Венга. Стив 8

Стив:
Девчонка влетела в комнату абсолютно не вовремя. Что-то явно не судьба мне узнать правильный ответ на свой вопрос. На корабле всегда был шанс спокойно пообщаться наедине перед сном, но тут, похоже, ничего подобного не предвиделось.
Юйшайра, кружащаяся вместе с сестрой по комнате, была такая удивительно… воздушная, что ли… веселая, глаза сверкают счастьем, на лице радостная улыбка… Я сразу вспомнил, как мы встречали отца из командировок с других планет. Мама сама готовила праздничный ужин или обед, потом я и Марисоль накрывали на стол и выбегали во двор, ждать. Он приезжал, целовал маму, обнимал сестру и улыбался мне. В отличие от мамы отец редко меня гладил, даже маленьким. Но он не задумываясь отдал мне на восемнадцатилетие долю в своем бизнесе. И очень гордился, когда я, еще не успев закончить университет, отделился от него, забрав часть его клиентов и набрав своих. Вот моими личными он гордился даже больше меня. Правда, попутешествовать по планетам я как следует не успел, к сожалению. Еще бы два-три года, и я как антиквар поднялся бы на новый уровень. А так я успел набраться опыта как добытчик заказанных редкостей и стать довольно-таки неплохим оценщиком.
Сестра Юйши довольно бесцеремонно прервала мои воспоминания: «А он правда настоящий инопланетник?!» Я почувствовал себя очень неуютно под пристально-изучающим взглядом этого ребенка, как будто перед ним чудо-юдо какое-то. А дальше дите выдало такое, что я почти на минуту забыл, как дышать: «А Зэйх его так же поимеет, как Гайнзи и Ийку?».
Тикусйо! Подозревал же, что этим все закончится. А меня кто- то спросил?! Сейчас так вот сразу раком встал и дал себя трахнуть! Как же я ненавижу местных, повернутых на сексе... Маньяки и садисты. Все. И мужики, и женщины. Но легко я им не дамся. Нет уж! Никаких Зэйхов в моей заднице не будет! Сбегу... Марисоль почти пристроена. Так что просто сбегу и все.
- Пойдем, солнышко, я тебя с семьей познакомлю, - ласковый голос Юйши пробился в мой паникующий мозг, и я попытался принять как можно более непринужденный вид. Можно подумать, для меня откровение, что тут все через задницу. И чего я так сразу сдаюсь- то? Может, этот Зэйх неплохой парень, и мы с ним полюбовно договоримся. Жаль сбегать, если честно. Я тут на законных основаниях целый месяц обитать могу. Спокойно проследить, чтобы Марисоль хорошо устроилась. А потом в этом их ДИСе объявить, что мне Венга не понравилась, и улететь на родную Землю с новыми документами… Да я даже Юйше потом деньги верну! Чтобы меня совесть не мучила. Главное, вывернуться от имения меня кем бы то ни было, кроме нее.

Мы вышли из пристройки, прошли мимо индюшек, замаскированных под кур, поднялись на крыльцо и вошли в центральную дверь. После узенького коридорчика мы попали в просторную светлую комнату. Три окна слева от входа, во двор с индюшками, и два окна у противоположной стены. В углу - почти вертикальная лестница наверх, на второй этаж, и дверь во вторую пристройку. Судя по активному движению от этой двери к большому столу в центре комнаты и обратно - там кухня. А еще - пахнет удивительно вкусно и … я, кажется, проголодался.
Стройная высокая женщина, ненамного старше Юйши, вытерла руки об передник и ласково улыбнулась: «С возвращением, доченька!», оценивающе посмотрела на меня, потом вопросительно на Юйшайру, но тут же замахала руками: «Постой, ничего не рассказывай, пока отец с поля не прибежал!». В это время мелочь прошмыгнула к столу, схватила что-то с тарелки и быстро запихала себе в рот.
- Айнийка! Как ты себя ведешь при посторонних! - девочка тут же стала напоминать помидорку или ту ягодку, которую она быстро-быстро пережевывала у себя во рту.

Юйша:
Мама только двинулась в мою сторону, чтобы обнять и поцеловать, как Айни, увидев любимую ийтиглу, не смогла удержаться и тут же кинулась к тарелке. Конечно, есть прямо с грядок ей сейчас не дают - ягодок пока мало, не сезон. Их явно собрали по случаю моего приезда.
- Айнийка! Ты же девочка! Где твое воспитание? На тебя же посторонний мальчик смотрит! - мама осуждающе нахмурилась, хотя я видела, что она совсем не злится. Просто всегда, за все шалости, совершенные бегающей по хутору ватагой ребятни, страдала старшая девочка. Женщина всегда должна быть примером хорошего поведения, оплотом спокойствия и уверенности, олицетворением разумности и рассудительности. «На вас смотрят мальчики!», «С вас берут пример мальчики!», «Не учите мальчиков плохому!»… С детства, чуть ли не с рождения, мы в ответе за своих ровесников, с которыми вместе шалим. Лазаем в чужой сад за финиками и инжиром, просто потому что это приключение. Пугаем ночью бабушку-няньку, подвывая у нее под окном. Кладем лягушку в корзинку с фруктами для пикника, на который собираются тайком сбежать очередные влюбленные, и потом крадемся следом, чтобы с наслаждением вслушиваться в восторженно-испуганный вопль парня, когда его рука вместо апельсина натыкается на слизкое холодное нечто, быстро выпрыгивающее и исчезающее в кустах. И при этом всегда помним, что если взрослые нас поймают, мальчишек, скорее всего, вообще не накажут, ну или просто выпорют. А вот двум-трем старшим девочкам достанется гораздо суровее.
Я обняла маму и поцеловала ее в пахнущую ванилью и корицей щеку. Сегодня традиционно, по случаю моего приезда, будет мой любимый пирог с ананасами.
Ийнни и Ийка, радостно поприветствовав меня, продолжали мелькать на кухню и обратно. Я уселась на свое любимое кресло, уже поставленное возле стола. Стийв тихо подкрался ко мне и, примостившись на полу у моих ног, заглянул мне в глаза. Улыбнувшись, я убрала челку с его лба, легонечко пальчиками провела по щеке, потом прорисовала контур сначала левой, потом правой бровки. От переносицы до виска. Нежно, едва сдерживая довольную улыбку собственницы. Мой!
Чей-то пристальный взгляд прожег мою спину и, обернувшись, я увидела Зэйха. «Госпожа!» - низкий поклон, и самый старший из моих наложников уже сидит рядом со мной, на лавке, и хмурит брови, глядя на мое солнышко. Тут же материализуется Гайнзи и опускается на колени с другой стороны от Стийва.
Хитро улыбнувшись, я взглядом показала моему найденышу на место рядом с Зэйхом: «Садись!». Настороженный взгляд серо-голубых глаз в мою сторону, потом внимательно-оценивающий на отодвигающегося поближе к центру Зэйхайрийнэ, быстро сообразившего, что ему следует занять место рядом с главным мужчиной в семье - моим отцом.
Пока Стийв усаживается на лавку, я, глядя на него, с трудом удерживаюсь от смеха. Напряжение так и витает над ним - спина прямая, как будто он бамбуковую палку проглотил, взгляд устремлен в одну точку - на край стола, кулаки сжаты. Странно. Отвыкнуть есть со всеми за общим столом он так быстро не мог. На секунду закрыв глаза, мой мальчик поправляет что-то в своих сбившихся настройках, и вот передо мной снова мое самоуверенное солнышко, спокойное и улыбчивое. И что это с ним такое было?!

Стив:
Сидя на коленях возле Юйши и полуприкрыв глаза, я внимательно следил за появляющимися в комнате мужиками. Мелкое недоразумение, уже мелькающее по комнате, когда мы туда вошли, я из списка потенциальных проблем вычеркнул сразу. Не больше семнадцати, ромашка нежная, садовая. Глазищи в пол-лица и неотрывный влюбленно - преданный взгляд на девчонку его же возраста, тоже сестру Юйши. Ему нет никакого дела до меня и до моей женщины.
Потом появился мужчина лет сорока, дядя Мойшэ. Похоже, и правда дядя. Крупный, широкоплечий блондин с волосами чуть длиннее моих. Оценивающий взгляд зелено-серых глаз в мою сторону, и он полностью переключил свое внимание на вошедшую вместе с ним довольно- таки моложавую даму с ярко выраженным семейным сходством со всеми присутствующими тут женщинами. Дама в мою сторону даже не посмотрела, но Юйше обрадовалась, как родной. Ее более молодая копия, примерно моих лет, заинтересованным взглядом меня удостоила, но только не как на существо противоположного пола, а как на вещь, чье предназначение не совсем понятно.
И тут появились двое, знакомства с которыми я так опасался. Первый, высоченный мускулистый парень, явно постарше меня, плюхнулся на стоящую у стола лавку, и его коленка оказалась в нескольких сантиметрах от моей спины… В опасной близости от другого, стратегически важного и дорогого мне места. Второй грациозно опустился на пол, с другой стороны от моей… нашей хозяйки. Красивый, тонкий, гибкий, с виду тянущий на те же лет шестнадцать-семнадцать, как и ромашка. Только во взгляде, которым меня одарили, было столько злобы и презрительной самоуверенности, что у меня руки сами по себе в кулаки сжались. Расквасить бы сейчас эту наглую морду… Но нельзя. Пока - нельзя.
- Садись! - Юйшайра кивнула мне в сторону лавки, на место рядом со старшим парнем. С наслаждением планируя, что я сделаю вечером с мелкой дрянью, нагло положившим голову на колени моей женщины, оценил второго своего соперника. Вернее, первого. М-да. Дрянь-то даже я, не очень любящий драки, завалю почти сразу. А вот с этой жилисто-мускулистой дылдой придется поэкспериментировать.
Тут наконец явился отец Юйши, обнял и расцеловал бросившуюся ему на шею дочь, потом очень внимательно оглядел меня. Встретившись со мной взглядом, удовлетворенно хмыкнул, и праздничный ужин наконец-то начался.

Юйша:
Как приятно быть снова в кругу родных, пить домашнее вино, есть вкусный, еще горячий пирог, улыбаться матери и отцу, иногда переводить взгляд на сестренок или на семейство тетушки. Как же я по ним всем соскучилась! Да и по мальчикам своим тоже…
Зэйх довольно спокойно отреагировал на то, что я сразу позволила Стийву сесть со всеми вместе. Понятно, что инопланетный парень не будет долго без дела, мужчины быстро определят, для какой работы мое солнышко больше всего пригоден, и найдут ему применение. В конце концов, даже если будет вместе с Ийкой по дому хозяйничать - тоже помощь. Это только Гайнзи до сих пор не заслужил права сидеть за столом. Валяется в кровати до полудня, потом красуется возле зеркала, а вечерами соблазнительно танцует в прозрачных одеждах. Зато, когда к тетушки Лийзи прилетают гости, ей есть кем перед ними похвастаться.
Тройка тетушкиных наложников, обученных при борделе, с моим Гайнзикэ, конечно, не сравнится. Этот маленький соблазнительный обольститель так крутит бедрами и изгибается в танце, что возбудит и фригидную любительницу девочек.
Откинувшись на спинку кресла, я погладила сидящего у моих ног мальчишку: «Станцуй, Гайнз!». Ийка тут же принялся прямо по столу отстукивать какой-то заводной ритм… Зэйх, положив руку на колено Стийву, что-то увлеченно ему рассказывал, иногда поглядывая в мою сторону и улыбаясь. Мне было абсолютно, бесконечно хорошо. Тепло, уютно, легко. Я была дома.

Стив:
Старший мужик у Юйши оказался вполне нормальным парнем, и быстро сообразил, что я в их местных кулинарных изысках ничего не смыслю. На корабле еда была другая, более понятная. А тут вроде бы с виду мясо, а куснул - что-то сладкое оказалось. Так что меня тихо, шепотом, ознакомили с меню, дали глотнуть из своего стакана какого-то кислого напитка. На мою выразительную мимику злостно усмехнулись и налили в кружку чего-то похожего по вкусу на молоко с ванилью. И только когда мне тихо пододвинули тарелку с кусочком пирога, я заподозрил недоброе и на всякий случай предупредил, что ухаживать за мной бесполезно - я к мужчинам равнодушен. А если ему там по иерархии чего надо сказать или как-то прогнуться, то я готов, но мимо секса.
Зэйх развеселился и увлеченно начал мне втирать, что без секса ну никак не получится. У задницы память лучше.
- Тебе госпожа замечание делала?
- Делала, - кивнул я.
- Ты потом по новой почти сразу же ту же ошибку повторял? - уточнил он, с ехидной улыбкой медиума-предсказателя.
Я снова кивнул, чуя этим самым задним местом с хорошей памятью, куда он клонит. И точно:
- А тебя госпожа уже хоть раз порола?
- Да, но ты не сравнивай...!
- Но ведь потом долго бедокурить не тянет, согласись? - проигнорировав мои попытки намекнуть, что порка от Юйши и трах в задницу несколько разное, продолжил Зэйх, хлопнув своей ладонью мне по колену.
- Да ты пойми, я ничего против того, что ты главный, не имею и переворот устраивать не собираюсь... Давай без этого договоримся. Меня выворачивает всего только от мысли, понимаешь?
Зэйх скептически хмыкнул, оглядывая меня:
- И что, ни разу мужчины к тебе не лезли?
Я отрицательно помотал головой:
- У нас принято улаживать дела словесно или финансово, - улыбнулся, стараясь даже не думать, что я сделаю с этим классным парнем, если он попытается мне вставить. Надо его уговорить отказаться от этой идеи, во чтобы то ни стало.
- Да я не о делах! Ты симпатичный парнишка, неужели на Континенте никто на тебя из мужиков глаз положить не пытался?
Я демонстративно пожал плечами:
- Однополые отношения у нас не так популярны, как на Венге.
- Уходишь от ответа, Стийв, - неодобрительно хмыкнул мой собеседник, и я слегка покраснел, сделав вид, что с интересом смотрю, как мелкая дрянь бедрами накручивает, типа танцуя. Краем глаза я приглядывал за Юйшей, мне она безумно нравилась вот такой, расслабленно - домашней, с какой-то загадочной полуулыбкой. Попытался представить ее матерью большого семейства, вокруг четверо или пятеро детей, я...
Зачем ей я? Зачем она мне...? Я улечу отсюда через месяц! И моя задача сейчас уговорить Зэйха меня не трахнуть! Я оторвал взгляд от вихляющейся задницы Гайнза и совершено серьезно произнес:
- Понимаешь, если ты попробуешь меня поиметь, я тебе этого не прощу и буду пытаться отомстить. Получится у меня или нет - дело десятое, но думаю, Юйшу мои попытки очень расстроят. Ты умный мужик, давай закрепим договор как-то иначе, не членом в задницу?
Похоже, человек наконец понял, что я не шучу и не кокетничаю.
- Не Юйша, а госпожа, - уточнил Зэйх, пристально изучая меня, как будто только что увидел.
Я ненадолго отложил в сторону маску безобидного зайчика, и мы от заигрывания перешли к нормальному обсуждению правил, которые мне надо будет соблюдать. Меня все устраивало. Удобно иметь рядом человека, с которым можно посоветоваться, зная, что у него нет против тебя камня за пазухой. Ревновать он меня не собирался, и если я провоцировать и говниться не буду, то у нас будут ровные приятельские отношения. Уф! Минус одна проблема.
Осталось наладить контакт с мелкой дрянью. Но там явно все будет не так просто, как мне бы хотелось.

Юйша:
Выслушав пересказ всего интересного, произошедшего в мое отсутствие, и в красках рассказав о своих приключениях, тактично утаив некоторые подробности про Стийва, но упомянув про Марисоль, я решила, что пришло время расходиться. Уснувшую час назад Айнику дядя уже отнес наверх. Ийнни тоже уже клевала носом, но упорно сидела, отстаивая право называться взрослой. Я посмотрела на зевающего уже третий раз подряд отца и, поцеловав еще раз и его, и маму, пожелала всем спокойной ночи.
Кивнув всем троим мальчикам, чтобы следовали за мной, прошла к себе в комнату, и,
усевшись в кресло, внимательно оглядела свой пополнившийся гарем.
Гайнз сразу у двери опустился на колени и подполз на четвереньках к моим ногам. Зэйх, прислонившись к стене и склонив голову, ожидал дальнейших приказаний.
Мой взгляд пересекся со взглядом серо-голубых глаз Стийва. Он совершенно спокойно, почти плечом к плечу, стоял рядом с Зэйхом. Удивительно, но контраст между ними был не так уж сильно заметен. Да, мое солнышко был худенький, жилистый, но на руках красиво перекатывались мышцы, и животик... возбуждающе привлекал мое внимание. А мой старший мужчина был выше и шире в плечах, мышцы на руках заметнее. Но при этом я видела, что еще года два-три и они сравняются. Возможно, Стийв догонит Зэйха даже в росте. Только будет ли мой мальчик тут, со мной, через два года?
Гайнз ластился, терся щекой о мою коленку, настойчиво вымогая ласку. Судя по презрительному взгляду в его сторону, мое солнышко явно не одобрял такое поведение.

Стив:
Я смотрел на Юйшу и мурлыкающую у ее ног мелкую дрянь, вызывающе поглядывающую в мою сторону. Во мне боролись противоречивые чувства. Похоже, я ревновал, причем непривычно для себя - слишком эмоционально. Мне хотелось схватить этого Гайнзикэ за волосы и оттащить от моей женщины. А еще хотелось пошалить, тоже упасть на колени и подползти к Юйше с другой стороны, и посмотреть, кого из нас она выберет. Надо было быть слепым, чтобы не заметить, как она пристально изучала меня, раздевая взглядом. Я, правда, не был уверен, хочу ли я унижаться при парнях. И было очень интересно, накажут меня за драку или нет.
Наверное, впервые в жизни мой разум, отчаянно пытаясь взять управление на себя, проигрывал в борьбе с эмоциями. Обычно ему даже сильно уговаривать меня не приходилось. А сейчас он вопил о том, что моя задача - слиться со стенкой и не привлекать к себе внимание. Радоваться, что Юйша развлекается с другим парнем. Стать незаметным и прожить тут тихо месяц, не высовываясь и не отсвечивая. Разум уговаривал меня, как маленького, рассказывая, как мне повезло по всем пунктам, сразу и оптом. Марисоль почти пристроена. Я законно свалю отсюда через месяц. И вот теперь еще к моей женщине ластится другой парень, и мне не надо будет сидеть перед ней голым с зажимами на сосках и дрочить, глядя ей в глаза.
Почти сразу разум понял, что последний аргумент был лишним. Но было уже поздно. Воображение постаралось почетче отрисовать картину Гайнза, с которым проделывают то, что делали со мной на корабле... Вопли в голове, что до меня с ним, наверное, чего только не делали, я уже слышал через плотную стену. Эмоции взяли верх над разумом, и дальше я действовал на уровне инстинктов.

Юйша:
Поглаживая Гайнза, я внимательно наблюдала за Стийвом. Зэйх так же внимательно следил за мной, напряженный и готовый мгновенно отреагировать. Всегда больше всего ценила в нем именно умение чувствовать меня, понимать с полувзгляда. Поэтому я выкупила его, еще совсем мальчишкой, у дальней родственницы одного из аристократических Домов, иногда отдыхающей у тетушки Лийз, "по дружбе". На него ушли мои самые первые большие деньги, полученные мной еще старпомом. По тестам из него получился бы идеальный техник. По призванию Зэйх ветеринар. Я оплатила его второе образование, чтобы у него был выбор. Для меня он больше сын, младший родственник, чем мужчина.
Гайнз - милая игрушка, питомец, зверушка для забавы и престижа. А вот Стийв...
И тут мое солнышко, тряхнув челкой, дернулся в сторону милой игрушки, но сильные руки Зэйха тут же обхватили его, удерживая и не давая совершить глупость.
Ласково выпроводив Гайнза из комнаты, я подошла к Стийву, замершему, смотрящему в пол и дышащему тяжело, как загнанный зверь. Полюбовавшись, как его грудь поднимается, делая глубокий вдох, поняла, что меня это очень возбуждает.
- Зэйх, обещай, что не тронешь его без меня!
- Да, госпожа, не переживайте, мы с ним уже договорились, - продолжая удерживать Стийва за плечи, успокоил меня мой старший... Нет, не так. Мой Старший по гарему. В конце концов, под его началом Ийка, Гайнз, теперь я еще и Стийва притащила. Так что не просто старший мальчик, а Старший.
Приподняв голову моего солнышка за подбородок, я заставила его посмотреть мне в глаза, и от его взгляда мне стало немного не по себе. Ну ничего, я знаю одно верное средство от приступов умственного помутнения.
Пожелав Зэйху спокойной ночи и поцеловав его в висок, перед тем как выставила за дверь, я вновь уселась в кресло и призвала на помощь все свое самообладание. Несколько раз, как мантру, прошептала про себя: "Не жалей плеть для раба своего, обучая его и снимая вину. Плеть и обличение дадут ему мудрость. Раб, оставленный в небрежении, принесет стыд и позор своей госпоже. Кто жалеет плеть, тот ненавидит раба своего, а кто любит, тот с детства наказывает его. Исправительная плеть удалит от сердца раба любую привязавшуюся к нему глупость. Не жалей плетей и наказывай раба своего, доколе есть надежда, и не возмущайся криком его".
После четвертого повтора я была готова приступить к воспитательному процессу, ведь надежда у меня была.
- Разденься!

Стив:
Интересно, я всегда был немного извращенцем или не уследил, и сломался за неделю? Хотя вряд ли нормальный парень будет смотреть порновидео с Венги больше чем один раз, для удовлетворения любопытства. А я смотрел довольно часто, возбуждаясь, запоминая подробности, бурно кончая потом под душем. Нет, я никогда не мечтал оказаться на месте тех парней. Идеальное послушание и покорность - не мое, абсолютно. Но что-то меня манило, соблазняло, заставляло пересматривать свою коллекцию порнороликов, да еще и регулярно пополнять ее.
А неожиданный всплеск ревности вообще вогнал меня в состояние ступора. Когда мне на плечи опустились руки Зэйха, удерживая от рывка в сторону Гайнза, я даже не сопротивлялся. Да я вообще не понимал, почему так взбесился. Никогда раньше не ревновал так, до пелены перед глазами и помутнения в голове. Хорошо, что в себя пришел почти сразу. Но мелкую дрянь я потом в углу зажму и проучу, обязательно. Только спокойно, с чувством, с толком. Чтобы боялся лишний раз взглянуть в сторону моей женщины.
Но ревновал я к очень извращенным ласкам. По- хорошему кипятком же от счастья писать должен, что кому- то вместо меня вся эта радость - порка, вибраторы, зажимы, дрочилово на коленях - достанется. А у меня кулаки сжимаются, как только представлю, что Юйша в эту вертлявую задницу пальчики свои вставляет.
- Разденься! - ну вот, сейчас получу по полной программе. Все мне достанется, весь комплекс развлечений. Раз делиться не захотел, идиот!

Юйша:
После того как мой мальчик разделся, я еще минуту потомила его, любуясь. Правда, взгляд при этом состроила сурово-осуждающий, чтобы проникся - снова наказывать буду. Второй раз за день. Когда его член стал увеличиваться и приподниматься, махнула рукой в сторону кровати: "На спину ложись".
Стийв недоуменно посмотрел на меня. Потом вспомнил и слегка побледнел:
- Госпожа...? Я же ничего не сделал...
- Потому что тебя Зэйх удержал, - говоря это, я одновременно, крепко привязывала скрещенные в запястьях руки Стийва к спинке кровати. Мой мальчик тихо всхлипнул, встретившись со мной взглядом, попытался улыбнуться, но уверенного спокойствия в глазах не было.
- А может, все- таки засчитаем за проявление излишней эмоциональности?
Я хмыкнула и отрицательно помотала головой.
- Это был приступ ревности, мой хороший. Прими это как факт и подумай над тем, насколько такое поведение нарушает наш с тобой договор.
Мальчишка возмущенно фыркнул, а кончики ушей запылали:
- Я же послушно лежу и не рыпаюсь. Хотя знаю, что вы будете со мной делать!
После того как я строго посмотрела на него, румянец уже полностью захватил ушки и перешел на щеки, и, после тяжелого обреченного вздоха, мое солнышко выдавило из себя: " Госпожа..."
Потом мне состроили жалобно-виноватую мордочку и снова попытались улыбнуться: "Ну, пожалуйста! Давайте лучше пятьдесят ударов по заднице, а?"

Стив:
Я до последнего надеялся, что она не серьезно. Что я вот сейчас немного поунижаюсь, побоюсь показательно, и меня простят. Ну, вернее, выпорют, конечно, но привычно. Ремнем по заднице. Тикусйо! Размечтался!
Я лежал на кровати, голый и с широко разведенными ногами - ничего необычного, кроме того что у Юйши в руках была такая же многохвостая игрушка, которой меня пороли утром. И она взмахнула ею, глядя на меня. Я видел, что хвосты эти даже края кровати не заденут, будет только свист и движение воздуха рядом со мной. Но яички от страха все равно сжались, а член, зараза, наоборот, бесстыдно рванул вверх.
Меня несколько раз в драках ногой по яйцам били, искры из глаз и боль такая, что на секунду выключает из реальности. А сейчас будет не один, и даже не два удара. Я же кончусь тут... Тикусйо! Вслух хотя бы считать не заставили!

Юйша:
- Будет пять ударов. Считай вслух. Четко.
Размахнувшись, я покрыла ленточками флоггера сразу весь ствол и мошонку. Мальчишка дернулся и застонал через плотно сжатые губы. Потом глубоко вдохнул и прошептал: "Раз". Молча смотрим друг на друга. Полминуты тишины. Потом: "Госпожа!". Не прокатит, мой хороший. С такой интонацией Зэйх :"Тля!" произносит. Снова смотрим друг на друга. Наконец Стийв не выдерживает: "Простите. Один, госпожа!".
Напоминаю себе, что я наказываю его для его же блага. Делаю следующий замах. Свист. Удар. Стон. По оголенной головке, конечно, дико больно. Согласна. Не понятно, почему возбуждение у моего солнышка не спадает, а наоборот, как будто усиливается.
"Два, госпожа". Ты у меня умница. Ты выдержишь. Ты запомнишь. Ревности среди мальчиков быть не должно.
Замах. Свист. Удар. Стон. Почему член все еще стоит?! "Три, госпожа".
Снова замах... "Четыре, госпожа".

Стив:
- Пять, госпожа, - сквозь сжатые зубы процедил я. Тикусйо! Я выдержал.
- Отвязывать меня сейчас рано, - прошептал я склонившейся надо мной Юйше. Ее нежные пальчики ласкали мой член, втирая в него лечебное масло. Вот они прикоснулись к мошонке, и внутри меня что-то приятно замерло. Мне нравилась эта игра, когда мои яички то сжимали, то гладили. Я бы не отказался еще и от прикосновений губами. У меня последние три ночи просто навязчивая эротическая фантазия - Юйша, делающая мне минет. Причем я бы не отказался сделать ей куни. И вообще разнообразить нашу сексуальную жизнь не помешало бы. Я закрыл глаза, наслаждаясь скольжением колечка из пальчиков по члену и просто крича мысленно: "Ну хоть раз! Язычком! Губками! Ну, пожалуйста!!".
Бесполезно. Но не важно. Пальчиками тоже приятно. Нежно по головке, вокруг дырочки, так, что дрожь пробирает. Потом плотным кольцом вверх и вниз, вверх и вниз. "Быстрее... Юйш... Госпожа! Быстрее же!" Зря, как обычно, зря я раскрыл рот. Скольжение по стволу стало медленным-медленным, но при этом вокруг головки ласково порхал мизинчик, поглаживая дырочку и слегка проникая внутрь.
Я выгибался, извивался, стонал, но молчал. Тикусйо! Если сейчас снова что-нибудь ляпну, кончить не дадут еще часа два. А меня уже просто разрывает! "Юйша! Пожалуйста! Кончить хочу!" Я это вслух сказал?! Нет? Какой я молодец...

Юйша:
Стийв кончил, как всегда, бурно, выгнувшись дугой, и потом упал обессиленно, закрыв глаза. "Юйша..." Ну вот что мне с ним делать?! Вместо того чтобы научиться произносить: "Госпожа" без пауз и заминок, это чудо стал называть меня по имени. Причем с таким чувством, что выдрать за это рука не поднимается.
- Ты понял, за что я тебя наказала, солнышко?! - строгим голосом спросила я.
- Да. Госпожа, - мне наконец- то улыбнулись, привычно, самоуверенно-спокойно. - За то, что я при вас попытался устроить сцену ревности.
- Стийв! - я серьезно посмотрела ему в глаза, но в этот раз мне не удалось переглядеть свое солнышко. Мальчишка не сдался:
- Я запомнил, что при вас сцену ревности устраивать нельзя.
"При вас" было выделено голосом, и я поняла, что придется просить Зэйха присмотреть за моим гаремом.
- Если у Гайнза будут на тебя жалобы или следы ...
- Не будут, - что- то убежденный тон Стийва меня не успокоил. И взгляд мне его не нравится.
Хотя пусть мальчики сами разбираются. Физические вмешательства Зэйх пресечет, а остальное меня не волнует. Гайнз еще та языкастая зараза. Вывернется.

Опубликовано: 24.06.2013

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 53 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 3 человека:

  1. Маруся не привыкла принимать решения… самое интересное, несмотря на типа патриархат, у нас и многие мужики не лучше Маруси, а решение принимает Мама. Даже если есть папа)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Огромное спасибо автору, читаю смакуя каждую сцену!)..интересно смотреть как меняется и будет меняться Стив!)..надеюсь не сбежит?..где то читал уже, но с удовольствием еще раз осмыслил глубину философского изречения » «Не жалей плеть для раба своего, обучая его и снимая вину. Плеть и обличение дадут ему мудрость. Раб, оставленный в небрежении, принесет стыд и позор своей госпоже. Кто жалеет плеть, тот ненавидит раба своего, а кто любит, тот с детства наказывает его. Исправительная плеть удалит от сердца раба любую привязавшуюся к нему глупость. Не жалей плетей и наказывай раба своего, доколе есть надежда, и не возмущайся криком его».

    Оцени комментарий: Thumb up 0