Тени. Интерлюдия — 1

Стийрийва, личный космолет «Снэйжен» (14 января 2490 года)

Ожидая пока Эйль сделает мне так полюбившийся в последние два года земной чай каркаде, я мысленно ругала этих клуш - заговорщиц, которые сами не смогли ничего толком предусмотреть, да еще вдобавок не стали слушать разумных советов тех немногих среди них, кто умел думать головой, а не бешеной маткой. Этим тупым дурам мужиками бы родиться — мозгов-то в самый раз для какого-нибудь недоразвитого раба, так нет же, по недосмотру Матери, не иначе, стали во главе своих Домов. Хотя, что это я? Тот же Эйль не в пример рассудительнее, чем глава провалившегося заговора Мийрийнийва Шойфейр, хотя он мужчина, причем старый по меркам Венги — ему тридцать семь лет. Именно его ум, а не то, что он старший брат Лайта — главная причина, почему я даже поругалась со старшими родственницами, когда те начали уговаривать меня усыпить достигшего тридцатилетнего возраста мужа и взять нового, помоложе. А эти же... идиотки, у них была такая великолепная возможность прийти к власти и править планетой, а они столь бездарно ее профукали, не сумев сделать даже самого элементарного — подготовить боевые группы, толком.
Я с самого начала ожидала, что заговорщиц постигнет неудача, очень уж они были высокомерны и самоуверенны, и особенно чрезмерно чванливы. Слишком часто и охотно они распускали друг перед другом «перья», как самцы кундеек перед самками в охоте, соревнуясь, кто более уничижительно оценит состояние правящего режима и его способность к самообороне. В результате сами себя убедили в том, что даже не требуется особо тщательной подготовки, все делали, по сути, спустя рукава, думая, что заветный плод власти сам упадет к ним в руки, как перезрелый фрукт.
В отличие от них, я не была склонна недооценивать первую — старая леди всегда была одной из немногих, кого я уважала, как личность и как правительницу.
Да, я сама планировала устранить ее в будущем, но это тоже было своеобразной данью уважения, признанием того, что я не смогу ее подчинить, только убить. И тем самым открыть себе дорогу к ее престолу, который когда-то был и моей хрустальной мечтой. Как же, посидеть на троне и поплевать сверху на макушки подруг — соперниц каждая нормальная женщина мечтала хотя бы раз в жизни, я не исключение в этом плане.
Впрочем, мечты о власти над родной планетой уже давно и прочно в глубоком прошлом. Уже несколько лет, как у меня иные, гораздо более масштабные цели и игры, ставки в которых гораздо выше, нежели трон Венги, которая и так мне достанется, если я добьюсь успеха в основном плане. В качестве маленького, но очень приятного бонуса к основной награде за победу.
Приняв из рук Эйля почтительно поданную чашку с каркаде, я, даже не глядя на него, отослала мужчину прочь легким движением брови. Вышколенный на совесть муж мгновенно исполнил мое пожелание и оставил меня наедине с моими думами. Именно эта способность угадывать с полунамека мои пожелания, искренняя преданность мне и забота, которой я благодаря ему окружена все восемь лет нашего брака, заставляют меня задумываться над тем, что, пожалуй, я дам ему дожить до естественной смерти.
Хотя он, дурашка, считает, что жив только потому, что он брат моего Лайти и похож на него. Нет, внешнее, да и внутреннее сходство моего мужа и моего погибшего любимого не обманывают меня ни на единый миг. Хотя бы потому, что с Эйлем нет такой искры, какая вечно проскальзывала между мной и Лайтом. С мужем все по-другому — ровное тепло, если бы он не был мужчиной, я бы даже сказала, что дружеское участие и близость. А впрочем... чего мне следовать дурацким предрассудкам, уподобляясь идиоткам вроде Мийрийнийвы Шойфейр, и отказываться признавать очевидное — Эйль уже давно мой друг, единственный, кому я вообще доверяю. Усыпить его для меня - это добровольно остаться совсем одной — наложники, спецы и подвластные женщины не в счет, они для меня ничего не значат, так - материал для пользы того или иного рода, им невозможно довериться, с ними нельзя казаться слабой или уставшей. Я не хочу быть одной.
Я покатала во рту первый глоток в меру горячего, как я люблю, кисло — сладкого чая, наслаждаясь вкусом. Все безупречно, муж мастерски умеет приготовить что угодно так, чтобы я осталась довольна вкусом получившегося в итоге. Как у него сие выходит, ума не приложу, но это сильно облегчает мне жизнь — вкусная еда и питье вовремя и в разумных количествах всегда повышают мое настроение и работоспособность.
С одной стороны, поражение заговорщиц доставило мне массу неудобств — пришлось бежать с Родины, бросить свой Дом, который наверняка достанется тетки или ее мерзкой доченьке, не успела закончить все, что намечала сделать. Чтобы нивелировать негативные последствия этого придется немало потратиться и еще больше поработать. А с другой... я рада ему. Ну, не люблю, когда меня к чему-то принуждают шантажом или силой, как это сделала неудачница Мийрийнива Шойфейр, втягивая меня в этот свой злосчастный заговор против Первого Дома.
Этой крысодлачине, чтоб она никогда не увидела Свет Матери, удалось завербовать одну слишком жадную мою помощницу и получить на меня компромат, причем убойный до безумия — узнай кто, что я передала силианским боевикам новейшие кайторские кибер разработки, меня бы с невиданным усердием ловила вся Галактика, никакие бы деньги и связи не помогли. Особенно в свете последовавших спустя всего полгода после той, весьма удачной, как в то время казалось, для меня сделки террористических атак, унесших сотни тысяч жизней на двух десятках планет. И удавшихся во многом благодаря тем кайторским технологиям и девайсам, которые я столь выгодно перепродала.
Террористы Силиана точечными хакерскими атаками перехватили управление несколькими космолетами и обрушили их на густонаселенные города, в качестве мести за казнь шести человек, обвиняемых в пособничестве сепаратистам, добивающимся предоставления их планете статуса независимой в течение уже двадцати лет. Я плакала, наверно, первый раз за два года, смотря новостях видео вс места событий. Пожары, дым, обугленные и разорванные тела... Эйль тогда выгнал всех наложников и спецов, не подпускал ко мне никого почти сутки.
Месть силианцев была сокрушительна и жестока до ужаса. Я знала, что этим все закончится, но воочию увидеть такую трагедию и помнить, что сама ей способствовала... это оказалось неожиданно больно. Хотя умом я понимала, что убийцы в своем праве.
После поражения восстания девятнадцать лет назад, когда мятежников разгромили войска Галактического союза, восставшие превратились в крупнейшую террористическую структуру в ойкумене. Пожалуй, будь я на их месте, тоже пошла бы этим путем. Да и многие другие женщины Венги тоже. Ради свободы родной планеты можно и нужно убивать, если с ней творят то, что сотворили с Силианом.
Требования у террористов остаются теми же, что были раньше у мятежников, равно, как и шансы добиться своего. Союз и Земля никогда не дадут независимость единственному поставщику безумно дорогих на рынке эндемических растений и животных, обладающих уникальными лечебными свойствами. Деньги правят Галактикой, и ни один магнат, обогащающийся на разграблении Силиана, не согласится потерять такую кормушку. Это я тоже могу понять. Как бы я не сочувствовала мятежникам и их борьбе, но я сама не раз оказывалась грабительницей. И никогда не бросила бы награбленное.
Трансгалактические корпорации и их владельцы часто так подчиняют себе доходные, но отсталые планеты. Они и на Венгу-то не пытаются ввести войска только потому, что покупать у нас иши дешевле, чем содержать оккупационный корпус. Плюс Первая всегда умеет договориться, найти лазейки и столкнуть лбами «ястребов», которые везде хотят использовать армию и «голубей», предпочитающих покупать сырье у полуразвитых планет по невысоким ценам.
Новостные порталы бесстрастно показали, как большую часть «снарядов», направленных хакерами к городам, силам планетарной самообороны удалось расстрелять на подлете, не считаясь с гибелью пассажиров, некоторые даже не успели войти в атмосферу. Смакуя, демонстрировали взрывы, а меня в это время Эйль сжимал в своих крепких руках и шептал что-то бессвязное на ухо, пытаясь успокоить. Его преданность оказалась выше страха — прочие гаремники и даже женщины разбежались, едва сообразили, что у Старшей Госпожи нервный срыв.
Всего над парой кораблей смогли вернуть контроль и тем полностью избежать катастрофы. Зато три других космолета выполнили свою роковую миссию до конца и достигли поверхности планет... всего погибло более двухсот тысяч человек, и пламя, охватившее города, стало последним, что я увидела в тот кошмарный вечер — Эйль буквально силой, не слушая моих проклятий, залил в меня стакан с водой, в которую добавил снотворного.
Впрочем, немного позднее мои переживания по поводу масштабов происшедшего изрядно подсластило известие, что теперь силианцы считают себя моими должниками — это дело стало их самым оглушительным триумфом за последние десять лет, и они не забыли моей роли в нем. А иметь таких должников никогда не бывает лишним. Мне иногда по- прежнему снятся пылающие города, но днем я не настолько сентиментальна, как во сне. То дело было очень выгодным и даже знай заранее, чем все закончится, я бы не отказалась от него.
Помощницу — предательницу я вычислила, причем достаточно быстро. И окончательно разочаровалась в женщинах. Ойлийна Эйстийрнейр вышла в элиту Дома только благодаря мне. Я оплатила ее последние два года учебы в Венгсити, дала ей возможность жить на широкую ногу, как она любила. Требуя взамен лишь двух вещей — компетентности и преданности лично мне. Можно сказать, что лишь моя воля вывела ее в люди, не оставила ее в рядах серой массы женщин — спецов, которые живут от зарплаты до зарплаты и ходят развлечься в бордели, потому что наложников или не имеют вовсе, или же всего одного.
А она польстилась на большие легкие деньги, предложенные Мийрийнийвой. Да еще, явно не от великого ума, не удержалась и почти сразу изрядно потратилась, накупив всякой роскоши и нового дорогого наложника. Будто даже и не подозревала, что я всегда веду учет, сколько получили и сколько потратили женщины Дома, хоть и не афиширую этого. Такой подход помогает быстро вычислять левые заработки своих подданных, а после выяснять, насколько они опасны для меня и можно ли их использовать в качестве привязывающего компромата. Мне никогда не понять глупость большинства предательниц. Почему эти кундейки не дают себе труда подумать головой и предусмотреть хотя бы самое элементарное? И ведь знают, чем подобные проделки кончились для их предшественниц, но все равно уверены, что уж их-то точно не поймают на горячем... и делают при этом такие глупые ошибки... почему? Философский вопрос, который мучает меня уже давно.
Ойлийна после ареста быстро сломалась — ведь в средствах дознания я не церемонилась — у меня на руках были убойные улики, и мне было нужно не ее признание в измене, а кому и что из моих секретов она еще продала на сторону.
Предательница прожила еще почти три месяца после того, как все выдала, попутно раскрыв мне ряд прегрешений других членов Дома. Потом даже самые совершенные из доступных мне медицинских средств и приборов не смогли удерживать ее лживую душонку в том полусгнившем, уже даже не способном стонать обрубке, в который она превратилась. Как она смердела перед смертью, фу, до сих пор, как вспомню, выворачивает.
Не помог даже контрабандой привезенный с Силиана коот — кошкоподобная зверушка, которая одним своим присутствием непонятно как исцеляет даже тяжелые болезни.
Подарок силианских террористов, коот потом вылечил мне Эйля, который остался полупарализованным после того, как его отравила креатура тетушки, пытавшейся таким образом подорвать мои позиции. Как эта старая тварь добивалась того, чтобы я его усыпила. Дескать, недееспособный муж Старшей Госпожи Дома — это позор всем Эйстийрнейрам, и роняет а наш вторитет среди аристократии. В порыве желания избавиться от Эйля, договорилась, болезная, до того, что даже сказала часть того, что думала на самом деле, чего себе не позволяла с момента, когда поняла, что я не простила ей Лайти — дескать, я взбалмошная девчонка, слишком привязываюсь к мужчинам, а это недостойно нормальной женщины, скоро чокнутую инопланетницу напоминать начну. Взбесила меня тогда по-черному.
Пришлось учить ее почтению, а мужа тайком переправлять на орбиту на три месяца, потому что скрыть присутствие коота в Доме было куда менее реально, нежели нарушение запрета о недопущении мужчин в космос. А давать своим противницам такую информацию в руки, как контрабанда силианского эндемика — такого я никак не могла себе позволить. Хотя была у меня такая мысль — слишком я боялась за мужа, хорошо, что хоть он сам не потерял мозги и отсоветовал. Чтобы я без него делала?
А коот за время лечения, кстати, привязался к Эйлю и теперь, когда тот на «Снейжэне», не дает ему прохода, затираясь, как обычный мурлыка. А вот мне, пакость хвостатая, погладиться лишний раз не дается. Даже обидно немного.
Ойлийну пытали месяц. В начале, во время дознания, я сама на тайной базе, а потом мои особо доверенные палачи на этом космолете тренировали молодежь на живом материале, пока я думала, что с ней дальше делать. Я не получала удовольствия от участия в пытках — не очень люблю катовать женщин, но нужно было, во-первых, воздать укусившей руку кормящую крысе по заслугам, а во-вторых, убедиться, что она ничего «не забыла» рассказать мне о своих предательствах и подельницах, кстати, позже тоже аккуратно устраненных.
После этого на ней испытали новый штамм фойрийской гнили — жуткой болезни, сколь редкой, столь же и ужасной.
Медики из моей команды получили неоценимый опыт исследования и лечения этой мерзости. Которая, возможно, в будущем станет моим биологическим оружием, если дальнейшие эксперименты моей бактериологической лаборатории в этом направлении завершатся успехом. Пусть и локального действия — слишком сложно заражать, фойрийская гниль в этом плане удивительна. Нужно влить чуть ли не пол-литра больной крови в вены, чтобы человек заболел ею.
Хотя боюсь, даже при успехе моих бактериологов, я не решусь использовать этот ужас. По сравнению с ним даже сожжение на костре милосердие, бррр... хватит вспоминать об очередном персонаже моих ночных кошмаров — догнивающей Ойлийне. Доктор Вейслейтта поступила правильно, что не дала мне ее добить, иначе не удалось бы проследить развитие некрозов на последней стадии. Но моим снам плевать на логику реала... они просто снятся, заставляя меня бояться ночевать в одиночестве...
Впрочем, вернемся к Мийрийнийве, которая проиграла окончательно и бесповоротно, «сгорела», едва сунулась в по- настоящему большую политику. Она еще что-то мнит о себе, о том, что сможет еще вернуться и всех победить, но, по сути, уже стала отработанным материалом. И ее мечты об итоговом триумфе уже не более чем иллюзии и приторно — сладкий самообман, который эта опасная дура всегда предпочитала правде. Еще бы, последняя слишком часто отдает горечью, слишком болезненна, особенно для такой задержавшейся в развитии тупицы, как она.
Сейчас, будучи сама в бегах, Шойфейр даже не может толком использовать компромат на меня — стоит ей выйти на связь с официальными органами, и ее саму арестуют. А другим передать его для огласки она не может, потому что любой, кто разгласит мою тайну, автоматически распишется в сотрудничестве с ней, а так подставляться никто не станет.
И это очень радует, потому что гнев Первой и изгнание я еще переживу, в отличие от всегалактической облавы. Возможно, даже договорюсь с властями и смогу вернуться на Венгу, хотя, конечно, Старшей Госпожой Дома мне не быть уже никогда, уж об этом наверняка позаботится и Первый Дом, и особенно мои родственницы, которые несомненно сейчас славят Мать Всего Сущего, что наконец-то избавились от своего ночного кошмара, от которого не могли отмахаться целых шесть лет.
Самое смешное, что те, кто не предавал меня и Одиннадцатый Дом, при мне могли ничего не бояться, я никогда не занималась самодурством и, тем более, не карала без причины. Но строгий контроль за каждой дамочкой, которых моя мать и предшественница на посту Старшей Госпожи Эйстийрнейров приучила едва ли не к вседозволенности, неизменно вызывал гнев и недовольство, периодически переходящие в разного рода заговоры и саботаж. А вот они уже наказывались беспощадно. Могущество Дома не должно было быть подорвано глупостью и предательством его представительниц. Я щедро награждала тех, кто работал на совесть, предпочитая увеличивать им финансирование за счет тех, кто умел только изображать бурную деятельность и интриговать.
Меня за это не любили очень многие (этим я даже горжусь, значит, не зря работала, меня запомнили) — ведь я требовала реальных результатов, причем не только с исполнительниц, но и с тех, кого ставила во главе того или иного дела. И жестоко пресекала фаворитизм и вмешательство личных отношений в распределение задач и ресурсов. Равно, как и попытки руководительниц свалить вину за проволочки и неудачи на подчиненных. А уж после оптимизации гарема, меня и вовсе возненавидели — еще бы, я резко ограничила число гаремных мальчиков и запретила усыплять любого мало-мальски пригодного к какой-либо работе наложника, переучивая их на спецов.
А те, кого учить было бесполезно, формально оставались в гареме, исполняя на деле роль обслуживающего персонала — убирались в доме, работали в саду, точно зная, что малейшее неудовольствие Старшей Госпожи Дома отправит их на отсроченное усыпление.
Одна идиотка решила было даже пожаловаться, что я нарушаю закон, запрещающий использовать наложников, как обычных рабов, в Совет. Ее скоропостижная смерть перепугала всех до мокрых юбок. А сама «умершая» пожалела, что получила лишь парализующий, погружающий в глубокую кому яд, а не смертельный. Потому что я продала ее на опыты Мастерам Плоти с Элифера, а что творят эти вивисекторы со своими жертвами, я имела возможность наблюдать. Но ничуть не жалею о содеянном. Собаке собачья смерть.
С того дня оппозиция как-то резко перестала строить планы найти управу на самовластную Старшую в Совете или в других Домах. Даже то, что я лично высекла до костей одну из женщин, посмевшую заиграть одного из наложников, не вызвало никаких действий со стороны недовольных, только пошушукались, что Госпожа сошла с ума от жадности, раз так жестоко покарала за в общем-то небольшую растрату. И естественно, за моей спиной судачили о том, что я слишком люблю и ценю мужчин. Да и плевать, сплетни мне жить особо не мешали, в отличие от интриганства и саботажа.
Кстати, ту дуру — садистку, не сумевшую сдержать свои инстинкты, я потом заставила оплатить в пятикратном размере всю стоимость заигранного мальчика, она два года даже в бордель сходить не могла — не на что было. Потому, что зарплату я ей тоже урезала. А играть наложниками Дома запретила — не умеешь, не берись. И лишь иногда, в качестве поощрения давала ей разрешение взять на вечер мальчика из гарема, чтобы пошла, сбросила пар, что воспринималось ею, как великая милость с моей стороны. Стоило только правильно расставить акценты.
Птичья трель негромко пропела, прерывая мои воспоминания.
- Войди, Эйль, - никто больше не осмелится потревожить меня, когда я в этой каюте, к этому я приучила своих вассалов и рабов, не стесняясь в средствах. И только мужу дозволено нарушать мое уединение в особо важных случаях.
В полумраке каюты его красота почти не видна, только по- мужски изящный высокий силуэт и блеск глаз, в таком освещении кажущихся почти черными.
- Что случилось? - в мой голос прорывается отголосок усталости и раздражения от того, что меня потревожили. Но муж даже не вздрогнул, хотя другие рабы обычно пытались спрятаться, едва ощущали мое недовольство. За то его и ценю — он не бесстрашен, но умеет обуздать свой страх так, что даже не поймешь, что он умирает от ужаса. Таким же когда-то был Лайти... его даже наказывать неинтересно, так помнится мне, жаловалась своей любовнице эта шлюха Лийврана, которой как-то Эйль попался под горячую руку и взбесившуюся пи*ду. Как она визжала от боли и бешенства, когда я своими руками ее выпорола за то, что она посмела без разрешения коснуться моего мужа. Как вспомню ее крики и лицо Вайсилайны, прибежавшей на помощь подружке, до сих пор на сердце радостно становится... каких усилий мне тогда стоило остановиться и не забить мерзкую тварь насмерть. Но крови с нее лилось, как со свиньи на бойне, после моей порки... не зря же я заказала особые пластиковые прутья, разрывающие кожу с первого удара.
Приятное воспоминание смыло раздражение, и я уже куда более благосклонно стала слушать Эйля.
- Госпожа, только что пришла молния от корвета «Мойиэль». Капитан Айлейксия сообщает, что захватила крейсер чебанге. Дословно: «Сти, ты была права, эти кристаллы просто чудо, мы взяли их, будто посудину жирных торгашей», - его голос остался спокоен, но я чувствовала таящиеся в нем радость от победы и опасение по поводу средств, которыми эта виктория достигнута.
Я прикрыла глаза. Да. ДА. ДА! Я верила в успех, в конце концов, своими глазами видела, ЧТО может сделать дифференциатор, на основе элиферских эвий, которые в Галактике с трепетом в голосе называют G — ретрансляторами. Но верить и убедиться - разные вещи. ДА, я сделала это, создала себе универсальное супероружие, и оно работает! И у меня в руках боевой крейсер!
Хочется петь и танцевать, настолько я счастлива, даже вынужденное бегство с Венги отошло на второй план после этой чудесной вести. Айлейксию обязательно нужно наградить... и я даже знаю чем, она давно облизывалась на ту маленькую дачу на Тамире. Вот и расщедрюсь, все равно я туда в ближайшие годы не собираюсь, а вот она будет регулярно отдыхать там.
Эйль стоит, ждет моей реакции... кажется, в древности гонцам, принесшим плохие новости, отрубали головы... а если вести, напротив, чудесные? Кажется, нужно вознаградить не только Айлейксию, ведь без мужа я бы не добилась этого. Да и гонцом он выступил великолепно...
Не говоря ни слова, я скользнула на колени перед опешившим парнем. Развязала уверенными движениями многоопытных рук завязки на штанах и выдохнула: «Вольно», - нашу условную команду, означающую, что он может отпустить себя. Насладилась пробежавшей по его телу невольной дрожью предвкушения... И взяла в рот его начавший наливаться кровью член. Его рука легла мне на волосы, не подталкивая, но лаская так, как я люблю. Есть что-то волшебное в том, что мужчина гладит твои волосы, стараясь не превратить прическу в воронье гнездо, а я в это время стараюсь принять его как можно глубже... по опыту знаю, от такого даже хваленые ученики Джордана быстро теряют свою прославленную выдержку. Ну, не учат их такому, не учат — как же, представить, что госпожа сама будет сосать — у ханжей, что там заправляют, воображения не позволяет... а мне это нравится. Хотя Эйля, когда я первый раз делала ему минет, чуть удар не хватил... вспоминая его ошалевшее лицо, я хихикнула с полным ртом и, естественно, чуть не подавилась, сбившись с ритма. В этом деле не стоит сильно отвлекаться, поэтому я поспешила отбросить мысли о прошлом и вернуться к реальности... имеющей вкус свежевымытого мужского тела и выделяющейся смазки. Мне не очень нравится глотать, но вот чуть солоноватый специфический привкус именно смазки, не спермы, обожаю. И как наши дурные предки умудрились возвести минет в табу для женщин?
Рукой нетерпеливо откинула упавшую на глаза челку и чуть отстранилась, лаская член ладонью, начала облизывать медленными влажными движениями языка мошонку мужа. У того уже ноги начали подгибаться от наслаждения, но терпит, молчит, знает, что я не люблю стонов и возгласов во время секса.
И меня наполняет законная гордость за свою прозорливость — не зря не дала его усыпить, он по- настоящему мой и таким останется навсегда, не из-за того, что я его Госпожа, а потому, что он влюблен в меня, как мальчишка... в том числе и благодаря таким мелочам, как минет. От осознания своей чисто женской, не связанной с социальным статусом власти над ним, своей способности держать в своих руках такого физически и интеллектуально сильного парня я и сама начала возбуждаться. Надо будет развлечься с кем-нибудь из наложников, а на ночь взять в постель Эйля.
На этой мысли я опять взяла в рот твердый, как камень, член мужа, на этот раз не глубоко и, продолжая ласкать рукой яички и промежность, начала облизывать головку. А он настолько потерял самоконтроль, что даже сжал руки в кулаки... как это мило смотрится — он такой беззащитный в огне своего желания. Пламени, которое разожгла я, горящем для меня. Было бы забавно сейчас отстраниться и приказать ему идти и дня три не кончать. Меня обычно радуют такие шутки, утверждающие мою власть, но данный момент это было бы наказанием, а он, напротив, заслужил награду. И самое главное, пробудившееся собственное желание заставляет меня жаждать продолжения. Но себя я удовлетворю чуть позднее, сегодня надо будет по- настоящему оттянуться, а то с этими делами все времени на гарем не было, а пока я хочу видеть, как он «выстрелит».
- Кончи для меня, - еле слышно прошептала я столь желанный для него приказ, отстраняясь так, чтобы на меня не попало его семя в момент оргазма. И щелкнула пальцами, включая верхний свет, чтобы лучше все видеть. Буквально через пару секунд он содрогнулся всем телом, и его орудие красиво выбросило длинную белую струю на пол... потом еще и еще... похоже, у него тоже давно не было секса. Поднявшись, я обняла со спины его вздрагивающее от наслаждения тело:
- Через полчаса приведи в алую каюту наложника. Любого, на твой выбор, я хочу развлечься, - хищное предвкушающее мурлыканье прорвалось в мой голос, - а до того слижи все, что оставил у меня на полу... красиво, - последнее слово выделила интонацией и легким нажимом ногтями на его спину, - да и еще между делом передай молнию Айлейксии, что я ею довольна и она будет вознаграждена, - забывать награждать за преданность и успех никогда нельзя, равно, как и карать за измену и неудачу.
Эйль грациозно опустился на колени — как у него получается так изящно это делать с полуспущенными штанами — загадка тысячелетия. Но мне это зрелище нравится не меньше, чем вид его оргазма. И стараясь, чтобы мне было видно, как можно лучше, начал дразняще — медленно слизывать собственную сперму с пола. Как кот сливки, честное слово. Ассоциация была настолько яркой, что я впервые задумалась, а не нарастить ли ему на самом деле псевдокошачий хвост... да и, вообще, можно еще и немного других изменений внести, чтобы окончательно стал человеком — котом. Не таким, как гуманоидные коты — эрсы, скорее, подобным фурри из земной культуры. Элиферцы за такую операцию, конечно, возьмут свою цену, но заказ точно примут и выполнят быстро, в их качестве и мастерстве я уже смогла убедиться не один раз. А если добавить к косметическим изменениям еще и некоторые внутренние полезные фишки, то ценность мужа возрастет в разы, а на такое можно и потратиться, так что нужно как следует обдумать эту мысль.
Собрав все, что оставил, губами и языком, Эйль встал, натянул назад штаны и вопросительно поклонился мне, безмолвно спрашивая разрешения идти. Я кивнула, дозволяя. Получила в ответ еще один грациозный поклон, взгляд из- под челки, полный благодарности и обожания, и возможность еще раз полюбоваться спиной своего мужа. И тут он все испортил... невольно, не желая того и даже не подозревая о том. Просто провел рукой по волосам... так же, как Лайт, один в один. Я резко щелкнула пальцами, гася свет, чтобы не видеть этого, больно, слишком больно вспоминать... Будь они прокляты, мои родственницы!

Опубликовано: 21.03.2014

Автор: ALESI

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду 18 звёзд
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 24 человека:

  1. Да, это по стилю автор глав не вошедших в вашу книгу.Портрет Стийривы:крупный креминальный авторитет.Способы решения проблем в стиле криминала.Отношение к личному окружению чисто потребительское,но своего мужа она любит не смотря на специфическое воспитание.У таких людей есть свои незыблимые правила,которые не всегда совпадают с обще принятыми.Галактическая мадам Вонг.И опять этот загадочный Лайт, но тут хоть что-то начало прояснятся.Интересная завязка сюжета, увлекает!

    0

  2. Шикарно! Такая гамма красок для новых персонажей:-)
    Огромное спасибо:-)

    0

  3. Восторг! Сти — не просто опасный враг, а прям-таки злой гений. Но, что приятно, не «картонный злодей», а очень объемный, рельефный персонаж. Отлично контрастирует с Вайсой и достойная соперница для Эса. Я заинтригована по самое «не могу», что же у них получится… Немного побаиваюсь жестокостей Сти, точнее их описания. Меня потом тоже кошмары мучают :)

    От осознания своей чисто женской, не связанной с социальным статусом власти над ним, своей способности держать в своих руках такого физически и интеллектуально сильного парня

    Это пять! То, чего почти всегда не хватает в Венговских мужчинах, поклонения не по причине такой «прошивки», а по велению сильных чувств.
    Спасибо за огромное удовольствие! Отслеживаю продолжение.

    0

  4. это я так понял какая то предыстория. ту еще стерву нарисовали….. что же против так дамы нужен как минимум Дарт Вейдер из звездных войн с супер разрушителем….»Палач» а то «Звезда смерти»

    0

  5. может я чего не понимаю но начала шел нудный текст «ах какая я крутая»
    потом вдруг она падает на колени перед рабом и делает минет
    зато потом пошла жара!!! и все становится ясно и понятно (между ними)
    концовка очень эмоциональная и приятная
    сорри, если сильно раскритиковала :-) но тапок все равно не кидайте, я хорошая, просто давно никого не мучила)))

    0

  6. Приехали…мне теперь и Сти очень-очень нравится,а я настроилась на жуткую стерву,полоумную садистку.а Сти получилась очень даже человечной,и отношения с муже описаны так эмоционально красиво)мне очень понравилась глава,а эротические сценки ….ммм..Очень впечатляет)спасибо огромное авторам)я очень надеюсь что в книге понравится другой злодей,а то теперь сильно хочеться,что бы и у Сти все было хорошо.я оптимистка,да))))еще раз спасибо.глава потрясающая)

    0

    • Скажу по секрету, авторы тоже в начале настраивались на жуткую стерву… а когда присмотрелись, оказалась вполне адекватная жесткая леди, не особо ценящая чужие жизни)) Насчет злодеев и героев — как-то выходит, что все персонажи бывают и в той и в той роли… как в жизни)

      0

  7. О, да эта Стий — просто мадам Зло! Такая глубина наплевательства, властолюбия, готовности идти по головам… Все «злодейки» Венги просто нервно курят в сторонке… Просто новое слово! Спасибо за неожиданный, но очень яркий образ!
    Желаю авторам вдохновения и успехов!))))

    0