Ты есть — 1

- Она носит маску.
Она надевает ее, когда знает, что виновата.
Тогда она может поступать как угодно.
Кэрол Берг «Превращение»

Тяжёлое, предгрозовое ожидание, застывший воздух, духота…
Ярко сверкнула в сумрачном небе молния. Тут же громыхнуло – ворчливо, словно нехотя.
Лениво застучал по листьям дождь.
Капля за каплей потекла по лицу лежащего под деревом мужчины со стрелой в груди.
Мужчина открыл глаза. Попытался вдохнуть и тут же застонал от боли. Потянулся к дёргающемуся в такт рваному дыханию древку.
Дождь усилился.
Мужчина, до крови кусая губы от боли, дрожащей рукой водил по груди, второй скребя землю.
- Септимус? – произнёс рядом женский голос, перекрывая шум дождя. - Младший принц?
Мужчина вздрогнул. Судорожно мотнул головой и встретился взглядом с девушкой в чёрном плаще и надвинутым на глаза капюшоне. К застёжке на груди в виде затейливой руны выбилась пушистая рыжая прядь.
- Помоги, - прохрипел принц, протягивая к девушке руку. – Я… от…благодарю! Всё… что… ни пожелаешь... Я…
Девушка кивнула, улыбаясь.
- Ну конечно, Ваше Высочество.
Шагнула, склонилась над раненым, берясь за древко стрелы.
Принц закрыл глаза.
И не увидел тускло блеснувший в сером грозовом сумраке кинжал.

* * *

- Принц Септимус? – переспросил Его Величество Тридий. – Не смешите меня! Что может этот мальчишка, кроме как травить собственных братьев?! Он у нас что, вдруг военным гением заделался?
- Но Ваше Величество! - попытался возразить советник. - Этот «мальчишка» уже присоединил к Хотфолде Транию и Кэлерию!
Король фыркнул в ответ.
- Ну и что? Жалкие деревушки в долине! Там и воевать как следует никто не умеет. Спорим, они даже ополчение собрать не смогли? Но на этот раз мальчишке ничего не обломится. Феран! – стоящий в стороне немолодой мужчина в серо-зелёной форме торопливо поклонился. – Отправьте к этому… Септимусу пограничный гарнизон. Да, и хумар прихватите, что-то они в последнее время зарываться стали. На передовую их.
- Но господин, - осмелился возразить советник, - все мужчины-хумары на приисках. Забрать их означает нанести удар по нашей торговле. Придётся увеличить пошлины и…
- Значит, отправьте детей, - отмахнулся король. – Этих, из недавно сгоревшего приюта. В конце концов, чего ради мы их тут кормим?
Советник побледнел, но промолчал.
- Всё там, с этим Септимусом? – крутя в руке бокал, лениво поинтересовался король спустя минуту.
- Да, Ваше Величество, - поклонился советник. – Если Вы позволите, необходимо Ваше решение по поводу беспорядков на границах недавно завоёванных земель…
- Опять хумары? – простонал Его Величество. – Мало я их перевешал? Ладно, давай, что там…

* * *

- Король Тридий? – хохотнул развалившийся на троне принц. – Ну что, теперь верите в меня чуточку больше? Отлично, я так и знал! Но я Вас не слышу! Ах, Вы же не можете ответить! – острый носок сапога ткнул подбородок мёртвого короля, прошёлся по кровавой «улыбке» у него на шее. – Какая жалость! А знаешь, твоя жёнушка, вот, отчего-то предпочла отравиться, бедняжка. М-м-м, ну, твои фавориты оказались более малодушны. Хочешь знать, что я с ними сделаю? – принц щёлкнул пальцами и по грязному, покрытому кровью полу тронного зала к возвышению в центре подтащили с десяток мужчин. Принц улыбнулся и кивнул мёртвому королю. – Ты же у нас известный мужеложец… прямо как я. Ну, посмотрим на твоих красавчиков? Может, и мне кто приглянется?
По знаку принца к трону вытолкнули высокого светловолосого парня со свежим шрамом на щеке – бывшего оруженосца короля.
На мгновение настала тишина.
Септимус внимательно оглядел юношу и поморщился.
- Не-е-е. Убить.
Глухой удар. Хлюп.
- Следующий! – поторопил принц.
Один из гвардейцев споро отёр клинок о плащ убитого, второй подтолкнул «следующего» - трясущегося словно осиновый лист симпатичного темноволосого парня.
-В-ваше В-в-высочество, - упав на колени, проблеял парень. - П-п-прошу В-в-ас! М-м-мой отец граф… Он заплатит! Он…
Принц, хмурясь, чмокнул губами.
Снова глухой удар. Оборвавшийся крик.
Принц вздохнул.
- Ну? Что-то у тебя, Тридий, даже посмотреть не на кого… Следующий!
Мёртвый король взирал на трупы фаворитов пустым стеклянным взглядом.
Один за другим к трону подводили юношей – высоких и низких, худощавых и крепко сбитых, с грубыми, как у самого принца, или наоборот, мягкими, словно девичьими чертами лица. Брюнеты, блондины…
Отправив очередного юношу на смерть, Септимус устало зевнул, пиная труп короля сапогом.
- Ну, Тридий! Удиви меня, наконец! – принц на мгновение отвлёкся, подавая знак гвардейцам. –Сле-е-едующий! А вообще, Величество, вкус, скажу я, у тебя ни к чёрту…
К трону подтолкнули последнего – худого бледного юношу с длинными, как у девушки золотыми волосами, громадными зелёными глазами и точёными чертами.
- Вот видел бы ты, - разглагольствовал тем временем принц, - моих мальчиков… жаль, что Праймус всех убил… Или это был Квинтус? Право, жаль. А эти, - Септимус махнул рукой, - просто очере…
Зелёные глаза юноши встретились с прищуренными карими.
Принц запнулся на полуслове. Быстро поднялся, шагнул к стоящему на коленях юноше. Тот отвёл взгляд, склонил голову, уставившись в пол.
Принц остановился. Наклонился, двумя пальцами поднял подбородок юноши, заставляя снова смотреть в глаза.
- Ваше Высочество? - кашлянул один из гвардейцев. Второй привычно поднял меч.
Принц моргнул. Убрал руку, отвернулся.
Юноша снова уставился стеклянным взглядом в пол.
- Нет! – махнул рукой снова усевшийся на трон принц. Шагнувший, было, вперёд, к юноше, гвардеец замер. – Увести. В королевские покои – надеюсь, их уже очистили? Я их займу. И охранять! Кто посмеет хоть пальцем тронуть, - Септимус зловеще оскалился, а гвардеец поспешно отдёрнул от золотоволосого руку. – Головой отвечаете! И зовите бывших советников, поглядим, может, - принц хохотнул. – И мне чего насоветуют?

* * *

Спокойно, уютно потрескивал огонь в камине. Подёргивались тени, отплясывая джигу по потолку и стенам.
Рыжеволосая бледная девушка склонилась над забившимся в угол спящим золотоволосым юношей.
Тихонько ворчала за окном гроза.
Осторожно девушка потянулась и мягко убрала упавшую на лицо юноши прядь. Золотоволосый вздрогнул, длинные ресницы затрепетали.
-Тс-с-с! – шепнула девушка, легонько касаясь лба юноши. – Спи.
Тот вздохнул, лицо расслабилось, став по-детски спокойным.
Девушка нахмурилась и, устроившись в кресле рядом с камином, принялась вертеть в пальцах чётки, искоса посматривая на юношу.
Взгляд её был печальным.

* * *

- Ваше Высочество, насчёт внука короля Тридия...
- Убить, - хмыкнул Септимус. – Что тут думать-то?
- Но Ваш отец в последнем письме приказывает привезти его в столицу, - возразил генерал Третьей Хотфолдской армии, временно исполняющий обязанности советника.
Принц недовольно цыкнул.
- Отец! Ему мозги под старость отказывают. Ла-а-адно… Мераний!
- Да, Ваше Высочество! – откликнулся стоящий за троном невысокий мужчина, лицом очень напоминающий хорька – начальник Тайной службы.
- Отвези этого… внука в столицу, - Септимус поморщился и поманил Мерания. Шепнул. – И сделай так, чтобы не доехал… Я проверю.
- Но Ваше Высочество! – воскликнул советник, всё отлично расслышавший. – Ваш отец…!
- Отец приказал отвезти в столицу, - спокойно заметил Септимус. – Разве он написал «привезти живым»?
- Но это подразумевается!
Принц хохотнул.
- Неужели?
- …к тому же мальчику все пять лет! – продолжал настаивать советник. – Это преступление перед Богом!
- Риций! – недовольно протянул принц, - достаточно! Если бы ты не был так полезен в бою, честное слово, я бы и тебя отравил, - советник побледнел, а принц, как ни в чём не бывало, продолжил. – К тому же, какая разница, сколько мальчишке? Он потенциальный наследник, и я, честное слово, не понимаю, почему мне приходиться тебе это объяснять!
- Простите, Ваше Высочество, - пробормотал советник.
Септимус вздохнул. Внимательно изучил принесённый слугой кубок с вином. Протянул обратно.
- Отпей.
- Ваше Высочество, если Вы позволите…
- Ну? – поторопил Септимус, флегматично наблюдается, как корчится на полу слуга. – Что там ещё?
- Хумары, Ваше Высочество. При Тридие они стали рабами, и сейчас их статус неясен.
- Хума-а-а-ары, - протянул принц. – Господи, какое мне дело до них?.. Кто-нибудь унесёт отсюда эту падаль?! – прикрикнул он на замерших у двери слуг.
Те быстро отмерли и кинулись поднимать затихшего лакея.
- Ваше Высочество, - наблюдая за суетой, произнёс советник, - хотел бы заметить, что именно хумару Вы вчера оставили в живых…
- Я? – изумился принц. – Когда?
- Э-э-э, - замялся Риций, - когда выбирали себе фаворита…
Септимус задумчиво нахмурился.
- Ну-ну. Поподробнее, Риций. Так он хумара?
- Да, Ваше Высочество, - быстро улыбнулся советник. – Младший сын королевы Изольды.
-Так он ещё и принц! – усмехнулся Септимус. – Дальше!
- Два его старших брата мертвы… как и мать, - продолжил советник. – Но младшего, Эдмунда, король Тридий оставил в живых… прельстившись его красотой.
Септимус хмыкнул, но промолчал.
- Мне показалось, Вам необходимо об этом знать, - закончил Риций.
- Что ж, правильно, - задумчиво протянул принц. – Насчёт хумар – оставим пока. Позже разберёмся. Что ещё?
- Письмо Вашего отца, принц, - поклонился советник, протягивая свиток. – Там не только про… внука Тридия.
- Конца и края этому не будет! – простонал Септимус. – Когда уже пир?!

* * *

Принц Септимус, кинжалом отмахиваясь от невидимых врагов, юзом прошёлся по коридору. Ткнулся в одну дверь, вторую. За третьей задержался, но всё равно вылетел в коридор, сопровождаемый истошным женским визгом.
- А…м-м-м... мы… поднимем… т-т-т-тост… ик!... за… п-п-обеду…! Чё тут полы качаются, а? – ни с того, ни с сего заорал он на караульных. – Чё т-т-тут вообще… ик!... п-п-происходит? И-и-и-и к-к-уда делась моя…ик!.. кровать? Тьфу ты! К-к-комната!
Высочество, от которого разило перегаром, вежливо проводили к нужной двери.
- В-в-вот сп-п-пасибо! – обрадовался принц, хлопая гвардейца по плечу. – А т-т-теперь н-н-не беспокоить… ик!.. меня! Я б-б-буду придаваться л-л-любви!
С третьего раза дверь всё-таки открылась и принц ввалился внутрь.
Гвардейцы дружно выдохнули.
…Септимус прислонился к двери и, закрыв глаза, принялся тереть лицо испачканной в крови перчаткой. Открыл глаза, быстро вытащил что-то из кармана камзола, поднёс ко рту, запрокинул голову, глотая.
Выдохнул, выпрямился и тут же встретился взглядом со скорчившимся в углу золотоволосым хумарой.
Тот, вздрогнув, первым отвёл взгляд, привычно уставившись в пол.
Септимус, тяжело вздохнув, прошёл к окну, распахнул створки. Швырнул вздрогнувшему от холода хумаре покрывало. Заглянул во вторую комнатку и снова направился к двери.
-… вашу! Есть в этом дворце вообще слуги! Живо сюда! Всех,…, перевешаю!
Спустя каких-то полчаса целая армия слуг штурмовала покои Септимуса, бегая туда-сюда с вёдрами горячей водой, принося с пиршественного стола блюда и напитки.
Ещё через полчаса бушующий принц успокоился, помылся, сменил платье и устроился, вытянув ноги, на скамье у стола, разглядывая замершего хумару.
- Встань! – громом в повисшей тишине прозвучал приказ.
Юноша медленно поднялся. Покрывало соскользнуло на пол. Лохмотьями повисшая рубашка – единственная одежда – распахнулась.
Септимус моргнул. В карих глазах мелькнуло странное выражение.
- Эд…мунд, значит? – протянул принц, разглядывая юношу. – Подойди.
Хумара покорно приблизился.
Рука в белой перчатке потянулась к обнажённому плечу, но на половине пути неожиданно замерла.
- Когда ты в последний раз ел? – спросил вдруг Септимус, отворачиваясь. – Садись.
Эдмунд покорно сел рядом на скамью, равнодушно глядя куда-то перед собой.
Септимус машинально отодвинулся. Потом и вовсе встал. По-прежнему не глядя, толкнул к юноше поднос.
- Ешь, - и раздражённо добавил, шагнув к окну, - ненавижу дохляков.
Хумара покорно потянулся к еде.
Септимус хмуро изучал ночное небо.
Спустя полчаса обернулся.
- В ванне вода ещё не остыла. Помойся. И сними эту дрянь, которая сейчас на тебе.
Когда хумара вернулся, принц уже лежал на кровати, кутаясь в покрывало. Окно он так и не закрыл.
- Иди сюда, - буркнул он. – Ну!
Побледнев – хотя дальше, казалось бы, некуда – юноша шагнул к кровати. Остановился в нерешительности.
Септимус откинул покрывало.
- Мне долго тебя ждать?!
На мгновение закрыв глаза, юноша скользнул под одеяло.
Не торопясь задувать свечу, Септимус склонился над хумарой. Тот зажмурился, послушно приоткрыв губы.
- Послушай меня, Эдмунд, - в лицо юноше выдохнул Септимус. – Ты, надеюсь, прекрасно понимаешь, что именно от меня зависит судьба твоего народа.
Тяжело дыша, хумара распахнул глаза.
Септимус прищурился.
- Так вот, если тебе небезразлично, что с ним станет… постарайся быть со мной поласковей. Эдмунд, - протянул принц, словно пробуя имя на вкус.
Хумара моргнул.
- Ясно? – вкрадчиво поинтересовался Септимус, пальцем осторожно касаясь щеки юноши.
Тот быстро кивнул.
- Что Вы хотите, господин? – полным усталой обречённости голосом произнёс он. – Я всё сделаю.
- Отлично, - усмехнулся принц, поудобней устраиваясь на подушках. – Рад, что мы поняли друг друга. Тогда давай спать.
- Господин? – спустя минуту изумлённо выдохнул хумара.
- Что? – недовольно буркнул принц, поворачиваясь на другой бок. – Да, я сплю со свечой. Задуешь – голову откручу. И вообще, ляг поближе, мне холодно!
И, обняв послушно придвинувшегося юношу, носом уткнулся ему в шею.
- Спокойной ночи.
- Спокойно ночи, господин, - полным удивления голосом откликнулся хумара.
Палец Септимуса мягко коснулся его лба, словно убирая волосы. Юноша сжался – но тут же расслабился, задышал ровнее.
Септимус приподнялся, рассматривая спящего.
В зеркале напротив отразилась взволнованная рыжеволосая девушка.
- Как жаль, что ты никогда не будешь моим, - пробормотала она голосом Септимуса. – Как же жаль…

* * *

- Ваше Высочество! К Вам едет…
Септимус, в видом ищейки изучающий завтрак – тёплый, словно только из печи, яблочный пирог – недовольно поморщился.
- Неужели отец?
- Нет, - опешил советник Риций, - всего лишь Ваш брат Терциус.
Септимус хмыкнул, отправляя кусок пирога в рот.
- Этому кретину в столице не сидится?
- Ваше Высочество! – изумлённо выдохнул вошедший вслед за Рицием молодой светловолосый мужчина. – Как можно!
- Это кто? – грубо поинтересовался Септимус, отрезая ещё кусочек.
- Мой принц, - поклонился Риций, покосившись на светловолосого, - позвольте представить – королевский посланник, виконт Дерзи!
- М-м-м! – глубокомысленно протянул принц. – Ну… хм… рад. Что ещё, Риций? Ты так плотоядно на меня смотришь, словно путаешь с этим восхитительным ароматным пирогом. Садись. И вы, виконт. Можете тоже отведать. Не отравлено – я проверил, - принц кивнул слугам. Те почти мгновенно, словно по волшебству, приготовили дополнительные приборы.
- Мой принц, Вы так вчера и не решили, что делать с хумарами, - произнёс спустя минут пять советник.
- А! – протянул принц. – Вытащите их с этих приисков, Риций, чего они там дохнут, как мухи? И вообще, хочу сам на них посмотреть. Так что вытащим, пожалуй, вместе.
- А кого же тогда…, - начал, было советник, но его перебил виконт:
- Но это же хумары! – воскликнул он. – Демоны!
Септимус расхохотался.
- Да Вы шовинист, виконт! Бога ради, демоны, люди – разницы никакой. Вы в детстве сказок перечитали?
Покрасневший виконт подавился возражением.
- Поверьте мне, - продолжил принц, - хумары не так страшны, как мы рассказываем детям… Риций, выкладывайте, что там ещё на сегодня? Насчёт брата я понял – встречу.
- Тогда вечером у Вас приём наместников, которых Вы назначили вчера во время пира, - отозвался советник.
- Я кого-то назначил? – искренне изумился принц. – Ну… ладно, глянем. Значит, свобода… Что ж, виконт, расскажите, как там дела в столице? Хорошо ли себя чувствует мой отец?
- Здоровье короля замечательно, - отозвался Дерзи. – Мы не устаём молить Господа, чтобы Он даровал королю долгих лет жизни и отменного самочувствия…
Дверь в залу отворилась – вслед за слугами в столовую вошёл Эдмунд, всё ещё бледный, но с аккуратно уложенными волосами и в богатом белоснежном камзоле. Остановился рядом с креслом принца, как обычно потупившись.
Откровенно зевающий Септимус оживился, сделал попытку подняться, но передумал. Прикрикнул на слуг.
- Кресло, бездельники! Ну!
Виконт замер с открытым ртом, советник отложил десертную ложечку и изумлённо уставился на принца, когда хумару усадили за стол рядом с Септимусом.
- В следующий раз, - успешно игнорируя виконта с советником, прошипел принц, - ты будешь здесь с начала завтрака. Это понятно? Я не намерен тебя постоянно ждать!
- Да, господин, - шепнул Эдмунд, ошеломлённо глядя на поставленное перед ним блюдечко с куском пирога.
- Ваше Высочество! – обрёл, наконец дар речи виконт, - мы должны завтракать с…этим?!
Спетимус, как раз вырвавший из рук Эдмунда бокал, поднёс к губам, отпил сам и поперхнулся.
- Он же…, - виконт запнулся под яростным взглядом принца.
-Если ты ещё раз, Дерзи, - ласково пропел Септимус, ставя бокал обратно перед хумарой и вставая, - посмеешь обидеть Эдмунда… Я лично прослежу, чтобы твой болтливый язык вырвали и приготовили тебе же на ужин… А теперь прошу прощения, господа. Эдмунд, я жду тебя у конюшни.
- К-к-как… к-к-как… к-к-как он смеет! – выдохнул виконт, когда дверь за принцем закрылась. – Я… Я…
- Тише, не стоит, - осадил его советник. – Вы слишком недавно из столицы, виконт. Вы ещё не поняли, как обстоять дела здесь, в провинции.
- И как же? – выдохнул Дерзи.
- Принц Септимус – самый вероятный претендент на трон, - улыбнулся советник.
- Спаси нас бог! – выдохнул виконт, искоса глянув на хумару, - от этого позора…

* * *

- Красиво, - задумчиво произнёс Септимус, пуская коня шагом и разглядывая долину внизу, испещрённую полями и скоплениями домиков.
Эдмунд, ехавший на полкорпуса позади, промолчал.
Принц выехал к обрыву, подставил лицо солнечным лучам и, закрыв глаза, улыбнулся.
- В детстве всегда удирал из дворца, - неожиданно произнёс он, - от братьев в основном. Тяжело быть младшим. Особенно когда старших шестеро, - Септимус закусив губу, обернулся. – Кстати, возьми.
Хумара в немом изумлении уставился на протянутый кинжал.
Септимус поворотил коня, подъехал ближе и вложил кинжал в руку Эдмунда.
- Бери. И мой совет – носи всюду с собой. Тебя попытаются убить. И может получиться так, что меня рядом не будет.
- Ваше Высочество, - нарушил шуршащую листвой тишину голос Эдмунда, - а Вы не боитесь, что я…
Септимус хохотнул. Осторожно коснулся щеки хумары.
- Эдмунд, милый, я очень советую тебе не совершать подобной глупости. От меня слишком много зависит, не так ли? – улыбнулся он. – Мои братья отправят тебя на эшафот, а твой народ – на прииски. Так что нет, не боюсь.
Обратно во дворец они ехали молча. Септимус только раз нарушил тишину.
- Эдмунд, хочу, чтобы ты запомнил некоторые правила. Я желаю, чтобы ты сопровождал меня везде – это во-первых. Во-вторых, прежде тебя всегда – запомни – всегда пробовать твою еду буду или я, или слуги. В-третьих, конные прогулки утром и вечером в любую погоду – для меня традиция. Для тебя теперь тоже. В-четвёртых, мои комнаты – отныне и твои. И помни про свечу, тебе не понравится то, что я сделаю, если проснусь в темноте. В-пятых, если тебя вдруг убьют, первое, что я сделаю, это вырежу твоих соплеменников одного за другим. Так что в твоих же интересах следить, чтобы с тобой ничего не случилось. Вопросы?
- Один, - после паузы откликнулся Эдмунд. Септимус перевёл взгляд с дороги на него. – Зачем я Вам?
Мгновение принц, прищурившись, смотрел на хумару, потом отвернулся.
- А не рано ли ты, милый мой, почувствовал себя в безопасности? Решил, если прошлой ночью ничего не случилось, - он снова встретился взглядом с побледневшим юношей. – Поэтому, если я захочу… Но пока, - Септимус улыбнулся, - мне нравится смотреть, как ты боишься. Чуть позже ты привыкнешь – и я найду новый способ увидеть в твоих прекрасных глазах ужас.
Усмехнувшись, принц перевёл коня в рысь и почти сразу – в галоп, не оглядываясь. Замерев на мгновение, вслед за ним поспешил и Эдмунд.

* * *

- Кретины! – орал Септимус в открытую дверь. – Убрать! Убрать это немедленно!
В залу ворвались слуги, на мгновение застыли, оценив валяющиеся на столе, под столом и в креслах тела мёртвых наместников… И сноровисто поволокли их вон.
- Эдмунд где?! – рявкнул принц, мечась по зале. – Позвать! Немедленно! Сейчас!
Хумару нашли буквально через минуту и с излишним энтузиазмом втолкнули в залу. Бледный, в белом костюме, как серебристое изваяние, он застыл посреди, глядя в пол.
Метнувшийся, было, к окну Септимус подскочил к юноше. Резко дёрнул за воротник и, тяжело дыша, шепнул в лицо:
- Ты. На флейте. Играешь?
Хумара моргнул. Тихо выдавил:
- Н-н-нет…
- Значит, будешь слушать, - подытожил Септимус. – Идём!
Спустя час из окна комнаты принца донеслась нежная, хватающая за сердце музыка.
«Он же никогда не умел играть, - пронеслось в голове у замершего у дверей Риция, - А, впрочем! Чем бы дитя ни тешилось...»
А изумлённый хумара тем временем слушал, как принц, отложив флейту, и глядя из окна… рассказывает сказку. Смешную. Добрую. Интересную.
- Так вот, вернулась я… э-э-э… то есть волшебница снова к морю, вызвала этого, с рогами и чешуёй и душевненько поинтересовалась: «Кошелёк или жизнь?»…
А в зеркале рыжеволосая волшебница, снова наполнив бокал и подлив вина оживившемуся хумаре, улыбнулась губами принца. Но в отличие от него – радостно.

* * *

- Терциус! Мой любимый брат!
- Септимус!
Братья со звоном обнялись.
- Терциус? – изумился Септимус, аккуратно пряча кинжал – Ты стал носить кольчугу?
- Как и ты, брат, - с досадой в улыбке отозвался принц.
Септимус рассмеялся, хлопнув брата по плечу.
- Да ладно! Пойдём-ка лучше посидим за бокалом вина. Расскажешь про отца…
Терицус покачал головой.
- Мой любезный брат, с тех пор, как ты отравил Квинтуса, я пью только собственно вино.
- Какая незадача! – протянул Септимус, - тогда, надеюсь, оно также прекрасно, как и моё, - улыбнулся он, пропуская принца вперёд и с лёгким кивком закрывая дверь перед носом Эдмунда. - Ну же, я весь внимание… Как там папа?
Замерший перед дверью приёмной залы хумара с удивлением увидел, как, стоило принцам скрыться, стали обмениваться ставками караульные. И горничные. И улыбчивые придворные.
На Септимуса ставили больше.

Опубликовано: 17.10.2014

Автор: Сакрытина Мария (Uvarke)

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 10 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*