Ангел на портрете — 1

Агнейя редко посещала "пограничные" миры. Как-то не приходилось, а если возникала необходимость, всегда находился желающий снять с плеч Повелительницы демонов эту досадную "проблему". За определённую милость, конечно. Агнейя прекрасно знала цену всем "благим жестам" и давно убедилась, куда - пользуясь метафорой смертных - ведёт вымощенная ими дорога.
Но сейчас дело предстояло крайне... щекотливое. И доверять его хоть кому-нибудь Агнейя бы поостереглась. Да, Советник Повелительницы магов давно куплен, да, почти всё окружение королевы состоит из лояльных демонам магов, но думать, что Нуклий сдастся без боя - почти такая же глупость, как и решить, что выше упомянутый Советник не следит сейчас за ней через эти свои кристаллы. Полностью заблокировать такую "штучку" в Средних мирах проблематично даже Повелительнице.
Усмехнувшись, Агнейя нервно облизала губы. Человеческое обличье - фи! Какие приходится терпеть неудобства - однако игра стоит свеч, без сомнения.
Лёгкие, крадущиеся шаги заставили выпрямиться и незаметным жестом одернуть платье. На стекле окна, за которым клубилась ночь, отразился высокий блондин, хрупкий и стройный. Обрамлённые длинными ресницами глаза красавца странно сверкнули, когда юноша опускался перед Агнейей на колени.
- Миледи...
- Ты заставил себя ждать, - недовольно отозвалась демоница, медленно оборачиваясь и разглядывая юношу. Хорош, нечего сказать. По человеческим меркам, конечно. Волнистые, до плеч волосы, по цвету напоминающие снег, но с приятным, солнечным отблеском. Ярко-синие глаза, губы, так и требующие лично проверить их кажущуюся мягкость и нежность. Тонкие черты лица, словно у пресловутых альвов. И всё это вкупе с приятной белизной кожи подчёркивалось тёмным облегающим костюмом из какого-то текучего блестящего материала.
Агнейя поджала губы и с трудом сдержала брезгливую гримасу, когда юноша поднялся. Хумара. Вечно вынужденный находиться в одном обличье - да в каком! Человека! Что может быть ужасней для демона? Таких, как этот, в Лионе считали отщепенцами, низшими. Им не доверяли, их презирали - за внешность, за слабость, неспособность меняться, оставаясь, тем не менее, демонами. А ещё именно из хумар чаще всего выбирали консортов Повелителям магов. И это тоже многое значило.
Вздохнув, Агнейя на мгновение закрыла глаза, проверяя, в порядке ли её щиты и не наблюдают ли некоторые слишком любопытные нуклийцы за проходящей в продуваемом всеми ветрами замке встречей. Убедившись, что всё спокойно, она снова в упор посмотрела на хумару. Постаралась оценить его с точки зрения волшебницы. Не сдержала вздоха.
- Моя Повелительница, - тихо, почти шёпотом произнёс демон, ёжась под её взглядом, - чем я могу служить Вам?
- В данный момент - стой прямо и дай себя рассмотреть, - голос королевы прозвучал недовольно и резко.
Хумара послушно замер, пока демоница медленно кружила вокруг него, словно коршун над добычей. И, всё так же не шевелясь, выслушал вердикт, сказанный тем же недовольным тоном.
- М-м-м, сойдёт. Не идеал, конечно, но..., - Повелительница сделала паузу, подцепив пальчиком подбородок юноши. - Мне стоит описывать, какая именно смерть ожидает тебя, если не подчинишься моим приказам? - без перехода продолжила Агнейя. - Или объяснять, что будет, если не справишься?
Хумара вздрогнул, и сделал попытку поклониться, но Повелительница его удержала.
- Не стоит. Я поняла, - по тонким губам королевы скользнула хищная улыбка. - Итак, мальчик мой, твоя задача, - демоница помедлила, снова проверяя, всё ли в округе спокойно, - соблазнить Повелительницу магов.
И, глядя в распахнувшиеся от удивления синие глаза, продолжила.
- А потом убить её.
- Но Ваше Величество, - выдохнул хумара, когда способность говорить вернулась, - ведь убить Повелительницу может только маг?
- Только, - со снисходительной улыбкой согласилась демоница. – Ты королеву просто ослабишь, а там уж её с удовольствием добьют свои. Но тебе не нужно задумываться о таких мелочах, милый, - проворковала Агнейя, легонько погладив щёку юноши и убедившись, что его кожа действительно такая нежная и гладкая, какой кажется. - Тебе необходимо только влюбить её в себя и нанести смертельный удар. Всё.
Хумара судорожно вздохнул, закрыв глаза.
- Миледи... как я смогу... сделать это? Маги не доверяют нам и...
- А вот это уже тебе решать, милый, - протянула Агнейя. - Ты же у нас такой лицедей и знаток девушек, что одна юная, одинокая ведьма вряд ли доставит много проблем.
Повелительница отвернулась, давая понять, что разговор окончен, но, прежде чем шагнуть в портал, заметила, каким обречённым, отчаянным стал у мальчика взгляд.
- Придётся постараться, - почти весело произнесла демоница, растворяясь в воздухе.
Чувства юного хумары, как, впрочем, и соперницы-ведьмы совершенно королеву не волновали.

* * *

Ниал отнюдь не был дураком и прекрасно понимал, чем ему аукнется приказ Повелительницы. А ещё отлично осознавал, почему именно к нему обратилась Агнейя Великая: хумар не так много даже в мирах, к тому же его положение не давало возможности отказаться. Ещё бы, сирота, с юных - действительно юных, даже для не демона - лет привыкший обольщать человеческих девушек, чтобы хоть как-то перебиваться в этой жизни. Никто не протянул бы руку помощи хумаре, а уж тем более в мире, где демонов в принципе ненавидели, да что там - убивали, стоило только обнаружить истинную сущность! Хотя нет, был и другой вариант: рабский ошейник. С него Ниал, собственно, и начинал. И кто сейчас обвинит успешного красавца-графа – несколько раз скоропостижно овдовевшего - что не так давно, по меркам демонов, внешностью и лживыми обещаниями соблазнял доверчивых человеческих женщин? Когда выбор стоял между неволей и постелью, кто бы осознанно выбрал первое?
Да, Ниал знал практически все тонкости изящной женской души, и, казалось бы, не должен волноваться - одной женщиной в его коллекции больше, одной меньше... Да только эта "жертва" могла очень и очень быстро поменяться с "охотником" местами. Повелительница магов хоть и слыла затворницей, но всё же оставалась королевой, а, значит, сильнейшей и опытнейшей ведьмой, искусной в ментальной магии. Что помешает ей вывернуть наизнанку душу какого-то хумары и разглядеть искренние мотивы его действий?
Потому Ниал боялся. Да, Советник Её Величества лорд Элгий объяснил, что проведёт хумару в Нуклий, а также поможет встретиться с королевой ("ничего страшного, просто посетите наш мир, считайте это просто экскурсией"). Но Ниал ясно понимал, что попадёт скорее из огня да в полымя. И мысленно попрощался не только со спокойной и наладившейся было жизнью, но и существованием в принципе. Одако покорно шагнул вслед за магом в портал - смерть ведь тоже бывает разной. И надеяться на лёгкую, быструю от Повелительницы Агнейи не приходилось.
- Да не волнуйтесь вы так, - снисходительно улыбаясь, произнёс Советник, ведя Ниала по бесчисленным коридором нуклийского дворца. - Наша королева - девочка ещё совсем, третий десяток недавно разменяла. Она вас, скорее всего, и не заметит - её только картины интересуют, - и в ответ на изумлённый взгляд демона, пояснил. - Дар у нашей Повелительницы - рисовать. Вот ему она и отдаётся в свободное и... несвободное время. Поверьте, очень удобно.
"Для вас", - вставил про себя Ниал, но вслух ничего не сказал.
Улыбка Советника стала шире.
- Ей много таких, как вы, приводили, - добавил он вдруг. - На любой вкус. Даже инкубов пробовали. Да только Повелительнице не до этого. Уж если она на дуэли внимания не обращает, то до любви, - волшебник вздохнул, - тем более дела нет. Если только Долг зовёт - тогда отвлекается. И то ненадолго - приказ отдать. А на остальное..., - маг развёл руками и тут же резко произнёс. - Ну вот, мы и пришли. Готовы? - усмешка Советника приобрела почти сочувствующий оттенок, но Ниал снова промолчал. Только отрывисто кивнул.
Элгий сделал небрежный знак пальцами, и дверь, перед которой они остановились, послушно распахнулась. Хумара вошёл вслед за магом, заставив себя сосредоточиться на обстановке комнаты, или лучше сказать, мастерской, а не на зловещем скрипе, живо напомнившем захлопывающуюся ловушку.
Здесь оказалось очень светло и катастрофически не прибрано. Куски бумаги, баночки из-под красок, кисти и карандаши валялись повсюду. Цветные пятна на полу, стенах и даже потолке дополняли эффектную картину творческого хаоса, в центре которой величественно возвышался мольберт, изнанкой повёрнутый к двери. Наверное, поэтому самого художника, а точнее - художницу - Ниал сразу и не заметил. До тех пор, пока сердитый голос откуда-то из-за вороха бумаги и эскизов не произнёс:
- Элгий! Снова ты?! Я, кажется, просила не беспокоить!
- Ваше Величество, - расплылся в сладкой улыбке маг, - мне показалось, Вам приятно будет узнать, что встреча с альвийским послом принесла как раз те результаты, на которые мы рассчитывали, и более того...
Дальше Ниал уже не слушал, во все глаза глядя на выбравшуюся из-за мольберта девушку. Встрёпанная, если не сказать - всклоченная, в мешковатом балахоне когда-то, очевидно, белого цвета, сейчас же покрытого пятнами краски, которые, кстати, украшали и руки, шею и даже щёки девушки. Фиолетово-чёрные мешки под глазами, складочка на лбу и недовольно поджатые губы отчётливо сигнализировали, что данная представительница, хм... прекрасного пола совсем не настроена слушать своего Советника и тем более встречаться с каким-то там демоном. Потому Ниал совсем не удивился, когда волшебница, резко оборвав Элгия, в очень неприличных выражениях высказала ему своё мнение и о том, что она думает об альвах вообще и их послах в частности, и что конкретно ожидает любого мага или не мага, посмевшего оторвать её от работы. Далее последовал неоднозначный приказ убираться на все четыре стороны, лишь бы подальше от этой мастерской. Так что Ниал развернулся вслед за Советником к двери, внутренне сжимаясь при мысли, как именно будет оправдываться перед Агнейей и представится ли ему ещё возможность увидеться с королевой магов, когда его остановил недовольный окрик:
- Ты! Ну да, ты, блондинистый! А ну стой!
Ниал послушно замер, так и оставшись лицом к двери. Позади послышались сдавленные ругательства и новый приказ:
- Ну и чего встал, как истукан? Сюда иди!
Заставив себя растянуть губы в любезной улыбке, Ниал обернулся и шагнул к окну -, куда тыкала пальцем Повелительница. За это удостоился свирепого взгляда и резкого возгласа:
- Да убери ты эту деланую улыбку! Расслабься!
Легко сказать! Демон покосился на остановившегося у двери Советника и честно попытался сделать, как приказано. Под цепким взглядом магов - не получалось.
Скорчив непередаваемую гримасу, в которой причудливо сплелись злость, усталость и пренебрежение, королева обошла вокруг хумары, прищурившись, оглядела со всех сторон. Потом вдруг оказалась почти вплотную, ткнула кулачком в подбородок, заставив поднять голову, в плечи - распрямляя, и, наконец, провела шершавым пальчиком по щеке. Наклонила голову, задумчиво кусая губы.
- Хм... А если так!
Тот же пальчик отбросил волосы со лба замершего демона, задумчиво покрутил прядку.
- Другое дело! - вдруг крикнула королева, кидаясь к мольберту. Замелькали кисти, тюбики краски, даже мелки.
Наблюдавший эту картину Советник лишь пожал плечами и тихонько вышел, оставив демона и ведьму наедине.
- Ну вылитый! - бормотала тем временем королева, с маниакальным блеском в глазах орудуя кистью. - Так давно искала модель... И никто... Голову расслабь! В смысле, шею. Да не так - плечи не поднимай! И не горбься! Вот - другое дело!
Застывший в неудобной позе хумара только еле слышно вздохнул. Соблазнять такое ему ещё не приходилось.
Часы спустя, показавшиеся Ниалу вечностью, ведьма, наконец, отвлеклась от холста, скептически оглядывая нарисованный результат. Демон к тому времени не то что о тонкостях обольщения - вообще думать перестал, сосредоточившись лишь на том, чтобы не рухнуть прямо здесь, на пустые баночки и сломанные грифели.
- Слушай, давно ангела искала, - выдала вдруг королева, поднимая взгляд от мольберта. - Никто не подходил, ну просто беда. А тут такая уда... Эй, чего это с тобой?
Попытавшийся шевельнуть затёкшей рукой, хумара всё-таки повалился на пол, а через мгновение рядом приземлилась встрёпанная ведьма, недоумённо моргая.
- Э-э-э-э, слабак, - протянула Повелительница тыкая в отпрянувшего было хумару пальцем. Мелькнуло и погасло синеватое сияние, по телу Ниала разлилось блаженное тепло, отгоняя впивающиеся во все конечности "иголочки".
- Ваше Величество, - выдохнул хумара, собираясь поблагодарить и натягивая призывную улыбку, но ведьма лишь выпрямилась и рыкнула.
- Т-иа-я! Вставай давай, нечего тут разлёживаться!
Демон тут же вскочил, но удостоился только знакомого недовольного взгляда и приказа:
- Пошёл вон.
У двери сконфуженного демона догнало небрежное и сказанное сквозь зубы - точнее сквозь зажатую во рту кисть:
- Завтра ещё придёшь.
Демон не нашёлся, что ответить.

* * *

На следующий день история повторилась. И на последующий. И спустя два дня происходило то же самое. Ниал слишком устал, чтобы хоть на что-то надеяться. Впрочем, надежды и раньше не было. Одного взгляда на Повелительницу магов хватило, чтобы понять - ей действительно всё равно. Не рисуй королева этого непонятного "ангела", и правда, не заметила бы. А так - только ежедневная пытка. Ведьма не реагировала на все ухаживания, которые Ниал только мог придумать. Любезности обрывались на корню требованием замолчать, не мешать сосредоточиться и "вообще, хватит губы кривить, приоткрой их лучше немедленно". Мелочи, приятные любой девушке в виде цветов и украшений выкидывались прямо при нём с высказыванием "уберите эту гадость, в мастерской и так места мало". Да что там - за всё время Повелительница не спросила даже его имени!
Ниал продолжал ежедневно приходить к королеве, но лишь потому, что деваться из Нуклия ему всё равно было некуда. А ещё он подозревал, что отсутствие новой модели волшебница заметит и очень сильно расстроится. А гневить Повелительницу магов хумара позволить себе не мог.
Всё сдвинулось с мёртвой точки лишь неделю спустя, когда по-прежнему стоя перед мольбертом королевы, Ниал вдруг услышал резкое "раздевайся!".
- Ваше Величество, - выдохнул изумлённый демон, отводя тоскливый взгляд от окна, - Вы хотите, чтобы я...
На него в упор глянули тёмные, почти чёрные глаза, в которых ясно читалось нетерпение.
- Раздевайся! - повторила Повелительница, снова исчезая за мольбертом.
Ниал с трудом стряхнул оцепенение и внутренне подосадовал, что нельзя убить ведьму прямо сейчас. Но сразу же, испугавшись, что сильную неприязнь Повелительница без труда "прочтёт", потянулся к застёжкам рубашки.
- Да быстрее же! - простонала королева, снова выглядывая из-за мольберта. И тут же прорычала. - Нет, ну это кошмар просто!
Ниал ожидал чего угодно, но только не того, что Повелительница подлетит к нему, сшибая по пути горы пустых тюбиков, и сама начнёт сдирать с него одежду.
- Ничего, - оценила она, когда Ниал, наконец, оказался полностью обнажён. - Надо сделать парочку эскизов...
С этого дня хумаре приходилось позировать нагим, причём Повелительницу не смущали постоянные посетители, которые навещали мастерскую королевы, как иные заходили бы в кабинет. В таком вот виде Ниал заслушивал доклады Советников, рассуждения лорда Элгии о возможной войне с демонами, донесения из Средних миров... А стоило пошевелиться, как тут же следовал резкий окрик и приказ стоять ровно, спокойно, и "прекрати краснеть, я только взялась за проработку цвета лица!".
- Глянь-ка! - вдруг произнесла королева, выплюнув одну из зажатых во рту кистей.
Ниал, старясь сохранять спокойное выражение лица, осторожно пошевелился.
- Ну? Посмотри, как тебе? - выглянувшая из-за мольберта Повелительница поманила его кончиком пальца. Ниал медленно подошёл и замер, впервые увидев, что именно рисует волшебница.
У королевы действительно был Дар. Картина, даже не законченная, дышала жизнью, безудержной страстью и... печалью. Да, именно это отражалось в синих, как небеса, глазах нарисованного крылатого существа. Светлые волосы до плеч развевал ветер, за спиной взметнулись крылья, губы сложились в грустную усмешку. С холста на Ниала взирал, безусловно, его двойник, но... Хумара ощутил на мгновение, будто его душу вывернули наизнанку, потрясли и швырнули на ткань. Демон содрогнулся, но вовсе не от холода, хотя по-прежнему оставался обнажённым. Королева, конечно, ничего не заметила, против обыкновения болтая:
- Вот тут, - она ткнула грифелем в свободный кусок холста рядом с крылатым существом, - я нарисую демоницу, - грифель тут же заметался, штрихами намечая портрет будущей героини. - Получится, будто ангел смотрит на неё, весь такой печальный, а она усмехается и отворачивается. Ну, вроде как несчастная любовь у них. Или, - задумчиво протянула волшебница, - можно демоницу тоже сделать печальной, всё равно драма..., - грифель вдруг замер, закончив вырисовывать лицо.
Повелительница, сморщив лоб, приникла к холсту, и Ниал по инерции тоже склонился над незаконченной картиной. Черты демоницы отчего-то сильно напомнили ему королеву. И, похоже, не только ему. Повелительница добавила несколько штрихов, но сходство лишь усилилось. Волшебница, хмыкнув, задумчиво потёрла пальцем щёку, оставив на ней здоровенное тёмное пятно от грифеля, и вдруг обернулась к Ниалу. Снова цепкий взгляд, приправленный отчего-то морганием. Нервный тик? Когда же взор Повелительницы метнулся куда-то ниже живота хумары и лицо королевы вдруг начало стремительно краснеть - не иначе как от гнева – демон всерьёз забеспокоился, успеет ли он сбежать, прежде чем волшебница начнёт швыряться заклятьями. Была у него одна страстная любовница-ведьма, которая, злясь, абсолютно себя не контролировала. Правда, что она потом вытворяла в постели!
Глаза Повелительницы сверкнули и одновременно потемнели. Ниал вздрогнул и, пятясь, благополучно забыв про одежду, стал отступать к двери.
Со звонким треском в гробовой тишине сломался грифель... Хумара не выдержал и, подхватив с вешалки плащ, опрометью бросился вон из мастерской.
Вечером, не в силах усидеть на одном месте, Ниал расхаживал по своим апартаментам из спальни в гостиную, из гостиной - в спальню... Хумара с минуты на минуту ждал, когда кто-нибудь из слуг-людей принесёт ему официальный приказ Повелительницы покинуть Нуклий. Хотелось бы верить, что не немедленно. И ещё хотелось бы верить, что Агнейя прознает о его провале не сразу и останется время спрятаться. Хотя скрываться от Повелительницы... Ниал расхохотался и сам не заметил, как нервный смех превратился в истерику, которую, в свою очередь, прервал стук в дверь и просьба войти. Ну вот и королева магов не заставила себя долго ждать.
Получив из рук пажа вычурный конверт, Ниал закрыл дверь и, трясущимися пальцами оторвал острый краешек. На пол упал переливающийся всеми цветами радуги листок. Медленно, очень медленно хумара нагнулся, поднял его, развернул.
Листок действительно содержал приказ - только не об изгнании.
Королева Средних миров Тиа официально просила его присоединиться к ней завтра на утренней верховой прогулке.

* * *

Ниал всерьёз подозревал, что Повелительница и на конную прогулку умудрится захватить мольберт. А ещё в его представлении как-то не укладывалась обряженная в безразмерный – без сомнения удобный, но где же эстетика? - балахон волшебница, с ног до головы заляпанная краской и источающая соответствующий аромат. Нет, назвать королеву совсем уж дурнушкой ни у кого бы язык не повернулся - а ну как отрежут? Но и объективно она была довольно мила - если бы отмылась и причесалась.
Ниал усмехнулся, представив, как они будут выглядеть рядом - разодетый по последнему слову нуклийской моды франт и его неряшливая "леди". Интересно, над кем станут смеяться больше? И ещё хотелось бы знать, как рано начинается для королевы утро, и кто ещё будет составлять им компанию.
На все эти вопросы ответил пришедший за заспанным демоном слуга. Утро для Повелительницы начиналось с рассветом. Секунда в секунду. А сопровождение не планировалось. Только он и Повелительница. Ниал бы возликовал - какой шанс выполнить приказ госпожи Агнейи! - да только столь резкая перемена в поведении королевы магов казалась очень странной. Может, узнала, зачем он здесь и решила наказать - не публично, прикопав где-нибудь в лесу под кустиком труп? Хотя она же маг, что ей стоит развоплотить останки? Или того хуже - влезет в голову, сделает ментальным рабом - вон, как любого из смертных - и отправит "мстить" той же Агнейе.
С такими невесёлыми мыслями демон подошёл к конюшням, расположившимся в отдельном здании внутреннего дворика. Сопровождавший его смертный, отвесив короткий поклон, исчез на несколько минут, и вернулся, ведя под уздцы высокого чёрного, как смоль коня. Явно норовистого, но это Ниалу даже понравилось. Хумара в лошадях толк знал не меньше, чем в женщинах. Так что усмирить этого красавца труда не составило, даже в удовольствие стало.
- О, Вы нашли с Найри общий язык, - раздался позади знакомый голос. - Поздравляю, милорд, это не всем удаётся.
Демон обернулся в седле... и не поверил глазам. Позади на белой лошади легко и очень непринуждённо восседала миловидная девушка в изысканном костюме для верховой езды. Коричнево-зелёные зауженные брюки, такого же цвета блузка, украшенная замысловатой вышивкой, минимум драгоценностей - только бронзовый медальон мерно покачивается в глубоком декольте - кокетливая шляпка красуется в причудливо уложенных тёмных волосах. Первое мгновение Ниал совершенно серьёзно хотел поинтересоваться, кто эта леди. Потом волшебница улыбнулась, слегка приподняв брови и проворковала:
- Неужели, милорд, я узнаваема только в интерьере мастерской и соответствующей одежде?
- Ваше Величество, - выдохнул хумара и тут же торопливо добавил, - Вы чудесно выглядите.
Волшебница звонко рассмеялась и тронула поводья. Её лошадь сразу же перешла на рысцу, а стоило выехать за ворота дворца - в галоп. Ниал старался не отставать, помимо воли отмечая, как уверенно королева держится в седле и как... действительно красиво при этом выглядит! От Повелительницы магов сложно было бы ожидать обратное, но после того, что он видел...
Остановились они в каком-то леске, без сомнения живописном, да только Ниал не смог по достоинству оценить красоты местности, стараясь угадать мотивы спутницы. Та непринуждённо болтала о мелочах вроде погоды и дворцовых сплетен. Обычная, ничего не значащая беседа.
Так и прошла поездка: королева не обличала его, не выказывала злобы, не сердилась, даже позировать не заставляла, будто и вовсе позабыв про мольберт. Сказать по правде, элегантная леди-волшебница так сильно отличалась от ведьмы-художницы, что Ниал просто терялся в догадках, что бы всё это значило. И по привычке предполагал, что ничего хорошего.
А вечером его "навестила" Агнейя. Точнее, в какой-то момент вместо готовящегося ко сну хумары в зеркале отразилась Повелительница демонов и недовольным голосом полюбопытствовала, как идут дела.
- Ваше Величество, дайте мне ещё время, - попытался оправдаться Ниал, но его сердито перебили:
- У тебя было больше недели, этого что, не хватило, чтобы обольстить одну-единственную истомившуюся по добру и ласке ведьму?! Чем ты там занимаешься?!
Ниал рассказал. Максимально подробно. Агнейя нахмурилась и неожиданно устало выдохнула:
- Да нормально с ней всё, не беспокойся. На тебе такая защита стоит, что даже нашей миленькой королеве её так просто не взломать, - Агнейя поморщилась. - Думал, на верную смерть отправляю? Нет, милый, ты мне нужен, - демоница усмехнулась. - Я, знаешь ли, неплохо "читаю" и магов, и демонов, а ты наиболее подходишь Тие... Между прочим, чем ты собрался её убивать? - вдруг поинтересовалась она.
Ниал промолчал, собираясь с ответом. Действительно, чем? Яд Повелительницу не возьмёт, да и не каждый клинок способен...
- Понятно, - прервала его мысли Агнейя. - Вот, держи.
Прямо через стекло на колени хумаре бросили кинжал. Таинственно блеснули рунами ножны и рукоять.
- Состав этой... стали необычен, к тому же пропитан крепким успокоительным. К такому Тиа специально не привыкала, так что даже в худшем случае проваляется без сознания сутки, а мне больше и не надо, - объяснила Агнея. И вдруг улыбнулась. - Не переживай, судя по твоему рассказу, наша ведьмочка уже "поплыла". Но если за неделю ты не добьёшься нужного результата, - демоница сделала эффектную паузу, - я придумаю нечто такое, что тебе абсолютно точно не понравится.
Отражение без предупреждения вернулось в норму, но стоило хумаре хоть немного отойти после разговора с Повелительницей и понадёжней спрятать кинжал, как в дверь его апартаментов постучали. Демон отправился открывать, более чем уверенный, что это слуга от королевы с новым приглашением - раз Повелительница волшебников ничего не знает (а в этом Ниал Агнейе верил), то прогулка ей наверняка понравилась и, возможно, она захочет её повторить...
Однако демон никак не ожидал увидеть на пороге саму королеву, одетую в роскошный пеньюар и к тому же с подносом в руках.
- Милорд, - обворожительно улыбнулась волшебница и, покосившись на расстёгнутую рубашку хумары, неожиданно порозовела, - не откажетесь поужинать со мной?
После беседы с Агнейей явившаяся посреди вечера - ах, да, уже практически ночи - королева магов вызвала у хумары только вялое удивление. Он и раньше воспринимал нуклийскую Повелительницу как нечто непредсказуемое, но думал, что понимает её... Теперь Ниал не понимал уже ничего.
Королева проплыла мимо посторонившегося демона, осмотрелась и поставила поднос на столик у кровати, при этом спихнув вазу. Покосилась на разлитую воду... цветы... осколки... коленопреклонённого Ниала, наклонившегося, чтобы всё это убрать, и вдруг тихонечко пробормотала:
- Извините...
- Что? - вскинулся демон, прикидывающий, чем бы вытереть пол.
Тут королева огорошила его ещё больше, шепнув:
- Я, наверное, не вовремя... И мне, кажется… стоит уйти, - волшебница действительно развернулась к двери, но Ниал поспешно схватил её за руку.
Покраснели оба. Королева - вероятно, от гнева... или смущения? Хумара - от чего-то больше похожего на благоговейный испуг перед Повелительницей, до которой, оказывается, тоже легко дотронутся. И уже не неприступная богиня оглянулась, всё ещё не отнимая у демона руки. Да и была ли она неприступной? Наверное, только в воображении Ниала. Но Повелительница вдруг показалась обыкновенной смущённой девушкой - вела себя, по крайней мере, соответствующе.
- Останьтесь, - на удивление спокойно произнёс Ниал и волшебница, неожиданно робко улыбнувшись, села на краешек кровати рядом с демоном. Глубоко вздохнула и тихо произнесла:
- Вы так красивы...
Вот теперь всё вошло для Ниала в привычное русло. Перед ним - очередная из его пассий, от которой просто нужно добиться необходимой реакции. И он на верном пути.
Хумара не стал отвечать, просто снова осторожно взял её за руку и, красноречиво глядя зардевшейся волшебнице в глаза, поцеловал тонкое запястье.
А дальше всё пошло по чётко отработанному сценарию - осторожные комплименты, ласковые, обещающие взгляды во время совместного ужина, который с натяжкой можно было назвать романтичным. Ниал сам удивлялся впоследствии, обдумывая происходившее. Он не делал ничего необычного, сверх того, что наверняка позволяли себе другие ухажёры Её Величества. И, конечно, немалое количество ухажёров - Повелительница всё-таки, несмотря на страсть к рисованию, оставалась Повелительницей, желанной хотя бы по статусу. Да, в конце концов, некоторые комплименты он просто повторял, вспоминая, что говорил в мастерской. Почему-то тогда это не возымело эффекта. Сейчас же королева, похоже, хорошо чувствовала себя в роли ведомой. Странно...
Расстались они уже за полночь. Демон снова поцеловал королеве ручку, раздумывая, не запечатлеть ли ещё столь же целомудренный знак внимания и на щеке, когда волшебница, вдруг посерьёзнев, произнесла:
- Ниал, ты говорил, что получил удовольствие от нашей утренней прогулки. Мне бы тоже хотелось её повторить. Но теперь я покажу тебе место, - глаза Повелительницы лукаво блеснули, - куда более интересное. Ты не против?
Хумаре совершенно не понравилось предложение посетить место "куда более интересное", но он, естественно, согласился - и весьма велеречиво. Волшебница, просияв, вдруг сама потянулась, запечатлела на щеке демона "целомудренный знак внимания", и тут же отвернувшись, совсем не по-королевски убежала, оставив растерянного Ниала стоять в дверях и смотреть ей вслед.
Полночи хумара не мог заснуть, размышляя, какое место могло показаться королеве магов интересным и не опасно ли оно для демонов. Потом, представив себя валящимся с лошади от усталости, Ниал решил выпить снотворное зелье. В итоге проспал. Но встретившая его Повелительница снова оказалась не в том состоянии, чтобы заметить мелкие недостатки внешности или некоторую неопрятность в одежде. Наоборот, королева, кажется... была рада его видеть! Забавно, учитывая, что она творила в мастерской.
- Ехать придётся долго, и почти всё время - в гору, - объясняла она. - Но ты, кажется, неплохой наездник, так что всё будет нормально, - волшебница лучезарно улыбнулась и взялась за поводья. Ниал, на всякий случай проверив, на месте ли кинжал Агнейи, тоже поторопил коня.
"Куда более интересное место" располагалось на вершине крутой скалы и, чтобы взобраться туда, пришлось спешиться и преодолеть, казалось, тысячи ступенек вырубленной прямо в камне лестницы. Волшебница шла впереди, спокойно, привычно. Но останавливалась передохнуть, когда ей казалось, что Ниал уставал, хоть демон и не жаловался.
На вершине их встретил густой туман, в который королева шагнула, глубоко вдохнув. Отточенным движением воздела руки - и тут же белёсые хлопья рассеялись, уступив место солнцу, омывающему золотистыми лучами круг, образованный высокими, будто пики, камнями. Без сомнений, место концентрации магии - великой, но совершенно чуждой демону. Но что действительно не понравилось Ниалу - так это горизонтальный камень в центре, сильно смахивающий на алтарь. Королева направилась как раз к нему и, вытянув руки ладонями вниз, осторожно коснулась шероховатой поверхности.
Что случилось в этот момент, Ниал, никогда не бывший искушённым в колдовстве, сказать не мог. Но что-то определённо произошло - хумара резко почувствовал могущественную силу, текущую сквозь его тело, но не причиняющую ни боли, ни других неудобств. Наоборот, закрыв глаза, демону померещилось, что тёплые нежные руки обнимали его, давая ощущение защищённости, радости и - отчего-то - свободы.
- Я знала, что тебе понравится, - тихо произнесла королева, и Ниал тут же открыл глаза. Повелительница по-прежнему стояла у "алтаря", но... Или солнце освещало её как-то иначе, или магия этого места сделала волшебницу притягательнее, да только Ниал никак не мог отвести взгляд от этой дивной картины.
Наверное, дело всё-таки в магии. Именно её тёплые руки подтолкнули демона, заставив забыть всё на свете кроме замершей - и, без сомнения, самой красивой (в тот момент Ниал искренне в это верил) - Повелительницы, ради которой он сейчас мог бы пожертвовать даже собой. И, заметив в глазах королевы ярко вспыхнувший огонёк желания, он просто подошёл ближе, крепко обняв хрупкое тело девушки.
Абсолютная нереальность происходящего кружила голову, и, когда губы волшебницы сами прижались к его, Ниал окончательно соскользнул куда-то в туманную, пронизанную солнечными пятнами бездну. Позже он с трудом мог вспомнить, как именно они оказались на этом "алтаре" рядом, слишком близко, но трепетную нежность поцелуев, жар лежащего рядом обнажённого тела, и поистине божественное, невероятно возвышенное удовольствие не смог бы забыть, наверное, никогда. Никогда прежде ни с кем он не терял голову, никогда не чувствовал себя настолько беззащитным - и в то же время настолько сильным.
Магия окружала их, направляя. Но вряд ли магия могла заставить сердце так непривычно замирать в момент, когда чужие губы шептали на ухо "мой ангел". И магия совершенно точно не способна сделать выгибающееся, трепещущее под ним тело единственным на свете. В момент особенно острого наслаждения, целуя приглашающе открытые губы, Ниал внезапно совершенно чётко осознал происходящее... и его последствия. Кинжал, валявшийся среди одежды у камня, призывно сверкнул, но волшебница, словно ощутив сомнения демона, вздохнув, сильнее прижалась к нему, обвивая руками и ногами. И, глядя в её сверкающие глаза, слушая мольбы продолжать, не останавливаться-нет-только-не-сейчас, Ниал вдруг понял, что не сможет. Ни сегодня... ни позже. Потому что, не будь его губы заняты поцелуем, он умолял бы о том же самом. До беспамятства просил бы Тию быть с ним, только бы не исчезало волшебное ощущение безудержного счастья. Тиа... Так он впервые назвал её позже, когда, уставшие, они лежали на согретом солнечными лучами (или магией?) камне, и королева радостно улыбнулась, тут же добавив тихое "ангел...".
И отчего-то не было больше никакого смущения, растерянности или страха. Всё происходило именно так, как и должно, и стучащее в такт его собственному сердце обещало это же в дальнейшем.
В тот миг умиротворения Ниал забыл об Агнейи, о её требовании. Повелительнице демонов не могло быть доступа сюда, в тёплую магию круга камней. И позже, возвращаясь во дворец, хумара уносил в сердце частичку волшебного тумана, надёжно потеснившего ставшую вроде бы привычной серую безысходность.
Действительно, что может быть важнее двух голосов, звучащих в унисон - "люблю" и "тебя, одного только тебя, мой ангел"...

* * *

- Ну и? - сидящая по ту сторону зеркала Повелительница демонов взирала на хумару, ехидно ухмыляясь. - Каковы успехи? Неделя почти истекла.
Ниал и сам это знал. Пять из семи дней прошли - и о, боги, это были лучшие дни в его жизни! Как раньше он мог не замечать насколько Тиа нежна? И как она... не красива, нет - врать себе не стоит, но... хороша. Да, вот верное слово, хороша - во всём, за что бы ни взялась. За эти несколько дней королева волшебников раскрылась совсем с другой стороны, изумляя не только своего любовника, но и двор. И отнюдь не всем это нравилось...
- О чём задумался, красавчик? - ворвалась в его мысли Агнейя. - Всё ещё нечего мне сказать?
- Я не буду этого делать, - тихо, но решительно произнёс Ниал.
- Что? - брови демоницы поползли вверх. - Что значит - не будешь?
Хумара поднял голову и в упор посмотрел на свою Повелительницу.
- Я не смогу это сделать, Ваше Величество. Я...
- Любишь её? - перебила Агнейя, усмехнувшись. Ниал, поперхнувшись словами, которые вот уже пять дней собирался сказать демонице, резко кивнул. - Отлично, - протянула Агнейя. - А она тебя?
- Да, - хмурясь, ответил Ниал. Вопреки ожиданиям Агнейя не выглядела рассерженной, скорее довольной.
- Ну и чудесно, - улыбка демоницы стала шире. - Мне другого и не надо.
Ниал вздрогнул, когда почувствовал чьи-то руки на своих плечах. Он успел только обернуться и встретиться взглядом с Советником королевы магов Элгием. И тут же голову прострелила резкая боль, а глаза колдуна наполнили собой, казалось, весь мир.
Судорожно хватаясь за уплывающие крохи сознания, Ниал отчётливо расслышал голос Агнейи:
- Ты убьёшь её, хочешь ты этого или нет. Главное, что она тебе верит, мой милый. А значит, не ждёт удара. Да, красавчик, я не думала, что ты справишься - с самого начала. Такие, как ты, нужны лишь как симпатичные куклы, умелые любовники. И ты с этим справился. А насчёт второй части задания... Наказание тебе придумает сама Тиа, если очнётся, конечно. Представь, как она расстроится, когда ты её предашь? Ты, которому она наконец-то поверила...
Возможно, Повелительница ещё что-то говорила, но Ниал окончательно заблудился в ошмётках тумана. А когда борьба стала казаться совершенно ненужной и бессмысленной - он сам превратился в туман. И решил, что умер.
Но, боги, как он ошибся!

* * *

- Ангел, - в голосе Тии отчётливо звучала тревога, - ты правда хорошо себя чувствуешь?
Ниал в который раз кивнул, улыбнувшись. На самом деле у него до сих пор болела голова, но Тиа испугана, и Ниал отдал бы всё, лишь бы убрать эту маленькую складочку на лбу любимой. А солгать - невелика беда, в конце концов.
Чувствовал он себя и впрямь неважно - причём весь день. Ставшую традиционной утреннюю прогулку отчего-то проспал, а когда взволнованная королева явилась в его апартаменты, с трудом смог встать с постели. Тиа тут же послала за целителем. После долгого осмотра тот спокойно объявил, что всё в порядке, просто лёгкое недомогание, беспокоиться не о чем. Тиа нахмурилась, но промолчала.
Ниал видел, что волшебнице очень хотелось остаться с ним, но Долг звал, да и накопившиеся государственные дела тоже требовали немедленного внимания. Тиа освободилась только к вечеру - и хорошо, Ниал как раз смог достаточно прийти в себя, чтобы хотя бы снова не встретить Повелительницу в кровати.
- Смотри, что я принесла для тебя, - улыбнулась в ответ волшебница. На открытую ладонь Ниала легла подвеска в виде золотого единорога. - Это поможет тебе... ну, если, - Тиа смутилась, - ну... я имею в виду... мало ли что...
Ниал молча склонился, целуя по очереди пальчиким возлюбленной.
- О, Ниал, что ты делаешь... Я... хотела сказать, там заключен дух... Призван служить.. мне. Теперь... тебе... О, Ниал, ангел мой...
Перед глазами периодически вставал туман, голова кружилась, вызывая тошноту - но тёплые ласковые руки Тии обнимали демона, прогоняя усталость, возвращая желание и страсть. Разве смог бы он отказать ей, в каком бы состоянии ни был?
И снова они целовались, словно в первый и в последний раз - жарко, яростно... нежно. Только теперь, прижимая к себе возлюбленную, хумара с изумлением ощутил ещё и горечь - правда, всего на мгновение. Ловкие пальчики и губы волшебницы заставили его забыть обо всём - даже о себе - и окунуться в бездну серого тумана. Ниал задыхался, пытаясь вырваться из его холодных объятий и на грани восприятия слышал "ангел, люблю тебя, только тебя". Момент пика удовольствия, когда голова кружилась уже от желания принадлежать и обладать одновременно, почему-то прояснил сознание. На секунду Ниал чётко осознал, что сидит на кровати, под ним распласталась, призывно выгибаясь, Тиа, зажмурившись и кусая губу, явно сдерживая крик. И ещё хумара с изумлением увидел в собственной руке кинжал Агнейи - обнажённый клинок тускло блеснул в свете свечи.
Время будто остановилось, и Ниал, одновременно вспоминая, что действительно произошло вчера вечером, наблюдал, как волшебница взметнулась, стараясь плотнее прижаться к его бёдрам, а собственная правая рука без участия сознания поползла вверх, замахиваясь.
- Нет, - выдохнул Ниал, пытаясь замереть, остановиться, разжать пальцы, судорожно стискивающие рукоятку. - Нет...
Из горла вырвался громкий всхлип, и одновременно Тиа распахнула мутные от желания глаза, а рука демона, действительно замерев на миг, понеслась вниз.
Кинжал вонзился в подушку, утонув в перьях, и сам Ниал, плача, зарылся головой в складки покрывала.
- Не могу, не могу, не могу, - исступлённо бормотал хумара, пока рядом не прозвучал тихий голос:
- Что не можешь, милый? Убить меня?
Чувствуя, как всё внутри леденеет от ужаса, Ниал повернул голову, посмотрев на сидящую рядом, на покрывале, королеву магов. Тут же перед глазами пронеслось недавнее - кинжал несётся вперёд, целясь в грудь девушке, но Тиа за какую-то долю секунды успевает змеёй извернуться, уйти от удара. И распахнутые от недоверчивого удивления глаза, в которых ещё минуту назад горело только желание... Сейчас они были пусты.
- Элгий говорил, что ты предашь меня, - задумчиво пробормотала волшебница. - Предупреждал, что тебя подослала Агнейя... Рассказывал о твоём... "послужном списке". Но я не поверила, и он отступился...
"Нет, он просто заколдовал меня!" - хотелось крикнуть Ниалу, но язык не слушался, а рот не открывался.
Тиа судорожно вздохнула и перевела на него взгляд.
- Ответь мне, демон, - сказал она холодным, чужим голосом, - это правда? Ты с самого начала собирался убить меня? И всё это, - голос королевы на мгновение дрогнул, - было ложью? Просто удачной попыткой соблазнить?
Ниал молчал, пытаясь совладать с собственным телом, потому что именно сейчас, скажи он правду, Тиа бы его простила. Он верил - простила бы, и всё было бы так, как раньше и никакая Агнейя...
- Ясно, - так и не дождавшись ответа, кивнула Повелительница магов. - Что ж..., - она потянулась к кинжалу, всё ещё торчащему из подушки, и Ниал зажмурился, ожидая удара, резкой боли, заранее стараясь сдержать крик. Но услышал только удаляющиеся лёгкие шаги.
Это быстро привело в чувство.
Тиа уже взялась за ручку двери, когда позади раздалось хриплое и очень тихое:
- Погоди... прошу, подожди!
Повелительница замерла. Медленно обернулась.
Ниал, шатаясь, стоял на коленях рядом с кроватью, протягивая руку.
- Не уходи.
Стиснув зубы, Тиа резко отвернулась. Распахнула дверь.
- Не оставляй меня!
Шаг за порог...
- Пожалуйста!
И закрывшаяся дверь.

Опубликовано: 15.10.2014

Автор: Сакрытина Мария (Uvarke)

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 12 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 3 человека:

  1. совсем не сказка((( но завораживает.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. спасибо

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Замечательно!))

    Оцени комментарий: Thumb up 0