Равиен — 25

Ромэй:
Я совершенно не хотел пить никакой отвар, матервестер! Я не чувствовал никакого внутреннего насилия, но… но… Вспомнив первые дни нашего путешествия, устало упал на скамейку напротив Тани. Рядом плюхнулся Тай и успокаивающе хлопнул меня по плечу:
- Не переживай, не ядом же поить будут! Зато с утра все ей выскажешь… Увидишь, полегчает!
Я недобро зыркнул на этого успокаивающего. Матервестер, мне было страшно! Мой мир очередной раз должен был разбиться вдребезги, это уже начало немного надоедать.
То привязка к незнакомой девчонке, потом первая влюбленность в нее же, потом это всепоглощающее чувство растворения… И теперь выясняется, что это может быть навеяно привязкой?! Нет, ненависть была более чем настоящим чувством, моим, а вот все остальное… Ну, дружба же точно должна остаться?
Я уставился на Таню, как будто впервые ее увидел. Темные, довольно короткие для женщины волосы, серо-голубые глаза, красивые губы, шея… грудь… Снова поднял взгляд на лицо, потому что даже если эти чувства и не мои, но они очень сильные.
Отказываться пить отвар было глупо, потому что если все это ненастоящее будет усиливаться… Страдать будем мы оба.
Тай встал и снова потрепал меня по плечу, потом повернулся к нашей кошке, посмотрел на нее с плохо скрываемым сочувствием и вышел. А Таня, закусив губу, взглянула мне в глаза:
- Мне самой очень страшно. Но… если утром… Мы все равно останемся друзьями. И просто начнем сначала.

Татьяна:
Ромка выглядел таким же потерянным, как и я, наверное. И в глазах у него метался страх. Я его понимала, как никто! Вот сейчас мы два самых близких человека на свете, а пройдет ночь, и… и…
Я утешала себя и его мыслью о том, что никогда не поздно попробовать еще раз, теперь по-настоящему. И сама старалась верить в свои слова, но…
Ромка все же решился. Никому не хочется стать марионеткой, а его ждала именно такая судьба. Лели вполголоса рассказала нам, что еще немного - и он просто не сможет отказать мне ни в одной, самой мелкой или глупой просьбе. Начнет испытывать дискомфорт в мое отсутствие… Ромка слушал-слушал, а потом встал и решительно цапнул со стола кружку с отваром. Еще раз посмотрел на меня, и я кивнула, внутренне сдерживая крик.
Как в воду с обрыва, причем мы оба.
Ромка начал падать еще до того, как допил. Кружку из его ослабевших рук поймала Лели, а самого магеныша подхватил Тай, сосредоточенно наблюдавший за нами. Когда он вернулся? Я точно помню, что он вышел, оставив меня утешать мага и утешаться самой. А потом почувствовал, что ли? Вернулся. Вовремя успел, а то грохнулся бы мой долговязый чудик об угол стола… По-моему, Лели сама не ожидала, что его срубит так быстро. Но ее спокойствие и меня уберегло от волнения.
Ромку уложили на кровать в другой комнате, я присела на край постели и некоторое время сидела, держала его за руку… Не помню, о чем я думала. Кажется, ни о чем.
Тихо скрипнула дверь, и Тай прошел через комнату, опустился возле кровати на корточки и заглянул мне в глаза снизу вверх.
- Все нормально будет, вот увидишь.
Я посмотрела на спокойное во сне Ромкино лицо, еще раз погладила его пальцы… и бессильно стекла с кровати на пол, прямо возле Тайя, чуть ли не ему на колени, обхватила его за шею руками и тихо-тихо заплакала.
Он сначала замер, плечи стали каменными, но потом расслабились, и он приобнял меня, начал поглаживать по спине:
- Все будет хорошо. Куда он от тебя денется... Он же дыхнуть боится неправильно, чтобы ты не расстроилась.
- Это привязка… может быть, - шмыгнула я носом, тихо пристроившись поудобнее в теплых объятьях. – А еще… я жадина. Вот… и вообще… а ты… ты мне нужен… так же сильно, только… даже сильнее, или… или не знаю. – И посмотрела на него жалобно.
У Тайя на лице возникла странная такая, понимающая улыбка, и он обнял меня еще крепче.
- Просто мы с Ромкой разные... А еще тебе раньше выбирать было не из кого, а тут сразу два таких замечательных самца, как мы.
Ответить на это нахальное заявление мне не дали: только я рыпнулась, как Тай склонился и накрыл мои губы своими. Примерно секунд через тридцать сопротивляться мне расхотелось…
В голове мягко закружились звездочки, кажется, даже розовые. Я еще успела вяло ужаснуться их цвету, и на этом… все. То есть дальше звезды могли быть какого угодно цвета, мне уже было пофиг… Меня обнимали крепко-крепко и целовали так сладко… Потом, уже вспоминая, я сообразила, что никаких таких особых умений Тай не показывал, а я не соображала вообще и процессом не управляла. Потому что было так…
Опомнилась я уже на полу, точнее на плетеном из какой-то местной соломы половичке, который здорово кололся через футболку. Тай нависал сверху и смотрел светящимися глазами мне в лицо. Глаза светились вовсе не фигурально, а по-настоящему, ярко-зелеными полулуниями.
- Тай?
Он тут же отодвинулся, давая мне шанс или вернуть все обратно или прекратить. Умный, блин… я что, не могу побыть легкомысленной особой, которая вообще не знает о том, что голова у нее для «подумать», а не для «поесть»?
- На полу жестко, – пожаловалась я.
Меня тут же подхватили на руки, и я сама не заметила, как оказалась на соседней кровати. Сначала мне еще было неловко, и в голове периодически вспыхивали мысли про то, что это неправильно, вот так, да еще когда в этой же комнате, на соседней кровати спит парень, который…
На этом месте мысли растворились окончательно и остались только губы Тайя, его нетерпеливые, сильные и нежные руки, его запах, от которого голова кружилась все быстрее…
Наверное, действительно быстро кружилась голова. Центробежная сила – страшная вещь, потому что под ее действием разлетелись вообще все мысли. Совсем. Одни розовые звездочки остались, а может и не только розовые…
Именно в этот момент, когда управляющий центр мозга повис в невесомости, остальное тело сообразило, что контроль тю-тю, и яростно включилось в процесс. Теперь не только Тай раздевал меня, путаясь в молниях и пуговицах, я тоже отчаянно терзала завязки на его рубашке, чуть не оторвала пояс его штанов и от избытка нетерпения укусила обтянутое тканью плечо, причем вцепилась не в тело, а в тряпку, еще немного, и зарычала бы, мотая головой, как дворняжка на пирожок в полиэтиленовом пакете, стараясь содрать ее зубами.
Не пришлось, потому что Тай то ли соображал лучше, то ли у него организм был более привычен действовать самостоятельно от мозга. Порыкивая, он в момент избавился от лишних тряпок и избавил от них меня. В процессе раздевания я успела заглянуть в подсвечивающие зелеными полумесяцами карие глаза, разглядеть за ними все те же сумасшедшие розовые звездочки… и понять, что мне все равно, что будет дальше, а Тайя теперь не остановит даже прямое попадание ракеты Земля-Равиен.
Выгнувшись и обхватив его бедра ногами, я резким толчком направила его в себя. Сейчас мне не нужна прелюдия, и даже нежность и бережность остались где-то в другой галактике. Сейчас только запах, вкус кожи под языком, боль от стиснутых рук и дикое, яростное желание слиться в одно бешено бьющееся существо.

Ромэй:
Проснулся я довольно рано, но в доме уже вовсю кипела жизнь, за окном кто-то разговаривал, в соседней комнате что-то негромко гремело, по-моему – посуда. В животе у меня урчало…
Я сладко потянулся, обнаружил, что проспал всю ночь под покрывалом в штанах, правда, без рубашки и ботинок. На соседней кровати наблюдалось переплетение двух тел, Тайя и Тани. Никакой ревности внутри по поводу увиденного у меня не возникло, только улыбнулся: «Дорвались, наконец-то, а то все время меня стеснялись».
Посмотрев на то, как они натянули одно покрывало, старательно пытаясь им укрыться, взял и накрыл их своим. Благодарное сопение, один приоткрытый глаз у Тайя и что-то не совсем членораздельное у меня в голове: «исибоыак». «Нормально!» - хихикнул я мысленно, и Тай снова вырубился.
Я же тихо вышел из комнаты, чтобы прокрасться к источнику вкусного запаха. Каша, моя любимая, да еще и с мясом… Давно я не ел правильно сваренную кашу, чтобы ночь в печке настоялась и пахла так, что живот судорогой сводит.
Женщина, Лели, улыбнулась мне и кивнула во двор:
- Умываться там…
«Там» было не только умываться, но так как я уже проснулся зверски голодным, то вернулся после умывания… матервестер! Ледяной водой! С утра! Вернулся я готовый сжевать всю кастрюлю или в чем там у них эта каша варилась?!
Передо мной сразу поставили миску, положили ложку и сели напротив, с умилением поглядывая, как я уничтожаю все содержимое.
- Как самочувствие?
- А добавки можно? То есть, хорошо, спасибо.
И тут в столовую выползла, потирая глаза, Таня и уставилась на меня так, как будто я магическая секретная бомбочка, причем огромных размеров.
Следом, застегивая штаны, почесываясь, зевая и мотая головой, как будто это может помочь проснуться, появился Тай.
Он возмущенно зыркнул на нашу кошку, обмотавшуюся сразу двумя покрывалами, потом посмотрел на меня, принюхался и плюхнулся рядом:
- А можно мне мясо без этой размазни?
Потом пнул меня в бок и вопросительно изогнул бровь:
- Ну ты как?
- За последние полтенченя ничего не изменилось, - хмыкнул я и улыбнулся Тане: - А тебе так очень идет.
Таня продолжала так же настороженно и молчаливо вглядываться в меня, машинально кутаясь в свои покрывала. Я обреченно вздохнул, отодвинул миску с почти не начатой добавкой и повел нашу кошку обратно в комнату, откуда они только что вышли. В дверях обернулся и кивнул Тайю:
- Умываться там…
Я надеялся, что наедине Таня оживет, но не тут-то было, она продолжала на меня смотреть подозрительно-выжидательно, и глаза у нее стали увлажняться, нижняя губа подрагивать, и… Я не выдержал, обнял и поцеловал.
Сначала у меня было чувство, что я обнимаю статую, но наконец кошка в моих руках ожила, с легким стоном обвивая мою шею руками и прижимаясь всем телом, а ее губы стали активно участвовать в процессе. Причем ожила не только Таня, и чем крепче я прижимался к ней бедрами, тем сильнее чувствовал, как тяжелеет у меня в паху. Мелкими шажками я стал продвигаться в сторону кровати, потом вспомнил, что могу проделать все быстрее и комфортнее, и пролевитировал с Таней в обнимку, низко-низко, почти над самым полом.

Татьяна:
Вот это что было?! Нет, я нормальная, и с… эм… темпераментом у меня всегда было нормально… Ну то есть я не поняла, с какого перепуга после более чем бурной ночи накинулась на Ромку, как оголодавшая гидра… всеми щупальцами.
Наверное, в тот момент, когда он меня поцеловал, облегчение было таким сильным, что все остальные чувства временно капитулировали, осталось только одно большое «МОЕ», причем скорее, сейчас же, вот тут и много раз…
Нда.
На самом деле мне только показалось, что между нами все осталось по-прежнему. Осталась… наша способность сливаться в одно, и мыслями, и чувствами, и даже телесными ощущениями. Но если раньше рядом со мной был… мальчик, нежный, но робкий, и я вела даже тогда, когда, казалось, он не отставал… В этот раз я просто отпустила себя плыть по его волнам, и он уверенно вел нас обоих, не давая мне утонуть, нес меня через свои чувства, можно сказать, на руках, и… мне вдруг открылось, что значит быть «слабой» женщиной рядом с сильным мужчиной.
Начало этого открытия родилось сегодня ночью в объятьях Тайя и завершилось вот сейчас, с Ромкой.
Мне больше не надо ничего доказывать… не надо вести и добиваться, не надо… мне всего лишь нужно попросить… своих мужчин… и они подарят мне весь мир.
Они отдадут мне все, и самих себя, и будут счастливы, когда я это приму. Главное, не мешать им делать меня счастливой и дарить в ответ любовь. Это просто? Почему же раньше казалось, что так сложно? Сложно и просто одновременно…

Тай:
Они выползли спустя два тенченя. Ромка и Таня. Вот интересно, кто из нас… Короче, кому тут надо думать о белках? Мы же не спали всю ночь! Вырубились только под утро. Я бы спал и спал еще, но Тане приспичило «посмотреть, как там Ромка». Мне она не поверила. Оставила бы хоть одно покрывало – не встал бы. Но она обмоталась сразу двумя. Вот зачем ей понадобилось оба?!
А когда я унюхал еду – понял, что голодный. Только отвлекся – Ромка подхватил эту… ревнивую до белок и уволок.
Когда они появились, едва удержался и не сказал: «А теперь моя очередь». Было бы весело, но так мы отсюда никогда не уйдем. Так что пошел, взял свою одежду и сел ждать, пока Таня поест. Понятно, Ромка в итоге тоже захотел есть, но я сказал, что ша! С собой возьмем. А то я сейчас тоже что-то захочу…

Татьяна:
Они такие смешные! Тай всю дорогу, как мы шли по долине, косился на меня с самым хитрым видом. На меня, потом на дружные стайки девушек вокруг гордых «султанов», потом снова на меня… его мысли были просто написаны на наглой ры… черно-бурой морде.
Ну-ну… будет ему гарем!
Нет, здешние горцы жили весьма неплохо, но… я не обезьянка. И вообще, кто-нибудь сказал Тайю, что вторую жену и так далее вовсе не он выбирать должен, а я?
Ромка такими глупостями не заморачивался и по сторонам на красивых обезьянок не глазел. Он, я так понимаю, освоился в новом состоянии не мальчика, но мужа очень шустро и просто следил, чтобы мне было удобно, хорошо, и вообще… расцветал в ответ на каждую улыбку.
Тай, впрочем, тоже расцветал, а когда мы остановились на краю долины Гелладе и обернулись, чтобы помахать провожающим, вовсе едва не подпрыгнул. Это я подошла тихонько сзади, обняла за талию и подула в ухо. Нежно.
Потому как нечего с таким энтузиазмом махать местным девчонкам!
Так вот, он подпрыгнул, потом обернулся и тут же полез дышать в ухо мне, только одними вздохами не ограничился, взял и лизнул, прямо языком внутри ушка! Ужасно щекотно и… приятно до мурашек. Хулиган!
Может, он и не смотрел ни на каких девчонок… это я по привычке. Но в ухо все равно не зря дунула!

Тай:
Мы набили сумки копченым мясом, крупами и сухарями. Ну и пошли в сторону гор.
Никогда не думал, что стану горным лонгвестом. Но на четырех лапах бежать было удобнее. Таня тоже стала энтакату. Один Ромка нагло левитировал. Мы раз попытались просто взлететь в горы, но потом едва нашли место для приземления. Удобное и совпадающее с картой. Поэтому, чтобы не сбиться, шли своим ходом.
Спать улеглись на теплых одеялах – их выдали каждому, вместе с накидками. В этот раз в центр запихали Ромку – холодно было очень. Даже в шкуре лонгвеста. Сначала обдумывал, как бы пристроиться к Тане. Потом понял – спать хочу больше.
На завтрак доели запасы из двух сумок. На обед и ужин еще должно было хватить того, что в третьей. Потом придется искать завтрак. Хотя Таня убеждена, что до цели уже рукой подать. Но есть у меня подозрение, что вот так вот сразу прийти и спасти – не получится. Лучше заранее подумать о еде, а то спасать мир голодным я не люблю.

Ромэй:
Пообедали мы на уютном плато, сидя на травке. Рядом росли невысокие деревца и птички чирикали какие-то... Красота! Даже уходить не хотелось, так было чудесно. Солнышко опять же светило, приятно согревая, а то я жутко промерз в этих горах, причем чем выше мы поднимались, тем холоднее становилось.
Самым бессердечным, как обычно, оказался Тай. Матервестер, чего ему не сидится на месте?! После обеда так хотелось немного вздремнуть, но пришлось вставать и опять идти неизвестно куда, неизвестно зачем, только потому что двум самым дорогим для меня существам приспичило спасать мир.

Татьяна:
Хорошо, что нам подарили теплые одеяла, Лели сказала, что это зимний подшерсток их самцов, он действительно оказался очень легким и здорово согревал ночами. В горах было по-настоящему холодно, неглубокая лужа под скалой, недалеко от которой мы заночевали, к утру подернулась тонкой корочкой льда.
Но даже это не могло испортить странно приподнятого настроения. Мне было так хорошо с ними, так… как никогда и ни с кем.
С Ромкой мы болтали, как две сороки, обо всем на свете, но в основном о магии. Тай только хмыкал и изредка вставлял одну-две веские фразы. Или подходил и укутывал меня поверх одеяла своей курткой, если мы сидели у костра. Или еще что-то делал… от чего раньше я бы взвилась доказывать свою самостоятельность, а теперь только счастливо жмурилась и самым натуральным образом мурлыкала. По-моему, это нравилось ему даже больше моих восторженных взглядов и благодарностей.
Мне казалось, что мы не два дня в этих горах, а уже целую вечность идем вот так втроем куда-то, причем не важно куда, и не важно откуда… но обязательно скоро дойдем, и все будет хорошо. Может, даже не стоит торопиться, а идти вот так долго-долго…
Это счастливое умиротворение разбилось вдребезги, когда за уже близкими снежными вершинами отцветал третий закат.
- Подождите! - Ромка резко замер, склонив голову набок, как будто к чему-то прислушивался. - Кто-то магичит. Недалеко.
- Где? – я уронила с плеча сумку и обернулась, чтобы лучше чувствовать запахи, летящие по ветру. Обернулась лисой, потому что у нее нюх тоньше.
- Там, - махнул Ромка рукой куда-то вперед и вверх.
Обернувшийся вслед за мной Тай отрицательно помотал головой, но потом навострил уши. Я тоже услышала шум множества ног, бегущих где-то там, где недавно прошли мы. Черт! Где-то впереди Ромка учуял магию, но отступать нам было, получается, некуда, потому что бегущие по нашим следам не пахли обезьянами, они пахли… незнакомо и опасно!
- Лели сказала, что нам в расщелину и потом несколько сот шагов по карнизу вдоль скалы. – Я снова стала человеком и подхватила свой рюкзачок. – Магия, ты говоришь… там? Это выше и немного в стороне от расщелины. Попробуем проскочить? Если успеем, то Ромка обрушит за нами карниз и отрежет погоню!

Ромэй:
Мы продвигались по довольно узкой дороге, обвивающей скалы, как лента. По ней идти-то было страшно, такая она была тонкая, но я просто приподнял нас всех и нес вверх, сосредоточенно и не отвлекаясь на усиливающиеся магические колебания в воздухе. Сильный маг, матервестер, собирающийся смагичить что-то неслабое. Хорошо, что колебания были в стороне от нашего пути, ну, по моим ощущениям… немного левее, нет, правее… нет, левее… как будто маг кружится где-то вверху, но не совсем над нами.
Погоня, маг… Похоже нам не удалось миновать своей участи, хотя мы честно попытались. Матервестер, еще не все потеряно! Мы спасемся, обязательно!

Татьяна:
Мы летели, а потом бежали по узкому карнизу, когда сверху вдруг загрохотало, скала затряслась, и на узкую каменистую тропинку посыпались куски скал. Ромка вскинул щит раньше, чем первый обломок ударился о карниз позади нас, следующие уже падали в пропасть, отраженные магией.
- Бежим быстрее! – Ромка умудрялся не отставать, держать над нами щит и еще страховать нас левитацией, перебрасывая через щели на тропе.
Адреналин просто из ушей выплескивался, мы бежали так, как, наверное, никогда не бегали, но в этом бешеном угаре некогда было даже бояться. Только бег и камни, камни и бег.
Мы уже почти миновали опасный участок, впереди уже виднелась площадка, за которой обрыв справа сменялся довольно пологим склоном, уже была различима тропинка между скал, по которой можно было уйти дальше через перевал… Мы почти успели.
Огромный кусок скалы с диким грохотом рухнул на карниз в шаге перед нами. Тай, бежавший первым, не успел затормозить, когда целый участок карниза вдруг пошел трещинами и медленно, вроде бы так медленно пополз в пропасть прямо у него и у меня под ногами.
Я бежала в середине, за мной Ромка, и я еще успела сделать рывок и поймать извернувшегося в воздухе Тайя за руку, а другой намертво вцепиться в какой-то уступ чуть выше карниза, и мы повисли над жутковатой пустотой, в которую, шурша и потрескивая, сползла еще секунду назад такая твердая тропинка.
- Держись! – Ромка левитировал чуть позади, и я почувствовала, как нас подхватывает его сила, словно теплую ладонь подставили. Вздохнула с облегчением, камнепад уже почти окончился, и тут...
Снова грохот, свист, и я увидела, как прямо сквозь щит проносится черная тень, которая бьет Ромку по спине, а следом еще одна, по голове!
Снова, как в кошмаре, медленно и плавно мой магенок падает на узкий полуобрушенный карниз и лежит там без движения…
- Ромка-а-а! – Я зажмурилась и тут же распахнула глаза, изо всех сил вглядываясь в лежащее среди обломков тело. Он не шевелился. Сила, удерживающая нас от падения, исчезла, и мы снова висели вдвоем на скальном уступе, а до тропинки по обе стороны было несколько метров пустоты…
- Тай, ты только держись! – онемевшими губами взмолилась я, чувствуя, как осыпается под рукой мелкая каменная крошка с уступа. – Я сейчас… держи меня за пояс, а я попробую другой рукой дотянуться до вот того камня.
Дотянуться… до мечты. Очень далеко. Я сильная, я оборотень, человек бы уже сорвался… но даже я не могу раскачаться на руках и перебросить руку на камень, когда на мне висит еще один оборотень. Камень вроде близко, в двух с лишним метрах от меня. Одна бы, наверное… нет, я даже думать не буду об этом!
Ноги скользили по гладкой скале, не находя опоры. Проклятый уступ под пальцами крошился и трескался, не выдерживая веса двоих. Надо постараться и дотянуться, надо!
- Держись сама… - Тай вдруг погладил меня по спине – эти несколько минут, что я прикидывала, как нам спастись, он держал меня за пояс джинсов. А теперь вдруг…
- Нет! – я еще успела крикнуть, отчаянно, срывая голос, пытаясь поймать его, одной рукой, повисая на пальцах другой. Непривычная легкость холодом обожгла все внутри, я почувствовала себя так, словно тоже упала в пропасть, по закушенной губе побежала на подбородок струйка крови, перед зажмуренными глазами закружили разноцветные круги…
Он меня отпустил. Отпустил и упал… а на карнизе в нескольких метрах лежит неподвижный Ромка.
Пальцы разжались сами. Я перестала бороться и полетела в пустоту вслед за своим лисом. Зря он… только вместе.
Сильный рывок, и мне чуть не вывернуло из плеча руку, чьи-то пальцы железным кольцом стиснули запястье, резко выдергивая меня наверх.

Опубликовано: 10.06.2015

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 82 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 14 человек:

  1. Остановиться невозможно…
    Очередная бессонная ночь :)
    Спасибо автору!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. спасать мир голодным я не люблю.

    А ктож любит то?)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Наверное, действительно быстро кружилась голова. Центробежная сила – страшная вещь, потому что под ее действием разлетелись вообще все мысли. Совсем. Одни розовые звездочки остались, а может и не только розовые…
    Именно в этот момент, когда управляющий центр мозга повис в невесомости, остальное тело сообразило, что контроль тю-тю, и яростно включилось в процесс.

    класс!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Просто завораживает круговорот действий!
    Спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. Не успела выдохнуть за Ромку, тут же воздух кончился на Тае. Но за главу спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Ух, вот теперь у них команда сложилась в полном смысле слова. Прямо приятно посмотреть.
    И, конечно, как всегда, на самом драматичном моменте глава закончилась. Интересно, кто этот неизвестный спаситель. :)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  7. Ну что же все так волнительно то! Только порадовались за ребят и зверят и опять….полная неизвестность, как всегда на самом переживательном месте! Спасибо!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  8. Вау какая интрига! На самом интересном месте…

    Оцени комментарий: Thumb up 0