Царство — 3

На все путешествие в обе стороны ему был дан месяц, то есть сорок суток. На юг они доехали за неделю, но теперь скорость пришлось сбросить, в десять дней не уложатся. Но это неважно – успеют.
За прошедшие с отъезда пять дней жрец госпожи успел измучить Сэррана беспрестанными недовольствами и невыполнимыми требованиями, а царевна ни разу не показалась из повозки без платка. Вероятно, государыня страшно гневалась. Парень с одной стороны радовался, о богах с плохим воображением он не слышал, с другой волновался, может он и хотел бы испробовать это воображение, все едино ему уже ничего не страшно.
Из окошка повозки появилась костлявая мужская рука, и юноша поспешно подъехал, ожидая распоряжений.
– Повелительница жалуется на тряску, – проговорил хриплый надменный голос Варкмора. – Почему нельзя было воспользоваться носилками? Эти скачки терпеть нет уже никаких сил.
Сэрран проглотил противный комок в горле и опустил взгляд.
– Я не смею молить о прощении, и мне бесконечно жаль, что моей владычице приходится терпеть столько неудобств. Но приказом Великой царицы мы должны как можно скорее прибыть в столицу, – на самом деле он даже не был уверен, что в носилках тряска была бы меньше.
Жрец недовольно фыркнул.
– Госпожа устала, когда уже привал?
– Еще пару часов и мы доберемся да постоялого двора, в котором запланировано провести сегодняшнюю ночь.
Еще в обед Сэрран отправил часть стражников навести там порядок.
– Ладно. Прекраснейшая желает горячий чай и сладости, сейчас, – уверенно потребовал противный старик. Теркрон в удивлении даже осмелился поднять на него глаза. Иногда парню всерьез казалось, что над ним издеваются.
– Смилуйтесь, досточтимый! – Холодное молоко посреди дороги во время полуденного зноя от него уже требовали. Тогда он смог получить его, отправив стражника в деревню, мимо которой они проезжали. Лед они везли с собой. Но кипяток он, где возьмет? Вода, вино, морсы и компоты у них были. Чай тоже был, только давно остывший, не смотря на специальный сосуд.
– На все пожелания своей хозяйки ты отвечаешь – нет, – зашипел Варкмор. – Хотя и помышлять о подобном не должен.
– Я безмерно виноват и заслуживаю самой строгой кары, – почтительно произнес Сэрран.
Жрец скривился в ответ. Парень услышал тихий неразборчивый голос внутри повозки.
– Клубнику, живо! – послышался очередной приказ. – Ничего больше не желаю слышать.
Теркрон склонился к луке седла, а старик задвинул плотную штору.
Достав из второй повозки керамический горшок с ягодами, парень пересыпал их в чеканную серебряную вазочку.
Если так пойдет, то все проступки во время путешествия он даже кровью не смоет. Особенно с учетом его биографии. Но что поделать, они ведь не во дворце. Однако никаких оправданий слышать никто не желал. Впрочем, Варкмор прав, не имеет он права не отказывать, ни оправдываться, его дело служить почтительно, старательно и верно.
Когда они добрались до постоялого двора алый шар уже навис над горизонтом.
Отодвинув завесу, Сэрран выпустил жреца. Дождался, когда тот ее придержит и упал на колени, помогая госпоже выйти.
Гостиница была приличная, хотя не роскошная. Для царевны здесь ничего не подходило, но выбирать не приходилось. Посторонних уже выгнали. Старший из посланных сюда стражников отчитался, что хозяева находятся в бытовом домике рядом. Охрану, разумеется, выставили.
Теркрон проводил царевну с ее жрецом в лучшую комнату. Принес потребованный несколько часов назад чай со сладостями. Получил и передал хозяевам распоряжения по поводу ужина и завтрака. Проследил за тем, как местные слуги готовят ванну для госпожи. Распределил на ночь стражников, выяснил, назначены ли караулы. Приказал собрать продукты в дорогу. Проконтролировал ужин всех подчиненных. Когда он закончил с делами уже давно стемнело. Владельцы гостиницы и их слуги окончательно покинули здание. Все, кроме караулов, отошли ко сну.
Устало вздохнув, парень опустился в кресло, чтобы, тоже, наконец, поесть. Он вяло поковырял какой-то суп и овощную кашу с мясом. Путешествие его жутко выматывало. Обычно эти обязанности выполняет не менее десятка человек в привычных налаженных условиях дворца, здесь же было сложнее.
– Сэрран!
Он резко подскочил. Первой пришла мысль, что он уснул, не добравшись до постели, а главное, так и не выполнив вечернее правило, даже самое обычное, не говоря уж о его личном. И это находясь в свите госпожи – просто невероятная халатность. И только потом он понял, что его разбудила давешняя знакомая – Лия. Мелкая красавица стояла босая в ночной рубашке с растрепанными длинными косами.
– Пойдем, ты мне нужен, – она смотрела выжидающе.
В полусне Сэрран побрел за девушкой, раздумывая, откуда бы ей здесь взяться. Только у комнаты царевны до него дошло, что вариантов не так много. С усталой обреченностью парень подумал, что самоубийство, похоже, единственный вариант закончить жизнь более-менее пристойно. Только надо доставить госпожу во дворец. И еще хотелось бы, чтобы отец не узнал всех его выкрутасов, он итак тяжело переживает, что вместо наследника у него родился позор рода.
Владычица меж тем открыла дверь и отступила.
– Я не знаю, как так вышло. Мы спали уже, а тут он начал кашлять. Ты слышал, наверное, Варкмор много кашлял. И вот, – говорила девушка совершенно спокойно, а закончив, зевнула и прикрыла маленьким кулачком рот.
Да, он слышал, как жрец кашлял. Сильно. Но такого он не ожидал. На брошенной, на пол перине лежал скорченный труп. В том, что мужчина мертв не было никаких сомнений.
Присев, Сэрран увидел испачканный в крови платок, была она и на губах жреца.
– Он что же кровью харкал? – пораженно произнес Теркрон. Картина слишком смахивала на чахотку, а она заразна. Какая тварь посмела приблизить больного к богине?
– Да, – спокойно ответила царевна, а у парня замерло сердце. Надо быть таким придурком! Вопрос он задал от удивления, тихо и скорее себе. Но государыня подумала, что он адресовался ей и ответила. Разве он смеет, расспрашивать о чем-то свою владычицу да еще настолько непочтительно?
Повернувшись, он пал ниц и уткнулся лицом в пол.
– Прости своего раба, Божественнейшая.
– За что? – безразлично ответила госпожа и, кажется, опять зевнула.
– Боюсь, перечисление моих грехов займет немало времени, а моя повелительница устала, – с печальной улыбкой проговорил он. – Позволь я устрою тебя в другом месте, госпожа?
– Пойдем, – девушка развернулась и вышла в коридор.
Совершенно одинаковых дорогих комнат здесь было несколько. Сэрран отвел царевну в ту, что хозяева предполагали ему. Расстелил постель, взбил подушки.
– Ты разберешься с телом? – спросила драгоценнейшая укладываясь.
– Разумеется, лучезарная. Добрых снов! – склонившись, он вышел в коридор, не поворачиваясь и не разгибаясь.
Только закрыв дверь, парень выпрямился и прислонился к стене. Ночь обещала быть веселой. И только сейчас до него дошло, что наследницу престола, старшую дочь царицы зовут Альвелия. Интересно, та парочка знала, с кем гуляют по кварталам отступников? И вообще, все это очень странно. Вероятно, госпоже было скучно, и она развлекалась, но неужели об этом знала вся школа? Не мог же настоятель не быть в курсе, ведь царевна всегда окружена неусыпной заботой.

***

Проснулась Лия, почувствовав мягкое прикосновение к своим ступням, пальцам, щиколоткам. Нежные поцелуи и теплое дыхание. Столичный котенок… Поганец! Вошел, она не услышала как, а ведь спала очень чутко. Чему их там только учат?
Она и забыла, будить положено именно так ласково и почтительно, очень-очень. Хозяев вообще злить нельзя, особенно с утра.
Ладно, надо вставать. А ноги целовать, если уж так надо, его в любое время организовать можно. Девушка пошевелилась, аккуратно выворачиваясь из рук Теркрона и села в постели.
– Солнце встало, но пока моя госпожа не откроет прекрасные очи, ее слуги живут во мраке, – положенную регламентом чушь надо говорить с серьезным видом. Это она помнит. Парень справлялся отлично.
– Что ты решил с Варкмором? – старого хмыря ей было совершенно не жалко, с удовольствием бы сама отправила его к жнецам. Вот только…
– Я договорился с местными, государыня. Они отвезут тело в обитель.
– Знаешь, что, – Лия сильно сомневалась, но все-таки решила, что так будет лучше. – Не нужно, пусть его похоронят здесь. И письмо отправлять не стоит. – Парень, если и удивился, то виду не подал.
– Как пожелает, моя госпожа, – поклонился он. – Ванна и завтрак готовы, прекраснейшая.
– Сначала ванна, – решила девушка.
– Владычица позволит своему рабу служить за омовением? – он говорил вкрадчиво, с опущенным долу взглядом.
– Нет, не позволит, – лицо юноши совершенно не изменилось, хотя она каким-то седьмым чувством ощутила недовольство. В любых обстоятельствах держать лицо их тоже учат. Раньше и она умела.
Мальчишка склонился и, пятясь, вышел. А Лия прошла в соседнюю комнату, там должна быть ванна.
Искупавшись, она завернулась в мягкую простыню, и вернулась в спальню. Сэрран уже накрыл небольшой столик и замер на коленях рядом.
– Выйди, – одеваться при нем она не собиралась.
– Госпожа, – парень волновался, но все-таки говорил. – Я недостоин, целовать твои следы, но кто-то ведь должен за тобой ухаживать? Ты не можешь терпеть такие неудобства из-за того что все так получилось.
Лия посмотрела него, мальчишка осекся и выполз за дверь, даже не поднявшись. Она не знала, что было там, в ее взгляде, но иногда хватало только его одного.
Одевшись в одно из нескольких выданных ей платьев, откуда их взял настоятель, девушка не знала, она села завтракать.
Теркрон несмело появился через некоторое время.
– Поедешь со мной. Мне одной будет скучно, – распорядилась Лия.
– Как пожелает, госпожа.
Усадив ее в повозку, мальчишка залез сам и опустился на колени у входа. Альвелия откинулась на пышных подушках и внимательно посмотрела на него.
– Сколько тебе лет?
– Восемнадцать, государыня.
Значит школу год, как закончил. Верно, выпускной только должен быть – интересно.
– Моя владычица? – парень не смело прервал ее мысли.
– Что?
Взгляд он прятал, а лицо оставалось бесстрастным, но чувствовалось что-то. Страх?
– Могу я поухаживать за тобой?
– Здесь? – девушка не очень поняла, что ему надо.
– Да, здесь. Я… Мне бы хотелось позаботиться о красоте твоих ножек. Можно? – выдал он, наконец, свою мысль.
Лия мысленно скривилась, судя по всему это такое выражение недовольства. Ну, да, ну да – ноги богов предназначены, чтобы их целовали, а не чтобы ходить. У нее и руки то менее ухожены, чем должны быть ступни. Это ожидаемо и не то, что бы она переживала, но все-таки неприятно почему-то. Вслух царевна ничего не сказала, только коротко кивнула.
Парень выпрыгнул из повозки на ходу, но вскоре вернулся с тазом, кувшином, множеством баночек и флаконов. Намазав ее ступни маслом, он начал их тереть какой-то штукой. Не слишком приятное ощущение, надо отвлечься на что-то.
– Расскажи мне о дворце, я давно там не была.
– Не думаю, что что-то изменилось, божественная, – на нее парень не смотрел, точнее, смотрел не на лицо.
– Кто сейчас в случае? – это выражение имело своеобразное значение.
– В гареме владычицы трое, но они не пользуются значительным влиянием при дворе, – мальчишка решил все-таки выдать информацию.
– А кто пользуется?
– Повелитель.
Фарес. А она так надеялась никогда его больше не видеть. Муженек мамочки та еще докука.
– Понятно. А что Ольфея? – как можно спокойней Лия продолжила расспросы.
– Царевна благоволит Альгиму Аритрану, он возглавляет ее свиту.
Вот даже как – Альвелия грустно прикрыла глаза – значит, все договорились. Если в гадюшнике все так восхитительно благолепно, зачем она там? Или не все? Девушка задумчиво посмотрела на мальчишку. Он был очень хорош, столичный котенок, в их школе таких не водилось. Но она сама не понимала толком, что больше хотелось: его, рычать от ярости или плакать от обиды? Или все вместе? Со стороны мамочки – это было подло. Эти Теркроны!
– Мама до сих пор спит с Равеном? – без обиняков спросила Лия.
– Да, моя госпожа, – совершенно безразлично ответил щенок.
Усилием воли она подавила злость.
Она так мечтала о маленьком уютном доме, должности где-нибудь на юге или в горах. Достойном муже из хорошей семьи. Детях.
По щеке медленно и беззвучно скатилась слеза, хотя лицо царевны оставалось спокойным. Она не пошевелилась – мальчишка занят, глаз он не поднимает, если не дергаться, и не заметит.

***

Сэрран старался дышать, как можно тише и спокойней. Он радовался сейчас длиннополой одежде. Безумие, просто безумие! Богиня – не женщина. Никто в своем уме не посмеет… Ладно, кто-то может и посмеет, но ему точно не стоит. Может всему виной их первая встреча? Госпожа совсем не ассоциировалась у него с Великим храмом. Мшхара! Ох, проклятую богиню рядом со своей повелительницей поминать нельзя, даже про себя.
Царевна выспрашивала у него какие-то подробности, ведь сказал же он сразу, за прошедшие семь лет ничего не изменилось. Говорить он боялся, и смотреть на нее боялся, кто знает, что увидит она в его глазах, что услышит или почувствует? Нестерпимо хотелось прижаться щекой к ее ножкам, кожа была хоть и неухоженная, все равно такая нежная. А тому, кто служил ей, надо бы вырвать руки за разгильдяйство. Хотелось целовать тонкие щиколотки, маленькие пальчики. Нельзя, без позволения нельзя. Такое дозволялось только любимцу. Собственно по утрам будить тоже должен был он, а вовсе не такое ничтожество, как Сэрран.
А еще, еще хотелось не совсем этого… Но такие мысли надо пресекать на подходе. Что он скажет жнецам, когда придет его срок? Вероятно, уже очень скоро. Государыня молчит, но очень много ему не позволяет – понятно, что еле терпит. Выбора у нее сейчас нет.
Неожиданно пришла шальная мысль, а что если бы год назад? Или если бы он был годом младше? Если бы… Какой же он в сущности дурак.

Опубликовано: 19.11.2017

Автор: Virineya

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 23 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 17 человек:

  1. Вот и отношения начинают завязываться. А смогут ли эти лютики-цветочки во дворце прожить? Может, и правда, выдать им домик, детей и … А то там, куда они едут — сплошные интриги. И еще интересно, какая же царевна наказала Сэррана. То есть он все-таки жил уже во дворце, и даже служил кому-то? Спасибо за главу!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  2. Класс , мне помноженная радость сегодня — вторую главу пропустила , зато сейчас целых две ))).
    Смерть жреца странная какая то…ох чует мое сердечко неспроста это).
    Глава волшебная, воздушная, как нежнейшее безе.

    Оцени комментарий: Thumb up +2

  3. УИИИИИИИИИИ!!! ПРОДААААА!!! Я так ждала! Расчудеснейшая глава! Что-то там теперь во дворце будет, мурррр :) Кстати, Лия мне с первой главы понравилась. А как потом Сэрран отреагирует на события-то? Наверно удивится — это будет мягко сказано, он же скоро очухается от эмоций и переваривать события начнёт. Удачи автору :)

    Оцени комментарий: Thumb up +2

  4. Мальчик действительно ее боготворить — хорошая пара получитс, кторая сумеет противостоять двору в столице

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  5. Я так ждала, когда он увидит ее лицо…. и даже не удивился совсем. Как-то внезапно умер Варкмор. Не успел ли заразить кого? Интересно будет почитать про путешествие. Я так понимаю, к его окончанию чувства Сэррана к Лие обретут законченность))) Спасибо за продолжение.

    Оцени комментарий: Thumb up +2

    • Он был немного не в том состоянии, чтобы рассуждать. Вот оклемается, появятся вопросы. И для него естественно думать не почему так, он к ней априори подозрительности не испытывает, а волноваться, где он опять напакостил. У него сейчас очень тяжелое состояние, неестественное для него: депрессия и уныние.

      Смерть Варкмора — это счастливая случайность. Бывают ведь иногда чудеса?))

      Оцени комментарий: Thumb up +3

  6. Быстро Сэрран принял Лию как царевну))) А царевн надо холить и лелеять)))

    Оцени комментарий: Thumb up +3

    • Ему же ее все-таки по месту получения выдали. Мало ли кто и как развлекается? То-то он из школы в соседний город не бегал))
      А холить и лелеять — это всенепременно и никак иначе.

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  7. И как это Сэрран умудрился оказаться виновным в неподчинении царевне? С такими-то убеждениями. Я сначала думала, что имелась в виду царевна Лия, но, оказалось, имеется ещё и некая царевна Ольфея. При этом Альвелия старшая. Но, как я поняла, неладно, что-то в царственном семействе, раз Лия так не хочет возвращаться. Оно-то и в обычном семействе бывает куча проблем, а уж там, где замешана власть — те более. Ибо доброхотов и любителей половить рыбку в мутной воде хватает.
    Надеюсь, что во время путешествия Сэрран и Лия найдут взаимопонимание)))
    Спасибо!))

    Оцени комментарий: Thumb up +2

    • Спасибо за внимание!
      Сэрран уверен, что он совершенно бракованный производственный образец эльхалионской педагогики и евгеники (правда, вот с последней ошибка вышла). Возможно, в этом как раз проблема. А может быть вовсе и нет. Лия с трудом, но выяснит все это дело.))

      Оцени комментарий: Thumb up +1

  8. Спасибо за продолжение!!! Мне очень нравится ваша история.

    Оцени комментарий: Thumb up +2