На халяву 6

Владис:
Мне давно не было так хорошо, хаааискорт! Да даже когда мышь имела меня под легким гипнозом, это было не так... не то... не объяснить. Сейчас я знал, что она делает это потому, что хочет меня... и хочет меня она не потому, что я ей внушил... а потому что...
Думать что-то внятное становилось все труднее и труднее. Внутри тела, от паха... лучами растекалось приятное тепло. Уверенные движения дилдо... в одном определенном ритме... снова дарили легкую боль, смешанную с удовольствием. Я еще прогнулся так, чтобы шарики четко задевали простату... то надавливая... то отступая... усиливая возбуждение и вызывая во всем теле сладкую дрожь. Тепло обжигало, разгораясь... пожар в паху... и дым в голове. Я уже очень плохо соображал... извиваясь от ласк... отдаваясь им. Позволяя женским рукам творить с моим телом все, что пожелает их... и моя хозяйка. Но возбуждение внутри начинало требовать выхода... боль смешивалась с наслаждением. Меня скручивало... тело разрывалось и горело... это был ад. Но мне хотелось, чтобы эта пытка не кончалась... и... одновременно... скорее бы... вот сейчас.... Ну пожалуйста.... Пожалуйста...
Не сдерживаясь, я принялся умолять вслух, шепча сквозь стоны. Но женские руки продолжали мучить и ласкать мое тело. Как-то отстраненно я понял, что еще пара минут - и я потеряю сознание. Извернувшись, я с мольбой уставился в глаза мыш... Алены... просьбу кончить я произносил уже почти в бреду, даже не осознавая, как это унизительно - выпрашивать собственный оргазм. Жар, разлитый по всему телу, резко кристаллизовавшись, устремился обратно, в пах... и вырвался на волю... разорвался на сотни, тысячи маленьких шариков и снова охватил все тело... лишая меня сил.
Нет, сознание я так и не потерял, но упал на пол... прямо в собственную сперму животом... четко осознавая, что в ближайшие полчаса ничто... и никто... не заставит меня подняться.

Но долго валяться мышь мне не дала. И правильно, потому что застывшая на коже сперма - это не самые приятные ощущения. Рядом со мной материализовался стакан с водой. Я вылил его в себя практически залпом и попытался отклеить свою обессиленную тушку от пола.
Марбхфхаискорт! Еще то удовольствие… И тут рядом с моими руками опустилось влажное полотенце. Черти ее расцелуй! Порой мышь ведет себя… потрясающе гениально.
Потихонечку я смог подняться, сначала на колени, потом, опираясь на диван - встал на ноги. Шатало меня после пережитого… искупительного испытания… поимей бесы в рот фантазеров, придумавших такое. Очевидно, выглядел я очень жалко, потому что мышь подхватила меня, позволив закинуть руку ей на плечи. Только опираясь на нее, я смог добраться до ванной. В душевую кабинку я перелез уже самостоятельно, держась за стенку:
- Спасибо. Дальше я сам справлюсь.
Мышь… Хаискорт! Я еще раз оглядел спокойно стоящую рядом со мной женщину. Фигурка неплохая, руки ласковые, глаза… к глазам никаких претензий нет. Губы… засмотревшись, непроизвольно облизнул свои. С губами тоже все отлично. Вообще личико в целом ничего, только очки уродские и волосы всклокоченно-растрепанные. Короче, если в порядок привести, то вполне. Без очков - даже моложе, чем я вначале думал. И вообще на безрыбье и рак рыба… и черт - раком… нечего выпендриваться, надо есть, что дадено. Ну, низшая, ну, не ослепительная красавица… Но ведь женщина же! Жен-щи-на! И не страшненькая, а так… блекленькая слегка. Косметикой ее пользоваться тоже, похоже, не научили. Как и убираться.
Кивнув мне, мышь… черт! Алена кивнула и вышла из ванной, но через полминуты вернулась, чтобы оставить на стиральной машине чистые трусы, футболку и еще один нераспакованный пакет, надеюсь, со штанами.

Из душевой я вылезал без свидетелей, так что не геройствовал и кряхтел в свое удовольствие. Стертые колени начали процесс регенерации, задница ныла… яйца болели… Короче, секс удался. Но при этом приятное чувство удовлетворения распирало изнутри.
Давно мне так хорошо не было! Просто трах… да, с извратинкой, но вполне себе нормальный трах. Без унижений и моральных линчеваний. С ласками, смазкой… и… нет, не с любовью, конечно. Таких сильных чувств я ни разу ни к кому не испытывал. Но положительные эмоции эта женщина у меня вызывала.
Да, просить разрешение кончить было унизительно, как и то, что я полностью потерял над собой контроль от возбуждения. Мышь… Алена же этим не воспользовалась, хотя могла бы.
Светлый не упустил бы такой возможности… Он любил трахнуть меня, как последнюю шлюху, поиметь и в зад, и в рот, и поделиться мною с друзьями. Раз в три дня миадерпиан честно засчитывал его оргазм, а я оставался возбужденным до предела… кончать мне удавалось очень нечасто. Я редко терял над собой контроль настолько, чтобы начать умолять об оргазме, а Светлый разрешал его мне еще реже.
Да, на стиральной машине лежала нормальная мужская одежда! Издав едва слышный победный вскрик, я влез в трусы, штаны, футболку... и задумчиво покрутил в руках носки. Здорово, что они у меня есть, но смысла их надевать в девять вечера я не увидел. Так что просто запихал в карман штанов. Хотя босиком после теплого душа было прохладно. Надо бы попросить мышь купить мне нормальные тапки.
Вздохнув, вышел в коридор, заглянул на кухню - там никого не было. Алена сидела в моей комнате, держа в руках знакомую до боли бумагу - договор.
Подняв на меня глаза, она чуть заметно улыбнулась уголками губ, как-то чуть... иронично.
- Ожил, чудовище? Иди сюда.
Это с чего вдруг я - чудовище? Марбхфхаискорт!
Я плюхнулся рядом с мышью, на диван.
- Ну и что интересного там пишут? - спросил, кивая на договор у нее в руках.
- Гадости в основном, - хмыкнула мышь.
Я потянулся к бумаге, и мне отдали ее прямо в руки. Черти ее... а если я сейчас порву этот договор в клочья? Что произойдет? 'Вряд ли что-то хорошее', - обреченно решил я и уставился на текст документа.
Вначале шел обычный бред о том, что предъявитель сего является владельцем того... то есть меня, марбхфхаискорт!
Дико непривычно было читать документ, являясь не предъявителем, а… объектом, собственностью, рабом.
Я стопроцентно был уверен, что сейчас синяя шкала миадерпиана радостно ползет вверх.
- Читай вслух и будем разбираться, - Алена вздохнула и заглянула мне через плечо. - По-хорошему, надо было это сделать с самого начала, как только я решила оставить тебя... здесь. Мне не все до конца понятно, а ты, товарищ темный, темнишь, как последний засранец.
- С самого начала, или про краткие характеристики и внешние признаки "сей особи" можно опустить?
- С этим я и без тебя разобралась, - хмыкнула мышь и вдруг несильно толкнула меня локтем в бок. - Характеристики те еще. Вредный, наглый, и глаза красивые. Это я и сама вижу. И возраст древний, как у рухляди… антикварной.
Это я-то - рухлядь?! Но даже возмутиться как следует не получилось. Потому что прошлась она по моей внешности и возрасту спокойно и с улыбкой… лукавой такой. И глаза эти ее из-под очков сверкали хитро-хитро.
Уютно как-то с ней стало, как будто она такая родная-родная… ага… черти меня от приворота ущипни!
Я пробежался взглядом по тексту и начал читать:
- Права, обязанности и ответственность сторон. Владелец обязан осуществлять по отношению к своему рабу следующие действия. Первое - ежедневно осуществлять по отношению к рабу болевое воздействие, до тех пор, пока красная шкала миадерпиана не достигнет критической отметки. Второе - ежедневно осуществлять моральное унижение раба, до тех пор, пока синяя шкала миадерпиана не достигнет критической отметки. Третье - не реже, чем раз в трое суток, по исчислению времени того мира, в котором находится владелец, использовать раба как объект для сексуальных игр, до тех пор, пока золотая шкала миадерпиана не достигнет критической отметки.
На первые два пункта мышь морщилась, но кивала, а тут вдруг встрепенулась:
- Так, стоп! А вот с этого момента подробнее. Что значит использовать, как объект? Это, знаешь, понятие растяжимое. Светлюк твой орал исключительно про извращения и неестественность. А в договоре?
- А в договоре перечислены обязательно-необходимые условия для третьего пункта. Первое - раб должен испытывать возбуждение, смешанное с унижением, пропорциональное соотношение может быть равное, или второе должно превышать первое. Второе - владелец должен получить моральное и/или физическое удовлетворение от процесса. Третье - получение рабом морального и/или физического удовлетворения от процесса обязательно-необходимым условием не является.
Я сначала прочел все это, и только потом почувствовал, как пылают у меня уши и щеки. Стыд ударил в голову как-то запоздало. Заодно память постаралась и выбрала самые возбуждающие воспоминания из сегодняшнего… использования меня, как объекта.
Мышь глянула на меня внимательно и остро, куда-то растеряв только что излучаемое ею добродушное сочувствие:
- Не понравилось?
- Сегодня? Знала бы ты, с чем я могу сравнить!
- А, то есть унижаться и терять контроль для тебя нормально, если не бьют и не мучают?
Хаискорт! Хорошо ведь сидим, чего она прицепилась ко мне, как… бесы ее… Едва не отшвырнул договор!
- Нет, конечно!
- То есть ты в курсе, как это противно. И все равно даже не задумался, когда попытался это сделать со мной? И сейчас не особо угрызаешься, верно? - мышь сверлила меня строго-суровым взглядом, от которого делалось не по себе.
- Что я с тобой попытался сделать? - я даже как-то растерялся от ее обвинений.
- Ой, только не надо делать вид, что ты, свинюка ушастая, не пытался сегодня поиметь мой мозг, - мышь смешно наморщила нос и поправила очки. - То, что я сама ворона, и доверилась тебе абсолютно зря, факта не меняет. Пытался. И уже наверняка радовался, что я стану послушная-послушная. Как кукла. Да?
- Я всего лишь усилил те желания, которые ты испытывала! Это другое… Я не хотел сделать тебе плохо. Я хотел… сделать себе хорошо. Понимаешь?
Судя по взгляду, которым меня одарили, понимания там не было. Мышь вздохнула с видом терпеливой мученицы.
- Когда тебя насилуют, против воли, а у тебя все равно возбуждение и оргазм, это уже не изнасилование, по-твоему? Тебе же хорошо сделали.
- Нет, то есть да... То есть нет! - запутала она меня этими своими вопросами. - Когда я сам вроде бы уже и хотел, но стеснялся, а меня взяли и возбудили - это одно. А когда я вообще не хотел, а меня возбудили - это изнасилование, хаискорт!
- Ну а я не стеснялась, - мышь сверлила меня своим серьезным взглядом. - Я не хотела. Такого не хотела. И все время где-то внутри об этом помнила. Тело стало как чужим, очень... мерзкое ощущение. Вот уж кто-кто, а ты должен бы понять. Когда не хочешь, а возбуждение уже не оставляет шансов.
Нет, ну как у нее получается достать меня за две-три фразы?! Перевести из режима полного удовлетворения в состояние «взорвусь от возмущения прямо сейчас» ?! Марбхфхаискорт!
- Да я уже понял, что тебе не понравилось! - теперь всю жизнь будет мне напоминать, бесы ее чем-нибудь оглуши. - Извинился даже... Не буду я так больше!
- Ну и хорошо, - вот пойми этих женщин. Сидела, мозг клевала, и вдруг - раз - и со всем согласилась, успокоилась, даже улыбнулась. Подозрительно, черт побери! - Тем более, когда я опомнилась, тебе больше понравилось. Скажешь, нет? - ну вот, ясно, где собака порылась... И снова эта хитрая улыбка. - Живой человек всегда лучше куклы.
«Когда как», не согласился я с ней мысленно, но вслух, естественно, кивнул. Что я, сам себе враг, что ли? Замяли тему и замяли, все равно еще припомнит... Женщины - они мстительные. И, главное, почему-то обидно, что она разницу между изнасилованием с согласием и без так и не поняла. А я же был прав, бесы всех раздери! Просто вот она такая... особенная. Или просто притворяется, что ей не понравилось.
- Ладно, читай дальше, - напомнила мне мышь, кивнув на договор.
- Владелец обязан обеспечить возможность доступа прежнему владельцу либо его представителям для осуществления контроля за правильным выполнением обязательств, если миадерпиан, настроенный на постоянный магический контроль за выполнением всех условий данного договора, будет систематически сигнализировать о нарушениях режима содержания раба.
- То есть Сволочь Светлая не просто так мне померещилась, - вздохнула мышь. - Пррроверяльщик, мать его... Слушай, сколько лет ты у них там перевоспитывался?
- Ровно сотню, если по вашему времяисчислению. По-нашему не так точно будет, а вот по-вашему сто лет, день в день. Ну и потом три года у Светлого.
- Лажа это какая-то, а не перевоспитание, - уверенно заявила мышь. - И вообще, вся эта история очень странная. Сто лет они тебя... перевоспитывали через задницу, и чего? Почему вдруг решили, что один светлюк справится лучше целой толпы? Ладно, допустим... Но он ведь делал то же самое, что и прежние "воспитатели", только лично и слишком рьяно. Так?
- Наверное. Первые сто лет, что я там у них провел, у меня в голове как один большой кошмар отложились. А вот у Светлого каждый день помню.
- Ну, этот, по всему видно, душу вкладывал, - недобро усмехнулась мышь. - А толку? Нет, я догадываюсь, чему тебя все эти сто лет учили, вот только ты, по-моему, так и не въехал.
- Во что? - я уставился на нее в ожидании, что она вот сейчас скажет, чего от меня все эти сто с лишним лет хотели, я осознаю - и меня отпустят.
Хаискорт, понятно, что наивно, но иногда так хочется верить в сказки!
Мышь вздохнула.
- Ребенок. Фантастика. Вот скажи мне, ты когда... до плена всех, кого хотел, пытал, унижал и трахал, ты догадывался, как оно неприятно с их точки зрения? Наверняка. Но пока сам не побывал на их месте... Думал, что раз ты сильный, то можно?
- Ну да, это закон жизни. Кто сильнее, тот и сверху, - хмыкнул я.
Вот уж это я уяснил почти сразу, как только попал в плен. То есть я и раньше знал, что имею всех, потому что они низшие, а я - Темный. Элита. Ну и раз меня скрутили Светлые, объединившись, то я сделал сразу вывод, что любого сильного может захватить толпа слабых, если они объединятся. Ну, идиот я, на заговоре против родителей не научился. Только когда сам облажался - дошло, хаискорт! Слабые могут объединяться. А против группы тех, кто не сильно уступает тебе в бою один на один, любой сильный - бессилен.
И теперь я сижу на диване со своей хозяйкой, женщиной из низших, из-за своей непроходимой тупости и самоуверенности.
- Ага, - как-то подозрительно охотно подтвердила мышь, а в глазах просто плескалось море иронии. - И чем все кончилось, сильный ты мой? На твою силу нашлась другая. И всегда найдется. И будет делать с тобой то, что ты делал со слабыми. Согласен?
- А я что, спорю?
- Придет, кто посильнее, и нагнет. Или затрах… достанешь слабых так, что они соберутся толпой и тоже морду начистят неслабо. Или задницу, что не лучше. Так стоит ли с самого начала нарываться?
- Да понял я, понял! Вот скоро тебе меня пороть надо будет, - хмыкнул я.
Злиться уже не хотелось. Снова накатила какая-то беспросветная апатия. Затупил один раз, страдать буду всю жизнь. А она у Высших - дли-и-инная.
- Тьфу! - выразительно проявила свое отношение к проблеме Алена. - Напомнил козе смерть... - посмотрела на меня и снова толкнула локтем: - Ну не кисни! Смотри, ведь это прогресс! Ты главную мысль понял и запомнил, пусть и за сто лет, да еще тебе ее этот... Светлюк противный закрепил. А потом тебя у них забрали! Слушай! Ну не кисни же, ведь это точно не просто так! Через сто три года светлой воспиталовки кто-то вдруг додумался, что, кроме мозолей на заднице, у тебя ничего нового не воспитуется, и... Слушай, а ты уверен, что это Светлые тебя в плен взяли и того... педагогируют по мере сил? Тот этот... пузатый продавец, что тебя ко мне приволок, он из Светлых был?
Я задумался.
- В плен точно Светлые брали. И о том, что терпению их наступил предел, потому что грехи мои безграничны… это их рогатая компания вещала. А вот потом тот, кто меня вырубил… вроде тоже Светлый. И тот, кто продавал… Знаешь, вообще-то, я его впервые увидел, только когда он меня у Светлого забрал и в мирок этот перекинул. Кстати, на самом деле он совсем не пузатый, - уточнил я зачем-то.
- Да какая разница... - глаза у мыши стали странные, словно она смотрит внутрь себя. - Вот кажется мне, что тут что-то нечисто. Ладно, - она встряхнулась и стала прежней. - Давай дальше читай.
- Владелец не имеет права продавать и/или перекладывать выполнение обязательств на третьих лиц без предварительного уведомления и письменного согласия прежнего владельца.
- И не собиралась, - хмыкнула мышь. - Дальше.
- Владелец обязан безвозмездно вернуть прежнему владельцу раба, приобретенного на основании данного договора, в случае систематического нарушения владельцем условий содержания, указанных в договоре.
- Хм, а чего тогда Светлюк суетился со своими миллионами? - Алена подозрительно повела носом. - Ох, блин, крутят что-то эти ангельские рожи.
Я пожал плечами и прочел:
- Владелец обязан принять меры по предотвращению бесконтрольного размножения раба.
Хаааискорт! Моя норма унижения перевыполнена на неделю вперед, точно!
Мышь быстро отобрала у меня договор, вчиталась... подняла глаза и выпалила:
- Кастрировать не буду, пошли все нахрен... и вообще!
Я замер с открытым ртом, не в силах произнести ни звука.
- Дурацкий какой-то пункт... и дурацкий договор... - ворчала между тем мышь. - Что значит предотвращать бесконтрольное размножение? А подконтрольно что, можно размножать? Или ты вообще почкованием умеешь?
- Не умею, - прошептал я, чувствуя, что у меня сейчас случится неконтролируемое возгорание от стыда. Да что же это такое, марбхфхаискорт!
- Идиоты... понапридумывали... Так. Не смей бесконтрольно размножаться, понял? Мне тебя одного... выше крыши! И вообще, маленький ты еще, размножаться... или нет? С возрастом твоим надо разобраться, а то ты с одного бока со своими столетиями антиквариат потертый, а с другого - мелочь вредная, невоспитанная. Вот и пойми, то ли тебя под стекло и с лупой изучать, то ли пинка дать, чтобы не выделывался. И не размножался. Тьфу!
- Не смей… - я набрал в рот воздуха, выдохнул, попытался успокоиться. Мышь же не виновата… Она же не знает… - Короче, не буду я размножаться! Ни контрольно, ни бесконтрольно, ни этим… как его… от почки. И я не мелочь! И уж тем более не антиквариат! Мне в пересчете на ваш возраст двадцать один год, ясно?! И... И... И вообще... - я все же отбросил договор, соскочил с дивана... сделал пару кругов по комнате и только потом сел обратно. - Дальше сама читай.
Но мышь читать не стала, даже договор не подобрала с пола. Придвинулась вплотную и неожиданно провела рукой по моим волосам, даже не погладила, а... как-то пропустила сквозь пальцы, ласково и приятно. Потом второй рукой за подбородок развернула мое лицо к себе. И посмотрела на меня без насмешки и унижающей, противной жалости. В ее взгляде было только сочувствие и понимание.
- Ну ты чего, чертенок? Плюнь и разотри, понял? Подумаешь, придурки какие-то написали полную фигню. Они там много чего понаписали, одно другого пакостнее. Вот пусть им и будет стыдно, мордам неумным!
Гнев, распирающий меня изнутри, опасно сконцентрировался в глазах... на всякий случай я их закрыл, боясь расплескать собравшиеся вылиться эмоции... и кивнул:
- Хорошо...

Алена:
- Будем дальше разбираться, или ну его нафиг и пойдем чаю попьем? - вот же придурки, в самом деле! Кто только договор этот составлял? Не стала бы я черта терроризировать его чтением, но там действительно было много непонятного, еще больше подозрительного и до фига чего просто противного.
Пока чертяка отлеживался после своей эффектной, блин, кульминации (он меня даже напугал слегка столь бурным проявлением чувств), я тоже приходила в себя.
В себе было неуютно, непонятно и местами даже незнакомо. Какие-то старые образы и чувства полиняли до полной прозрачности, какие-то новые повылазили изо всех щелей и по-хозяйски устраивались на освободившемся месте.
Чтобы хоть немного призвать к порядку этот разгул и разброд, я занялась делом. Чертячьим, конечно, каким же еще. Поднять, напоить, умыть… сам помылся, молодец. Выглядел чертенок откровенно хреноватенько. Словно его не трахнули, а заездили до полусмерти.
Нет, надо срочно садиться и читать сопроводительную документацию. Сразу надо было, с этого, по-хорошему, вообще следовало начинать! Но я ж, блин, то в сомнениях, то в стремлениях, то пороть, то трахать, мать их крылатую за хвост и об забор!
Пошла, нашла и села изучать. Елки-горелки, это ЧТО?
Я когда на кухне бегло пробежала документ глазами, прежде чем Светлюка шугануть, такого разнообразия… «полезной» информации как-то не заметила. Или у меня глюки, или буковок в договоре стало больше. Заметно больше! Да чертов свиток вообще стал длиннее чуть ли не втрое!
Сжав зубы, начала с самых первых пунктов. Ну, тут все знакомо и понятно. Предъявитель сего… данной особи… бюрократы в нимбах. Особые приметы. Хм… а где у него там родинка? Чего-то я не заметила на чертячьей заднице никаких особых примет. Ну, я и не приглядывалась.
Ага… видовая принадлежность. Демон-оборотень, в скобках уточнение - заблокировано. Ну надо же… аж целый демон, а я все чертенок да чертенок. Интересно, в кого он оборачивается? В колючее или в ядовитое? Или оба пункта сразу? Спрошу потом. Тут пока все понятно.
А вот дальше… Кто вообще придумал этот идиотский документ? Он сам пробовал все эти пункты соблюдать? Особенно когда формулировки одна «прекраснее» другой. Мало того, что противные, так еще и туману полсвитка.
В общем, когда слегка ожившее чертушко выбралось из душа, я как раз думала, что лучше: сразу спустить в унитаз эту… бюрократическую оргию или все же попробовать разобраться.
Разбирались вместе. Причем, то ли я уже немного привыкла к этому неожиданному вторженцу, то ли, блин, во мне гены какого-то рыцарственного предка проснулись не вовремя. Неправильные какие-то гены, с транспарантом «трахнул - женись» на всю ДНК.
Тьфу-тьфу-тьфу на них, я как представила Владиса в белом платье и кисейной фате на макушке, поджидающего меня у дверей страшного места по имени ЗАГС, едва сдержала иррациональное желание взять билет на самолет и рвануть из родной квартиры куда-нибудь не ближе Австралии. Питером, тут, боюсь, дело не решить, догонит…
Ффух… придумается же! А вот поди ж ты, после всех этих совместных пертурбаций и обоюдного секса - он меня в мозг, я его в зад… Короче! Как-то проще с ним стало, что ли. Почти как со своими ребятами в компании. И вот здесь притаилась одна большая… больша-а-ая такая… подлянка.
Нет, строить я могу и своих, если надо. И в лоб дать при случае, и истерику проигнорировать. Даже повоспитывать, в принципе, могу, хотя не люблю ужасно. Но вот пороть и трахать «своего парня», даже не в смысле «любимого», а просто друга… короче, фиговее некуда.
Да понимаю я, что этому вреднючему существу до настоящей дружбы, как на улитке до Китая! В теории лет за сто доползти можно, вот только я так долго не проживу. Но гнобить и строить на пустом месте не хотелось. Ну и не буду.
Вон, он договор почитать хочет, вот и будем разбираться.
Нда… дальше первого раздела мы не ушли. Уж больно пункты подлючие, за какой ни зацепись - или тошнит, или плакать хочется. А еще мелькает странное ощущение на периферии, словно я забыла что-то важное и не могу вспомнить. Раздражает ужасно, причем возникает это чувство ровно в тот момент, когда мы вдвоем смотрим в договор.
Часть этого раздражения выплеснулось прямиком на идиотский пункт о размножении. Ну и чертенка, похоже, забрызгало. Сидит теперь злющий, надутый, а глаза на мокром месте. Если бы просто психанул - послала бы, а сейчас не могу. Ну, дурной, да, воспитывать и учить - моей жизни точно не хватит. Но издеваться - это лишнее.
И снова я мельком отметила, что после сегодняшнего вечера мне легче и проще находиться рядом с ним. И дразнить могу, и утешать - рука спокойно тянется взъерошить еще влажные после душа волосы. Хорошо взъерошиваются, сразу дыбом, очень соответствует настроению.
- Ну, так чего, там пирог остался, с малиной. Пойдем?
- Пойдем, - улыбнулся Владис, как-то по-мальчишески робко и беззащитно. - Только... насчет пирога я бы не был так уверен.
- Весь слопал? - не знаю, чего в моем голосе было больше, восхищения или ужаса. - Ну ты троглодиииит!
- Я не троглодит! Я демон... и у меня растущий организм, который морили голодом! - гордо произнес обжора, продолжая радостно-довольно улыбаться.
- Пошли, демон... Будем дальше твой организм отращивать. Ты только меня не слопай, а то увлечешься процессом отращивания - и привет! Очками подавишься.
Потом дочитаю этот кретинский свиток. Вообще-то я его уже просмотрела по диагонали и некоторые пункты, мягко говоря, удивили. Вот и хотела поспрашивать. Как-то же его прежние... хм... владельцы справлялись. Но, судя по всему, мне этот опыт нифига не подходит. Так что лучше покормлю питомца. Судя по его радостной роже, пожрать этот организм не откажется никогда.

Пирог с малиной действительно кончился. Вот прямо на глазах, когда голодный демон цапнул с тарелки последний маленький кусочек. Да здравствует умная и предусмотрительная я, потому что, словно по наитию, расплатившись за малиновый, вдруг попросила взвесить еще и с черникой.
Может, купить ему мешок муки, коробку яиц и прочие продукты оптом, и пусть потребляет? Хочет так, по отдельности, хочет, после термической обработки, то есть в виде пирогов. Голод не тетка - живо научится.

Блин, Эмма Львовна меня убьет. Я сама, если берусь готовить что-то сложнее бульона из кубика, умудряюсь захрюкать и себя, и помещение в момент и по уши.
Добрая "домомучительница", раз в неделю посещающая меня с целью спасти от утопания в... эммм... Изъясняется сия энергичная дама весьма сочно и не стесняясь в выражениях. Она зашибенная тетка, я ей по гроб жизни готова фимиам курить, но даже ангелы, как оказалось, не без недостатков.
Эмма Львовна энергично наводит порядок в доме и не лезет в мастерскую, за что ей честь и хвала. И весьма умеренное вознаграждение. Но в нагрузку к чистым полам и сверкающему изнутри и снаружи холодильнику обязательно прилагается сеанс воспитательного воздействия и регулярные наезды с целью выдать замуж непутевое существо. Ой!!!! Мама-а-а... Она же придет послезавтра! А куда я черта дену??? Это, блин, все же не кот! В переноску не посадишь и на шкаф не запихнешь!
Елки-иголки! Ну, придется сказать ей что-нибудь… про родственника, наверное. Посмотрим. А чертенку сделаю внушение, чтобы сидел тихо, в разговоры не лез, не грубил, не спорил, не… мамочки… так, короче, проще его с собой забрать в этот день. Посидит в уголке, или вон тоже пусть браслет из мусора сооружает. Решено.
Глядя, как исчезает черничный пирог, быстрее, чем сосулька в духовке, я мысленно прикинула, что покупать надо не один мешок муки, а два. Или лучше три.
Договор этот еще... Может, вот пока оно благостно и занято пережевыванием, как раз быстренько расспросить про остальные непонятки?
- Чудо-чудное, ты наелся? - тоном любящей бабушки поинтересовалась я, когда половина пирога канула в небытие вслед за третьей чашкой чая. - Может, быстро просмотрим твой талмуд дальше, и баиньки?
- Какое тут, леший их всех заплутай, баиньки, - грустно шмыгнул носом чертик. - Вот пирог переварю и ... пороть же надо. Так что давай как раз досмотрим... талмуд, - Владис хихикнул, очевидно, слово понравилось.
- Да тьфу на этот твой режим совсем! - я опять забыла, что мануал по уходу за чертом должен соблюдаться строже, чем у экспериментального боинга. Одну процедуру забыл - и пипец, авария, горим-летим и падаем. - Читать будешь, или я уже сама и только спрошу, что непонятно?
- Ну, я там уже все, что надо, прочел. Бесконтрольно размножаться не буду, обещаю. Так что спрашивай, - благодушно разрешил Темный, откидываясь на спинку стула и начав раскачиваться и поглядывать на меня странно-заинтересованно.
Я сходила в гостиную и принесла брошенный свиток. Принесла, смахнула со стола крошки и развернула гадкую бумажку. Вчиталась. Так... Так... Ну, тут все понятно... Ого! ОГО!
- Слушай, а ты точно уверен, что это тебя мне в рабство продали, а не наоборот? - я возмущенно ткнула пальцем в договор.
Владис уставился на меня во все глаза:
- Не понял! Это ты так сейчас пошутила неудачно?
- Какие нафиг шутки, - я смотрела на договор, как ежик на арбуз, возмущенно и обиженно. Как я на это подписалась? Да даже вот это!!! Глаза сами метнулись выше, к уже прочитанным пунктам. Ну, точно!
- Да ты почитай только! И вдумайся! Вот, пожалуйста! Обязательно-необходимые условия для третьего пункта. Владелец должен получить моральное и/или физическое удовлетворение от процесса. Это что такое? А если я не хочу? Если мне вообще такие процессы не нравятся, или голова у меня в этот день болит, или вообще критические дни? Что значит, я ОБЯЗАНА получать удовольствие? А дальше? Еще не лучше! - меня уже несло по морю гнева, без руля и весел. И я громко перечисляла по пунктам все эти офигеть прекрасные условия:
- Владельцу категорически запрещено оставлять раба без присмотра более чем на сутки, по времяисчислению мира, в котором проживает владелец. Дальше еще круче! Владельцу не рекомендуется, в целях предотвращения вреда обществу по вине раба, оставлять его без присмотра за пределами мест проживания. Гулять только под ручку или на поводке, что ли? Марррразм! О, еще не легче! Владелец несет ответственность! Первое! За физическое и моральное состояние раба. Это Светлюк, что ли, заботился, чтобы ты с тоски не помер? Второе! За все, что совершит раб во вред обществу, находясь без присмотра владельца. Здорово... - я посмотрела на гадкие строчки с такой злостью, что удивительно, как они не загорелись. - Да они издеваются?! Я что, теперь прикована к тебе, дальше шага не отойти, дольше суток не погулять?! Где этот прежний хозяин с пузом, пусть только появится, я ему живо пузо ликвидирую! - мое возмущение не имело границ.
Владис как-то странно хрюкнул... хмыкнул... покашлял в кулак... и заржал в голос.
- Ну, чего ты ржешь! - по инерции надулась я, швыряя свиток на стол. Посопела злобно. Посмотрела на ухохатывающегося паразита. И тоже не выдержала, засмеялась.
Несколько минут мы дружно веселились, всхлипывая и повизгивая в унисон от смеха.
Потом Темный, более-менее успокоившись, с опаской уточнил:
- Ты же не будешь меня приковывать, правда?
- Щаззз, разбежался! - я снова взяла чертову бумажку и стала разворачивать, все еще похрюкивая от смеха. - Я и так при тебе как телохранитель, телокормитель, телопоротель и телотра... сексолог, чтоб оно все сгорело. Только кандалами по квартире звякать мне не хватало. Ты не забывай, что у цепи два конца, и кто к кому прикован - еще большой вопрос! Читаем дальше это убожество?
- Ага... - хихикнул успокоенный чертенок, - с тобой оно реально весело выходит.
- Куда уж веселее. Блин, откуда тут столько пунктов... Я когда машину покупала, бумажек и то меньше было... О! Слушай, кстати, а в кого ты оборотень? - я с любопытством уставилась на парня поверх свитка.
- Неважно, - Темный снова грустно нахмурился и уставился в окно. - Уже все равно ни в кого. Заблокировали... Хаискорт! Но если ты настаиваешь…
Настаивать я не стала и вернулась к чтению.
- Так-с... О, смотри! Тут написано, что тебе можно уменьшить или увеличить регенерацию по желанию владельца. Круто! А у тебя сейчас какая, уменьшенная или увеличенная?
- У меня уменьшенная до разрешенного минимума, - Владис явно заинтересовался и даже задницу от стула оторвал, чтобы подойти и заглянуть через мое плечо в свиток. - Я в упор не вижу. Где ты нашла про это?
-Эм... - я растерянно уставилась в свиток. - Не поняла...
Свиток в моих руках явственно укоротился и пункта о регенерации в нем НЕ БЫЛО! Я сошла с ума? Ндя... Какая досада.
- А ну-ка иди сядь на место! Или просто отойди, не заглядывай.
Владис вернулся обратно и уселся с видом слегка непонятой и немного оскорбленной невинности.
А я снова уставилась на договор. ДА! Все было точно так же, когда я заглядывала в текст ему через плечо. Чувство легкого раздражения и эдакой мысленной чесотки: что-то забыла, а что, вспомнить не можешь и маешься, гоняя непокорное воспоминание из угла в угол.
Стоило чертенку отойти, как чувство исчезло, а забытая мысль проявилась во всей красе, черной дорожкой букв пробежав по бумаге и опять удлинив свиток. Я подняла голову и посмотрела на Владиса.
- Тут есть условия, которые тебе не показывают... Вот это, про регенерацию, вижу только я, и только если ты не смотришь в текст.
- Черти их всех... на тыквы пусти! - фыркнул Темный и заинтересованно уточнил. - Так что там про регенерацию-то?
- Ну что ниже минимальной нельзя... Сейчас. Вот.
И прочла вслух:
- Владелец может уменьшить или увеличить регенерацию раба, но при этом должны соблюдаться условия минимума, то есть полное восстановление через сутки, по времяисчислению мира, в котором проживает владелец и максимума, то есть не выше той, которой обладал раб изначально.
Я задумчиво почесала кончик носа свитком и уточнила:
- А какая у тебя была изначально? Слушай... А если ее вернуть, то тебе и спасатель никакой не нужен будет!
Внимательно слушающий меня чертенок вдруг смутился. Не знаю, о чем он там думал, но на меня уставился умоляющими глазами:
- А давай Спасатель отдельно, а регенерация отдельно, а?
- Это как? - озадачилась я.
- Ну... - Владис посмотрел на меня очень внимательно, потом горестно вздохнул и махнул рукой: - Ладно, уж, давай без спасателя... Зато буду сразу как новенький. Ну, ты же мне ее увеличишь, да?
И столько надежды в этом вопросе, словно ребенку чудо обещали.
А я вот что-то вдруг засомневалась.
- А ты уверен, что твой градусник на это не отреагирует и не увеличит... Дозу и силу необходимого воздействия? Я тебе не барабанщик и не робот-вышибала, по два часа лупить изо всех сил.
Чертенок нахмурился и окинул взглядом стол:
- А давай чуть-чуть увеличим и посмотрим? Знаешь, мне кажется, мой предыдущий что-то подобное проделывал, когда слишком... усердно занимался моим воспитанием.
- Эм... Ну давай. А как это сделать? Тут не написано. Стоп, погоди. Блин, это не договор, а лохотрон какой-то!
Я мрачно смотрела, как под озвученным пунктом о регенерации сами собой проступают новые строчки, более мелким шрифтом. Дождалась, пока свиток-мошенник допишет новые условия, попутно размышляя, что это реально развод. Так вообще что угодно приписать можно уже после того, как договор заключен! Так я и знала, что благостная рожа и претензии на святость - первый признак отпетого кидалы...
Ладно, читаем дальше.
- Увеличение регенерации допускается в следующих случаях: когда в результате действий владельца рабу были нанесены повреждения, которые невозможно излечить за сутки при текущем уровне регенерации. Либо в случае, когда владелец сознательно хочет увеличить дозу воспитательного воздействия, планируя серьезные повреждения раба. В таком случае шкала миадерпиана подстраивается под новые параметры организма раба и соответственно сдвигает планку минимального воздействия, - я мрачно свернула бумагу и прокомментировала: - Пля! Уроды...
Владис на глазах сдулся. Вздохнул. И грустно улыбнулся.
- Ну зато спасатель остается, как я понимаю? - а глаза тоскливые-тоскливые.
- В два слоя, - пообещала я, наскоро проглядывая остальные пункты. И не стала их озвучивать. К чему дразнить чертенка магией или боевыми навыками, наверняка там такая же подляна, это раз, и опасаюсь я ему все это возвращать - два. Он или прибьет кого-нибудь, или намагичит чего не того, а отвечать мне. Про это вон даже отдельный пункт есть. То есть, в любом случае, сказать - только подразнить.
- Ладно, с остальным сама разберусь, - я мрачно свернула документ, подавив желание скомкать и запустить в форточку. Все равно бесполезно, там есть пункт, что при утере или уничтожении гадская бумажка восстанет из пепла силой магии, как какой-нибудь недованхельсенный вампир.
- Давай уже заканчивать вечерние процедуры. Мне еще работать надо, - я вздохнула. Спать мне сегодня не светит…
- Давай, - обреченно согласился Владис и кивнул в сторону большой, замотанной в полиэтилен палки, которую мы еще не распаковали.
- Это ты чего там купил? - на самом деле мне ни фига не интересно, что за зверское нечто скрывается под упаковкой, но моего мнения уже никто не спрашивает. Ровно с того, блин, момента, как запустила в Светлюка скалкой. Обозначила, мать ее, позицию.
- Смотри, - глаза Темного радостно блестели, пока он разворачивал полиэтилен. - Во-от, вещь! Даже не ожидал, что за такие деньги можно купить что-то приличное… Там на сайте форум подержанных девайсов, через магазин же и продают. Смотри, какая красавица!
И Владис положил на стол длинную, гибкую палку…
Я пару секунд недоверчиво переводила взгляд с палки на довольного, как Карлсон на шоколадной фабрике, черта.
- Ты серьезно?! - ко мне наконец вернулся дар речи.
Владис скривился и только на пол не плюнул. Потом очень нежно взял палку в руки, взмахнул ею, со свистом рассекая воздух, поднял на меня восторженно блестящие глаза:
- Красавица! Послушай, как поет!
Подскочив, он, уже стоя, снова махнул палкой, посмотрел на меня, вздохнул... Потом снова загорелся какой-то идеей, схватил меня за руку и потащил за собой в комнату:
- Пойдем, я тебе на диване покажу... ты поймешь! Это красиво, до умопомрачения!
- Нда... - я встала, куда деваться. - Ну, пошли. А по дороге объясни мне одну вещь, пожалуйста. Ты действительно не понимаешь, что тебе этой страхолюдиной предстоит не махать в свое удовольствие, а ровно наоборот? Получать ею по родной заднице, причем, учти нюанс, от человека, в жизни ничего подобного в руках не державшего! Ты уверен, что я этим тебя случайно не пришибу?
- Проводом не пришибла, значит, и с палкой справишься. Моя минимальная регенерация при мне… Ну и потом, по большому счету я этим девайсом нам с тобой жизнь облегчаю. Линейкой тебе вчера почти до морковкина заговенья махать пришлось. У меня голос охрип, пока я на каждый удар «Увау!» выкрикивал, чтобы не так скучно было. Представляю, как у тебя рука устала.
- Ну, спасибо за заботу, - мрачновато поблагодарила я. И добавила: - Одно из двух: ты или все же мазохист, или оптимист. В обоих случаях - неисправимый.
В гостиной я молча забрала палку-страхолюдку из чертячьих лап, взвесила в руке, присвистнула и посмотрела на «подопытного» как на неизлечимо слабоумного.
- Сначала - по дивану! - хмыкнул он, встав за моей спиной и взяв мою руку в свою.
Так... Что-то мне это все подозрительно знакомо... Стоит за спиной, дышит мне в шею, теплыми пальцами осторожно и нежно поправляет палку в моей руке. Все ясно, черт - он и есть черт! Профессионал, фиалку ему в рог!
Так, мозгами не плывем, дорогая. Тем более что сейчас тебя тут даже не на секс разводят, а на... Тьфу. Вот-вот, оно самое.
Я обернулась и посмотрела в совершенно невинную чертовскую рожицу. Он тут же сделал глазки котика из Шрека и бровки домиком. Типа он весь из себя лапочка чертик, ничего такого и не думал даже. Учит вот хозяйку палочкой махать, а вовсе не совращает.
Ну и что мы можем противопоставить данной диверсии? Хха, да как обычно!
Для начала я просто взяла и показала черту язык, сведя при этом глаза к переносице. Сама знаю, что смотреть на эту рожу без смеха почти невозможно, вот и проверим, что у чертяки сильнее - навык соблазнителя или чувство юмора.
Владис улыбнулся, не выпуская мою руку из своих цепких и при этом очень нежных пальцев:
- Не могу сказать, что тебе идет, - практически промурлыкал он. - Но намек я понял. Заметь - никакого гипноза. Я вообще стою у тебя за спиной, - и при этом вторая рука ненавязчиво оказалась у меня на талии. - Есть несколько видов замахов... - продолжил совершенно спокойным голосом Темный.
Стойкий, зараза. Ничего, тут главное даже не его рассмешить, а самой не вестись. А потому всякие «теплые конечности» с талии я ликвидировала, чтобы не мешали сопротивляться, и в отместку, словно случайно, крепко наступила засранцу на ногу. На босую. Любимым тапочком, у которого сверху пушистый розовый помпончик, а снизу мааааленький, но твердый каблучок подковкой. А потом вообще отобрала у него и палку, и свою руку, отступила сторону и повернулась к опасности лицом.
- Так, кошачья твоя морда. Хитрости у тебя прозрачные, как слеза ребенка. И глаза невинные, да, я вижу. В общем, твою попу мне не настолько жалко, чтобы рисковать собственной. Показывай, как этим дрыном машут, я со стороны полюбуюсь.
Владис даже не ойкнул, у него на лице ни один мускул не дрогнул, когда я ему ногу каблуком отдавила. И на то, что я его руки с себя поскидывала - тоже отреагировал с легкой очаровательно-невинной улыбкой, намекающей, что я его подозреваю в чем-то, к чему он ни сном, ни духом, но он меня за это прощает.
- Это не дрын, а трость, - снова взмах со свистом. - Причем, заметь, достаточно толстая.
Мне не с чем было сравнивать, но палка была диаметром миллиметров в десять, и если специалист говорит, что это - толстая, значит пусть так и будет.
- Ну и условно-длинная.
Да, не короткая, это точно.
- Там еще длиннее была, но я подумал, что тебе тяжеловато с ней управляться будет. Для такой трости плечевой замах, - Владис замахнулся так, что палка ушла ему за спину и потом рубанул по дивану со свистом, как будто пыль из ковра вытряхивал, - не подходит.
Да уж, я мысленно представила вместо дивана чертячье тело и поморщилась.
- Замах должен идти примерно вот так...
Он встал удобнее, убедился, что мне точно хорошо видно, отвел руку с палкой чуть в сторону, и резко, неуловимо стремительно рассек ею воздух, звучно впечатав в диван. Я снова вскользь отметила легкое облачко пыли, взвившееся от удара. Мелькнула мысль о ковровой выбивалке и чистке снегом, потом дурное воображение вдруг подменило расставленный в сугробе диван разложенным там же голым чертенком с попой в красивые выбивалочные узоры, и воображаемая выбивалка тут же выпала из воображаемых рук. Я помотала головой, прогоняя навязчивые видения, и сфокусировалась на настоящем.
- Понятно? Повторить сможешь? - на меня посмотрели заинтересованно-вопрошающим взглядом.
- Смогу! - не слишком уверенно, но кивнула, прикидывая, что если с ковром и выбивалкой справлялась, то с чертом и палкой тоже как-нибудь сумею сладить.
Палку мне тут же и вручили:
- Вперед, сделай это... с диваном, - хмыкнул Владис.
Я хмуро зыркнула на непонятно с чего развеселившегося черта. Взвесила палку в руке, перехватила поудобнее. Знаком велела «учителю» отойти и не мешаться. Старательно повторила чертовский «локтевой» замах...
Щелкнуло убедительно. И пыль, если приглядеться, тоже выдала маленький смерчик над диваном. Ндааа... Однозначно мне достался мазохист, если он может восхищаться тем, что - я имела возможность убедиться - разукрасит его собственный зад гораздо круче любой линейки. Даже провод, на мой вкус, и то был легче.
«Учитель» удовлетворенно хмыкнул и принялся раздеваться.
- Сейчас быстренько отмучаемся, потом спасатель и я спать, - почти пропел он. Точно мазохист, а туда же, боль он не любит!
Это чучело зачем-то разделся догола, хотя для того, чтобы обработать чертячий филей, вполне достаточно было просто спустить то, что ниже талии. Но я не стала лезть с указаниями, небось, у них там свои ритуалы, он привык. А мне, в общем, все равно. Почти...
Машинально помахивая палкой, я наблюдала, как Владис подошел к дивану, оглянулся через плечо. Встал ко мне спиной, лицом к своему ложу, расправил плечи, словно красуясь. Ноги тоже чуть расставил, для устойчивости, наверное. И все это под странные, оценивающе выжидательные взгляды через плечо. Это он высматривает, любуюсь ли я неземными красотами или нет? Ну-ну.
В ответ на очередной взгляд скептически подняла бровь и улыбнулась черту, безмятежно и немного насмешливо.
Он хмыкнул, тоже улыбнулся, чуть ли не послав мне воздушный поцелуй, и быстро нагнулся, упираясь руками в диван. Ага, «рабочее поле» выставлено в потолок, можно приступать?
Господи, интересно, я где-то неправильно дорогу перешла, или бродячему гиппопотаму на хвост наступила и не извинилась? За что мне эта...задница?!

Опубликовано: 30.10.2014

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (уже зажгли 47 человек)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »

На плюшки музам и на хостинг сайту:
(указывайте свой емайл!)


Яндекс.Деньгами
Банковской картой

Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 5 человек:

  1. Да уж, опасно со светлыми дела иметь:) чертяка такой обаяшка:)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  2. Черт, он и в Африке черт)

    Оцени комментарий: Thumb up 0

  3. Это просто трагикомедия какая-то. И смешно и жалко всех. И все до слез. Как у героев развивается взаимопонимание «он меня в мозг, я его в зад».

    Оцени комментарий: Thumb up 0