Средние миры. Слезы демона

Слезы демона

«Грех молодости со временем проходит и обращается в другой грех, который времени уже не дано исправить»
Пикуль В.С. «Пером и шпагой»

Рейтинг: R
Размер: Мини
Статус: Закончено

Отныне его жизнь не стоит ничего.
Он покидал Лион в нежном возрасте двадцати лет – десятилетний ребёнок, если сравнивать с развитием детей магов. Покидал дом, чётко осознавая, что спустя несколько лет – когда его родичи снова наберутся сил, – он погибнет – там, в землях магов, на потеху врагам. А если даже и повезёт и удастся вернуться – никто не примет его обратно.
Он знал, что теряет дом и семью. Подозревал, что даже магию волшебники заберут – они же ненавидят и боятся демонов.
Всё он знал.
И отчаянно не хотел уезжать.
Но его мнения тогда никто не спрашивал.

***

- Ну и кого они присылают? – небрежно поинтересовался Повелитель магов Грэй-Скульптор, вертя в руках изящный фужер. По мнению канцлера Сэнделла стоило бы взять стакан, желательно без золотой каймы, а лучше и вовсе без огранки. В больших, мясистых, грубых руках Повелителя изящный фужер смотрелся примерно как бабочка в когтистой лапище саблезубого тигра.
- Сэндел, ты там что, заснул? – резкий голос короля заставил вздрогнуть.
Не заснул, хоть и не мудрено – три ночи подряд сражаться с отчётностью – после войны бюрократия расцветает. И, судя по стопке у него на столе, ещё столько же бессонных ночей… А потом много снотворного зелья, потому что кошмары не замедлят явиться. Снова кровавая жатва в крепости Лэстки, снова трупы, искорёженные до неузнаваемости куски плоти на стенах… Хорошо демоны порезвились.
- Принца Кайла, младшего сына Повелительницы, - отозвался Сэндел в ответ на недоумённый взгляд короля.
- Бедняжка, - хмыкнул Грэй.
Но жалости в его голосе вопреки слову не было.
«Бедняжка», - повторил про себя Сэндел. Действительно, здесь ему житья не будет, ненависть Повелителя магов к демонам известна. Да и причина, впрочем, веская. Демоны посмели напасть на семью Повелителя, убили супругу и изуродовали дочь – у девочки шрамы и так на всю жизнь останутся.
Тоже бедняжка.
- Ну, расскажи мне о нём, - помолчав, приказал король. – Сколько мальчишке?
- Двадцать, - откликнулся канцлер, беря со столика ещё один фужер. Хотя тоник сейчас подошёл бы лучше, но за неимением сгодится и вино.
- Ребёнок, - выплюнул король. – Они даже детей своих продать готовы. Я же говорил, Сэндел, ничем от животных не отличаются. Ну, и какие способности у этого зверёныша? Он хоть человеческое обличие принять может?
- Да, Ваше Величество, - усмехнулся в ответ Сэндел. – По крайней мере, так меня уверял их посол.
- Что ещё? – отпивая из бокала, лениво поинтересовался король. – Какие стихийные предрасположенности?
- Земля, - канцлер тоже пригубил вино. – Вроде как неплохо владеет именно этой магией. Ну, и дальше традиционный для демонов набор.
- Двадцать? – словно про себя хмыкнул Грэй. – Этот малыш от сдерживающих амулетов не окочурится?
- Вряд ли, Ваше Величество, - Сэндел крутанул в пальцах бокал, алая жидкость кровью плеснула на золотую кайму. – В любом случае, одевать их будут демоны. В нашем присутствии.
Повелитель хрипло засмеялся.
- Говорю же, звери. Ну ладно, земля, значит… Значит… Значит, сделаем его дворцовым садовником.
- Повелитель? – вино отдало горчинкой, Сэндел брезгливо поставил фужер на место. – Садовником? Сына Повелительницы?
- Ну не бездельничать же он к нам едет! – ухмыльнулся король. – Вот пусть и поработает. А его титулы для меня ничего не значат. Как только он ступит на нуклийскую землю, он мой пленник. И всё.
- Да, Ваше Величество, - задумчиво произнёс Сэндел.
Интересно, как на подобное отреагируют демоны? Сил у них, конечно, уже нет, но всё же злить бешеную собаку…
- Они проиграли, Сэндел, - окликнул канцлера король. – В пух и прах. Если надо, их Повелительница, Кларисса, ноги мне целовать за свой народ будет, а не только сыном жертвовать. У неё и так один остаётся.
Сэндел кивнул. Честно говоря, его самого стопка с непрочитанными документами ужасала сейчас куда больше, чем возможный гнев лионцев.
Садовником – так садовником.

***

- Фехтовать? Девочка моя, у тебя голову напекло? – изумлённо выдохнул Грэй, трогая темноволосую макушку. – Никаких «сражаться»! Поняла меня?
- Но папа! – топнула ножкой принцесса Лэя, в качестве стратегически сильного оружия поворачиваясь к отцу левой щёчкой. Грубые шрамы на нежной коже устрашили бы кого угодно.
Отец дрогнул, но устоял. Взгляд совсем замёрз.
- Нет! Я сказал – нет! Ты целительница, Лэя, ты будешь давать жизнь, а не отнимать!
- Но папа! – заканючила девочка. – А если демоны снова нападут? Я даже не смогу…
Отец не дал договорить. Вздрогнул и прошипел – Лэя никогда не слышала, чтобы папа так разговаривал.
- Нет! Никто больше не нападёт! А теперь – марш к наставнику!
Девочка действительно убежала – с отца станется этого самого наставника позвать. А тот очень зол, наверное, за приклеенный к стулу учебник.
Вот же несправедливость! Лэнтсу и остальным, значит, фехтовать можно – и хвостами потом крутить, задиры! А ей – принцессе Средних миров! – нельзя даже за кинжал браться!
Лэя взялась – и не просто за кинжал, притащила меч из оружейной. Спряталась в саду, в одном ей известном укромном местечке.
Ну и знала она, что они такие бяки!
Вот и пусть подавятся! А Лэя сама научится!
Так-то!
Девочка попробовала помахать клинком – у того же Лэнтса вон как лихо выходит. Ну и что, что на три года старше! Она в её десять уже и так взрослая… Ай!
Меч упал на ноги, плашмя.
Маленькая принцесса, разразившись совсем не детскими ругательствами, запрыгала на одной ножке, дуя на ушибленный палец.
Ну и что!
Упорно подняла меч, снова крутанула! А-а-ай!
Снова упал, снова плашмя. Да что за железяка такая!
А ну ещё раз!
- Вы неправильно его держите, - произнёс чей-то тихий голос.
Девочка резко обернулась. Насупившись, оглядела незнакомца. Худенький темноволосый мальчишка, почему-то в ошейнике. Глаза интересные, но вот взгляд… Юная волшебница попыталась понять, что её так беспокоит, что не так со взглядом. Не поняла.
- Возьмите одной рукой, принцесса, и поверните её так, чтобы пальцы полностью обхватили рукоять. Почувствуйте, так будет удобней, - добавил мальчишка тем же тихим, каким-то ненормальным голосом.
Лэя хмыкнула. Попыталась перехватить рукоять. Хм, а так и впрямь удобней!
- А ты вообще кто? – буркнула принцесса, искоса глядя на мальчишку. – Почему ты меня знаешь, а я тебя не знаю? Я вообще-то тут всех знаю всех!
По губам мальчишки пробежала улыбка, взгляд чуть потеплел. Лэе это понравилось.
- Я Кайл, - представился мальчишка.
Лэя ждала продолжения – титула, указания рода. Но странный мальчишка молчал.
Тогда Лэя протянула ему меч.
- Вот. Ты, похоже, умеешь. Научи меня.
Мальчик моргнул. Глянул на клинок. На принцессу. Снова моргнул.
- Я приказываю! – топнула ножкой Лэя.
Брови мальчишки поползли вверх. Он взял меч, крутанул и как-то очень изящно… воткнул его в землю рядом с принцессой. Молча.
Лэя обиженно шмыгнула носом. Выдавила:
- Ну пожа-а-алуйста! Папа не разрешает, а я… я…
Она замерла, наконец-то вспомнив, где уже видела такой взгляд. Точно так смотрела мама, когда ей сказали, что их крепость захватили демоны.
А потом плакала.
Этот Кайл сейчас тоже плакать будет?
Плакать мальчик не стал. Только забавно нахмурился и вдруг заявил:
- Я демон, принцесса. Вам лучше держаться от меня подальше.
И вздрогнул, когда Лэя захохотала, кривляясь и сгибаясь от веселья.
- Ты? Демон? Ты? Да щас! Ты?! Ха-ха-ха!
Мальчик даже не улыбнулся.
«Игра, наверное, такая», - решила Лэя.
Пожалуй, это весело. Она ещё никогда не играла в демона и волшебницу.
- Так ты меня научишь, демон? – поинтересовалась, икая от смеха. – Фехтовать хочу, очень.
Странный «мамин» взгляд исчез совсем. Тёплые карие глаза посмотрели на Лэю. Мальчик снова взялся за рукоять.
- Как прикажете, принцесса.

***

(пять лет спустя)
Наяда, красивая, как сказка, дочка Советника Трейса, хихикала над шутками Лэнтса, вальсируя в самом центре танцевального зала.
А прижавшейся к стене Лэе казалось – красавица хохочет над ней.
Девушка задумчиво тронула коросту шрамов на левой щеке. Можно было и не закрывать лицо с этой стороны вуалью – весь Нуклий и так знает, что под ней.
Ещё совсем недавно Лэю это не трогало. Но теперь ребята, с которыми она играла раньше – и даже Лэнтс – смотрят на неё через силу. И тот же Лэнтс увивается теперь за дурочкой Наядой – только потому, что золотоволосая, стройная и личиком смазливая.
Но она же дура! Что с неё взять, кроме физиономии?!
А Лэнтсу нравится.
Лэя отвлеклась – отец позвал познакомить с альвийским послом. Господин Тэйлиэле едва заметно поморщился, взглянув на принцессу. Но тут же вежливо улыбнулся, взял за руку – поцеловать. Потом пригласил на танец.
Лэя краем глаза заметила, как отец подозвал Лэнтса и, улыбаясь, принялся что-то втолковывать внимательно слушающему юноше.
Медленный танец, дежурные комплименты. Прохладная ладонь альва у неё на плече. И брезгливость во взгляде.
Стоило танцу закончиться, как к Лэе тут же подскочил фальшиво улыбающийся Лэнтс. Поклонился, приглашая.
Ёкнуло сердце – Лэя поймала довольный взгляд отца.
Молчаливый круг по залу. Шепотки гостей, дурманящий запах духов, красивый партнёр. Фальшь и презрение.
- Словно со змеёй танцевал, - тихонько поделился Лэнтс, возвращаясь к друзьям, и, конечно, прекрасной Наяде. – Бр!
А оставленная им в уголке партнёрша судорожно вздохнула.
- Уродина! Не будь её отец Повелителем…
…Лэя бежала по парковому лабиринту, задыхаясь от рыданий. Потом придётся оправдываться перед отцом – покинула бал без причины. Стоит признаться – ничего не изменится. Как и сейчас ей будут фальшиво улыбаться, но ничего-ничего не изменится! Фальшь, ложь, иллюзия.
За что ей это? За что?!
- Принцесса?
Светящиеся в фиолетовом сумраке глаза с вертикальными зрачками. Лэя замерла.
Кайл. Прошло то время, когда она не верила, не понимала, кто он такой. Но неважно, просто бояться этого мальчишки как-то… Хотя на самом деле…
Из-за него, из-за таких, как он всё это! Не будь тогда демонов, она не стала бы… такой. И, кто знает, может, Лэнтс сейчас улыбался бы ей – восхищённо. Ей бы целовал руки, говорил искренние комплименты…
Луна выплыла из облаков – в серебряном свете чётко вырисовался силуэт демона в человеческом обличье – худощавый длинноволосый парнишка с ладной фигурой.
Красивое обличье. У Лэи дыхание перехватило – она знала, конечно знала, что это всего лишь морок, что на самом деле демоны безлики, но… Перед ней стоял юноша с куда более красивой внешностью, чем мог похвастаться тот же Лэнтс.
А у неё сбилась вуаль. И в холодном лунном свете гротескно вырисовываются на нежной коже шрамы.
- Принцесса, что с вами?
Лэя всхлипнула, закрывая щеку рукой. Выдохнула обречённо:
- Я уродлива.
- Что? – ошеломлённо выдохнул Кайл, делая шаг к ней.
Лэя сжалась, обняла себя руками.
- Я уродина! – закричала она ему в лицо. - Некрасивая, мерзкая, как… как… змея! Я…
Дрожащий, пронизанный волшебным лунным светом, напоённый ароматом лилий и роз воздух…
Лэя ахнула – сильные руки стиснули её так, что хрустнули косточки корсета. Её подбородок упёрся во впадину ключицы, злополучная левая щека прижималась к груди – это оказалось так неожиданно приятно, словно приоткрылась некая взрослая, волшебная тайна, словно…
Она всхлипывала, рыдая на его плече. И слушала ласковое:
- Тебя обманули, принцесса. Нет никого красивее тебя, Лэя.
И она почему-то верила этому голосу и хотела, чтобы это объятье продолжалось вечно.
И в тёплых глазах, хоть и с вертикальными, ненормальными зрачками, светилось искреннее восхищение и что-то ещё, отчего Лэя почувствовала странный жар в щеках – даже злополучной левой.
- Нет никого красивее тебя, моя принцесса.

***

(десять лет спустя)
Лэя вернулась с вечерней конной прогулки. Пробежала по галерее, шелестя юбками.
Заходящее солнце позолотило инкрустированного драгоценными камнями единорога на двери в апартаменты принцессы.
Захлопнуть дверь, улыбнуться горничным. Не заметить брезгливый взгляд провожающего её Лэнтса. Позволить поцеловать руку. Отправить будущего Оранжевого лорда (а ныне пока ещё наследника) прочь.
Упасть на диван, попутно вытаскивая из волос шпильки.
И вдохнуть ласковый аромат роз – огромный букет на столе, венки на стене, выведенное из них имя «Лэя».
Девушка улыбнулась, потёрла зудящую левую щёку, сорвала ненужную теперь вуальку и бросилась к окну.
Условным знаком полетела по саду белая голубка…
…Кайл поймал голубку. Быстро сжал пальцы – птица рассыпалась серебристыми искорками. Огляделся.
Наблюдающий за ним из окна кабинета Сэндел молча усмехнулся: такая на лице у демонёнка высветилась радость. И вот мальчишка уже спешит, торопится в условное место – беседку в центре лабиринта, укрытую щитами принцессы, словно шкатулка с амулетами.
Темноволосая макушка скрылась в лабиринте, и Сэндел отвернулся от окна. И так почти каждый вечер. Принцесса Лэя на людях улыбается сынку Оранжевого лорда Лэнтсу, стыдливо скрывается за вуалью. Делает вид, что не слышит шепотки у неё за спиной.
А любит, похоже, этого лионского принца.
Сэндел мог это понять. Оба отверженные. Обоих в Нуклие ненавидят: Кайла – за то, кто он. Принцессу – за её отца. Повелитель так хочет счастья дочери, что иногда готов перестараться. А его умненькая дочка ведь всё понимает…
Сэндел снова усмехнулся и шагнул к заваленному документами столу.
А вот самому королю знать о чувствах дочери к демону не стоит.
Грэй не поймёт, канцлер это знал. Похоже, знала и Лэя, держа их свидания с Кайлом в тайне.
А всё-таки - изгнанный из дома демон и уродливая принцесса.
Какая пара!

***

Лэя, улыбаясь, перебирала цветы – специально для неё выращенные маленькие незабудки с удивительной золотой каёмочкой, светящейся в темноте. Этими незабудками была усыпана вся клумба у Лэи под окнами. Она сияла золотом ночью – золотом же сиял и букет в вазе.
Лэя улыбнулась, вставила один цветок в волосы. Потянулась, открыла шкатулку – незаконченное плетение на лионский манер – браслет из тёмных прядей – её и Кайла. Надо поторопиться, ещё потом застёжку искать – если Лэя ничего не перепутала, от того, как украшена застёжка, значит весь смысл браслета, его послание. Точнее её, Лэи.
Волоски путались, Лэя сосредоточенно пересчитывала узелки – и заметила: что-то не так, только когда мерцающий огонёк у неё над постелью загородила чья-то гротескная тень.
- Кайл? – шепнула принцесса, оборачиваясь.
За опущенными портьерами балдахина громко фыркнули.
Лэя на мгновение закрыла глаза. Слово «стража!» замерло на губах – никого за дверью не было, принцесса это чувствовала.
Рука рыбкой нырнула под подушки, ища спрятанный там жезл.
Ярко вспыхнули портьеры. Спальня принцессы осветилась, словно днём – даже воздух, кажется, раскалился добела.
Белая голубка из последних сил летела по саду, разбрызгивая в фиолетовом сумраке алые искры огня.

***

Лэя, прижимаясь спиной к стене, выставила перед собой руку с жезлом. Навершие мерцало еле-еле. Пятеро демонов, пусть и в Нуклие, где сам мир магам-людям помогает, оказались юной волшебнице не по силам.
За стеной огня, зависнув облаками газа, демоны переговаривались, отращивая по ходу разговора то клыки, то шипастые хвосты, то крылья.
- Тэйе Визил, а может, Повелительнице её? Пусть Грэй, - имя отца Лэи выплюнули, словно ругательство, - тоже мучается?
- Ещё семейку Повелителя поубавим, - клыкастым провалом заулыбался кто-то.
Лэя закрыла глаза – сознание уже уплывало от дыма, а блеск и вовсе не стерпим.
Очень хотелось крикнуть: «Да решайтесь вы уже, надоели!» Где же отец? Где… где все? Принцессу Нуклия никто не защищает?
Это, кстати, и демонов беспокоило поначалу. Потом они вопрос как-то решили, но Лэя не поняла, как. Всё-таки язык Лиона она ещё пока плохо знает…
Демон огня, алое облако, золотые провалы глаз, отрастил пасть – где-то внизу, даже на спине, кажется, - собрался ответить. А может, и ответил.
Звон лопнувшего стекла его заглушил.
По-звериному припав к полу, Кайл выщерился на языки пламени. Те словно отодвинулись.
Лэя уронила жезл и бессильно упала на колени.
- Кайл? – изумился огненный демон, потянувшись к дворцовому садовнику алой лапкой.
- Не тронь её, Визил! - рыкнул Кайл. Ошейник на нём раскалился, почернел, заискрился.
- Что, им теперь служишь? – прошипел огненный демон, помолчав. – Права мама, нет у меня больше брата. Предатель.
Пламя поползло к принцессе.
Кайл, одной рукой вцепившись в ошейник, другой заслонил Лэю. Алые глаза отчаянно сверкнули.
- Если тронешь её, я убью тебя, Визир.
Огненный демон равнодушно отвернулся-переполз к товарищам.
Алые язычки взвились до потолка, собравшись в волну, рухнули на принцессу. Лэя испуганно зажмурилась и снова, как тогда, в саду, почувствовала отчаянное объятье… и странную прохладу.
Огонь, обратившись водой, обдал принцессу и садовника еле тёплыми струями – и отхлынул.
- Несносный мальчишка! – ласково прожурчали рядом. – Я, твою …!... сказала…!... спать! А ты по чужим спальням околачиваешься?!
Лэя почувствовала, как стискивающие её руки разжались. Открыла глаза.
Мокрая чуть не в исподнем блондинка с хлыстом из водяных струй нависла над одним из облаков.
- Мало того, что с занятий сбежал, так ещё и …! и…! … в Нуклий смылся. Я тебя…! … перед матерью прикрывать больше не буду! Ты у меня … и…!
Кажется, Лэя ещё очень плохо знает лионский. Даже половину монолога не поняла.
Облако попыталось спрятаться за товарищей – водяной хлыст достал и там. Блондинка, не смущаясь, схватила демона за псевдоподию, дёрнула – тот амёбой повис у неё в руках, сжавшись до размера кляксы.
- А теперь принял облик поприличней, встал и ИЗВИНИЛСЯ! – проорала блондинка, потряхивая огненным демоном, точно тряпкой, и поворачиваясь к Лэе с Кайлом. – О, бездна, твою…
В следующее мгновение всё вокруг завертелось-закружилось так, что уставшая Лэя не могла сообразить, где что. Открылись-закрылись порталы, в комнату принцессы (наконец-то!) явилась стража, блондинка, так же быстро открыла портал и, швырнув туда один за другим все «облака», мгновенно скрылась сама.
Теряя сознание, Лэя зацепилась почему-то за странную деталь: в небесных глазах блондинки-демоницы перед самым исчезновением сверкнуло такое выражение, будто что-то очень, очень плохое неминуемо должно очень скоро случиться.
Что?

***

- Они хотели убить мою дочь! – раненым зверем кричал Повелитель – стены дрожали от его гнева, тоненько звенели стёкла, крупно вздрагивал пол. – Мою! Дочь!
- Но Ваше Величество, - попытался перебить канцлер, - война? Повелительница уже послала ноту с извинениями…
- Она бы с удовольствием послала её, когда этот недоносок убил бы мою дочь! – прорычал Грэй. – Нет, я заставлю демонов поплатиться! Твари, убью! Всех! Убью!
Сэндел сбежал, только завидев золотой свет вокруг фигуру короля.
И, стоя в приёмной, слушая, как за стеной мечется обезумевший Повелитель, думал, что позже, когда Его Величество успокоится, надо убедить его отменить нападение на Лион. Рано, сейчас ещё рано, Нуклий не успел за пятнадцать лет оправиться, сил не так много, Повелитель, похоже, забыл, что магические жилы Нуклия открываются только для него, а для других волшебников недоступны…
…Грэй не хотел слушать. И убеждаться тоже не хотел.
- Сэндел, пойми, - уже спокойнее говорил он. – Стоит это оставить, и подобные нападения посыплются, как горох из кувшина. Молодёжь в Лионе подросла, им море по колено. Не начни войну я, кто-нибудь из лордов сделает это первым. А потом что – вызов мне?
«Логично», - подумал канцлер и кивнул.
- Да, и ещё, - бросил Грэй, когда Сэндел уже собрался уходить. – Мальчишку этого, Кайл, вроде бы, да? Казним послезавтра на дворцовой площади. Так, чтобы лионцы видели.
- Но мой король, - попытался заикнуться канцлер.
Повелитель махнул рукой.
- Хватит, Сэндел. Они пытались убить мою дочь, - и уже тише прибавил. – Значит, Кларисса останется без одного из сыновей.

***

А чего ты, демон, ожидал?
Тебе позволили жить, даже условия не сделали невыносимыми. Тебе нашлось, с кем проводить время. Более того, ты умудрился влюбиться в волшебницу – дочь Повелителя, девочку, чью жизнь твои же сородичи сделали невыносимой. И эта девочка даже ответила тебе взаимностью.
И после всех этих даров ты посмел ещё на что-то надеяться? Нуклийские небеса завистливы, демон, ты же знал.
Тебе пристало радоваться, демон, твоя жизнь, хоть и короткая, была вполне радостной. Будет, что вспомнить в ночь перед эшафотом: принцесса магов любила тебя.
Ну так почему же ты не радуешься, демон?!
Сэндел, расставлявший стражу в комнате бывшего лионского принцесса, вздрогнул, поймав на мгновение полный тоскливой безысходности взгляд демона. Он не плакал, не рыдал, не просил пощады. Да и Сэндел удивился бы, услышь что-нибудь подобное. Одно время по Нуклию даже пословица ходила: слёзы демона на вес золота. Редко, ох как редко можно увидеть плачущего демона. Скорее уж маг зарыдает.
И сейчас лионский мальчишка почти добился этого одним своим взглядом.
Сэндел понимал: его Повелитель прав, показательная акция нужна, но…
Кайл поймал его взгляд – карие глаза тут же замёрзли, став непроницаемыми.
Сэндел быстро отвернулся.
Да пошли они все в бездну, эти демоны! Сами напросились.

***

(А в это время в кабинете Повелителя)
- Папа!
- Дочь!
Принцесса и Повелитель наворачивали круги у письменного стола.
- Я сказал – нет! – прорычал сроду не повышавший на дочь голос король. – Завтра он умрёт! Это политика, девочка моя, - добавил он, смягчившись, - я понимаю, в тебе говорит целительница, но, поверь, это отродье жалеть нельзя!
Лэя рыдала, кричала, обвиняла отца в шовинизме.
Но только наталкивалась на понимающий взгляд. Всегда «ты – целительница, милая. Вот иди лечить и закрой рот».
Она даже упала в обморок у него в кабинете, но и такая крайняя мера не подействовала.
«Ты ещё молода, девочка моя. Ты подрастёшь и поймёшь, что я прав, что их нельзя жалеть»
Кайла, доброго, жалостливого… тёплого, родного… Нельзя жалеть?
Только за то, что он сделал?
Лэю «привели в себя» и заперли в её же апартаментах. Принцесса побилась немного ради приличия о дверь, а потом полезла под подушку за жезлом.

***

Ночью Кайла оставили, наконец, одного. Подумать, ха-ха, о будущем, наверное. Стража исчезла за дверью, и бывший лионский принц и уже бывший нуклийский садовник смог задремать, по привычке стискивая сдерживающий магию ошейник.
Интересно, эту дрянь снимут перед смертью или казнят прямо с ней?
Ему снилась Лэя. Девушка стояла перед ним на коленях, уговаривая куда-то идти, зачем-то ощупывала ошейник. Он смотрел на неё, как на видение, гадая, увидит ли принцессу завтра – хотя бы среди зевак. Может, последний раз повезёт?
Во сне ошейник вдруг осыпался чёрными хлопьями – Лэя быстро убрала руки, но всё равно на нежной коже остались волдыри. Демон потянулся, поцеловал их.
Волшебница жалко улыбнулась и приникла к его губам.
За её спиной сверкнул портал.
- Кайл, иди! Ну же, иди! Кайл!
В комнате резко посветлело, засвистели-затрещали щиты, лицо Лэи скривилось от напряжения.
Только тогда Кайл понял, что это не сон.
- Ты сошла с ума, моя принцесса, - шептал он, обнимая волшебницу. – Твой отец тебе не простит.
- Плевать! – бросила Лэя, вырываясь из объятий. – Ты будешь жить! Я сказала – будешь! Слышишь?! Они не убьют тебя из-за какой-то войны! Будешь, будешь, будешь!
Портал всё это время полз к кровати. В последний момент волшебница отшатнулась, Кайл рванулся к ней, но золотая рамка уже засияла знакомыми символами.
Последнее, что Кайл запомнил: слёзы, особенно ярко сверкающие на шрамах обезображенной щеки.
Его принцесса плакала из-за него.

***

Огненная демоница брезгливо рассматривала распластавшегося перед ней на полу демона в обличие темноволосого хрупкого юношу. Долго изучала осунувшееся лицо, закрытые глаза. Гримаса призрения исказила кошачью гротескную морду. Длинный змеиный хвост неистово бился о пол.
Взметнулась громадная лапа, блеснули полуметровые когти.
Перед темноволосым упала белая тень, по-звериному расставив четыре золотистые лапы.
- Кларисса, что ты делаешь?! – прошипела она. – Он твой сын! Или ты обезумела как эти… люди?! – последнее слово лужицей упало на пушистый ковёр – тот вздрогнул, словно живой, засверкал молниями.
- Не смей мне перечить, Дэра, - тихим треском костра шепнула огненная демоница. Лапа безвольна повисла, когти втянулись. – Я твоя Повелительница. Придержи язык.
- А я твоя сестра, - тень поднялась, оборачиваясь нагой голубоглазой блондинкой с усталым лицом. – Кто-то, в конце концов, должен говорить тебе правду. И я ещё раз повторяю – Кайл твой сын. Его смерть ныне ничего не изменит. Как ты можешь…
- У меня только один сын, - перебила демоница, оборачиваясь огненным силуэтом. – Это… не должно жить. Маги пометили его, неужели не видишь? Посмотри на его ауру.
Небесные глаза опасно сузились.
- Иногда я думаю, - медленно, угрожающе зашипела блондинка, - не нагуляла ли тебя наша мать с каким-нибудь… человеком?!
Золотой протуберанц зашипел, стегая водяной щит.
- Ты подозрительно быстро забыла, что является основой нашего рода! – продолжила блондинка, водяным вихрем окружив огненную демоницу. - Поддержка семьи. Именно поэтому я всё ещё здесь, а не возглавила твою оппозицию, как мне много раз предлагали! Именно поэтому я пытаюсь сделать хоть что-то стоящее из твоего никчёмного «единственного» сына, который никогда, слышишь, Кларисса, никогда не будет тебе поддержкой! А того, кто действительно может нам послужить, ты жаждешь убить, как помеченного магами?! Я спрашиваю тебя, сестра, ты в своём уме?
Огонь и вода исчезли – две женщины стояли друг напротив друга, и между ними невольной границей – темноволосый юноша без сознания.
- Забери его, Дэра, - отворачиваясь, бросила темноволосая, стройная дама в алом платье. – Забери, я не хочу видеть его в Лионе.
- Как прикажете, моя госпожа, - ощерилась брюнетка. – Но вы об этом пожалеете.
Повелительница демонов Кларисса только пожала плечами.

***

В ярком сиянии неоновой рекламы блондинка с уложенными в «конский хвост» длинными волосами стояла у окна, равнодушно глядя на улицу внизу – на бегущих, вечно куда-то торопящихся людей, на застывший поток машин, на мигание светофора и ровный мёртвый свет фонарей.
- Дэра? – тихий голос из глубины комнаты.
Губы блондинки сложились в уродливую, нечеловеческую гримасу.
- Кайл. Наконец-то. Я подумывала звать тебе лекаря.
Молчание, гудки машин, гул людских голосов.
- Мне это снится?
Блондинка обернулась, посмотрела на сидящего на кровати растерянного юношу… юного демона.
- Смени обличье.
- Что?
- Смени обличье, - дёрнув левым уголком рта, повторила блондинка. – Помогает. Мне помогало.
Облик юноши перетёк в шипастую ящерицу, в земляного голема, в зеленоватое облако.
Блондинка смотрела, кусая губы.
- Где мы? - гулко поинтересовалось облако.
- В приграничном мире, - откликнулась блондинка. - Здесь пока безопасно, на человеческую неделю. Потом лучше уйти.
- Почему? – в гулком голосе отчётливо послышались человеческие интонации.
Блондинка поморщилась.
- Маги доберутся. Мы в состоянии войны.
Темноволосый юноша устало закрыл глаза, падая на кровать.
Снова молчание. Настороженно-удивлённый взгляд блондинки.
Дэра не выдержала первой.
- Теперь, будь добр, дай мне посмотреть, что с твоей сущностью. Пока ты без сознания, я не могу, да и не стану без твоего согласия, к тому же твои щиты…
- Я должен увидеться с матерью, - перебил юноша. – Где она сейчас?
- Боюсь, - медленно проговорила Дэра, - Кларисса не хочет видеть тебя… сейчас. Подожди немного, лучше…
- Она хотела от меня избавиться? – равнодушно произнёс юноша. И, не дожидаясь ответа, добавил. – Спасибо, что не позволила.
Блондинка нахмурилась, очень человеческим жестом ломая руки.
- Кайл…
- Я хочу увидеть Повелительницу и сказать ей, что никогда не появлюсь в Лионе по своему желанию, не потревожу ни её, ни кого-то из нашей семьи, если… если она позволит мне забрать из Нуклия одну вещь…
- Вещь? – хмыкнула Дэра. – Или волшебницу? Я помню, как ты защищал юную дочь Повелителя. Только Кларисса откажет. Не захочет терять низших ради тебя.
Темноволосый поднялся с кровати. Пожал плечами.
- Увидим.
Блондинка сжала кулаки.
- Глупый мальчишка! – зашипела она. – Сестра убьёт тебя за одну только дерзость, а ради чего – человеческой девчонки?! Она всё равно погибнет, я видела её смерть – и очень скоро. Так зачем рисковать из-за покойницы?
Юноша, побледневший ещё в начале коротенького монолога, выдохнул сквозь стиснутые зубы. И исчез, растворился в воздухе, уйдя в невидимый портал.
Громко разбилось, разлетаясь осколками по комнате, зеркало.
Блондинка прижала кулаки к глазам и глухо, по-звериному застонала.

***

Огненная демоница в обличье прекрасной девушки закинула ногу на ногу, покрутила в изящных пальчиках бокал. Искоса глянула на стоящего перед ней темноволосого юношу. Усмехнулась.
- Дэра так долго убеждала меня, что ты не идиот. Забавно. Сестрица впервые ошиблась?
Аккуратный глоток, лёгкий звон бокала – хрусталь о брильянтик на маникюре. Потрескивание огня в камине – единственная человеческая вещь, которую Повелительница признавала и готова была видеть в своих апартаментах.
- В любом случае, - небрежно произнесла демоница, кивком указывая на громадный настенный экран, - ты опоздал.
На экране появилось изображение кабинета Повелителя магов. Бледный рассвет, полумрак, тени на стенах.
- Но я люблю его! Оте…
Пощёчина. Кровь на шрамах.
Всхлипывания. Безобразные человеческие рыдания.
- Демона?! – прогремел голос Повелителя. – Бездна, что они сделали с тобой?! Что они сделали с моей дочерью?!
- Отец!
- Молчать! – ещё одна пощёчина. – Ты не заметила, милая, как стала их игрушкой?! Что дальше – отправишься жить в Лион? Попросишь милости у Повелительницы? А мне – плясать под её дудку, чтобы с тобой ничего не случилось?!
- Отец, нет!
- Я сказал – молчать! Слушай меня! Ты завтра же… нет! Сегодня отправишься к жрецам Источника! Там из тебя выбьют эту дурь!
- Ну нет, отец! – заслоняя щёку, крикнула принцесса. – Это ты меня слушай! Я люблю его и хочу сама решать, как мне жить дальше! Никуда я не поеду!
- Мала ещё – решать, - бросил Повелитель. И тут же, ещё больше разъярившись, завопил. – Он тебя использовал! Эта беспомощная тварь и здесь нашла, как мне насолить! Этот…
- Отец! Почему ты не понимаешь?! – пыталась перекричать его волшебница. - Он любит меня не потому, что я – принцесса, и ему плевать на то, что я – уродина!
Молчание, условная тишина, прерываемая рыданиями.
И вкрадчивый голос Повелителя:
- А ты уверена, дорогая, что он тебя любит? Ты неплохо послужила ему, не так ли? Сбежать помогла…
- Он не знал, - шепнула Лэя.
- Угу, - хмыкнул Повелитель. – Не знал. Это ты не знала, девочка моя. Подрасти немного и сама поймёшь, что я прав.
Экран погас.
- Ну вот, а теперь, насколько я знаю, - усмехнулась Кларисса, внимательно изучая содержимое бокала, - Её Высочество отправляется к жрецам Источника. Может, уже доехала. А жрецы прорывают любые ментальные щиты, подавляют личность, девочка вернётся полностью покорная отцу – идеальная дочь… Да ты не хуже меня знаешь, после всех лет в Нуклие, не так ли, Кайл?
Она обернулась – юноша исчез.
Улыбнулась.
- А когда поймает, взбешенный отец убьёт и тебя, сыночек, - демоница пригубила вино.
- А когда погибнет его девчонка, твой сыночек убьёт тебя, - откликнулся голос из экрана.
Синеглазая блондинка тяжело вздохнула, глядя на Повелительницу.
- Знала бы ты, сестра, как мне надоело выбирать между тобой и моралью!

***

- Ваше Величество! Жрецы Источника? Простите, что лезу в семейные дела, но не слишком ли крайняя мера?
- Не слишком, - глухо отозвался Повелитель. – Она моя дочь. И должна слушаться меня, пока ума не наберётся. Так что не слишком, Сэндел, не слишком.
- Ваше Величество, конечно, знает про их методы? – попробовал зайти с другого боку канцлер.
- Знает, - отмахнулся Грэй, краем глаза следя за отрядом в волшебном зеркале. В круге всадников ехала единственная карета. – Она забудет этого… этого. Станет чудесной целительницей, практики там у Источника всегда много. Вернётся и выйдет замуж за мальчишку Оранжевого лорда.
- Не думаю, что оба будут довольны подобной перспективой, - осторожно заметил Сэндел.
Повелитель пожал плечами.
- Почему нет? У Лэи будет надёжный муж, у мальчишки-лорда – надёжный союзник в моём лице, а отсюда власть, положение, статус.
Канцлер вздохнул.
- Ваше Величество, Вы не боитесь, что Кайл… что демон… потревожит покой Вашей дочери?
Лицо короля скривилось.
В зеркале отряд неожиданно остановился. Всадники сузили круг, выхватили мечи.
Земля под их ногами задрожала, расходясь трещинами.
- Не боюсь, - усмехнулся Грэй, глянув в зеркало. – Некому будет тревожить.

***

- Кайл! – ни мало не пугаясь вида земляного голема, выдохнула Лэя, кидаясь тому на шею. – Я знала, что ты придёшь!
Губы коснулись земляной корки, принцесса шутливо поморщилась.
- Какой ты…
- Боишься, моя принцесса? – шепнул голем, превращаясь худощавого темноволосого юношу.
Лэя улыбнулась. Стараясь не смотреть по сторонам, на тела охранявших её гвардейцев, произнесла:
- Тебя – никогда. Мой демон.
- Моя принцесса, - улыбнулся юноша, обнимая девушку. В тёмно-карих глазах на миг мелькнула тоска. – Моя.
- Моя дочь! – прорычали за спиной.
Кайл вывернулся из объятий, встал, закрывая принцессу собой.
- Тварь! – рыкнул окутываемый безумным золотым сиянием Повелитель. Из портала позади него появлялись волшебники – слишком много для одного демона. – Да как ты посмел?! Как ты посмел хотя бы дотронуться дом моей дочери, раб! Взять его!
Сверкнула синяя вспышка. Лэя, извернувшись, оказалась впереди, сжимая колдовской жезл. Навершие указало на Повелителя.
- Дочь, - поражённо выдохнул король, машинально отступая.
- Грэй-Скульптор, я бросаю тебе, - в напряжённой тишине голос принцессы отчаянно звенел, произнося ритуальную фразу вызова на поединок, - вы…
Золотой свет схлестнулся с синим, не успела девушка закончить.
Снова задрожала земля.
… Кларисса, хмыкнув, махнула рукой и экран погас.
И так понятно, кто победит.
Повелителю в Нуклие нет равных.

***

- Папа, пожалуйста! – рыдала Лэя, всё ещё пытаясь выпутаться из магического захвата. – Пожалуйста, я люблю его! Я не смогу жить без него! Папа! Прошу тебя!
- Ничего, - как заведённый бормотал Повелитель, рисуя пентаграмму, - Ничего, милая. Я выжгу это из тебя. Я сделаю так, чтобы ты не мучилась. Он умрёт, и всё это прекратится. Ничего… Сэндел, помоги.
- Повелитель, - подойдя к королю и поправляя линию, зашептал канцлер. – Прошу Вас, одумайтесь, Вы убиваете не демона, Вы убиваете родную дочь. Заставлять её смотреть…
- Не твоё дело, - отгрызнулся Грэй. – Я лучше знаю, что хорошо для неё.
- Вы безумны, Ваше Величество, - выдохнул Сэндел, отступая, - спасите нас, боги…
- Пошёл вон! – проревел король. И, стоило двери за канцлером захлопнуться, выдохнул. – Без тебя справлюсь… Всё будет хорошо, дочка, всё будет хорошо. Ничего, я выжгу это из тебя, ничего…

***

Кайл моргнул, пытаясь открыть глаза. Знакомый холод ошейника, тяжесть на руках. Он попробовал пошевелить ими – звякнули цепи.
Глаза, наконец, удалось удержать открытыми – сразу же ослепило сияние пентаграммы. Кайл лежал в её центре, скованный для верности цепями, и прямо в глаза ему смотрела Лэя. Девушка висела в полуметре над полом, укутанная золотым сиянием, точно коконом. И плакала.
Снова плакала из-за него.
- Лэя, - попытался прошептать он. Язык прилип к нёбу – не вырвалось ни звука. Проклятое человечье обличье – вечно слабое, вечно уязвимое. – Лэя, - хриплый шёпот, который тут же заглушил чёткий мужской голос, читающий заклинание.
Старонуклийский, Кайл узнал знакомые обороты, понял смысл… и застонал. То, что Повелитель убьёт его, было понятно с самого начала. Но на глазах у Лэи!
Демон рванулся – зазвенели цепи. Проклятое обличье, проклятый ошейник! Кайл снова дёрнулся – поймал взгляд Лэи и бессильно обвис. Не плачь, принцесса, не надо, не терзай меня. Закрой глаза!
Голос стал громче, ярче вспыхнули линии. Зеленоватый огонёк голодной змеёй пополз к демону. Кайл не обратил внимания, когда тот обвил его ноги, взвился к коленям…
Лэя не должна, не должна это видеть. Принцесса не должна плакать из-за него.
Лэя, пожалуйста!
«Я люблю тебя», - шепнул в голове голос волшебницы. Демон вздрогнул – мыслеречью они пользовались только при крайней необходимости. И ни разу не сказали друг другу «люблю». Запретно, Кайл сам просил об этом принцессу, знал, что рано или поздно уйдёт, а Лэя будет страдать из-за него. Не хотел, чтобы всё зашло так далеко. Но когда это он мог приказывать своей принцессе?
Кайл поднял голову, уже полностью опутанный зелёным пламенем, из последних сил опираясь руками о пол, жалко скривил губы в подобии улыбке, попытался ответить.
Из горла вырвался только хриплый кашель.
Очередная слезинка по обезображенной шрамами щеке. Громкий голос мага. Шипение огня, пожирающего добычу.
«Прощай, любимый».
Кайл судорожно рванулся – цепи отчаянно застонали.
В голос мага вплёлся такой же чёткий, но девичий. Тоже на старонуклийском одним предложением перечеркнул старое заклинание, начав творить новое.
Оба голоса, сплетаясь, взлетели, эхом отдаваясь от каменных стен пыточной.
Лэя мотнула головой, продолжая говорить, с ненависть взглянула на отца. Тот вздрогнул, замер – на одно только мгновение. Этого мгновения принцессе хватило.
Центр пентаграммы сместился, зелёный огонёк послушно пополз к новой жертве.
- Нет, - беззвучно выдохнул демон, извиваясь в цепях. – Нет!
Ярко вспыхнуло колдовское пламя, опутывая сетью маленьких костерков хрупкую девичью фигурку.
Лэя запрокинула голову и широко, радостно улыбнулась.
Кайл рвался, не замечая, что оковы шипами впиваются в запястья, глубоко, до кости. Ярко засиял сдерживающий ошейник, пытаясь помешать трансформации. Вздрогнул пол, идя трещинами. Везде, кроме пентаграммы.
- Лэ-э-эя! Не-е-ет!
Девушка, опутанная зелёным пламенем, перевела взгляд на демона. Задорно подмигнула, не прекращая улыбаться. И вспыхнула ярким костерком, почти мгновенно превращаясь в пепел.
Раненым зверем взвыл демон, чёрными хлопьями осыпался ошейник.
Далеко, в Лионе, Кларисса прервала военный совет. Яркая, знакомая мощь ослепила Повелительницу.
Как же она просмотрела!
В Нуклие Кайл рухнул на пол у горстки жёсткого пепла, содрогаясь от рыданий.
Повелитель Грэй, прислонившись к колонне, безумно смотрел на то, что осталось от его дочери, не в силах пошевелиться.
Он даже не стал звать на помощь и мешать невесть откуда взявшейся водяной демонице, унёсшей в портал его бывшего садовника.

***

Кларисса стояла у окна – снова человеческое обличье. Уже привычно – то и дело приходится путешествовать на территорию Повелителя магов. Хорошая маскировка не помешает. Кстати о Повелителе, надо же, Грэй сошёл с ума. Всё, Нуклий больше не противник, он держался-то только на сильном короле. Бедные волшебники… И так вот просто оказалось победить. Так просто – знать бы раньше… А, Дэра, сестра что-то такое говорила…
Повелительница отпила из бокала терпкий тоник. И резко обернулась.
У закрытой двери стоял Кайл - тоже в человеческом обличье. Мёртвые карие глаза, равнодушное лицо.
- Мать.
Кларисса отступила – аура мальчишки сияла ярко, ярче, чем в прошлый раз. Намного ярче.
- Ты набрался наглости явиться снова? – высокомерно произнесла она, стараясь совладать с дрожащим голосом.
В пустых, словно стеклянных глазах вдруг вспыхнула неподдельная ненависть.
- Ты не захотела мне помочь, - демон шагнул вперёд.
Кларисса поражала плечами.
- Терять своих слуг ради тебя, мальчишка? Ты же слышал Дэру, ведьма всё равно бы погибла. А раз оказалась настолько глупа, что умерла ради такого ничтожества, как ты…
Демон не стал дожидаться окончания монолога, не стал даже говорить ритуальную фразу вызова.
Он просто ударил.

***

- Да здравствует Повелитель Кайл! – скандировал Лион.
У демонов наступила золотая пора – из Нуклия прислали прошение о мире, маги готовы были пойти на что угодно ради договора. Новый Повелитель демонов, фактически выиграв войну, в одночасье стал из изгнанника героем.
Стоя на маленьком балконе, наблюдая за праздником низших и людей Лиона, Кайл обернулся, встретился взглядом с водной демоницей.
- Тётя, - шепнул он, опуская взгляд. – Пожалуйста, скажи, что всё это ложь, что мне это снится.
Блондинка вздрогнула, перевела взгляд на салют.
- Не могу, мой король. Хотите вы или нет, но это правда.
Тёмные глаза странно блеснули, Повелитель отвернулся, тоже уставился на салют.
Чтобы демон пролил хоть одну слезинку, причина должна быть действительно стоящей. Повелитель демонов, могущественный господин Лиона плакал, глядя на салют, словно какой-то человек.
Вопреки обыкновению, Дэра не стала его упрекать.

Опубликовано: 25.10.2014

Автор: Сакрытина Мария (Uvarke)

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 57 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 17 человек:

  1. Впечатляет…
    Чудесная история, сильная. Мой респект автору.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Мои слёзы не такие уж ценные, но мне их тоже довелось пролить над этим рассказом.
    Сама история очень цельная и интересная.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Понравилось, но звезду пока зажму. Было бы 5 звездочек, поставила бы 4.
    Идея отличная, но произведение кажется незаконченным. Как набросок к чему-то бОльшему.
    Первая половина — отрывочные куски. Пять лет спустя, десять лет спустя…
    Уродливая девочка, сумасшедший король, лишний сын… Наброски, наброски, наброски.
    А ведь рассказ захватывает, увлекает. Отсутствие хэппи-энда — несомненный плюс!
    И вроде бы все понятно, что, откуда «растет»: принцесса пережила нападение демонов — поэтому шрамы, король пережил смерть жены — хочет сберечь дочь (но почему именно сумасшедшим стал?).
    Хотя вру, не все понятно, откуда: как демоненка угораздило влюбиться в девчонку, которая первым делом высмеяла то, что он демон, не поверив ему? Где и когда они успели полюбить друг-друга?
    Провисшая завязка: а мечом-то он научил ее владеть? Куда это делось и во что вылилось?
    В общем, тут столько всего «вкусного» еще можно вывести, раскрыть характеры, сюжетные линии, добавить мыслей и переживаний героев, подобрать хвосты и натянуть провисшие струны…
    Понравилось, но хочется б0льшего.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. очень, очень сильная вещь

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. ,,Нет повести печальнее на свете,
    Чем повесть о Ромео и Джульете,, В.Шекспир
    Но этот сюжет тоже позаимствовали из итольянской литературы того времени.Музыке всего 7нот,но есть,, Сказки венского леса,, и есть,, Зайка моя,,! Мне лично нравится и то, и другое, только слушаю я эту музыку под разное настроение.
    Сильный накал страстей! Прнзительный расказ! Очень понравилось.Спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. класс

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  7. Обалденная вещь, прочитать один раз маловато. За струнки дергает так, что плакать хочется.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  8. Великолепная вещь… Пронзительно-грустная, щемящая, сладко-горькая, как дым от сожжённых высохших роз или пачки любовных писем… Но это — и боль целительная, любовь — не всегда хэппи-энд, иногда это — боль, память и шрамы…
    Как всегда, — прекрасно! Спасибо, автор!))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  9. Мне кажется, что уровень этого автора ниже других произведений на сайте. Сорри.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  10. Грустная история об истинной любви. Безумно жаль разбитые амбииями родителей жизни Лэи и Кайла. И пусть в итоге жертва девушки помогла остановить войну и изменить мир к лучшему, вряд ли это уменьшт боль Кайла от потери любимой.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  11. Трогательно… Но очень похоже на Другой мир, только вместо вампиров и оборотней — маги и демоны…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  12. да.. когда терять приходится так, это надолго замораживает сердце..

    Оцени комментарий: Thumb up 0