Равиен — 27

Тай:
Таня держалась из последних сил. Еще и меня подбадривала. Жаль… Внутри зарождалось желание выть. Громко. От тоски по тому, чего не будет. Не будет, но могло бы быть… Мне было хорошо с ними. Я уже смирился с Ромкой. Он надежный друг, хоть и не оборотень. А Таня… она уже стала для меня не просто самкой. Да даже если бы и просто… Погибну сам и ее за собой утащу.
Ну что ж… значит, все же в пророчестве было про Ромку… Щенок он еще, но справится. Выбора у него не будет.
Уже разжимая пальцы, я погладил Таню по спине. Провел по голой коже руки, соскальзывая вниз. Вспомнил тепло ее тела, губы… Жаль, не поцеловать уже. Еще больше жаль, что я не ворон.
И тут в ушах засвистел ветер… И я попытался обернуться в полете. От страха. Не успел…

Много лет тому назад:
- Я не позволю тебе издеваться над моим сыном!
- И что ты сделаешь? Дыхнешь на меня огнем? Ты забыл, что уже не дракон?!
- Ты убила его…
- Он стал стар и бесполезен… Зато у него есть сын.
- Не смей! У него семья!
- Я не имела в виду старшего из твоих внуков, старик!
- Да как ты… Он же совсем еще мальчишка!
- Чем раньше начну дрессировать, тем большим фокусам смогу выучить.

Тай:
Я упал на что-то мягкое. Не успел перевернуться, как стало темно и душно. Я почувствовал, как меня куда-то тащат. По воздуху. Так… Что это было?!
Тряпка. Толстая, плотная тряпка. Обернувшись, попробовал порвать когтями. Бесполезно. Погрыз зубами – противный вкус. Как ни старался – даже щелку прогрызть не вышло. Р-р-р-р!
Но главное – жив! Я – жив!
Так, ша! Если я жив, значит, Ромка погиб? Ромка погиб, а Таня там одна?! Я крикнул Ромке в голову, громко. Тишина. Попробовал крикнуть Тане. В голове стало больно. Очень больно. Так больно, что я даже заскулил.
Тут меня кинули на землю. Мешок, в котором я был. Тряпка, завязанная узлом.
Я тут же выпрыгнул и уставился на десяток воронов. Нет, не десяток. Больше. Не такие расфуфыренные, как тот, что крутится вокруг нас. Обычные самцы. Сильные. И их много. Ну что ж, будем драться. Р-р-р-р!
И тут меня парализовало. Знакомая сетка. Я же убил того гада!
Сбоку появилась голубая точка. Она росла и росла. Человек. Самка. Нет, магичка. Магиня. Р-р-р-р! Самка мага!
- Ну вот мы и встретились, Тай. Я уже давно наблюдаю за вами…
- Р-р-р-р! – а что еще можно сказать в этой сетке? Я и рычать-то мог только сквозь зубы.
- Хочешь сказать, что не рад нашей встрече? Зря… Если бы не я, ты сейчас был бы мертв.
Самка мага была красивая. Только какой-то неправильной красотой. Не живой. Ни одной морщинки. Ни одного изъяна на лице. Прихвостень ее - и то живее выглядит.
- Пойдем, щеночек, за мной.
Ща! Под хвостом меня поцелуй…
Но тут мои лапы почему-то сами пошли за самкой мага. Как будто я привязанный… Нет! Быть такого не может! Я свободный лонгвест! Но мое тело считало иначе.
Так мы дошли до большого дома. Замок. Учитель называл такое на картинках замком. И я знаю этот замок! Это замок того чокнутого мага! Сэма Мак Тзе-Фуна.
Я сам… САМ! Поперся за этой странной самкой вниз, в мрак, в погреб какой-то. Большой погреб. С коридором и комнатами. Мои лапы завели меня в одну из таких комнат. Странное место. Ремни какие-то, веревки, палки железные. Плетка… Я прижал уши и замер. Заодно пытался объяснить своим лапам, что мне тут не нравится. Лапы не слушались. Р-р-р-р!
- Обернись! – спокойно сказала магичка. Я даже тявк сказать не успел, как перетек в человека. – Разденься.
- Отсоси! – выдал я, вспомнив кое-что из лексикона городской самочки.
«Давай я тебе отсосу, тебе понравится.» Да, мне тогда понравилось… А вот магичке мое предложение – нет. Я это сразу понял. По ее взгляду. И мои руки начали сами меня раздевать. Р-р-р-р!
- Еще раз услышу от тебя грубость – накажу. А наказываю я очень строго. Но сначала я просто покопаюсь у тебя в голове…
«Просто покопаюсь», р-р-р-р! Да я учителю не всегда позволял, а тут… Голова слушалась меня лучше, чем руки. Потому что магичка хмурилась, пыхтела, злилась, но ничего не получалось.
- Твой маг уже должен был сдохнуть давно! – выдала она, пнув ногой какую-то железяку на полу. Та загремела. Самка выскочила. Я остался стоять у стены. Голый и привязанный.
Вот почему нормальная самка попалась мне всего раз? А больные на всю голову – уже дважды! Ну это если считать мага того пещерного тоже самкой…
Правда, тут же совесть мне напомнила про Таню. Но назвать ее нормальной было бы не честно.
Не знаю, сколько я так простоял, пока магичка не явилась снова. Отвязала меня, приказала одеться и повела за собой наверх.
Там у нее была большая комната, светлая. Гостиная? Так шаманка называла свою большую комнату. Столовая – у печки, спальня – там, где кровати, и гостиная, там где много мягких стульев. Кресел. Эта гостиная была больше, чем у шаманки раза так… Намного больше. Только она мне не понравилась еще больше, чем комната в погребе. Вся провоняла магией и болью. Как та поляна. В погребе было уютнее и спокойнее. Привычнее.
Магичка надела на меня какую-то шапку, тяжелую, со шнурками. Потом вставила в стену один из шнурков, и стало больно до искр из глаз. А магичка сидела на кресле, смотрела, как меня корежит, и улыбалась. Р-р-р-р!
Сначала я стоял. Потом упал. Потом… Не помню. Больно. Я пытался скинуть шапку, но руки не слушались.
Когда я пришел в себя, увидел у стены хвостатого прилипалу. Без камзола своего. Рубашка в ногах валяется. Вообще видок – краше в землю закапывают. А из магички только пар не шел. Кипела она. От злости кипела.
- Я тебе приказала их убить! И девчонку и ее мага!
Схватила плетку, рукой махнула, прилипалу сразу к стене лицом – раз! А самка плеткой его по спине - вжих! Вжих! А он молчит. Стоит, молчит, терпит… У меня мурашки по позвоночнику – вспомнил, как меня маг лупил. Слышу свист плетки, и внутри все замирает. Потом понимаю – не мне, не меня… А внутри сам закипаю, от злости.
Проверил – лап…руки меня слушаются. Снял тихо шапку. Поискал глазами, чем бы эту магичку успокоить. Ничего кроме самой шапки под руку не попалось. Вот ее и метнул. Прямо ей в голову.
А она развернулась – шапку в одну сторону отмахнула, меня – в другую. В угол. И снова давай ворона бить. Причем спокойно так лупит… Злится – да. Но не кричит, ногами не топает. Вообще эмоций никаких…
Да даже когда шапку и меня раскидывала – не удивилась. И плеткой работает отточенно, не сбилась ни разу.
Взмах – свист – удар – взмах – свист – удар. Как будто не кожу на полосы, а время режет. Четко. Ровно. Точнее, чем магические часы, р-р-р-р!
Значит, прихвостню было приказано убить Таню и Ромку, а он не убил. Хорошо. Молодец. А дальше что? Вот чего я полез шапками кидаться? Надо было лапами отсюда перебирать в сторону двери. Может, сбежал бы, пока она тут лютует.
Наконец магичка устала. Плетку отбросила. И магией по свежим ранам как шарахнет! Даже я в углу ощутил. А уж ворона снова по стенке лицом…
- На память… Долгую, - выдала стерва, повернулась ко мне, фыркнула. Презрительно так. – И ты запомни, щенок. Вот так я наказываю за неповиновение.
И в сторону отошла, чтобы я смог оценить память. Шрамы, пропитанные магией. Свежие… и старые. Много старых шрамов. Не в первый раз ворона наказывают.
- А ты – лети и убей! – я как ее приказ Багдасару услышал, у меня даже онемение в теле прошло. Жаль, под рукой ничего не оказалось. Но ворон сам ее послал, без меня:
- Нет! – только потом я глаза закрыл, чтобы не видеть, как он унижается.
Потому что он на колени упал перед этой стервой.
- Пожалуйста!
А магичка даже личико свое неестественное чуть скривила. И таким ледяным голосом спрашивает:
- Да что ты нашел в этой деревенщине? Она же пустышка, не достойная принца драконов.
Я зарычал, а ворон еще ниже голову склонил и прошептал что-то, тихо. Так тихо, что я в углу едва расслышал. А я на слух никогда не жаловался. Особенно если прислушиваюсь. Магичка с размаха ворону ладонью по роже и потом снова спокойно так, ласково почти:
- Значит, тебе эта девчонка дорога тем, что на меня не похожа?
Ну, он не совсем так ей сказал. Он прошептал: «С ней рядом тепло», но смысл магичка уловила.
А Багдасар плечами передернул. Как будто не знает, что ответить. Ну, в общем, правильно – скажешь лишнее, и все, никакие «пожалуйста» не помогут. Прикажет - и полетит убивать. Если уж меня собственные лапы не слушаются. А он ведь привязанный, хоть и рыпается.
- А давай проверим…
И магичка один из перстней на пальцах потерла. Дыхнула на него. И стоит, ждет чего-то. И ворон на коленях стоит, ждет. Ну и я жду, хотя меньше всех понимаю, чего именно. Но кидать из угла нечем, да и руки снова не слушаются. А к двери только если катиться. Потому что ноги тоже не слушаются. Я бы прокатился… Только на пути эта проклятая самка мага стоит.
И тут в дверь входит оборотень. Ста-а-арый! Древний! Седой… Зверь у него какой-то непонятный. Но на лицо очень на Багдасара похож. И посмотрел на него, как на родного. С сочувствием и теплотой. А на магичку зыркнул недобро. Но молча.
- Мы тут с твоим внуком повздорили немного, - смотри-ка, она даже улыбаться умеет. Только от ее улыбки внутри озноб.
- Я заметил, - а голос у мужика сильный, не дребезжит от старости. Не ломается.
- Багдасар, встань с колен, возьми у меня нож, - стерва по-прежнему улыбается, так что мороз по коже. Дождалась, пока ворон с колен поднимется, ножик ему всучила и отошла чуть-чуть. Так чтобы старика не загораживать.
- Выбирай, или ты убиваешь девчонку и ее мага, или своего деда.
Магичка даже договорить не успела, как ножик просвистел - и точнехонько старику в лоб. Но не воткнулся, стукнулся и упал. Теперь магичка плечами передернула.
- Похоже, мне пора начать ревновать.
- Мальчику пришла пора вить гнездо, - выдал старый оборотень. Вот мужик! Хоть бы глазом дернул. Его тут родной внук чуть не убил, а он про гнездо. Мальчику.
Это с кем ему там пришла пора гнездо вить? С Таней?! Ща! Р-р-р-р!
- Хорошо, у тебя два дня. Соблазнишь эту самку – оставлю ее тебе. А мага все равно убей, понял?!
- Да, госпожа.
- Пошли вон, оба…
Даже зарычать от усилий не получается! Ромку убить, Таню в гнездо?! Твари! И тут самая главная тварь обернулась ко мне:
- А с тобой мы сейчас повеселимся…

Татьяна:
Я так понимаю, что без помощи ворона мы вход в этот лабиринт даже не нашли бы. А если бы нашли — фиг пролезли. Вот обалдуи... Пошли мир спасать! Дуй, обалдуй, не знаю куда, но во-от в том направлении.
Приперлись. К здоровенному замку, за здоровенной стеной, прямо поперек ущелья. Чувствую, что нам надо туда, а как?
Короче, дура я, дура. Вот стоит этот замок, в нем полным-полно всякой злобной стражи — и людей, и оборотней, причем все под привязью. Значит, мощная злыдня в замке засела.
А я такая, наивная, приперлась к воротам: «Открывайте, я мир пришла спасать. От вас персонально, ага». Тьфу, идиотка!
И магиня эта дура, чтоб ее магией приплюснуло. За каким фигом она нас заранее выслеживала и пакостила, если мы, как три... два придурка, сами шли прямо к паучихе в сети?
Гадина... застенная. Или она нюхом чуяла, что мы, как настоящие герои, пойдем в обход и проникнем в замок через калитку для прислуги?
Я, пока шли, старательно думала и вспоминала все, что мне мироздание в прошивку вставило про спасение мира.
Где-то, стало быть, там есть камень. Средоточие неправильности, сварганенное магом триста лет назад на оборотневой крови. Этот булыжник следует изничтожить, а вот как — подробностей мне не выдано, ну, кроме невнятного посыла, который я поняла как «на месте разберешься».
Если вдуматься — за-ши-бись, весело! И крайне занятно, почему вдумываться я начала только теперь, когда уже, можно сказать, хвост наполовину в лабиринте, а в нем, может, и не камень вовсе, а Минотавр? Может, надо было послать это мироздание с его прошивкой в далекое эротическое путешествие, забрать Тайя и Ромку и... и... блин.
Не смогла бы. Тут кроме них столько поковерканных оборотней... Какая из меня альфа, если я их брошу? Оно, конечно, понятно, что и так не слишком умная, но я хотя бы попытаюсь.
Я даже не протестовала на постоянное вороново «быстрее, леди, быстрее!», хотя и косилась на самого погонщика — он еле ковылял. Точнее, он красиво шел, сжав зубы, как русалочка на балу, а от самого болью так и шпарило.
Интересно, что всякие другие здешние обитатели перед ним молча расступались. Смотрели только странно и молча линяли, как таракашки от струи дихлофоса.
Вниз, вниз, по каким-то ступенькам, через подвал с бочками, запах кислой капусты, истертые ступеньки, еще подвал, глубже, тоже бочки... а вот тут бочек нет, зато по стенам разные пыточные декорации развешаны, и ворона от них заметно потряхивает. Меня саму потряхивает! Экая гадость...
Вот за этим залом выложенные камнем стены кончились и начались натуральные пещеры. Эх... сразу столько в памяти, что даже голос Тайя слышится, словно далекий шепот...
- Леди, поторопитесь, - ворон серьезен до предела, а из пролома в очередной стене пахнет сыростью и жутью какой-то. Блин, я не договаривалась спасать мир в погребе! Там... неприятно.
- Леди, там безопасно, пока о вас не успели донести. Большинство... здешних обитателей ко мне лояльно, но я не могу ручаться за всех, - голос у Багдасара звучит все глуше. – Ну, вот мне и пора... Я постараюсь дать вам побольше времени, но... поторопитесь, леди. Пожалуйста... - он вдруг наклонился ко мне, близко-близко, а в глазах такая тоска... обреченность...
Я мысленно попросила прощения у Тайя, которого все равно уже нет со мной... Да он бы и не рассердился, он бы понял. Это всего лишь прощанье. Я больше ничего не могу ему подарить, ничего не могу дать. Кроме короткого, но неожиданно терпкого поцелуя.
Багдасар едва слышно застонал, когда я коснулась его губ, словно растекся навстречу, обнимая, обволакивая.
Наверное, его били по лицу... Или он кусал губы во время наказания, потому что поцелуй вышел с привкусом горечи, нежности и крови.
Я запустила пальцы в мягкие черные волосы, погладила... и отстранилась. Отступила, все еще чувствуя этот необычный привкус на своих губах. Как странно складывается жизнь... И кусать не пришлось, опять без спросу попробовала чужого зверя. Только вот теперь это не имеет значения.
- Спасибо. Береги себя.
- Спасибо вам, леди... спасибо... тебе.
Багдасар выпрямился и сделал шаг назад. Посмотрел на меня с такой... много разных чувств было в его глазах!
Тоски - больше всего, но было и другое. Та же нежность, благодарность, где-то там в глубине — все понимающая грустная улыбка.
Он отступил на шаг и вдруг отчетливо застонал сквозь зубы, хватаясь за голову.
- Бегите же! Леди, умоляю, быстрее! – ворон хрипел сквозь зубы, но не улетал.
Сделав несколько шагов к пролому, я оглянулась. Меня тянуло туда, в темноту, я, кажется, знала — оно там, то, к чему мы все это время шли. Или мне только мнится? В голове нарастал неприятный шум, с каждым шагом расплетающийся на отдельные голоса, среди которых я вдруг услышала полный боли крик.
Этот голос прошил меня, как молнией, от макушки до пяток, так, что я схватилась за стену.
- Тай?!
- Тай! - вдруг одновременно со мной вскрикнул Ромка.
- Ты... ты слышишь? - от потрясения, неверия я даже шататься перестала, отпустила стенку и вцепилась в Ромку.
- Тай! - похоже, заорали мы хотя и мысленно, но хором.
- Вы живы?! Р-р-р-р! Ша, бросайте все и валите обратно к обезьянам!
- Ругается... - с идиотской улыбкой выдала я Ромке вслух.
- Ты его тоже слышишь? - и так бледноватый Ромка стал совсем белым. - Я думал, мне мерещится... просто от того, что я верить не хочу, и...
- Я слышу! Я его слышу, Ромка, понимаешь!? Мы его слышим! Он жив!
- Ненадолго... – прохрипел ворон. - Леди... лабиринт... иначе мы все погибнем...
Черные глаза умоляюще смотрели на меня из под растрепанной копны волос.
Я в растерянности огляделась. Но Тай! Он где-то... там! В другой стороне! И...
Новый, полный боли мысленный крик едва не сбил нас с Ромкой на пол.
Лабиринт... мир... какой, на хрен, мир, когда мой лис ТАК кричит?!
- Леди... вам придется выбрать... но если вы... успеете, вы спасете и его... вместе со всеми остальными.
- А у него есть шанс дождаться? - с внезапной горечью понимания спросила я, оказавшись рядом с вороном и заглядывая в мертвенно белое лицо.
- Леди... - он отвел глаза. - Вам придется выбрать...
- Да к черту ваш выбор! - заорала я, дернувшись, как ужаленная. - Где Тай?! - да к дьяволу этот мир, к дьяволу всех! Я уже один раз потеряла своего лиса!
- Он в замке... у моей госпожи... - ворон обреченно прикрыл глаза и как-то сник весь, словно сделался меньше.
- Вторые сутки у этой бешеной сучки, значит, - сквозь зубы выдавила я, поднимаясь. - Может, я дура... может... но к чертям ваш лабиринт! Я не оставлю любимого этой гадине! Мы отберем своего лиса хоть у черта рогатого! - и я оглянулась на резко расправившего плечи магенка.
- Леди... Я надеялся на другой выбор, хотя разочаровался бы в вас, как в… Идите за мной.

Ромэй:
Все происходило так стремительно, в бешеном темпе… Вот мы несемся к какому-то лабиринту... Замок… подвалы… пещеры… Тай… Матервестер, он жив!
Несмотря ни на что вокруг, я был счастлив, потому что мой друг жив! И снова все завертелось, только в обратную сторону. Подвалы, замок, шарахающиеся от нас оборотни, какая-то едва приметная дверца.
- Это тайный ход, леди. Идите за мной, осторожно.
Помогающий нам ворон… Нет, он и раньше всегда приходил к нам на помощь, только почему-то это чудовищно раздражало и настораживало. Сейчас я верил ему. Да, вроде бы ничего не изменилось, он по-прежнему был все такой же до приторности вежливый, по-прежнему почти не замечал моего присутствия, по-прежнему крутился вокруг Тани, и она даже поцеловала его…
Но теперь я воспринимал его как-то иначе. Не так, как Тайя, не как друга, но и не как подозрительную личность.
Тайный ход был не такой уж и тайный, никаких пауков сверху и крыс под ногами. Только несколько магических ловушек, о которых Багдасар предупреждал заранее, ну и куча ответвлений, в которых мы бы замечательно запутались, если бы шли одни.
У очередной неприметной дверцы ворон замер, потом шепотом подозвал меня:
- Сударь, я не чувствую здесь свою госпожу, но я – оборотень…
Намек я понял и просканировал помещение за дверью на наличие мага. После того как я отрицательно помотал головой, Багдасар приоткрыл щелочку и заглянул. Очевидно, опасности он не увидел, так как распахнул дверь полностью и вошел в большой светлый зал.
Стены и потолок были из какого-то странного материала, напоминающего стекло, разбитое в мелкую крошку и потом склеенное магически.
Тайя первым увидел не я, а Таня, которая, вскрикнув от ужаса, кинулась к нему. Матервестер, я не представляю, что с ним делали все это время, но, хотя видимых ран на теле почти не было, ощущение было такое, что жизнь в нем едва теплится.
Я задержался, чтобы дать этим двоим немного времени. К тому же я рассчитывал, что обратно мы пойдем этим же путем, не зря же я метки на поворотах ставил, в конце концов? А ворону, судя по тому, как его шатает, уже давно пора пред светлые очи его магической хозяйки…

Татьяна:
Сука! Гадина, тварь, крыса поганая! Почему он так кричит?! Что она с ним делает?!
Слава богу, у Ромки и у Багдасара мозгов больше. То есть, у меня они, кажется, к концу пути вовсе отключились, кроме ужаса и злости ничего не осталось.
Мы его нашли. Нашли!
Мама-кошка, все то время, пока мы бежали, я вместе со злостью просто тряслась от страха: а вдруг это неправда? Ловушка, галлюцинация, не знаю! Вдруг... его нет?!
Он висел на стене, голый и на первый взгляд... вроде... целый. Но только на первый!
Не знаю, как и почему я почувствовала, что Тай уже на грани сознания. Ощутила его боль? Не помню. Не помню я, как бросилась к нему и подхватила, чуть приподнимая в проклятых железных кольцах, на которых он висел, неудобно вывернув руки.
- Тай... Тай... родной мой, любимый, хороший... Тай! Не уходи, открой глаза. Открой глаза, слышишь, это я!
- Ты дурная самка, - прошептал он запекшимися губами. - Тебя послали к обезьянам!
- К обезьянам только вместе, - не знаю, то ли смеяться, то ли плакать. И фляжка! Опять пригодилась, у него губы пересохли и потрескались. Хорошо, что возле места последней ночевки был родник.
- Пей, родной... вот так, - неудобно ему пить, он висит выше, я могу обхватить его за пояс и приподнять, и даже одной рукой, я, слава кошкоушкам, оборотень. Но вот поцеловать — это только в прыжке, и напоить — приходится тянуться.
- А куда потерялось «любимый»? В голове я четко слышал... - лис напрягся и, с трудом разлепив опухшие веки, окинул взглядом зал. - Давай скорее свалим из этой гостиной...
- Любимый! Мой самый любимый, самый-самый любимый... сейчас...
- Какая трогательная встреча! - голос за спиной, и столько в этом голосе... яда!
Я не успела обернуться, так и смотрела Тайю в лицо, на котором не осталось ничего, кроме дикой, всепоглощающей какой-то ярости. Я бы и не смогла посмотреть куда-то еще. Тело словно сковало прочной ледяной корочкой — именно такое было ощущение. Внутри этой корки я билась, мышцы сокращались и дергались, а толку ни капли. Как внутри статуи, ледяной статуи.
- Мой мальчик, ты так восхитительно предсказуем, - даже если это и похоже на мурлыканье, то исключительно на самое мерзкое! И ни разу не кошачье. Вот если бы сколопендры или, скажем, паучихи умели мурлыкать, то делали бы это именно так.
- Нет... - бессильный голос за спиной, и столько в нем отчаянья, что я на секунду забыла о нас и снова всем сердцем пожалела ворона. Он хотел нам помочь, хотел!
- Ты привел их прямо в ловушку, милый мой предатель, это так... забавно, что я даже не знаю, наградить тебя или наказать? Пожалуй... все же надо наказать, верно?
За спиной раздался едва слышный стон, а затем шаги. Шаги приближались, я смотрела, как в глазах Тайя наливается тьмой бешенство, видела, как он дергается в оковах, и ничего не могла сделать.
- Ну-ка, ну-ка, посмотрим, что же это за чудо, ради которого мой самый лучший воспитанник пошел на предательство? - у-у-у, чтоб ты подавилась ядом, змея безрогая! Жаль, вслух ничего сказать не могу, язык тоже в плену ледяной корки.
Я не почувствовала ничего, просто комната чуть повернулась, и оказалось, что напротив меня стоит слегка помахивающая одной рукой... точно, сколопендра! Вот так и кажется, что из-под гладкой фарфоровой маски кукольной красавицы сейчас вылезут хищные жвала. А глаза сразу паучьи. Такое сочетание выглядело на редкость... жутко.
У ее ног стоял на коленях ворон с поникшей головой. Растрепавшиеся волосы закрывали ему лицо. А сколопендра изучала меня своими красиво вытянутыми к вискам глазами с пустотой в зрачках и мерзенько так улыбалась полными розовыми губами. Бррр, воображение моментально дорисовало за ними сначала набор игольчатых клыков, а потом пучок отвратных щупалец.
- Какая... замарашка, - красивые губы презрительно искривились. - Нет, я все же накажу тебя, Багдасар. Как ты мог предпочесть мне ЭТО?!
А я уже не слушала гадину, а старательно отводила взгляд, чтобы не смотреть ей за спину, где из потайного коридора высунулся серьезно-собранный Ромка, прицельно-сощуренными глазами оглядел диспозицию и сходу швырнул в сколопендру большую огненную бомбочку!
Черт! Которую та небрежным движением руки перехватила и отбросила в сторону. В нашу. Но взорваться бомбочка не успела - исчезла.
- Малыш, ты конечно сильный, но тебе явно не хватает опыта и воображения. Это приходит только со временем... А его у тебя очень мало.
Ромка только упрямо выпятил челюсть и зарядил в гадину чем-то помощнее. И сам отскочил от прилетевшего в ответ темного сгустка.
Я могла только напряженно глазами водить и внутренне подпрыгивать то от страха, то от азарта, когда магенку удавалось почти влепить противной харе. Жаль, что только почти...
А потом они как-то странно замерли, и мне показалось, что между противниками возникло... что-то. Они то ли невидимый канат перетягивали, то ли незримую стенку толкали друг на друга. И морда у сколопендры стала такая злая, что я, несмотря на страх, успела Ромкой возгордиться.
Ненадолго... Гадина вдруг выхватила словно из-за спины еще какой-то клубок темных дымящих нитей и резко бросила противнику в лицо.
Я едва не заорала, а Тай зарычал вслух.
Ромка упал на каменный пол, как срубленное деревце, прямой и негнущийся, и, судя по звуку, ударился головой. А я даже зажмуриться не смогла!
- Поиграли, и хватит, мне пора наказывать своего принца, а вам... Вам пора умереть. И в этот раз окончательно, потому что о вашей смерти позабочусь я сама.
Тут сколопендра подошла к Тайю, элегантно так придерживая подол длинного, до пола, белого платья. Она прошла мимо меня, слегка толкнув рукой, и я, точно как Ромка, грохнулась на пол, в той же позе, что и стояла — негнущейся колодой. Белый подол мазнул по лицу...
- Повиси, дорогой, полюбуйся на смерть своих друзей. А то как-то нечестно - они тебя оплакивали, а ты их - нет... - чтобы видеть гадину и, главное, Тайя, пришлось так скосить глаза, как я никогда и не думала, что смогу. По щеке его гладит, с-с-сука! А потом руку вытирает платочком и эдак небрежно стряхивает его в нашу сторону:
- А потом я вернусь, приберу тут... что останется. И мы продолжим развлекаться.
Белый подол снова мазнул по лицу, где-то на грани зрения паучиха взмахнула лапами и стала подниматься в воздух, медленно и плавно, а рядом с ней воспарило бессильно обвисшее тело ворона.
- Счастливого полета, детки! Последнего! - это она сверху еще ядом плюнула и исчезла... а пол подо мной дрогнул и начал...
Мама-кошка! Сначала это спрессованное стеклянное крошево стало прозрачным, и, снова скосив глаза, я разглядела пустоту под ним, только далеко-далеко внизу скалил зубы шипастый каменный гребень, и бурный поток бил пенными лапами по острым скалам. Стеклянное крошево пола пошло беззвучными трещинами, и в пустоту полетели первые осколки.
Ненавижу ужастики... опять это ощущение кошмарного сна, когда кругом все рушится и падает в пропасть, а ты не можешь даже шевельнуться.
Чертов пол осыпался небольшими фрагментами, таял, как кусок сахара в горячем чае, постепенно, от краев к середине.
Я билась о свою ледяную клетку изо всех сил, колотилась об нее изнутри и телом и волей, но осыпающийся край подбирался все ближе ко мне и... к лежащему без движения Ромке.
Парадокс, но я одновременно билась о свою ледяную тюрьму и видела все вокруг с удивительной ясностью и четкостью. И бледного, бессознательного магенка, и извивающегося в оковах Тайя...
Он напрягался, рвался из цепей, до крови раздирая мышцы об их острые края, отчаянно рычал и матерился, то вслед улетевшей гадине, то в мою сторону.
- Говорил же! К обезьянам! Р-р-р-р! Ща! Кто меня слушаться будет? Дура! Что же я такую самку-то выбрал?! Ну чего вы приперлись!? Меня спасать?! Вас куда послали?! Вы вообще по делу шли, вот и шли бы себе... С миром… Нет... Р-р-р-р! НЕТ!
Последнее, что я видела, уже срываясь в пустоту, это лежащий на самом-самом краю Ромка и бешено рычащий Тай, который все же как-то извернулся и яростно вгрызся в собственную руку, которую так и не смог вырвать из оков...
А на губах почему-то снова привкус крови... чужой крови... чужого поцелуя... Прости, ворон, я и тебе не смогла помочь...
Неужели все?.. Тай... прости...Ромка! Нет! НЕТ!

Опубликовано: 18.06.2015

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 86 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 11 человек:

  1. Когда читаю книги с плохим концом, думаю, а в чем смысл? Бороться и проиграть. Что? все бессмысленно? Зачем такое писать? ..и тут. Почти поверила. Что все погибнут.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. поцелуй вышел с привкусом горечи, нежности и крови

    и станет Таня потом драконом…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. после сказки, просмотренной в детстве «Иванко и царь Поганин» в образе любого ворона всегда представляю Нодара Мгалоблишвили))) кстати, там впервые увидела оборотней-воронов)))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Накал достиг пика. Нервно несусь по строкам, глотаю не совсем вникая, возвращаюсь. Ну же… Надеюсь в следующей будет взрыв…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. Вот так глава! Дух захватывает и не знаю с чего начать…
    Во-первых спасибо, что сохранили жизнь Таю, не представляю как может быть роман без одного из главных героев))) Во-вторых, какой интересный ход с ловушкой и как из нее будут выбираться наши герои. В-третьих, пролили свет на непростую судьбу ворона-дракона…
    Огромное спасибо за такую потрясающую главу)))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Спасибо, за очень интересную главу. Надеюсь что Тай все же не успеет отгрызть себе руку (лапу?), он хоть и не самый мой любимый герой, но его тоже жалко…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  7. Всегда жутко интересно читать и думать, а что же будет дальше:) Сюжет непрезсказуемый (ну кроме того, что все будет хорошо для наших героев:)) Вот не верю что с ними тремя (нее, уже четырмя) случится что-то плохое…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  8. Ррр, неужели Тай себе руку отгрызет? Ужас! Ух, как все стремительно понеслось! А у Тани есть шанс превратиться в ворону. И взлететь.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  9. Я дождалась новой главы! Ура! Читала и косилась на бегунок — только бы не конец страницы.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  10. Ну вот теперь мы точно победим! Раз снова все вместе, да и вороней кровушки хлебанули! Но быстрее бы уже, быстрее!
    Шедевральная глава! Да и предыдущая тоже, совершенно сказочная. Читала две подряд. Просто отлично. Спасибо любимые авторы за удовольствие!

    Оцени комментарий: Thumb up 0