Тени 10

Космолет Тамирана, утро 18 января 2490 года

Вайсилайна Эйстийрнейр
Свое семнадцатилетие, которое отмечала шесть лет назад, в 322 году, я всегда вспоминаю с улыбкой. Лийви приехала утром, когда приготовления к вечеринке еще даже не начинались. Зная мою сойвиную натуру и, что в такое время я люблю поваляться в кровати, она пришла в мою спальню и с воплем: " С Днем Рождения, соня!" запрыгнула на меня сверху, замотав при этом в одеяло так, что я оказалась в коконе, словно гуйсенийца. Попытки сбросить веселящуюся подругу ни к чему не привели, я только запыхалась и сердито сопела, бурча про ненормальных, которым шило в одном месте не дает спать, а заодно и мне, раз уж умудрилась полюбить такое чудо.
- Да ладно тебе, не сердись,- примирительно протянула Лий.- У меня для тебя есть два подарка...
- Какие? Давай их сюда,- тут же потребовала, пытаясь догадаться, что же это может быть, ведь с собой в комнату подруга ничего не принесла.
- Это первый...- загадочно произнесла Лий, наклоняясь ко мне. В следующую минуту ее губы нежно прикоснулись к моим, словно спрашивая разрешение. Я дернулась в попытке обнять подругу, но кокон из одеяла не позволил, поэтому просто расслабилась, принимая ласку и отвечая на поцелуй. Вот язычок Лий пробежался по моим губам и скользнул между ними, приоткрывшимися в недвусмысленном приглашении. На некоторое время мы выпали из реальности, наслаждаясь легкими прикосновениями губ, переходящими в страстные посасывания и покусывания.
Когда мы оторвались от столь увлекательного занятия, подруга потерлась носом о мою шею, лизнула ее и со вздохом поднялась с кровати.
- Продолжим позднее,- пообещала Лий.- Вставай и одевайся, буду второй подарок тебе дарить, - и улыбнулась так загадочно, что мое любопытство тут же запрыгало в нетерпении.
Пришлось выбираться из кокона под тихий смешок девушки, ей весело, а я не сразу выпуталась, барахтаясь и поминая праотцов. Зато оделась рекордно быстро, причесалась и решила обойтись без косметики, для экономии времени. Когда я была готова, Лийви подошла к двери и, приоткрыв ее, поманила кого-то. В комнату шагнул малек и сразу же опустился на колени, а я с изумлением уставилась на его темную шевелюру.
- Это кто? Инопланетник?
- Нет,- улыбнулась подруга.- Инопланетником был его отец. Это Лайнийрэ, его мать, Тиушайрина, работает в Земном филиале нашего банка. Помнишь, она еще прилетала месяц назад, на мое день рождения. Вот тогда она и отдала мне Лайни, который воспитывался на Венге и как раз закончил обучение в школе наложников. А сегодня я дарю его тебе, дорогая!
- Ой, спасибо, милая!- я обняла Лийврану, теперь у меня был собственный наложник, только мой. Расцеловав девушку, на этот раз в щечки, я вернулась к осмотру новой собственности. Так, что же мне подарили? Худенькая фигурка подростка - кожа да кости, с намеком на мышцы. Если загнать его в тренажерку и откормить немного, будет смотреться очень даже симпатично. Наши женщины и мужчины не обойдут вниманием. А вот фиг им, мое, никому не дам, если только с Лий вдвоем поиграем. Хм, что это со мной? Никогда же такой жадной не была... И тут малек медленно поднял голову, рассматривая меня от кончиков домашних туфель и до выреза платья на груди, где задержался аж на пару минут. Я, ехидно улыбаясь, ждала продолжения, и оно меня не разочаровало. Это чудо наконец подняло взгляд выше и заметило выражение моего лица. Я думала, что мальчик тут же испугается и опустит голову. Ага, как бы не так. Его карие глаза смотрели с нескрываемым любопытством, немного дерзко. Я вопросительно приподняла брови, а потом нахмурилась. Лайни смущенно улыбнулся, мило покраснев, похлопал ресничками, которым обзавидуются все девчонки, типа он тааакой ангел, дальше некуда, но взгляд не отвел, заррраза мелкая. Я нахмурилась сильнее, состроив выражение лица "госпожа в гневе, сейчас полетят пух и перья". Мне усиленно похлопали ресничками, прикусив нижнюю подрагивающую от сдерживаемого смеха губу.
Наша игра была прервана неожиданно и бесцеремонно. Лий подошла к мальку, за волосы развернула его голову к себе и замахнулась, собираясь отвесить пощечину.
- Ты что вытворяешь, гаденыш, хочешь опозорить меня и наш Дом?- подруга кипела от неподдельного гнева.
- Лий, не надо,- я бросилась к ней, перехватывая ее руку уже почти у лица зажмурившегося мальчишки.- Я сама его накажу, потом, он ведь теперь мой.
Девушка огорченно покачала головой и попыталась извиниться за недостаточную воспитанность подарка, отпустив волосы Лайни, но я прервала ее на полуслове:
- Не переживай, Лийви, он мне понравился, а довоспитаю я его сама...
Малек открыл глаза, быстро оценил обстановку и опустил голову, пряча взгляд, но я успела заметить блеснувшие слезинки. В душе шевельнулось сочувствие, хотя раньше вид плачущих мальков меня совершенно не трогал. Почему же сейчас захотелось его успокоить, погладить по растрепавшейся шевелюре? Почему такая реакция именно на этого малька?
- Пойдем позавтракаем,- решила отвлечь подругу от провинившегося подарка и увести в столовую, оставив Лайни пока в своей комнате. Пусть сидит здесь, и к нему никто не пристанет, и мне спокойнее.
К сожалению, завтрак не умиротворил Лий, и она снова заговорила о проступке Лайни. Пороть малька мне не хотелось, хотя за такое поведение его и следовало наказать. Немного поспорив с подругой, я все же согласилась на тридцать ударов флоггером, прямо сейчас. Поэтому мы вернулись в мою комнату за мальчишкой. Он сидел на ковре возле кровати, о чем-то сосредоточенно думая, и не сразу нас заметил. Лий раздраженно хлопнула дверью так, что вздрогнула даже я, а Лайни встревоженно – обреченно посмотрел на меня и снова уткнулся взглядом в пол, низко опуская голову и пряча лицо за волосами. Решив побыстрее закончить с неприятным моментом и отправить малька в гарем под крылышко Старшему, подальше от Лийвраны, я подошла к мальчишке:
- Иди за мной…
Развернулась и отправилась в комнату для наказаний, не глядя ни на девушку, ни на мальчишку. Первая хорошо знает дорогу к этой комнате и не заблудится, а второй не посмеет ослушаться. Понимая, что начинаю злиться, постаралась успокоиться, а то еще руки дрожать начнут, вот позорище будет. Рывком распахнув дверь, я промаршировала на середину комнаты. Здесь с потолка на толстой цепи свисал крюк. Лайни подошел ко мне и хотел опуститься на колени, но я покачала головой. Подруга уже поняла, что я задумала и прихватила с полки веревку. Доверив Лий подготовку объекта к наказанию, я занялась выбором флоггеров. У нас их была целая коллекция, разной длины, цвета и жесткости. В итоге я остановилась на двух двенадцатихвостках с клиновидным срезом кончиков. Сделала пару пробных замахов и осталась довольна ощущением - рукоятки удобно лежали в руках, как родные.
Лий к тому времени уже привязала руки малька к крюку и отрегулировала длину цепи, заставив Лайни приподняться на цыпочки, вытянувшись струной.
- Подержи,- сунула я флоггеры Лийвране и подошла вплотную к мальчишке. Подняла его голову за подбородок, не удержалась и погладила большим пальчиком по щеке. Лайни удивленно посмотрел мне в глаза, как-то не вязалась эта ласка с тем, что его ожидало в самом ближайшем будущем.
- Ты непозволительно вел себя и будешь наказан,- строго произнесла я, продолжая поглаживать кожу щеки, нежную и гладкую, как у ребенка. Да он и был еще ребенком.- Я не хочу слышать от тебя ни звука. Понял?- и добавила едва слышно: - Терпи, малыш.
- Да, госпожа,- тихо ответил он, кивнув головой и закрывая глаза, когда я с сожалением опустила руку, ласкавшую его.
Я забрала у Лий флоггеры и встала за спиной мальчишки. Сделала пробный замах обеими руками, кожаные ленты просвистели в миллиметре от спины малька, и он вздрогнул, но тут же расслабился. Я обернулась к подруге:
- Считай…
Синхронный мой выдох – Лайни вдох, легкий замах правой рукой от плеча, удар, мой вдох медленно - плавный, его выдох - судорожный, сквозь зубы.
- Один…
Снова синхронный вдох - выдох, замах левой рукой, удар...
- Два...
И вот так, в темпе "вальса", не сбиваясь с ритма, не прислушиваясь к становящемуся все более частому и рваному дыханию Лайни, я выдала всю серию ударов, лишь следила, чтобы ленты не попадали по одному месту. В итоге вся спина мальчишки радовала глаз равномерной краснотой, и главное, он не издал ни звука, кроме сдавленного шипения.
- Тридцать...
Последний удар получился сильнее, вырвав приглушенный стон у Лайни. Я вздрогнула, испытывая одновременно гордость за моего теперь малька, выдержал наказание без звука, как и приказывала, единственный стон не считается, и странное возбуждение, волной прошедшее по телу от этого стона. Почему- то захотелось услышать его еще, и еще... С трудом поборола желание ударить посильнее и отдала флоггеры подруге, от искушения подальше. Подошла к мальчишке и приподняла его голову... прокушенная до крови губа, мокрые дорожки слез на щеках и отсутствующий взгляд, вполне привычная картина, но сейчас она поразила своей неправильностью.
- Ты молодец, справился,- похвалила я Лайни, вытирая ладошкой его щеки.
Он тихо всхлипнул и прижался к моей руке:
- Спасибо, госпожа…
- Чего он там бормочет?- все еще недовольная Лий подлетела к нам.- Как надо благодарить госпожу за воспитание?- она снова попыталась влепить пощечину мальчишке, но я немного сдвинулась в сторону, прикрыв собой малька.
- Все, успокойся, хватит,- я уже не скрывала раздражения.- Лучше помоги мне снять его, надо смазать ему спину, или ты хочешь, чтобы на вечеринке все заметили, что твой подарок уже провинился?
- Ты возьмешь его на вечеринку?- удивилась девушка.- В каком качестве? Неужели угощением?
Лайни затаил дыхание, с явным испугом ожидая ответ, а я усмехнулась:
- Нет, не угощением, просто похвалюсь перед девчонками, а играть не дам.
Вздох облегчения, вырвавшийся у малька, вызвал у нас дружный смех, и дальше мы, уже весело переговариваясь и выдвигая предположения, как бы девчонки развлеклись с подарком, дай я им такую возможность, развязали Лайни. Он безвольной тушкой распластался на полу, я прямо там смазала его спину иши, осторожно поглаживая, а потом перешла на запястья, мне очень не понравились следы от врезавшейся веревки, Лий в раздражении перетянула руки малыша сильнее, чем было нужно.
- Вставай и иди в мою комнату,- приказала я Лайни, не удержавшись и хлопнув его по попке. Он посмотрел на меня с укором, но безропотно пополз к двери, всем видом показывая, как же ему плохо, но он готов героически выполнять все пожелания госпожи. Я с улыбкой проследила за его передвижением до моей спальни, теперь можно спокойно заняться приготовлениями к вечеринке.

Проводив Лий до аэрошки и простившись с ней до вечера, я первым делом навестила тетю. Старшая Госпожа Дома Эйстийрнейр в свои пятьдесят два года была бы все еще красивой и энергичной женщиной, если бы не внезапная болезнь, приковавшая ее к постели в айкшиэне 321 года. За полгода тетя Айстайла превратилась в бледную тень, чудом еще не истаявшую окончательно. Все усилия врачей оказались бесполезны, редкие моменты улучшения, когда мы надеялись, что очередное дорогущее лекарство наконец помогло, сменялись новым приступом. И весь Дом замирал в ожидании, выживет ли его глава на этот раз. В такие дни Сти даже оставляла учебу в институте и, как преданная и любящая дочь, сама ухаживала за больной. Сегодня же, к моей радости, тете было явно лучше, и она сидела в кровати, ожидая посетителей. Кроме меня к ней должна была прийти семейный адвокат, Старшая Госпожа решила передать управление Домом кузине. Это не стало сюрпризом ни для кого, некоторые женщины считали, что тетя и так слишком долго тянула, давая Сти возможность учиться в университете.
Поздоровавшись и осторожно поцеловав тетю, к которой даже страшно было прикасаться, настолько хрупкой она выглядела, я похвалилась подарком подруги и пообещала показать его позднее.
- Поздравляю, дорогая, - тетя искренне порадовалась за меня.- У меня для тебя тоже есть подарок, видишь коробку на столике? Возьми, это тебе.
Я открыла довольно большую коробку и задохнулась от восхищения. Это был по-настоящему царский подарок - диадема с тремя крупными бриллиантами в россыпи более мелких алмазов, и к ней не менее шикарное колье, серьги и браслет.
- Тетя…- моему восторгу и благодарности не было предела, я счастливо взвизгнула и захлопала в ладоши, прыгая, как маленькая девочка. Подбежав к кровати, я снова расцеловала тетушку:- Спасибо, спасибо, спасибо…
Старшая рассмеялась:
- Носи с гордостью, племяшка. Примерь, я хочу увидеть, какая красивая ты будешь.
С трепетом я достала диадему и, встав перед зеркалом, надела ее на голову. Нда, с моей прической - не дыбом и ладно, она смотрелась не столь сногсшибательно, но все равно я чувствовала себя минимум королевой. Потом - в уши сережки, на левую руку - браслет и колье на шею. Гордо вскинув голову, я павой проплыла перед кроватью, медленно развернулась и, не выдержав роли, снова счастливо взвизгнула и обняла смеющуюся тетю. Покидала я комнату Старшей Госпожи счастливая и с коробкой в руках, так и не сняв с себя подарок. Мне не терпелось похвастаться перед мамой.

Старшая Хозяйка Каймилайна и моя мама по совместительству сидела в своем кабинете с бумагами и недовольно хмурилась. То ли в бумагах было не все гладко, то ли мама все еще переживала вчерашнюю ссору с сестрой, кстати, единственную на моей памяти. Старшая Госпожа и Старшая Хозяйка были очень дружны и всегда поддерживали друг друга, что такого могло случиться, что они поругались, я даже не представляла. Только весь Дом вчера пребывал в шоке, когда из комнаты тети послышался крик мамы, и в выражениях она не стеснялась. В итоге, мама ушла в бешенстве, громко хлопнув дверью, и остаток дня к Старшей Хозяйке никто не рискнул подойти.
Услышав мягкий хлопок двери, мама подняла голову и с удивлением осмотрела меня.
- Вайса, ты ювелирный магазин ограбила?- с деланным возмущением мама всплеснула руками.
- Нет, это подарок тети,- я с довольным видом поставила коробку на стол и покрутилась, давая возможность рассмотреть все с разных сторон.
- Ну, надо же, на что расщедрилась Айста, - задумчиво протянула мама. – Не иначе решила откупиться частью семейных драгоценностей.
- Это семейные? Я раньше их не видела,- улыбаясь, я повернулась к небольшому зеркалу и полюбовалась видом еще раз. Мне было приятно, что тетя подарила эту красоту мне, а не Сти.- А еще мне подарили наложника, вот!
- Кто это тебе успел сделать подарок так рано? Лийви?- догадалась мама.
- Да,- я кивнула и стала складывать драгоценности обратно в коробку.- Я тебе его потом покажу, а то сейчас он немного не в форме…
- Уже не в форме?- неподдельно удивилась мама.- И что он успел натворить, или он совсем дикий?
- Нет, что ты, он воспитывался правильно, на Венге, не какой-то там инопланетник,- успокоила я маму. – Просто он еще ребенок, всего тринадцать лет, забавный и милый ребенок.
- Вайса, - мама огорченно покачала головой,- ты же знаешь, мужчин надо воспитывать в строгости, с детства, иначе из этого милого ребенка не получится хорошего раба, и его придется усыпить раньше тридцати лет. Ты же это прекрасно знаешь…
- Можно подумать, у нас усыпляют только плохих рабов…- с горечью буркнула я.
- Давай не будем говорить о грустном,- предложила мама, не желая снова возвращаться к неприятной для нас обеих теме.- Я тоже приготовила тебе подарок,- она выдвинула верхний ящик стола и достала папку. Там оказались бумаги, утверждающие, что теперь я являюсь обладательницей личного счета во Всегалактическом банке, с оооочень приличной суммой на нем. Присвистнув от удивления, надо же, какой богатенькой я стала за один день- и наложник, и драгоценности, и личный счет, я поблагодарила мать и, забрав коробку, пошла в свою комнату. Мне надо было убрать один, вернее, два подарка и проведать третий.

Войдя в свою комнату, я увидела милую картину - на ковре возле кровати то ли спал, то ли мечтал мой "подарок". Лежа на животе, подложив под голову руки и закрыв глаза, малек не реагировал ни на какие звуки, в том числе и на звук захлопнувшейся двери. Оценивающе оглядев "место приложения " своих воспитательных мер и убедившись еще раз, что не перестаралась и спина особо не пострадала, я ехидно улыбнулась и на цыпочках прокралась к столу. Освободив руки от приятной тяжести коробки, я тихо присела рядом с Лайни.
- Спишь, малыш?- нежным шепотом на ушко проворковала я.
Ответом мне было невнятное бормотание. Ага, спишь, значит...
- Подъем!
От громкого крика над ухом мальчишка подскочил и обалдело уставился на меня, пытаясь сообразить, а что это сейчас было? Потом до его мозга дошло, что с выпоротой спиной такие резкие движения лучше не делать, и скривился от боли. В его глазах явно промелькнуло раздражение, но он быстро опустил взгляд в пол и плавно перетек из положения полулежа на колени. Я довольно хмыкнула, умный зверек, на еще одну порку не напрашивается, но и страха нет.
- Вставай и иди за мной, познакомлю тебя с обитателями нашего гарема,- обрадовала я мальчишку, направляясь к двери и оттуда уже наблюдая, как на его лице сменяется целая гамма чувств, от надежды, что ослышался и неприятный момент настанет позднее, до обреченного "все равно не отвертеться". Медленно поднявшись, Лайни пошел за мной, на два шага сзади, как и положено хорошо воспитанному мальчику.
При нашем появлении в общем зале мужской части дома наступила оглушительная тишина. Пару минут все парни с интересом рассматривали мальчишку, не обращая внимания на меня. Я грозно нахмурилась и посмотрела на Старшего гарема, кому-то пора напомнить его место? За моей спиной раздался приглушенный то ли вздох, то ли стон. Ага, такое пристальное внимание не обрадовало и Лайни, наверно, уже думает, сможет ли пережить "знакомство" со всеми наложниками Дома. А что все присутствующие уже мысленно разложили его на полу, не сомневались ни он, ни я.
Тут наконец до парней дошло, что малек пришел не один, и дружно сползли на колени на пол, нехотя опуская взгляды.
- Совсем распустились,- с трудом сдерживая ярость, прошипела я, глядя на Старшего. - Давно не пороли?
Танайлийнэ виновато посмотрел на меня и снова уставился в пол. Этот двадцатитрехлетний наложник, любимец мамы, только недавно стал Старшим и наводил "порядок" в гареме. Меня иерархические разборки мужчин никогда не интересовали, до сегодняшнего дня... Да и сейчас для меня была важна только неприкосновенность моей собственности, о чем я и собиралась сообщить Танаю. Подойдя к Старшему вплотную, я запустила в его волосы пальчики и сжала в кулак. Резко задрав голову парня вверх и глядя ему в глаза, я четко и спокойно произнесла:
- Этот малек, Лайнийрэ, мой наложник, подарок наследницы Шестнадцатого Дома, и никто из мужчин не смеет к нему прикасаться, вообще, Верхнего у него не будет, я запрещаю. Это ясно?- для убедительности я дернула за волосы посильнее.- Если узнаю, что мой приказ нарушили, хоть кто-нибудь, ты будешь подыхать долго и мучительно. Я тебе это обеспечу... Понял? И не надейся, что я учту твое положение любимчика моей матери.
Танай побледнел и судорожно сглотнул:
- Да, госпожа Вайсилайна... я понял...- с трудом выговорил Старший гарема, глядя на меня с ужасом. Ему было хорошо известно про мое увлечение химией, в том числе фармакологической, ведь некоторые свои опыты я проводила на нем, единственно, ядовитые препараты я не испытывала на наложниках... до сих пор.
На тихий вздох разочарования сбоку резко развернулась, гневно сверкая глазами. Это кто рискнул привлечь мое внимание? На меня с сожалением смотрел брат - близнец Сти. Блондин, как все мужчины Венги, он обладал семейными зелеными глазами, в отличие от сестры, которую любил очень сильно и терпел от нее любые издевательства с радостью. Я немного жалела его, все-таки родственник, и не брала на поиграть всерьез, а на вечеринках часто сажала у своих ног и не давала гостьям. Мама с тетей лишь качали головами на мой каприз, но не вмешивались, а Сти презрительно кривила губы, хотя отнимать у меня свою игрушку при посторонних считала ниже своего достоинства.
Я пристально посмотрела на Стойри, давая понять, что исключений не будет и на этого мальчика можно не облизываться, даже ему. Брат вздохнул еще раз и отвел взгляд, смиряясь с моим решением. Я же снова развернулась к Танаю, тем более, его волосы все еще сжимала в кулаке.
- Покажешь Лайни его комнату, попросторнее выбери,- продолжила выдавать распоряжения.- И одежду подбери, он будет со мной на вечеринке сегодня.

Озадачив Старшего гарема обустройством моего подарка на новом месте, я собиралась уже уходить, но тут заметила местный "раритет". Таким прозвищем я одарила мужа Сти, которому уже исполнился тридцать один год. Глядя на этого вполне обычного наложника, не красавчика ни разу, стандартной внешности - голубоглазый блондин, я решительно не понимала кузину, год назад не давшую усыпить его. Она даже поругалась со старшими женщинами Дома, заявив, что муж ее и она распорядится его жизнью сама, без чьих-либо советов.
У раритета был еще младший брат. И, думаю, тетушка не раз пожалела, что выиграла этих двоих с года так три назад, когда Эйлю, старшему, было уже двадцать восемь. Их мать умерла, не найдя жен сыновьям, а родственнице, унаследовавшей все имущество, не захотелось заниматься судьбой мужчин. Да и понятно, они ведь не имели большой ценности, хорошо хоть в бордель не отдала, пожалела. Поэтому на очередной вечеринке выставила обоих парней призом в карточной игре. И если Эйль почти никого не заинтересовал, то за Лайта разразилось нешуточное сражение, он был очень похож на брата, но гораздо моложе, и обладать им пожелали многие. Выигрыш достался Старшей госпоже Одиннадцатого Дома, и это не удивительно, тетя Айстайла отлично играла и редко проигрывала. Затуманить ее острый аналитический ум не получалось даже несколькими бокалами вейдже, которые "доброжелательницы" постоянно ей подсовывали. Усадив Лайта у своих ног, тетя хотела понаблюдать за игрой, в которой решалась судьба старшего, не собираясь в ней участвовать. И тогда парень, понимая, что сейчас потеряет брата, набрался смелости, прижался к ногам новой госпожи и посмотрел с мольбой. Что тогда нашло на тетю, она не могла объяснить, но ей вдруг стало жалко разлучать их, синхронно смотревших на нее с отчаянием. Два почти одинаковых лица с одинаковым выражением мольбы и безумной надежды на чудо в голубых глазах... и госпожа Айстайла приняла решение - выиграть и второго брата, ставшего впоследствии живым напоминанием об утрате для Сти и ее верным помощником и даже другом. Уверена, без Эйля все могло сложиться гораздо благоприятнее для нашего Дома.
Вот так наш гарем пополнился двумя наложниками. Сти сразу выделила Лайта и попросила его себе, и потом никого к нему не подпускала. Но тогда это не вызвало никакого удивления, ну, понравился мальчик молодой госпоже, проснулся у нее инстинкт собственницы - так ведь ничего страшного, у всех женщин он периодически бывает. Никто даже мысли не допускал, что для Сти этот наложник - больше, чем просто игрушка, гораздо больше. А она, видимо, от необычных чувств совсем забыла об осторожности, за что и поплатилась. Примерно через год после рокового выигрыша Старшая Госпожа Дома обнаружила, что ее любимая дочь и наследница «сошла с ума».

В то же время, в конце гряйэзена 319, я как раз закончила обучение в начальном лагере с отличием и приехала домой, сверкая, как все три солнышка. Сти тоже закончила обучение - в Лагере для Госпожей, поэтому нас ждала грандиозная вечеринка. Было много подруг, как моих, так и кузины, а также – наложников и коктейлей с вейдже. Сти, конечно же, пришла с Лайтом и уделяла все внимание только ему. Я же всю вечеринку увлеченно целовалась с любимой подругой Лийвраной, отмахиваясь от ехидных подколок и предложений поразвлечься с мальчиками. Надо же было мне выйти и оставить Лийви без присмотра, похвалиться мне маминым подарком захотелось – изумрудное колье было шикарным, а для четырнадцатилетней девчонки вообще потрясающим, к тому же первым украшением такого уровня, и меня распирало от радости. Но оно абсолютно не шло к моему наряду, поэтому я его не надела. Но похвастаться-то хотелось просто до не могу.
Вернувшись к подругам, я с удивлением увидела бледную Лийврану около Лайта и Сти, тихим ледяным голосом ей что-то выговаривающую.
- Стерва! - выкрикнула моя подруга и выбежала из комнаты, чуть не сбив меня с ног.
Растерянно посмотрев на посмеивающихся девушек и явно в бешенстве кузину, хотя никто другой бы не заметил ее состояния за маской холодного высокомерия, я пошла разыскивать Лий. Она спряталась в моей комнате и буквально рыдала, уткнувшись в подушку на кровати. С трудом успокоив девушку, я выяснила, что случилось. Оказывается, Лийврана всего лишь растрепала Лайту волосы и погладила по щеке, заметив, что зверек явно скучает. А ненормальная Сти… дальше был несвязный набор ругательств и проклятий. Пришлось мне утешать подругу, прижимая к себе и поглаживая по мягким вьющимся волосам, по вздрагивающим плечам, нашептывая ласковые слова, как делала это уже не раз.

Мы стали подругами с самого начала обучения в лагере, наши комнаты были рядом, поэтому часто все делали вместе. Лийврана мне понравилась сразу своей живой непосредственностью и тягой к приключениям, за которые нам влетало от преподавательниц. В тринадцать, за пару лет до окончания учебы в лагере, Лий угораздило влюбиться, к моей досаде, выбрав для этого самую неподходящую кандидатуру - Стийрийву. Почти год я выслушивала дифирамбы кузине, какая она умная, красивая, сильная и невозмутимая, настоящий идеал и образец для подражания. Ух, как меня бесили эти восторги, до желания заткнуть рот подруге, любым способом, но приходилось стискивать зубы и улыбаться. Попытки образумить Лий и открыть ей глаза на истинное лицо Сти неизменно с треском проваливались. Она просто не слышала, не желала слышать ничего плохого о своей обожаемой возлюбленной. Сама же Сти то ли не замечала восторженных взглядов девушки, то ли делала вид, что ей безразлично, не обращая внимания на Лий. Я же с тревогой ждала того момента, когда подруга решится признаться своему кумиру в чувствах. Ледяная королева Стийрийва, по- моему, никого никогда не любила и, сомневаюсь, что сможет полюбить, ее каменное сердце и холодная душа просто не способны на это. Когда мне не везло, и мы с кузиной вместе возвращались из лагеря в одной аэрошке, она сидела замороженной рыбой и даже не смотрела на меня. Потом неторопливо выплывала из машины и так же величественно подходила к встречающим нас женщинам, презрительно глядя, как я с радостным визгом: "Мама, я дома..." выпрыгиваю, почти сшибая Сти с ног, несусь к матери и повисаю у нее на шее, расцеловывая. Сама же кузина лишь вежливо здоровалась и уходила в свою комнату, не замечая, с каким сожалением смотрит ей вслед тетя Айстайла.

И вот момент, которого я ждала, настал... После празднования первоснейжена Лий решилась поговорить со Сти, и надо же было так получиться, что именно в тот день Старшая госпожа Дома привела свой " выигрыш" - братьев Лайта и Эйля. Кузина сразу же попросила младшего себе, и тетя сделала ей такой подарок. После этого Сти больше не интересовали никакие наложники. Не знаю, как прошел разговор Лийвраны со Сти, меня тогда не было дома, а расспрашивать подругу о подробностях не стала, по ее глазам видя, что ей больно вспоминать. Кроме меня никто и не подозревал, что Лий страдает, днем она улыбалась все также, дурачилась и искала приключений на свою и мою головы, и никто не замечал, насколько наигранно, вымученно это было. Ночью, заперев дверь, она плакала в подушку, а я металась по своей комнате, как птица в клетке, не зная, чем помочь, разрываясь от желания быть рядом и сомневаясь в том, что нужна ей сейчас. На третью ночь я не выдержала такого издевательства и через окно залезла в комнату Лий. Девушка даже не услышала шума, погруженная в отчаяние.

Присев рядом, я обняла подругу, а когда она удивленно вскинула голову, прижала к себе и стала укачивать, как маленькую, поглаживая по волосам, молча ... слова тут были лишними. Лий уткнулась мне в плечо и плакала тихо, безнадежно, лишь иногда судорожно всхлипывая, обнимая меня в ответ как-то неловко, словно руки ее не слушались. Мое сердце сжималось от боли и сочувствия, от задорной любительницы приключений осталась только тень, по вине Стийрийвы, так безжалостно отвергнувшей первую трепетно-восторженную любовь совсем молодой девушки. Будь ты проклята, Ледяная королева, ты не стоишь того дара, что Лий так щедро готова была тебе преподнести. "Матерь Всего Сущего, если ты меня слышишь, накажи мою кузину, пусть она почувствует такую же боль, что причинила Лийвране, пусть полюбит сильно, всей душой, и потеряет навсегда... " В эту мольбу я вложила всю силу эмоций, что испытывала сейчас: боль и сочувствие подруге, ненависть к кузине, жажду возмездия. Вспышка эмоций огнем пробежала по венам и схлынула, оставив после себя усталость и апатию. Лий выплакалась и уснула у меня в объятиях. И тут легкий теплый ветерок пошевелил мои волосы, коснулся щеки... Я замерла, прислушиваясь к своим ощущениям, было в этом ветерке что-то особенное, какое-то обещание... Уснула я, так и прижимая девушку к себе. В следующую ночь я снова прижимала к себе плачущую Лий, и в следующую, не оставляя ее одну ни на минуту, стараясь своим присутствием уменьшить боль, согреть сочувствием, но... ей не становилось легче. Нежно вытирая мокрые щеки подруги, я с отчаянием понимала, что никогда не смогу заменить ей Сти.
- Вайса, за что она так со мной?- Лий подняла заплаканное лицо, заглядывая мне в глаза, словно искала там несуществующий ответ. Я же не знала, что вообще тут можно сказать, любое объяснение лишь причинит дополнительную боль. Проследив взглядом, как очередная слезинка капает с длинных ресниц на нежную кожу, я вдруг наклонилась и поймала ее губами... Заметив ошарашенный вид девушки, не ожидавшей от меня ничего подобного, я внутренне улыбнулась и продолжила собирать слезинки, целуя мокрые глаза, щеки, подбородок... не удержалась и коснулась манящих приоткрытых губ. Лий на минуту замерла, словно не зная, не решаясь ответить, но потом, под все более настойчивой лаской, тихо застонала и обмякла, падая спиной на кровать и увлекая меня за собой, обнимая за шею. Я как в бреду лихорадочно ласкала выгибавшуюся подо мной подругу - мягкие губы, тонкую шею, хрупкие плечи, снова губы, раскрасневшиеся щеки, прикрытые глаза, слизнув язычком последнюю слезинку, и опять губы... Лий постанывала, вжимаясь в меня то грудью, то животом, сметая все попытки разума притормозить меня. Ага, как же, даже если небо обрушится на землю, и то не оторвусь от нее, от наслаждения солоноватым привкусом кожи и непередаваемым запахом смеси лаванды, мяты и мускуса... юности и возбуждения.
Сдвинув носом с правого плеча одну бретельку сорочки, потом с левого вторую, я медленно потянула подол ночнушки вниз. Глядя на постепенно обнажавшуюся маленькую грудь с уже затвердевшим соском, я облизнула губы, судорожно вдохнула - выдохнула и осторожно прикоснулась к соску самым кончиком языка. Лий вздрогнула, как от удара током, и широко распахнула глаза.
- Вааайсааа … - простонала она, запуская пальцы в мои волосы и притягивая мою голову ближе. Мне же другого приглашения и не надо было. Накрыв губами правую грудь, я стала скользить по ней, слегка посасывать и периодически то проводить по соску всем языком, то щекотать самым кончиком, чувствуя, как все сильнее выгибается подо мной подруга, как ее стоны звучат все громче, отдаваясь во мне сладкой дрожью возбуждения и волнами нежности. От желания заласкать - зацеловать Лий перехватывало дыхание, хотелось заставить сходить ее с ума и хоть ненадолго забыть обо всем, кроме моих рук и губ...
Оторвавшись наконец от груди, что-то я увлеклась… присосалась, я посмотрела на Лий - прикрытые глаза, раскрасневшиеся щеки, учащенное дыхание и розовый язычок, облизывающий пересохшие губы- ничего прекраснее я не видела. Еще одна волна нежности к этой хрупкой девушке заставила меня прикусить губу, чтобы сдержать непонятно откуда появившиеся слезы. Дрожащими руками я стянула с нее сорочку и развела ноги в стороны. На миг замерла, любуясь и поглаживая бедра подруги руками. А потом, решившись, наклонилась и лизнула щелочку между половыми губами. Никогда и никому я не дарила таких ласк, но Лий… я хотела, очень хотела, только ее, только с ней… Девушка дернулась, попытавшись свести ноги вместе, но тут же расслабилась, раздвигая их еще шире, доверяя мне себя полностью. И я постаралась, от всей души, со всей любовью и страстью, что испытывала к ней, пусть немного неловко, ведь опыта у меня не было совсем, зато искренне. Мой язычок юркой ящеркой скользил то по половым губам, то по клитору, то нырял между ягодиц, нащупывая тугое колечко ануса. Лий сжала пальчиками простынь, сминая ее, и выгибалась так, что мне пришлось придерживать ее рукой за талию, голова же металась по подушке безостановочно, а стоны, наверно, разбудили весь этаж.
Вот она вскрикнула и сжала мою голову бедрами, выгибаясь почти на мостик… и обмякла, тяжело дыша. Я приподнялась и легла рядом, поглаживая подругу по взмокшим волосам, любуясь ее сонным, удовлетворенным выражением лица и снова нашептывая нежные глупости. Через несколько минут девушка уже спала, прижавшись ко мне, а я почти до утра смотрела на нее, улыбаясь и мечтая… мне почему-то не спалось.
И именно после этой ночи начались наши новые отношения, а я практически переселилась в комнату Лий.

Опубликовано: 30.04.2014

Автор: ALESI

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду 11 звёзд
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 11 человек:

  1. Подозреваю что ни кто,кроме завхоза, даже неподозревает,что им мстят!А тем более не подозревают за что мсстят!Страная какя мстительница, в нутри запредельный накал страстей, а внешне-Ледяная королева! Очень не характерное поведение для мстителя, очень,Спасибо автору этой и преведуще глав,многе стало понятней, пропал налет сатиры.

    0

  2. Интересно было увидеть историю глазами Вайсы. Противоположный взгляд не ситуацию, однако…Надеюсь автор продолжит в том же духе вплоть до ужасных событий, которые поломали Сти. Вайса хороша в своем амплуа — вроде бы ограниченная Венговская мадам, считающая, что отношение к мужчинам может быть только одно — как это принято на Венге. И в то же время — не дура. Внушают большой оптимизм ее размышления насчет Эса. Ну и весьма вкусный момент — ее стереотип нижнего. Лайни очень даже интересный получился.

    0

  3. Какие у всех страсти… Какая любовь, какие мучения! Спасибо, трепетная глава вышла!))))

    0

    • Спасибо за отзыв)) Рада, что понравилось) А страсти … да, кипят у всех героев, у каждого своя история любви и ненависти, между которыми, как говорят, один шаг)

      0

  4. Целая глава полная…ля мур:)

    0

  5. спасибо автору))) Вайса стала немного понятнее и — человечнее, что ли..

    0

    • Спасибо за коммент) Очень радует, что и Вайса стала понятнее, мы стараемся сделать героев многогранными, со своими характером и судьбой, не зависимо от пола и расы)

      0