зажмурилась. Потом села и еще раз прошептала - « Ну где же ты…почему я тебя не слышу? Только бы с тобой ничего не случилось…»
Она решительно вскочила.
Лагерь спасателей оживал, люди поднимались, быстро завтракали и уходили – отряд разбился по секторам, прочесывая горы частым гребнем. Каро тоже наскоро проглотила что-то, даже не почувствовав вкуса. Проверила оружие и амулет связи. И попыталась еще раз настроиться, поймать, найти хотя бы направление. Опять заломило виски, в ушах нарастал гул, хлынула из носу кровь, а потом Каро и вовсе почувствовала, как темнеет вокруг и стала запрокидываться назад.

- Ваше Высочество, что с Вами? – растерянно и даже глупо вскрикнул Лан. Он представлял, что с принцессой, но не знал, что делать и ничего не мог. Только даже не подхватил ее, подставил руки, не давая упасть. Помог сесть на траву, прошептал:
- Каро, отдохни. Никуда не уезжай, хорошо?
- Останетесь здесь, под охраной. - Резко и коротко приказал Грено, подходя.
- Молчи! - Прикрикнул он на пытающуюся что-то возразить принцессу. - Ты сейчас слишком легкая мишень. Ланире, головой за нее отвечаешь.
Отряд быстро разъехался по своим участкам.
Лан ответил – «Есть!», - но не обернулся, так как подкладывал под голову Каро мешок с хлебом, самую мягкую поклажу. Стук копыт по мягкой почве затих.
- Магия-магией, а горячий отвар Горного Бодруна тебе не помешает, - сказал Лан, раздувая костер. Сейчас чуть хвороста принесу, разжечь.
- Лишь бы не краснобрюха… - попыталась бледно улыбнуться девушка и откинулась на импровизированное изголовье. Лан возился с костром, другие два охранника разошлись на свои посты – охранять подходы к лагерю. Потом Лана и вовсе не стало слышно – видимо отошел за хворостом чуть дальше.

Тем временем в маленькой пещере беглеца тоже наступило утро. Проснувшись, Даниэль долго моргал, глядя в низкий каменный потолок, покрытый разводами плесени и трещин, и пытался понять, где находится и что происходит. Потом вспомнил и с трудом сел. Немилосердно ломило всё тело, вконец затекли руки, он их почти не чувствовал. Но, вот странно, сон оставил после себя стойкое ощущение, что все будет хорошо, что Каро его ищет и найдет. И на Даниэля снизошло вдруг такое умиротворение, что на мгновенье он забыл все свои тревоги, унижение и страх.
Хмурый и такой же молчаливый детина пришел после рассвета, выдернул Дана из его темницы и все так же бесцеремонно отволок обратно в пещеру Трюфо.
Сегодня бывший управляющий выглядел совершенно иначе. Он был трезв, бледен до прозелени и в отвратительном настроении. Впрочем, завидев Даниэля, Трюфо попытался скрыть злобу. Он плохо помнил вчерашний вечер, но знал, что позволил себе непростительную глупость. Разоткровенничался перед герцогом и упустил такую возможность! Ведь ничего не стоило заморочить мальчишке голову и без труда получить все, что от него требовалось! Глупец сам бы все рассказал, подписал, а потом пошел к работорговцам, как теленок на веревочке. Не пришлось бы волочь силой и скрываться…Теперь надо действовать иначе, хитрее. А если не получится – просто заставить силой. Ничего, главное – результат!
- Прошу прощения, ваша светлость, за причиненные вам неудобства. – Вполне вежливо и даже дружелюбно сказал Трюфо. – Бестолочь, ты что, не видишь! У благородного кая затекли руки! Развяжи! Ничего нельзя поручить идиоту, все сам, все сам. И вчера ведь сказал ясно: пригласи Его Светлость в наше скромное убежище. Пригласи, дубина, а не притащи с мешком на голове!
Трюфо словно бы даже пожаловался Даниэлю, которого в этот момент освобождал подручный. Сейчас вполне можно было поверить этому серьезному, солидному и даже добродушному на вид человеку. Он не выглядел мерзким толстяком с бульдожей рожей, как вчера, наоборот, респектабельность и порядочность, казалось, были написаны на серьезном, пусть и бледном лице. Такого кая Трюфо знал весь Рогнар.
Даниэль молча растирал занемевшие руки. Они почти ничего не чувствовали. Интересно, сколько тут всего этих дуболомов? Один за спиной, еще один в дверях – машинально отметил он. Он перевел дух и заставил себя улыбнуться Трюфо – увы, должно быть не слишком искренне. Потому что Трюфо на секунду нахмурился. Но потом продолжил, как ни в чем ни бывало:
- Ваша светлость, надеюсь, вы не будете долго сердиться на старого больного человека, которого несправедливо преследуют враги. – Горестно обратился управляющий к собеседнику, как только «немой» помошник отошел в сторону. – Увы, всем нам свойственны слабости, и я вчера выпил немного лишнего, наговорил вам таких глупостей… - Трюфо махнул рукой и благодушно рассмеялся. – Вы же не приняли все это за правду?
- Вот как это делалось… - отстраненно подумал Даниэль. Четыре года он водил меня за нос и водил бы и дальше, пока бы не… пока бы я не перестал быть ему нужен… Даниэль облизнул пересохшие губы. Отошедшие немного руки начинало жечь и дергать при любой попытке ими пошевелить.
- Кстати… - Толстяк словно невзначай повернулся и вынул из шкатулки какую-то бумагу:
- Раз уж мы с вами в одинаковом положении теперь. – Бумага оказалась неподписанным векселем Рогнарского казначейства, на котором стояла дата почти трехмесячной давности. – Давайте поможем друг другу. И вам и мне в пути понадобятся деньги. По счастливой случайности у меня сохранился вот этот вексель, надо лишь вписать сумму и поставить вашу подпись, любой банк на побережье без колебаний выплатит нам запрошенное. Мы с моим слугой с удовольствием проводим вас до ближайшего порта, путешествовать в одиночестве по горным дорогам опасно, тем более в вашем возрасте. Получим деньги, разделим их с вами пополам, и дальше каждый сможет отправиться своей дорогой. Что скажете, ваша светлость?
Сердце у Даниэля екнуло. «Скажи «да», - холодно приказал голос того, прошлого Даниэля. Скажи «да» и он отпустит тебя. Не глупи!» Даниэль сглотнул. И кивнул выжидающе уставившемуся на него Трюфо :
– Давайте вашу бумагу!
Тот не заставил себя ждать. Суетливо, почти подобострастно засеменил к пленнику и Дан передернулся, вспоминая, как вчера эта туша наваливалась на него, дыша перегаром. Получив бумагу, Даниэль горько ухмыльнулся. Сколько таких векселей он подписал не задумываясь… Потом размял еще раз непослушные после веревки руки, ощущая неясное, но сладкое предвкушение от того, что сделает сейчас, взял перо и размашисто написал что-то на векселе…Трюфо схватил вексель и Даниэль впервые увидел, как с лица управляющего сползает его вечная мерзкая самоуверенность.
- Вы довольны, кай Трюфо? – теперь вполне искренне улыбнулся Дан и вздрогнул от странного торжества, услышав недоуменное и резкое:
-Что?!!!
На месте подписи было написано: «Воспитанник Ее Высочества Даниэль»
И тут началось что-то по-настоящему жуткое с лицом Трюфо. Словно обе его маски - и респектабельный управляющий, и обрюзгший пьяный негодяй, сползли в стороны, и из под них выглянуло такое… пару секунд это жуткое, словно неживое смотрело на Дана белыми от злобы глазами. Потом маски наползли обратно – сразу обе. Но та самая запредельная жуть просвечивала сквозь них как ржавчина сквозь халтурно намазанную краску. Трюфо сощурился. Даниэлю внезапно стало холодно от этого прищура. Он вспомнил, как этот человек обошелся с ним и что обещал с ним сделать в будущем, и мурашки поползли по его спине, несмотря на тепло летнего утра. Он тоскливо заозирался по сторонам, но о том чтобы бежать, нечего было и думать.

С выражением какой-то нездоровой злобной радости в глазах толстяк занес руку и наотмашь хлестнул Даниэля по лицу, так что тот чуть не упал. Но не упал – тот самый немой подручный опять заломил мальчишке руки за спину, так сильно, что запястья хрустнули. Похоже, он таки доведет начатое в Рогнаре до конца, с неискренним весельем подумал Даниэль, - по крайней мере, насчет меня… Кривая улыбка тронула его губы, но следующая пощёчина, ещё более тяжёлая, стёрла её.
Даниэль выпрямился. Голова у него гудела, перед глазами плыли красные пятна. Ему хотелось сесть на землю. Но рука человека, который стоял у него за спиной стискивала его с жестоким равнодушием. Даниэль на мгновение закрыл глаза, а потом посмотрел в лицо своего врага и раздельно проговорил:
- Ты ничего от меня не добьешься, мерзавец! - Его голос звучал ровно, холодно и презрительно. И это был уже не голос заигравшегося во власть мальчишки. В этой убогой, грязной пещере впервые зазвучал голос герцога Рогнарского.

- Ты сам выбрал, маленький гаденышшшш… - Даже голос у Трюфо изменился, тот буквально шипел от злобы. – Не хочешь по хорошему – будет по плохому! Ты все расскажешь, сучонок, все, что мне нужно, а потом я лично прослежу, чтобы тебя продали самому грязному и самому жестокому скупщику рабов, которого только найду. Я даже готов продать тебя подешевле, маленькая мразь, но я получу это удовольствия, глядя, как тебя бросят в трюм – голого и в цепях!
В первый миг Даниэль решил, что воспалённое воображение подвело его. Но потом понял, что ему не послышалось - и похолодел. Стало по-настоящему страшно. Он пошатнулся, вдруг ощутив, как ослабли ноги. Заставил себя снова встать прямо, хотя голова у него всё ещё кружилась, и хрипло сказал:

- Она уже один раз нарушила твои планы. Она сделает это снова. Она найдет меня. И тебя. Может быть очень скоро... - Даниэль и сам не знал почему, но сейчас он не сомневался, что ТАК БУДЕТ.
- Найдут? Тебя? – Трюфо торжествующе и зло засмеялся. – Какой наивный мальчик. Тебя никто не ищет, и искать не собирается. На дорогах тишина, ни погонь, ни застав. Кому ты нужен, дурачок? Подумай, разве тебе позволили бы сбежать, будь в тебе хоть малейшая польза? Вся твоя ценность заключалась в выгодном положении герцогства – торговый путь к южному морю очень нужен империи. И они его получили. А ты был лишь довеском к своим владениям, неприятным, но куда деваться. Ручаюсь, имперская сучка сейчас на радостях открыла лучшее вино из твоих подвалов. Рогнар присоединен, а ненужный женишок сам сгинул. Она сможет вернуться в столицу, где уже давно лучшие представители знати всего континента мечтают о свадьбе с ней.
Даниэль сглотнул. Это оказалось больно. Все рассудительные и разумные мысли, так гладко ложившиеся на язык мгновение назад, разом вылетели из его головы.
- Врешь…- прошептал он, мотая головой и все еще не веря. - Вреееешь!!!!
- А ты посмотри на себя, кому ты нужен! Ну кроме – Сальная улыбка – богатых хаземских извращенцев, которые заплатят хорошие деньги за белокожего изнеженного и смазливого раба. А чтобы уж совсем не было сомнений, мы вот твою одежку в крови вымажем и подбросим где-нибудь у горной речки.
Даниэль разом ощутил, как тяжёлый колокол бухнул у него в голове, пошатнулась под ногами земля и ядовитый, уничтожающий голос Даниэля-прошлого спросил его: "Ну, братец, ты именно этого добивался? Что ж, поздравляю". Закусив губу и изо всех сил борясь с подступающей паникой, Дан заставил себя вздернуть подбородок повыше. Их было трое, они все были вооружены, но он знал, что не имеет права показать страх.

Трюфо казалось, еще больше озверел от того, что пленник не боится. Он отошел на пару шагов, смерил Даниэля холодным взглядом и приказал:
- Одежду с него долой. Пригодится. А тебе, - он злорадно улыбнулся Дану – пора отвыкать ходить одетым, рабы в хаземе ходят голые!
Один из подручных сально ухмыльнулся и потянул руки к поясу пленника. Немой детина остался невозмутим, просто схватил мальчишку еще крепче.
И в этот миг, в этот самый миг, глядя на существо некогда бывшее его правой рукой, Даниэль с мучительной и неотвратимой ясностью понял, что находится не в фантазии и не в страшном сне. Как бы ни хотелось ему до этой минуты тешить себя надеждой на обратное. Он отчаянно рванулся, не рассчитывая вырваться – это было невозможно, но намереваясь не даваться просто так.
- Подергайся, подергайся, петушок. – насмешливо сказал ему Трюфо. – Пока можешь. В Хаземе быстро приучают к покорности…эй вы, шевелитесь! До завтра собираетесь с ним обжиматься?
Поскольку немой громила все так же заламывал Дану руки за спину, первыми с мальчишки потянули штаны.
- Каро... - Даниэль обнаружил, что продолжая отчаянно вырываться, повторяет это имя тихо и прерывисто, как молитву. Каро, подумал он. Прости меня. Я такой дурак.

Даже Трюфо подключился, чтобы не дать пленнику возможности слишком сильно брыкаться. Прикосновение мерзких жирных рук подействовало на Даниэля, как искра в бочке пороха.
Он дернулся со всей силы, понимая, что все уже бесполезно… - Каро… Каро! КАРООООО!!! На миг его самого оглушило этим диким внутренним криком. Сил сопротивляться не осталось…Тем временем с него сдергивали обрывки рубашки. Ее попросту разодрали прямо на нем. По знаку бывшего управляющего запястья Даниэлю стянули веревкой, на этот раз перед собой.
Трюфо гадко хмыкнул и взял с мешков лошадиный стек.
- Ну как, ваша светлость, будем сотрудничать? – он многозначительно похлопал себя стеком по раскрытой ладони.

Даниэль избегал вспоминать тот день, но воспоминание ожило с новой силой, когда он увидел стек в руках Трюфо. Все, как с Ланом… точно, как с ним… - в каком-то суеверном ужасе подумал он. И от этой мысли ощутил холодный узел, стягивающийся внизу живота. Он ничего не сказал Трюфо, но ненавидящий взгляд в словах и не нуждался.

- Не будем? – можно было подумать, что Трюфо даже обрадовался. – Ну-ка растяните этого…посмотрим, врут ли слухи о том, что у нашего герцога звонкий голосок. – Толстяк гадко ухмыльнулся.
Дальше все случилось очень быстро. Даниэль не успел и глазом моргнуть, как его подтащили и швырнули на те самые тюки, на которых вчера валялся Трюфо. Ноги и руки оказались намертво схвачены и у Даниэля не осталось ни одной связной мысли: - ну вот – думал он, - ну вот… А в следующую секунду и это вылетело у него из головы.

Трюфо подошел, полюбовался несколько минут, явно никуда не торопясь. Потом тщательно примерился, занес стек и со всей немалой силы стегнул жертву пониже поясницы. Стегнул так, что черная полоска стека, казалось, погрузилась в тело мальчика на пару мгновений, а когда вышла – оставила за собой белую полосу, мгновенно налившуюся кровью.
И в ту же минуту пещеру огласил вопль, полный боли, недоумения и детской обиды. Вопил один из громил, на руке которого намертво стиснулись зубы Даниэля.
В итоге мальчишке едва не оторвали голову, разжимая зубы, и еще минут пять ругались по-черному, пока не нашли и не приспособили под кляп какую-то старую тряпку. Ее и затолкали Дану в рот, для надежности притянув обрывком веревки, обвязанной вокруг головы.
Потом Трюфо вернулся к развлечению: выплескивая накопившуюся ярость, негодяй хлестал стеком почти не глядя, вычерчивая кровавые полосы по ягодицам и спине мальчишки. Бил, куда попадет. Тело несчастной жертвы выгибалось от боли, но вырваться он не мог…
А затем снаружи раздался шорох и лошадиное всхрапывание. Трюфо досадливо мотнул щеками низкорослому:
- Проверь лошадей, опять эти поганые лисы…

Опубликовано: 19.01.2014

Автор: Джейд

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 38 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 21 человек:

  1. .-Ай-я-яй! — Укоризненно покачал головой Лжетрюфо и скатился-сполз со своего ложа. Он с трудом поднялся на ноги и шатнулся к Даниэлю вплотную, обдавая того перегаром и запахом пота. Даниэль отступил к самой стене, так что связанные руки ощутили холодный камень. Деваться дальше было некуда. И он с омерзением ощутил, как влажные одутловатые ладони хватают его за воротник, притягивая к бульдожьей морде. Брезгливо передернулся, когда одна ладонь липко похлопала по щеке:
    — Плохой мальчик, плохой! — Выговорила бульдожина, икая в лицо своей жертве.

    Какая гадость… Это ж какой идиот, спрашивается, напивается, перед тем как потенциальный источник инфы расспрашивать?! Ну что за повадки? А ещё что-то твердит про «глупого герцога»… Ну вот хоть сам бы себя благоразумнее вел, чем Дан недавно! Противный тип,этот Лжетрюфо!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. так закалялась сталь! то бишь герцог)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Жуть какая! Бедный Дан!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Спасибо за главу. Правдоподобно.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. Вот, наконец-то Дан ведет себя, как герцог, а не как капризный паршивец!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  6. Порка не воспитывает, а испытания, любовь и угроза жизни творят чудеса…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  7. Мальчик быстро учится. если пойдет такими темпами, то станет хорошим правителем

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  8. Кстати, а Лан случаем не потомок тех, кого дед Дана выгнал? Уж очень он правильный-правильный…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Нет, Лан — точно не потомок ТЕХ:)))) Он просто вот такой… благородный. Жаль, что скоро его благородство подвергнется весьма серьезному испытанию. Да и не только благородство…

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  9. Воот! Здорово!

    Очень логично. А теперь бы узнать, что же там на границе?

    Новый герой появился — Трюфо.

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  10. Спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  11. Интересная глава. Кстати в идее с потомком действительно что-то есть)
    Спасибо и вдохновения вам.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  12. красивое продолжение… это оч интересно кто же все таки таинственный враг…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  13. А кто же тот господин для которого это лжеуправляющий и развращал мальчишку? Не потомок ли того,кого его дед выгнал?

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  14. Ух!бедный Даниель,бедная Каро…управляющий-подлая тварь.надеюсь его поймают и будут долго и со вкусом убивать!очень переживаю за героев,давно не воспринимаю их как книжных персонажей для меня они самые что ни есть живые!спасибо огромное автору, за те чудные эмоции,что дарят ее замечательные герои))))с нетерпением жду новую главу))))

    Оцени комментарий: Thumb up 0