Царство — 4

Альвелия прикрыла глаза.
Что она, в самом деле? Сказано: не можешь изменить – возглавь.
– Ну, хватит! – выдернула она ноги из рук мальчишки. – Потом. Я хочу прокатиться верхом.
Теркрон на мгновение поднял взгляд.
– Конечно, госпожа, – замечательно. Она уже боялась услышать про отсутствие белой кобылы и как следствие невозможность выполнения приказа.
Парень остановил поезд, выдал какие-то распоряжения, помог Лии выйти. Один из стражников подвел вороного коня, высокого, изящного и дорого как может быть только асторский скакун. Жеребец принадлежал Сэррану. Ох, уж эти Теркроны.
– Госпожа? – жрец протягивал к ней руки, но смотрел на свои сапоги.
– Да, хорошо.
Он поднял ее очень бережно, и не особенно напрягаясь. Боком посадил на коня.
– Государыня, седло не женское, – печальный виноватый голос, все как положено.
– Я вижу, – не дожидаясь ответа, Лия перекинула ногу через коня, и, хлопнув пятками по бокам, пустила его в галоп.
Жеребец рванулся стрелой, так что девушка задохнулась взметнувшимся воздухом. Оставалось надеяться, что тварь ее не сбросит, характер у асторских скакунов, прямо как у самих асторцев.
– Госпожа!
Владелец животного, вскочил на коня кого-то из стражников и помчался ее догонять, следом поскакали еще несколько всадников. Но дожидаться их девушка не собиралась. Замучили! Никаких сил за эти три дня не осталось.
Жеребец почти летел. Надо же покорный, может парень с ним как-то договорился? Свита немного отставала, не пытаясь нагнать ее. Похоже, ей решили позволить некоторое уединение.
Широкая лента, стягивающая косу, потерялась, и Лия почувствовала, как развиваются на ветру длинные волосы.
Неожиданно в просвете между растущими у дороги деревьями, девушка заметила овражек за поворотом. Прибавив скорости, она свернула туда и ненадолго оказалась скрыта от сопровождения. Этих мгновений ей хватило, чтобы спрыгнуть с коня, спуститься вниз и спрятаться в небольшой яме – наверное, кто-то из местных жителей набирал здесь глину.
Прижав колени к груди, Лия улыбнулась: ну, право же, скучно.
Мальчишка появился почти мгновенно, несколько испуганным голосом он звал ее. А главное шел, прямо мимо ее укрытия и смотрел вовсе не под ноги. Повинуясь какому-то наитию, девчонка дернула своего слугу за подол кафтана. Как она и хотела, парень мгновенно полетел на землю. Главное, чтобы не убился, но это вряд ли, не совсем же он кретин. Прокатившись следом, Альвелия присела на колени рядом с поверженным жрецом и нависла над ним, опираясь на руки.

Теркрон смотрел на нее со странной смесью растерянности, восхищения и страха. Какой милый, а ведь он даже красивей Ревана. Девушка провела по точеному лицу, откинула в сторону черную шелковую прядь. А еще он пах, свежо и горьковато, композицию наверняка делал лучший столичный парфюмер. Чего ей собственно стесняться? Если хочется? Раз уж она теперь снова богиня, когда будто кровь – это временное явление, то должны же быть в ее статусе хоть какие-то плюсы? Царевна потянулась к губам жреца: как там учила Дара?

***

– Госпожа! – Сэрран позвал доверенное ему сокровище, испуганно оглядывая овраг, но его нигде не было. Неожиданно что-то дернуло его за подол кафтана, удержать равновесие он не смог и полетел в зеленую пыльную траву.
Каково было его удивление, когда стоя на коленях рядом, над ним нависла сама лучезарная владычица. Прекрасные, какие же они прекрасные, глаза смотрели на него с хитринкой. Тяжелые черные косы упали ему на грудь. Рассматривая его, государыня провела пальчикам по лицу своего слуги, откинула в сторону, растрепавшийся хвост. Она наклонилась, и он почувствовал тепло крепкой груди, свежее дыхание… О, владычица, он уже ничего не соображал, тело ему не подчинялось, он даже не мог нормально дышать. Милосердная богиня, зачем?
Тонкие пальчики прошлись, расстегивая пуговки его кафтана, распахнули полы. Рубашку царевна просто задрала и ласково погладила грудь и живот. А затем прильнула к губам парня, поцеловала верхнюю, затем нижнюю, вернулась к верхней и пососала ее. Хозяйские руки тем временем расстегивали его ремень.
И тут он понял, что она не знает. Она не читала дело, поэтому и были странные вопросы, вроде его возраста. О, богиня!
– Смилуйтесь, моя повелительница, – прохрипел он, наконец. – Не надо.
Она мгновенно выпрямилась.
Сначала в невероятных глазах, из которых медленно исчезала дымка страсти, появилась растерянность и непонимание, а затем они приобрели болезненно знакомое выражение и пугающее сходство с другими: так на него смотрел Альгим Аритран.
Царевна легко поднялась и пошла к брошенным лошадям.
Только сейчас до парня дошло, как в ее глазах выглядела эта просьба.

***

Так обидно ей не было давно. Ровно семь лет. Проклятые Теркроны! Что его не устроило? Ее тело нравилось многим, да и его кажется, привлекало еще с той встречи во дворе храма, самой первой. Казалось… Почему? Не нормальный мальчишка! Может он предпочитает мужчин? Ага, точно, будучи снизу. В любом случае, он не мог ей отказать, не должен был. В этой их ненормальной школе даже предмет имелся, как удовлетворять хозяев.
В носу защипало. Она столько лет не реагировала на внимание парней и мужчин. В результате первый, какого она решила осчастливить… Видно не большое это счастье.
Царевна птицей взлетела в седло и выехала на дорогу, где их дожидалась стража. Повозки тоже уже почти догнали их.
Надо было согласиться на ухаживания генерал-губернатора.
Вообще-то, отказ выполнять ее приказ карался очень жестоко. А в подобном случае его можно было толковать и как оскорбление. Это настоящее самоубийство. Придурок! Но наказывать за нежелание… Мшхара! Не настолько она отчаялась.
Девушка сжала зубы, главное сейчас не расплакаться. А Теркрон может… да, все, что угодно!
– Госпожа! – парень подъехал к ней. – Прекраснейшая, пожалуйста, ты неверно меня поняла.
Прекраснейшая?
Альвелия резко развернулась, надеясь, что в ее глазах он увидит не слезы, а гнев. Взгляд щенок, во всяком случае, опустил мгновенно. А она направила коня к повозке. Страшным усилием воли заставила себя, залезть туда, как положено, воспользовавшись помощью Теркрона. Он понятно остался снаружи, не совсем же идиот.

***

Сэрран прибывал в глубоком шоке от ситуации, в которой оказался. Он уже жалел, что вмешался, если бы госпожа воспользовалась им, она бы гневалась позднее, но вероятно не так сильно. Да, даже его старое обвинение – ерунда по сравнению с тем, что получается сейчас. Это, уже даже не юрисдикция Храма, это дело тайной полиции. Вот папа обрадуется. Интересно, может быть, госпожа согласится убить его потихоньку? Потому что если давать делу официальный ход, даже если отец лично ему голову отрежет, репутацию рода это не спасет. Что это, его печальная судьба – проклятие? Или в нем так сильна галатская кровь бабки, что он не в силах вести себя нормально? Жалко Увиру, кто вступит с ней в брак? Не говоря уж о ее карьере, которой не будет. Царица насколько была милосердна, и она не простит. Да он и сам бы себе не простил, только ведь не имел ничего дурного в уме. Но кто будет слушать оправдания раба? Что госпожа поняла, то и есть. О его владычица, знала бы она, как мечтал бы он, как был бы счастлив, если бы… Сейчас он хорошо понимал Альгима. Вот только уже безмерно поздно и этого ничем не изменить.

***

К вечеру они добрались до очередного постоялого двора. Сэрран был очень удивлен тем, что царевна его еще как-то терпит, она не показывала своего раздражения, как будто ничего не произошло. Наверное, не хочет привлекать внимания стражи, значит, все-таки полагает его действия оскорбительными для себя.
Сегодня парень и не подумал предложить свои услуги во время купания. Проследил только за тем, как готовят ванну, и пошел разбираться с ужином. Какого же было его удивление, когда ему принесли полотенца. Оказывается, их не успели приготовить, а он идиот, со своими переживаниями даже не заметил. Выбора не было. Сэрран помялся у двери в уборную. Личным слугам строго запрещалось топать, стукать, брякать и хоть как-то привлекать к себе внимание, но может ему все-таки стоит постучать? Юноша тихо толкнул дверь. Возможно, госпожа вообще ничего не заметит? Он положит тихо и все. Ну, вдруг?
Лия действительно стояла в ванной спиной к двери.
Теркрон замер, так и не положив полотенца.
У него было ощущение, словно за стеной рухнуло небо.
Белую кожу на тонкой спине и круглых ягодицах покрывали шрамы, старые и едва поджившие. Шрамы от кнута или плети. Парень бы подумал, что вместо царевны ему подсунули какую-то девку. Но, он уже успел полюбоваться дивным сходством мимики Альвелеи и Альгима Аритрана, делающим их не такие уж одинаковые черты безумно похожими. А еще на левой ягодице девушки было небольшая, но очень милая родинка. Такая же была и у царицы Нарфеи, и у ее матушки, и у наследницы престола, а вот младшей царевне она не досталась. Все это он знал совершено точно, поэтому глупо было подозревать столь дикое совпадение, делающее безвестную девчонку похожей одновременно на дочерей Верравии и Аритранов. Это была его богиня, несомненно. Но вот все остальное вызывало массу вопросов.
И тут она обернулась.
В глазах девушки мелькнул настоящий страх, она явно просчитала все, что он сейчас может подумать, но не дошла до главного. А еще царевна прекрасно понимала, что без оружия с ним не справится, ее взгляд спешно заметался в поисках того, что могло бы подойти. Нашелся только медный кувшин, который она мгновенно схватила.
Пока госпожа решала, как она будет защищаться, нагота волновала ее не сильно. И сейчас совершенно свихнувшийся парень спокойно рассматривал точеную фигурку, хрупкую, невообразимо нежную, притягательную. Розово-коричневые соски затвердели на холоде и стояли торчком. Волосы, по традиции эльхалионцев, девушка удаляла отовсюду, кроме головы. Сумасшедший раб мог думать только о том, у какой же твари поднялась рука портить такую красоту?
Наконец он немного пришел в себя и заметил, что его владычица смотрит на него, как кролик на змею. Мыла на ней не было, поэтому Сэрран просто накинул на царевну огромное полотенце. Вытащил из рук кувшин, подхватил госпожу на руки, вынес ее в спальню и посадил на кровать.
Из самых красивых в целом свете глаз страх смешанный с удивлением так и не уходил. А Теркрон сидел на полу, прижимаясь к голым мокрым ножкам своей богини. Неожиданно его воспаленный мозг озарила совсем уж безумная идея: грехом больше – грехом меньше, для него уже неважно. Одну из стройных ножек он потянул на плечо, устраиваясь удобнее. Госпожа на его действия никак не отреагировала.
Боги! Кого сейчас поминать, ни Нарфею же и не Верравию? Молиться Альфелии вообще смешно, это он будет делать, как только она опамятуется. Проклятую Мшхару за имя которой строго наказывают даже маленьких детей? Марвиара Галатского? Героев, превозносимых отступниками? Какой же он дурак…
Парень нежно прошелся по мягким складкам. Ласково дотронулся языком, до самого чувствительного местечка. Он очень старался, гораздо больше, чем на всех занятиях в школе. В жизни ему эта науку пригодилась впервые. Царевна глухо застонала и намотала на кулак его волосы. Богиня… Что же он так дуреет от нее? Госпоже надо служить, со всем вниманием, находясь в трезвом рассудке.
В далеком детстве он порицал отца, все внимание которого к супруге сводилось к вопросу: «Сколько?» Еще он с ней здоровался, когда они случайно встречались дома. Правду, сказать бывал он там нечасто, все время, проводя во дворце. Теперь парень знал, что значит хотеть женщину, которую никто во всех мирах не назовет своей. Может это его и манит?
Царевна, тяжело дыша, легла на спину, потянув его за собой. Только вот его никто не станет двадцать лет держать при себе. Вряд ли отец лез к госпоже без дозволения и совершенно точно ни в чем ей не отказывал и вообще, единственное темное пятно его репутации – это галатка – мать. А он, Сэрран – позор рода.
Довольно застонав, госпожа выгнулась дугой. Сам он тоже давно был на приделе. Только вот сейчас не время. Он прижался щекой к ее бедру и закрыл глаза.
Приподнявшись на локте, царевна задумчиво посмотрела на него.
– Я похожа на мать? – ее голос был слегка хриплый, но довольный.
– На отца тоже, – глухо ответил парень.
– Альгим, да?
– Да, госпожа.
Она откинулась обратно.
– Ты передумал? Или пытаешься успокоить меня?
– Я не могу передать словами, как сильно хочу служить своей госпоже в ее постели, – тихо проговорил Сэрран. – Но я недостоин, я… Моя владычица ведь не читала дело своего раба, верно?
– Там написано что-то страшное?
– Да.
– Вряд ли более страшное, чем то, что у меня на спине, – с горькой усмешкой она села и потянула из пряжки его ремень, справившись, тонкая ручка нырнула в штаны.
– Пощади, моя повелительница, – застонал парень. – Мне хватит, чтобы ты меня по голове потрепала и я уже… Госпожа! Я не могу…
– И в чем ты видишь проблему?
– Моя богиня… – все-таки кончив, парень уткнулся лицом в ноги своей царевны. – Ничего не выходит у меня как надо.
– Понимаю, – протянула прекраснейшая. – Иди ко мне. Спать сегодня здесь будешь.
– Божественная, у меня еще правило, – идти, конечно, никуда не хотелось тем более с такой целью, но необходимо.
– И много там у тебя?
– Много, госпожа.
– Ничего, я тебя завтра выпорю, если уж так надо. Я это хорошо умею, лучше, чем целоваться.
– Государыня и это тоже хорошо…
Девушка засмеялась.
– Ложись, давай, подхалим.
– А ужин? – владычица так и не покушала.
– Не хочу. Ты ляжешь, наконец?
Надо бы помыться, но завтра. Другая законная возможность поспать в ножках повелительницы вряд ли представится. Парень забрался в постель.
– Куда? – царевна перековыряла постель, содрав покрывало. – На подушку.
Даже так? Сделалось жутко. Слишком много для него, слишком.
Богиня задула свечи, и комната погрузилась во тьму. Покрутившись, госпожа легла рядом с ним, закинула на него ножку и положила голову ему на грудь.
Мечта…
Ничего он этого недостоин, и сотой доли недостоин.
Как хорошо сейчас и как плохо будет… Нет, он умрет до того, как увидит рядом с ней радостного счастливца лобызающего ее ручки. Счастливца, ноги которого он станет целовать, если, конечно, господин позволит.

Опубликовано: 07.12.2017

Автор: Virineya

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 21 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 18 человек:

  1. Мальчик вкусный) жаль, что девочка придумала себе диету. Впрочем, кажется, что она на нее наплюет.. как только научится спрашивать до того, как выводы сделать.

    Оцени комментарий: Thumb up +1

    • Ну а то как же? Неужто они так всю книгу будут? Уже очень скоро, прямо со следующей главы и начнет. Но вот митинги тараканов всех колоний — это еще достаточно надолго.

      Оцени комментарий: Thumb up +1

  2. Так трогательно. И снова милые загадки )
    Я на крючке любопытства )))

    Оцени комментарий: Thumb up +2

  3. Ух как все вывернулось, прям интересно! Надеюсь на поясняловку по тому как же она оказалась в такой глуши и чтож её там ни во что не ставили то…

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  4. Ой, всё! Ну муррррр-муррр :) Согласна с прошлым комментарием. Глава оооооочень вкусная… но мааааааленькая…

    Оцени комментарий: Thumb up +2

  5. Спасибо!!!!!!»»»»»!!!!!!!!!!

    Оцени комментарий: Thumb up +2

  6. Ходят и облизываются друг на друга как кошки на сметану, а подойти боятся — вдруг влетит

    Оцени комментарий: Thumb up +2