Равиен — 24

Татьяна:
Нет в мире совершенства. Тай смотрел на меня, как гурман на последнее пирожное, это приятно. Это, блин, офигенственно здорово!
Зато погас и скуксился Ромка. Не то, чтобы он надулся или обиделся, но вид у него стал… вот же тупые когти, и что мне делать? Вздыхать?
Поскольку время было позднее – то есть все устали, я просто взяла и влезла между мальчишками на середину песчаной «кровати». Ромкины камни так хорошо грели, что в замкнутом пространстве грота к утру становилось жарко, и, стало быть, магенка можно было с чистой совестью подвинуть. Что я и сделала, при этом нахально подгребая себе под бок обоих. Вот да! Оба нужны, и ничего не знаю.
На плечо Тайя я бесцеремонно положила голову, еще и рукой сцапав его руку для верности, а магенка не менее решительно подтащила поближе и устроила, в свою очередь, его щекой себе на грудь. И обняла свободной рукой за плечи. Вот, так хорошо… настолько хорошо, что я замурлыкала. В человеческом образе. Ух ты, а раньше не получалось!
Тай на мои манипуляции только хмыкнул и сам обнял меня покрепче. А магенок повздыхал мне в грудь и очень быстро уснул.
Следующие несколько дней так и прошли, под довольную ухмылку лиса и вздохи магеныша. Я его утешала как могла и старалась лишний раз приласкать, впрочем, тут же дублируя действие Тайю, лишь слегка меняя градус, потому что лис как-то взрослее ощущался.
Ромка на короткое время успокаивался, но потом снова принимался вздыхать и страдать. Впрочем, вслух он никак не протестовал и от ласки не уворачивался, наоборот, сам льнул.
За это время мы еще раз сходили на охоту с Вайкой, и она опять наловила змей больше, чем я. Но, как и в прошлый раз, отдала мне львиную долю добычи, потому что все равно не могла столько утащить. А еще мы с ней здорово погуляли по всяким боковым ходам, она показала несколько потрясающих местечек, вроде поющего грота – там небольшой водопад разбивался о поднявшийся на несколько метров сталагмит и, благодаря природному феномену акустики, «пел» удивительно мелодично. С Вайкой мы подружились так крепко, что было по-настоящему грустно, когда ход, на который указывала карта, резко свернул в сторону и наверх.
- Там есть плохой дырк,- обеспокоенно заявила мышка, когда поняла, что я собираюсь звать парней и идти именно в этот ход. – Там пахнуйт, когда смерть, когда маг, когда… страйнно пахнуйт, плохо… не надо туда ходийт? – она просительно посмотрела на меня со своего насеста у самого потолка.
- Нам туда нужно… - вздохнула я, с сомнением принюхиваясь к затхлому воздуху возле проема в стене пещеры. – Нам к горам… а ход только здесь.
Следующие полчаса мы с Вайкой ругались «глюпый деффчонками» и летающими крысами. Ну так, слегка размялись, нам понравилось пикироваться во время охоты, но мышка в конце концов потеряла терпение и заявила, что в эту дыру пойдет только «последний идиойтка», поэтому она покажет мне другой ход.
- Так бы сразу и сказала, нет, ты сразу ругаться, - хмыкнула я. – А куда выведет твой ход?
- В долийн обезьян. Мы с ними есть дружийт. Менять наш лечебный гриб на их фрукт. Ждать меня здесь! – и Вайка нырнула в какую-то щель под потолком.

Тай:
Таня ушла прощаться со своей подругой. Я молча сидел, ждал, смотрел на Ромку. Тот тоже молчал. Как только мы с Таней помирились – он надулся. Причем я так и не понял, за что. Заваливать я нашу самку не пытался, даже поцелуи выпрашивать перестал. Главное, сам ведь настаивал, чтобы мы помирились. Вот, помирился. Теперь этот сидит, страдает.
Взял и швырнул в него маленьким камушком. Он заозирался, потом уставился на меня:
- Ты чего?
- А ты чего? Мы же договаривались, помнишь?
- Помню! – я уже забыл, что Ромка может так орать. – Ты обещал крутиться рядом, пока Таня детей не захочет. Крутиться, а не мешаться под ногами, ясно?! А ты…
- А я мешаюсь?
Ругаться не хотелось. Надо было просто договориться – смотреть, как он дуется, было тошно.
Ромка запыхтел, чуть сразу не выпалив «Да!» Потом затих. Снова уселся и нахохлился.
- Нет.
Так мы с этим всепрощенцем далеко не убежим. Ща, наведем порядок в его голове.
- А если подумать?
Ромка фыркнул, потом заулыбался.
- Забавно слышать это предложение от тебя.
- Давай, не ржи, а думай. Мешаюсь?
- Мешаешься, - тяжко вздохнул маг и посмотрел на меня виновато.
Вот ведь… Как мне из этого щенка настоящего самца сделать?!
- Ну так чего ты со мной не поговоришь? – сымитировал тон и голос Тани: - Спросил бы прямо, получил бы прямой ответ…
- И какой бы я ответ получил? – отсмеявшись, уточнил Ромка.
- Я не пытаюсь тебя отодвинуть от Тани. Ты сам отодвигаешься, своими вздохами и охами. Вот смотри… - я подсел к магу поближе. – Ворон, он какой?
Ромка задумался. Надолго. Я честно ждал – учитель всегда говорил, что ответ, вложенный в рот через уши, забудется. А сам пришедший в голову – нет.
- Вежливый, - выдал маг.
Я рыкнул про себя и кивнул, чтобы продолжал.
- Ну, он… сильный, вежливый, умный…
- А я какой? Я на него похож?
- Ну… Ты… Ты сильный, - Ромка вежливо заткнулся.
- А ты?
- Что я? Я сильный маг, а… А!
Неужто дошло? Я замер. Ромка тоже. Наконец выдал:
- Ты думаешь, мне надо дополнять тебя до ворона?
Я кивнул. Ромка снова затих - понравилось думать, втянулся.

Ромэй:
Тани не было очень долго, а вернулась она серьезная и даже чем-то озабоченная. Пришла, села у горячих камней, которые я сложил горкой. Посмотрела на нас внимательно и выдала:
- У меня две новости. Хорошая и плохая.
- Начни с плохой, - предложил я.
- Вайка говорит, что ход, который указан на нашей карте, опасен. Там случаются обвалы, а еще оттуда часто пахнет магом и смертью.
Тай презрительно фыркнул, потом задумался:
- Она же у тебя не трусливая, тем более живет тут уже давно. Наверное, знает, что говорит.
- Ну и какая хорошая? – спросил я, поглядывая то на одного, то на другого. Обвалы – очень плохо, но после той поляны страшнее звучало предупреждение про запах мага и смерть.
- Вайка показала мне другой путь, - Таня полезла в карман и вынула свернутую в рулончик змеиную шкурку. - Вот... тут карта, и самое главное! Письмо к шаманке племени геладомард. Это обезьяны-оборотни, они живут в горной долине и проводят нас туда, куда нам надо, в обход опасного места. Выйдет чуть дальше, зато безопаснее.
Тай небрежно пожал плечами и согласно кивнул, а я напрягся, вспоминая знакомое слово… «геладомард». Матервестер!
- Эй! У них там матриархат, и они всех мужиков того… - в памяти вдруг резко, почти дословно, возник текст из учебника.
- Ты что-то путаешь, - с сомнением пожала плечами Таня. - Вайка сказала, что там главные самцы, они встретят нас не очень ласково и постараются напугать, но испуг показывать не надо, а надо показать им это, - она ткнула пальцем в шкурку. - И они отведут нас к шаманке, а та, в свою очередь, покажет дорогу за перевал.
- Ну еще не родилась та обезьяна, которой бы я испугался, - хмыкнул Тай и, встав, подал Тане руку. – Пошли тогда к шаманке.

Татьяна:
Это называется – «Они немного попугайт»?! Вернусь в пещеру и убью всех мышей и драконов! Да я чуть не... оконфузилась, когда нам на головы с какой-то офигенно высокой скалы с диким ревом посыпались... Э... Я так испугалась, что кроме черно-серых грив ничего не увидела.
А, еще клыки. То есть КЛЫКИ! И еще раз: КЛЫКИ!
Ей-кошка, таким клыкам любая тигра позавидует, даже саблезубая. Она не умеет выворачивать верхнюю губу почти наизнанку так, что эти кривые желтые сабли в темно-розовых деснах сверкают на солнце. А их хозяева продолжают оглушительно орать и прыгать вокруг.
А как хорошо все начиналось! Мы выбрались из чертова подземелья на свежий воздух и так ошалели от счастья, что полчаса прыгали и валялись на травке, как маленькие дети в детсадовском дворике.
Даже Ромка забыл о своих печалях и бесился вместе с нами.
Потом мы доели последнюю жареную змею - я была категорически против выкинутых припасов. Мы охотились, потом я жарила, и вообще, нечего пещерную фауну зазря переводить. Мышка вон мне призналась, что это, оказывается, деликатес, и обычным мышам достается далеко не каждый день, а она на меня два гнезда извела.
А потом мы собрались и пошли. Между двумя высокими утесами, один из которых лысый, а другой порос густым кустарником так, что красноватого камня почти не видно. Вайка сказала, что они называются «Зеиру Альку» - два облика. Человек и зверь.
Она еще что-то патетически декламировала про то, что под шерстью зверя тот же камень, что и у человека, но с ее акцентом это звучало так забавно, что я начала ржать, и мышка обиделась. Впрочем, ненадолго.
Вот с этих, блин, альков нам на голову клыкострашие и спрыгнуло! А, главное, неожиданно, потому что не пахло совсем.
Тай попытался оттереть меня плечом и закрыть собой, но наткнулся на мой взгляд и с усмешкой уступил. Теперь мы все трое стояли спинами друг к другу и настороженно разглядывали нападавших. На удивление, прекратив орать, те не кинулись на нас с ходу, а окружили и тоже пристально таращились. Изучали. Мы их, они нас.
Это действительно оказались обезьяны, офигеть, хвостом не махнуть! Но какие! Покрупней гориллы, морда вытянутая, как у павиана-гиганта, только черная, а не раскрашенная под маску шамана. И гривы! На зависть львам, ей-кошка!
И они стояли, не выпуская из рук короткие копья с внушительными черными лезвиями. Вот нафига копья тому, у кого зубы длиннее?
- Чужаки! Что вам надо в долине Гелладе?

Тай:
- Мы идем к вашей шаманке. У нас к ней письмо от одной из летучих мышей, - знатная была бы драка. Но один я бы ее проиграл, точно. Таких обезьян можно и испугаться. Нет, десяток я бы завалил. Ладно, вместе с Ромкой завалили бы. Да, вместе мы завалили бы обезьян пятнадцать. Но их тут больше двадцати, точно.
- Покажи! - один из воинов протянул лапу.
Таня достала из сумки рулон из змеиной кожи. Протянула обезьяну. Тот осторожно забрал письмо, причем вроде как даже поклонился. Ну, голову склонил точно. Потом стал читать. Судя по его лицу, все шло нормально. Я уже приготовился выдохнуть и тут он выдал:
- Самка и лис пойдут с нами. Маг умрет. Маги - зло, им нет пути в долину Гелладе.
- Сам ты – зло, - рыкнул я, перетекая в лонгвеста.
- Это мой маг! – эхом рыкнула Таня и перетекла в энтакату. Мы встали так, чтобы Ромка был между нами.
- Первый, кто тронет мага – умрет, - уточнил я, хотя это и так было ясно.
- Этот маг захватил ваш разум. Когда мы убьем его, вы станете свободны.
Я просто оскалился в ответ. Да, мои клыки не такие впечатляющие. Но тоже острые.
Таня молчать не стала:
- Сам ты... захватыватель! Это МОЙ маг, это Я его привязала!
Один обезьян все же рискнул ткнуть копьем в Ромку. Но я даже не успел зубами клацнуть. Древко перехватил крупный самец. Его черно-серая грива пестрела седыми прядями.
- Отведем их к Лели. Она разберется. Пещерный дракон не направил бы к нам врага. - Обезьян обернулся к нам. - Идите за нами, чужаки.

Татьяна:
Травка… солнышко… тепло… благодать. Вроде бы.
Все так и есть, вот только…
Шаманка оказалась совсем не страшная, и ни капли не шаманистая, как я себе представляла. И она не была обезьяной. Обычная, средних лет женщина в опрятной холщовой рубахе и темной юбке, с косами, заплетенными короной вокруг головы. Наши провожатые, то есть конвой, кланялись ей очень почтительно и объяснялись коротко и внятно. И про нас, и про шкурку змеи от пещерной драконицы, и про мага, которого надо убить, но…
Шаманка, между прочим, сама пахла магией! Слабо, но все равно!
Впрочем, тетка оказалась нормальная. Она как-то так ловко во все вникла, без суеты, спокойно, доброжелательно, и мы опомниться не успели, как оказались в добротной хижине, уже за столом и с миской похлебки перед каждым. Пока наворачивали за обе щеки, эта дама вытянула из нас… незаметно вроде так, профессионально, блин! Вытянула все до донышка, и кто такие, и откуда, и куда, и зачем, и почему. Уф!
Она успокоила и нас и своих бдительных стражей, которые, даже лопая наваристый суп за одним столом с нами, копья далеко не убирали. Заявила, что связь видит, и запросто выдала всем, что я альфа, так что маг у нас ручной и неопасный. Ромка сразу насупился, чудик, нет бы радоваться, а у него оскорбленное достоинство играет в том месте, куда я не дала его копьем ткнуть. Впрочем, дулся он недолго, Лели сказала, что видит его силу, она велика, дескать, а со временем станет еще больше. Страдания израненного самолюбия тут же прекратились.
Нам предложили отдохнуть, поесть и поспать нормально, обсудить дальнейшие планы… мужчинам. Как нас лучше переправить через перевал летающих камней, и что там по пути нас ждет – все это они обсудят… без меня.
Я от такого заявления только рот открыла, как золотая рыбка, которую злостно ловят одной и той же сетью раз двадцатый и требуют сексуального удовлетворения с лошадью. Фига новости! Это что за домострой?! Хвост вырву, если Тай еще раз так насмешливо прищурится в мою сторону и так довольно ухмыльнется! Даже Ромка плечи расправил – ва-ажный, блин, такой. Мужчина! Обсуждать будет! Всех убью, и…
И тут меня ошарашили еще раз:
- Детка, женщина не должна заниматься такими глупостями. Оставь мелочи мужчинам и думай о главном. Пусть они обсуждают свои скучные подробности, это их обязанность - обеспечить тебе удобную дорогу к месту назначения. – Лели улыбалась так заразительно и повернула все таким боком, что я не нашла, что возразить.
Для начала мне предложили попариться в настоящей бане, и я не смогла сдержать восторга. Действительно, глупости какие-то обсуждать… на-афиг!
Мне выделили провожатую – совсем молоденькую девчонку, с красивым именем Мауриле, хохотушку и болтушку, которая отвела меня к своим подругам, и я скоро забыла о своем желании что-то там доказывать. Какое блаженство, просто девчачьей, смешливой и щебечущей компашкой забраться на верхнюю полку в парной и тихо верещать от жара, а потом с громкими воплями вылетать и бухаться в ледяное после бани озеро, брызгаться, орать и смеяться!
А потом мы делали друг другу маски для волос и лица, девчонки показывали мне, как правильно массировать голову, чтобы снять усталость, насовали кучу разных пакетиков с травами – легкие, маленькие, как наши чайные пакетики, сразу весь мешочек в воду, и готово. Для умывания, для полоскания рта, для рук, для ног, для волос, для… уф! А удобство в пути и горячая вода… кто сказал, что нету? А мужчины мне на что? Целых два!
Такая постановка вопроса заставила меня серьезно задуматься о своем отношении к жизни.
Вообще, эти щебетушки через полчаса общения что-то там себе смекнули и решили научить бедную меня, как надо быть правильной женщиной. Дескать, у меня обязательно получится, я уже почти все умею, остались мелочи… Да? Нда…
- Таня, пойми, нельзя отвлекаться на глупости, - серьезно вещала Мауриле, втирая мне в волосы приятно пахнущую травой зеленую кашицу. – У тебя не останется сил и времени на главное! Ты женщина, ты основа, тебе надо уметь хранить душу своего мужчины, его радость, покой в семье и гармонию в мире. Это наше дело. Ай! Ренку! Не щекотись, у меня же руки в траве!
- Ты вещаешь, как старая бабка! – выдала агрессорша. – Таня, не слушай ее, уши высохнут и отпадут! Я тебе сама все объясню! Мы, девушки, красивые, умные, сильные и вообще совершенства. Это наша главная обязанность и цель – все вокруг делать счастливым, даже мужчин. А остальные мелочи – добычу там убить, или врага, или дорогу найти правильную… с этим и мужики способны справиться.
- Вот! Нельзя отбирать у них игрушки, от этого мужчины болеют, хиреют и портятся!
- И тебе головная боль, и ему заняться нечем!
- Пусть дерутся и обсуждают «важные дела», зато потом устанут, наорутся и придут к тебе за любовью! – это остальные девчонки включились в обсуждение. Я только глазами хлопала и слушала.
Они еще долго рассказывали мне, как устроен правильный мир, и я не сразу уловила, что вообще-то сами они живут довольно странно, по моим, во всяком случае, меркам.
Началось с того, что Маури вскользь упомянула, что в ее семье восемь жен и двенадцать детей. Я села мимо лавки, хорошо, кто-то успел подхватить меня под локти.
- Сколько жен?!
- Восемь. Это немного, знаю, но мы живем в верхней части долины, а там неудобно строить большие поселения.
- Э… то есть… погоди, - я попыталась разобраться. – Восемь жен и восемь мужей?
Вот что я смешного сказала? А они все как грохнули!
- Нет же, ты что! Разве можно выдержать сразу восемь мужчин в одной семье? – вытирая слезы смеха, ответила девушка. – У нас один муж и господин Синего Лога, Горанду Сильный. Он уже третий год стоит во главе семьи, и он отличный муж и отец. Потому наши матери не спешат сменить его на молодого Шарду, хотя еще годик, и, наверное, придется.
Хорошо, что я уже сидела. Так… вот все слова в отдельности я понимаю. Муж и господин – понимаю. Третий год во главе – понимаю. Не спешат…сменить… - тоже понимаю.
А вот все вместе…
Короче. Хорошо они тут устроились, однако! Типа муж и господин, у него гарем, только гарем этот… честное слово, в какой-то момент я перестала злорадствовать и посочувствовала бедному мужику. Жены должны быть сыты, обласканы, каждой надо уделить внимание и детей не забывать. Мальчиков учить, девочек баловать. И жен баловать – а как же! От опасностей защищать. А еще смотреть, чтобы жена на сторону не сбежала – потому что если ей мало внимания, то холостых самцов, живущих отдельно по внешнему периметру долины, только пальчиком помани! Толпой прибегут!
Вот этот момент мне показался сомнительным, что за… кхм… прости господи. Я это и озвучила, а надо мной только посмеялись. Оказывается, по молодым самцам чаще бегают дочери, а не жены, а уж если жены побежали – значит, грош тебе цена как султану, не оправдал, и все такое. Потому как от хорошего господина жена по кустам не бегает!
Это же правильно – иметь детей от самого сильного и умного самца. И жить веселее вместе с подругами. Все женщины хотят здоровых и способных деток, так что чем у мужика больше гарем, тем больше престижа и… геморроя. К тому же молодые соперники подрастают, и каждый стремится доказать, что он не хуже, может и на поединок вызвать. Но это – только с одобрения электората, то бишь гарема. Иначе непрошенному господину так наваляют… ни один соперник в подметки не годится.
Мне стало любопытно – а куда они переизбранных господ своих девают? Пинком под зад? Оказывается, нет. Тут девчонки весело так переглянулись и начали рассказывать дальше.
Ни один господин больше трех-четырех лет подряд на ниве султанства не выдерживает – самое железное здоровье подорвать можно от такого обилия семейного счастья. И когда-а-то, в древние времена, так и было – приходил новый султан, а старого в утиль.
Но теперь они цивилизованные и за столько веков их мужчины тоже поумнели. Или похитрели.
И теперь работают посменно, вахтовым, так сказать, методом. То есть раз в два-три года устраивается поединок одобренных, обычно постоянных кандидатов, в котором старый султан ритуально проигрывает и удаляется в «мужской дом» отдыхать от семейных хлопот до следующей смены, а актуальный победитель приступает к своим обязанностям. Считается, что женщины не знают об этой хитрости и смиренно принимают нового господина по итогам баттла.
А вот новые семьи и гаремы заводятся вообще прикольно. Молодая девушка присматривается к парням из холостяков, принимает ухаживания и все такое и в конце концов избирает себе «повелителя». Такая пара начинает жить отдельно, жена «гармонизирует пространство», молодой господин усиленно строит дом со всеми удобствами, ухаживает и балует, и если той все нравится – она приглашает… подруг. Так рождается новая ячейка местного общества. Дела-а…
- А если… господин станет совсем старый? Драться не сможет даже ритуально?
- Старики у нас живут отдельно, кто хочет - вместе с теми из жен, что постарели и решили составить ему компанию, кто просто в своем холостяцком доме, куда к нему приходят дети и бывшие жены, - пожала плечами Маури. – Мой дедушка за свою жизнь был господином гарема тридцать два раза, у него пятнадцать дочерей и больше сорока сыновей. Одиночество в старости ему не грозит!

Ромэй:
Да уж, матервестер, я по полной хлебнул отношения к себе, как к оборотню в городе. Недосуществу без прав, с которым и считаться не надо, и объяснять ничего не стоит, просто такой вот довесок к Тайю. Тот-то себя чувствовал прям как дома. Через два тенченя они все напились какого-то взвара и давай брататься и песни петь. Мне, ясное дело, никто ничего не предложил, кроме косых взглядов и оскалов, если делал резкое движение. Кстати, один из геладомардов пить демонстративно не стал, а сел недалеко от меня и начал точить нож. В человеческом образе все мужчины были пышногривыми, красно-рыжими, а клыки у них были крупнее, чем все остальные зубы, и острыми. Очень острыми.
Ближе к вечеру Тай слегка протрезвел, еще раз выслушал, куда именно нам надо идти, где сворачивать и чего опасаться, получил в руки очередную карту и напутственную речь про то, что «одна самка для такого крутого самца – это очень мало!»… «Вы это ей скажите», - фыркнул в ответ довольный лонгвест, и нас повели обратно к шаманке.
Вечер в скалах – это вам не банальный закат в лесу, это такая красотища, что я даже обижаться на этих идиотов перестал, любуясь красно-сине-белыми переливами в небе. Так увлекся, что пару раз Тайю пришлось меня поймать за шиворот, а то бы упал, засмотревшись.
Наконец нас привели обратно в жилище шаманки, обычный деревенский дом из нескольких комнат, причем явно забитый народом под завязку, судя по тихому девчачьему перехихикиванию. Отконвоировали нас в ту же большую столовую, где мы с утра второй раз позавтракали. Там сидела уже знакомая нам женщина – довольно слабый маг-природник, но для геладомардов – великая шаманка. Женщина с умиротворенно-спокойным видом вязала что-то, более всего похожее на разноцветный яркий шарфик, а вот у сидящей напротив нее Тани вид был недовольный, откровенно недовольный. Я сразу напрягся, как и стоящий за мой спиной Тай.
- Ну что же, детка, ты сама так решила, - шаманка оторвалась от вязания и посмотрела на нашу взъерошенную кошку. - И я считаю, что ты поступаешь правильно. Хочешь объяснить мальчику все сама или предоставишь это мне?
Таня подняла глаза и закусила губу. Потом ее лицо приняло то самое упрямое выражение, которое означало, что она на что-то решилась.
- Ром... у нас с тобой теперь добровольная связка альфы и мага. Но... - она вздохнула. - С самого начала она такой не была, я все сделала... силой. И теперь Лели посмотрела внимательно... и увидела, чем все это может кончиться.
- Детка, не волнуйся так, - женщина, отложив вязание, пересела к Тане, приобняла ее за плечи и развернула к себе, но я успел заметить, что в в глазах девушки стояли слезы.
Что-то мне как-то совсем не по себе стало, но тут Тай легонько хлопнул меня по лопаткам, типа успокаивая, но, матервестер, я чуть кашлем не подавился. Хорошо отвлек, качественно!
А Таня, довольно быстро успокоившись, вновь повернулась ко мне и продолжила.
- Ром... понимаешь... вот то, как тебя ко мне тянет... оно может оказаться не... не настоящим. И как меня к тебе... но у меня все пройдет без последствий, через какое-то время. Если пройдет, то есть, если... если оно не реальное, это чувство. А у тебя... если оставим все как есть, то у тебя никогда не будет... другой. Ты сможешь быть... только со мной, причем со временем это все будет усиливаться, и ты опять потеряешь... собственную волю. Я... я не хочу тебя терять, но так нечестно! - она опять упрямо вскинула подбородок, с трудом сдерживая слезы. - Поэтому... Лели сварила отвар... который уберет из нашей связи иллюзию и выправит каналы... Ты можешь его выпить, уснуть, и утром... и утром... – я не отрываясь смотрел ей в глаза, но успел заметить вновь закушенную почти до крови губу. - Утром ты перестанешь так от меня зависеть. Останутся только настоящие... чувства, если они есть! - твердо закончила Таня.

Опубликовано: 05.06.2015

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 82 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 14 человек:

  1. их мужчины тоже поумнели. Или похитрели.
    И теперь работают посменно, вахтовым, так сказать, методом. То есть раз в два-три года устраивается поединок одобренных, обычно постоянных кандидатов, в котором старый султан ритуально проигрывает и удаляется в «мужской дом» отдыхать от семейных хлопот до следующей смены, а актуальный победитель приступает к своим обязанностям. Считается, что женщины не знают об этой хитрости и смиренно принимают нового господина по итогам баттла.

    прям наши президентские выборы и народ в роли жен))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Ромка снова затих — понравилось думать, втянулся.

    Цитата наравне Ванька естдаслушает))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. в наших суровых реалиях я только за мужской гарем))) сожалею, если задеваю чьи-то чувства, но не потянут многие наши мужчины несколько женщин (ну если только разово-трахательные мероприятия, а вот полноценные отношения вряд ли осилят). насчёт женщин я спокойна)))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  4. Останутся только настоящие… чувства, если они есть!

    Сильный ход, для Альфы тем более…

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  5. Это хорошо, что Таня решилась исправить их с Ромкой привязку. Почему то Ромка стал моим любимым персонажем и мне немного за него было обидно, что Таня к нему нему несколько потребительски относится.
    Спасибо, автору :) Надеюсь, этот отвар пойдёт исключительно на пользу для всех))))

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  6. Я так испугалась, что кроме черно-серых грив ничего не увидела.
    А, еще клыки. То есть КЛЫКИ! И еще раз: КЛЫКИ!
    Ей-кошка, таким клыкам любая тигра позавидует, даже саблезубая. Она не умеет выворачивать верхнюю губу почти наизнанку, так, что эти кривые желтые сабли в угрожающе-розовых деснах сверкают на солнце. А их хозяева продолжают оглушительно орать и прыгать вокруг.

    Ну вот как тут не восхищаться авторами? Поразительная точность в описании даже таких, казалось бы, малозначительных, не самых важных деталей (особенно для жанра фэнтези). А ведь именно они, эти детали, как искусные мазки художника, пишущего картину, заставляют УВИДЕТЬ то, что читаешь, поверить в него.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  7. Отличная глава и опять всё неожиданно и сильно. Браво.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  8. Спасибо за главу! Все-таки невероятно сильной личностью надо быть, чтобы вот так взять и отпустить человека, с которым чувствуешь такую связь. Многие бы на месте Тани зарылись в песок с головой и не высовывались оттуда. Ведь так удобнее. Ощущения даже у меня, что ушат ледяной воды на голову вылили. Не представляю, что чувствует Ромка. Авторы — молодцы!

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • Все-таки невероятно сильной личностью надо быть, чтобы вот так взять и отпустить человека, с которым чувствуешь такую связь.

      Я могу, конечно, ошибаться, но мне почему-то показалось, что главная героиня решила пойти по пути пресловутого принципа добровольности, предоставив юному магу свободу выбора (тоже пресловутую, не единажды оговоренную).) Правда, не исключено, что «отпустить» в определённом — а именно, в «фемдомном» — смысле этого слова, оказалось бы далеко не таким приятным для Ромки и обрадовало бы его куда в меньшей степени, чем можно было ожидать.
      Да и что такое магическая связь? Разве любая влюбленность не есть своего рода магия, чары, волшебство и колдовство? Я уже молчу про гораздо более крепкую связь в упомянутом мною «определённом смысле») — связь, которую без преувеличения и без всяких кавычек можно назвать магической.

      Оцени комментарий: Thumb up 0

    • По моему, надо просто быть нормальной личностью))) просто нормальной, потому что когда тебе говорят, что дорогой тебе человек вот-вот потеряет себя и станет напоминать собачку на привязи, то любой нормальный человек согласится все исправить. Ну и потом жить рядом и не знать, любят ли тебя по настоящему или это наведенное… лучше пусть честно дружит, чем навязано любит. Ну если личность в себе уверена и считает, что достойна честной любви ;))) ИМХО =)

      Оцени комментарий: Thumb up +1

  9. Вот это патриархат шиворот-навыворот! Такой подход к взаимоотношениям полов, как у этих камелопардов…геладомардов, мне нравится! :)
    А начало главы такое уютное, так они мило спят втроем в обнимку))) Бедный Ромка, что-то у него черная полоса пошла. Еще и напасть какая-то привязкой. Только и остается ему, бедняге, что вздыхать.

    Оцени комментарий: Thumb up 0

    • С обезьянами — это да, мы решили внести разнообразие в это суровое направление ))))
      Просто мужские гаремы в сетевой литературе представлены в двух вариантах — именно матриархат-фемдомном, как на Венге и более популярный в ЛФР, когда вокруг одной девицы крутится несколько крутых мачо, балующих и оберегающих, но отношение как к обычной девице в патриархате.
      А в женских гаремах условное равноправие я пока только в «Спокойном течение жизни» наблюдала, а так патриархат махровый (*плююсь и морщусь ;)*)
      И тут очень удачно подвернулось реально существующее племя обезьян, гелады — единственные в мире травоядные приматы. У них действительно такое вот устройство общества) Мы дословно можно сказать законспектировали с фильма на ютубе ;)

      Оцени комментарий: Thumb up +1