Идальго 2

Ирэн покосилась на трусящего рядом оборотня и направила коня в сторону Хоровода. Так обитатели Синей скалы называли выстроившиеся кругом камни, окаймлявшие небольшую, но весьма симпатичную поляну. Не волшебники предпочитали Хоровод обходить стороной, ну а Ирэн здесь просто нравилось. Никакой магии камни не несли, зачем Древние поставили их вокруг поляны, волшебница не знала и, честно говоря, не хотела знать. А вот к ручейку и растущим здесь ромашкам Ирэн была неравнодушна. Ещё во времена супружества она сбегала сюда из душного замка - куда интереснее просто лежать на покрывале, утопая в ромашках и глядя на небо, чем слушать брюзжание супруга о подвигах его молодости.
Ирэн придержала коня, Лопе, отбежавший шагов на десять вперёд, остановился и растерянно оглянулся.
- Приехали, - буркнула волшебница. - Так, иди-ка сюда.
Лопе подошёл ближе, взгляд с растерянного стал настороженным.
- Ещё ближе, - приказала Ирэн. - И ещё. А теперь лови меня.
Вообще-то волшебница ожидала, что Лопе так и останется стоять столбом. А может, и остался бы, не зацепись платье Ирэн за стремя. Чародейка дёрнулась, пытаясь высвободить подол, и заскользила-покатилась с седла, неуклюже завалившись на бок.
Лопе пах луговыми травами и чем-то ещё - тоже пряным, но более терпким. Ирэн удивлённо разглядывала лицо юноши, ожидая, что вот-вот держащие её руки исчезнут.
Лопе медленно и очень осторожно поставил чародейку на землю и торопливо отшатнулся.
Ирэн выпрямилась, поправила манжеты и деловито огляделась.
- Ну, Лопе, чего встал? Помоги мне расстелить покрывало. Покажу тебе, что такое пикник. Тебе понравится. Ты же у нас постоянно голодный.

* * *

- А знаешь, Лопе, меня тут замуж выдают, - блаженно щурясь, произнесла Ирэн.
Солнце, прорываясь сквозь облака, ярко светило и ласково грело (а не палило, как несколько дней назад). Ветерок доносил аромат луговых трав - то ли от оборотня, то ли от ромашек. Ирэн лежала, раскинув руки, на покрывале и наслаждалась дремотной тишиной. Хорошо...
Лежащий рядом Лопе повернул голову и вопросительно зарычал.
- Да, я тоже думаю, что это не очень хорошо, - откликнулась Ирэн. - А для тебя вдвойне плохо. Я уеду на этот, чтоб его Третьехвостый забрал, бал, а ты будешь ждать меня тут.
Рычание стихло, оборотень приподнялся на локтях и уставился чародейке в глаза.
Ирэн замерла на мгновение. Потом отвернулась.
- А что делать? Против воли братца-короля ведь не пойдёшь... Зато Рамона, говорят, красив как бог.
Лопе зарычал - на этот раз громче.
Ирэн улыбнулась.
- Ничего. Я быстро вернусь. И потом - влюбляться в будущего мужа, Лопе, очень, очень пошло. Хочешь, я тебя буду любить. А?
Оборотень потёрся лбом о плечо волшебницы.
- Лопе - хороший мальчик, - усмехнулась Ирэн. И потянулась за корзинкой с персиками. - На, держи, любовь моя.
Оборотень аккуратно взял персик и, не сводя глаз с волшебницы, осторожно откусил кусочек.
- Однако! - ухмыльнулась волшебница. - Так ты скоро и манерам научишься. Молодец!
А ещё, оказывается, очень приятно сидеть, глядя на спящего оборотня и баюкая его голову у себя на коленях... Опасный зверь - ласковый, как домашний любимец. И только с ней, с Ирэн.
Волшебница улыбнулась, подставляя голову солнцу, и вздохнула.
Обратно они отправились под вечер. Лопе снова проигнорировал лошадь, а при попытке подсадить его в седло, недовольно зарычал. Ирэн оставила его бежать рядом.
В замке уже ждал королевский курьер.
Милый братец писал, что принц Рамона осчастливил своим прибытием столицу Андолы на семь дней раньше.

* * *

- Ваше Высочество!
Засмотревшаяся на игру солнечных зайчиков гостиной, Ирэн с трудом удержала равнодушную мину. Юный герцог Лоук! Тебя-то какая тварь Третьехвостого притащила?
Юный красавец-аристократ поклонился, взгляд лихорадочно вцепился в обожаемую принцессу.
- Ваше Высочество, Вы так... Вы...
На большее молодого герцога как обычно не хватило.
Ирэн рывком распахнула веер, пряча улыбку.
- Благодарю, милорд, мне лестно это слышать, - пропела волшебница скучным голосом. - Позвольте спросить, вы тоже ждёте королевской аудиенции?
...А то дражайший братик заперся в оружейной и чем-то там гремит. Может, дедову кирасу примеряет, с него станется...
- Я... я только что от Его Величества, - проблеял юнец, и Ирэн поскорее отвернулась, сдерживая смех. Работу мысли Лоука было видно за версту. Наверняка мальчишка пытался подобрать очередной комплимент, а то и набраться смелости его сказать.
Когда-то Его Величество предложил младшей сестрице на выбор руку герцога Лоук или Девери. Ирэн думала не долго. Пусть старая развалина и зануда, но от надоедливого суетящегося юнца у принцессы кружилась голова и подкатывала к горлу тошнота.
Похоже, король решил провернуть тот же фокус и сейчас. Герцог Лоук или принц Рамона. Да уж, тот ещё выбор.
И когда уже юный герцог женится? Хотя с него станется соблюдать целибат. Прислал же он вдове алые розы в траурную неделю.
- Ваше... Ваше Высочество, разрешите вас проводить, - выпалил юноша, стремительно краснея.
Ирэн, про себя застонав, благосклонно улыбнулась.
- Извольте, милорд.
Интересно, а хватит когда-нибудь смелости у этого юнца самому предложить руку и сердце? Шагая рядом с вздрагивающим герцогом по анфиладе комнат, Ирэн представила, как уморительно должно выглядеть подобное признание. Лоук бросится перед ней на колени, начнёт сбивчиво частить про вечную любовь и её, Ирэн, счастье... Протянет кольцо - дорогое и вычурное... Поцелует ей руку...
Волшебница закрыла глаза и тяжело вздохнула.
- Я скучала, милорд, - нарушая тяжёлое молчание, ехидно произнесла она. - Как жаль, что у Вас не нашлось времени меня навестить...
А сейчас не найдётся уже у неё...
Мальчишка даже остановился от удивления.
- Вы... Вы...
Ирэн издевательски улыбнулась и, от греха подальше, прикрылась веером.
- Да, я вас ждала. Но мы пришли, герцог. Я была рада видеть вас.
Юнца хватило на учтивый поклон и нечто невнятное, но восторженное.
Значит, сегодня вечером снова будут розы. Третьевостый, какой зануда!
Ирэн наклонила голову и повернулась к тяжёлой, окованной бронзой двери оружейной.
А жаль, что Лоука не пригласишь уже в замок Синюю Гору. Вот бы посмотреть, как Лопе его гоняет!

* * *

- Дражайшая сестра, мы рады вас видеть, - пробубнил Его Величество, тоскливо глядя на кувшины с вином. - Вы чудесно выглядите.
Ирэн перевела взгляд на брата и с трудом удержалась от усмешки. Судя по рябой одутловатой физиономии Его Величество вчера много кутил и сегодня жаждет опохмелиться. Ну и Третьехвостый с ним.
Волшебница сделала реверанс и тут же поймала хитрый взгляд королевы. Её Величество как обычно промолчала. Но невестка и золовка друг дуга поняли.
Ирэн покосилась на открытые окна. Что, сегодня братец решил изменить привычке заставить подданных задыхаться?
Итак, оружейная, роскошный стол, накрытый на четверых. Король, королева, Ирэн...
Дверь снова открылась. Волшебница, успевшая пройти к своему креслу, схватилась за спинку и резко обернулась.
Мир перевернулся с ног на голову и обратно. Раз, ещё раз. Что-то говорил герольд. Что вещал братец. Понимающе улыбалась королева. А Ирэн стояла столбом и сама себе до боли напомнила дурачка Лоука.
Влюбляться в жениха - как это пошло! Но что поделать, если принц Рамона оказался ожившей мечтой Ирэн? Куда спрятать этот ироничный взгляд, стать и улыбку? Да что там мечта Ирэн, принц казался сошедшим с картинки идальго. Со старой такой картинки, на которых феи и юноши кружатся в хороводе...
В общем, первым желанием Ирэн было убежать. Чтобы никто не заметил её смущения, её вдруг возникшей робости, её - также вдруг - вспыхнувших чувств.
Ну а вторым - напиться. И Ирэн пила на пару с братом, пока Рамона ухаживал за Её Величеством - как подобает по этикету.
День, плавно перетёкший в вечер, казался нескончаемым. А после, плавая в восторженно-пьяном угаре, Ирэн лежала в кресле, слушая голос принца, не вникая в смысл. Зачем, если сам звук приятней, чем музыка.
А потом были умелые руки, расшнуровывающие корсет и такие же умелые губы.
Если юный герцог Лоук и присылал свои розы, ответа он не дождался.

* * *

- Ой, ду-у-ура, - стонала Ирэн, восседая перед зеркалом. - Стареющая, набитая, обрюзгшая дура!
- Ваше Высочество прекрасно выглядит, - промычала горничная, и Ирэн в ответ расхохоталась в ответ. Уж кто-кто, а эта коровушка, замазывающая сейчас круги у Ирэн под глазами, должна понимать, насколько герцогиня Синей Горы глупа.
Это ж надо, а?! Мало напиться, так она ещё и на коленки к этому высочеству прыгнула, как какая-то гулящая кошка!
Ну и кто она после этого?!
Что у этого Рамоны - мёдом то самое намазано? Да кто он вообще такой?! Да, сладкая ночь, да, пьяный угар, но... Но!
Надо извиниться. Пригласить посла Алатыи к себе?
Ирэн мысленно убеждала саму себя, что просто хочет прогуляться, направляясь в южное крыло, где наверняка разместили младшего алатыйского принца.
Зря это она.
Рамона фехтовал с грацией кошки и напрочь сразил наповал наблюдающую за ним невесту.
- ...Ваше Высочество, не хотите ли проехаться верхом в Алую рощу?
Ирэн не просто хотела - жаждала. Кошка драная. На себя посмотри, какая роща, ты ж с коня свалишься!
Может, на то и был расчёт. Правда, в седле волшебница удержалась, но вместо извинений слушала рассказы принца о своей дорогой родине. И таяла...
А вечером снова было вино, а ещё - гитара, с которой принц управлялся превосходно. И слова любви, произнесённые сдержанным равнодушным тоном, обращённые вовсе не к ней, звучали для Ирэн слаще благословения.
Дура. Дура и есть.

* * *

Ирэн распечатала послание из Синей Горы, пробежала глазами и раздражённо швырнула клочок бумаги в огонь.
Арий в сдержанной, обычной для него холодной манере, уведомлял госпожу, что в замке всё отлично. Урожай собран, налоги тоже, барщина отработана и даже домашний питомец-оборотень ведёт себя нормально - несмотря на отсутствие заговорённого ошейника и серебряной цепи. Только почти ничего не ест - но это хорошо, запасы на зиму Арий давно рассчитал и оборотень в них не вписывается. Вот и пусть сидит на диете. Да и одежда ему больше не нужна, коль скоро в шкуре своей мерзкой разгуливает. Хотя отчего разгуливает - в спальне хозяйки он безвылазно сидит. Одно плохо - воет. Так что нельзя ли заколотить - конечно, временно - в спальне Ирэн окно?
Волшебница поморщилась. По-хорошему, пора домой. Неделя уж прошла, хватит, кошечка, намяукалась.
Ну уж нет. Лопе подождёт. После Осеннего бала Ирэн пригласит принца Рамону в гости. И поедет в Синюю гору с ним.
И вообще, какой к Третьехвостому оборотень, когда она свою любовь нашла?..

* * *

"Любовь" не обращала на страдания невесты ровно никакого внимания. Весь Осенний бал за Рамоной толпой бегали девицы и дамы - от баронесс до герцогинь. Гордость запрещала Ирэн пополнять коллекцию венценосного развратника, но так хотелось, чтобы красавец смотрел только на неё!
А Рамона не смотрел. Точнее смотрел, но не больше, чем на юную, но глупую баронессу Фельпскую или простушку герцогиню Алаитскую. Ирэн бесилась, швыряла королевский фарфор, разгромила местную лабораторию, но гордость это абсолютно не успокоило. Где-то между фарфором и лабораторией хозяйка Синей горы и дала согласие на брак с красавцем-принцем. Было это то ли в пьяном угаре, то ли в горячке ревности - Ирэн не помнила.
Зато после бала Ирэн с полным чувством безнаказанности явилась в апартаменты принца и предложила ему проехаться до Синей горы. А что - там отличные... э-э-э... олени. И кролики ещё не пуганые. Охота будет великолепная.
Рамона согласился, но в свою очередь предложил отвезти невесту в Летний дворец Алатыи. Познакомить со старшим братом и будущем королём.
Ирэн поехала бы и к Третьехвостому, так что "да" ответила быстро и решительно.
Спустя два дня, соблюдя необходимые ритуалы, будущая чета Рамона - на горе всем красавицам столицы, не желающим опускать страстного красавчика - отправилась в замок невесты.

* * *

- Ирэн, а это правда, что вы могущественная волшебница? - придерживая коня, медленно произнёс Рамона.
Будущая герцогиня Рэстская вздрогнула.
- Я? Ну, не то чтобы могущественная, но... я изучаю магию, - с гордостью сообщила Ирэн.
- Расскажете мне? - улыбнулся Рамона, - меня всегда интересовала эта область сайнтиции, - и душевно добавил, - понимаете, мне дар не достался...
Ирэн это отлично знала. Собственно, тех, кому достался, можно было по пальцем пересчитать - ни брат Рамоны, ни самой Ирэн колдовать тоже не могли. А раньше, рассказывали, магией владели абсолютно все аристократы...
- Конечно! - воодушевилась волшебница. - Уверяю, вам обязательно понравится моя лаборатория. Некоторые из проведённых мной экспериментов...
О магии Ирэн могла говорить часами. А Рамона... Как он слушает! А как смотрит! О-о-о...
- Могу ли я надеяться, что вы покажете что-нибудь из ваших опытов мне и моему брату? - с блеском в глазах попросил принц.
Ирэн глубоко вздохнула, пытаясь скрыть радость.
- Я буду счастлива!

* * *

Ирэн который раз добрым словом помянула домоправителя Ария. Замок ждал жениха и невесту, а также их свиту. Можно было не беспокоиться, приготовлен ли на всех ужин и прибраны ли гостевые комнаты.
Лишь одно маленькое, но досадное обстоятельство не укладывалось ни в этикет, не в планы Арии или Ирэн.
Лопе ждал у ворот. "Хорошо, хоть прилично одетый", - подумала чародейка, с досадой глядя на застывшую скорбным памятником фигуру.
И, конечно, стоило кортежу, а точнее Ирэн, въехать во внутренний дворик, как этот дурень вскочил и, сверкая глазищами, кинулся к волшебнице.
- Кто это? - вскинул бровь Рамона, глядя на лучащегося радостью Лопе.
- О, - протянула волшебница, спешиваясь, - это...
Закончить она не успела: оборотень, наконец-то растолкав всех мешающих ему людишек, бросился Ирэн на шею.
Большего конфуза сложно представить.
- Хватит! - шипела волшебница, отдирая от себя растерянного Лопе. - Отцепись! Оставь меня в покое!
- Ирэн? - в голосе Рамоны слышалось вежливое удивление. - Вам нужна помощь?
Волшебница, наконец освободившись от объятий счастливого питомца, не раздумывая, отвесила Лопе пощёчину.
- Как ты смеешь?!
Оборотень отшатнулся, прикрывая щёку рукой - совсем как человек - и беспомощно глядя на хозяйку.
- Кажется, - со смешком произнёс Рамона, подходя к волшебнице. - Мы стали невольными свидетелями интимной встречи?
Ответить Ирэн не успела. Оборотень круто повернулся к принцу и, сгорбившись, зарычал, принюхиваясь.
Рамона широкими от удивления глазами смотрел на юношу.
- Ирэн? Неужели это результат какого-то из ваших экспериментов? - изумился принц, протягивая к Лопе украшенную перстнями руку. - Это просто чудес...
Окончание речи и крик Ирэн: "Не смей!" потонули в громоподобном рёве. В один миг украшенный по случаю приезда принца и принцессы двор превратился в хаос - метались лошади, бегали люди и где-то среди этого столпотворения рычал взбесившийся оборотень, пробираясь к застывшему не то от изумления не то от испуга принцу.
Обычно на оборотней охотились со специальными волкодавами, а также амулетами. Ну, и конечно приглашали живущих поблизости волшебников - хотя те сами редко пропускали подобную забаву.
Естественно в свите принца Рамоны не было ни того, ни другого, ни третьего.
Зато имелся оборотень, на раз-два раскидавший охранников и нависший над самим принцем. Взметнулась когтистая лапа, сверкнули клыки, монстр прыгнул, подминая под себя добычу...
Свистнула ледяная стрела.
Оборотень вздрогнул всем телом и стал беспомощно заваливаться на бок...
Тяжёлая звериная туша бухнулась под ноги Ирэн и принялась стремительно уменьшаться, приобретая человеческий облик.
Не глядя на обездвиженного оборотня, волшебница закинула за плечо лук и поспешила к принцу.
- Ваше Высочество, умоляю простить меня, прошу вас, это больше не повторится...
- Всё... всё хорошо, - тяжело дыша, отозвался принц. И добавил, вымученно улыбаясь. - Ирэн, вы полны сюрпризов!
Волшебница радостно улыбнулась.
Всё-таки повезло ей с женихом!

* * *

- На цепь и в подвал, - распорядилась Ирэн, глядя как вежливые слуги ведут гостей в главный зал.
Арий радостно встрепенулся.
- Конечно, госпожа. Простите, а... никаких зелий или лекарств?
Ирэн оглянулась. Лопе, тяжело дыша, лежал у подножия парадной лестницы. Золотые глаза с отчаянием посмотрели в ответ...
- Ничего, - отрезала Ирэн. - И еды без меня не давать. Пока не распоряжусь.
- Да, госпожа, - улыбнулся управляющий.
Волшебница кивнула и, не слушая тихого звериного скулежа, пошла вслед за слугами в главный зал.
Кошмар - так опозориться из-за какого-то зверя! Что теперь Рамона о ней будет думать?!

* * *

Всё-таки хороший у неё жених. Предупредительный, внимательный и главное - незлопамятный. Ни словом не вспомнил про "встречу". О-о-ох... Ну и что, что придётся делить с оравой девиц, как и она, положивших на него глаз. Так это ж только на первых порах! Уж она придумает, как отвадить своего рыцаря от этих куриц. В конце концов, она - волшебница. А Рамона так искренне восхищается волшебницами...
Ирэн, нежась, лежала на кровати. Ночь, тишина, звёзды в окно подмигивают. Никакого соседа с его глупыми песенками - жизнь прекрасна!
О чём там она должна была вспомнить после ужина? О чём-то.... Как же там... ну...
Скрипнула ставенка и сердце волшебницы зашлось.
А в лунном ореоле принц ещё прекрасней... И - Третьехвостый! - живые розы? Откуда?!
Рамона тем временем перелез через узкий подоконник и на волшебницу обрушился цветочный водопад. Надо же, и шипы предусмотрительно убраны...
- Прекрасные цветы для лучшей из женщин, - шепнул принц в губы Ирэн. - Для моей королевы.
"Королева" радостно открыла губы и утонула в нежном поцелуе.
Хороший у неё всё-таки жених...
О том, что надо бы навестить Лопе, Ирэн вспомнила только под утро.
Ну и Третьехостый с ним! Чай, не подох, эти оборотни крепкие...

* * *

Ирэн, держа над головой фонарь, спускалась по винтовой каменной лестнице. Почему волшебнице и в голову не пришло, что Арий отправит оборотня в самую далёкую темницу? Под Синей Горой длинные, многоярусные подземелья, но когда Ирэн отдавала приказ, она представляла что-нибудь вроде подвала, а не затхлой камеры-мешка, без окон и нормальной вентиляции. А стоило подумать. Арий боится оборотня - и правильно делает. А не дай бог Лопе бы сбежал?...
Ирэн остановилась перед тяжёлой, обитой железом дверью, пытаясь отдышаться. Стражу здесь не держали - да и зачем? Тут узников-то лет сто не было.
Волшебница нащупала в связке нужный ключ, повозилась с щеколдой. Недовольно скрипя, тяжёлая дверь удручающе медленно открылась...
Лопе, вздрагивая от нетерпения, сидел на полу, глядя на хозяйку этими - чтоб его твари забрали! - беспомощными щенячьим глазами.
Ирэн не выдержала и отвернулась, не в силах видеть не рассуждающую, детскую радость оборотня. Да как... как он может... Да, рану залечил, но губы, вон, обмётаны, на щеках горячечный румянец, дышит со всхлипами... Да, у неё не было выбора, пришлось остановить, он же хотел... хотел... Рамону...
- Лопе, - тихо позвала Ирэн. - Иди сюда.
Радостно всхлипнув, юноша кинулся к волшебнице. Ирэн, кусая губы, неловко обняла вздрагивающего и снова принявшегося порыкивать оборотня. У неё не было другого выхода, но какая же она жестокая негодница... Она его ранила, она про него забыла, а он радуется!
- Прости, - пробормотала волшебница, пытаясь сглотнуть комок в горле. - Прости, я...
А он в ответ смотрел, просто смотрел - радостно, только что хвостом не вилял...
Ирэн пощупала лоб, смерила пульс, давление, размышляя, какие лекарства помогут. Цепь ещё, надо снять цепь...
Волшебница подцепила ошейник.
- Лопе... я уезжаю. Надолго. Прости.
Оборотень замер. И вдруг шумно потянул носом воздух.
- С Рамоной, - зачем-то добавила Ирэн. - Он мой жених.
Лопе носом уткнулся в шею волшебницы... и отшатнулся. Зарычал - сначала тихо, потом громче, громче.
Ирэн грустно улыбнулась.
- Я не могу тебя освободить. Пока. Я прикажу Арию, он тебя выпустит через два дня, когда мы будем у границы. Прости, Лопе, но ты должен остаться здесь. Я потом тебя заберу. Наверное...
Волшебница отвела взгляд и шагнула к двери.
Всё-таки хорошо, что она оставила цепь! Лопе рванулся за ней с такой силой, что серебряные звенья зазвенели от напряжения. Пальцы-когти вцепились в закрывающуюся дверь, глаза отчаянно искали взгляд волшебницы...
- Лопе, хватит! - прикрикнула Ирэн. - Ты остаёшься. Слышишь? Остаёшься. Здесь.
Пальцы медленно разжались...
Дверь с гулким хлопком закрылась.
Ирэн, кусая губу, подняла фонарь.
Она сделала, что должна, но почему же от этого так тяжело?

* * *

- Ирэн, а где же тот юноша... оборотень? - с очаровательной улыбкой поинтересовался Рамона, взлетая в седло.
- Я приказала его... запереть, - кусая губы, откликнулась Ирэн, дёргая поводья. - Я ещё раз прошу прощения...
- Хорошо, - перебил Рамона. - Я боялся, что его убили. Было бы жаль... Ирэн, это же просто чудо, - вздохнул принц. - Вы чудо. Как вам удалось приручить этого монстра? Расскажете?
Волшебница радостно улыбнулась.
- Как вам будет угодно!
Какое у него доброе сердце... Он боялся за оборотня, который пытался его убить. Какой же он всё-таки... чудесный!

* * *

Наследный принц Алатыи Эриан на брата не походил ни капли. Светлокожий блондин, маленький, кривой и даже чуть-чуть косоглазый. Ирэн с трудом сдержала стон разочарования, когда жених представлял её будущему королю Алатыи. Бедный Рамона! Эриан - первенец, но не полководец и не красавец... Да и не баловень удачи, к тому же. И вот он займёт престол, в то время как Рамона будет вынужден выигрывать для него одну войну за другой? Воистину жизнь несправедлива.
"Эриана обязательно назовут Милосердным, - размышляла Ирэн, слушая, как наследный принц тихим голосом клирика рассуждает о том, что все должны жить в мире и согласии, - или Блаженным". Сама Ирэн предпочла бы "Занудный". Нашёл о чём болтать, гуляя с дамой по саду!
А вечером во время ужина Рамона объявил, что в честь невесты будет устроена охота. Герцогиня Синей Горы ведь любит охоту?
Герцогиня, глядя мужу в рот, кивала. О, да. Она любит. Она любит всё, что и её будущий муж. Охота - это же так волнительно! Ну и что, что Эриан благостно хмурится? Кому вообще нужен этот сморчок? Ах, убивать тварей бессловесных грешно?
Рамона, поймав взгляд брата, учтиво предложил заменить охоту на... ну, например, конную прогулку по лесу. На что Эриан сокрушенно вздохнул и скорбно сообщил миру о своём нежелании оскорблять будущую невестку.
Всё-таки ему стоило роиться не принцем, а клириком. Всё бы больше польза. И как только Рамона может любить это убожество? А ведь любит - весь мир знает о трогательной привязанности братьев.
Ирэн аккуратно промокнула губы салфеткой и с обожанием посмотрела в глаза жениха.
Пресветлый, какое счастье, что ей достался красивый идальго, а не скучный монах!

* * *

И на коне Эриан смотрелся как монах на муле!
Ирэн, пряча улыбку, подвела свою Ласточку к гнедому Рамоны.
- Мой принц, вы столько рассказывали мне про ведьмин холм! - стреляя глазками, пропела волшебница. - Я так мечтаю там побывать!
- Счастлив исполнить желание моей леди, - улыбнулся Рамона, подмигивая. - Эри, я оставлю тебя, не возражаешь?
Запыхавшийся наследник махнул рукой. Его спокойная, точно тот же мул, лошадь очень похоже махнула хвостом.
Ирэн прижала ладонь ко рту, не давая вырваться грубому хохоту.
Клирик, Третьехвостый, ну клирик же!

* * *

Ирэн была бы куда как счастлива, не прихвати с собой Рамона "свиту". Какие-то там графы и виконты в количестве пяти штук потащились за принцем, как привязанные. Ну конечно же Рамона - душа компании. Ирэн понимает. Но так бы хотелось остаться с суженным наедине!
Рамона, поймав взгляд Ирэн, грустно улыбнулся. Он тоже понимает. Наедине они только в спальне. Ну и пусть! Ирэн хватит и этого... если иначе нельзя. Волшебница редко завидовала крестьянам, но сейчас она грезила о том, чтобы и она, и Рамона родились плебеями. Ни этикета, ни неписаных законов, всё просто...
И никаких зануд, громко рассуждающих о конях и собаках!
Ирэн проследила взглядом за рукой принца. Зануды остались позади, пусть себе болтают. А если чуть-чуть придвинуться, словно невзначай опереться о плечо... можно?
- ... ваш чудесный ледяной лук, прекрасная Ирэн. Покажете?
И лук, и стрелы, и всё, что угодно. Только не отводи взгляд, только продолжай улыбаться...
- Он великолепен, - в голосе принца слышалось неподдельное восхищение. - А могу я увидеть, как вы стреляете? Ирэн, женщина, знающая, как управляться с оружием, такая..., - рука принца словно невзначай легла на талию волшебницы, - такая волнующая загадка...
Ирэн, тая от желания пополам со смущением, прицелилась.
Яркое солнце, мозаика листвы, словно узорчатый потолок в капелле пресветлого, волнующий запах мяты и гиацинта, пение птиц и гудение "свиты" за спиной...
Вон та покачивающаяся красная шишка прекрасно подойдёт в качестве мишени. И далеко и в тоже время Ирэн наверняка попадёт...
Волшебница встретилась взглядом с женихом. Принц улыбнулся и нетерпеливо облизнул губы. Он чувствует то же, что и она? Какое счастье...
Ирэн глубоко вздохнула и, поймав стрелой солнечный лучик, спустила тетиву.
В то же мгновение Рамона резким, внезапным движением ударил её по локтю.
Свистнув, стрела прошила воздух...
Гул птиц и человеческий гомон пронзил громкий вскрик. Не успевшая опомниться Ирэн, так ничего и не понимая, посмотрела вниз.
На зелёном лугу у подножия холма валился с толстой лохматой лошади неказистый принц Эриан...

* * *

- Схватить убийцу принца!
Ирэн резко обернулась - стоявший до этого плечом к плечу, Рамона отшатнулся. И, указывая на неё, громко повторил:
- Убийца!
Внизу суетились и горестно шумели слуги, скорбно белел плащ Эриана, неуместно радостно сверкала ледяная стрела...
Третьехвостый!
Ирэн забилась в руках кого-то из свиты, тщетно пытаясь вскинуть лук, но тут голову пронзила боль, а в глазах потемнело.
Как же так... Как же... так...
Земля и небо несколько раз поменялись местами. Последнее, что видела волшебница - взгляд Рамоны. Растерянно-торжествующий. Маска влюблённого жениха сползла с красавца-принца, открыв лицо изощрённого придворного интригана.
Как же она раньше-то не замечала?!

* * *

Короля и советника обвесили амулетами точно статую пресветлого в день смены года. Ирэн истерично хихикнула и звякнула цепями. Голова кружилась, очень хотелось пить, ещё больше - помыться. Третьехвостый их всех забери, да за что же ей всё это?!
- Итак, леди Ирэн, - скучным голосом заговорил маячащий где-то в золотом мареве советник. Лорд... как-то его там. - Признаёте ли вы, что умышленно обручились с принцем Рамоной...
- Нет! - перебила волшебница, отчаянно щурясь. - Конечно, нет, я же... я...
- Ну конечно, не признаёт, - вздохнул где-то рядом король Алатыи. - Девочка просто полюбила моего младшего сына...
Ирэн прижала руки к лицу и разрыдалась.
- Ну-ну, - засуетились рядом. - Эрдан, налейте воды. А ещё лучше вина.
Губ Ирэн коснулось что-то твёрдое и холодное, волшебница судорожно закашлялась, облившись сладковатой алой жидкостью. Платье высохнет, будет липкой...
- Вы, - задыхалась волшебница. - Вы... вы знали...
Советник что-то начал говорить, но его прервал спокойный голос короля.
- Если бы я знал, милая герцогиня, я бы остановил эту помолвку. Но мне было лестно иметь в семье волшебницу. А теперь я лишился сына, - голос Его Величества оборвался. - Но ты права, - продолжил он минуту спустя. Я знаю Рамону. Думал, что знаю достаточно... Он воспользовался тобой, девочка. Я не ожидал... не думал, что он опуститься до того, чтобы использовать женщину...
Ирэн зарыдала в голос.
Какое-то время в комнате стояла тишина, прерываемая только всхлипами волшебницы. Потом Ирэн с трудом выдавила:
- Что со мной будет?
- Леди Ирэн, умышленно или нет, но вы убили наследника Алатыи, - холодным строгим голосом объявил советник. - Вас казнят на дворцовой площади путём отсечения головы.
Ирэн замерла.
- К-к-как... н-но я... я же...
- Милая, - вздохнул король. - Я должен использовать сложившуюся ситуацию во благо Алатыи. Я скорблю по моему сыну. Как и мой народ. И я должен выдать виновника моим подданным...
- Виновника?! - задохнулась Ирэн.
- Конечно, - благостно, совсем как убитый наследник, улыбнулся король. - Я не могу отдать собственного сына, он у меня теперь единственный. И я должен получить за моего бедного Эриана хоть какую-то компенсацию от твоего брата. Новый договор о пошлинах вполне подойдёт, хотя я надеюсь, конечно, о вечном мире...
- Вы... вы! - Ирэн сжала кулаки так, что побелели лунки ногтей. - Вы такой же! Такой же, как и Рамона!
С той же благостной улыбкой король щёлкнул пальцами, и откуда-то появилась стража.
- Он и вас обманет! И убьёт! - кричала Ирэн, пока её тащили к выходу. - Будьте вы прокляты! Вы и ваш сын! Я прокляну вас, я волшебница, я мог...
Волшебнице заткнули рот чьим-то платком и грубо поволокли обратно в темницу, несмотря на крики, попытки укусить и вырваться.
- Бедная девочка, - вздохнул король вслед волшебнице. - Влюбиться в моего сына... Дурочка.

* * *

Ярко светило солнце. Почти как и несколько дней назад пели птицы и монотонно бурчали люди.
Ирэн закрыла глаза. Свистнул камень. Один, второй...
Где-то среди этой толпы мелькнуло знакомое лицо Рамоны. На фальшивом суде и он, и его "свита" в один голос рассказывали, как хладнокровно Ирэн использовала магию для убийства наследника. А единственный теперь принц Алатыи надел новую маску - обманутого жениха. И, по слухам, активно утешался у алатыйских красавиц.
Ирэн облизнула губы. Снова мучала безумная жажда, снова марево застило глаза, а голоса, наверное, громкие, слышались словно издалека. Волшебнице чудилась музыка гитары. Андолский гимн под напев серенады. Тыквы... Тыквы для Лопе... Вцепившиеся в дверь пальцы... Отчаянный, абсолютно человеческий взгляд...
Снова мелькнуло лицо принца... или похожее. Ирэн моргнула. Последнее время ей в каждом мужчине чудился алатыйский наследник. И каждому Ирэн хотела вцепиться в глотку и терзать, терзать пока от лживого красавчика не остались бы только кровавые лохмотья!
Волшебница выпрямилась, снова обвела взглядом рычащую толпу. Кто-то зачитывал обвинение, что-то бормотали клирики...
Ирэн обернулась и уткнулась в глаза принца. Ну конечно, он рядом с отцом в ложе... Естественно.
"Я приду за тобой после смерти, - подумала волшебница, с ненавистью глядя на лживое прекрасное лицо. - И уведу туда, где бездна Третьехвостого покажется тебе садом Пресветлого".
Её подтолкнули к палачу и лицо Рамоны, закачавшись, пропало.
Яркое солнце, такое яркое, глазам больно... Стих гомон, стихли птицы... Тёплый ветер ласково тронул чёлку, провёл невидимыми пальцами по лбу...
Сквозь ватную тишину прорвался отдалённый знакомый рык.
Огромная тварь, в сознании Ирэн кажущаяся размытым серым силуэтом, приближалась широкими прыжками. Что-то закричали стражники, воздух прошили стрелы и копья... Знакомый золотой взгляд вдруг оказался близко-близко. Цепи на запястьях Ирэн рванулись...
- Лопе... плохой мальчик, - непослушными губами шепнула волшебница, взмывая в воздух.

* * *

Ярко светило солнце, порхали от цветка к цветку веселенькие жёлтые бабочки, беззаботно стрекотали кузнечики, а Ирэн рассматривала железные браслеты с обрывками цепей у себя на руках и не могла унять дрожь.
- Лопе…
Оборотень радостно фыркнул и наклонил голову, предлагая себя погладить.
Ирэн, не шевелясь, смотрела на наручники.
Юноша медленно поднял на чародейку недоумённый взгляд. На щеке Ирэн мерцала, переливаясь на солнце, слеза. Оборотень протянул руку, осторожно подцепил каплю… и, наконец, встретился с волшебницей взглядом.
- Лопе, что же ты натворил?.., - всхлипнула Ирэн.
Оборотень вздрогнул, золотые глаза расширились, и Ирэн отвернулась, не в силах в них больше смотреть.
- Лопе, зачем… ну зачем…
Нерешительно, робко юноша подсел ближе… ещё ближе… и, наконец, обнял всхлипывающую чародейку. Та содрогнулась и вцепилась ему в плечи.
- Идиот! – рыдала она. – Какой же ты идиот! Они же теперь и тебя… Зачем ты пришёл за мной?! Зачем?! Уходи! Уходи, видеть тебя больше не хочу! Уходи, уходи, уходи, уходи!
Но оборотень только сильнее прижимал волшебницу. Та вырывалась, билась, кричала, пока не обмякла, рыдая, у него на плече. А кузнечики по-прежнему деловито стрекотали, и с цветка на цветок порхали жёлтые бабочки.
И где-то в этом же лесу рыскали охотники и маги, привыкшие ловить и убивать оборотней…

* * *

Лопе потянул носом. Повернулся. Ирэн проследила за ним взглядом. Дорога в Деторию. Дорога домой.
- Нет, Лопе, - покачала головой чародейка. – Если мы пойдём по ней, нас точно убьют. Третьехвостый! Мы даже в Синию Гору вернуться больше не можем! Проклятый Рамона!
Оборотень смешно фыркнул и глухо зарычал.
- Жаль, что его не будет среди охотников, - улыбнулась волшебница. – Я не прочь посмотреть, как ты его разорвёшь. Зря я тебя тогда остановила. А ты всё чувствовал, да?
Оборотень наклонил голову и вдруг резко обернулся. И также быстро подхватил волшебницу на руки. Ирэн машинально обняла его за шею. В ушах снова засвистел ветер.
- Нам надо пробираться на Юг, в Свободные земли, - произнесла она, когда Лопе остановился и аккуратно поставил волшебницу на землю. Голова кружилась, глаза слезились, но всё это были мелочи по сравнению с идущими по их следу охотниками.
- На Юг, - повторила Ирэн. – Лопе, я не смогу жить в лесу. Так что тебе лучше действительно бросить меня. По одиночке у нас больше шансов. Лопе, ты понимаешь?
Оборотень упрямо – и очень по-человечески – мотнул головой.
- Дурак, - выдохнула Ирэн, подняв голову. – Смотри, уже закат. Они дождутся ночи – мы всегда охотимся на оборотней ночью. Мне всегда казалось, это из-за магии. Вроде бы она становится сильнее. Но теперь вижу – это вы слабеете. Теряете разум. Так?
Оборотень настороженно озирался.
- Тогда-то они нас и поймают. И хоть Южный тракт наверняка стерегут… Можно петлять следы. Лопе, пойдём к Адриасовым горам. Вон они, видишь? – волшебница махнула рукой на Запад.
Оборотень проследил за ней взглядом и тоже по-человечески пожал плечами. Мол, делай, как знаешь.
- Тогда сейчас – пока не стемнело окончательно, - решила Ирэн. И, оказавшись у Лопе на руках, улыбнулась. – Я была такой дурой, Лопе. Ты меня простишь?
Оборотень фыркнул и сорвался с места.

* * *

В отличие от оборотня она-то отлично знала, что уйти им не дадут.
И, конечно, стоило месяцу выкатиться на небо, рядом послышалось нетерпеливое лошадиное ржание.
Лопе зарычал в ответ и метнулся в сторону. Алый росчерк, загоревшееся дерево, запах палёной шерсти.
И снова свист ветра в ушах. Ещё парочка огненных стрел. Приторный, сладковатый запах. Ирэн до крови прикусила губу, а оборотень резко притормозил.
Их гнали к обрыву.
- Пусти меня! – прошипела волшебница. – Пусти, я сказала! Я не могу стрелять в таком положении!
Лопе медленно разжал руки и плечом отодвинул волшебницу себе за спину.
Затрещал украденный где-то плащ. Оборотень сорвал его и выпрямился – жуткая звериная форма, монстр. Ирэн зажмурилась на мгновение. Лошадиное ржание и людские голоса слышались, но были ещё далеко. Окружают… не вырваться.
Волшебница сжала кулаки и быстро заговорила:
- Лопе, послушай. Если ты уйдёшь сейчас, у тебя ещё есть шанс спастись. Им нужна я, а не ты. Если ты меня бросишь, - голос дрогнул, - спасёшься. Уходи.
Оборотень покосился назад и мотнул головой.
- Третьехвостый! – рассвирепела Ирэн. – Уходи, я сказала! Чего ради тебе оставаться?! Ты оборотень, я ведьма! Почему ты меня защищаешь?!
Снова этот притягивающий, манящий взгляд.
- Я не люблю тебя, понимаешь? – вырвалось у Ирэн. – И никогда не любила. Понимаешь, ты, монстр?!
Оборотень вздрогнул, взгляд стал отчаянным. Лопе медленно кивнул.
- Если понимаешь, то зачем ты тут?! Уходи! – Ирэн с размаху ударила оборотня по щеке. – Уходи пока не поздно!
Лопе приглушённо зарычал. Где-то рядом восторженным лаем отозвались собаки.
- Уходи же! Ну! – задыхалась волшебница. – Ты, глупая домашняя зверюшка! Уходи! Это я уже покойница – и поделом, раз такая дура! Но ты-то зачем?!
Ответить Лопе не успел. На поляну ворвались всадники, сверкнула очередная огненная стрела.
Ирэн выхватила собственный лук, прицелилась. Но выстрелить не успела
Лопе прыгнул – только почему-то не на всадников, а к обрыву, увлекая волшебницу за собой.
Последнее, что видела Ирэн, было уже ставшее привычным лицо Рамоны. Правда ли принц решил поохотиться за бывшей невестой или его лицо просто «приклеилось» в сознании волшебницы к незнакомому всаднику…
Мелькнули деревья, небо и земля поменялись местами, рука разжалась, отпуская лук. Вот об этом Ирэн жалела больше всего – не успела пустить в нахальную красивую рожу алатыйского наследника стрелу.
Снова засвистел ветер, ноги потеряли опору. Зашлось от ужаса сердце. Ирэн почувствовала, как её опять подхватили на руки, но речка внизу – быстрая, горная, с острыми камнями – приближалась.
Ирэн закрыла глаза, и последний раз в жизни вдохнула.

* * *

(Семь лет спустя)
Красивый статный красавец подмигнул пробегающей мимо цветочнице и остановил коня. Снял капюшон – сверкнули на солнце смоляные кудри – огляделся.
Лавка со знаком книги и жезла притулилась в конце проулка. Скромная вывеска, рекламирующая зелья и заклинания. Потёртая до блеска дверная ручка.
Мужчина хмыкнул и, оставив коня вместе с золотой монетой услужливо подбежавшему мальчишке, поднялся на крыльцо.
Продавцам магии рекламировать себя не требовалось. Покупатели находили их сами. И чем неприметней был магазинчик, тем лучше шли дела у его владельца.
Мужчина толкнул дверь. Внутри оказалось сумрачно – слишком сумрачно после яркого солнечного света.
Сидящий за столом юноша вопросительно взглянул на посетителя и, склонив голову набок, убрал упавшую на лоб прядь.
- Прошу прощения, - вежливо улыбнулся мужчина. – Могу я поговорить с хозяином?
Не сводя взгляда с незнакомца, юноша молча покачал головой.
«Немой?», - промелькнуло в голове красавца. Он вздохнул, снова осмотрелся. Взгляд зацепился за тускло сверкнувший свёрток на столе у окна. Мужчина шагнул туда, не заметив, как напрягся юноша, сдёрнул мешающую ткань. Ахнул.
- Откуда это у вас? – выдохнул он, указывая на ледяной лук. – Откуда, я спрашиваю! Чьё это?!
- Моё, - отозвался спокойный женский голос. – Здравствуй, Рамона.
Мужчина изумлённо обернулся.
- Ирэн! Ты ты же..., - он медленно отступил к двери. – Ты же… мертва!
- Не так быстро, милый, - улыбнулась чародейка, и мужчина замер, услышав за спиной рычание. – Мы ещё даже не вина не выпили. За встречу.
В сумраке глаза оборотня блеснули алым – совсем близко от мужчины.
- Убери его от меня! – выдохнул Рамона.
Ирэн покачала головой.
- Ну уж нет. Лопе, дорогой, не выпускай этого мерзавца, хорошо?.. Я спущусь за вином.
Волшебница исчезла, и взгляд мужчины тут же метнулся к окну. Рычание стало громче.
- Если ты нападёшь, вас убьёт городская стража, - сдавленно предупредил мужчина.
Щёку обожгло чужое горячее дыхание, а откуда-то сбоку раздалось:
- Лопе, хватит, отпусти его. Рамона, выпьем за встречу?
- Если ты решила убить меня, - пытаясь взять себя в руки, произнёс мужчина, - то это не лучшая мысль…
- Мне тоже так кажется, - обнадёжила его чародейка, передавая бокал. – Пей, милый. Кстати, я хотела тебя поздравить. Уже не принц, так? Да здравствует король! Что ты сделал со своим отцом? Снова влюбил в себя очередную дурочку, чтобы её руками расправиться с живой «проблемой»?
- Ирэн, чего ты хочешь? – оставляя бокал, медленно произнёс Рамона.
- Сделать то, что уже обещала, - отозвалась волшебница. - Видишь ли, убивать тебя действительно глупо. Сбежится стража, нам придётся искать новое жильё, переезжать… А ты знаешь, как долго Лопе привыкает к дому? Во-о-от. Так что я тебя прокляну. Просто и надёжно. Пей вино!
Рука мужчины дёрнулась, вино плеснуло на стол.
- Лопе, пожалуйста, - вздохнула чародейка.
К губам мужчины прижали бокал, чья-то рука зажала нос…
- Ну вот, - улыбнулась Ирэн, забирая пустой бокал. – Хочешь, расскажу, что теперь с тобой будет? А, впрочем, и сама не знаю. Но я забрала у тебя удачу. Бедный Рамона! Тебе же так нравилось быть баловнем судьбы!
- Тварь!
- И ещё ты никому не сможешь рассказать про меня. И даже если выкрутишься – твои люди никого не найдут. Так что не пытайся. Я ещё увижу, как ты приползёшь ко мне молить о пощаде, любовь моя. Зря, кстати.
- Я не твоя ручная собачка, - выплюнул Рамона. – Как этот… оборотень. Что, Лопе, нравится, ходить у неё под каблуком всю жизнь?
- Закрой рот, - негромко приказала Ирэн, покосившись на оборотня. – Ты и мизинца Лопе не стоишь. Я была дурой, раз не понимала этого. А теперь – вон отсюда!
… Снаружи также светило солнце. Также – но как-то иначе. Теперь безрадостно. И куда-то исчез конь. Король Алатыи инкогнито не мог понять, почему такой осадок на душе, и что с ним только что случилось, забыл напрочь. Но пропажа коня удручала больше, чем смутная тревога. Куда этот паршивец-мальчишка мог запропаститься! Ему же дали целый золотой!..
…Стоящая у окна Ирэн проводила взглядом черноволосого статного красавца и со вздохом отвернулась. Привычно потрепала ждущего её оборотня. И тихо произнесла:
- Он не прав. Ты не собачка. И про каблук… тоже неправда. Не верь этому мерзавцу, ладно?
Оборотень улыбнулся, в темноте сверкнули клыки.
И хрипло произнёс:
- Я знаю.

Опубликовано: 11.10.2014

Автор: Сакрытина Мария (Uvarke)

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 29 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Запись прокомментировали 4 человека:

  1. Чудесная история. Читается на одном дыхании.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Ах, какая ж прелесть! Тут смешение моего любимого — дворцовые интриги, оборотни, ведьма *_* И счастливый конец…. Ну как…Для Лопе и волшебницы — счастливый))

    Оцени комментарий: Thumb up +1

  3. ПОНРАВИЛОСЬ!!!!!!!!!!!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. мрррр… И разговаривать научился)))))

    Оцени комментарий: Thumb up 0