Девлин Джейд. Керр выбирает сам

Короткая романтично-поучительная история...

Алоиз мысленно примеривал на себя парадный китель лейтенанта Королевской Сыскной Полиции. За раскрытие столь крупного дела он наверняка получит повышение, он его добивался так долго и упорно. Лучший выпускник Сыскной Академии, лучший стажер своего выпуска, лучший…все это стоило неимоверных усилий.
На след он натолкнулся совершенно случайно, выполняя поручение своего непосредственного начальника, кайя Карпиро. Пустячное дело, мелкая кража в припортовой таверне. Алоиз помнил, как кипел от досады, отправляясь тем утром опрашивать свидетелей. Разве это дело для будущего самого блестящего сыщика столицы?!? Глупые девчонки-разносчицы, еще более глупая толстая кухарка и совершенно невообразимо-тупой хозяин. Боже, у него пропали старые полотенца, которые стряпуха развесила на заднем дворе. И ради этого стоило отрывать от важных дел (а других у столь блестящего молодого офицера быть не могло) самого перспективного служащего департамента!? Тем более, что проклятые полотенца сами нашлись в сарае, куда их утащила с веревки шкодливая хозяйская коза.
Именно тогда, возвращаясь после изматывающего разбирательства с обделенными умом жалобщиками, Алоиз стал свидетелем мелкого происшествия, ставшего в последствии отправной точкой для блестящего расследования.
Именно так или почти так думал молодой офицер, плотнее заворачиваясь в непромокаемый плащ тонкой кожи. Темное небо изливалось на город потоками ледяной воды, проникавшей, кажется, даже сквозь стены. Вездесущая сырость заставляла молодого человека вздрагивать и ежиться.

Magda

Но никакие трудности не способны были ему помешать, Алоиз был готов терпеть их хоть сутки подряд. Именно сегодня он рассчитывал добыть решающие доказательства того, что маркиза Велинора, молодая наследница клана Керр, устроила в самом центре столицы, в родовом особняке Корров, банальный притон. Кто бы мог подумать, что эта надменная, красивая девушка, предмет воздыхания всех столичных повес и богатая невеста окажется втянута в подобную историю! Чего ей не хватало, спрашивается? Острых ощущений? Ну что же, их у нее будет в достатке, совсем скоро.
У Алоиза не было ни малейших сомнений в правоте своего дела. Даже то, что расследование он проводил на свой страх и риск, не поставив в известность начальство, его не очень смущало. Победителей не судят!
В темном окне, задрапированном парчовыми шторами, мелькнул свет, колыхнулась тяжелая занавесь. Пора! Алоиз подобрался и быстрым шагом пересек залитую водой мостовую. Там, совсем рядом с нужным домом тоже есть удобная ниша, заросшая диким виноградом. Следовало подобраться поближе, чтобы не упустить ни слова, ни жеста подозреваемых.
Фигура на пороге обменялась парой невнятных фраз с прислугой и исчезла в глубине коридора. Та-а-ак! Ну же, еще немного, и ловушка захлопнется! Алоиз с усмешкой сжал в кармане раковину моллюска-говоруна. Все, что было и будет сказано в этом доме сегодня вечером, полезная ракушка запомнит и воспроизведет в суде. Дело за малым - проникнуть в дом.
Не зря все же наставник по физической подготовке гонял курсантов Академии, как не гоняли новобранцах в Королевской Гвардии. Взобраться по гудящей от ледяных потоков водосточной трубе до приоткрытого окна на третьем этаже (кому это жарко в такую собачью погоду, интересно?) было делом техники.
Пробираясь по темным коридорам, Алоиз впервые почувствовал смутное беспокойство. За несанкционированное проникновение в чужое жилище по головке не гладят никого, даже лучших выпускников и прочая и прочая. Но он тут же прогнал неуместные мысли. Употребление Пальцев Годеййи, даже хранение малой толики это гадости - не шутки, государственное преступление, королевский суд даже для аристократки. И поделом! Молодая надменная кайса Магдалена получит по заслугам и сведет близкое знакомство с розгами в управлении Наказаний и Пресечений. Алоиз вспомнил безмятежное лицо юной кайсы, ее равнодушный взгляд, скользнувший по мальчишке-курсанту, подметающему двор академии.
Скользнувший, не зацепившись даже на секунду. Кайса прошла мимо, оставив смятение в душе и чуть заметный терпкий запах. Теперь ее глаза не будут безразличными! Пальцы крепче сжали в кармане заветную раковину.
Алоиз хорошо подготовился, изучил распорядок и привычки обитателей старинного просторного особняка. Тут словечко, там мимолетный разговор двух служанок на рынке - и он уже может ориентироваться в путанице коридоров почти как в родной казарме. Догадаться, где молодая кайса будет принимать важного гостя, оказалось нетрудно.
«Летучая рыба» пришла сегодня в порт после того, как причалы окутал густой влажный сумрак. Еще не успели пройти с досмотром таможенные служащие, еще не начата разгрузка, а кай капитан Дезиро уже постучал в двери самой очаровательной кайсы в столице. И его без промедления приняли, провели в кабинет хозяйки дома и оставили с ней наедине. Какие еще нужны доказательства! Но Алоиз будет тщательным, последовательным и аккуратным . Предъявит такие факты, которые любезная кайса не сможет опровергнуть.
Свечи неярко мерцали на столе и каминной полке. Молодая девушка в теплом домашнем платье, которое только подчеркивало ее знамитые на всю столицу изщность и грацию, с улыбкой подала сидящему напротив мужчине исходящую горячим паром чашку. Алоиз невольно сглотнул слюну. Он вдруг вспомнил, что зверски замерз, голоден, и ноги, кажется, промокли…к черту ноги! Молодой человек весь обратился во слух.
- Ну что же, любезная кайса - голос капитана низко гудел, как из бочки. - Это было не легко, но ваш заказ я выполнил. Смею заверить, что зелья такого качества вам не купить нигде, вплоть до самого Сарагонского пролива. (Алоиз задрожал от предвкушения - вот оно!)
- Благодарю вас, кай капитан, я была уверена, что не пожалею, прибегнув к вашим услугам. - Кайса Магдалена одарила собеседника мягкой улыбкой, заставляющей расцветать в ответ даже сурового морского волка. - Уверяю вас, что порекомендую ваши таланты самым близким друзям. У вас не будет недостатка в заказчиках. Но вы, надеюсь, понимаете, как важно сохранить наши отношения в тайне.
- Не беспокойтесь, кайса, учить секретности меня не надо. - Даже ворчание мужчины прозвучало добродушно. - «Летучая рыба» всегда к вашим услугам. Будут ли еще пожеланий у очаровательной кайсы?
- Спасибо, кай капитан, если они возникнут, я непременно дам вам знать. - Магдалена встала и легко пересекла обширное пространство кабинета, игравшее тенями и бликами пляшущих на кончике фитиля огоньков. Кайса приоткрыла штору и посмотрела сквозь залитое слезами дождя окно в ночную темноту.
- Если вас устроила оплата, уважаемый кай, я предложила бы вам отдохнуть.
- Уже поздно, и погода не располагает засиживаться до полуночи.
- Возможно, вам нужен провожатый? Все же такая сумма.
Капитан немедленно поднялся и учтиво склонил голову.
- Благодарю, я привык обходиться собственными силами. Не беспокойтесь, кайса, все будет в порядке.
- Не мне вас учить, капитан. - Снова улыбнулась хозяйка, покидая свой пост у окна и возвращаясь к столу. - Еще раз благодарю. Вас проводят. Если вдруг понадобятся ваши услуги, я пришлю горничную по старому адресу.
Алоиз, затаив дыхание, слушал , как рассыпается в церемонных прощаниях капитан, а сам не сводил глаз с маленькой резной шкатулки на столе. Вот оно, самое главное доказательство! Ракушка-говорун уже запомнил и сохранил такие убойные улики, что молодой наследнице не отвертеться, но самое главное - это оно. Зелье. Пальцы Годеййи, запрещенные специальным коронным указом лепестки редкого южного растения. Значит, любезная кайса, рекомендуете всем своим друзьям?
Алоиз зло усмехнулся. Ангельское личико, нежный голос…как много молодых людей попались в эту сладкую паутину. Когда-то и он, Али, мальчишка из академии, первокурсник…но теперь он дипломированный следователь и в его душе нет места сентиментальности!
Капитан пусть идет, никуда не денется. «Летучая рыба» корабль приметный, доказательств в ракушке на три ареста наберется, а если еще и шкатулка…
Проводив капитана, Магдалена снова отошла к окну. Потрескивали свечи, шуршал по черепичным крышам дождь, промозглый поздний вечер неумолимо превращался в ночь. Шкатулка на столе приковала к себе все внимание молодого полицейского. Наверняка кайса Магдалена не станет хранить ее открыто. Теперь главное - проследить, в какой тайник она ее спрячет. И на рассвете ее сон будет прерван королевскими дознавателями. И вот тогда…
Алоиз представил, что ждет надменную аристократку, уличенную в коронном преступлении, и против воли поежился. Неужели ему стало ее жалко? Нет, не может быть, он уже давно выздоровел от этой болезни, что зовется кайса Магдалена. Еще тогда, в Академии, когда понял, что даже самый отличный диплом не приблизит мальчишку из предместья к блестящей родовитой аристократке ни на шаг. Почему тогда так сжалось сердце, почему так больно разочаровываться в кумире и отдать ее в руки правосудия? И что такое замирает там, внутри, стоит представить очаровательную юную кайсу на козлах в департаменте наказаний, обнаженную и рыдающую? Замирает сладко и стыдно и в то же время болезненно…
Слишком много думать вредно. Это еще кай преподаватель говорил, на первом курсе, укладывая провинившегося курсанта на широкую лавку в рекреации. И закреплял эту нехитрую истину отборными прутьями на извивающихся ягодицах. Но именно она сейчас подвела Алоиза. Задумавшись, молодой человек упустил момент и очнулся только тогда, когда Магдалене осталось всего несколько шагов до его укрытия. Черт!
От неосторожного движения тяжелая драпировка, скрывавшая полицейского, всколыхнулась. Магдалена резко остановилась и вскрикнула от неожиданности. Затем быстро отступила назад. Шаг, еще шаг - она не сводила глаз от ожившей ткани, осторожно перемещаясь к витому шнуру у камина, с помощью которого можно было вызвать прислугу.
Поняв, что обнаружен, Алоиз лихорадочно размышлял. Если девушка поднимет тревогу, сюда набегут слуги и естественно, он окажется не в самом выигрышном положении. И тут уже надо будет идти напролом. Причем никто не гарантирует, что по приказу хозяйки его не обыщут и не выкинут из ее дома, как нашкодившего кутенка. Естественно, без всяких доказательств. Кайса Магдалена не дурочка и назначение ракушки-говоруна ей известно. И полицейские полномочия не помогут.
Остался один выход - атаковать немедленно. Ошеломить противника, не дать ей собраться с мыслями. Все же он королевский служащий при исполнении, это не шутки.
- Стойте где стоите, любезная кайса. - Властным голосом приказал Алоиз, откидывая драпировку в сторону. Эффектное появление чуть смазала проклятая тряпка, которая зацепилась за кокарду на шляпе и сдернула головной убор , явив подозреваемой мальчишески-встрепанную шевелюру. Но после секундной заминки Алоиз снова принял самый грозный и неприступный вид, шагнув из ниши, где прятался, в центр комнаты.
- Вы арестованы!
Невероятно, но испуганное выражение исчезло с лица прекрасной Магдалены. Она смотрела на неожиданного гостя чуть ли не с улыбкой, как всегда спокойно и словно бы чуть свысока.
- На каком основании, господин полицейский? - Алоизу послышалось, или в голосе девушки был неподдельный интерес? Что он не вор, а полицейский, она увидела сразу, форму Королевской Сыскной Полиции не узнать невозможно. Но какова притворщица! Какие невинные глаза, словно не она только что совершила преступление. Ничего, с ним такие шутки не пройдут!
- Не стройте из себя дурочку, кайса, не поможет. - С великолепным апломбом заявил полицейский, проходя через комнату и уверенно опускаясь в то самое кресло, где недавно сидел капитан.
- Не буду, любезный кай Валлеро. - Покладисто кивнула преступница, все еще улыбаясь. Может, правда, не понимает? Что??? Откуда она знает, как его зовут? Неужели он где-то прокололся? Алоиз мысленно застонал, но внешне не подал и виду.
- Я думаю, вы прекрасно понимаете, о чем я. - Продолжил он, кивнув на резную коробочку, так и стоявшую посреди полированной глади стола. Попалась, птичка.
Глаза Магдалены на миг расширились, когда она быстро перевела взгляд с молодого человека на компрометирующий ее предмет. Ага! Вот и дало трещину ее напускное безразличие! Магдалена все еще молча смотрела на коробочку, не решаясь поднять глаз на своего обличителя. Жаль в неровном свете невозможно разглядеть, покраснела ли она. Наверняка покраснела. Или побледнела.
Уверенный в своей победе, Алоиз вдруг решил быть великодушным. Все же, прекрасная Магдалена так долго царила в его сердце. В память об этом… Алоиз несколько секунд наслаждался собственным благородством, потом снова пошел в наступление.
- Ну что же вы, кайса. Ведь у вас было все. Вы, такая красивая, хрупкая, могли бы составить счастье любого самого благородного кайя в королевстве. Чего вам не хватало? Зачем же так?
Магдалена все еще прятала взгляд под пушистыми ресницами, сидела тихо, как мышка, благовоспитанно сложив руки на коленях. Смугловатые пальцы с розовыми овальными ноготками комкали ткань платья, теребили, перебирали её, снова разглаживали. Алоиз про себя улыбнулся - выдержка-выдержкой, но волнение выдают эти нервные тонкие пальчики.
- Не скрою, мне вас жаль. - Произнес он неожиданно для себя искренне. - Но у меня нет другого выхода, вы преступница. - Пауза повисла в воздухе тяжелой, тягучей каплей. - Но если вы искренне раскаетесь… - Магдалена вдруг быстро взглянула на своего обличителя из под ресниц, и он не смог уловить, что именно было в этом взгляде.
- Если вы раскаетесь, добровольно придете в полицию и расскажете, как произошло ваше…падение, к вам проявят снисходительность. - Закончил Алоиз.
- В полицию? - Ему показалось, или голос прекрасной Магдалены дрожит? Нет, показалось. Глаз так и не поднимает. - Любезный кай, а может…не надо в полицию?
- Кайса Магдалена, вы нарушили Специальный Королевский Указ, норма девять, пункт дей. - непреклонным тоном заявил Алоиз, откидываясь на спинку кресла. - Конечно, благодаря вашему высокому положению в обществе, вас, скорее всего не отправят на каторгу и не закроют в работном доме. Особенно если вы, как я уже и говорил, искренне покаетесь и окажете полиции любую посильную помощь в выявлении соучастников преступления и его организаторов. Ведь кто-то же втянул вас, кайса, в эти неприятности. Ни за что не поверю, что благовоспитанная девушка из хорошей семьи сама нашла эту гадость. Но наказание вам понести придется, и суровое. Надеюсь, розги раз и навсегда отучат вас разнообразить свой досуг настолько опасными игрушками.
Тонкие пальчики сжались, собрав платье на коленях в мелкие складочки.
- Кай полицейский… - Магдалена говорила очень тихо. - Кай Валлеро…но может быть можно как-то…решить это дело не вмешивая полицию?
- Не вмешивая? - Алоиз поймал себя на том, что наслаждается ситуацией и сам не горит желанием отдавать это нежное создание в чужие, грубые руки королевского исполнителя. Чувство власти над надменной аристократкой, сейчас такой покорной и робкой неожиданно переродилось в совершенно неуместное… чувство собственника? Сейчас судьба кайсы Магдалены была в его руках, и в его воле было казнить и миловать.
Молодой человек почувствовал, как жарким пламенем разгорается костер где-то в глубине его тела. А как же…повышение? Погоны лейтенанта, возможно Личное Королевское Поощрение?
- Как вы себе это представляете, Кайса? - Он постарался придать своему голосу отстраненно насмешливую окраску. - Предлагаете наказать вас собственноручно? - Сказал и почувствовал, как перехватывает горло от одной только мысли.
- А вы согласитесь? - Все так же тихо спросила Магдалена. Да что она там разглядывает так внимательно, что глаз не поднимает??? - Согласитесь решить все…только между нами?
Алоиз честно боролся с собой. Он напоминал себе, что долг полицейского превыше всего, что он не имеет права…но потерпел сокрушительное поражение.
- Кхм. - Вот теперь Алоиз был рад неярким огонькам свечей и колышущимся теням. Он вовсе не был уверен, что приливший к щекам жар не растекся по ним предательским юношеским румянцем. - Ну что же. Принимая во внимание вашу молодость (еще бы самому забыть, что лет ему даже поменьше, чем очаровательной кайсе. Всего на год, но меньше) и то, что ни в чем предосудительном вы ранее не были замечены…а так же ваше раскаянье и готовность помочь следствию… - Он буквально впился взглядом в опущенное лицо сидящей напротив девушки. Та, все еще не поднимая головы, едва заметно кивнула.
- Принимая во внимание все это, я нахожу возможным проявить снисхождение. - Закончил фразу Алоиз. Он упорно гнал от себя даже мысли о том, что маленькая кайса собиралась «рекомендовать ваши услуги всем своим друзьям». Мало ли, еще ведь не рекомендовала. Она просто глупая избалованная девчонка, которой стоит преподать хороший урок, уговаривал он себя, и на этот раз у него получалось.
- Что же, кайса Магдалена. В таком случае я возьму на себя ответственность за вас и ваши поступки, собственноручно наказав вас. Но учтите, жалеть я никого не собираюсь, и наказание будет суровым. Чтобы вам больше никогда не захотелось совершать столь неблаговидных поступков.
Полицейский не торопясь встал и с уверенностью (которой у него не было) приказал: - Не будем терять времени. Раздевайтесь, кайса, наказание принято получать по обнаженному телу. - Во рту пересохло и стоило огромного труда не сглотнуть. А ведь ее наверняка ни разу в жизни не секли - вдруг подумал Алоиз.
Магдалена наконец оторвалась от созерцания собственных коленей и тоже встала. И снова быстрый взгляд из под ресниц, стремительный и неожиданно острый. Алоизу вдруг показалось, что все происходящее ему снится. Воздух стал нереально-густым, наполненным тем ощущением зыбкости, что приходит на грани между бодрствованием и грезой. Магдалена между тем прошла на середину комнаты и остановилась словно бы в нерешительности.
- Сюда, любезная кайса. - Учтиво кивнул Алоиз на выгнувшуюся довольной кошкой банкетку у стены. - Разрешите. - Он быстро, чтобы не думать слишком долго, отстранил девушку с пути и легко выдвинул вычурную мебельную безделушку ближе к центру комнаты.
- Так вам будет удобнее. - Прокомментировал он свои действия. - Не тяните время, кайса, я могу и передумать. - И стал оглядываться по сторонам, только сейчас озаботившись вопросом: а чем, собственно, он собирается Магдалену наказывать?
- Кай Валлеро… - Прервала его размышления все еще стоявшая в нерешительности девушка. - Мне совсем раздеваться, или?
Проклятый румянец снова лавиной хлынул по щекам. Ничего, пусть ей будет еще стыднее!
- Совсем, кайса. Мы с вами разберемся здесь, а не в департаменте наказаний, но раздеваться для порки положено догола. - Голос был непреклонный. Во всяком случае сам он был в этом уверен.
- Кай Валлеро… - девушка все еще медлила, и Алоиз нахмурился. - Кай Валлеро, я не смогу снять платье сама. Мне всегда помогает горничная.
А, черт! Как он мог забыть! Конечно, мягкое вечернее платье, домашнее и простенькое, тем не менее было снабжено новомодной шнуровкой на спине.
- Я вам помогу, кайса, думаю стесняться меня более чем во время наказания бессмысленно. - Заявил Алоиз и действительно в два шага приблизился к преступнице. Девушка все так же покорно и на сей раз без задержек повернулась к нему спиной. Одеревеневшие пальцы молодого человека с непривычки чуть не запутались в хитросплетении шнуровки, но волевым усилием он подавил дрожь в руках и скоро мягкая ткань соскользнула с девичьего плеча.
Так же стремительно восстановив дистанцию, Алоиз вернулся к поискам орудия наказания. Однако не смотреть на медленно раздевающуюся кайсу у него не было сил. Нарочно она так тянет что ли? Впрочем, конечно специально. Но почему-то он думал, что она будет дольше сопротивляться и смущаться… Почему она так легко согласилось с тем, чтобы он…ее…она просто боится ареста и бесчестья для всего рода Керр, вот в чем дело.
Упала последняя завязка и Магдалена вышагнула из спущенных трогательных панталончиков с кружевами, неловко переступив босыми ножками. Свечи играли на ее гладкой коже неуловимый танец теней и медовых бликов, подчеркивая совсем девчачью тоненькую талию и аккуратную кругленькую попку. Девушка все еще стояла к своему обвинителю спиной. Без одежды она выглядела моложе и хрупче, беззащитнее.
Алоиз с шипением втянул воздух сквозь стиснутые зубы. Неугомонный вихрь самых неподходящих мыслей едва не унес его разум. Только подумав о том, как со свистом вопьется в эти маленькие ягодицы хорошая розга, оставляя пекучий красный след, Алоиз едва сам не застонал.
- Ложитесь, кайса. - Приказал он из последних сил сдерживая внезапную хрипоту в голосе. И тут ему на глаза наконец попалось нечто подходящее. Вероятно, кайса Магдалена сегодня ездила верхом и срочные дела позвали ее в кабинет прямо с прогулки. Иначе она не забыла бы тонкий и не очень длинный стек на столике у камина. Ну что же, вам придется пожалеть о своей забывчивости, драгоценная кайса. Или не пожалеть, с какой стороны посмотреть. Розги в руках королевского исполнителя вдвое длиннее, как минимум. Вот теперь в глазах Магдалены мелькнул самый настоящий испуг. Девушка уже лежала, вытянувшись на кушетке, но через плечо неотрывно следила за своим экзекутором. Алоиз не стал больше задерживаться. Пропустив стек сквозь кулак, он шагнул прямо к беззащитно сжавшей ягодицы девушке. Господи…кто бы сказал еще час назад, что он будет вот так стоять со стеком в руках над обнаженной Магдаленой Велинора, наследницей клана Керр! А у него на уме только и мыслей о том, какая у нее гладкая кожа и как будет выглядеть первый рубец на круглой попке в неверном свете живого огня.
Магдалена заметно напряглась, почувствовав рядом с собой движение, и уткнулась лицом в скрещенные руки.
- Вы готовы, кайса? - Ну почему слова приходится выталкивать из себя, как шершавые тяжелые булыжники?
Магдалена едва заметно кивнула, и ее судорожный вздох колыхнул выбившуюся из прически прядку. Алоиз облизнул губы и резко взмахнул рукой.
Собственно порка для него была не в новинку. Последний год перед выпуском каждый курсант получал под свое начало одного или двоих первокурсников. Он отвечал за их поведение вне классов, обучал всем необходимым в повседневной жизни Академии навыкам, и, естественно, наказывал за мелкие нарушения. Но одно дело, когда перед тобой на лавке извиваются тощие мальчишечьи ягодицы, и совсем другое - заносить импровизированную розгу над нежными девичьими округлостями.
Опустившийся хлыст перечеркнул золотистые в свете пляшущих огоньков полушария, как черный штрих. Первая полоска вспыхнула сначала белым, а потом налилась зарей. Девушка конвульсивно выгнулась и негромко вскрикнула-ойкнула. А если она не сможет молчать и перебудит слуг? - Запоздало испугался Алоиз. Но Магдалена словно услышав его мысли, неслышно всхлипнула и прикусила край вышитой подушки, в которую вжималась лицом.
- В ваших интересах не поднимать шума. - Счел нужным заметить молодой человек, и обнаженная девушка на кушетке покорно качнула головой.
Уже увереннее полицейский взмахнул рукой и вторая полоса пролегла через обе половинки рядом с первой, вызвав еще один приглушенный вскрик и судорожное движение на кушетке. Магдалена плотно сжала коленки и прогнулась в талии, не в силах, видимо, лежать смирно. Ягодицы приподнялись вверх, словно навстречу хлысту и тут же опустились на место. Алоиз с трудом отвел глаза, посмотрел на стек в своих руках и снова занес его над повинной частью тела.
Следующие два стежка ровным штакетником прочертили быстро розовеющую попку, спускаясь вниз, к стройным сжатым ногам. Маленькие ступни каждый раз резво колотили по краю кушетки, но это было единственное, что себе позволила Магдалена. Пятая полоса уверенно пролегла по самому верху бедер, вызвав чуть более громкий вскрик и еще более интенсивные движения обнаженного тела. Девушка извивалась от боли почти полминуты, пока смогла совладать с непослушным телом.
- Передохнем, кайса. - Сжалился над ней Алоиз, умолчав при этом, что ему самому отдых нужен не меньше. Мало того, что сердце сжималось от жалости к прекрасной кайсе, так еще и некоторые особенности мужского организма все настойчивее давали о себе знать.
Несколько минут было тихо, если не считать почти неслышных всхлипов с кушетки и тяжелого дыхания самого экзекутора.
Он совсем было решил продолжать, когда Магдалена вдруг подняла голову и повернула к молодому человеку чуть порозовевшее, мокрое лицо:
- Кай Валлеро…прежде чем вы решите продолжать…я обязательно должна сказать вам одну вещь.
- Говорите, любезная кайса. - Алоиз поднял брови в легкой гримасе удивления. Впрочем, чему удивляться - девочка наверняка собирается каяться и обещать больше никогда…ни за что…надеется этим смягчить свою участь. Зря.
- Кай Валлеро. - Голос ее вдруг прозвучал несколько иначе. - В моем доме нет, и никогда не было ничего похожего на Пальцы Годеййи. Вы ошиблись в своих подозрениях.
- Что??? - Алоиз сначала не понял, о чем она. Зато потом ему показалось, что из под ног кто-то вероломно выдернул землю. - У вас еще есть настроение шутить, кайса Магдалена? Мне это не кажется остроумным! - Он не заметил, что почти кричит.
- Я не шучу, кай Алоиз. - Все так же тихо ответила девушка. - Если вы посмотрите что в той шкатулке, которую привез мне сегодня кай капитан, вы все поймете.
Уже не давая себе труда задуматься, откуда все же наследнице богатейшего клана, известны имя и фамилия рядового полицейского, Алоиз на негнущихся ногах шагнул к столу. Что за дьявольские шутки? Пересилив себя, он взял в руки изящную коробочку и далеко не с первой попытки откинул глухо звякнувшую крышку.
Гладкие коричневые зернышки матово поблескивали и ничуть не напоминали ядовито-желтые сморщенные лепестки. И запах, чуть горьковатый, незнакомый, нельзя было спутать с приторным ароматом наркотика.
- Что это? - растерянно спросил Алоиз, не смея повернуться и посмотреть на ту, которой еще недавно так бесцеремонно любовался.
По ее голосу он догадался, что девушка все еще лежит на кушетке.
- Это койф. Возможно, вы помните, как полгода назад Ее Королевское Величество принимало послов Эрлафа. Они и привезли ей в подарок эти редкие зерна. Их размалывают в порошок и заваривают ни на что не похожий бодрящий напиток. - Странно, он же сам слышал, как она рыдала, пусть и тихо, почему же сейчас ее голос опять звучит так спокойно и уверенно, словно ничего не произошло? - Вкус у него…далеко не самый обычный и мало кому нравится с первого раза, но Ее Высочество в восторге. Жаль, что запас зерен, привезенных послами, оказался невелик. А следующие прибудут только через полгода, когда минует сезон штормов в Эрейском море.
- Но…но… - Небо рухнуло Алоизу прямо на голову и он отчаянно барахтался среди его обломков.
- Через неделю у Ее Высочества день рождения. - Как ни в чем не бывало продолжала девушка. Судя по звукам, она там поудобнее устроилась, на своем импровизированном ложе. - Мне стоило большого труда и немалых денег уговорить кая капитана рискнуть кораблем и командой. Но самый необычный и главное желанный подарок в этом году будет от меня. Я хочу сделать принцессе сюрприз, поэтому наши сделка с кайем капитаном столь…конфиденциальна.
Алоиз бережно поставил коробочку с самой большой своей ошибкой в жизни на стол и без сил рухнул в кресло. До него медленно стало доходить, что же он натворил. Даже не считая незаконного проникновения в дом одной из любимых подруг принцессы, подозрений и несанкционированной слежки, что само по себе тянет на строгое взыскание как минимум, он оскорбил действием наследницу рода Керр! Господи боже мой, где были его мозги? Сначала болезненное честолюбие, а затем проклятая гордыня совсем лишили его разума. Вообразил себя судьей и вершителем судеб, идиот…
- Кай Алоиз, я думаю, вы не будете возражать, если я встану и оденусь несколько более подобающе для вечернего визита? - Она еще издевается. Правильно, а чего он ждал? Но почему, черт ее дери, она тогда?!? Что за игру ведет с ним эта странная кайса?
За спиной раздался шорох и осторожные шаги. Оцепеневшему от ужаса содеянного молодому полицейскому почудилось, что девушка подошла к нему вплотную.
- Одну минуту, кай Алоиз. Не смею вас более обременять особенностями дамского туалета. Я надеюсь, у вас хватит мужества не сбежать, пока я приведу себя в порядок?
Алоиз не выдержал и застонал, уткнувшись бордовым от стыда лицом в ладони. Это конец! Конец всего. Карьеры, самоуважения, жизни! Так и просидел, пока дверь снова не скрипнула, и не раздались знакомые уже легкие шаги. Он не мел смотреть и не мог не глянуть.
Магдалена облачилась в роскошный просторный халат, пришедший в столицу все из того же Эрлафа. Тяжелый шелк струился вдоль тела и при каждом движении подчеркивал то плавный изгиб, то соблазнительную выпуклость. Молодой человек в смятении подумал, что она слишком быстро вернулась, и наверняка под халатом на ней ничего…нет… - Он тяжело переглотнул.
- Продолжим разговор, кай Валлеро? - Как ни в чем не бывало спросила его мучительница. Да, теперь они поменялись ролями.
- П…простите…кайса…Магдалена. - Алоиз едва заставил себя хоть что-то выдавить. С какой радостью он сейчас провалился бы не просто под землю, а в самое жаркое пекло, какое там найдется. Только бы не пришлось поднимать глаза и смотреть в это спокойное лицо. Снизу вверх. Потому что любезная кайса стояла, облокотившись спиной на прикрытую занавесью колонну и садиться не торопилась.
- Итак, на чем мы остановились. Ах да. У нас было два варианта действий. Вызвать королевских приставов, или договориться без их участия. - Магдалена чуть шевельнулась, принимая более удобную позу и едва заметно поморщилась. - Я сделала свой выбор. Теперь ваша очередь, любезный кай.
- Что??? - Вот теперь Алоиз не верил собственным ушам. О чем это она? Мысль о том, что совсем скоро о его самовольном поступке, более того, настоящем преступлении, станет известно, приводила его в ужас. Но даже сквозь него пробивались кое-какие здравые мысли. Неужели наследница Керров станет предавать огласке то, что произошло с ней на кушетке в собственном кабинете? А если? Мужество Керров вошло в легенды, такая не остановится на полпути. Но что она предлагает? Какого черта она вообще разыграла эту комедию?
- Я спрашиваю. - терпеливо пояснила девушка, - хотите ли вы уладить ваши неприятности, не привлекая посторонних, или предпочтете официальное расследование?
Алоиз всмотрелся в ее глаза, все еще не веря. Этого просто не может быть. Это не с ним. Официальное расследование, боже мой!
- Не привлекая посторонних - это как? - Переспросил он, уже зная ответ.
- Точно так же, как улаживала их я всего несколько минут назад. - Невозмутимо кивнула Магдалена. - Что вы выбираете? Со своей стороны я гарантирую вам полную конфиденциальность, в случае если вы сделаете нужный выбор. Слово Керр.
Нет, только не официальные обвинения. Он всего себя положил, чтобы добиться сегодняшнего положения, он не может так просто все разрушить. Все что угодно, только не это.
Принятое решение в какой-то мере помогло справиться с собой. Алоиз встал и…и…застыл на месте.
- Не надо посторонних, кайса Магдалена. - Почти шепотом вымолвил он. - Я расплачусь за свои ошибки здесь и сейчас. Я понимаю, что моя вина огромна и нанесенное вам оскорбление…
- Я знала, что вы умный молодой человек. - В голосе Магдалены сквозило удовлетворение. - Ну что же. - Она непроизвольно или нарочно копировала мизансцену: - Раздевайтесь.
- Совсем? - Голос неожиданно подвел и молодой человек, сгорая от стыда «дал петуха».
- Можете оставить китель. - Вдруг улыбнулась девушка и от этой ее улыбки уши запылали еще жарче. В ней не было ни капли злорадства или высокомерия, но именно это разило наповал.
Только взявшись за пояс бриджей, Алоиз понял, что попал в еще худшее положение, чем думал. Право, совсем обнаженным он чувствовал бы себя комфортнее, чем в форменном полицейском кителе, застегнутом на все пуговицы и прикрывающем тело ровно до талии. И с голым, черт бы все побрал, задом!
Сначала пришлось сесть на кушетку и стянуть сапоги, ощущая на себе неотрывный взгляд девушки. Ноги он все же промочил, и это было еще унизительнее, стаскивать мокрые носки на ее глазах. Потом он встал и рывком, чтобы не передумать, спустил и бриджи и белье ниже колен, чуть повозился и скинул их совсем. По голым ногам сразу пробежала дрожь, он старательно держался спиной к зрительнице. Ему было что скрывать. Алоиз скорее умер бы на месте, чем допустил, чтобы его…готовность стала заметна. Чтобы не сгореть от стыда окончательно, он пришагнул к кушетке и быстро лег на нее.
В отличие от хозяйки дома, гость на хрупком предмете мебели не поместился. Ноги болтались в воздухе, да и голова свешивалась. От этого было почему-то еще стыднее. Сейчас он не думал о том, будет ли это больно, уже было невыносимо унизительно. Он ждал боли как сигнала о том, что все рано или поздно закончится.
Снова легкие шаги и шуршание шелка. Как хорошо, что он лежит на животе и хоть что-то она видеть не может. Взяла тот самый стек. Ну?
- Ох! - Нет, это просто от неожиданности. Эта штука бьет заметно больнее академической розги. Ничего, потерпишь.
Умммм!!! Уткнуться лицом в подушку, так действительно легче. Как пахнет…это ее духи. Нашел время принюхиваться.
Ахххх ты черт, где она научилась так профессионально пользоваться стеком? Солнце встает на востоке, а жар его уже тут, растекается между горючими полосами. Мммм, как же жалко он сейчас выглядит! Лежит полуголый на чужой кушетке в доме девушки своей мечты, и виляет поротым задом. Пойти утопиться? Сразу, как только она отпустит и перестанет жалить этим трижды проклятым стеком беззащитную задницу. Ааааумммм, так тебе и надо, скотина, ведь ты ее тоже не жалел! И не сравнивай ее силы и свои, и кожа у нее нежнее, чем твоя сто раз поротая шкура. Тогда почему же так больно-то?
Ссссссс! Потому что заслужил. Мало еще. Аххх! А! Куда она торопится? Спокойно уже не лежится, наверняка со стороны позорище - растянулся тут, здоровенный лоб и задом крутит, как мальчишка.
Нет, Ай! Не так быстро, пожалуйста. Да, я скорее язык себе откушу, чем скажу это вслух, но, пожалуйста! АУУУУ!!!! - Подушка летит на пол, сброшенная резким рывком непослушного тела. Лицо мокрое. Что? Почему так тихо? Холодный воздух скользит по прожаренной болью коже, принося облегчение. Но все равно горит. Почему так долго?
- Мы в расчете, кай Валлеро. Вставайте.
Алоиз резко выдохнул и снова вдохнул. Что она сказала? Это…все? Боль постепенно отступала, и на ее место тут же возвращался жгучий, невыносимый стыд. Чтоб встать, надо подтянуть под себя колени. Ну и вид там должно быть, со стороны. Бравый полицейский в полоску. Только не хвататься за них и не тереть по курсантской привычке, иначе топиться придется прямо здесь и плевать, что не в чем.
- Я прошу прощенья, кайса Магдалена. - Это все, что он смог сказать. И замер возле импровизированной лавки, не смея одеваться без позволения. Хотя вроде и не мешало ничего. Сказано же - в расчете.
- Я вас прощаю. - Магдалена кивнула, не заботясь о том, что молодой человек старательно держится к ней спиной.
- Я могу идти?
- Можете. Но не думаю, что в этом есть необходимость, Али.
Она подошла почти неслышно, сзади. Теплые руки легли на вздрагивающие плечи, скользнули ниже, поглаживая. Магдалена приникла к нему всем телом, обняв руками за талию, прохладный шелк коснулся обнаженных ягодиц. А за ним, таким тонким, дышало сильное теплое тело.
У Алоиза мгновенно вымело из головы все мысли. Вообще все. Он стоял столбом и не смел пошевелиться. Ничего не понимая, и не стараясь понять.
- Вот дурак. Куда ты собрался на ночь глядя? Или ты думаешь - насмешка впервые за вечер сквозит по комнате - что я теперь тебя куда-то отпущу? После того, как стоила столько планов, чтобы тебя заполучить, а ты сам пришел ко мне, да еще настолько легко попался в расставленные сети? Ни. За. Что. Так и знай.
- Керр выбирает сам…
- Ну да. Наш семейный девиз. И будь уверен, я не откажусь от своего выбора.

Опубликовано: 18.09.2013

Автор: Джейд

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 127 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 21 человек:

  1. Вот это поворот! Я прям не удержалась от смеха в самом конце! Коварная же девушка, эта Магдалена :)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Надо читать Воспитанника!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Ух! Какой рассказик!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Ох, как замечательно! Спасибо! Пойду читать «Воспитанника» :)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. Одна из самых коварных героинь, что я знаю))) Умеет девушка добиваться своего!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Классный рассказ! Жду с нетерпением продолжения…)))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  7. Спасибо:) Замечательная история про женский мозг и волю:)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  8. Гм. Желать Алоизу надо было осторожнее. Ведь желания могут, ненароком, сбыться! Очень понравилось. Спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  9. Или ты думаешь — насмешка впервые за вечер сквозит по комнате — что я теперь тебя куда-то отпущу?

    Сюжет очень занятный! Девушка выстроила целую интригу, чтобы добиться своего. И эта порка, которую она так расчетливо подстроила, наверное «завела» её еще больше.
    Думаю, что к концу рассказа у неё внутри уже все кипело от возбуждения, и, наверное, она выплеснула все это потом — ночью.
    Только непонятно. Этот полицейский кажется полным растяпой. Зачем он ей?

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Ххе, сие есть тайна женской души:)))) Нужен, именно этот, а почему… она сама вам не объяснит, да и надо ли?:)))) Любовь — субстанция загадочная. Любят ведь не только за что-то, но и вопреки всему:)

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  10. Хороший слог. Неплохо было бы дать простор Вашей фантазии на благодатной российской почве. Дерзайте.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  11. Ура, после таких отзывов сразу оживает Муз, и начинает активно трещать крылышками над ухом. Подгоняет сюжеты.:)))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  12. Мне очень понравилось.оригинальный мир,интересные герои,вы молодец просто.спасибо.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  13. Когда-то я уже читала этот рассказ, сейчас с превеликим удовольствием насладилась еще раз. Спасибо большое автору!

    Оцени комментарий: Thumb up 0