Царство — 1

– Лия! – девушка неохотно оторвалась от книги и повернула голову на голос начальника. – Он тебя хочет!
Недовольно скривив губы, Альвелия спрыгнула со стола для экзекуций. Последний раз взглянула в текст, запоминая номер страницы и аккуратно закрыв, положила том на ближайшую полку.
Проходя мимо, девушка поймала тяжелый взгляд Мирана. Вообще-то, читать в этой части храма было нельзя. Тем более таскать сюда конфискованные книги, порочащие божественное имя Царицы. А удивляться тому, что прихожане просили именно твоего внимания, если сидишь на столе в не самой приличной позе – глупо. Зато именно туда падал одинокий луч света из высоких окон, большая часть которых в этом зале закрыта. А поскольку стол – это не диван, она устраивалась, как могла. Все это не слишком радовало жрецов, но ей позволяли.
– Я могу помочь тебе? – обратилась она к обнаженному поджарому мужчине, ожидавшему ее.
Генерал-губернатор Юга Высочайший Лотар Амаран, белый жрец третьей ступени. Аристократ, много раз намекал, что она нравится ему. Не то чтобы еще молодой мужчина был ей неприятен, но он был женат.
– Да, Высокая, – тонких губ коснулась едва заметная улыбка.
Он естественно знал, что пока ей этот титул не принадлежит. Но здесь и сейчас, это не важно, у каящихся здесь не было чинов, а экзекутором мог быть только Высокий или более старший старше. Но он сам захотел ее.
– Чем же? – наводящие вопросы можно было задавать долго.
– Я смею просить тебя о заботе, – офицер протянул ей небольшой клочок бумаги.
Определенное наказание за подписью Настоятеля, слава Верравии! А то скажут, решай сама.
Альвелия окинула внимательным взглядом Лотара.
Тот улыбнулся чуть откровенней и слегка приподнял бровь. Придурок! Самое место, чтобы флиртовать. Посмотрев на ее обтянутую черным уставным кафтаном грудь, мужчина опустил взгляд. Стоял просто страшный зной, в черном кафтане и сапогах жить было почти невозможно, одежда на ней была мокрой и сильно облепляла тело.
Мшхара! Она ему, похоже, действительно очень нравится, сейчас это сомнений не вызывало. Плохо, ей только Амарана в поклонниках не хватало.
Голых мужчин она видела без счета, но этого впервые. Лотар был красив, мужественен и в самом соку. Его двоюродный брат, был царем, интересно у них есть что-то общее?
Ладно, надо дело делать.
Лия еще раз посмотрела в бумажку и задумчиво оглядела зал.
Все люди должны, время от времени проходить обряды очищения. К жрецам, то есть представителям великих родов – служилому сословию Эльхалионы требования были выше, чем к обычным гражданам из младших родов. За проступки назначалось отдельное наказание.
На этот раз им не предстояло ничего особенного, обычное ежемесячное правило.
Девушка жестом указала на стену, на которой висели ремни для фиксации.
Лотар бросил взгляд на нее и подошел к указанному месту. Зафиксировав его, Лия выбрала плеть.
Спина мужчины заметно напряглась. Очищение у него явно не были частыми, должно быть раз в месяц. Тем, кто не служит при дворе – проще. Она погладила мягкую кожу. Мшхара! Может, надо было согласиться? Что же, большая уже девочка, пора.
У Альвелии до сих пор не было любовника. В школе это было опасно, не с ее внешностью и комплекцией. Жрецы должны видеть в ней товарища, не женщину. А в городе она никого не встретила. Кроме Амарана. Но он ей не подходил.
Била она легко, сначала вообще почти без силы, для разогрева. Затем сильнее, но не намного. Генерал-губернатор терпел, хотя дергался, под конец только зашипел. Ударов было тридцать, сравнительно не много.
– Все, – закончив, девушка и пошла, отстегивать ремни.
– Спасибо, Высокая!
– Пожалуйста, – плеть она повесила на место. – Все хорошо?
– Да, благодарю, – выглядел мужчина не плохо.
Они вышли в соседний зал, ярко освещенный и убранный цветами. Здесь на скамье рядом с дверью оставляли одежду, в Зал Покаяния входили обнаженными.
– Спасибо, – Амаран протянул ей десять серебряных.
За обряд очищения предполагалась плата. Половина в храм, половина экзекутору. Каждый давал, сколько мог и хотел, хотя устоявшиеся нормы были, но это сумма оказалась гигантской – целый золотой.
Альвелия отрицательно покачала головой:
– Много.
– Как нет? – Амаран улыбнулся. Он был прав, она действительно не могла отказаться. Пришлось взять.
Мужчина поймал ее руку и прильнул к ней губами. Этот жест предписывался регламентом, но сейчас в нем, как и в высокой плате, девушке чудился подтекст.
– Альвелия, – хрипло зашептал мужчина, отпуская ее. – Два дня осталось, куда ты уедешь?
Лия опять чуть заметно качнула головой.
– Нет, Высочайший, не надо.
Не дожидаясь ответа, она вернулась обратно в соседний зал и направилась к учителю.
– Миран, скоро служба уже, я очень хочу, есть и помыться. Жара дикая, – заныла девушка, просительно заглядывая в глаза жреца.
Мужчина окинул ее внимательным взглядом.
– Иди, – наконец, решил он.
– Спасибо! – обрадовалась Лия, сунула ему пять монет, забрала книжку и довольная убежала.
До вечернего правила оставалось пару часов.
Первым делом она сбегала в баню и наконец, искупалась. Немного помучавшись с выбором одежды, решила все-таки пойти против устава и надела серое страшное платье и сандалии, в каких ходили храмовые послушницы и рабыни. Другой одежды у нее все равно нет. Перед службой переоденется. Наскоро заплела длинные черные волосы в косы и побежала в трапезную.
Наевшись, она решила сходить ненадолго в сад.
Но выйдя в храмовый двор, девушка буквально остолбенела. Прижавшись к стене трапезной, она рассматривала гостя.
Парень был совсем молодой в запыленной дорожной одежде, невероятно смазливый, с длинной до колен густой косой. Зато, какая выправка, какой взгляд! Жрец, не местный, из знатных, похоже очень знатных. Что ему здесь? В груди стянуло что-то неприятным предчувствием.
Аристократ прочитал молитву, покрутился, рассматривая двор, и увидел ее. Спросил что-то, подошел ближе, требовательно смотря на нее.
И вот тут ее накрыло осознанием: Теркрон! Захотелось грязно ругаться. Что ему надо в их захолустье?

* * *

Сэрран посмотрел на огромный алый шар, застывший на горизонте, и, не смотря на зной, поежился, будто от холода.
Солнце нависало над серыми каменными стенами Великой Южной обители Прекраснейшей, самого большого храмового комплекса Южной области Эльхалионы.
Он должен был войти в распахнутые врата, но не мог найти на это сил.
Наконец он решился. Оказавшись в границах крепости, юноша пал ниц, вжимаясь лицом в белый раскаленный песок, покрывавший двор. Беззвучно его губы зашевелились, произнося обязательные слова гимна:
«Не оскудеют золотые поля Благодатной земли, не пересохнут ее синие реки. Зеленеют леса и луга, воды морские омывают ее берега. Тучны стада ее и полны города. Счастлива Благодатная земля Прекраснейшей Верравии, дочери Творца Предвечного, было так, есть и будет, пока с нами дочь Лучезарной и милость ее простерта над Благодатной землей».
Договорив, юноша плавно поднялся. Кожу болезненно пекло, в рот попали песчинки.
Сэрран окинул взглядом обитель. Все здания были серые, двухэтажные, совершенно одинаковые. Только огромный, многопредельный храм можно было узнать по архитектуре. И что делать? Где искать Настоятеля? Подождать вечернюю молитву? Так ему самому нужно в храм, но сначала надо сообщить о своем приезде.
Взгляд выцепил мелкую, костлявую девчонку в грубом льняном платье послушницы. Девка стояла в тени одного из зданий, прислонившись к стене, и огромными черными глазищами с интересом смотрела на Сэррана.
Больше во дворе никого не было, что вообще-то странно. Ладно, жрецы доделывают последние на сегодня дела, но где паломники? Парень был уверен, что их здесь будут толпы, что к воротам надо будет пробиваться сквозь колоссальную очередь. Он не сомневался даже в человеческой способности растащить отсюда весь песок на домашние алтари. Но здесь было пусто, совершенно пусто. Интересно, как удалось отвадить народ? Плети не действовали, это он знал хорошо. Он был уверен, что вообще ничего не поможет. Ну, может запертые ворота и раскаленная смола со стен, – мысленно он усмехнулся.
– Где я могу найти Настоятеля? – подойдя, парень обратился к девушке.
Вблизи ее глаза оказались ореховыми, огромными. Их обрамляли длиннющие ресницы и густые темные, изящно изогнутые брови. Невероятные глаза, они затмевали на лице все остальное. Хотя, парень окинул взглядом милый носик и яркие губки, все остальное было тоже очень ничего. Если откормить девчонка будет красавица.
Она все еще молчала, разглядывая его, и Сэрран вытащил серебряную монетку. Много, конечно, но ладно.
– Покои Высшего за тобой, – наконец ответила послушница.
На протянутые деньги, она только отрицательно махнула головой, отказываясь.
– Возьми, булочку купишь, а то вон какая худая, – решил настоять Сэрран.
Неожиданно она улыбнулась и взяла. Удивительно, но от улыбки на впалых щеках появились ямочки.
Развернувшись, Сэрран пошел на аудиенцию к Настоятелю.
В его доме все было бедно и скудно, эта обитель славилась своей аскетичностью. Недалеко от входа нашелся стол секретаря. Парень чуть старше Сэррана, был одет в серое: длинную рубаху с кушаком и брюки, все из одной дешевой ткани – серый жрец, из младших. Только самоуверенное выражение на деревенском лице тянуло на статус Высшего.
На пришельца жрец поднял недовольный взгляд.
– Приветствую, Почтенный! Мне нужно к Настоятелю, – начал Сэрран.
– Он не принимает в такое время, – зевая, ответил секретарь. Оценивающий взгляд прошелся по пыльной одежде посетителя, но не нашел ничего интересного.
– Меня примет, – юноша развернул два перстня, камни которых прятал. Оба он носил на правой руке, среднем пальце и безымянном. Эту руку тыльной стороной он и протянул жрецу. Тому ничего не оставалось, кроме как поцеловать ее.
По лицу секретаря сначала прошли красные пятна, а затем он основательно побледнел. А после сорвался и убежал в соседнюю комнату, видимо пошел к Настоятелю, даже не спросив имени гостя.
Появился серый жрец спустя пару минут и с поклоном пригласил посетителя в кабинет. Там его уже ждал седовласый подтянутый мужчина, не смотря на жару, в черном льняном кафтане. Он поднялся навстречу гостю:
– Что привело к нам наследника Теркронов?
– Мое почтение, Высший! – поклонился Сэрран.
– Приветствую, Высокий! – ответил Настоятель. – Так что же…
Юноша достал из поясной сумки запечатанный футляр для письма, прильнул к нему губами и протянул хозяину кабинета.
Поцеловав печать, мужчина сломал ее и достал бумаги. Сердце парня сжалось, кроме письма, там оказалось еще и личное дело в типовой обложке, без сомнений его, Сэррана, дело. Но черный жрец открыл сначала письмо. Прочитав его, он поднял на гостя слегка растерянный взгляд.
– Мне приказано не задерживаться, когда меня примут? – задал вопрос юноша.
– Время близится к закату, а ты не готов, – Настоятель обвел взглядом его одежду. – Не раньше утра, и потом, не думай, что это будет на рассвете. Может быть к обеду, а может быть позже.
– Послезавтра утром мы сможем выехать? Мне приказано многое не собирать, отправите обозом позже.
– Это не мне и не тебе решать. Жди и готовься, мой секретарь отведет тебе покои.
– А мои люди? Я же не один, со мной охрана, два десятка. Они остались за воротами, – Сэрран был не слишком доволен ответами Настоятеля, но то, что на аудиенцию он попадет не раньше утра, было очевидно.
– Их разместят, – кратко ответил мужчина.
Юноша склонил голову и вышел. Секретарь наоборот зашел в кабинет, но почти сразу появился и теперь уже почтительно позвал его за собой.
Комнату знатному гостю отвели в этом же здании, только на втором этаже. Маленькая и простая, как все здесь, но это не важно.
Вскоре появилась старая узкоглазая степнячка из местных и принесла ему простой ужин: жидкую похлебку, пирог с капустой, чай. Затем два мускулистых раба в набедренных повязках приволокли ванну и натаскали туда воды.
Мшхарцы, – скривился юноша, – чернокожие дикари с островов, даже хуже отступников. Что они делают здесь?
Дождавшись, когда его все покинут, Сэрран разделся и с наслаждением погрузился в воду. Лежать так хорошо, но время немного. Вздохнув, он принялся старательно отмываться.
Закончив, парень отжал и расчесал длинные до колен темные волосы.
Одевшись в приличное для него белое облачение, он отправился в храм. Служба уже завершилась, долго он все-таки собирался.
Храм был достойный, огромный. Пройдя мимо малых приделов со статуями покойных цариц, Сэрран попал в центральный. По обычаю с севера и с юга там возвышались колоссальные статуи Верравии, абсолютно одинаковые, только та, что с юга простерла руки ладонями вниз, словно накрывала ими людей. А другая, северная, держала занесенный меч. Верравия Покровительствующая и Верравия Карающая – две ипостаси Прекраснейшей богини. Вход был на западе, а на востоке стоял трон со статуей правящей царицы и изображениями ее семьи. Вот им и следовало молиться, люди этого мира существовали только для одной цели – служить своим богам. Тем, что жили под луной – живым. Те, что ушли в мир иной – ушедшим. Боги жили вечно, люди тоже. Часть их жизни протекала в этом мире, часть в другом. Ушедшие не вмешивались в дела живых, никогда.
Творцу не молились, его не интересовали люди. Он был всем и одновременно ничем, вечностью и отсутсвием, началом и концом – вселенским разумом, за гранью человеческих представлений. Он создал двенадцать великих богов: одиннадцать сыновей и одну дочь – Верравию. А затем мир для их досуга, населил его и разделил на двенадцать частей. Верравии досталась земля, которую она назвала благодатной – Эльхалионой. Люди служили богам и боги имели от них детей, других богов. Со временем этот мир наскучил великим, и они ушли, оставив его детям, затем детям детей, затем их детям. В мире было двенадцать стран, и правили ими одиннадцать царей и одна царица. Вот их и следовало молить о милости. Тот, кто хорошо служил своим царям, на каком месте он бы не находился, служил им и в ином мире. Нерадивый слуга был проклят и здесь, и там. Но если здесь жрецы могли не узнать о его нерадении, от Жнецов не сокрыть ничего и слуга этот был обречен на вечную муку.
Сэрран посмотрел на статую царицы Нарфеи, сходства с госпожой было немного, должно быть скульптур делал копию с копии копий.
Раздевшись, Сэрран оставил одежду на скамье и вошел в соседний зал. Но если первый был всегда ярко освящен, убран цветами, там можно было радоваться или грустить, петь или читать, любой мог сколько угодно любоваться статуями и находится в ясной атмосфере храма. То второй зал имел приглушенный свет и оснащен был отнюдь не удобными скамейками – Зал Покаяния.
– Я могу тебе помочь? – к Сэррану обратился высокий мускулистый мужчина в черном. Здесь не было имен, а статусы определяли только степень требований, чем выше, тем жестче.
– Да, Высокий. Вы не откажете мне во внимании? – Сэрран сглотнул слюну, его начинало ощутимо потряхивать.
– Конечно, нет, – сильная рука развернула его, жрец хотел видеть спину и ягодицы. – Я слушаю, – экзекутор говорил совершенно спокойно, как будто безучастно.
Но парень кожей чувствовал оценивающий взгляд.
– Я белый жрец первой ступени. Виновен в неподчинение, – голос не дрогнул, отлично.
– Кому?
– Царевне.
– Что? – вот теперь у карателя появились эмоции. Сэррана он развернул резко, жнец был поражен.
– Решением Высочайшего должен соблюдать великое правило ежедневно.
Взгляд черного жреца сделался задумчивым и парня опять повернули.
– Неплохо, – чужой палец дотронулся до открытых ран на спине. – Прилично, – решил все-таки мужчина. – Но… – палец переместился ягодицам. – У нас разное представление о том, что такое великое правило?
– Я был в дороге, – глухо произнес Сэрран. Сомнительное оправдание с его обвинением, но для путешественников требования смягчались.
– Ясно, – определился с чем-то каратель. – Ну, что же, вернешься, опять сходишь в храм.
Больше жрец выяснять ничего не стал, его же не просили судить, его просили об экзекуции.
– Выбирай, – парню указали на стену с множеством плетей, кнутов и прочего. Великая Южная обитель специализировалась на выпуске черных жрецов, тут была их альма-матер, здесь учили лучших из них.
– Мне все равно.
– Как знаешь. Ложись, – мужчина указал на сложное устройство для фиксирования: множество подвижных перекладин и ремней.
Сэрран выполнил требование, остальное жрец сделал сам. Через несколько мгновений шея, руки, ноги и туловище парня были плотно прижаты, а во рту плотно стоял кляп. После этого экзекутор развернул перекладины так, чтобы кающийся был согнут пополам, его голова находилась чуть выше ног, и тело сложилось в острый угол, только ноги были разведены. Цель была простая, сделать удобной работу в зоне ягодиц.
Ожидаемо, жрецу не понравилось именно состояние его пятой точки. Интересно спине тоже достанется или нет? Все ничего, но ведь на днях опять в дорогу, как он поедет в седле?
Больше всего парень радовался кляпу, был у экзекуторов любимый ход, заставить читать, а то и петь молитвы, считалось, что так легче, но ему было наоборот хуже.
Первый удар пришелся на левую ягодицу, короткие и прямые удары жрец накладывал ровно сначала горизонтально, потом вертикально. А затем, кажется, взял другое орудие, удары стали косые, с замахом и оттягом. Говорят, привыкнуть можно ко всему, наверное, это так. Сэрран давно не воспринимал боль, как это было когда-то, и все-таки сейчас он радовался крепости пут и кляпу.. А потом удары стали жалящее и местные. Они прошлись по ямке между ягодиц, пару раз кончик легко коснулся машонки и яичек. Вот тут парня все-таки выгнуло дугой. Слава Великой богини кончик был простой, без уплотнений и тем более какого-нибудь свинца, что не редко встречалось. Но вокруг все поплыло, и к горлу подкатила тошнота.
– Ты еще жив? – спросил жнец, отпуская его. Хотя голос сочился ехидством, взгляд был сосредоточенным и серьезным.
– Да, благодарю, – ноги парня подогнулись, и жрецу пришлось поймать его.
– Конечно, – небольшой флакон с нюхательной солью оказался возле его лица. Не то чтобы стало легче, но в голове прояснилось. – Ну, как ты? – участливо осведомился экзекутор, – выводя его в главный зал, там было свежее.
– Лучше, спасибо! – мир возвращался в свое правильное положение.
– Пожалуйста, – буднично ответил экзекутор.
Парень протянул жрецу плату.
– Много, – мужчина пересчитал монеты. Там, действительно, было почти в два раза больше принятой в столице цены, но Сэрран только качнул головой, одеваясь.
Жрец зорко посмотрел на кольца на руке парня, во взгляде мужчины появилось понимание и, кажется, жалость.
Один перстень был печаткой члена рода Теркронов, одного из самых знатных в Эльхалионе и самого богатого. Второй – с крупным белым овальным агатом в окружении мелких алмазов – знак белого жреца первой ступени с титулом Высокий. Алмазами украшался перстень лучшего в выпуске жреческой школы.

Опубликовано: 05.11.2017

Автор: Virineya

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 32 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 15 человек:

  1. Добрый день! Сюжет интересный) Но текст нужно бы подредактировать.

    Оцени комментарий: Thumb up +2

    • Спасибо за внимание! Что я могу сказать? Я знаю, что далеко не совершенна, учусь понемногу. Пишу я недавно. Если же речь об ошибках-опечатках, я стараюсь вычитывать, но в процессе это сложно, взгляд замыливается. На бету или редактору у меня средств, к сожалению, нет.

      Оцени комментарий: Thumb up +1

  2. Интригующе! Точно буду читать дальше!

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  3. Хотя одной главы и мало, чтобы оценить, но начало уже заинтриговало! Представляется интересный мир. С нетерпением буду ждать продолжения)

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  4. Интересненько.

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  5. Великолепно! Такой интересный мир. У меня почему-то прошла ассоциация с древним Египтом. Величественные храмы, жрецы….. Сказочно))))) Очень легко визуализируется. Спасибо за отличное начало. И в новой книге Вы на высоте)))С нетерпением жду продолжение.

    Оцени комментарий: Thumb up +1

    • Спасибо!)) Да, я согласна, хотя это такой общий Древний мир, но именно в Египте было тепло и много загонялись с богами-царями и жрецами, поэтому у меня тоже ассоциации ближе к нему.) Посмотрим во что дело выльется, вообще, этот мир начался у меня с другой истории, но я подумала и решила, что первой будет эта. Хотя идеи были давно, сейчас прорабатываю каркас мира: народы, законы, табель о рангах, тут одна страна, там две, поэтому сначала эта.
      Я решила похерить самою майлдомную сцену книги, если будет очень надо — напишу, но не хочу я ее писать. Поэтому доделаю вторую главу, и начнется, наконец, основное действие))

      Оцени комментарий: Thumb up +1

  6. Знаки. Лично я обожаю любые упоминания или намеки на скрытые до поры до времени артефакты. Два перстня, перевернутые внутрь ладони…как же вы возбуждаете…любопытство. Особенно приятно наблюдать что поцелуй камней(руки) достался от мужчины мужчине (контраст, черт побери, это сильно). Экзекуция весьма мила и волнительна. Спасибо за удовольствие.
    Самых искусных муз Автору и проды побольше!

    Оцени комментарий: Thumb up +2

    • Спасибо!))
      Ну, это все без эротического подтекста пока. Так, этикет и местный табель о рангах. Когда писала про первое упоминание перстней, подумала, что будет вопрос чего-то это такое, но решила немного отложить, там и так много терминов свалилось.
      Экзекуций еще будет не мало, особенно первое время. И вообще, дойдем до основного действия, это же еще экспозиция, даже не завязка, будет веселее. Самой уже хочется, но надо сначала с героями познакомить))

      Оцени комментарий: Thumb up +1

  7. Интересно и пока запутано) Жду продолжение))

    Оцени комментарий: Thumb up +1

    • Спасибо за внимание! Первая глава книги с новым миром, я сама не очень уверена все ли нормально.(( Если что-то не понятно, спрашивайте, может чего надо переделать-добавить). Одна из интриг заспойлерина в аннотации.

      Оцени комментарий: Thumb up 0

  8. С большим интересом буду ждать продолжения))
    Спасибо!))

    Оцени комментарий: Thumb up +1